Ценностные основы воспитания в педагогической системе К. Д. Ушинского icon

Ценностные основы воспитания в педагогической системе К. Д. Ушинского


Смотрите также:
Обоснование актуальности программы. Цель и задачи программы. Правовое обеспечение...
Примерная программа воспитания и социализации обучающихся...
К. Д. Ушинский один из создателей общественной педагогики...
Ценностные и социокультурные основы воспитания духовности и субъектности личности...
Анализ педагогической деятельности (2011 г.) Осебе. (слайд 1 ) Закончила ягпи им. К. Д...
Программа воспитания как тип педагогической программы: специфика, структура, приоритеты...
«свободного воспитания»...
Примерные вопросы к вступительному экзамену в магистратуру по направлению «международные...
Контрольная работа №1 по курсу «Дошкольная педагогика»...
Темы рефератов по дисциплине «Теория обучения» Сущность и содержание процесса обучения...
Пояснительная записка к системе учебников «Перспектива» (для 1−4 классов общеобразовательных...
Пояснительная записка к системе учебников «Школа России»...



Загрузка...
скачать
Шевченко Л.Л.,

д. пед. наук, проф. кафедры педагогики


Ценностные основы воспитания

в педагогической системе К.Д. Ушинского.


Малоисследованной темой является определение ценностных основ воспитания К.Д. Ушинским. Материалы некоторых зарубежных работ позволяют дополнить изданные в советский период труды выдающегося педагога. Так, Ушинский к общечеловеческим ценностям относил взаимное уважение, сотрудничество стран и народов, их вклад в создание международного опыта образования и воспитания. Идея взаимообогащения национального и общечеловеческого компонентов в образовании получила в его работах большое развитие. Важным на сегодняшний день является его вывод о том, что при наличии ряда общих черт образовательной системе каждой страны присущи своеобычные национальные характеристики, обусловленные особыми историческими предпосылками, национальными чертами, потребностями, обычаями. Попытки превознести ту или иную национальную систему воспитания в качестве универсальной, общечеловеческой, навязывать ее К.Д. Ушинский считал делом несостоятельным, подрывающим основы национального воспитания страны. «У каждого народа, – писал он, – своя система воспитания. Опыт других народов есть драгоценное наследие для всех, но точно в том же смысле, в котором опыт всемирной истории принадлежит всем народам. Как нельзя жить по образцу другого народа, как бы заманчив ни был этот образец, точно так же нельзя воспитать по чужой педагогической системе, как бы ни была она стройна и хорошо обдумана. Каждый народ в этом отношении должен питать собственные силы». (Пед. соч. Т. 2. С. 162.) «Воспитательные идеи каждого народа проникнуты национальностью более, чем что-либо другое, проникнуты до того, что невозможно и подумать перенести их на другую почву» (Т. 3. С. 33, М.-Л., 1984). Данная рекомендация сегодня более, чем актуальна.

Выводя воспитательные цели из национальных ценностей, К. Д. Ушинский исходил прежде всего из психологических особенностей развития личности ребенка и характера взаимоотношений между учителем и детьми. Он подчеркивал, что воздействие на ученика возможно лишь при доброжелательных взаимоотношениях, при влиянии ума на ум, характера на характер, воли на волю, и если учитель не любит детей и не может внушить детям симпатию, уважение, вызвать любовь к себе, то он должен оставить дело воспитания. Ценность любви к детям как аксиологический ориентир педагогической деятельности основывается при этом на педагогическом такте, сущность которого проявляется «в интуитивном чутье учителя в подходе к детям» (там же).

В то же время, следует отметить иерархию ценностей, на основе которых К.Д. Ушинский обосновывает цель воспитания. Вопрос о цели и задачах воспитания не ограничивался для Ушинского вопросом о приспособлении молодого поколения к участию в жизни общества на определенном этапе его исторического развития, но связывался с вопросом о назначении человека. «Воспитание, – говорил Ушинский, – величайший вопрос человеческого духа. Педагогика – первое и высшее из искусств, потому что она стремится к выражению совершенства не на полотне, не в мраморе, а в самой природе человека». Он имел в виду не абстрактное совершенствование, не неопределенное и всегда относительное понятие прогресса. Ушинский решительно предостерегал от такого понимания. «Из стремления к совершенству, – говорил он, – вырастают и величайшие добродетели и величайшие пороки. Новые поколения появляются на свет Божий, растут, требуют от нас воспитания, а воспитание требует определенного направления, цели, убеждений». (Там же).

Каким путем вести человека к совершенствованию? Ушинский отвечал на этот вопрос со свойственной ему ясностью и определенностью: «Только христианство может вести человека по этой великой и опасной дороге, указывая на живой идеал совершенства – Христа». «Для нас, – отмечал Ушинский, – нехристианская педагогика вещь немыслимая, предприятие без побуждений позади и без результатов впереди» (3. С. 157). Далее Ушинский пояснял, что воспитание имеет своим непосредственным предметом образование души. Душа человека божественная по своей природе, принадлежит вечности. Божественная природа души проявляется во всех формах духовной жизни человека, в том числе, в свойственном ей стремлении к совершенству нравственному и эстетическому. Христианское понимание свойств и законов развития человеческой души Ушинский считал вершиной. Евангелие ставит перед человеком определенную цель: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершенен» (Мф. 5: 48). Подвергнув внимательному изучению различные учения о душе, Ушинский сделал вывод: «Такого глубокого понимания души и ее коренных свойств мы не встречали» (3. С. 160).

В словах Спасителя: «Придите… и научитесь от Меня… и найдете покой душам вашим». (Мф. 11. 28-29), слово «покой» не понималось им как бездеятельность. «Покой» Ушинский понимал как осуществление нравственной жизни. «Прийти ко Христу и научиться от него не значит ли принять на себя деятельность, пренебрегающую не только наслаждением, но и величайшими страданиями» (там же). Понимая деятельность как закон жизни души, Ушинский очень близко подошел к учению святых отцов Восточно-христианской Церкви о «делании духовном». Это понятие является ведущим в понимании им путей нравственного воспитания.

Больше всего заботило Ушинского создание гармоничного сочетания теоретической и практической сторон нравственного воспитания. Он подчеркивал, что реальные результаты нравственного воспитания достигаются лишь при ориентации воспитанника на высший нравственный идеал – Христа. Так, в до-христианском мире существовали отдельно понятия «человек», «лицо» и «личность». «Христианская религия, – говорит Ушинский, – навеки слила эти понятия». В Древнем Риме понятие независимости было связано с понятием гражданина. В мире же христианском достаточно быть человеком, чтобы иметь право требовать признания своей личности. Произведя огромный переворот во взглядах на человека, христианство самую личность человека, воспитание его души сделало целью всей истории человечества. Христианский взгляд на человека исключает возможность насилия над человеком. «Раб может, оставаясь рабом, быть христианином, – продолжал Ушинский, – но истинный христианин не может быть владельцем рабов» (3. С. 158).

Однако, признавая в качестве величайшей ценности ценность человеческой личности, Ушинский отделял понятия «индивидуальность» и «индивидуализм». Индивидуализм чужд христианской религии, цель которой не разъединение, а соединение («…да будут все едино». Ин. 17. 21). «Без развития человек не будет человеком, – говорил Ушинский, – но лишь тем, что могло бы быть человеком, тем, чем был человек, пока Господь не вдохнул в него дух вечно развивающейся жизни» (там же). Но развитие вне общества невозможно, а следовательно, вне общества невозможно и исполнение закона Божьего человеком. «Мог бы человек, – говорил он, – живя уединенно, преследуя только свои личные интересы, выполнить закон, который завещала ему Божественная Любовь – быть подобным Творцу нашему?»

Подлинное духовное развитие без свободы невозможно. Но врожденное стремление к свободе следует отличать от склонности к своеволию или произволу. «Спаситель Своею Кровью освободил каждого христианина, – писал Ушинский, – и христианская свобода состоит не в рабском подчинении необузданным страстям, но в ограничении себя законами религии, нравственности и разума». Христианская свобода основана на познании Истины и подчинении себя Ей. «… познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8. 32). Отсюда вытекает задача воспитания: оберегая врожденное стремление ребенка к свободе развития своей личности, вести его к высшей свободе, которая заключается в добровольном подчинении себя Истине.

Важным для определения приоритетных ценностей нравственного воспитания в рамках современной светской системы образования является вывод К.Д. Ушинского об отношении веры и знания. Он подчеркивал, что этот вопрос имеет исключительно важное значение для мировоззрения, а, следовательно, и для разработки основ воспитания и обучения. Многие боятся естествознания, как проводника материалистических убеждений, – писал Ушинский, – но это лишь слабодушное недоверие к истине и ее источнику – Творцу природы и души человеческой. Истина не может быть вредна – это одно из самых святых убеждений человека, и воспитатель, в котором поколебались эти убеждения, должен оставить дело воспитания – он его недостоин» (3. С. 170).

«Пусть воспитатель, – говорил Ушинский, – заботится только о том, чтобы не давать детям ничего, кроме истины. Пусть смело вводит воспитанника в действительные факты жизни души и природы, нигде не прикрывая незнания ложными мостами, – он может быть уверен, что знания, какими они являются в фактах, а не в совпадениях самолюбивых теоретиков, не извратят нравственности воспитанника и не поколеблют в нем благоговения к Творцу вселенной. Мы думаем, что воспитание не выполнит своей нравственной обязанности, если не очистит сокровищ, добытых естествознанием, от всей ложной шелухи, остатков процесса их добывания, и не внесет эти сокровища в массу общих знаний каждого человека, имеющего счастье употребить свою молодость на приобретение знаний. Материалистические гипотезы и утверждения могут смутить только того, кто никогда не брался всерьез за изучение естественных наук». Именно в недостатке серьезного естественнонаучного образования видит Ушинский причину того, что многие люди так легко попадают на удочку глашатаев материализма. (С. 162).

Для теории нравственного воспитания важен вывод Ушинского о том, что нравственное сознание, как и вера врождены человеку. «В глубине души всякого человека скрывается, – по словам Ушинского, – признание равенства его личности со всякой другой личностью. Христианство сделало это равенство религиозным законом» (там же).

Важны разработки К.Д. Ушинским вопросов, посвященных осмыслению этических категорий, в частности – законов совести. Так, он отмечал, что одинаковость ума и совести во всех людях делает возможным торжество мысли и торжество нравственного учения, то есть жизнь человека направляется и определяется абсолютными моральными критериями, так как перед законом совести все равны и Христос обращался к совести фарисеев, зная, что она скажет им то же, что говорила другим людям их совесть.

Но если стремление к совершенству врождено человеку, то идеал совершенства развивается. Вначале возникает отрицательная формула совести: «Не делай другим того, чего не хочешь, чтобы другие тебе делали». Затем появляется ее положительная форма: «Делай другим то, что ты хочешь, чтобы тебе делали другие». («…во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Мф. 7. 12). Сострадание есть средство чувствовать бытие другого. По мнению Ушинского, нравственный кодекс у всех людей одинаков, но за недостатком сравнения он может остановиться на первых ступенях развития. Для христианина это уже невозможно, ибо на последней ступени во всем своем величии стоит образ Христа. Единственный отрезок человеческой истории – Евангельские события – мирит человека с человеком и притом – с человеком, погрязшим в пороках.

К.Д. Ушинский подчеркивал, что высшие ценностные ориентиры для воспитателя при определении целей воспитания скрыты в Евангелии. «Евангелие – единственный и наиболее совершенный источник абсолютных моральных ценностей и нравственности, дающий живой образ совершенства в лице Христа-Спасителя». (3. С. 176)

Так же важна мысль педагога об источниках формирования общественных целей воспитания и критериях определения нравственной воспитанности. Он утверждал, что нравственность не может быть выведена из общества, так как общество опирается на индивидуальную совесть человека. Если человек, не внимая никаким угрозам и приманкам света, начнет внимательно прислушиваться к голосу своей совести, он откроет в нем источник премудрости, то есть высшей практической мудрости или нравственности.

Приведенные высказывания Ушинского показывают своеобразие гуманистического отношения к ребенку, понимаемого как развитие личности воспитанника на основе абсолютных нравственных ценностей христианства и устремленных в качестве идеальной цели – к совершенной личности Христа.

При этом интересно последнее замечание, являющееся предостережением – предвидением педагога положений современной ситуативной этики, которая возникла спустя полтора столетия.


Литература

  1. Ушинский К.Д. О пользе педагогической литературы. Собр. соч. Т. 2. – М.-Л., 1948

  2. Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания: опыт педагогической антропологии. – Пед. соч. в 6 т., Т. 5. – М., 1989.

  3. Василевская В.А. Учение К.Д. Ушинского о воспитании. / В кн. С.С. Куломзина. Наша Церковь и наши дети. – М.,1993. С. 150-189




Скачать 78,68 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер78,68 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх