Эквивалентность в российском гражданском праве icon

Эквивалентность в российском гражданском праве


Смотрите также:
А. М. Яковлев 25 ноября 2010 года...
План курсовой работы введение : Обязательство как гражданско-правовой институт...
«Юридические лица в российском гражданском праве»...
Д. О. Тузов Продажа чужой вещи и проблема защиты добросовестного приобретателя в российском...
Д. О. Тузов Продажа чужой вещи и проблема защиты добросовестного приобретателя в российском...
Кызы наследование по завещанию в российском и французском гражданском праве...
Универсальность кондикционного обязательства в российском гражданском праве...
План работы введение: глава изучение института наследования: § Основные теоретические положения...
Тематика лекций по гиап (для очной формы, 2011-2012 уч г.)...
Тема Понятие и виды личных неимущественных прав в гражданском праве > Понятие и содержание...
Представительство в гражданском праве...
Юридические лица в современном гражданском праве...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


РОМАНЕНКО НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВНА


ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ

В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ


Специальность 12.00.03 –


гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право


Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Ростов-на-Дону – 2009

Работа выполнена на кафедре гражданского права ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет».


Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

^ Асланян Наталья Павловна


Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Лапач Владимир Александрович;

кандидат юридический наук, доцент

Рузанова Валентина Дмитриевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Байкальский государственный

университет экономики и права»


Защита состоится 19 декабря 2009 г. в 12-00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.208.26 по юридическим наукам при ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 88, ауд. 302.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет».


Автореферат разослан « 17 » ноября 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент К. П. Краковский


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Потребности дальнейшего развития и совершенствования гражданско-правовой науки требуют усиления внимания к фундаментальным теоретическим понятиям, позволяющим более полно отразить сущность гражданского права и характер общественных отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования. Такие потребности вызваны изменениями, происшедшими в последнее десятилетие прошлого века во всех сферах общественной жизни, переориентацией экономики на рыночный путь развития и осуществлением новой гражданской кодификации. В числе указанных изменений и отказ общественных наук от методологического монизма, вылившийся в правоведении в поиски «нового правопонимания», и приведший к появлению различных концепций «парадигмального» характера – «либертарной», «феноменолого-коммуникативной», «диалогической онтологии права в эпоху постмодерна» и т. д. Однако изменение правового мышления и подходов к исследованию правовых реалий затронуло, главным образом, общую теорию права и, например, в цивилистике отклика не находит. Главным и кардинальным изменением цивилистического правопонимания явился отказ от признания публичного характера гражданского права и возврат на путь классического отечественного понимания гражданского права как права частного.

Представляется, что для цивилистики это огромный, поистине «революционный» шаг, который позволяет избавиться от негативных тенденций недавнего прошлого, но при этом не только вернуть в научный оборот классические творения дореволюционных цивилистов, но и сохранить цивилистическое наследие советского периода, не подвергая его ревизии на предмет соответствия установкам постмодерна, которыми являются релятивизм, отказ от истины, как в научном познании, так и на практике, а также «новое представление о социальной реальности». Более того, этот шаг представляется единственно верным, а следование классическим цивилистическим подходам – вполне достаточным для успешного решения задач, стоящих перед гражданско-правовой наукой.

Однако одного признания возврата на путь частноправовых традиций недостаточно для действительного возврата на этот путь. Необходим перелом в научном цивилистическом мышлении, который состоит в признании высочайшего значения гражданско-правовой теории и отказа от представления о юриспруденции, как деятельности, направленной исключительно на совершенствование законодательства; отказа от ориентации научных исследований на поиск пробелов в законе. «…Правоведение призвано изучать не только и не столько нормативную базу… Концентрация внимания 99 % ученых-юристов на вопросах толкования и обновления законодательства принципиально противоречит запросам практики. В обстановке, когда большинство юридических норм попросту не выполняется, выработка новых или разъяснение действующих актов в значительной мере утрачивает смысл»1, – отмечают Б. И. Пугинский и Д. Н. Сафиуллин и восклицают: «Парадоксально, но юридическая наука в первую очередь стремится заниматься тем, в чем ее возможности наиболее ограничены – разработкой законопроектов»2.

Расценивая данные рассуждения как наставление начинающим правоведам, соискатель предпринял попытку отойти от сложившейся в цивилистике традиции проведения диссертационных исследований в догматическом русле, руководствуясь при этом призывом С. А. Муромцева «эмансипироваться из-под гнета стремлений и задач, обладающих непосредственно-практическим интересом…, определить, согласно современному состоянию науки, соотношение различных научных задач и вопросов и найти посредствующие звенья между теоретическими задачами правоведения и практическими потребностями современной гражданской жизни»3, а также исходя из установки, что главная задача гражданско-правовой науки – поиск и изучение социальных закономерностей, получивших преломление в праве, влияния этих закономерностей на правовое развитие в целом и правовое регулирование в частности, оценка адекватности их отражения в нормативном материале. Поводом к подобному решению послужило отношение гражданско-правовой доктрины к категории «эквивалентность», которая оказалась обойденной научным вниманием.

Как известно, наибольший удельный вес в числе отношений, регламентируемых гражданским правом, имеют товарно-денежные отношения, которым присущи признаки возмездности и эквивалентности. При сравнении места, занимаемого понятиями «возмездность» и «эквивалентность» в цивилистической науке, можно обнаружить, что первое не раз становилось предметом монографических исследований, в то время как второе таким исследованиям не подвергалось. Представляется, что причины этого кроются в вышеуказанном понимании исследователями целей и задач цивилистики. В гражданском законодательстве закреплены и понятие возмездности, и презумпция возмездности, но ничего не говорится об эквивалентности. Данное обстоятельство вполне объяснимо, поскольку «эквивалентность» является научным понятием высокой степени абстракции; это есть фундаментальная теоретическая категория, которая в тексте закона закрепления не получила и, возможно, никогда не получит, что, тем не менее, не умаляет ее значения в правовой теории. Но в то же время данное обстоятельство негативно сказывается на исследовании указанной категории, поскольку не служит стимулом для внимания к ней. Можно констатировать, что сентенция Цельса Младшего «jus est ars boni et aequi» («право есть искусство добра и эквивалента») оказалась в современной цивилистике невостребованной.

В социологии эквивалентность безоговорочно признается весьма значимой категорией, играющей большую роль в деле постижения закономерностей общественного развития. В экономической науке ей также придается существенное значение, поскольку без понимания эквивалентности невозможно объяснить сложные процессы функционирования экономики. В правовой литературе подобного единодушия не наблюдается, и оценки эквивалентности варьируются от придания ей весьма высокого статуса категории, способной дать ключ к постижению правовой реальности, до сведения ее до признака, характеризующего часть отношений, входящих в предмет гражданского права. Однако высокая оценка исследуемой категории дается исключительно представителями общей теории права. Цивилисты же обращаются к ней только при характеристике имущественных товарообменных отношений возмездного характера, признавая, что признак эквивалентности вытекает из их товарно-денежного характера и неприменим ни к неимущественным отношениям, ни к отношениям собственности. В редких работах можно встретить утверждение, что в гражданском праве существует принцип эквивалентности, однако при этом утверждается, что эквивалентность носит экономический характер и связана с законом стоимости.

Заслуживает внимания и тот факт, что никто из цивилистов, исследовавших принципы гражданского права, принципа эквивалентности не признает и, соответственно, в число общеотраслевых принципов его не включает. В то же время в исследованиях, посвященных иным вопросам, встречаются мнения о существовании в гражданском праве «принципа соразмерности», «начала эквивалентности» (В. А. Лапач), а в литературе по общей теории права говорится об эквивалентности, как о «требовании человеческого существования, выводимом из онтологических основ человеческого бытия и ставшим свойством (качеством) позитивного права» (С. С. Алексеев), как об «объективном социальном механизме, приводящим в движение систему взаимных действий» (Г. В. Мальцев), как о «принципе предоставлений и получений при обмене социальными благами» (В. А. Четвернин), как о «коренном принципе права» (Л. С. Мамут). В широко известной «меновой теории права» ее автор Е. Б. Пашуканис не только утверждал, что «первая и чистая правовая идея – это идея эквивалента», но и признавал эквивалентный обмен источником правовой формы, «выводя» из него наиболее значимые правовые категории – субъекта права, правосубъектности, субъективного права, договора, права собственности и др. Такой «разброс» мнений относительно исследуемой категории свидетельствует о существовании в отечественной цивилистике сегмента, «наполненного» противоречивыми суждениями и оценками относительно правового явления, в существовании которого не приходится сомневаться, поскольку оно подтверждается не только научными воззрениями крупнейших представителей правовой науки, но и исторической практикой человеческих взаимоотношений. Иными словами, состояние дел в области исследования эквивалентности можно охарактеризовать как проблемную ситуацию. Указанные обстоятельства обусловливают потребность теоретической разработки понятия эквивалентности, что и предопределило выбор темы настоящего исследования.

Степень разработанности темы. В отечественной цивилистической литературе категория «эквивалентность» монографической разработке не подвергалась1. Взгляды дореволюционных цивилистов на эквивалентность базировались на общих представлениях о возмездных и безвозмездных отношениях, однако единое представление об эквивалентности в доктрине отсутствовало. В советский период сформировался подход к эквивалентности, который можно охарактеризовать как узкий, сугубо экономический, имеющий в качестве отправной точки экономическое понятие эквивалента. Данный подход в целом сохранился и в современной цивилистической литературе.

В общетеоретической литературе имеются работы, в которых эквивалентность оценивается как высокозначимая правовая категория, но на монографическом уровне данная категория не исследовалась и в теории права.

Теоретическую базу исследования составили труды представителей различных областей знания: правоведов М. М. Агаркова, Н. Г. Александрова, С. С. Алексеева, Н. П. Асланян, М. И. Бару, В. А. Белова, Н. С. Бондаря, С. Н. Братуся, А. М. Васильева, А. В. Венедиктова, Ю. С. Гамбарова, Д. М. Генкина, В. П. Грибанова, С. А. Зинченко, Т. И. Илларионовой, И. А. Ильина, О. С. Иоффе, Ю. Х. Калмыкова, С. Ф. Кечекьяна, В. А. Козлова, А. Д. Корецкого, Н. С. Коркунова, О. А. Красавчикова, А. С. Кривцова, В. А. Лапача, Р. З. Лившица, О. Г. Ломидзе, А. А. Лукьянцева, В. Я. Любашица, Г. В. Мальцева, Л. С. Мамута, Д. И. Мейера, В. П. Мозолина, В. Д. Мордачева, С. А. Муромцева, И. Б. Новицкого, Е. Б. Пашуканиса, В. П. Павлова, Н. И. Панова, И. А. Покровского, В. Н. Протасова, Б. И. Пугинского, О. Н. Садикова, А. А. Симолина, Е. В. Скурко, П. И. Стучки, Е. А. Суханова, В. М. Сырых, Н. Н. Тарасова, Ю. К. Толстого, А. Ф. Черданцева, В. А. Четвернина, Г. Ф. Шершеневича, Л. В. Щенниковой, Л. С. Явича, В. Ф. Яковлева; философов А. Н. Аверьянова, Р. Г. Апресяна, В. Г. Афанасьева, И. В. Блауберга, А. С. Майданова, Г. И. Рузавина, В. Н. Сагатовского, В. Н. Садовского, В. И. Свидерского, Е. В. Ушакова, А. Ю. Цофнаса, Э. Г. Юдина; историков и антропологов А. Я. Гуревича, М. М. Ковалевского, Г. С. Мэна, Ю. И. Семенова; социологов М. Вебера, А. И. Кравченко, Я. Щепаньского; психологов и экономистов Б. Г. Ананьева, А. Г. Войтова, А. Смита.

Объектом диссертационного исследования являются эквивалентные отношения, входящие в предмет гражданско-правового регулирования.

Предметом диссертационного исследования является категория «эквивалентность» в российском гражданском праве.

Целями исследования являются определение и характеристика эквивалентности, установление его сущности и значения для гражданского права, а также обоснование необходимости придания ей статуса одной из наиболее значимых цивилистических категорий.

Поставленная цель обусловила выдвижение следующих задач:

– определить теоретико-методологические основы изучения эквивалентности в гражданском праве;

– выявить роль эквивалентности в процессе социального взаимодействия, а также ее влияние на процесс правового взаимодействия;

– выявить правовые подходы к пониманию эквивалентности;

– дать определение понятия «эквивалентность»;

– выявить функции эквивалентности в гражданском праве;

– выявить механизм реализации принципа эквивалентности в гражданском праве;

– определить цели и функции гражданского права для познания эквивалентности как структуры гражданско-правовых конструкций;

– охарактеризовать эквивалентность как структуру гражданско-правовых конструкций.

Гипотеза диссертационного исследования: эквивалентность является значимой цивилистической категорией, в абстрактном виде отражающей всеобщую объективную социальную закономерность взаимодействия субъектов в процессе обмена материальными и духовными ценностями.

Методология исследования. Методология исследования базируется на общенаучных диалектических методах познания, в первую очередь на методе восхождения от абстрактного к конкретному. Использовались частнонаучные методы: описательный, лингвистический, формально-логический, исторический, а также принципы и категории системного подхода.

Диссертационное исследование выполнено в рамках социологического направления в правоведении. Поскольку для данного направления характерны понимание права как одного из многочисленных факторов социальной действительности, хотя и относительно самостоятельного, как «средства достижения согласия между интересами различных социальных групп», а также отход от формально-догматической трактовки права, в диссертации предпринята попытка исследовать взаимодействие субъектов гражданского права призму объективных социальных закономерностей. При этом диссертант не упускал из виду практического значения такого исследования, руководствуясь следующим указанием Г. Ф. Шершеневича: «…Если будет достигнуто знание социальных законов, то оно даст могучее орудие в руки законодателя, который, опираясь на него, окажется в состоянии, при помощи юридических форм, направлять, по своему усмотрению, движение общественной жизни»1.

Научная новизна исследования предопределяется выбором темы и исследовательским подходом. В диссертации впервые в отечественной цивилистике осуществлена всесторонняя разработка категории «эквивалентность», которая представляет ее роль в качестве: 1) сравнительного оценочного понятия; 2) значимой гражданско-правовой категории, в абстрактном виде отражающей всеобщую объективную социальную закономерность взаимодействия субъектов в процессе обмена материальными и духовными ценностями; 3) начала гражданского права; 4) закона связи элементов в различных системных образованиях гражданско-правового характера.

Впервые в отечественной цивилистике дана дефиниция исследуемого понятия и определены основные аспекты его изучения.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Установлено, что в системе научного знания понятие эквивалентности, при применении его к общественным отношениям, используется в двух смыслах: социологическом и экономическом. Критерием разграничения смыслов является материальный признак (ценность, по поводу которой возникает отношение). В социологическом смысле эквивалентность распространяется на все социальные отношения; в экономическом – только на имущественные отношения.

Предложена классификация научных подходов к трактовке эквивалентности в правой науке, в соответствии с которой выделены: 1) подход, в основу которого положен социологический взгляд на эквивалентность и 2) подход, в основу которого положен экономический взгляд на нее. В свою очередь экономический подход к трактовке эквивалентности предложено классифицировать на два вида: 1) широкий экономический и 2) узкий экономический.

В соответствии с социологическим подходом правовая категория «эквивалентность» отражает всеобщую объективную социальную закономерность необходимости эквивалентного взаимодействия субъектов, охватывающую все отношения по обмену материальными и духовными ценностями (благами). В соответствии с экономическим подходом она отражает экономические закономерности взаимодействия субъектов по обмену материальными ценностями. Широкий экономический подход исходит из того, что эквивалентность есть предметный признак, присущий всем имущественным отношениям в гражданском праве (т. е. и статике, и динамике). Узкий экономический подход исходит из того, что эквивалентность есть признак, присущий только обменным товарно-денежным отношениям гражданского права (т. е. динамике). Доказано, что экономический подход не отражает роли и значения эквивалентности в гражданском праве во всей полноте, в связи с чем нуждается в пересмотре.

  1. Определено, что эквивалентность в гражданском праве выполняет следующие функции: 1) сравнительного оценочного понятия; 2) категории, способствующей постижению закономерностей общественного развития, значимых для гражданского права; 3) начала гражданского права; 4) структуры гражданско-правовых конструкций.

  2. Предложена дефиниция, в соответствии с которой «эквивалентность» есть сравнительное оценочное понятие права, отражающее отношение между какими-либо сравниваемыми объектами, идентичными по отношению к одному признаку, но неидентичными по отношению к другому признаку. Признак есть свойство объектов, актуализированное в проводимом сравнении. Как сравнительное оценочное понятие эквивалентность фиксирует сравнительную ценность нескольких объектов. Установление эквивалентности осуществляется правоприменителем путем аксиологической или неаксиологической оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации на основе усмотрения. Аксиологическая оценка производится на основе качественных параметров (равноценности, равнозначности, соответствия и т. д.); неаксиологическая – на основе количественных параметров (цены, размера, количества единиц и т. д.).

  3. Обосновано, что в гражданском праве эквивалентность есть категория, отражающая объективную социальную закономерность необходимости обеспечения эквивалентного взаимодействия субъектов гражданского права по поводу обмена материальными и духовными ценностями. Поскольку данная закономерность охватывает все социальные отношения без исключения, диссертантом аргументированы возражения против сведения обменных отношений в гражданском праве к имущественным отношениям и доказано, что эквивалентность охватывает все общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, как имущественные, так и неимущественные.

  4. Доказано, что категория эквивалентности является разновидностью категории «начала гражданского права» и обладает той же двойственностью, которая присуща и родовой категории. Она имеет два смысла – онтологический и гносеологический – и должна рассматриваться и с онтологических (как «собственно начало»), и с гносеологических (как принцип) позиций.

С онтологических позиций эквивалентность представляет собой объективный социальный фактор, обусловивший возникновение гражданского права как регулятора общественных отношений, призванного обеспечить всеобщую меру (эквивалент) социального обмена, и оказавший существенное воздействие на формирование регулятивных гражданско-правовых средств.

С гносеологических позиций эквивалентность представляет собой идею (принцип), отражающую представления законодателя о регламентации отношений субъектов гражданского права как взаимовыгодных и равноценных, т. е. эквивалентных. Указанные представления суть воззрения на структурную организацию отрасли гражданского права как устойчивый порядок связи элементов в составе системы предмета гражданско-правового регулирования и соответствующей ей системы правовых средств в механизме гражданско-правового регулирования (т. е. соразмерную структурную организацию).

  1. По своей характеристике принцип эквивалентности в гражданском праве является структурным принципом, отражающим строение различных системных образований гражданско-правового характера. Специфика структурных принципов заключается в том, что они существуют в позитивном праве не в виде тезисов, которые могут быть внедрены в текст закона, либо изъяты из него по усмотрению законодателя, а в виде структуры, обеспечивающей взаимодействие элементов в системе права и само существование этой системы.

  2. На основе общепризнанного положения системного подхода о том, что знание структуры можно получить путем исследования целей системы, определены цели гражданского права, достижение которых призвана обеспечить структура системы гражданского права. Установлено, что целями гражданского права являются: 1) обеспечение частным лицам возможностей достигать желаемых позитивных результатов по удовлетворению своих признаваемых законом потребностей и интересов и 2) охрана этих возможностей от нарушения.

  3. Доказано, что цели гражданского права для своей реализации нуждаются в двух видах структуры: эквивалентной и неэквивалентной.

Реализацию эквивалентной структуры можно представить в виде двух вариантов: 1) если субъекты избирают вариант эквивалентного обмена, то в рамках регулятивного правоотношения они сами обеспечивают осуществление целесообразной правовой связи в виде эквивалентности; 2) если субъект нарушает правовые предписания и разрушает требуемую целесообразную правовую связь в виде эквивалентности, то в рамках охранительного правоотношения она осуществляется принудительно по решению суда.

  1. Существование неэквивалентной структуры обусловлено приоритетом автономии воли субъектов при осуществлении правомерной деятельности, который также можно трактовать как структурный принцип. Данный принцип позволяет утверждать, что избираемый субъектами вариант неэквивалентных (в частности, безвозмездных) отношений отвечает целям гражданского права.

При избрании субъектами варианта эквивалентных отношений оба принципа действуют согласовано. При избрании субъектами варианта неэквивалентных отношений структурный принцип автономии воли субъекта парализует структурный принцип эквивалентности.

  1. Аргументировано, что трактовка безвозмездных сделок как исключительного случая в гражданском праве может быть опровергнута положениями: 1) о предназначенности структуры целям системы; 2) о полиструктурности системы, которая обусловливает наличие не одного, а нескольких инвариантных свойств системы, в результате чего одни и те же элементы, взаимодействуя различными свойствами, могут образовывать различные структуры. Обосновывается вывод, в соответствии с которым в гражданском праве доминирует эквивалентная структура. Однако в тех случаях, когда субъект видит свой интерес в совершении неэквивалентных сделок, на первое место выходит автономия воли субъекта и реализуется неэквивалентная структура.

  2. Принцип эквивалентности взаимодействия субъектов гражданского права может подвергаться ограничениям в публичных интересах, например, в случае конфискации имущества или взыскания штрафной неустойки в рамках обязательств, возникающих из договоров, направленных на удовлетворение государственных нужд.

  3. В развитие положения, разработанного Т. И. Илларионовой («само право есть форма закрепления конкретного уровня долженствования в разнообразных сферах жизни общества и обеспечения его соблюдения») обосновано, что в виде модельного представления структура гражданского права может быть описана как соотношение двух его элементов, в котором первый элемент («уровень долженствования») эквивалентен второму элементу («обеспечению его соблюдения»), поскольку «обеспечение» по объему (мере) равно «уровню долженствования». Эквивалентная структура указанных элементов присуща всем отношениям, входящим в предмет гражданско-правового регулирования.

  4. Назначение юридических конструкций в гражданском праве заключается в фиксации особого способа связи элементов его системных образований – правовой нормы и правоотношения. Гражданско-правовая норма и гражданское правоотношение есть двухместные (бинарные) отношения, которые характеризуются эквивалентностью.

Научная и практическая значимость диссертации заключается в том, что содержащиеся в ней положения и выводы, раскрывающие сущность и основные черты категории эквивалентности в гражданском праве, ее значение для постижения сущности и целей гражданского права, место и роль принципа эквивалентности в механизме гражданско-правового регулирования, а также особенности его функционирования, восполняют существующий в цивилистической науке пробел и создают базу для дальнейших исследований в данной области научного знания. Результаты исследования могут быть учтены в правотворческой и правоприменительной деятельности, а также в процессе преподавания дисциплин гражданско-правового цикла.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права Кубанского государственного университета, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования изложены в выступлениях на научных конференциях и публикациях автора.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

Содержание диссертации изложено на 242 страницах формата А4. Библиографический список включает 349 источников.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указывается степень ее разработанности, формулируется гипотеза исследования, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, его теоретическая и методологическая основы, а также научная новизна, научная и практическая значимость, апробация результатов исследования, формулируются выносимые на защиту положения.

Глава первая «Теоретико-методологические основы изучения эквивалентности в гражданском праве» включает два параграфа.

В первом параграфе предпринимается попытка выработки общих методологических установок для исследования эквивалентности и определения ее места в системе обществознания. Раскрывается значение категории для гуманитарных наук. Устанавливается, что состояние дел в области исследования эквивалентности в цивилистике является неудовлетворительным. Сведение значения фундаментальной категории, способной вскрыть объективные общественные закономерности, получившие преломление в праве, до роли одного из многочисленных признаков, характеризующих часть отношений, входящих в предмет гражданского права, а именно имущественных товарообменных отношений возмездного характера, существенно обедняет теорию гражданского права, т. к. не способствует уяснению характера взаимоотношений субъектов при обмене нематериальными благами. Поскольку такое положение дел есть познавательная ситуация, характеризующаяся неполнотой и незавершенностью знания об изучаемом объекте, соискатель квалифицирует ее как проблемную ситуацию.

Отмечается, что подходы к пониманию эквивалентности, представленные в различных областях научного знания, дают основания для утверждения о том, что наиболее плодотворным для правоведения является рассмотрение эквивалентности через призму категории «обмен». Исследуются признаки обмена, и дается сравнительная характеристика системы обмена и системы правового взаимодействия субъектов. Рассматривается позиция, в соответствии с которой правовое отношение интерпретируется как особый тип распределительного отношения, в котором «распределяются права и обязанности участников взаимного социального общения» (Г. В. Мальцев). Исследуются выделяемые в науке формы движения двух находящихся во всеобщем обращении видов благ – материальных и идеальных: 1) обмен материальных благ на материальные; 2) обмен материальных благ на идеальные или наоборот; 3) обмен идеальных благ на идеальные. Констатируется, что две последние формы взаимодействия являются менее точными, чем первая; последняя же форма есть наиболее нечеткая. В обмене материальных благ на материальные срабатывают экономические механизмы (закон стоимости, цена и др.), которые позволяют четко измерить взаимные представления, т. е. применить количественные критерии. В других формах обмена это невозможно в силу специфики идеальных благ, не поддающихся количественному измерению. Тем не менее, две последние формы также представляют собой социальный обмен. Отмечается, что изучение социального взаимодействия учеными различных областей гуманитарного знания постоянно выводит их на социальную закономерность, обусловившую формирование обменных отношений и обеспечивающую их функционирование на всем протяжении человеческой истории. Эта закономерность есть эквивалентность взаимных действий субъектов, вступивших в отношение.

По результатам проведенного исследования выдвигается гипотеза: эквивалентность является значимой цивилистической категорией, в абстрактном виде отражающей всеобщую объективную социальную закономерность взаимодействия субъектов по поводу обмена материальными и духовными ценностями. Гипотеза квалифицируется как интерпретационная.

^ Второй параграф посвящен исследованию правовых подходов к пониманию эквивалентности. В нем анализируются научные позиции, изложенные в общетеоретической и цивилистической литературе.

Показано, что в общетеоретической литературе это понятие имеет трактовки, в соответствии с которыми эквивалентность расценивается как: 1) первая и важнейшая чистая правовая идея (Е. Б. Пашуканис); 2) глубинное свойство позитивного права и его важнейший принцип (С. С. Алексеев); 3) значимый правовой принцип (Г. В. Мальцев, Л. С. Мамут, В. А. Четвернин). В цивилистической литературе понятие эквивалентности употребляется в значении: 1) принципа гражданского права (П. И. Стучка, С. Раевич); 2) признака, характеризующего предмет гражданского права в части имущественных отношений (С. Н. Братусь, А. В. Венедиктов, Д. М. Генкин, В. П. Грибанов, О. С. Иоффе, А. Я. Рыженков, В. Ф. Яковлев); 3) принципа гражданского оборота (динамики гражданского права) (М. И. Брагинский, Е. А. Суханов); 4)  признака, характеризующего отдельные договорные отношения (Д. И. Мейер, А. А. Симолин, М. И. Бару, Р. А. Максоцкий). Подвергается исследованию т. н. «меновая теория права» Е. Б. Пашуканиса, который придавал эквивалентности в праве первостепенное значение и раскрывал ее роль на примере наиболее значимых категорий – субъекта права, правосубъектности, субъективного права, договора, права собственности. Освещается критика в адрес позиции Е. Б. Пашуканиса и делается вывод, что эта критика носила идеологический характер, в то время как сущностной критике меновую теорию никто не подвергал, а вывод ученого о том, что первая и чистая юридическая идея есть идея эквивалентности, до сего времени никем не опровергнут. Делается вывод, что идеи Е. Б. Пашуканиса требуют развития современной цивилистикой.

По результатам проведенного исследования предлагается классификация научных подходов к ее трактовке на: 1) подход, в основу которого положен социологический взгляд на эквивалентность и 2) подход, в основу которого положен экономический взгляд на нее. В свою очередь экономический подход к трактовке эквивалентности предложено разделять на два вида: широкий экономический подход и узкий экономический подход. В соответствии с социологическим подходом правовая категория «эквивалентность» отражает всеобщую объективную социальную закономерность необходимости эквивалентного взаимодействия субъектов, охватывающую все отношения по поводу обмена материальными и духовными ценностями. Представителями этого подхода являются С. С. Алексеев, Г. В. Мальцев, Л. С. Мамут, В. А. Четвернин. В соответствии с экономическим подходом правовая категория «эквивалентность» отражает экономические закономерности взаимодействия субъектов по обмену материальными ценностями. Широкий экономический подход исходит из того, что эквивалентность есть предметный признак, присущий всем имущественным отношениям (т. е. и статике, и динамике гражданского права). Узкий экономический подход исходит из того, что эквивалентность есть признак, присущий только обменным товарно-денежным отношениям (т. е. динамике гражданского права). Широкий экономический подход к категории «эквивалентность» представлен позициями Е. Б. Пашуканиса, С. И. Аскназия и А. В. Венедиктова; узкий экономический подход – позициями большинства российских цивилистов советского и современного периодов: М. И. Бару, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, Д. М. Генкина, В. П. Грибанова, О. С. Иоффе, Е. А. Суханова, В. Ф. Яковлева и др. Диссертант выражает свою приверженность социологическому подходу и делает вывод, что экономический подход не отражает роли и значения эквивалентности в гражданском праве в необходимой полноте.

Глава вторая «Функции эквивалентности в гражданском праве» включает три параграфа.

В первом параграфе исследуется эквивалентность как сравнительное оценочное понятие. Обосновывается вывод о том, что понятие эквивалентности есть универсальное средство характеристики отношений. Отношение эквивалентности свидетельствует о факте наличия одних и тех же признаков у различных объектов. Относительно таких общих признаков эти объекты неразличимы (тождественны, равны, эквивалентны). Под признаком в рассматриваемом смысле следует понимать свойство, актуализированное в проводимом сравнении. Показано, что термин «эквивалентность» применяется тогда, когда, во-первых, речь идет не менее чем о двух объектах, во-вторых, об объектах, расположенных в рамках одной системы, и, в-третьих, при их сопоставлении, сравнении, определении связи между ними (их зависимости друг от друга). «Эквивалентные объекты» – это объекты, равные по какой-либо ценности или по какому-либо значению. Исходя из смыслов понятия «ценность» («стоимость чего-либо, выраженная в деньгах» либо «нечто, имеющее важность, большое значение»), признается целесообразным выявление эквивалентности у материальных объектов, сравниваемых по количественным параметрам, и у нематериальных объектов, сравниваемых по значению.

Исследуются оценочные модальные понятия, характеризующие объекты с точки зрения определенной системы ценностей. Приводится деление оценочных модальных понятий на абсолютные оценочные понятия и сравнительные оценочные понятия. Отмечается, что в юридической литературе широко изучены оценочные понятия, однако сравнительные оценочные понятия не исследовались. Анализируются взгляды на оценочные правовые понятия и на основе этого анализа дается характеристика, в соответствии с которой сравнительные оценочные понятия права суть понятия: 1) явно или имплицитно содержащиеся в тексте нормативных актов; 2) конкретизируемые в процессе применения норм права правоприменительным органом, дающим сравнительную оценку различных объектов в рамках конкретной ситуации; 3) конкретизируемые на основе усмотрения; 4) способствующие осуществлению индивидуального регулирования. Понятие эквивалентности имплицитно содержится в правовых нормах, при применении которых правоприменителю необходимо оценить в сравнительном плане различные объекты, как материального, так и нематериального характера. Такая оценка осуществляется либо по количественным показателям (неаксиологическая оценка, т. е. измерение), либо по качественным (аксиологическая оценка, т. е. определение ценности). Сравнение в количественном отношении приведет к определению эквивалентности по таким признакам, как «цена» (п. 3 ст. 393, ст. 424 ГК РФ и др.), «размер» (п. 2 ст. 247, п. 2. ст. 258 ГК РФ и др.), «количество единиц» (п. 2 ст. 343, п. 3 ст. 455 ГК РФ и др.), сравнение в качественном отношении – по таким признакам, как «степень вины» (ст. 151, п. 2 ст. 1081, п. 2 ст. 1083 ГК РФ и др.), «степень физических и нравственных страданий» (ст. 151, ст. 1101 ГК РФ), «степень заботливости» (п. 2 ст. 184, п. 1 ст. 401, п. 2. ст. 451 ГК РФ), «степень осмотрительности» (п. 1 ст. 401, п. 2. ст. 451 ГК РФ), «степень соответствия» (п. 3 ст. 1544 ГК РФ), «индивидуальные особенности лица» (ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ), «степень утраты трудоспособности» (п. 1 ст. 1086, ст. 1090 ГК РФ). Диссертант приходит к выводу, что эквивалентность представляет собой сравнительное оценочное понятие, фиксирующее сравнительную ценность нескольких объектов. Такая фиксация осуществляется либо путем применения количественных параметров (цена, вес, метраж и т. д.) при актуализации количественного признака, либо качественных (ценность, равнозначность, взаимозаменяемость) – при актуализации качественного признака. Отмечается, что количественная оценка есть неаксиологическая, в то время как качественная – аксиологическая.

По результатам проведенного исследования делается вывод, что «эквивалентность» есть сравнительное оценочное понятие права, отражающее отношение между какими-либо сравниваемыми объектами, идентичными по отношению к одному признаку, но неидентичными по отношению к другому признаку. Установление эквивалентности осуществляется правоприменителем путем аксиологической или неаксиологической оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации на основе усмотрения.

Во втором параграфе исследуется эквивалентность как основа правового взаимодействия. Рассматриваются научные воззрения на категорию «обмен» в историческом аспекте и исследуются исторические формы обмена: немой обмен, дарообмен, обмен в «престижной экономике», взаимопомощь. Показано, что во всех этих формах учеными выделяется одна особенность – обменные отношения практиковались между группами людей, не поддерживавшими никаких иных отношений, между «чужими» (т. е. между людьми, которые не были связаны кровными узами и не являлись членами одной общины), в то время как между «своими» таких отношений не существовало. Отмечается, что правила обмена формировались именно в рамках отношений между «чужими».

Анализируется концепция Ю. И. Семенова о происхождении права, в соответствии с которой последнее возникло в связи необходимостью регулирования отношений между различными группами, коллективами (вначале общинами, а затем обособившимися в виде «дележных кругов» группами внутри общин). Эти отношения являлись отношениями обмена, предполагавшими эквивалентное возмещение, а виды обмена были самыми различными и включали обмен помощью, платеж за услуги, заем и возврат долга, обмен дарами (товарами). Поскольку мораль не могла регулировать эти отношения, роль социального регулятора стало выполнять обычное право, которое вначале действовало только в отношениях между различными общинами, а затем и внутри них. Исследуются взгляды в соответствии с которыми: обменные отношения выражают социальную закономерность, согласно которой все взаимные предоставления в обществе должны быть сбалансированы согласно принятым критериям, главным из которых является эквивалентность; право возникает и развивается как социальный регулятор, упорядочивающий взаимодействие свободных субъектов в отношениях эквивалентного социального обмена (Г. В. Мальцев, В. А. Четвернин).

Анализируется позиция Е. В. Скурко, которая определяет право как «меру возмездности в социальных отношениях». Соискатель считает это определение неточным и приходит к убеждению, что материалы, исследованные в параграфе, дают основания для определения права не как меры возмездности в социальных отношениях, а как меры эквивалентности в таких отношениях.

По результатам проведенного исследования сделан вывод о том, что нормальное социальное взаимодействие неизменно сопровождается эквивалентным обменом, что позволяет говорить о нем, как о всеобщей объективной социальной закономерности. В свете этой закономерности право есть всеобщая мера (эквивалент) социального обмена. В гражданском праве эквивалентность есть категория, отражающая данную закономерность. Соискатель аргументирует возражения против сведения отношений социального обмена, входящих в предмет гражданского права, к возмездным отношениям и делает вывод, что эквивалентность охватывает все общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, как имущественные, так и неимущественные.

^ Третий параграф посвящен исследованию эквивалентности как принципа гражданского права. Исследуется учение о принципах гражданского права, в котором выделяются аспекты: 1) признания обусловленности правовых принципов объективными социальными законами, их способности отражать закономерности, потребности и тенденции общественного развития (С. Н. Братусь, В. П. Грибанов); 2) возведения принципов в ранг юридических закономерностей (В. М. Сырых); 3) соотношения принципов и законов (С. А. Муромцев). Рассматриваются положения о структурных принципах, т. е. принципах строении той или иной системы. Делается вывод, что понятие эквивалентности применяется в гражданском праве в тех случаях, когда исследуются связи между элементами различных правовых образований системного характера.

По результатам проведенного исследования сделаны выводы о том, что: 1) с онтологических позиций эквивалентность есть онтологическое начало, лежащее в основе построения гражданского права, возникшего и развивающегося как регулятор общественных отношений, призванный обеспечить всеобщую меру (эквивалент) социального обмена. Онтологический характер эквивалентности проявляется в том, что она выражает объективные закономерности развития отношений, составляющих предмет гражданского права; 2) с гносеологических позиций эквивалентность представляет собой идею (принцип), отражающую представления законодателя о регламентации отношений субъектов гражданского права как взаимовыгодных и равноценных, т. е. эквивалентных. Это представление о структурной организации отрасли гражданского права как устойчивого закономерного порядка связи элементов в составе системы предмета гражданско-правового регулирования и соответствующей ей системы правовых средств в механизме гражданско-правового регулирования, а именно, их соразмерной структурной организации; 3) по своей характеристике принцип эквивалентности в гражданском праве есть структурный принцип, отражающий строение различных системных образований гражданско-правового характера.

Глава третья «Реализация принципа эквивалентности в гражданском праве» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе соискатель обращается к понятиям «структура системы», «цель системы» и «функции системы». Анализируется понятие структуры и положения, значимые для ее понимания: об устойчивости структуры; о том, что структура есть не просто способ связи элементов, а закон их связи; о полиструктурности системы. Рассматривается вопрос об идеальной структуре гражданского права, которой признается правовая конструкция.

Исходя из положения о том, что знание структуры можно получить путем выявления цели системы и ее функций, соискатель исследует цели гражданского права и его функции. Анализируются взгляды ученых на цели права. Отмечается, что цель отрасли гражданского права можно обозначить, как обеспечение частным лицам возможностей достигать желаемых позитивных результатов по удовлетворению своих признаваемых законом потребностей и интересов. Однако реализация частными лицами предоставленных им правопорядком возможностей самоорганизации деятельности по удовлетворению своих потребностей и интересов возможна только в тех случаях, когда другие субъекты этих возможностей не нарушают, недаром в числе основных начал гражданского законодательства закреплены начала необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (ст. 1 ГК РФ). Следовательно, целями гражданского права являются обеспечение частным лицам возможностей достигать желаемых позитивных результатов по удовлетворению своих признаваемых законом потребностей и интересов и охрана этих возможностей от нарушения. Структура элементов системы гражданского права призвана обеспечить достижение этих целей в процессе функционирования системы.

Анализируется положение Т. И. Илларионовой о том, что «само право есть форма закрепления конкретного уровня долженствования в разнообразных сферах жизни общества и обеспечения его соблюдения»1. Обосновывается, что это положения дает основания для вывода о том, что в виде модельного представления структура гражданского права может быть описана как соотношение двух элементов, в котором первый элемент – «уровень долженствования» – эквивалентен второму элементу – «обеспечению его соблюдения», т. к. «обеспечение» по объему (мере) равно «уровню долженствования». Эквивалентная структура указанных элементов присуща всем отношениям, входящим в предмет гражданского права, что демонстрируется на примере абсолютных и относительных правоотношений.

Освещается вопрос о безвозмездных сделках. Отмечается, что тезис о признании безвозмездных сделок исключительным случаем в гражданском праве (А. С. Кривцов) может быть опровергнут положениями: 1) о предназначенности структуры целям системы и 2) о полиструктурности системы, которая обусловливает наличие не одного, а нескольких инвариантных ее свойств, в результате чего одни и те же элементы, взаимодействуя различными сторонами, могут образовывать различные структуры. Обосновывается вывод о существовании в гражданском праве другого структурного принципа – приоритета автономии воли субъекта при осуществлении правомерной деятельности. Этот последний принцип позволяет говорить, что: 1) избираемый субъектами вариант неэквивалентных (безвозмездных) отношений отвечает целям гражданско-правового регулирования и обеспечивается его структурой и 2) в данном случае принцип автономии воли парализует действие принципа эквивалентности. Отмечается, что принцип эквивалентности взаимодействия субъектов гражданского права может подвергаться ограничениям в публичных интересах, например, в случае конфискации имущества. Рассматривается вопрос о взыскании штрафной неустойки. Соискатель соглашается с высказанными в литературе мнениями о том, что одновременное взыскание с должника неустойки и убытков не характерно для гражданского права, и отмечает, что в современных условиях оправдать существование штрафной неустойки можно только для тех случаев, когда речь идет об обязательствах, возникающих из договоров, направленных на удовлетворение государственных нужд, т. е. о публичных интересах.

По результатам проведенного исследования сделан вывод о том, что цели гражданского права для своей реализации нуждаются в двух видах структуры: эквивалентной и неэквивалентной. Реализацию эквивалентной структуры можно представить в виде вариантов: 1) если субъекты избирают вариант эквивалентного обмена, то в рамках регулятивного правоотношения они сами обеспечивают осуществление целесообразной правовой связи в виде эквивалентности; 2) если субъект нарушает правовые предписания и разрушает требуемую целесообразную правовую связь в виде эквивалентности, то в рамках охранительного правоотношения она осуществляется принудительно по решению суда.

Во втором параграфе рассматривается вопрос о понимании эквивалентности как структуры гражданско-правовых конструкций.

Исследуются взгляды на юридические конструкции, их свойства, строение и функции. Рассматривается положение о связи таких феноменов, как правовая идея (принцип) и правовая конструкция: второе есть необходимое средство для «внедрения» идеи в нормативный материал, ее «материализации», воплощения в регулятивных правовых средствах (Г. И. Муромцев). Отмечается, что объективная социальная закономерность эквивалентного взаимодействия, нашедшая отражение в идее эквивалентности, не могла бы быть воплощена в нормативном материале без соответствующих правовых конструкций. Идея эквивалентности («равной меры») получила воплощение в структуре гражданско-правовых конструкций, которые характеризуются эквивалентностью в виде равенства, корреспонденции, пропорциональности или соразмерности и функционируют во всех случаях гражданско-правового регулирования, за исключением того случая, когда субъект на основе свободы и автономии воли избирает вариант неэквивалентной правовой связи.

Анализируются взгляды на: 1) обусловленность правового регулирования необходимостью разрешения жизненных ситуаций, имеющих характер конфликта, обусловленного противоречиями, возникающими между людьми в связи с различием их интересов (С. С. Алексеев); 2) римское частное право как систему исков (В. А. Краснокутский); 3) иск как «разрыв нормального общения и вытекающий отсюда конфликт» (Е. Б. Пашуканис); 4) выявленную И. Кантом закономерность феномена эквивалентности, характерной для практики правового регулирования конфликтов в древнейшие времена (Э. Ю. Соловьев). Делается вывод, что взаимодействие, основанное на эквивалентном обмене, не ведет к конфликтам, тогда как неэквивалентный обмен есть источник конфликтов. Возвращая стороны в эквивалентное русло, юристы погашали конфликт и разрешали «жизненную ситуацию». Таким образом, правовые нормы с древнейших времен определяли эквивалентность одного действия другому, в результате чего в правовом регулировании именно эквивалентность и стала доминирующей структурой гражданского права. Делается вывод о том, что главное назначение юридических конструкций заключается в фиксации особого способа связи элементов тех или иных системных образований правового характера.

Рассматривается вопрос об абстракции как способе образования юридических конструкций. Обращается особое внимание на положения о недопустимости отождествления теоретической модели и представляемого ею объекта (Н. М. Коркунов) и анализируются положения о модельных представлениях и юридических конструкциях, как способе «юридически помыслить действительность» (Н. Н. Тарасов). Отмечается, что процесс научной разработки юридических конструкций не сводится к механической фиксации имеющихся практических способов и средств правового регулирования.

Указывается, что «онтологическими утверждениями о природе вещей» (М. Вартофский) следует признать утверждения об объективной необходимости эквивалентного взаимодействия участников социального общения, поскольку при неэквивалентном взаимодействии природа такой «вещи», как общество, будет разрушена. Мыслить действительность юридически означает связывать значимые юридические обстоятельства с определенными правовыми последствиями. Юрист, выделяя из социальной действительности то, что является для него в данный момент юридически значимым, тем самым актуализирует какой-либо аспект социальной действительности, оценивая выделенные факты применительно к данному аспекту. При этом «работает» модельное представление, в соответствии с которым взаимодействие субъектов должно соответствовать и интересам вступивших в него лиц, и интересам общества в целом.

Делается вывод, что широко распространенное в цивилистической литературе суждение о неприменимости категории эквивалентности к неимущественным отношениям не учитывает положений о теоретических моделях и модельных представлениях, которые не должны буквально воспроизводить действительность.

Рассматриваются такие системные образования гражданско-правового характера, как гражданско-правовая норма и гражданское правоотношение, на примере которых обосновывается вывод об эквивалентности структуры системных образований гражданско-правового характера.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и излагаются наиболее значимые выводы, сделанные в диссертации.


^ По теме диссертации опубликованы следующие работы:


I. В ведущих, рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК РФ:

1. Романенко Н. С. Об эквивалентности в российском гражданском праве // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2007. – № 6. (0,20 п. л.)

2. Романенко Н. С. Характеристика эквивалентности в российском гражданском праве // Право и политика. – 2007. – № 11. (0,58 п. л.)

3. Романенко Н. С. Экономическая сущность эквивалентности // Общество и право. – 2008. – № 3. (0,22 п. л.)


^ II. В иных изданиях:

4. Романенко Н. С. Особенности осуществления прав по договору дарения // Актуальные проблемы российского права: Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2006 г.). Вып. 2. – Краснодар: Институт экономики, права и гуманитарных специальностей, 2006. (0,27 п. л.)

5. Романенко Н. С. К вопросу об эквивалентности в римском частном праве // Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2007: Материалы IX Международной научно-практической конференции 29-30 марта 2007 г. Ч. II. – Челябинск: «Цицеро», «Тираж-сервис», 2007. (0,21 п. л.)

6. Романенко Н. С. Дореволюционные представления об эквивалентности // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы: Сборник статей (по материалам конференции 18 мая 2007 г.). Т. 1. – Краснодар: «Вариант», 2007 г. (0,20 п. л.)

1 Пугинский Б. И., Сафиуллин Д. Н. Правовая экономика: проблемы становления. М., 1991. С. 52-53.

2 Там же. С. 53.

3 Муромцев С. А. Очерки общей теории гражданского права // Муромцев С. А. Избранные труды по римскому и гражданскому праву. М., 2004. С. 214-215.

1 В числе работ, содержащих в названии термин «эквивалентность», следует указать только на две статьи, одна из которых – статья С. Раевича, написанная в 1930 г., а вторая – тезисы, изложенные В. А. Бубликом на научной конференции молодых ученых-юристов в 1988 г.

1 Шершеневич Г. Ф. Задачи и методы гражданского правоведения. Казань, 1898. С. 37.

1 Илларионова Т. И. Проблема охранительных функций гражданского права // Илларионова Т. И. Избранные труды. Екатеринбург, 2005. С. 255.




Скачать 333,95 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер333,95 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх