Предисловие к русскому изданию icon

Предисловие к русскому изданию


Смотрите также:
Человечество в индустриальную эпоху 21...
Анализ Полный курс Джек Швагер с английского Содержание Предисловие к русскому изданию 12...
Предисловие к русскому изданию 7...
Предисловие к русскому изданию 6...
Предисловие к русскому изданию...
Оливер Сакс
Предисловие к русскому изданию...
От редакции Предисловие к первому изданию Предисловие ко второму изданию...
Предисловие к русскому изданию...
Предисловие к русскому изданию...
Предисловие автора к русскому изданию...
Предисловие к русскому изданию...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
JACQUES ATTALI

MILLENNIUM

Winners and losers in the Coming World Order

Lignes d'horizons


Жак Аттали

НА ПОРОГЕ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Москва "Международные отношения' 1993

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ 3

ПРЕДИСЛОВИЕ* 5

ГЛАВА 1. ГРЯДУЩИЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК 7

ГЛАВА II. БОРЬБА ЗА ГОСПОДСТВО 22

ГЛАВА III. Побежденные будущего тысячелетия 40

ГЛАВА IV. КОЧЕВНИКИ 46

ГЛАВА V. ОТКАЗ ОТ СУВЕРЕНИТЕТА И НЕОБХОДИМОСТЬ ОГРАНИЧЕНИЙ 60



^

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ


Мне доставляет особое удовольствие представить русским читателям эту книгу, в которой я попытался свести воедино свои теоретические выводы. Примерно в пятнадцати работах я стремился установить долгосрочную тенденцию, увязывающую экономическую, политическую и культурную историю. Коренная причина большинства варварских явлений со­стояла в доминировавшей в XX веке идеологии марксизма. Тем не менее одну из основных идей, к которой обращался Маркс, а именно связь между различными формами человеческой деятельности, необходимо пересмотреть. В данной работе я пы­таюсь изложить собственную интерпретацию этой идеи. Читателей, возможно, удивит, насколько важ­ное значение я придаю таким понятиям, как нома­дизм (я убежден, что ведущие оседлый образ жизни общества - только промежуточный этап между двумя этапами номадизма), каннибализм (который проявляется в религиозных обрядах и символиче­ских ритуалах) и теория катастроф (начало которой положили ранние математические теории). На осно­ве этих различных теорий я прихожу к выводу, что сегодняшний мир перегруппировывается вокруг двух континентов - Европейского и Тихоокеанского.

Какова будет роль России в этом новом мировом порядке? Потенциально - важная, если только Рос­сия сможет перестроиться и мирно двигаться к созданию стабильной, ориентированной на рынок экономики. В настоящее время ее движение неуве­ренно и чревато провалом. Достигнутые до сего времени реформаторами успехи - а они значитель­ны - сегодня в опасности. Правительство России не в состоянии решить некоторые коренные вопросы и в результате подрывает весь процесс перехода к рынку. Международное сообщество также отстает. Из выделенных странами "большой семерки" 24 мил­лиардов долларов США выплачена весьма незначи­тельная сумма, несмотря на огромные усилия, при­лагаемые большинством участвующих стран. Необ­ходимо добиваться большего. Главная ответствен­ность лежит на российском правительстве, и, чтобы не ввергнуть страну в пучину неизбежного хаоса, это правительство должно решить семь проблем.

Во-первых, предпосылкой для самого существо­вания государства являются налоговые сборы. Су­ществование нации невозможно без достижения консенсуса по данному вопросу. Налоговые влива­ния в Российской Федерации размыты в результате экономического спада, невыплаты налогов фирмами и в некоторых случаях отказа регионов переводить средства центру. Кроме того, реальная стоимость отсроченных налоговых выплат снижается ввиду инфляции. В конечном счете государство страдает от хронической нехватки средств, что ослабляет его шансы на выживание.

Во-вторых, беспорядочная кредитно-денежная система. Страна идет к гиперинфляции. С 1 июля 1992 г. денежное обеспечение почти удвоилось, и, как недавно сказал Джеффри Саш, существует острая необходимость " прекратить перекачку рублевых кредитов из Российского центрального банка в предприятия и бюджет". В результате этой денежной экспансии мы наблюдаем валютный крах, ускорен­ный рост цен и повышение заработной платы. По­следствия будут сказываться до тех пор, пока будет продолжаться этот "кредитный взрыв".

В-третьих, инфраструктуру государственного финансирования необходимо поставить на прочную основу. Уровень расходов, на трансферты в частности, по-прежнему значительно выше, чем в сопоставимых странах с рыночной экономикой. Дефицит бюджета испытывает огромное давление, находясь в тисках растущих расходов на социальные выплаты ввиду ро­ста безработицы, что также повлечет выкачивание бюджетных средств. Обследование 500 предприятий в Москве и Санкт-Петербурге показало, что между сентябрем 1990 года и июнем 1992 года численность рабочей силы сократилась примерно на 15%. Можно предвидеть массовые увольнения и закрытие пред­приятий в 1993 году. С начала года дефицит в России уже превысил прогноз на 1992 год в пять раз и состав­ляет свыше 10% ВВП, что значительно превосходит предел МВФ.

В-четвертых, отсутствие ресурсов для вывода войск из Восточной Европы. Нет жилья и рабочих мест, и поэтому существует опасность скопления в центральных районах больших групп военнослужа­щих, настроенных против правительства. Если орга­низованная преступность выходит из-под контроля, сумеет ли армия сохранить независимую роль?

В-пятых, отсутствие контроля со стороны центра порождает, как всегда, опасность коррупции. Пере­дача полномочий позволяет фирмам через коррум­пированные министерства получать экспортные лицензии и затем прятать доходы за границей. В некоторых регионах укореняются поощряемые пре­ступные сети, быстро превращающиеся в независи­мые княжества. Процветают организованная пре­ступность и торговля оружием и наркотиками, по­скольку рухнувший порядок еще не заменен другим. На смену государственной монополии приходят картели и санкционированный рэкет, а вовсе не сво­бодный рынок.

В-шестых, денежный, инфляционный и админи­стративный кризисы побуждают местные власти в регионах, богатых природными ресурсами, - а это обычно отдаленные и малонаселенные районы -осуществлять контроль над этими природными ре­сурсами для обеспечения прямого доступа к таким товарам первой необходимости, как продовольствие. Добыча и экспорт нефти и газа - основной источник иностранной валюты для России - сегодня замкнуты в нисходящей спирали. Зачем участвовать в нефунк­ционирующей государственной системе, если вы сидите на нефти, золоте или природном газе?

В-седьмых, беспорядок в государстве означает, что даже внешняя помощь блокирована. Конкурен­ция между руководителями на местах, решения, которые принимаются на все более низкой ступени административной лестницы, и неопределенность относительно того, кто полномочен заключать кон­тракты на независимые займы или выдавать суверен­ные гарантии, - все это создает своего рода админи­стративный барьер между Россией и внешним миром. Всякий внешний донор должен играть свою роль. Несомненно, они могли бы сделать больше, однако в настоящий момент их задача порой фактически невыполнима.

Что общего в этих вопросах? Каждый из них пред­ставляет жизненно важный аспект экономической и политической структуры Российской Федерации. Невозможно рассматривать переход России к рынку изолированно от ее институционального развития. Говоря предельно просто, рынок и демократия будут процветать только тогда, когда государство имеет средства их защитить. Избирательные системы будут функционировать только в случае, если избиратели ограждены от давления. Необходимые для создания рыночной экономики общепризнанные элементы, такие как права собственности, контрактное право, эффективная конкурентная политика, стабильность кредитно-денежной системы и т.д., будут работать только тогда, когда есть государство, обеспечиваю­щее их исполнение. Сохранение относительно высо­кого уровня образования в бывшем Советском Союзе - одна из немногих действительно имеющихся ценностей - предполагает бюджетную политику, способную платить за это, что, в свою очередь, пред­полагает налоговую систему для сбора финансовых средств.

Поэтому вопрос заключается не просто в том, чтобы внедрить рынок. Речь идет о перестройке всего государства, которое было взорвано изнутри, так что фактически каждый его фрагмент неустойчив, от­крыт для злоупотреблений и готов развалиться. Про­цесс перестройки потребует времени и может быть успешным только на основе выработки консенсуса относительно программы всеобщего возрождения. Этот великий эксперимент в области демократии становится в сегодняшней истории грандиозной игрой наперегонки со временем.

Первый шаг на пути достижения успеха в этом эксперименте для российского правительства будет заключаться в решении изложенных семи проблем. Одержав победу, правительство предотвратит не­минуемую катастрофу. Второй шаг изменение отношения Запада к России. Запад должен научить­ся рассматривать Россию как неотъемлемую часть промышленной и коммерческой структуры Европы. Только в этом случае будет осуществима та уни­кальная возможность для мира, которую мы видим сегодня.

^ Жак Аттали Ноябрь,1992 год

ПРЕДИСЛОВИЕ*


Тот факт, что мой друг Жак Аттали незнаком большинству американцев, включая большинство философов и политических деятелей Соединенных Штатов, - лишнее свидетельство интеллектуального провинциализма этой страны. В течение десяти лет Жак Аттали был советником по экономическим во­просам президента Франции Франсуа Миттерана. Его рабочий стол стоял возле двери кабинета прези­дента, и именно он постоянно присутствовал на его встречах как с советским президентом Михаилом Горбачевым, так и со многими другими руководите­лями крупного масштаба. Это он подсказывал раз­личные идеи Миттерану, помогая ему уверенно вести страну в XXI век.


* Это предисловие было написано Э. Тоффлером к американ­скому изданию книги. (Здесь и далее прим. пер.)


В настоящее время Жак Аттали - президент Европейского банка реконструкции и развития. Этот институт был создан для того, чтобы сделать менее болезненным для стран Восточной Европы переход от планируемой централизованной экономики к успешно функционирующим рыночным отношениям. По крайней мере, об этом сообщалось в американ­ской печати.

Но многие (даже большинство) высокоинтеллек­туальные американцы остаются в неведении отно­сительно того, что Жак Аттали, если говорить о его так называемой "второй жизни", является одним из блестяще образованных европейских умов, челове­ком, обладающим громадной энергией, в нем чувст­вуется "искра Божья", в нем есть внутренний напор. Он наделен богатым воображением и имеет немало заслуживающих внимания идей. Идеи, еще раз идеи плюс неуемное любопытство проявились в разработ­ке тем в пятнадцати написанных им книгах, над большинством которых он засиживался до раннего утра, а затем, прямо от рабочего стола, направлялся в свой офис в Елисейский дворец.

Впервые я услышал об Аттали, когда столкнул­ся с его книгой "Антиэкономика". "Какая замечатель­ная книга!" - подумал я. Давно пора кому-нибудь вплотную заняться традиционной экономикой и изрядно перетрясти все ее застывшие постулаты. Он был воспитанником самых престижных француз­ских высших учебных заведений, до предела вышко­ленным высокопоставленным функционером, выра­жавшим готовность до конца жизни строжайшим образом блюсти все установленные прежде правила. И все же он сознательно поставил под сомнение фундаментальные основы общепринятой традицион­ной экономики. Так он заработал свое первое "очко".

В то время я еще не знал, что он также написал две книги о политических моделях и о взаимодейст­вии политики с экономикой. После них он обратился к исследованию технологических процессов. Судя по всему, до этого момента его карьера выглядела в большей или меньшей степени "респектабельной". Ну а что можно сказать о высококвалифицирован­ном чиновнике, который сумел выкроить время и написать книгу "Звуки", сочинение, по сути дела, повествующее о политике и экономике в музыкальном искусстве? Нет, нет, в ней не шла речь об эко­номической основе сегодняшней эстрадно-музыкальной индустрии. Его книга - это глубокие философ­ские рассуждения об отношении музыки к политиче­ской культуре начиная с античности и до наших дней. В ней он продемонстрировал свое необычное, оригинальное проникновение в суть предмета, его интеллект ярко осветил далекие горизонты затро­нутой темы.

А что можно сказать о параллельно проводимом им исследовании политической роли медицины в жизни нашего общества? Или о его работе по исто­рии экономики "Эти три мира"? Или о его еще более удивительной и захватывающей книге об истории концепций времени? Вряд ли можно было ожидать таких свершений от простого экономиста или зауряд­ного правительственного чиновника!

После избрания Миттерана на пост президента Франции Жака вместе с его рабочим столом задвину­ли в угол приемной рядом с дверью президентского кабинета. Он сидел настолько близко от нее, что Миттерану, чтобы добраться до своего рабочего места, непременно нужно было пройти мимо Жака. Когда я впервые нанес ему визит в Елисейском дворце, то он поспешил принести мне извинения, заморгав блестящими глазами за линзами очков, в связи с тем, что нам с ним придется на несколько минут удалиться от его стола, чтобы дать возмож­ность президенту Миттерану проводить из своего кабинета президента Италии.

На несколько секунд мы с ним ускользнули в какой-то узкий, скорее всего, тайный коридор и оста­вались там, покуда перед нами не прошествовали главы обоих государств, не прерывая частной бе­седы.

Затем мы вернулись к столу Жака и продолжили наш разговор.

С того времени Жак написал еще одну книгу - "Влиятельный человек", доброжелательную био­графию международного банкира Зигмунда Варбурга, а также книгу о природе собственности, два романа о вечности, и еще несколько исторических иссле­дований. Таким образом, мы видим перед собой портрет блестящего интеллектуала, не приемлющего традиционную мудрость нашего времени, за­метную и своеобразную фигуру в духовной жизни Европы, человека, в настоящее время занимающего пост президента банка с активами, превышающими 14 миллиардов долларов, того банка, который мог бы стать столпом нового мирового порядка. Жак -редкий тип бизнесмена в сегодняшнем мире, бизнес­мена интеллектуального, голова которого наполнена блестящими идеями и который действительно спо­собен осуществить их на практике. Поэтому ему и поручено заниматься наиболее практическим в Ев­ропе вопросом - вопросом о меняющихся отношениях между Западной и Восточной Европой.

Руководствуясь именно таким взглядом, я рекомендую читателям его книгу "На пороге нового ты­сячелетия" - небольшую, лаконичную, знаменатель­ную, в которой, кроме всего прочего, говорится и о будущем Америки в том мире, в котором, по мнению Аттали, все в большей степени будут доминировать Европа и Япония. Эта книга заставит вас и огорчить­ся, и, напротив, воспрянуть духом. Каких бы тем ни касался автор - будь то "нормальность" экономиче­ского кризиса или дискуссия по поводу "кочующих объектов" - номадов, которые, по его мнению, станут главными продуктами экономики будущего, или набросанные им контуры восьми следующих один за другим сдвигов в мировой экономической системе, или появление того, что он называет "девятым ры­ночным укладом", или же его доводы относительно, "ключевых" механизмов завтрашнего дня, которые заставят самого потребителя включиться в производ­ство собственных услуг, - Аттали всегда демонстри­рует свой искрящийся, обуреваемый творческой энер­гией интеллект.

В этой книге вы найдете немало идей, с кото­рыми лично я не могу до конца согласиться. Но в ней очень мало таких, из которых я не мог бы почерп­нуть что-то новое. Аттали может нас многому на­учить. Особенно нас, американцев.

^ Элвин Тоффлер Лос-Анджелес, 8 марта 1991 г.





оставить комментарий
страница1/6
Дата17.10.2011
Размер1,5 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх