Предлагаемая гостям сайта публикация представляет собой коллективное выступление ряда современных китайских историков, посвященное важным событиям десятилетия icon

Предлагаемая гостям сайта публикация представляет собой коллективное выступление ряда современных китайских историков, посвященное важным событиям десятилетия



Смотрите также:
Структура сайта...
Данная публикация (по журналу «Советская педагогика» 1991,6...
Настоящая публикация представляет собой первое наиболее полное собрание стихотворений и поэм...
Соборность. Державность. Православие...
План Введение Штрихи к портрету Юрия Лотмана Концепция семиосферы Ю. Лотмана...
Руководство пользователя системы управления сайтом (сус)...
2. Мастерство публичного выступления...
История островов Южно-Китайского моря...
-
Программа 18-19 ноября, четверг-пятница...
Целъ программы: формирование научного мировоззрения учащихся в процессе развития знаний о...
Обаяние китайских спортсменок...



скачать
Предисловие переводчика

Предлагаемая гостям сайта публикация представляет собой коллективное выступление ряда современных китайских историков, посвященное важным событиям десятилетия с 1966 по 1976 гг., а именно, советско-китайской конфронтации и последовавшему за ней сближению КНР и США. Как следует из общего заголовка публикации, партнерство с СССР оценивается современной китайской публицистикой, как «изоляция», а нормализация американо-китайских отношений в 1972 г. – как знамение сменившей ее «открытости».

Наряду с хорошо знакомым гостям нашего сайта именем профессора Ли Даньхуэй, среди авторов публикации встречаются новые имена Сюй Яня и Чжан Байцзя. Уровень этих исследователей, к сожалению, явно уступает уровню Ли Даньхуэй – по крайней мере, применительно к рассматриваемой проблеме. В текстах Сюй Яня и Чжан Байцзя встречается, в частности, такие «рецидивы» времен конфронтации, как указание на мифический план СССР нанести по КНР «превентивный ядерный удар» и использование вымышленных цифр при характеристике пограничного конфликта марта 1969 г. Сюй Янь идет еще дальше, приводя ссылку на несуществующее заявление газеты «Красная Звезда» о необходимости «удара возмездия» по КНР, якобы сделанное после событий на границе.

Перевод выполнен по сканограммам оригинального текста публикации, предоставленным давним партнером нашего проекта, историком Д.С.Рябушкиным.


^ ЖУРНАЛ «МИРОВЫЕ ЗНАНИЯ», № 13, 1.07.2006


1966 – 1976: ИЗОЛЯЦИЯ СМЕНЯЕТСЯ ОТКРЫТОСТЬЮ


Авторы: Ню Цзюнь, Чжан Байцзя, Ли Даньхуэй, Сюй Янь, Лю Цзянъюн, Ли Цюньин


Ма Сяоцзюнь

^ КАКИМ МЫ ВИДЕЛИ МИР В ТЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ

с.19


Раскол привел к тому, что КНР и СССР потеряли друг в друге своих самых влиятельных друзей. Чжан Байцзя также считает, что в конечном итоге это привело к тому, что Китай сбросил оковы, выкованные историей советско-китайских «особых» межпартийных отношений, и превратился в самостоятельную силу на мировой внешнеполитической арене.

Чжан Байцзя говорит, что в конце 1950-х – начале 1960-х годов китайская дипломатия добилась серьезных успехов. С другой стороны, нельзя не отметить, что изменение характера советско-китайских отношений, ухудшение отношений с Индией и разрыв между Китаем и Индонезией свидетельствуют о том, что в то же самое время китайская дипломатия допустила ряд серьезных ошибок.

В этот же самый период в КНР началась «Великая Культурная революция», которая нанесла тяжелейший удар по китайской дипломатической работе. Чжан Байцзя считает, наиболее явственными проявлениями левацкого перекоса в китайской дипломатии периода «Культурной революции» являются три:

1. Внешнеполитический курс, основанный на 5 принципах мирного сосуществования был объявлен политикой «Трех примирений и одного недостатка» (примирение с империализмом, ревизионизмом и реакцией, недостаток поддержки мирового революционного движения) и «Трех капитуляций и одного удушения» (капитуляция перед империализмом, ревизионизмом и реакцией, удушение мировой революции). Провозглашение лозунга борьбы с империализмом, ревизионизмом и реакцией привело к тому, что в ущерб налаживанию мирных отношений КНР с другими странами, главной целью китайской дипломатии стала активизация мировой революции.

2. За аксиому внешней политики был принят постулат о неизбежности новой мировой войны. В соответствии с этим был сделан упор на подготовку к упреждающей войне, массовой войне и ядерной войне. Навязывались рассуждения о противостоянии «мировой деревни» (Азия и Африка и Лат.Америка) и «мирового города» (капиталистические страны) и о необходимости подготовки партизанской войны в мировом масштабе.

3. В области пропаганды и дипломатической работы насаждалась создавалась обстановка нетерпимости и агрессивного воздействия на людей. Провозглашались пафосные лозунге вроде «Вступления мира в эру господства идей Мао Цзэдуна», предлагались экстремистские меры вроде «поджога представительства Великобритании».

Чжан Байцзя считает, что в эти десятилетия, в изменчивой мировой обстановке, руководство КНР демонстрировало все увеличивающуюся склонность к девиациям своей политики. Усиливались опасные тенденции поддержки ревдвижений Азии, Африки и Лат.Америки и разжигания мировой войны. Необоснованно положительно оценивались перспективы сотрудничества СССР и США, а также перспективы их вторжения на территорию КНР. Необоснованно завышалась оценка влияния КНР на мировые процессы. В действительности, после распада колониальной системы, в 1960-х годах в капиталистическом мире начался период стабилизации, а темпы роста мировой экономики вновь значительно выросли. К сожалению, эти факты ускользнули от внимания большинства китайских руководителей. С одной стороны, отклонения в китайской внешней политике объяснялись внешними причинами, с другой – с внутренней проблемой нарастания левацких тенденций. После венгерских событий 1956 года Мао Цзэдун поставил на повестку дня вопросы о «мировой классовой борьбе» и о «борьбе с ревизионизмом». Знакомство [руководства страны] с международной обстановкой скоро стало оказывать влияние на выработку внутриполитического курса . Тенденция к нарастанию классовой борьбы внутри страны в 1960-х годах, в свою очередь, оказывала влияние на анализ и оценку мировых тенденций. С разрывом между СССР и КНР завершилась эпоха «односторонней ориентации» Китая на социалистический лагерь. Кроме того, это событие привело к усилению «революционизирующего» фактора в идеологии и повлияло на отношения КНР со всеми прочими странами. Некоторые лидеры КНР (весьма незначительная часть) объективно оценивали внешнеполитическую обстановку и видели главную задачу дипломатии во взаимодействии с национальным экономическим строительством. Однако эта точка зрения не получила распространения и была подвергнута уничтожающей критике».


Ли Даньхуэй (научный сотрудник Педагогического университета «Хуадун», приглашенный профессор Пекинского университета)


^ ПОЧЕМУ В ТОТ ПЕРИОД РАЗРАЗИЛСЯ СОВЕТСКО-КИТАЙСКИЙ ПОГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ?

с.19-20


Вот в такой вот обстановке в 1969 году произошел советско-китайский вооруженный пограничный конфликт. Научный сотрудник Центра исследований истории «холодной войны» при Педагогическом университете «Хуадун», приглашенный профессор Института международных отношений Пекинского университета Ли Даньхуэй раскрывает нам закулисную сторону этого конфликта.

Ли Даньхуэй говорит, что после ухода с политической сцены Н.С.Хрущева (14.10.1964 г.), обе стороны хотели использовать этот случай для улучшения межпартийных отношений. Однако в то же время каждая из сторон ожидала от противника уступок. В начале ноября [1964 г.] Чжоу Эньлай во главе китайской партийно-правительственной делегации вылетел в Москву на празднование 47-й годовщины Октябрьской революции. Министр обороны СССР Малиновский, выпив на праздничном банкете, заявил: «Мы, русские, сбросили Хрущева, вам тоже надо сбросить Мао Цзэдуна!». Чжоу Эньлай, со своей стороны, на переговорах посоветовал новым лидерам КПСС не тащить с собой груз хрущевской эпохи, а, оставив его в прошлом, начать все заново. Оба этих поступка, несомненно, были горстями соли, брошенными на открытую рану советско-китайского раскола. После этого отношения двух партий и двух стран еще более ухудшились.

В январе 1966 г. СССР и МНР подписали «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи», имевший характер военного пакта. Монголия, имеющая общую границу с КНР протяженностью 4500 км, на деле превратилась в угрозу для Северного и Северо-Западного Китая и Маньчжурии. События вокруг Монголии сопровождались наращиванием военного присутствия СССР в районах, граничащих с Китаем. Все это заставило Мао Цзэдуна и других руководителей КНР ощутить военное давление со стороны Советского Союза и недвусмысленно взять курс на подготовку к войне против СССР. В марте 1966 года, на совещании в Управлении Северного Китая ЦК КПК, Чжоу Эньлай указал, что «Северный Китай, возможно, станет направлением главного удара врага и основным театром военных действий». «Поэтому, - продолжал Чжоу Эньлай, - надо принять конкретные меры по укреплению обороны Северного Китая». Со своей стороны, Мао Цзэдун, встречаясь в конце того же месяца с руководителями Компартии Японии, также высказался по поводу советской военной угрозы, заявив: «Мы должны быть готовы к удару ревизионистов, готовы к тому, что они вторгнуться в Маньчжурию, Северо-Восточный Китай, Синьцзян; нанесут удар по центру и из Внешней Монголии двинуться на Пекин».

Как и Ню Цзюнь, Ли Даньхуэй считает, что серьезное впечатление на Китай произвело вторжение СССР в Чехословакию в августе 1968 года. Ли Даньхуэй полагает, что это событие подстегнуло руководство КНР к корректировке внешней стратегии. СССР стал для Китая «социмпериалистической державой».

Одновременно с этим нарастала напряженность на советско-китайской границе. В обстановке леворадикальной «культурной революции», в атмосфере ожесточенной антиревизионистской борьбы, сверху донизу пронизавшей китайское общество, был поспешно принят следующий план военных мероприятий на границе: выбрав подходящее время и место, нанести удар по советским войскам, препятствующим выходу китайских пограничников на острова; не боятся перерастания столкновения в серьезный конфликт и полномасштабную войну. В это самое время КПК готовилась к проведению 9 съезда. Мао Цзэдун полагал, что удар по советским войскам накануне съезда будет способствовать развитию курса на борьбу с ревизионизмом, позволит сплотить партийные ряды и покончить с фракциями; стабилизирует обстановку в стране. Однако Чжэньбаодао еще в ходе первых советско-китайских переговоров по пограничному вопросу планировалось передать Китаю. Советский Союз не стал бы выказывать обостренно-негативную реакцию на действия в отношении этого острова. С другой стороны, остров контролировался советскими пограничниками с 1947 года, т.е. более 20 лет. Организация удара именно в этом месте могла произвести гораздо больший эффект, чем в случае с другими островами. В целом, мероприятие должно было вызвать бурные отклики, способствовать дальнейшему обострению обстановки, однако при этом необходимо было позаботиться и о собственной безопасности. План удара по Чжэньбаодао вырабатывался исходя из этих соображений. Начиная с конца февраля 1969 г., с санкции Мао Цзэдуна и ЦК КПК, Китай планомерно и скрытно готовил контратаку в районе острова. В марте конфликт на Чжэньбаодао разразился.


Сюй Янь (профессор Университета Минобороны КНР)


^ ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ МЕЖДУ КНР И СССР В РАЙОНЕ ЧЖЭНЬБАОДАО В 1969 ГОДУ

с.20-22


Профессор Университета Минобороны КНР Сюй Янь занимается углубленным изучением истории вооруженного пограничного конфликта между КНР и СССР в 1969 году. По его словам, масштабы этого столкновения были невелики. Согласно данным советской стороны, в конфликте погибло 54 советских пограничника, 94 получили ранения. Потери китайской стороны были примерно такими же. Тем не менее, вызванное этим конфликтом вооруженное противостояние СССР и КНР продолжалось долгие годы. Он не только спровоцировал невиданную с 1949 года общекитайскую кампанию по подготовке к войне, но и оказал глубокое влияние на стратегическую обстановку в мире.

Не позднее, чем в августе 1960 г. советская сторона спровоцировала первый пограничный инцидент в районе перевала Буз-Айгыр в Синьцзяне. После провала советско-китайских переговоров по пограничным вопросам в 1964 году, советские пограничники продолжили наращивание сил в пограничной полосе. Они препятствовали хозяйственной деятельности китайского пограничного населения на островах, лежащих с китайской стороны от главного фарватера рек Хэйлунцзян и Уссури. Когда Китай вступил в период «Культурной революции», военное и гражданское население пограничных районов также восприняло «борьбу с ревизионизмом» в качестве своей главной задачи, развернув соответствующую целенаправленную кампанию. После того, как Советский Союз применил военную силу, кампания приобрела характер «большой международной схватки».

Когда в конце 1967 года советские военнослужащие, используя военную силу, запретили китайскому пограничному населению и пограничным нарядам выход на острова Чжэньбаодао и Цилициньдао (Киркинский), с санкции руководства агитационная борьба перешла в фазу палочной борьбы. В ходе одной из схваток под колесами советского бронетранспортера погибли китайские граждане. Наиболее угрожающим признаком для китайского руководства стало выступление генсека КПСС Брежнева в январе 1967 г., в котором он выразил уверенность в том, что «здоровые силы КПК» смогут «покончить с кликой Мао Цзэдуна». Советские войска, расквартированные вдоль советско-китайской и монголо-китайской границ, в ежедневных учениях отрабатывали операции по взаимодействию с этим «здоровыми силами». Они готовились нанести удар по Пекину, повторив свои действия в ходе Венгерских событий. Сюй Янь говорит, что приверженность тогдашнего советского руководства своему традиционному внутреннему мышлению стала главной причиной конфликта.

Сюй Янь подробно рисует картину столкновения. Он говорит, что вторжение советских войск в Чехословакию в августе 1968 года заставило китайское руководство принять меры для обеспечения государственной безопасности. В конце того же года, когда река Уссури замерзла, советские власти обнаружили, что китайские пограничники выходят на Чжэньбаодао, Цилициньдао и другие объекты. Советская сторона двинула против китайских военнослужащих войска при поддержке бронетехники, при этом личный состав китайских пограннарядов регулярно получали ранения и увечья. Ранней весной 1969 года Политбюро ЦК КПК, готовясь к 9 съезду, усилила «борьбу против ревизионизма». В этих условиях столкновение на о.Чжэньбаодао стало кульминацией длительного процесса обострения межгосударственных противоречий СССР и КНР. Во второй декаде февраля 1969 года, в соответствии с решением Центрального военного совета КНР, командование Шэньянского военного округа утвердило план «Превентивной операции в районе Хулинь-Жаохэ» и подготовило военную акцию на о.Чжэньбаодао. 2 марта командование операцией направило 30 с лишним военнослужащих на патрулирование о.Чжэньбаодао. Одновременно две роты пехоты скрытно заняли позицию на острове. В это время советские пограничники, получив разрешение открыть огонь в случае, если это потребуется для выдворения китайских военнослужащих, выслали к острову около 70 человек личного состава. Бой начался в 9 часов 17 минут. В ходе короткого столкновения советские пограничники, потеряв убитыми и раненными более половины личного состава, отошли на свой берег. Китайские пограничники также отступили. По советским данным, число убитых в этом бою советских военнослужащих составило 31 чел., китайская сторона потеряла убитыми 24 человека, 1 человек пропал без вести.

После событий 2 марта 1969 года советские пограничники продолжали выходить по льду на остров Чжэньбаодао. 15 марта, с согласия Центрального военного совета, командование «Превентивной операцией в районе Хулинь-Жаохэ» выслало на остров более 100 пехотинцев при поддержке артиллерии. В тот день советское командование двинуло против китайских военнослужащих более 50 единиц танков и бронетранспортеров, советская артиллерия выпустила по китайской территории более 10 тысяч снарядов. Китайские войска во взаимодействии с артиллерией отбили три советские атаки, уничтожили 2 танка и 7 бронетранспортеров. Во второй половине дня 15 марта Мао Цзэдун, выслушав доклад о событиях на границе, отметил успех операции и сказал: «Больше бить не надо!» После захода солнца советские и китайские войска очистили остров. 17 марта китайские и советские войска вновь вступили в боевое соприкосновение на острове. После этого советские войска не посещали Чжэньбаодао, так как лед на Уссури таял, а сам остров был покрыт толстым слоем снега.

Сюй Янь поясняет, что согласно воспоминаниям командующего Шэньянским ВО Чэнь Силяня, подготовка первой военной акции на Чжэньбаодао заняло 2-3 месяца. Были привлечены разведроты трех армий (по одной от каждой). Каждая насчитывала 200-300 человек. Командование осуществляли только те офицеры, кто имел реальный боевой опыт. Подразделения прошли специальную подготовку. Командование второй акцией, имевшей место 15 марта, напрямую осуществлялось из Пекина. Дело в том, что 9 съезд КПК должен был вскоре начать свою работу, и командующий Шэньянским ВО отбыл в столицу для участия в этом мероприятии. По указанию Центр.военного совета, в столичной гостинице «Цзинси» была отведена особая комната, оснащенная средствами спецсвязи. Из этого помещения командующий округом и осуществлял командование операцией. 9 съезд КПК, открывшийся в середине апреля, пресек деятельность группировок внутри страны и провозгласил лозунги «Объединения и подготовки к войне». Хотя в закрытом докладе на съезде Мао Цзэдун выразил свою радость по поводу столкновений на границе, он также указал, что в официальных документах съезда этим события не следует придавать слишком большого значения».

«Развитие событий зачастую не подчиняется субъективной воле человека. После событий на Чжэньбаодао советская военная газета «Красная Звезда» угрожающе заявила о необходимости нанесения удара возмездия с применением ядерного оружия в целях вразумления «современных авантюристов». Летом 1969 года пассажирские перевозки по Транссибирской магистрали были прекращены на два месяца. Это было связано с переброской огромного количества войск на Дальний Восток. Говоря о необходимости подготовки к войне, Мао Цзэдун имел в виду советскую угрозу. 26 июля 1969 г. советское руководство конфиденциально выступило с инициативой проведения советско-китайской встречи на уровне премьеров. В то же время [советское руководство] придерживалось мнения, что «китайцам надо дать почувствовать реальную опасность: советская сторона сядет за стол переговоров не раньше, чем проучит Китай». Получив отказ китайского руководства на предложение о премьерском саммите, СССР вновь усилил грубый нажим. 13 августа 1969 года он вновь учинил кровавую провокацию – на этот раз в районе Теректы в Синьцзяне. В тот день китайский пограннаряд, насчитывавший немногим более 30 человек, подвергся нападению 300 с лишним советских военнослужащих, поддержанных 10 бронетранспортерами. Все китайские пограничники пали в бою. После инцидента в районе Теректы китайское правительство объявило о возможности начала полномасштабной войны в ближайшее время. Весь Китай превратился в огромный военный лагерь.

В течение многих лет после событий на Чжэньбаодао, Советский Союз держал на границах КНР значительные военные силы и, не прекращая давления, надеялся, что ситуация в Китае, переживавшем трудные времена, повернется в выгодную для СССР сторону. В этот период, в силу поставленного во главу угла принципа «борьбы с ревизионизмом и обороны от ревизионистов», а также в виду иных причин, значительно переоценивали серьезность советской военной угрозы. Чрезмерная сосредоточенность усилий государства на подготовке к войне оказала исключительно неблагоприятное влияние на состояние национальной экономики. В начале 1970х годов ¼ государственного бюджета КНР приходилась на военные расходы. Новые решения правительства увеличили объем военных расходов до 1/3 госбюджета.


Ли Даньхуэй

^ «ПРИКАЗ № 1 ЗАМПРЕДА ЛИНЬ БЯО» - ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ПРИВОДЯТСЯ В ПОЛНУЮ БОЕГОТОВНОСТЬ


Лозунги «борьбы с ревизионизмом и подготовки к войне» не только действовали на нервы представителям силового лагеря в советском руководстве, но и посеяли в душах советских лидеров семена сомнений: а не собирается ли Мао Цзэдун обратиться за помощью к Западу. Образ КНР, образующей «единый фронт» с США, стал кошмаром советского руководства. Чтобы подтолкнуть китайское правительство к переговорам, СССР стал вновь намекать на возможность использования «ядерной дубинки». При этом военные методы также продолжали использоваться. Так, в августе 1969 года советские войска уничтожили китайское пограничное подразделение в районе Теректы в Синьцзяне. 11 сентября премьеры двух стран Косыгин и Чжоу Эньлай провели знаменитые переговоры в пекинском аэропорту. Стороны договорились о главном: восстановить «статус-кво» на границе, прекратить вооруженные столкновения и отвести войска из приграничных районов. Временное соглашение, подписанное главами правительств, состояло всего из четырех пунктов. Премьеры договорились также возобновить переговоры по пограничным вопросам в Пекине с 20 октября того же года.

Реакция Мао Цзэдуна на продолжающие звучать из СССР угрозы применения ядерного оружия и критические выпады против политики самого Мао, была чрезвычайно бурной. Мао Цзэдун заявил, что для советской стороны мирные переговоры – не более чем дымовая завеса, скрывающая приготовления к внезапному удару по КНР. Накануне начала советско-китайских пограничных переговоров, руководители партии и правительства, а также целая армия ответственных работников партийных и государственных структур, занимались распространением кампании «подготовки к войне» на местах. 18 октября Хуан Шуйшэн и другие, на основании «Приказа № 1 зампреда Линя», спустили на места «Срочную директиву» Линь Бяо, предписывающую привести все части и соединения НОАК в готовность номер 1. Вся страна – от столицы до самых дальних гарнизонов – замерла в ожидании войны. Особенно напряженной была обстановка в приграничных районах. «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи» между СССР и КНР фактически прекратил свое действие. Какие-либо связи между двумя странами прервались.

Ли Даньхуэй указывает, что в условиях эскалации Американской войны во Вьетнаме, дальнейшее обострение советско-китайских отношений чрезвычайно ухудшило стратегическую обстановку вокруг КНР.


Чжан Байцзя

^ РУКОВОДСТВО КНР РЕШИТЕЛЬНО МЕНЯЕТ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС

с.22

В сложившейся обстановке руководители КНР пошли на решительное изменение внешнеполитического курса. Сделав шаг к сближению КНР и США, они полностью изменили облик китайской внешней политики и положили начало новому исторически важному этапу в истории дипломатии КНР.

В те годы Китай противостоял одновременно двум могущественным державам – США и СССР. На всем протяжении 1960-х годов лозунг «Борьбы против двух гегемонов» был краеугольным камнем, определяющим структуру китайской внешней политики. Начало «Великой культурной революции» и выдвижение лозунга «Борьбы против империализма, ревизионизма и реакции», казалось, сделали отказ от этого курса совершенно невозможным. Однако именно в конце 1960-х – начале 1970-х годов во внешней политике КНР наметился поразительный перелом.

Чжан Байцзя полагает, что основные причины, побудившие китайское руководство сделать такой шаг, лежали за пределами КНР. Пересмотр внешнеполитического курса Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай начали в 1968 году. Впрочем, первоначальной целью было преодоление негативного влияния «Великой Культурной революции» в этой сфере. Разразившийся в 1969 году советско-китайский пограничный конфликт и связанная с ним угроза советского ядерного удара, заставили китайское руководство осознать первостепенную важность национальной безопасности. В этот период китайские руководители понимали, что сущность Советского Союза изменилась. Из социалистического государства он превратился в социмпериалистическое, одновременно став главным источником опасности для мира и наиболее опасным врагом КНР. Исходя из этого, китайская внешняя политика требовала корректировки в соответствии с изменившейся стратегической обстановкой.

Одновременно с необходимостью изменения внешней политики появилась и возможность для подобного маневра. США также были не против наладить отношения с Китаем. После избрания Р.Никсона на пост президента, перед США стояли задачи преодоления вьетнамского кризиса и ослабления растущего советского влияния. Сближение с КНР с этой точки зрения было выгодным. Соображения собственной безопасности подталкивали обе страны к выходу из длительного периода взаимного отчуждения. Весной 1971 года «пинг-понговая дипломатия» позволила создать благоприятную обстановку для контакта. В июле того же года, в ходе визита в КНР Генри Киссинджера, стороны достигли соглашения о визите в КНР президента США. В феврале 1972 года Ричард Никсон прибыл в Пекин по приглашению Чжоу Эньлая. В ходе визита в Шанхае было опубликовано совместное заявление о возобновлении отношений. Так была заложена основа для улучшения и дальнейшего развития китайско-американских отношений.

Нормализация отношений двух держав повлекла за собой новые события. В октябре 1971 года, на 261 сессии Генассамблеи ООН… [далее автор рассказывает об истории появления КНР среди полноправных членов ООН].


Перевод с китайского Д.В.Ершова, www.damanski-zhenbao.ru




Скачать 149,95 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер149,95 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх