Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10 icon

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10


Смотрите также:
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10...
Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10...
56 заседание судебного процесса по делу милиционеров...
Защита по уголовному делу Львова...
87 заседание судебного процесса по делу милиционеров Правобережного ровд...
19 июля 2010 года – 10 часов 00 минут...
Дело №22-730/1 Постановление о частичном удовлетворении замечаний защитника на протокол...
Об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу...
Заседание было открыто молитвой в 12: 56. Протокол предыдущего заседания...
Заседание было открыто молитвой в 14: 05. Протокол предыдущего заседания...
Заседание было открыто молитвой в 13: 04. Протокол предыдущего заседания...
Заседание было открыто молитвой в 13: 00. Протокол предыдущего заседания...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать

Подсудимый Ходорковский М.Б.: «Ратибор» Вы помните.

Свидетель Золотарев П.С.: «Ратибор» помню, а вот это я не помню.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: ЗАО «ЮКОС-М».

Свидетель Золотарев П.С.: да.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: включалось, да?

Свидетель Золотарев П.С.: да. Все, которые с «ЮКОСом», они точно включались.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: компания «Фаргойл», «Ратмир».

Свидетель Золотарев П.С.: по-моему, да. «Фаргойл» известен, там, «Ратмир» тоже, кажется, они включались.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: компания «ЮКОС Экспорт Трейд».

Свидетель Золотарев П.С.: да.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: компания «Эвойл».

Свидетель Золотарев П.С.: «Эвойл» тоже знакомое название.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: компания «Энерготрейд».

Свидетель Золотарев П.С.: по-моему, существовала.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: компания «Yukos Finance B.V.».

Свидетель Золотарев П.С.: да, это известно, по-моему, тоже.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: а «ЮКОС СНГ Армения»?

Свидетель Золотарев П.С.: это я не помню.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: «ЮКОС СНГ Инвест».

Свидетель Золотарев П.С.: «Инвест»?

Подсудимый Ходорковский М.Б.: «Инвестмент», зарегистрированная в Армении, я извиняюсь.

Свидетель Золотарев П.С.: это я не могу вспомнить.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: «Yukos Capital S.a.r.l.»?

Свидетель Золотарев П.С.: по-моему, включалась, но я не помню. Я еще раз говорю, все с «ЮКОСом», они, вроде бы, должны быть наши.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: помните, не помните?

Свидетель Золотарев П.С.: не помню.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: в данном случае вопрос именно такой, понятно, что все вспомнить трудно, то, что помните. Компания «Brittany».

Свидетель Золотарев П.С.: да, по-моему, она включалась. Кажется, казначейство, что ли.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: еще три компании, и что Вы о них помните. Такие названия – «Nassaubridge Management Limited», «Fiana Limited» и «Dansley Limited».

Свидетель Золотарев П.С.: последнюю я не помню. «Nassaubridge», кажется, была. Вторая компания?

Подсудимый Ходорковский М.Б.: «Fiana Limited».

Свидетель Золотарев П.С.: не на слуху. «Nassaubridge», это я помню, а по последней что-то не могу вспомнить.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: возможно, Вам известно, что компания «PricewaterhouseCoopers» отозвала свои аудиторские заключения в отношении отчетности компании «ЮКОС», и в связи с этим она направила письмо на имя конкурсного управляющего Ребгуна и председателя совета директоров Геращенко. Данный документ находится в томе 131 л.д. 309-312. В этом документе компания «PricewaterhouseCoopers» ссылается на некоторые обстоятельства. Прошу представить данный документ свидетелю для обозрения.

Подсудимый Лебедев П.Л.: не возражаю.

Защитник Клювгант В.В.: не возражаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: не возражаю.

Защитник Купрейченко С.В.: не возражаю.

Защитник Мирошниченко А.Е.: не возражаю.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: не возражаю.

Государственный обвинитель Смирнов В.Н.: не возражаю.

Суд,

Постановил:

Ходатайство подсудимого Ходорковского М.Б. удовлетворить, представить свидетелю для обозрения том 131 л.д. 309-312 копию письма «PricewaterhouseCoopers» от 15 июня 2007 года.

Свидетель Золотарев П.С. обозревает том 131 л.д. 309-312 копию письма «PricewaterhouseCoopers» от 15 июня 2007 года.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: прошу Вас пояснить суду, что Вам известно о факте аффилированности компаний «Behles», «Baltic» и «South» с акционерами компании «Group Menatep Limited», и каким образом данный факт влиял, то есть, аффилированность, неаффилированность, на следующие показатели консолидированной отчетности?

Свидетель Золотарев П.С.: на самом деле, по этим трем компаниям, мне не известно об их аффилированности. Задавались вопросы аудиторами в свое время по поводу этих компаний. При мне никаких торговых отношений с этими компаниями не было. Все вопросы относились к периоду до прихода моего в компанию, и до периода той отчетности, которую готовило мое управление, какие-то годы мне кто-то из коллег говорил, что проводилось специальное расследование по просьбе членов совета директоров, по-моему, при выходе формы Ф-20, которое проводил, по-моему, «Pricewaterhouse» или какая-то из компаний аудиторских, близких к нему, а может быть, они и сами проводили разбирательство, и не нашли никаких фактов, которые бы свидетельствовали о материальном влиянии на отчетность, так сказать, даже если бы они были, так сказать, аффилированными. Если бы они были аффилированы и имели материальное значение для отчетности, то они должны были бы быть раскрыты в списке аффилированных лиц, в специальном разделе консолидированной финансовой отчетности. А исходя из этого документа, там вскрылись какие-то им сведения, спустя определенный период, и по бухгалтерскому стандарту они должны были бы, так как никто не правит уже вышедшую отчетность, они могут отозвать свое заключение, но в новом заключении и в новой отчетности, нового периода, раскрыть все факты, которые были им не известны или могли повлиять как-то на качество их аудиторского заключения. Но мне не известны факты, связанные с этими тремя компаниями.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: я Вас прошу уточнить, что Вы подразумеваете под материальным влиянием, Вы использовали такой термин, и конкретно меня интересует, насколько существенно или каким образом аффилированность или неаффилированность данных компаний должна была оказать влияние на показатели консолидированной отчетности? Интересуют два показателя – выручка от реализации продукции и консолидированная прибыль. Поясните, пожалуйста.

Свидетель Золотарев П.С.: естественно, все в первую очередь обращают на существенность оборота. Но существенность оборота – это не самый главный показатель. Более важным показателем является финансовый результат в виде прибыли или убытка. И если это превышает тот порог чувствительности в виде тех 3-5 процентов, о котором мы говорили, мы можем экспертов позвать, они скажут точную цифру, то если это превышает больше этого порога, то это существенный, значимый параметр, если он в этих больших цифрах ничтожно мал, то трудоемкость и качество информации, причем, сбор такой большой информации, огромной компании, где работают сотни, там, десятки тысяч человек, с многомиллиардными оборотами, там есть определенные допущения, это вписывается в определенные арифметические погрешности, на это никто бы не стал уделять внимание, так как существенно качество экономической информации, предоставляемой пользователям этой информации, не могло оказать влияние.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: то есть, когда Вы говорили о материальном влиянии, мы имели в виду именно это.

Свидетель Золотарев П.С.: да.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: а сейчас скажите, пожалуйста, в практике Вашей работы в компании, аффилированной с акционерами компании «ЮКОС», со мной и с иными лицами, но не включаемой в периметр консолидации, в качестве имеющегося в этом суде примера я назову банк «Менатеп», он Вам известен?

Свидетель Золотарев П.С.: да.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: эти компании, их прибыль Вами прибавлялась к прибыли компании «ЮКОС» для показания консолидированной прибыли компании «ЮКОС»?

Свидетель Золотарев П.С.: нет, аффилированные компании не включались в консолидированную, это другая категория, вообще, лиц, они не включались в консолидированную финансовую отчетность, а события хозяйственной и финансовой деятельности, связанной с такими субъектами, должны были быть описаны в специальном разделе отчетности, и там описывалась, там были разделы, которые оказывали взаимоотношения с аффилированными лицами. По-моему, по «Менатепу» такие были раскрытия, о том, какие там существуют взаимоотношения.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: я так понимаю, что те компании, которые Вам были известны как аффилированные с акционерами компании «ЮКОС», в частности, со мной, но не включенные в периметр консолидации «ЮКОСа», Вами к финансовым показателям «ЮКОСа» не прибавлялись?

Свидетель Золотарев П.С.: конечно, нет.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: я извинился заранее за странный вопрос. Аудиторы заявили, что руководство ряда российских аффилированных с компанией «ЮКОС» юридических лиц не контролировало деятельность этих юридических лиц, и напротив, эти юридические лица полностью контролировались непосредственно руководством компании. Суд в данном конкретном случае интересуют те компании, если они относятся к этому разделу Вашего понимания, которые из списка, которые я Вам называл, то есть, не вообще все, а из списка, который я Вам называл, когда спрашивал, включались в консолидированную отчетность или не включались. В отношении этих компаний что Вам известно об обстоятельствах, о которых упоминает аудитор? Было это ему известно, не было это ему известно, и что Вам известно вообще на эту тему?

Свидетель Золотарев П.С.: я не могу никак ответить на этот вопрос, потому что все, что мне было известно, было включено, если у нас не было сведений или фактов, подтверждающих, более того, мы обращались, и в общении с аудиторами, потому что у них инструментарий анализа был даже более такой серьезный, и не было фактов. Дело все в том, что у нас в подразделениях работало большое количество бывших аудиторов из «КПМГ», «Pricewaterhouse», «Артура Андерсена». И эти люди, они профессионально, свою честь, они же общаются, у них профессиональное сообщество, утаить какую-то информацию было невозможно. Даже наличествовало какое-то общение же, работали вместе, столы стояли рядом, бумаги передавали, кофе ходили пить. Это же люди, вместе работавшие. Мы приглашали в компанию работать людей из разных аудиторских фирм, у нас работало несколько сотрудников руководителями подразделений из «PricewaterhouseCoopers». Поэтому я, в общем, полагался на их профессиональный уровень. И все люди в управление были приглашены, кстати, с рынка, у нас там не было людей из, как, группы «Менатеп», что называется.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: я тогда уточню вопрос. Когда Вы отвечали на вопрос по поводу того, что означает включение компании в периметр консолидации, Вы уточнили, в частности, и тот факт, что это означает, что органы управления компании «ЮКОС» оказывают существенное влияние на финансово-хозяйственную деятельность данной компании. Уточните, пожалуйста, каким образом должна была модифицироваться отчетность консолидированная, если бы Вам был сообщен факт, что степень влияния на эти компании со стороны компании «ЮКОС» настолько велика, что она, компания «ЮКОС», ее направление, полностью контролирует деятельность этих вот консолидированных компаний?

Свидетель Золотарев П.С.: если у нас были бы свидетельства, мы не могли проводить следствие, но свидетельства, все это, полностью контролируют, то это однозначно к включению. Если таких фактов не было доступными нами средствами, то, по крайней мере, мы должны были бы отдельно раскрыть хозяйственные и финансовые взаимоотношения как с зависимым обществом.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: Вы уже включили их как консолидированных. Теперь Вы узнаете факт, вот то, что здесь написано.

Свидетель Золотарев П.С.: что они не консолидированы.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: нет, что они настолько консолидированы, что они контролируются абсолютно, то есть компания «ЮКОС» не просто влияет на их финансово-хозяйственную деятельность, а вот как здесь написано, что «полностью контролируются непосредственно руководством компании».

Свидетель Золотарев П.С.: тогда должны были быть, наверное, включены.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: приведу пример – «ЮКОС-М» 100% принадлежит «ЮКОСу». Должен ли был привести этот факт, знание Вами этого факта, что степень контроля настолько высока над консолидированной компанией, к какой-то модификации отчетности?

Свидетель Золотарев П.С.: нет. Допустим, мы, опять же, такая экспертная оценка, 100% вышло, 100% попало в компанию, 100% продано, прибыли – копейка. Значит, для внешней, самой консолидированной отчетности 100% оборота по реализации, и так то же самое, это копейка, если она материальна, то ее надо было бы раскрыть в результате, если она нематериальна, меньше погрешности, ошибок, которые осуществляются, то, так сказать никакого результата бы и не было.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: в данном пункте аудиторы сообщили, что ряд российских аффилированных юридических лиц, то есть нас в данном процессе интересуют те лица, которые я назвал, и те, которые были включены в периметр консолидации, уже были включены, аудитор установил, что руководство компании «ЮКОС» не просто контролировало, а полностью контролировало…

Свидетель Золотарев П.С.: это как? Одно и то же.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: так написано.

Свидетель Золотарев П.С.: я не понимаю.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: это градация между «контролировала» и «полностью контролировала», должно ли было как-то модифицировать отчет?

Свидетель Золотарев П.С.: беременна или чуточку беременна.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: прошу представить свидетелю для обозрения том 103 л.д. 8-9 копию документа под названием «Совещание по позиции компании в отношении активов АКБ Менатеп, вопроса раскрытия в отчетности 1998-99 сделок приобретения данных активов, формирования позиции по потенциальным вопросам и рискам в этой связи».

Подсудимый Лебедев П.Л.: не возражаю.

Защитник Клювгант В.В.: не возражаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: не возражаю.

Защитник Купрейченко С.В.: не возражаю.

Защитник Мирошниченко А.Е.: не возражаю.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: не возражаю.

Государственный обвинитель Смирнов В.Н.: не возражаю.

Суд,

Постановил:

Ходатайство подсудимого Ходорковского М.Б. удовлетворить, представить свидетелю для обозрения том 103 л.д. 8-9 копию документа под названием «Совещание по позиции компании в отношении активов АКБ Менатеп, вопроса раскрытия в отчетности 1998-99 сделок приобретения данных активов, формирования позиции по потенциальным вопросам и рискам в этой связи».

Свидетель Золотарев П.С. обозревает том 103 л.д. 8-9 копию документа под названием «Совещание по позиции компании в отношении активов АКБ Менатеп, вопроса раскрытия в отчетности 1998-99 сделок приобретения данных активов, формирования позиции по потенциальным вопросам и рискам в этой связи».

Подсудимый Ходорковский М.Б.: аудиторы заявили, что они были ознакомлены с документами, свидетельствующими о том, что компания осуществила значительные платежи для погашения обязательств, которые имели перед АКБ «Менатеп», и что полная информация о характере таких операций и отношений была нам предоставлена в ходе наших аудиторских проверок. Вот та информация, которая была предоставлена аудиторам, мы это видели из оглашенного в суде допроса аудитора Дага Миллера, заключалась вот в этом протоколе, который я Вам представил. Скажите, пожалуйста, что Вы помните, если помните, об этом совещании, и что имелось в виду в рамках этого обсуждения?

Свидетель Золотарев П.С.: самого совещания я, честно говоря, не помню, участников помню визуально. Наверное, было бы моими домыслами или соображениями по этому вопросу. Аудиторов волновало, они задавали вопросы по многим хозяйственным операциям. Операции с потенциально связанными, аффилированными или зависимыми обществами особо их интересовали, и этому уделялось особое внимание, чтобы там не было никаких невыгодных сделок за счет компании. И если там была какая-то экономическая выгода, в этих операциях, то это не являлось никакой проблемой. Все равно это надо было описывать, по-моему, в отчете. Если там потенциально возникали какие-то риски, это описывалось с особой тщательностью и раскрывалось с особой тщательностью в отчете, не более того. Потому что мы всего лишь, еще раз говорю, фиксировали факт события. Меня, наверное, пригласили в связи с запросом аудитора, я, как представитель подразделения, который с ними контактировал, пытался выяснить, что же произошло в те годы. Это май 2000 года, относится к 1999 году. И, как правило, подразделение не было в курсе онлайн событий, мы узнавали об этом постфактум.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: я хотел бы попросить Вас уточнить, на этом совещании либо в рамках каких-то других обсуждений с Вами данной проблемы не ставилось ли перед Вами, или не обсуждалось ли в Вашем присутствии задача сокрыть от аудиторов факт совершения подобных сделок, я имею в виду, не подобных, а сделок, связанных с выкупом долгов банка «Менатеп», операций с долгами банка «Менатеп» и так далее, ввести аудитора в этом отношении в заблуждение?

Свидетель Золотарев П.С.: мне не известно такого вообще, чтобы кто-то оказывал давление на тем более что моими руководителями все эти годы являлись люди, так сказать, иностранного подданства, очень щепетильные, и этого не было ни разу, и даже такого вообще быть не могло. Но вопросы трактовки, они присутствовали. Люди, юристы, функциональные подразделения, объясняли, как, что делать. Скрыть невозможно было. Потому что если оборот попадал в поле зрения, с отдельным юридическим лицом, как нашего подразделения, так и аудитора, сразу возникала переписка, задавались вопросы, все это фиксировалось.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: правильно ли я Вас понял, что Вы не слышали ни на этом совещании, ни на каком другом, чтобы ставилась задача скрыть какие-то обстоятельства от аудиторов?

Свидетель Золотарев П.С.: нет, такого мне не известно просто.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: такого не известно. Да, и поясните, пожалуйста, суду, каким образом операции с долгами, если помните, операции с долгами банка «Менатеп» отражались, и отражались ли на основных параметрах, основных показателях консолидированной отчетности? Я имею в виду опять же два показателя – это выручка и консолидированная прибыль.

Свидетель Золотарев П.С.: к выручке это не имело никакого отношения, и не могло иметь с точки зрения и техники операций, и техники ее отражения, финансовый результат – либо прибыли, либо убытки, через строку «финансовая деятельность» должны были быть отражены. Я не помню вообще сути операций, честно говоря, 10 лет назад было, но уверен, что это должно находить отражение в отчетности, в определенном параграфе, в специальном, где раскрывалась суть финансовых операций, тем более что все нетипичные операции тщательно должны были раскрываться, это стандарт.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: правильно ли я Вас понял, что данные операции на выручку компании не влияют, а на показатели консолидированной прибыли могли оказать влияние в той части, прибыль или убыток суммарный был получен от этих операций?

Свидетель Золотарев П.С.: да, именно так.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: что Вы помните об обсуждении проблемы, связанной с раскрытием информации о платежах, сделанных акционерами «Group Menatep» в пользу определенных физических лиц, которые входили в состав высшего руководства компании в период ее приватизации? Я Вам не буду предъявлять непосредственно этих документов, но чтобы В вспомнили, о чем идет речь, речь идет о договоре между акционерами «ЮКОСа», такими как Подсудимый Ходорковский М.Б., Лебедев и так далее, с одной стороны, в лице «Group Menatep Limited», и такими лицами как Муравленко, Иваненко, Казаков, Голубев, с другой стороны, по которому от реализации акций «ЮКОСа», принадлежащих нам, мы обязывались этим людям заплатить определенные денежные средства. Что Вам об этом известно, об обсуждении этих вопросов с аудиторами?

Свидетель Золотарев П.С.: я, по-моему, в этих обсуждениях не принимал участия, только прочитал информацию на сайте при раскрытии структуры акционеров группы «ЮКОС». Больше сообщить ничего не смогу, потому что не помню.

Подсудимый Лебедев П.Л.: группы «Менатеп».

Свидетель Золотарев П.С.: группы «Менатеп», да, наверное, скорее всего, группы «Менатеп», там раскрывалась структура собственности. Это происходило в какой-то этап подготовки формы Ф-20, я могу некорректно ответить.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: как должна была повлиять на отчетность консолидированную, и нас волнует опять же два параметра – выручка и прибыль, знание Вами факта, что между одними акционерами компании «ЮКОС» и другими акционерами компании «ЮКОС» происходят определенные расчеты в рамках продажи ими принадлежащих им пакетов акций?

Свидетель Золотарев П.С.: к компании это никакого отношения не имело, это все происходит за периметром компании, поэтому в отчетности компании это никак не отразилось, это, извините, Ваше личное дело, с кем Вы рассчитываетесь и как, продаете, не продаете.

Судом объявляется перерыв.

11 часов 40 минут – судебное заседание продолжено в том же составе.

Подсудимый Лебедев П.Л.: Вы посмотрели письмо Миллера и Турчиной об отзыве аудиторских заключений. Это том 131 л.д. 309-312. Посмотрите, пожалуйста, внимательно на это письмо. А есть ли в этом письме ссылки хоть на одно аудиторское доказательство? И есть ли в этом самом письме ссылки на то, что какие-либо аудиторские доказательства к этому мнению «PricewaterhouseCoopers» прилагаются?

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: Ваша честь, он заставляет свидетеля делать анализ документа, оценивать доказательство.

Вопрос снят.

Подсудимый Лебедев П.Л.: Петр Сергеевич, Вы этот текст смотрели?

Свидетель Золотарев П.С.: второй раз вижу. С утра видел один раз, а сейчас второй раз.

Подсудимый Лебедев П.Л.: ответьте, пожалуйста, суду, есть ссылки в этом документе на аудиторские доказательства?

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: Ваша честь, это уже наглость. Сделайте замечание, пожалуйста, с занесением в протокол в отношении Лебедева.

Вопрос снят.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, пожалуйста, из Вашего опыта работы в «ЮКОСе», связанной с консолидированной финансовой отчетностью, обязан ли аудитор свое мнение подкреплять, то есть «Pricewaterhouse», аудиторскими доказательствами?

Свидетель Золотарев П.С.: я, честно говоря, не сталкивался с таким. Мы предоставляли доказательства тех или иных событий, и первичную документацию компания предоставляла. А они высказывают суждение о тех или иных фактах финансово-хозяйственной деятельности, и там со ссылкой на ту первичную информацию, которую мы предоставляли. Мне не приходилось сталкиваться с тем, чтобы у нас там был какой-то состязательный. Аудитор может либо принимать, либо не принимать те факты, которые мы излагаем.

Подсудимый Лебедев П.Л.: было ли Вам известно, Петр Сергеевич, что документы, которые представляют аудируемые компании, и являются, в том числе, аудиторскими доказательствами?

Свидетель Золотарев П.С.: я не очень понимаю вопрос.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: Ваша честь, это общетеоретический вопрос. Мы допрашиваем свидетеля, а не специалиста. Ваша честь, снимите вопрос, пожалуйста, и сделайте замечание Лебедеву с занесением в протокол.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, пожалуйста, знаете ли Вы и проходили ли Вы когда-либо обучение в области Международных стандартов аудита?

Свидетель Золотарев П.С.: да, я проходил. Я проходил в курсе магистратуры бизнес-администрации, хотя я не являюсь сертифицированным публичным бухгалтером, у меня нет, не защищен, так сказать, профессиональной категории CPA, у меня есть MBA Finance. Я занимался в основном вопросами только специализированными с нефтегазовой отраслью в Институте нефти и газа в Лондоне как бы, так как я работал до этого, до «ЮКОСа», в нефтяной компании. А специалисты, которые работали подо мной, имели такие сертификаты.

Подсудимый Лебедев П.Л.: а стандартам отчетности Вы где-то обучались? И если да, то каким стандартам финансовой отчетности?

Свидетель Золотарев П.С.: общие стандарты отчетности.

Подсудимый Лебедев П.Л.: МСФО, US GAAP, UK GAAP и так далее?

Свидетель Золотарев П.С.: US GAAP, да, но сертификационного экзамена я не сдавал.

Подсудимый Лебедев П.Л.: мои вопросы связаны по «ППО» (постановлению о привлечении в качестве обвиняемого) с выяснением разницы между консолидированной финансовой отчетностью Группы «ЮКОС» и индивидуальной бухгалтерской отчетностью открытого акционерного общества «Нефтяная компания «ЮКОС» по Российским правилам бухгалтерского учета. У нас здесь основная проблема. Скажите, пожалуйста, было ли Вам известно, что «Юганскнефтегаз» является стопроцентным дочерним предприятием «ЮКОСа»?

Свидетель Золотарев П.С.: если это есть в отчетности, да, это было известно, общеизвестный факт.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, пожалуйста, – Вы уже, правда, ответили на вопрос Михаила Борисовича – правильно ли я понимаю, что при Вашей работе Вы видели отчетность «Юганскнефтегаза»?

Свидетель Золотарев П.С.: да, мы ее получали.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, пожалуйста, отчетность «Юганскнефтегаза» составлялась по Российским правилам бухгалтерского учета?

Свидетель Золотарев П.С.: да, по российским стандартам РСБУ (Российские стандарты бухгалтерского учета).

Подсудимый Лебедев П.Л.: было ли Вам известно, что ЗАО «ЮКОС-М» является также стопроцентной дочерней компанией «ЮКОСа»?

Свидетель Золотарев П.С.: да, было известно.

Подсудимый Лебедев П.Л.: а получали ли Вы индивидуальную отчетность Нефтяной компании «ЮКОС» по Российским правилам бухгалтерского учета?

Свидетель Золотарев П.С.: как юридического лица ОАО «НК «ЮКОС» по РСБУ мы получали.

Подсудимый Лебедев П.Л.: поясните, пожалуйста, суду принципиальную разницу, где что отражается, на каком примере. У нас в обвинении описаны операции между компанией «Юганскнефтегаз», добывающим предприятием, и торговой компанией ЗАО «ЮКОС-М». «Юганскнефтегаз» стопроцентно принадлежат «ЮКОСу», ЗАО «ЮКОС-М», которое покупает нефть у «Юганскнефтегаза», также на 100% принадлежит компании «ЮКОС». Поясните, пожалуйста, суду, отражалась ли эта операция по продаже «Юганскнефтегазом» нефти ЗАО «ЮКОС-М» в индивидуальной отчетности Нефтяной компании «ЮКОС», составленной по Российским стандартам бухгалтерского учета?

Свидетель Золотарев П.С.: нет, не отражалась.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, пожалуйста, а эта операция в консолидированной финансовой отчетности Группы «ЮКОС» отражалась?

Свидетель Золотарев П.С.: в консолидированной отчетности Группы «ЮКОС» результаты выявлялись и отражались в консолидированном балансе, в отчете прибылей и убытков, соответственно, Cash Flow, и, соответственно, в сегментной отчетности.

Подсудимый Лебедев П.Л.: теперь мы как раз и подходим к вопросу. Поясните, пожалуйста, суду принципиальную разницу между индивидуальной бухгалтерской отчетностью Нефтяной компании «ЮКОС», составляемой по Российским стандартам бухгалтерского учета, и консолидированной финансовой отчетностью Группы «ЮКОС», которая составлялась компанией по стандартам US GAAP. Для чего это делалось, зачем? Простите, Петр Сергеевич, зачем создавали целые управления? Вы уже пояснили, что отчетность по российским стандартам и «Юганскнефтегаза» была, и самого «ЮКОСа» как юридического лица была, и ЗАО «ЮКОС-М» и прочих российских юридических лица была. Зачем составляли консолидированную финансовую отчетность Группы «ЮКОС»?

Свидетель Золотарев П.С.: любая консолидированная финансовая отчетность дает наиболее полное представление об экономической и хозяйственной деятельности корпорации, группы лиц, группы компаний, которые имеют общность контроля, общность акционеров, и дает корректное экономическое представление о процессах, проистекающих в результате деятельности, несмотря на то, что это большая совокупность юридических лиц, исполняющих свой специфический функционал. Поэтому консолидированная отчетность в общепринятой практике наиболее полно отражает сущность процессов и результаты. А вопросы отдельного юридического лица будут вырваны из контекста, не будут полным раскрытием, не будут давать полной экономической картины происходящего. Потом, US GAAP, он все-таки имеет особенность в том, что он раскрывает будущие стоимости, переоценивает активы с точки зрения будущих финансовых потоков и реальной экономической стоимости. То есть там совершенно другая, если РСБУ это все-таки более налоговое, фактографическое отражение, оно имеет больше налоговую направленность – изначально имело, сейчас уже меняются эти стандарты – но в целом, особенно в тот период, когда шло только совершенствование законодательной базы и регулирования, выпускались ПБУ там, тогда полные, так сказать, выходили, большой поток ПБУ, российских стандартов, которые как раз и корректировали сущность отчетности ближе к экономическому восприятию, но все равно вышло, кстати, и есть стандарт российской консолидированной отчетности, который тоже уже близок, но пользователи непонятны. А пользователь международных стандартов, или стандартов по стандартам ОПБУ, Общепринятых бухгалтерских стандартов США – это общепринятая практика, особенно для нефтяных компаний.

Подсудимый Лебедев П.Л.: является ли консолидированная прибыль Группы «ЮКОС», отражаемая в консолидированной финансовой отчетности по стандартам US GAAP, прибылью открытого акционерного общества «Нефтяная компания «ЮКОС» как юридического лица? И если есть у Вас какие-то пояснения и комментарии, просьба точно так же пояснить.

Свидетель Золотарев П.С.: с точки зрения формального российского права, ОАО «НК «ЮКОС» имеет только прибыль юридического лица, которая получена на данном юридическом лице и сформирована на данном юридическом лице. Но с точки зрения общепринятых стандартов международных, и в том числе для фондовых рынков, акционерам компании принадлежит вся консолидированная прибыль, которая находится в периметре отчетности, консолидированной отчетности финансовой компании, заверенной ее аудиторами. Таким образом, экономическая сущность и формальная юридическая сторона здесь, как бы раздваиваются. Вот и весь ответ.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, а между показателями консолидированной прибыли и прибыли юридического лица, я имею в виду консолидированной прибыли Группы «ЮКОС» и прибыли юридического лица Нефтяной компании «ЮКОС», была разница? И если да, то в чем она заключалась?

Свидетель Золотарев П.С.: такая разница должна быть, потому что часть прибыли образуется на отдельных юридических лицах, которые принадлежат ОАО «НК «ЮКОС». Эта разница будет очевидной, потому что она создается на отдельных юридических лицах, хоть экономически принадлежит всем акционерам, но юридическое лицо «НК «ЮКОС» формирует от своей хозяйственной непосредственной деятельности свой финансовый результат. Поэтому в индивидуальной отчетности компании ОАО «НК «ЮКОС» будет один финансовый результат, консолидированная отчетность будет иметь более корректный экономический смысл. Понятно, что не только доходы, но и расходы формируются в разных юридических лицах, на разных переделах. Не только добыча, там и логистика, там и переработка, перевалка, трейдинг – колоссальное количество переделов, и, естественно, сформировать корректную экономическую информацию сопоставимую. Она сделана, в первую очередь, консолидированная отчетность, для сопоставимости с показателями по стандартам с другими участниками рынка, чтобы можно было выявить корректное отношение и понимание себестоимости, удельных параметров себестоимости, удельных параметров доходности и всех остальных параметров, по которым инвесторы, инвестиционное сообщество может судить об эффективности деятельности той или иной корпорации.

Подсудимый Лебедев П.Л.: Петр Сергеевич, давайте вот какой пример поясним. Скажите, пожалуйста, известен ли Вам такой нефтеперерабатывающий комплекс в Литве «Мажейкяй Нафта»?

Свидетель Золотарев П.С.: да.

Подсудимый Лебедев П.Л.: скажите, пожалуйста, это было консолидированное предприятие?

Свидетель Золотарев П.С.: да.




оставить комментарий
страница2/6
Дата17.10.2011
Размер1.41 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
хорошо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх