Прокурор в уголовном процессе icon

Прокурор в уголовном процессе


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Программа дисциплины «Особые производства в уголовном процессе» цикл гос впо: сдм...
Учебно-методический комплекс по дисциплине: «Проблемы доказывания в уголовном процессе»...
Рабочая программа дисциплина «Проблемы теории и практики доказывания в уголовном процессе»...
Учебно-методический комплекс учебной дисциплины «теория доказательств в уголовном процессе» Для...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «особые производства в российском уголовном процессе»...
Концепция дознания в уголовном процессе российской федерации и проблемы ее реализации в органах...
Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе...
Задачи и природа кассации в советском уголовной процессе...
Сафуанов Ф. С
Расписание учебных занятий...
Список литературы, справочников приобретенных в 2008 2009 году...
Научно-техническое обеспечение розыскной деятельности в уголовном процессе россии...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
скачать
В.А. ЛАЗАРЕВА


ПРОКУРОР В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ


Самара

Издательство: Самарский университет»

2010


УДК 343.1

ББК 67.99

Л

Р е ц е н з е н т ы:

Заместитель прокурора Самарской области старший советник юстиции

кандидат юридических наук, доцент А.Ф.Галузин,

Доктор юридических наук, профессор А.А.Тарасов

Утверждено в качестве учебного пособия редакционно-издательским советом университета.


Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: Учебное пособие /
В.А.Лазарева. Самара: изд-во «Самарский университет»,2010. 223с.

ISBN


Учебное пособие подготовлено в связи с принятием Государственной Думой ФС РФ в 2007 году законов, существенно меняющих не только полномочия, но и роль прокурора в досудебном производстве по уголовному делу. Автор предлагает читателю современный взгляд на прокурора в уголовном судопроизводстве, как главу обвинительной власти, формирующую государственное обвинение и отстаивающую его в суде. Рассматриваются проблемы отказа прокурора от обвинения и дополнительного расследования, высказываются практические рекомендации. Предназначено студентам, изучающим курсы «Уголовно-процессуальное право», «Прокурорский надзор» и специальные дисциплины основной образовательной программы по специальности юриспруденция, а также программы подготовки магистрантов. Представляет интерес для судей, работников прокуратуры, органов следствия и дознания.


ISBN ©Лазарева В.А., 2010


Содержание стр.

Введение 4

Глава 1.Прокурор как участник уголовного процесса

§1.Процессуальная функция прокурора и формы её реализации. §2.Прокурорский надзор и процессуальное руководство: проблемы соотношения.

§3.Прокурор как субъект доказывания.

§4.Характеристика полномочий прокурора в досудебном производстве.

Глава 2.Прокурорский надзор и судебный контроль в досудебном производстве

§1.Функция судебного контроля в досудебном производстве и формы её реализации

§2. Полномочия прокурора в судебно-контрольном производстве. Доказывание оснований ограничения конституционных прав и свобод.

Глава 3. Прокурор в судебном разбирательстве.

§1.Понятие государственного обвинения. Подготовка прокурора к судебному разбирательству

§2.Полномочия прокурора в стадии судебного разбирательства.

§3.Обвинительная речь прокурора

§4.Отказ прокурора от обвинения и его последствия

Глава 4.Прокурор в стадиях пересмотра приговора и в особых производствах

§1.Обжалование и пересмотр приговора. Продолжение уголовного преследования после вступления приговора в законную силу.

§2. Проблема дополнительного расследования.

§3.Прокурор в особых производствах

Заключение

Список рекомендуемых источников


Введение.

Вопрос о процессуальном положении прокурора в уголовном процессе всегда относился к числу дискуссионных. Прокурор- представитель государственной власти, единой федеральной централизованной системы органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, и его функции не ограничиваются уголовным судопроизводством. В то же время, при рассмотрении уголовных дела в судебных заседаниях прокурор во все времена выступал в качестве государственного обвинителя. Это порождало многочисленные научные дискуссии по вопросу о функциях прокурора в уголовном процессе, так как надзор за исполнением законов и обвинение – понятия не тождественные.

Много путаницы в вопрос о процессуальном статусе прокурора всегда вносил и законодатель, определяя роль прокурора в уголовном процессе в зависимости от конструкции уголовного процесса на том или ином отрезке исторического развития.

Законодательство СССР рассматривало прокурорский надзор как высший и всеобъемлющий, распространяющийся и на сферу осуществления правосудия. Поэтому прокурор, участвуя в судебном разбирательстве при рассмотрении уголовных дел, не просто высказывал мнение по обсуждаемым вопросам, но давал свое заключение, а в случае несогласия с судебным актом приносил на него свой протест. Мнение прокурора в уголовном процессе носило доминирующий характер и суды, формально имеющие право на собственное мнение и самостоятельное решение, как правило, соглашались с его заключением.

Начавшаяся в стране в конце 80-х годов прошлого века судебно-правовая реформа, обратившись к понятию правового государства, приняла идею разделения властей, вследствие реализации которой в России началось становление независимой судебной власти. Это потребовало пересмотра устоявшихся представлений о взаимоотношении суда и прокуратуры, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства. Прокурор не мог более осуществлять надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дела судом, однако отказ от сложившихся традиций происходил в обстановке жарких дискуссий и споров. Сторонники сохранения прокурорского надзора за судом доказывали, что «надзор за соблюдением законности при рассмотрении дел в судах ни в коей мере не ставит прокурора «над» судом»1, поскольку прокурор- представитель высшего надзорного органа и обязан отстаивать более широкий, чем защита, круг интересов»2. «Отказ от прокурорского надзора в гражданском и уголовном судопроизводстве, превращение прокурора из представителя органа, осуществляющего надзор за исполнением законов, в… одну из сторон судебного разбирательства уголовных дел нисколько не способствует совершенствованию правосудия. Наоборот, это существенно ограничило бы возможности прокуратуры влиять на укрепление законности в судопроизводстве, защищать права граждан»3. В то же время большинство прогрессивно мыслящих ученых (В.М.Савицкий, И.Л.Петрухин, Т.Г.Морщакова, С.А.Шейфер и др.) и в то непростое время отстаивали идею независимости судебной власти от прокуратуры, которая в конечном итоге воплотилась в Концепцию судебной реформы в РФ, одобренную в октябре 1991 года Верховным Советом РФ.

Концепция судебной реформы предложила перераспределить в пользу судебного контроля некоторые надзорные полномочия прокурора в досудебном производстве и создала тем самым основы для судебного контроля над уголовно-процессуальной деятельностью и самого прокурора.

Принятая в результате всенародного обсуждении Конституция РФ (1993), а спустя значительное время и Уголовно-процессуальный кодекс РФ (2001), закрепили состязательность в качестве принципа уголовного судопроизводства и разделили всех его участников на две стороны, поставив, таким образом, точку в дискуссиях о соотношении функций прокурора и суда. «Функции обвинения, защиты и разрешения делав отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо» (ч.2 ст. 15 УПК). «Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения…»(ч.3 ст.15). Однако вопрос о статусе прокурора в уголовном процессе не исчерпан и дискуссия о роли прокурора в уголовном процессе продолжается.

УПК РФ относит прокурора к участникам уголовного процесса на стороне обвинения наряду с дознавателем, руководителем подразделения дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа, потерпевшим, частным обвинителем, гражданским истцом и их представителями. Это означает, что на него возложена функция уголовного преследования (ч.1 ст.21: уголовное преследование от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь, дознаватель), однако статья 37 УПК РФ гласит, что при производстве по уголовному делу прокурор призван осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Такая формулировка не может не вызывать вопроса о количестве функций прокурора в уголовном процессе и соотношении уголовного преследования и надзора. И хотя в учебной литературе отмечается, что формулировку статьи 37 УПК РФ не следует воспринимать как доказательства выполнения прокурором двух самостоятельных и равнозначных функций (направлений деятельности)4, это мнение не является единственным.

Недостатки предварительного следствия, препятствующие эффективному доказыванию обвинения в суде, свидетельствуют о серьезных проблемах прокурорского надзора за расследованием, не обеспечивающего его законности. Одной из причин недостаточной эффективности прокурорского надзора за расследованием является сохраняющееся излишне тесное взаимодействие следователя и прокурора в процессе принятия основных решений (о возбуждении уголовного дела, заключении под стражу, производстве обыска в жилище и т.д.), при котором прокурор ответственен за результаты расследования. Попыткой решить эту проблему является Федеральный закон № 87-ФЗ от 05.06.07., разграничивающий полномочия по руководству следствием и надзору за ним и ломающий многие привычные стереотипы. Эти законодательные изменения вызвали в рядах прокурорских и научных работников неоднозначное к себе отношение: достаточны ли оставленные прокурору полномочия для реализации им конституционной функции надзора за исполнением законов при производстве следствия и дознания?

Окончательный ответ на этот вопрос еще предстоит дать практике, наша же задача состоит в рассмотрении не только проблем участия прокурора в уголовном процессе, но и в определении его статуса как участника уголовного процесса, функции и форм её реализации в современных условиях.


^ ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПРОКУРОР КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§1. Процессуальная функция прокурора и формы её реализации.

Прокуратура Российской Федерации, согласно ст. 129 Конституции РФ, составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. Полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры определяются федеральным законом «О прокуратуре РФ» от 17 января ноября 1992 года в редакции от 17 ноября 1995 года с последующими изменениями, включая внесенные законом № 87-ФЗ от 05.06.07 и №214-ФЗ от 24.07.07. Согласно ст.1 закона «О прокуратуре РФ» прокуратура осуществляет надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением действующих на территории РФ законов, а также иные функции, установленные федеральными законами.

В соответствии с частью 1 статьи 37 УПК РФ, в ходе уголовного судопроизводства прокурор уполномочен от имени государства осуществлять уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. В ходе судебного производства, говорит часть 4 этой статьи, прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Такая формулировка вызывает определенные разночтения и требует рассмотрения вопроса о том, какую роль прокурор выполняет в уголовном процессе, иными словами, какова его процессуальная функция.

Вопрос о процессуальной функции прокурора всегда относился к разряду дискуссионных, однако, прежде, чем отвечать на него, следует взглянуть на перечень прав и обязанностей прокурора уголовном процессе, совокупность которых вместе с функцией составляет правовой (процессуальный) статус участника уголовного судопроизводства.

Права прокурора на различных стадиях уголовного судопроизводства существенно отличаются.

^ В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:

1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;

2) выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства;

3) требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия;

4) давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий;

5) давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

6) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК;

7) рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;

8) участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном статьей 125 УПК;

9) разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы;

10) отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК;

11) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи;

12) передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами, установленными статьей 151 УПК РФ, изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с обязательным указанием оснований такой передачи;

13) утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу;

14) утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт по уголовному делу;

15) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков;

16) осуществлять иные полномочия, предоставленные прокурору настоящим Кодексом, в частности, знакомиться с материалами уголовного дела, находящегося в процессе расследования.

В случае несогласия руководителя следственного органа либо следователя с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться с требованием об устранении указанных нарушений к руководителю вышестоящего следственного органа. В случае несогласия руководителя вышестоящего следственного органа с указанными требованиями прокурора прокурор вправе обратиться к Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). В случае несогласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации или руководителя следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться к Генеральному прокурору Российской Федерации, решение которого является окончательным.

^ В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, для этого он представляет и исследует доказательства, излагает суду свое мнение по существу обвинения и другим, возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, высказывает свои предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Прокурор вправе предъявить или поддержать предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов. Пользуясь равными правами с другими участниками судебного разбирательств, прокурор также вправе во время судебного заседания заявлять ходатайства, отводы, выступать в прениях сторон и предлагать суду письменную формулировку по вопросам, необходимость разрешения которых возникает в ходе судебного разбирательства, в том числе и в приговоре суда.

Прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены законом, отказаться от осуществления уголовного преследования. Он может обжаловать судебный приговор или иное судебное решение в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, давать заключение о необходимости возобновления производства по делу в виду новых и вновь открывшихся обстоятельств, участвовать в судебных заседания всех судебных инстанций, пользуясь в них правами стороны.

В соответствии с ч.5 ст.37 УПК РФ, полномочия прокурора, предусмотренные этой статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним и вышестоящими прокурорами. Однако в соответствии с законом «О прокуратуре РФ», в штате районных, городских и вышестоящих прокуратур имеются также помощники, старшие помощники прокуроров, статус которых в уголовном процессе не определен, но которые выполняют функции по поддержанию государственного обвинения, участвуют в судебных заседаниях при рассмотрении ходатайств органа расследования и жалоб на их действия, выполняют иные полномочия. Пункт 31 ст.5 УПК РФ разъясняет, что под прокурором следует понимать Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и иных должностных лиц органов прокуратуры, участвующих в уголовном судопроизводстве и наделенных соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

В соответствии со ст. 54 указанного федерального закона, прокурор, если в соответствующей статье закона не указано иное, это Генеральный прокурор Российской Федерации, его советники, старшие помощники, помощники и помощники по особым поручениям, заместители Генерального прокурора Российской Федерации, их помощники по особым поручениям, заместители, старшие помощники и помощники Главного военного прокурора, все нижестоящие прокуроры, их заместители, помощники прокуроров по особым поручениям, старшие помощники и помощники прокуроров, старшие прокуроры и прокуроры управлений и отделов, действующие в пределах своей компетенции. Помощники прокурора района, города в этом списке не указаны.

В то же время, п.6 ст. 5 УПК разъясняет, что государственный обвинитель- это должностное лицо органа прокуратуры, поддерживающее от имени государства обвинение в суде. Поэтому помощник районного, городского прокурора, являющийся должностным лицом органа прокуратуры, участвует в суде в качестве государственного обвинителя на вполне законных основаниях. Однако законность осуществления им иных функций, в частности, при рассмотрении судом ходатайств следователя и дознавателя, а также жалоб на их действия, вызывает вполне обоснованные сомнения. Думается, что эти полномочия помощникам районного, городского прокурора не принадлежат, а повсеместно сложившаяся практика не соответствует закону. Помощники прокурора района, реализуя полномочия, принадлежащие прокурору, выступают от его имени, они вправе проверять исполнение закона, изучать соответствующие документы и материалы уголовных дел5, но не могут от своего имени принимать властные решения в досудебном производстве- выносить постановления и давать органу расследования указания. Следует согласиться с предложением урегулировать этот вопрос во всех статья УПК, касающихся компетенции прокурора, отразив в них, какие полномочия вправе осуществлять прокурор или его заместитель, какие помощник6, а еще лучше, изложить общее правило о распределении полномочий между прокурором, его заместителями и помощниками в ст. 37 УПК РФ.

Широкий перечень предоставленных прокурору полномочий, позволяющих ему активно участвовать на протяжении всего уголовного судопроизводства, говорит об особой роли прокурора в уголовном процессе. Однако правильно понять эту роль можно только на основе анализа назначения самого уголовного судопроизводства и обусловленной им системы принципов.

Взятые во взаимосвязи назначение и принципы уголовного судопроизводства позволяют увидеть его двуединую сущность. Уголовный процесс, как система действий органов государства и должностных лиц является механизмом реализации государством своего права на наказание лиц, совершивших преступление. В этих целях уполномоченные должностные лица возбуждают уголовные дела, расследуют преступления, формулируют и обосновывают обвинение. Но, осуществляющие такую деятельность, органы расследования обязаны защищать не только потерпевших от преступлений, но и тех, на кого пало подозрение, от необоснованного обвинения в совершении преступлении, осуждения, ограничения прав и свобод. При производстве по уголовному делу защищаются честь и достоинство личности, её неприкосновенность, охраняются права и свободы человека и гражданина, обеспечивается неприкосновенность жилища, тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Подозреваемое или обвиняемые в совершении преступления лицо считается невиновным на протяжении всего судопроизводства, пока его вина не будет доказана обвинителем и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Не обязанный доказывать свою невиновность («ei incumbit probatio, qui dicit, non qui negat”-доказывать обязан тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает), обвиняемый имеет право защищаться от предъявленного ему обвинения, а независимый от сторон суд создает сторонам необходимые - и равные- условия для состязания, оценивая представляемые ими доказательства по внутреннему убеждению и руководствуясь только законом и совестью.

Изложенная система основополагающих правил (принципов) производства по уголовному делу в высшей степени справедлива. Имеющее право наказать лицо, совершившее преступление, государство обязано не только доказать его виновность, но и предоставить этому лицу адекватные средства защиты от обвинения, а обвиняемый обязан понести справедливое наказание, но лишь при условии, что процедура возложения на него уголовной ответственности обеспечивает ему возможность защищаться всеми, не запрещенными законом, способами.

Обязанность доказать вину лица в совершении преступления, отнесенного к предмету публичного обвинения (или обязанность доказывания), несут государственные органы уголовного преследования: органы дознания, следствия и прокурор, образующие в уголовном процессе сторону обвинения (ч.1 ст. 21 УПК РФ), однако формы реализации ими уголовного преследования не одинаковы. Если следователь, дознаватель производят расследование преступлений, в ходе которого обнаруживают и изобличают совершивших эти преступления лиц, то прокурор обеспечивает законность предварительного расследования. В отличие от следователя и дознавателя, прокурор действует как в досудебном, так и в судебном производстве, что позволяет говорить о единстве его роли и назначения в уголовном процессе, то есть функции. Функция прокурора в досудебном производстве обусловлена стоящей перед ним в суде задачей поддержания государственного обвинения. Поддержать государственное обвинение, значит, обосновать в суде утверждение о совершении преступления обвиняемым. Но обвинение формируется в стадии предварительного расследования, и надзор за расследованием, по сути, является надзором за выдвижением и обоснованием обвинения. Он необходим, как средство обеспечения самой возможности направить это обвинение в суд и поддержать его в суде.

Как видим, надзор за законностью предварительного расследования с окончанием досудебного производства трансформируется в поддержание прокурором государственного обвинения в суде, то есть в доказывание виновности совершившего преступление лица. Надзор за законностью расследования и поддержание государственного обвинения- звенья единой цепи принадлежащих прокурору, как органу уголовного преследования, полномочий или формы осуществления прокурором уголовного преследования, само же уголовное преследование- функция прокурора в уголовном процессе.

Закрепив состязательность в качестве принципа уголовного судопроизводства и отнеся прокурора к участникам уголовного процесса на стороне обвинения наряду с дознавателем, руководителем подразделения дознания, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа, УПК РФ, казалось бы, поставил точку в дискуссиях о функции прокурора. Однако вопрос о соотношении уголовного преследования и надзора за соблюдением законов все еще вызывает споры.

Ответ на этот вопрос представляется достаточно простым, если рассматривать его в комплексе с вопросом о сущности предварительного расследования, его целях и задачах. Расследование- это деятельность следователя или- в зависимости от формы расследования- дознавателя, направленная на раскрытие преступления, выявление и изобличение лица, его совершившего. Раскрытие преступления, выявление и изобличение лица, совершившего преступление, и есть стоящая перед органом расследования цель. «Какими бы фактическими данными ни располагал следователь, приступая к расследованию уголовного дела, он свою работу будет строить так, чтобы установить (или подтвердить) вину обвиняемого, а если такового нет- найти его. И эта работа (постановка целей, выдвижение версий, планирование, применение различных тактических приемов) будет подчинена общей цели- изобличению виновного»7. Именно для этого он совершает определенные поисковые, познавательные и удостоверительные действия, принимает процессуальные решения, привлекает лицо в качестве обвиняемого, предъявляет обвинение и совершает иные необходимые действия. В целях обеспечения эффективности этой деятельности, т.е. для достижения задач раскрытия преступления и изобличения виновного, он применяет меры принуждения. «Функциональное назначение его деятельности одно- устанавливать признаки преступления, возбуждать уголовные дела при наличии определенных законом оснований, устанавливать и изобличать посредством собирания доказательств лиц, совершивших преступные деяния, и передавать уголовные дела на них в суд»8, а это и есть уголовное преследование. Определив функцию органов расследования именно как уголовное преследование, законодатель дал основание для вывода о том, что предварительное расследование есть форма уголовного преследования: оно направлено на раскрытие преступления, выявление и изобличение виновного в его совершении лица (п.55 ст.5 УПК РФ).

Такое понимание сущности предварительного расследования прежде затруднялось взглядами на функцию следователя, как на объективное, беспристрастное и всестороннее исследование обстоятельств преступления9 или даже как сочетание обвинения, защиты и разрешения уголовного дела10, которые не только стирали всякие различия между участниками уголовного процесса, но и не позволяли правильно понять соотношение предварительного расследования и судебного разбирательства. Если следователь также полно, объективно и всесторонне исследует обстоятельства преступления, как и суд, то его выводы, основанные на результатах расследования, не менее объективны, чем выводы суда. Судебное разбирательство при таком подходе не могло не превращаться в формальный ритуал, создающий лишь видимость разбирательства дела, все значение которого сводилось к определению наказания.

Следует отметить, что представление о досудебном производстве как форме уголовного преследования и сегодня не является в теории бесспорным. В теории уголовного процесса по-прежнему сильны позиции авторов, которые не согласны с отнесением следователя к субъектам, осуществляющим уголовное преследование. По их мнению, следователь, руководствующийся предписаниями статей 15 и 21 УПК, обязан реализовать в своей деятельности лишь функцию обвинения, игнорируя оправдательные доказательства и равнодушно взирая на обстоятельства и факты, свидетельствующие в пользу обвиняемого»11. Поэтому предлагается «отказаться от одностороннего определения деятельности следователя и дознавателя как только обвинительной» и уточнить, что они «осуществляют уголовное преследование, сочетая его с всесторонним, полным и объективным исследованием обстоятельств дела»12.

С последним трудно спорить. Обвинитель, будь это следователь, дознаватель или прокурор, в погоне за результатом не имеет права быть необъективным, игнорировать факты и обстоятельства, противоречащие обвинению, пренебрегать доводами, приводимыми в защиту обвиняемого. Поэтому вопрос, который ставит С.А.Шейфер,следует ли считать следователя «односторонним обвинителем или же надлежит исходить из того, что он должен объективно исследовать все обстоятельства дела, в том числе и те, которые ослабляют или опровергают обвинение»13, никакой цели, кроме риторики, не преследует. Осуществляемое от имени государства государственными следственными органами и состоящими на службе государства должностными лицами, уголовное преследование, прежде всего, должно отвечать требованию законности (ст.7 УПК). Значит, в процессе уголовного преследования должны соблюдаться закрепленные и гарантированные законом права и свободы участников уголовного судопроизводства, а предъявленное лицу обвинение должно быть основано на достаточной совокупности не только достоверных, но и законным способом полученных доказательствах. Чтобы достичь цели изобличения виновного, следователь обязан выяснить все обстоятельства, имеющие значение для дела, проверить версию обвиняемого, опровергнуть доводы стороны защиты. Доказать наличие оснований уголовной ответственности можно только доказав отсутствие обстоятельств, которые исключают эту ответственность. Это очевидно. «Конечно, действия следователя направлены именно на выявление виновного, а не на установление нейтральных для дела обстоятельств. Но эта деятельность не должна быть обвинительной во что бы то ни стало, расследование должно вестись объективно и всесторонне»,- писали авторы фундаментального труда по теории доказательств еще в 1973 году14. Объективность, полнота и всесторонность расследования- не самоцель, а необходимое условие его эффективности: совокупность доказательств, обосновывающих виновность лица, должна быть такой, которая бы исключала возможность какого-либо другого вывода. Точно также и выполнение органом расследования возложенных на него многочисленных обязанностей по обеспечению прав участников процесса является обязательным условием, при котором результаты расследования обладают свойством допустимости, то есть приемлемы для обоснования обвинения.

Сказанное, однако, не меняет функции следователя, дознавателя, а лишь определенным образом характеризует её. Перефразируя слова С.А.Шейфера, можно сказать, что следователь не «сочетает уголовное преследование с всесторонним и полным исследованием обстоятельств дела», поскольку это создает ошибочное впечатление, что речь идет о двух видах деятельности, а осуществляет уголовное преследование путем полного и всестороннего исследования обстоятельств дела15. Можно сказать и так: полно, всесторонне и объективно исследуя обстоятельства дела (производя расследование), следователь осуществляет уголовное преследование. Расследование или исследование обстоятельств дела не имеет никакой другой цели, кроме обнаружения и изобличения лица, совершившего преступление, а это и есть уголовное преследование.

Возбуждение уголовного преследования совпадает с возбуждением уголовного дела, даже если лицо, совершившее преступление, неизвестно16. Совершение преступления порождает право государства на наказание лица, совершившего преступление, но реализация этого права требует усилий по установлению личности правонарушителя. Поэтому «уголовный процесс должен быть начат, если органы, имеющие право на возбуждение уголовного преследования, располагают данными о совершившемся (или подготавливающемся) преступлении. Лицо, его совершившее, может скрыться. Оно может быть известно органам прокуратуры лишь по приметам и вовсе быть не известным. И все же уголовное преследование должно быть возбуждено»17.

Предварительное расследование, таким образом, выступает формой уголовного преследования и является необходимым условием реализации государством своего права на наказание совершившего преступление лица. Полная реализация этого права возможна только в результате судебного разбирательства, завершившегося обвинительным приговором. Следовательно, в суде уголовное преследование должно быть продолжено. Обвинительная власть должна убедить суд в том, что обвиняемый виновен и заслуживает наказания. Выполнение этой задачи возложено на государственного обвинителя, поэтому поддержание государственного обвинения в суде можно считать второй формой уголовного преследования18, приходящей на смену предварительному расследованию.

Поддерживая государственное обвинение и обеспечивая его законность и обоснованность (ч.4 ст.37 УПК), прокурор представляет и исследует доказательства, полученные, главным образом, в ходе предварительного расследования, поэтому эффективность уголовного преследования, осуществляемого им в суде, целиком и полностью зависит от качества расследования. Если в ходе предварительного расследования не выяснены существенные обстоятельства, нарушены права участвующих в предварительном расследовании лиц, задача государственного обвинителя существенно затрудняется и даже может стать невыполнимой.

Поскольку прокурор выступает связующим звеном между следствием и судом, и поскольку его задача в суде зависит от результатов расследования, прокурор должен иметь, во-первых, определенные рычаги влияния на качество досудебного производства, во-вторых, эксклюзивное право принятия решения о возможности продолжения уголовного преследования после окончания предварительного расследования. Лежащая на прокуроре обязанность доказать в суде виновность обвиняемого, то есть законность и обоснованность предъявленного тому обвинения, обуславливает необходимость осуществления им надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания. Однако поскольку законность расследования и обоснованность обвинения являются условиями эффективной обвинительной деятельности в суде, прокурорский надзор за расследованием правомерно рассматривать как особую форму уголовного преследования. Надзор за законностью досудебного производства – не самоцель, а средство эффективного осуществления уголовного преследования. Отсюда ясно, что на протяжении всех стадий уголовного процесса прокурор в разных формах реализует только одну функцию и это функция уголовного преследования. Поддержание государственного обвинения и надзор за органами предварительного следствия и дознания  формы осуществления прокурором этой функции.

Подчеркивая, что, поддерживая государственное обвинение в суде, прокурор обеспечивает его законность и обоснованность, статья 246 УПК РФ, обращает наше внимание на то, что прокурор осуществляет обвинительную деятельности от имени государства, и что деятельность прокурора в суде обусловлена той ролью, которую он выполняет в силу закона «О прокуратуре РФ», ролью блюстителя законности и прав человека. Поэтому, говоря о прокуроре, необходимо различать его взаимосвязанные функции как государственного органа надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, и как субъекта уголовного процесса, отнесенного к стороне обвинения. Надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия является не только формой уголовного преследования, но и частью, отраслью прокурорского надзора, как государственно-правовой (конституционной) функции прокурора.

Прокурор реализует свою государственно-правовую функцию не только путем непосредственного надзора за законностью в деятельности органов предварительного расследования, но и поддерживая государственное обвинение в суде, так как добиваясь справедливого осуждения и наказания виновного в совершении преступления, прокурор способствует восстановлению законности и правопорядка. Он не осуществляет надзора в стадии судебного разбирательства, как считалось в те времена, когда прокурорский надзор именовался высшим19. В судебном разбирательстве прокурорсторона, не имеющая непосредственных властных полномочий, но реализующая путем поддержания государственного обвинения обвинительную государственную власть. Его задача доказать обвинение обеспечивается всей предшествующей деятельностью органов предварительного расследования.

С учетом сказанного, предварительное расследование, надзор за ним и поддержание государственного обвинения в суде можно рассматривать как взаимосвязанные формы уголовного преследования, то есть деятельности, осуществляемой в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п.56 ст.5 УПК). Участвующий во всех стадиях уголовного процесса прокурор возглавляет обвинительную власть, отделенную от власти судебной в силу разделения государственной власти (ст. 10 Конституции РФ), преломленного в принципе состязательности уголовного судопроизводства. В состязательном уголовном процессе следователь, дознаватель собирают доказательства, необходимые для выдвижения и обоснования обвинения. Надзирающий за этой деятельностью, а затем поддерживающий обвинение в суде прокурор, не только обеспечивает законность обвинения, но и обосновывает его перед судом, добиваясь признания обвиняемого виновным. Предварительное расследование- необходимый, но предварительный, этап уголовного преследования, продолжаемого прокурором в судебных стадиях уголовного процесса. Возглавляющий иерархию государственных органов уголовного преследования и завершающий уголовное преследование в суде, прокурор несет всю ответственность за результаты обвинительной деятельности. Лежащее на прокуроре бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, нуждается в правовых средствах обеспечения законности предварительного расследования.

Возвращение прокуратуры к своей изначальной роли представлять обвинительные интересы государственной власти в делах уголовных путем осуществления преследования совершивших преступления лиц, изобличения их в досудебных стадиях и обвинения в суде не умаляет её роли в укреплении законности и правопорядка в стране, а наоборот, обеспечивает эффективность и целенаправленность её правоохранительной деятельности.

Нельзя сказать, что это мнение разделили все и сразу. В 90-е годы прошлого века еще сильны были позиции тех, кто пытался представить государственное обвинение как способ осуществления прокурором функции надзора. Высказывались опасения, что лишение прокурора этих полномочий может привести к еще большему числу нарушений законодательства, к судебному произволу», поэтому прокурор должен иметь средства реагирования на нарушения судом закона, ибо таким образом он “способствует функционированию судебной власти в рамках закона и справедливости”. Такие взгляды выдавали озабоченность определенных кругов укреплением независимости суда, усилением судебной власти и закономерным распространением её влияния как на органы расследования, так и на прокуратуру.

Как это ни странно, но и в современных условиях некоторые авторы все еще находят основания для утверждения, что прокурор не является носителем обвинительной функции даже в судебном разбирательстве, не говоря уже о предварительном расследовании. Согласно этой странной логике, прокурор, идущий в суд поддерживать государственное обвинение, не имеет внутреннего убеждения в виновности обвиняемого. Оно у него может быть сформировано, как у суда, только при реализации принципа непосредственности исследования доказательств. Обвинительное заключение (которое он уже утвердил, согласно этой логике, не имея внутреннего убеждения) – лишь повод для начала деятельности в суде, а прокурор, который инициировал эту деятельность, «идет в суд как представитель органа надзора»20. Впрочем, по мысли цитируемого автора, именно обвинением, зачастую, заканчивается надзорная деятельность прокурора в суде21, поскольку в итоге судебного разбирательства внутреннее убеждение в виновности подсудимого у прокурора, надо полагать, все же формируется.

Интересен вопрос об объекте прокурорского надзора в суде в интерпретации А.С.Барабаша. Судя по содержанию анализируемой работы, ранее закрепленное в законе право прокурора реагировать на любые нарушения закона, от кого бы они ни исходили, не ставило прокурора над судом, а вот «доведение до логического конца представления о прокуроре как об обвинителе, ставит суд в такую зависимость от последнего, в какой он никогда не был и не мог оказаться в рамках понимания его роли в суде как органа надзора»22. Такие представления для данного автора не удивительны, поскольку, не признавая состязательности уголовного судопроизводства (находя ей место исключительно в прениях сторон23), он, кажется, искренне тоскует о прежней модели уголовного судопроизводства, которое осуществляла «отлаженная система органов государства, призванных охранять существующий строй»24. А ведь еще И.Я. Фойницкий писал: “Несомненно, что в существе прокурорской власти заключается функция охранения закона, но она принадлежит прокуратуре по отношению к власти правительственной, а не по отношению к власти судебной… Если же при судебной власти поставить еще другого, дополнительного стража закона в лице прокуратуры, то наступает двоевластие и колебание авторитета судебной власти”25. Поэтому о том, осуществляет ли прокурор надзор за судом, не может быть и речи26.

Итак, деятельность прокурора в уголовном процессе, обусловленная его государственно-правовой функцией надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением действующих на территории РФ законов, направлена на обеспечение реализации уголовного закона, привлечение совершивших преступления лиц к уголовной ответственности. Являющаяся уголовным преследованием, эта деятельность реализуется прокурором в досудебном производстве в форме надзора за законностью предварительного расследования и в судебном производстве в форме поддержания государственного обвинения. Осуществляя свои полномочия, прокурор вносит свой вклад в реализацию назначения уголовного судопроизводства, определенного в статье 6 УПК РФ, как защита прав и законных интересов личности, что опять-таки согласуется с его полномочиями по надзору за соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина, выполняемыми в силу Федерального закона о прокуратуре РФ (ст.26).

Рассмотрим с этих позиций полномочия прокурора в досудебном производстве.






оставить комментарий
страница1/9
Дата17.10.2011
Размер2.77 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
плохо
  1
не очень плохо
  2
средне
  2
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх