Принцип коммунистической партийности как основополагающий принцип деятельности советских библиотек: от методологии к практике icon

Принцип коммунистической партийности как основополагающий принцип деятельности советских библиотек: от методологии к практике


Смотрите также:
Лекция 3
«слабый принцип эквивалентности»...
6. Принцип суверенного равенства государств. Принцип невмешательства во внутренние дела. 2...
Мифогенная Любовь Кастанеды...
А. А. Попов Педагогика самоопределения: социально-технологический контекст проекта...
Тест 1 Установите соответствие «принцип научного знания- характеристика» 1 принцип цели...
Выходные данные...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю.И. Ковалева...
Конспект урока по физике 11 класс Тема: Развитие ядерной энергетики...
Вопросы к экзамену по курсу тфкп, 2 курс, 4 семестр. 1 поток. Стереографическая проекция...
8 : модульный принцип конструирования радиоэлектронной аппаратуры...
Тематика курсовых работ по дисциплине «Международное публичное право»...



Загрузка...
скачать
ПРИНЦИП КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИЙНОСТИ КАК ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ ПРИНЦИП ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКИХ БИБЛИОТЕК: ОТ МЕТОДОЛОГИИ К ПРАКТИКЕ

Мотульский Р.С.

Формирование основополагающих принципов деятельности библиотек, как и других учреждений социокультурной сферы, в годы советской власти связывалось с марксистско-ленинской идеологией и классовой борьбой пролетариата. Начало разработки В.И. Лениным принципа партийности библиотечного дела ряд специалистов датируют 1905 г. и связывают с его статьей «Партийная организация и партийная литература», где указано, что «издательства и склады, магазины и читальни, библиотеки и разные торговли книгами — все это должно стать партийным, подотчетным» (13, с. 101).

Учение В.И. Ленина явилось методологической основой для разработки его последователями принципа партийности в деятельности библиотек. Идея партийности применительно к библиотекам получила развитие в работах Н.К. Крупской. Руководствуясь ленинским принципом партийности, она разработала учение о библиотечной работе, рассматривая ее в качестве воспитательного процесса, определяющего идеологический характер советской библиотеки как библиотеки нового, социалистического типа. Н.К. Крупская требовала от библиотечной работы «отчетливо идеологического содержания» (12, с. 283), пропаганды коммунистических идей.

Базируясь на принципе коммунистической партийности, принимались партийные и государственные решения в области библиотечного дела, разрабатывались теоретические положения, велась подготовка специалистов. Непосредственный вклад в разработку принципа коммунистической партийности в библиотечном деле внесли К.И. Абрамов, Ф.Я. Лиховид, Ю.Н. Столяров, О.С. Чубарьян и др. Ссылки на труды классиков марксизма-ленинизма и решения КПСС стали обязательным атрибутом научной, методической и педагогической деятельности. Положения принципа коммунистической партийности составляли основной раздел учебного курса по библиотековедению и оставались по своей сути неизменными во всех изданиях, подготовленных О.С. Чубарьяном, а позже К.И. Абрамовым и Н.С. Карташовым.

Принцип партийности охватил все стороны деятельности библиотек Советского Союза и наиболее ярко проявился в теории и практике формирования фондов библиотек, систематизации и каталогизации и в руководстве чтением.

Реализация принципа партийности в области формирования фондов требовала от библиотекарей с пристрастием относиться к идеологическому содержанию приобретаемых и хранимых ими изданий. В 1920-30-е гг. в соответствии с требованиями принципа партийности основное внимание библиотекарей было сконцентрировано на отборе в фонды библиотек книг из общественных библиотек дореволюционного периода и конфискованных личных коллекций. Книги, соответствующие требованиям партийности, оставлялись в фондах общественных библиотек для их дальнейшего использования, а из непрошедших идеологический отбор часть передавалась в спецхраны, а остальные подлежали уничтожению.

Со временем функция первичного отбора отошла на второй план, т. к. все дореволюционные издания были уже отсортированы, доступ иностранных сведен практически к нулю, а контроль за идеологическим содержанием издаваемых в стране книг был возложен на органы партийной цензуры, которая еще на редакторском уровне отсекала неугодные издания. Перед библиотеками встала новая задача — «чистка» фондов от идеологически вредных изданий, включенных ранее вих фонды (по ошибке или недомыслию политически недостаточно грамотного библиотекаря), а также от изданий «врагов народа», «вредителей» и всевозможных «уклонистов», число которых по мере продвижения к идеалам коммунизма все увеличивалось. Если в 1930-40-е гг. это были издания политических противников, то позже к ним «присоединились» работы ученых и специалистов из различных областей, произведения писателей и поэтов, чьи взгляды хотя бы частично не совпадали с партийными догматами. Из фондов библиотек изымались книги даже тех, кого власти не признали виновными и не отправили в тюрьму, ссылку или психиатрическую лечебницу, а милостиво разрешили выехать за рубеж. Таким образом, из общественной памяти любыми средствами, в том числе и библиотечными, стремились вытравить инакомыслие, даже ввиде упоминания имени неугодных лиц.

Подобная политика имела свои далеко идущие последствия. Библиотечным фондам был нанесен непоправимый ущерб. Как отмечала впоследствии В. Стельмах «...постоянное корчевание, изъятие из обращения книги авторов, не соответствующих партийно-государственной линии того или иного периода, означало по существу перманентное снятие целых культурных слоев, разрушение целостности культурного универсума. Библиотеки стали и жертвами, и соучастниками трагедии нашей культуры - уничтожения ее памяти» (19, с. 5).

В первые годы советской власти ряд видных специалистов в области библиотечного дела выступили против применения принципа партийности в формировании фондов библиотек. В выступлении на первой Московской общегородской конференции пролетарских культурно-просветительных организаций А.А. Покровский подчеркнул необходимость строгой беспартийности в подборе и рекомендации книг (16). Он вместе с Б.О. Боровичем, Е.Н. Медынским и другими специалистами считал, что фонды библиотек должны включать литературу, отражающую любые точки зрения, и ни одна книга не может быть отвергнута только потому, что ее направление не нравится библиотекарю (8, с. 13). Однако скоро их сопротивление было сломлено, и сторонники принципа партийности одержали победу.

Вместе с тем, если в области формирования фондов массовых библиотек все очень скоро вынуждены были согласиться с тем, что их фонды необходимо комплектовать только литературой, написанной с коммунистических позиций, то с фондами научных библиотек дело обстояло намного сложней. На протяжении всей истории советской власти время от времени появлялись обоснованные утверждения специалистов о праве научных и специальных библиотек иметь в своих фондах хотя бы незначительную часть литературы, написанной с «методологически неверных позиций», но ценных с научной точки зрения. Эту позицию в разное время отстаивали К.Р. Симон, В. Олишев, Ю.В. Григорьев и др. (18, с. 146; 15, с. 41; 10, с. 16-17). Так, еще в начале 1970-х гг. Ю.В. Григорьев, ссылаясь на В.Г. Олишева, писал, что «...для удовлетворения специальных запросов работников науки и техники... допускается включение в фонды научных и специальных библиотек некоторого количества книг... "имеющих значение для науки или производства, даже если они написаны с неверных методологических позиций, но содержат важный фактический материал или знакомят научных работников с теоретическими концепциями и взглядами буржуазных ученых, отражающими определенный этап в развитии науки"» (10, с. 16-17). Однако даже такие невинные желания подвергались критике, а их авторов вынуждали признать методологическую ошибочность и недальновидность своих взглядов.

Наряду с тщательной идеологической фильтрацией фонды библиотек систематически пополнялись многоэкземплярными переизданиями трудов классиков марксизма-ленинизма, деятелей Коммунистической партии и Советского правительства, решениями и резолюциями КПСС, разнообразной общественно-политической литературой. Многочисленные издания из затоваренных складов книжных магазинов перекочевывали в хранилища библиотек. Это вело к постепенному увеличению доли общественно-политической литературы в фондах библиотек и даже усилия библиотекарей, вооруженных «самой прогрессивной» теорией обслуживания читателей – руководством чтением, — не смогли обеспечить их эффективного использования. Несмотря на все «погрешности» советской библиотечной статистики обращаемость фондов библиотек была крайне низкой и доля малоиспользуемой литературы все увеличивалась.

Таким образом, в период коммунистического правления в массовом масштабе были возобновлены средневековые традиции инквизиции применительно к книжным собраниям. К этому времени относятся и массовые «чистки» фондов библиотек, аресты неугодных книг и их «заключение» в спецхраны, которые представляли собой специально создаваемые отделы библиотек, а точнее библиотеки в библиотеках, в которых собирались «идеологически вредные» книги. Вход в них был строго-настрого запрещен всем, кроме имеющих на то специальные разрешения соответствующих органов. Спецхраны просуществовали вместе с коммунистическим правлением вплоть до его последних дней, и только полномасштабные демократические преобразования в конце 1980 – начале 1990-х гг. отрыли их двери для широких кругов читателей.

Вторым эшелоном, обеспечивающим применение принципа партийности в деятельности библиотек и проверку библиотечных фондов на идеологическую чистоту, были каталоги и картотеки библиотек и библиографические пособия. С первых лет советской власти принцип партийности лег в основу теории и практики классификации книг. Специалисты старой школы не соглашались с революционными утверждениями о том, что каталоги советских библиотек должны иметь «определенное политическое лицо», а классификация должна носить политический характер. Известные теоретики того времени Б.С. Боднарский, Н.В. Здобнов, Н.Н. Орлов, Н.В. Русинов и другие считали, что десятичная классификация является средством организации фондов и не должна отражать какую-либо идеологию. И.С. Вугман утверждал, что роль каталога заключается в том, чтобы дать научному работнику нужную ему книгу и не может преследовать воспитательных или агитационных целей. Против раскрытия в аннотациях на произведения художественной литературы идеи произведения и их прямой оценки выступал И.П. Жук, т. к. считал недопустимым любое влияние на читателя (8, с. 14).

Однако их высказывания утонули в партийных лозунгах, и перед библиотековедением была поставлена задача разработать новые таблицы классификации, базирующиеся на принципах марксизма-ленинизма. Это решение основывалось на убеждении коммунистически настроенного большинства в том, что «...буржуазным библиотековедением, включая русское дореволюционное, не могла быть создана подлинно научная библиотечная классификация, так как буржуазная философия не в состоянии полностью решить проблему классификации наук, особенно общественных» (5, с. 122). Но в связи «...с большими трудностями методологического, теоретического и практического характера» (5, с. 129) создать новую классификацию, отвечающую коммунистическим требованиям, в короткий срок не удалось. Поэтому Главполитпросвет РСФСР в 1921 г. вынужден был принять решение о применении во всех библиотеках в обязательном порядке Брюссельской международной системы десятичной классификации (ДМК) (11). Она была разработана Международным библиографическим институтом в Брюсселе на базе классификации М. Дьюи. ДМК получила название «таблиц Главполитпросвета» и с небольшими изменениями, сделанными с целью приближения их к советской действительности, переиздавалась еще два раза в 1927 и 1931 гг. Однако и в измененном виде она не могла полностью «по причине идеологических пороков» соответствовать требованию советского библиотековедения. Ведь отдел «Марксизм» по-прежнему находился в ней только на четвертом уровне деления в подразделе «Социализм» рядом с рубриками «Кооперация» и «Финансы». В связи с этим их пришлось коренным образом перерабатывать.

Первая принципиальная переработка «Десятичной международной классификации» была сделана в 1930-е гг. под руководством Л.Н. Троповского. Основные изменения, конечно, были внесены в отделы общественных наук. Л.Н. Троповский в ряду основных делений создал отдел «Марксизм-ленинизм» с рубриками для произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина и литературы о них, изданий, освещающих деятельность коммунистической партии, комсомола и т. п., и исключил неприемлемые с коммунистической точки зрения разделы. В1938 г. вышло в свет первое издание таблиц Л.Н. Троповского (21), которые впоследствии были переизданы еще дважды - в 1939 и 1942 гг., а в сокращенном варианте издавались в 1944 и 1946 гг. Таблицы Л.Н. Троповского были широко распространены в библиотеках вплоть до середины 1950-х гг., т. е. выхода в свет новых таблиц классификации.

В послевоенные годы традиции Л.Н. Троповского в библиотечной классификации продолжил З.Н. Амбарцумян. Под его руководством в ГБЛ началась работа по дальнейшему совершенствованию таблиц классификации для библиотек. К 1960-м гг. в СССР сложилась система таблиц для библиотек разных типов, которые впоследствии неоднократно переиздавались.

З.Н. Амбарцумяном в 1940-е гг., когда начались активные чистки фондов библиотек, также была выдвинута идея «рекомендательного каталога». Он считал, что «каталоги советской библиотеки являются описанием ее фондов, составленным в соответствии с задачами библиотеки по рекомендации читателям лучших по идейной и научной ценности произведений печати» (2, с. 4). По его мнению, в читательские каталоги должны были включать лишь те произведения, которые способствуют повышению идейно-теоретического уровня трудящихся, отвечают научно-исследовательским, производственным и учебным интересам читателей (1, с. 29). Против такого вопиющего нарушения функций каталогов - подмены их информационной функции партийным отбором – выступил Е.И. Шамурин (22, с, 43), за что был подвергнут ортодоксами резкой критике и обвинен в отрыве от коренных вопросов библиотечного строительства и идейно-воспитательных задач советской библиотеки.

Реализация идеи «рекомендательных каталогов», базирующейся на принципе партийности, нанесла серьезный ущерб справочно-информационной деятельности библиотек: почти повсюду были ликвидированы предметные каталоги, как не отвечающие требованиям рекомендательности, из алфавитных и систематических каталогов изъяты тысячи карточек с описанием «малоидейных» произведений. В конце 1950-х гг. библиотековеды вынуждены были все-таки признать, что идея «рекомендательного каталога» была порочной (6), однако восстановить полноту каталогов библиотеки смогли еще не скоро.

В 1950-е гг. продолжались работы по созданию советской классификации для библиотек. Усилиями ведущих библиотечно-библиографических учреждений страны такая классификация была создана и получила название «Библиотечно-библиографическая классификация» (ББК), которую можно считать вершиной применения принципа коммунистической партийности в библиотечном деле. Публикация различных ее вариантов началась с 1960 г. Принципиальное отличие ББК от всех предыдущих классификационных систем заключалось в том, что она базировалась на марксистско-ленинской классификации наук, ее основных методологических принципах. Составители ББК руководствовались философским учением марксизма – диалектическим и историческим материализмом, а также теорией классификации наук, разработанной Ф. Энгельсом в трудах «Анти-Дюринг» и «Диалектика природы». В ББК раздел «Марксизм-ленинизм» был вынесен на первое место в основном ряду и возглавлял всю классификацию. С точки зрения марксистско-ленинского учения о базисе и надстройке была разработана и классификация общественных наук.

ББК стала обязательной для применения во всех библиотеках СССР. В связи с изменившейся общественно-политической ситуацией в 1990-е гг. в нее начали вносить изменения, направленные на ее деидеологизацию. Постепенно раздел «Марксизм-ленинизм» был исключен из основного ряда делений, а литература классиков марксизма-ленинизма перемещена в подразделы соответствующих наук. В связи с новым взглядом на события отечественной истории XX в. значительные изменения были внесены в раздел «63.3 История. Исторические науки». Существенной переработке подверглись такие разделы, как «60.5 Социология», «65 Экономика. Экономические науки», «66 Политика. Политические науки», «67 Право. Юридические науки», «74 Педагогика. Педагогические науки», «87 Этика», «88 Эстетика» и др. Сведения об изменениях, вносимых в ББК, систематически публиковались на страницах профессиональной печати, в первую очередь журналах «Библиотека» и «Библиотечный мир», и в конечном итоге нашли отражение в новых вариантах таблиц, изданных в постсоветский период (1997-1998).

Идеи «рекомендательности», не получившие развития в каталогизации, нашли широкое применение в библиографии. В соответствии с ними в библиографии сформировалось целое направление – рекомендательная библиография. Основное предназначение создаваемых ею библиографических пособий заключалось в коммунистическом воспитании трудящихся, о чем свидетельствует терминологический словарь «Библиотечное дело» (1986, с, 127).

Таким образом, используя специально разработанные системы классификации и тщательный отбор литературы, читателей, на этот раз библиографическими средствами, ограждали даже от информации о литературе, идеологическая благонадежность которой вызывала сомнения.

Следующий этап идеологической фильтрации информации для пользователей библиотек осуществлялся при обслуживании пользователей. Основываясь на принципе партийности, советским библиотековедением была разработана теория руководства чтением. Одним из первых наиболее полное обоснование руководства чтением дал в 1930-е гг. А.Я. Виленкин. В своей теории он исходил из того, что открытое признание классовых целей библиотечной работы, ведущей роли в ней партии, является «первым, основным, краеугольным камнем советской концепции руководства чтением» (9, с. 9).

Кроме А.Я. Виленкина, разработкой принципа партийности, применительно к руководству чтением в 1930-40-е гг., занимались Б.В. Банк, И.И. Горовиц, Е.А. Горш, Р.Б. Гуревич, В.Н. Денисьев,Л.М. Потапова [Рабинович], А.В. Усов и др. Руководство чтением в библиотеке рассматривалось ими как «продуманная, обоснованная научной теорией марксизма-ленинизма методика политической работы по пропаганде книги среди отдельных групп читателей» (17, с. 9).

Некоторые библиотековеды стремились сохранить в библиотеках страны демократические традиции обслуживания читателей, одной из которых был открытый доступ к книжным фондам. Однако такая форма организации библиотечного фонда и обслуживания пользователей подверглась резкой критике, которая в середине 1930-х гг. перешла в полное отрицание открытого доступа и его запрещение, а сама идея получила ярлык «прожектерской теории» и «левацкого опыта». К проблеме организации открытого доступа к фондам в практике работы библиотек вернулись снова только в конце 1950-х – начале 1960-х гг., однако полностью в деятельность библиотек он так и не был внедрен.

В послевоенный период к изучению проблемы руководства чтением присоединились Т.Ф. Крюгер, З.Э. Лусс, Е.М. Нагловская, В.Ф. Сахаров, Е.И. Хасина, О.С. Чубарьян, а несколько позже Б.Б. Банк, Л.В. Беляков, А.Н. Ванеев, Н.Н. Житомирова и др. Библиотека рассматривалась ими как «...специальный аппарат, с помощью которого государство регулирует чтение масс, добиваясь сознательного и активного участия их в строительстве социализма» (8, с. 78). Усилиями названных специалистов была сформирована теория руководства чтением как одно из ведущих направлений советского библиотековедения. Разработанные положения легли в основу учебного курса «Работа с читателями» (1961,1979,1981) и даже стали рассматриваться как самостоятельная учебная дисциплина «Руководство чтением детей в библиотеке» (Житомирова Н.Н., Воронец В.А., Серова Н.С (1959,1964,1976).

Вместе с тем идея руководства чтением не была сразу принята всеми специалистами. В первые годы советской власти многие отрицали принцип активного влияния на читателя, называли руководство чтением фиктивностью (7, с. 12). В дальнейшем открытые выступления против руководства чтением были подавлены, но полного единодушия по этому поводу среди библиотекарей никогда не было.

Сторонники руководства чтением все время старались совершенствовать его формы и методы, в процессе чего «...идея помощи и просвещения незаметно подменялась идеей идеологического диктата и контроля... Под лозунгом идейного и эстетического воспитания читателей сплошь и рядом насаждался плохой вкус, продвигалась скверная и бездарная литература» (19, с. 5). В результате реализации теории руководства чтением была разрушена складывавшаяся десятилетиями система взаимоотношений между читателем и библиотекарем. Они перестали быть равноправными партнерами, их общение из диалога перешло в монолог, «...библиотекаря возвели в ранг вышестоящей инстанции, которая лучше знает, кому и что следует читать» (19, с. 5).

Только крах коммунистической идеологии и принципа партийности позволил библиотекарям отойти от руководства чтением. Первые шаги в этом направлении были сделаны М.Я. Дворкиной вначале 1990-х гг. (учебное пособие «Библиотечное обслуживание как система». 1991) и получили развитие в ее дальнейших работах.

Применение принципа коммунистической партийности привело к ряду отрицательных последствий для библиотек и библиотечного дела страны в целом. В результате развернувшегося противостояния с «буржуазным библиотековедением» отечественные библиотечная наука и практика длительные годы функционировали в условиях самоизоляции от зарубежного библиотечного дела, специалисты практически не имели возможности изучать опыт работы своих зарубежных коллег, применять выработанные международным библиотековедением продуктивные формы и методы библиотечной работы, участвовать в международном библиотечном сотрудничестве. Из общественного пользования были исключены и уничтожены ценные в научном и художественном плане произведения, которые по идеологическим соображениям не соответствовали партийным стандартам. Фонды библиотек пополнялись только материалами, выдержанными в духе марксизма-ленинизма, т. к. доступ в фонды библиотек произведений печати другой идеологической направленности, в том числе изданных за рубежом, был запрещен.

Сейчас среди специалистов все чаще слышны утверждения о том, что применение принципа коммунистической партийности в деятельности библиотек является историей давно минувших дней, о которой необходимо поскорее забыть. Однако изучение истории необходимо не только для удовлетворения нашей любознательности, но и для того, чтобы в будущем мы не повторяли ошибок прошлого и, кроме того, извлекали из уроков истории полезный опыт. Хочется верить, что наше общество никогда больше не вернется на путь тоталитаризма и над библиотеками не будет довлеть моноидеология. Но это вовсе не значит, что о принципе коммунистической партийности необходимо навсегда забыть и никогда более не упоминать. История его разработки и применения содержит много полезного, чему следует поучиться. Прежде всего – это четкому и последовательному алгоритму внедрения принципа партийности в практику работы библиотек страны, который заключался в выборе методологии, разработке теории и методики.

Несмотря на то, что библиотекари-практики отказались от применения в своей деятельности принципа коммунистической партийности уже более 10 лет назад, они до настоящего времени так и не получили не только конкретных практических рекомендаций, но и общепринятой теории в области принципов деятельности библиотек. Разработки в данном направлении, в том числе и на законодательном уровне, носят скорее декларативный, чем прикладной характер.

Первый шаг в решении данной проблемы, по нашему мнению, должен заключаться в выборе методологии. Трудности в решении данной задачи лежат далеко за пределами библиотековедения и связаны с общественным выбором идеи нашего дальнейшего развития. Следующим шагом должна стать разработка на основе принятой методологии общей теории библиотечного дела и теоретических оснований развития отдельных направлений деятельности библиотек. С нашей точки зрения, в качестве методологической базы разработки теории принципов деятельности библиотек необходимо рассматривать теорию ценностей. Взгляд на принципы деятельности библиотек с аксиологических позиций изложены нами в монографии «Библиотека как социальный институт» (14).

Обеспечить реализацию теоретических позиций на практике призвана методика. На основе теории необходимо разработать учебные программы для студентов и практические рекомендации для библиотекарей. Только в таком случае мы сможем обеспечить устойчивое развитие библиотек и ответить на повисший без ответа до настоящего времени вопрос тысяч рядовых библиотекарей «а мне, конкретно, что делать на своем участке?».

ЛИТЕРАТУРА

1. Амбарцумян З.Н. Основные вопросы теории каталогов советских библиотек // Библиотекарь. - 1951. - № 4. - С. 27-32.

2. Амбарцумян З.Н. Систематический каталог: Учеб. пособие. - М.: Госкульт-просветиздат, 1954. - 216с.

3. Библиотековедение: Общий курс: [Учеб, для библ. фак. ин-тов культуры /К.И. Абрамов, А.Н. Ванеев, В.В. Скворцов и др.; Под ред. К.И. Абрамова, Н.С. Карташова]. - М.: Кн. палата, 1988. - 224 с.

4. Библиотечно-библиографическая классификация: Табл. для науч. б-к.Вып. 1-25 / Гос. б-ка СССР им. В.И Ленина, Гос. публ. б-ка им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, Б-ка АН СССР, Всесоюз. кн. палата. - М.: Книга, 1960-1968.

5. Библиотечные каталоги: Учеб. для библ. фак. ин-тов культуры, пед. ин-тов и ун-тов,- 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Г.И. Чижковой. - М.: Книга, 1977. - 304с.

6. Брискман М.А., Копылов СИ., Щербакова ЕЛ.Назревшие вопросы организации каталогов областных библиотек как части справочно-библиографического аппарата // Труды / Ленингр. гос. библ. ин-т. - Л., 1958. - Т. 4. — С. 153-172.

7. Брыглов Г.А., Осьмаков И.И. Библиотечная работа клуба «Василеостровский металлист» // Красный библиотекарь. —1929. — № 2. — С. 9—21.

8. Ванеев А.Н. Развитие библиотековедческой мысли в СССР. - М., Книга, 1980. - 232с.

9.   Виленкин А.Я. Организация планового чтения в едином плане культурно-политической работы социалистического предприятия. — Л., 1931. — 34 с.

10. Григорьев Ю.В. Теоретические основы формирования библиотечных фондов: Учеб. пособие / Моск. гос. ин-т культуры. — М., 1973. — 89 с.

11. Десятичная международная классификация книг: Сокр. табл., сост. Особой комиссией при Главполитпросвете для обязательного употребления в библиотеках РСФСР. - Гомель: Госиздат, 1921. - 37с.

12. Крупская Н.К.О полит просвет работе в рабочей среде // Пед. соч.: В10 т. - М., 1959.-Т. 7.-С. 247-283.

13. Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература // Поли. собр. соч. -Т. 12.-С.99-105.

14. Мотульский Р.С. Библиотека как социальный институт/ Бел. гос. ун-т культуры. - Минск, 2002. - 374 с.

15. Олишев В. Некоторые вопросы советской библиографии // Библиотекарь. - 1957.-№10.-С. 37-43.

16. Первая Московская общегородская конференция пролетарских культурно-просветительских организаций, 23-28 февр. 1918 г.: Тез., резолюции; Устав Московского пролеткульта. - М.: Моск. пролеткульт, 1918. - 64 с.

17. Рабинович Л.М. Библиотечное дело к XX годовщине Великой социалистической революции // Красный библиотекарь. -1937. - № 11. - С. 5-17.

18. Симон К.Р. Принципы комплектования научных библиотек справочно-библиографической литературой // Сов. библиогр. —1935. — Вып. 4. — С. 141—149.

19. Стельмах В. На каком фундаменте строить?: Взгляд социолога на стереотипы библиотечной идеологии // Библиотекарь. -1990. - № 7. - С. 2-6.

20. Столяров Ю.Н. Партийность как основополагающий методологический принцип библиотековедения и библиотечного дела: Учеб. пособие / Моск. гос. ин-т культуры. – М., 1979. - 68 с.

21. Троповский Л.Н.Десятичная классификация: Сокр. табл. для массовых б-к: Рек. Библ. упр. Наркомпроса / НИИ библиотековедения и рек. библиогр.; Перераб. Л.Н. Троповским. - М., 1938. - 96 с.

22. Шамурин Е.И. Новое пособие по классификации // Библиотекарь. 1955. - № 9. - С. 43-46. - Рец. на кн.: Амбарцумян З.Н. Систематический каталог. М.: Госкультпросветиздат, 1954. 216 с.




Скачать 161.7 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер161.7 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх