…136 Раздел III особенности правоотношений, возникающих между государством и жертвами злоупотребления властью и правосудием icon

…136 Раздел III особенности правоотношений, возникающих между государством и жертвами злоупотребления властью и правосудием


Смотрите также:
Учебно-методический комплекс дисциплины «Рассмотрение судом дел...
План работы Введение. Понятие гражданского правоотношения и его особенности...
План работы Введение. Понятие гражданского правоотношения и его особенности...
Теория хозяйства и права...
Земская медицина как источник социальных конфликтов между органами местного самоуправления и...
Под научной редакцией Старовойтенко Е. Б. и Шадрикова В. Д...
Содержание раздел Актуальные проблемы права Барков А. В...
Содержание раздел Актуальные проблемы права Барков А. В...
Выводы к разделу 1 раздел анализ применения правовых способов обеспечения исполнения...
Государственное управление и административное право...
П. В. Верховской так характеризует отношения между государством и Церковью в Московской Руси: в...
Курс «управление проектами» Авторы: Сооляттэ Андрей Юрьевич (Раздел I) Шулимов Андрей...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать




СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………3

Раздел I Развитие отечественного законодательства о правовом статусе жертв злоупотребления властью и правосудием…………………………..…24

1.1 Особенности норм отечественного «досоветского» и «советского» законодательства, посвященного правовому статусу жертв злоупотребления властью и правосудием..……………………………………………………………………….24

1.2 Международно-правовые акты о защите прав и законных интересов жертв злоупотребления властью и правосудием как ориентир для современного отечественного законодательства ……………………………………………..…42

1.3 Особенности действующего законодательства Украины о правовом статусе жертв злоупотребления властью и правосудием ………………………………63


Раздел II Общая характеристика правового статуса жертвы злоупотребления властью и правосудием………………………………………………………..83

2.1. Понимание категории «правовой статус человека» в современной юриспруденции…..……………………………………………………………..83

2.2 Понятие жертвы злоупотребления властью и правосудием: специфические черты её правового статуса……………….……………………………………..109

2.3 Виды правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием…136


Раздел III Особенности правоотношений, возникающих между государством и жертвами злоупотребления властью и правосудием…………………….144

3.1. Понятие, сущность, виды правоотношений, возникающих между государством и жертвами злоупотребления властью и правосудием………………………144

3.2 Реабилитационные правоотношения, как особый вид правоотношений, возникающих между государством и жертвами злоупотребления властью и правосудия…………………………………………………………………….159


ВЫВОДЫ…………………………………………………………………..163

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ…………………………168

Для заказа доставки работы воспользуйтесь поиском на сайте http://www.mydisser.com/search.html

ВВЕДЕНИЕ


“законность не бывает ни дурной, ни хорошей, правой или левой, революционной или реакционной. Революционная законность поэтому юридически так же мало мыслима, как экономически мало мыслим «красный капитал»: есть законность, и она безусловная правовая ценность, единая в революции и реставрации»”.

А.Н. Трайнин


Актуальность темы обусловлена заинтересованностью гражданского общества и государства в улучшении правовых гарантий защищенности человека от государственного произвола.1

Развитие идеологии правового государства, новые методологические подходы в отечественной теоретико-правовой доктрине определяют практическую и теоретическую значимость выбранной темы.

Исследование вопроса о правовом статусе жертв злоупотребления властью и правосудием в демократическом государстве является актуальным ввиду того, что позволяет обществу увидеть и понять систему социальных возможностей человека, пострадавшего от противоправной деятельности государственных должностных лиц, и обуславливает необходимость окончательного преодоления последствий тоталитаризма, недопущения возникновения в нашем государстве его элементов в будущем.

Вот почему, сегодня существует необходимость в тщательном научном анализе роли и места права на защиту в механизме обеспечения прав человека, в выявлении тех особенностей правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием, которые способствуют своевременной реабилитации жертвы (восстановлению в правах). Выше сказанное лишь усиливает необходимость проведения на теоретико-правовом уровне исследования вопроса о роли института реабилитации в жизни общества в целом, и механизма восстановления в правах жертв, в частности.

Сегодня, к сожалению, в отечественной юриспруденции отсутствуют универсальные методологические подходы к разработке реабилитации как правового явления, что закономерно приводит к несовершенству, пробельности, противоречивости института реабилитации.

В настоящее время, существует необходимость в решении на теоретическом уровне вопроса о юридической природе института реабилитации, его отраслевой принадлежности.

Кроме того, теоретическая значимость выбранной темы определяется важностью дальнейшего развития учения о правовом статусе человека, усовершенствованием существующих представлений о структуре, видах правового статуса человека, о месте прав жертв злоупотребления властью и правосудием среди других прав человека.

Вдобавок, актуальность указанной проблематики определяется коренными преобразованиями, которые происходят в отечественной правовой системе, в частности сфере правосудия, а также необходимостью усовершенствования национального законодательства, посвященного правовому статусу жертв злоупотребления властью.

Гуманизация и демократизация отечественной правоприменительной практики обуславливают исследование вопроса об обеспечении и защите прав жертв злоупотребления властью и правосудием в международном праве, поскольку каждое демократическое государство ориентируется на европейские2 и международно-правовые стандарты в этой области.

Практическая значимость темы исследования заключается в необходимости реального обеспечения господства в нашем обществе принципа верховенства права и принципа ответственности государства перед человеком за свою деятельность, а именно: в постоянном усовершенствовании юридических механизмов контроля гражданского общества за деятельностью государства, введении этой деятельности в демократические рамки.3

Также практическая значимость исследования заключается в социальном назначении института “заглаживания” вреда, причиненного человеку неправомерными действиями государства, его должностных лиц, в необходимости поиска оптимальных правовых средств, обеспечивающих надлежащую защиту прав человека от противоправных посягательств со стороны органов государственной власти, их должностных лиц, утверждении законности и правопорядка.

Актуальность и практическая значимость исследования указанной темы заключается в необходимости: 1) усовершенствования понятийно-категориального аппарата указанной проблемы, поскольку он до конца не разработан и дефиниции понятий не согласованы; 2) раскрытии содержания прав, гарантий жертв правосудия и злоупотребления властью; 3) в потребности выяснения соответствия национальных стандартов в этой области международно-правовым и европейским стандартам защиты прав человека; 4) исследования юридической ответственности государства и его должностных лиц за противоправные действия; 5) выявления факторов, обуславливающих неэффективность государственных институтов защиты прав человека.

Уже длительное время отсутствуют исследования, в которых бы в теоретико-правовом аспекте специально изучались указанные проблемы. Это и обуславливает актуальность выбранной темы.

^ Связь с научными программами. Диссертация выполнена в соответствии с п. 49 Плана научных исследований и разработок по совершенствованию деятельности органов и подразделений внутренних дел Украины на 2002 – 2005 г., пп. 1- 13 Тематики приоритетных направлений диссертационных исследований на 2002-2005 г., утвержденных Приказом МВД Украины № 635 от 30.06.2002 г., п.1.3, г. 1.4 Основных направлений научных исследований Национального университета внутренних дел на 2001- 2005 г.

Состояние научной разработки проблемы. Формирование представлений о положении жертв правосудия в Европе связано с появлением мысли о необходимости государственного вознаграждения невинно осужденных, которая впервые была высказана в ХVII столетии. Однако, в условиях, когда гражданский процесс не отличался от уголовного, возможность практической реализации тезиса об ответственности государства за действия своих агентов представлялась маловероятной [1, с.365].4

Правовой статус жертв правосудия впервые стал объектом пристального научного исследования во второй половине ХVIII столетия.5 В 1781 году Академия наук и художеств в Шалоне-на-Марне предлагает премию за тему: «каковы по началам естественного права лучшие и, вместе с тем, наименее обременительные для общества способы вознаграждения граждан, привлеченных прокуратурой к суду и признанных невиновными».

В сочинении Жана Пьера Бриссо, монография которого получила премию за исследование данной темы, впервые была высказана мысль о том, что жертвы правосудия должны получать компенсацию от государства, а не от его агентов, которые действовали неправомерно [2, с.365]. Точка зрения Бриссо сразу же подверглась резкой критике со стороны видных юристов того времени. Негативно к ней относились Блюнчли, Штенгель, Геффтер и др., которые считали, что государственное вознаграждение жертвы правосудия может привести: 1) к фиктивным обвинениям, направленным к тому лишь, чтобы получить деньги из государственного казначейства за оправдание; 2) к опасности увеличения неискренности и запирательства у обвиняемых, что значительно затруднит ход правосудия; 3) к существенным финансовым издержкам, которые тяжелым бременем лягут на государственный бюджет [3, с.27-28].

Перечисленные возражения опровергались защитниками концепции государственного возмещения ссылками на интересы справедливости, общественной пользы.

В Италии идею компенсации потерпевшему от неправомерных действий представителей государственной власти отстаивал Филанджиери. Он считал, что если убытки причинены оправданному неправильными, но незлоумышленными действиями суда или публичных обвинителей, они должны возмещаться за счёт особой казны; при злоумышленности неправильного обвинения потерпевший имеет право на иск о клевете к частным и публичным обвинителям [1, с.382-383].6

Попытка законодательного урегулирования проблемы впервые была предпринята в Пруссии. Принятый в 1776 г. закон гласил: «Если лицо, подозреваемое в совершении преступления, было задержано до судебного разбирательства и освобождено за недостаточностью доказательств из заключения и его полная невиновность была установлена…, ему должны быть не только полностью возвращены понесенные издержки, но также выплачена денежная сумма в качестве определённой компенсации в соответствии со всеми обстоятельствами дела из фондов суда таким образом, чтобы оправданному лицу мог быть возмещен ущерб, который он понёс» [4, с.684].7

В Испании принцип имущественной компенсации жертвам правосудия, будучи закрепленный в ст.179-181 Уголовного кодекса 1822 года, также просуществовал непродолжительное время (15 месяцев) [5, с.2193].

В дальнейшем идея Филанджиери нашла законодательное оформление в Тосканском уголовном уложении 1786 г. В Тоскане была специально учреждена касса, куда стекались суммы, налагаемые судебными приговорами в виде штрафов [5, с.2193-2194].

В 1788 г. Людовик ХVI представил в Генеральные Штаты Ордонанс, сопровождавшийся декларацией о том, что он удивлён тем, что ничего не сделано во Франции для возмещения ущерба ошибочно осужденным лицам, и что король рассматривает такое возмещение как долг правосудия. В проекте Уголовно-процессуального кодекса, который он передал в Законодательное собрание Франции, содержалась статья, обязывающая возмещать ущерб невиновным лицам за счёт государства, оставляя его размер на определение жюри присяжных [3, с.32].

В Англии вопрос о компенсации жертвам правосудия впервые был поставлен Иеремией Бентамом. Благодаря его стараниям в Палату общин был внесён Билль о компенсации за судебные ошибки. И, хотя, данный законопроект был отвергнут, Парламент по нескольким делам предоставил незаконно осужденным единовременные компенсации [6, с.158-159.].

В законодательстве Швейцарии принцип компенсации ущерба жертве правосудия, связанного с лишением свободы, был впервые провозглашен в Конституции Женевы 1794 г. В дальнейшем идея государственной компенсации жертве правосудия за противоправные действия представителей власти нашла свою реализацию в федеральном Уголовно-процессуальном кодексе 1851 г., Уставе уголовного судопроизводства кантона Вауд 1850 г., а также в Уставе уголовного судопроизводства Ааргау 1866 г. Дальше всех пошли законодатели кантона Базельштадт, приняв в 1889 г. Закон о возмещении ущерба лицам, несправедливо заключенным под стражу [6, с.168].8

Скандинавские страны – Швеция, Норвегия и Дания приняли соответственно в 1886, 1887 и 1888 г. детально регламентирующие законы о возмещении ущерба лицам, подвергнутым незаконному аресту или лишению свободы [7, с.833].9 В других странах Западной Европы вопрос об имущественной компенсации государством жертвам правосудия получил законодательное оформление в Австрии – 1892 г., Венгрии – в 1896 г.,10 Португалии и в 1884 г., в Германии – 1898 г.11

Наибольшие споры при обсуждении законопроектов об имущественной компенсации жертвам правосудия происходили в Парламенте Франции. Одни проекты, внесенные в законодательный орган, защищали необходимость возмещения ущерба всем категориям лиц, подвергнутым без вины уголовному преследованию, другие ограничивали его гражданами, невиновность которых констатирована точно и полно. Согласно проекту закона, утвержденного Палатой депутатов, всякое лицо, подвергшееся подследственному аресту, могло просить вознаграждение, если его невиновность обнаружена в порядке возобновления уголовного дела, а также если уголовное преследование прекращено на той или другой стадии процесса за неимением в деянии признаков уголовной вины. 08 июня 1895 г. Сенат Франции принял Закон о возобновлении уголовных дел и вознаграждении жертв судебных ошибок, который был введен в Устав уголовного судопроизводства Франции [9, с.285].12

В конце ХIХ столетия в юридической литературе появилась мысль о необходимости установить легальную стоимость лишения свободы для незаконно осужденных (Цукке, Келлер) [10, с.633], которая была позднее реализована в законодательстве ряда стран. К тому же, в законодательстве большинства стран Европы о возмещении ущерба, причиненного жертве правосудия, имелись нормы, предоставлявшие государственным казначействам право заявить имущественные претензии к должностным лицам, судьям, которые по своей неосторожности, вследствие коррупции или умышленного поведения привели к неправомерным действиям в отношении пострадавшего.

К началу ХХ столетия почти во всех странах Европы было принято законодательство о вознаграждении жертв правосудия, отбывших наказание.13 При этом, характерной чертой европейского законодательства, посвященного правам жертв правосудия, является то обстоятельство, что право на материальную компенсацию имели только жертвы правосудия, а жертвы злоупотребления властью (например, пострадавшие от противоправных действий полицейских чиновников) на такую компенсацию рассчитывать не могли.14

Характерными особенностями законодательства Европы о статусе жертв правосудия ХIХ столетия является полное отсутствие в нём норм, посвященных реабилитации лиц, незаконно осужденных по политическим мотивам, а также исследование проблемы правового статуса жертвы правосудия только в рамках уголовного права, хотя жертвой правосудия можно стать и в ходе осуществления правосудия по гражданским, административным делам.

В Царской России законодательство о жертвах правосудия было принято в тот же период, что и в других странах Европы. Однако, принцип государственного возмещения ущерба указанным лицам не получил законодательного признания15, несмотря на то, что необходимость принятия государством на себя ответственности за причинение «функционального и неосмотрительного служебного» вреда была глубоко осознана прогрессивной общественностью [11, с.8]. Н.В. Лазаревский, который посвятил исследованию ответственности государственной казны за действия, совершенные должностными лицами, специальную монографию, полагал, что одной из причин пробелов в правовом регулировании данного вопроса, является второстепенное значение для законодателя вопроса об усовершенствовании порядка возмещения вреда, причиненного неправомерными должностными действиями в сравнении с неотложностью проведения политических и административных реформ [12,с.15].

В досоветской России существовала многочисленная литература по вопросу о компенсации вреда оправданным гражданам. П.И. Люблинский, И.Я. Фойницкий, Н.Н. Розин, Г.С. Фельдштейн, внесли существенный вклад в разработку идеи возмещения ущерба невинно пострадавшим в ходе осуществления правоприменительной деятельности.

Термин «реабилитирование» относительно оправданных граждан впервые использовал Г.С. Фельдштейн в работе «Вознаграждение невинно к суду привлекаемых в проекте новой редакции устава уголовного судопроизводства» [13, с.55]. Эта идеи носила, безусловно, прогрессивный характер, поскольку реабилитация приравнивалась к таким мерам, какими являлись условное осуждение и патронат.

В понимании юристов того периода реабилитация представляла собой сочетание правовых институтов помилования16 и снятия судимости [14, с.512]. Причем реабилитация не основывалась на признании (установлении) невиновности лица (как правило, уже отбывшего часть наказания и подавшего прошение о помиловании). Поэтому вопрос о возмещении причиненного ущерба не возникал, а лицо лишь восстанавливалось в своих гражданских правах. Например, в праве вновь поступить на государственную службу, избирать и быть избранным в представительные органы [15, с.377].

Заслугой Н. Лазаревского является обоснование публичного характера отношений, возникающих между государством и человеком, пострадавшим в результате противоправной деятельности его агентов, в связи с компенсацией, причиненных ему убытков. Однако, общие начала ответственности за причинение «функционального и неосмотрительного служебного» вреда этот автор предлагал позаимствовать у цивилистов… и затем эти общие начала следует так или иначе видоизменить, сообразно привходящим публично-правовым элементам, рассматриваемого вида ответственности [12, с.14]. Н.Н. Лазаревский также признавал целесообразным установить ответственность чиновников перед казной с предоставлением последней права регресса к чиновнику [12, с.582].

Согласно П.И. Люблинскому, нарушения справедливости в области правосудия причиняют государству также и огромный нематериальный вред, поскольку оказывают развращающее влияние на психику гражданина, деформирует его правосознание, порождает отчуждение в обществе, вызывают неуважение к закону, и должностным лицам [10, с.607]. Однако, в отличие от Н. Лазаревского, он резко протестовал против механического перенесения теорий отраслевых наук в область отношений между человеком и государством по возмещению вреда, нанесенного неправомерным юридическим преследованием. Ему представлялось неправильным приравнивание ответственности казны к ответственности страховщика [10, с.621].

И.Я. Фойницкий полагал, что введение прогрессивного института возмещения ущерба за счёт государства приведет к ускорению производства уголовных и административных дел, заставит осмотрительно и лишь в пределах действительной необходимости применять суровую меру к обвиняемому, вызовет установление надлежащего контроля за судьями, органами обвинительной власти [11, с.18].

Отечественные юристы досоветского периода всесторонне обосновали идею реабилитации,17 осветили историю становления института ответственности государства за причинение «функционального и неосмотрительного служебного» вреда, выдвинули предложения относительно совершенствования соответствующего законодательства Российской империи. Они также считали, что государство должно признать публично-покровительствуемыми интересы всех лиц, невиновно пострадавших от незаконного привлечения к юридической ответственности, независимо от того, на какой стадии юридического процесса была признана их невиновность. В то же время они не считали возможным возмещение ущерба, причиненного лицам, оправданным за недоказанностью улик [17, с.327].

Генезис европейского законодательства о возмещении ущерба лицу, ставшему жертвой неправомерных действий органов и должностных лиц в сфере правосудия, показывает, что к началу ХХ столетия в Европе прочно утвердился принцип конституционного подчинения государственной власти юридическим нормам.

Институт юридической ответственности государства за противоправные действия его официальных представителей стал неотъемлемым элементом правовых систем, признающих государство не только субъектом прав, но и обязанностей перед своими гражданами.

Таким образом, к началу ХХ столетия приверженцы идеи государственного возмещения одержали победу над её противниками; были изысканы средства, необходимые для соответствующих выплат.

В советский период в отечественной юриспруденции проблема ответственности государства за причинение человеку противоправного вреда стала объектом пристального научного изучения в 70-80-е гг. ХХ столетия. Это объясняется тем, что: 1) в первые годы советской власти наблюдалась тенденция пренебрежения к частному праву и возвеличиванию права публичного, хотя в политических и юридических документах неуклонно подчеркивалась мысль о необходимости защиты законных интересов граждан; 2) в течение длительного период времени в законодательстве СССР не был провозглашен принцип ответственности государства за неправомерные действия его должностных лиц. В то же время именно в советский период развития отечественной юриспруденции были заложены основы современной теории правового статуса личности.

В 60-70 гг. ХХ столетия появились фундаментальные работы о правовом статусе личности: Д.М. Чечота «Субъективное право и формы его защиты»; В.А. Патюлина «Государство и личность в СССР: (Правовые аспекты взаимоотношений)»; Н.В. Витрука «Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе»; Л.Д. Воеводина «Конституционные права и обязанности советских граждан»; Г.В. Мальцева «Социалистическое право и свобода личности: (теоретические вопросы)».

С появлением в законодательстве СССР 18.05.1981 г. Указа Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» в советской юридической науке стали активно разрабатываться теория реабилитации и теория компенсации ущерба, причиненного незаконными действиями органов власти.

В этой связи, в западной юридической литературе была высказана точка зрения о том, что уже не существует оснований для безоговорочного утверждения, что в СССР установлен иммунитет от юридической ответственности государства и его органов за правонарушения, совершенные лицами, исполняющими служебные обязанности в сфере правосудия в связи с юридическим преследованием [18, с.332].

По мнению С.А. Красавчикова, В.А. Пертцика, Л.Н. Шмайловой, Ю. Калмыкова существовала необходимость унификации возмещения понесенных потерь независимо от сферы государственно-властной деятельности, в которой они были причинены (административное управление, уголовное судопроизводство и т.д.). [19, с.7; 20, с.3]. Особо подчеркивалось, что ответчиком в случае возмещения такого вреда должно выступать государство, а не государственный орган, действия которого причинили невиновному лицу материальные и нравственные потери.

Теория реабилитации в советской юридической науке рассматривалась сквозь призму уголовно-процессуального права. При этом, в юридической литературе не было выработано единого понятия «реабилитация», что во многом обусловило отсутствие данного термина в УПК союзных республик.

В разработку теории юридической реабилитации внесли существенный вклад такие советские учёные Т.Т. Таджиев, Н.Я. Шило, В.М. Савицкий, Ю.М. Грошевой.

В то же время необходимо отметить, что в юридической науке этого периода отсутствуют работы посвященные исследованию форм злоупотребления властью и правосудием, а также форм злоупотребления правом. Данные исследования появились в отечественной юриспруденции в 90-е гг. ХХ столетия.

Актуальные вопросы правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием обстоятельно разработаны главным образом в трудах таких отечественных и зарубежных правоведов как: М.М. Агарков, Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, В.И. Антонов, Б.Т. Безлепкин, Л.В. Бойцова, С.Н. Братусь, E.M. Борхард, А.Л. Вязов, С. Гогель, Д.Т. Зилалиев, К.П. Змирлов, А.В. Каррас, А.С. Карпиков, Ч.С. Касумов, С.Ф. Кечекьян, А.П. Кун, А. Левенгстим, Е.А. Лукашева, Я.М Магазинер, А.А. Малиновский, С.В. Мамичева, Н.И. Матузов, Я.О. Мотовиловкер, В.С. Нерсесянц, П.И. Павленко, Ф.М. Решетников, Н.Н. Розин, И.В. Ростовщиков, Н.Н. Скворцов, К.И. Скловский, И.Е. Фарбер, Л.В. Щенникова, В.П. Шрам, Т.Б. Шубина и других учёных Украины стран СНГ.

^ Объектом диссертационного исследования являются теоретические проблемы правового статуса человека.

Предметом диссертационного исследования являются: общетеоретические закономерности существования, развития и функционирования института правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием, в частности, субъектно-объектные правовые взаимоотношения, осуществляемые в соответствии с принципом верховенства права, между государством в лице его органов и должностных лиц и жертвами злоупотребления властью и правосудием; генезис доктрины «заглаживания» вины государством за противоправные действия, нарушающие права человека; формы злоупотребления властью и правосудием; понятие и сущность правового статуса жертвы злоупотребления властью и правосудием; виды, структура правового статуса этой категории лиц (права и обязанности, льготы, компенсации); юридическая ответственность государства за противоправное привлечение заведомо невиновного к юридической ответственности; международно-правовые и национальные гарантии защиты прав жертв злоупотребления властью и правосудием; правоотношения с участием жертв злоупотребления властью и правосудием, их виды, в частности реабилитационные правоотношения; полномочия органов государственной власти и местного самоуправления в части восстановления в правах жертв злоупотребления властью и правосудием.

^ Цель и задачи исследования. Целью исследования является формирование теоретической концепции правового статуса жертвы злоупотребления властью и правосудием в контексте закономерностей функционирования принципа ответственности государства перед человеком за свою деятельность и тенденций его развития.

В соответствии со сформулированной целью определены задачи исследования:

  • определение основных этапов исторического развития интеллектуальных представлений о правах, гарантиях, компенсациях, обязанностях жертв злоупотребления властью и правосудием, а также этапов их воплощения в законодательстве Украины и европейских стран;

  • критический анализ современного состояния теоретико-правовой разработки проблемы правового статуса человека в отечественной юридической науке;

  • анализ форм злоупотребления властью и правосудием;

  • анализ соответствия внутригосударственных гарантий прав жертв злоупотребления властью и правосудием международным и европейским стандартам в этой области;

  • системный анализ правовых категорий “жертва злоупотребления властью” и “жертва правосудия” в их сравнении;

  • формулирование дефиниции «правовой статус жертв злоупотребления властью и правосудием», определение специфических признаков этого правового статуса;

  • усовершенствовать классификацию видов правового статуса человека с учетом выделения правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием;

  • провести видовую классификацию в рамках категории правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием;

  • определить специфические особенности правового положения незаконно репрессированных, как самостоятельной разновидности жертв злоупотребления властью и правосудием;

  • сформулировать предложения по усовершенствованию законодательного урегулирования правового положения жертв злоупотребления властью и правосудием, в т.ч. учитывая реабилитацию незаконно репрессированных лиц по политическим мотивам в Украине в 30-80 гг. ХХ столетия.

^ Методологическую базу диссертационного исследования составляет совокупность научных методов (методологический плюрализм), которые в комплексе применяются диссертантом для решения задач исследования и достижения его целей. Главным из них является философский общенаучный диалектический метод научного познания государственно-правовых процессов и явлений, благодаря которому удалось всесторонне проанализировать в динамике правовой статус жертв правосудия и злоупотребления властью.

На основе конструктивно-критического подхода диссертант также использует такие методы научного исследования, как: органическое единство теории и практики; синергетический; метод объективности; сравнительно-правовой метод. Широкое применение нашли такие методы, как: системно-структурный, системно-функциональный, формально-догматический, историко-правовой, а также приемы и правила формальной логики: анализ, синтез, аналогия, абстракция.

Кроме того, в работе использовались и методы постнеклассической методологии – аксиологический и герменевтический методы, метод юридической антропологии.

Системно-структурный и системно-функциональный методы использовались при определении специфических особенностей, структурных элементов правового статуса жертв правосудия и злоупотребления властью, его видов.

Формально-логический метод дал возможность провести анализ законодательных текстов, провести их классификацию по предмету исследования. Благодаря связанности с правилами логики и языка он помог сформулировать такие понятия, как: «жертва злоупотребления властью и правосудия», «правовой статус жертв злоупотребления властью и правосудием», придать им формальную определённость.

Формально-логический метод использовался при анализе специальной литературы, актов законодательства, правоприменительной практики, а также для полного изучения предмета исследования, освещения его особенностей.

Историко-правовой метод способствовал выяснению вопроса о генезисе и поэтапной эволюции понятия института «заглаживания вреда», причиненного человеку неправомерными действиями органов власти и правосудия в отечественной и европейской юридической литературе.

Метод сравнительного анализа был использован при классификации видов правового статуса жертв правосудия и злоупотребления властью, при особенностей законодательного урегулирования в Украине, странах СНГ и Европы правового статуса жертв правосудия и злоупотребления властью.

С помощью аксиологического метода в контексте базовых общечеловеческих и правовых ценностей анализировалось соответствие внутригосударственных гарантий прав жертв злоупотребления властью и правосудием международно-правовым стандартам в этой области.

Метод юридической антропологии использовался при подготовке практических рекомендаций и предложений относительно усовершенствования нормативно-правовой базы о реабилитации жертв политических репрессий.

Совокупность указанных методов была использована при анализе источниковедческой базы, которая определялась в соответствии с целями и задачами исследования. В первую очередь, это Конституция и законы Украины, а также подзаконные нормативно-правовые акты, и международно-правовые документы (в контексте вопросов, рассмотренных в диссертации), другие нормативно-правовые акты.

^ Научная новизна полученных результатов заключается в том, что работа представляет собой первое комплексное исследование в Украине правового положения лиц, претерпевших противоправные посягательства со стороны государства, выполненное на новой концептуально-теоретической основе понимания категории правовой статус человека. Научная новизна исследования конкретизируется в следующих положениях:

  • впервые в отечественной теоретико-правовой науке подвергнуты тщательному научному анализу основы публично-правовой деятельности органов государственной власти и должностных лиц по восстановлению в правах жертв правосудия и злоупотребления властью, исследована особая категория публичных прав человека, а именно: прав, направленных на защиту прав;

  • на соответствующих материалах работ отечественных и зарубежных ученых-юристов впервые показана динамика развития учения про юридическую, имущественную и моральную ответственность государства за привлечение к юридической ответственности заведомо невиновных;

  • выявлено, что своим возникновением институт правового статуса жертв правосудия и злоупотребления властью обязан науке уголовного права (институт „заглаживания вреда”). Однако дальнейшее естественноисторическое развитие публично-правовых отношений между государством и жертвами расширило рамки этих отношений и вывело их за пределы уголовного права;

  • доказано, что основой теоретического подхода к пониманию природы правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием является признание прав жертв как естественных и неотъемлемых;

  • аргументировано показано, что правовой статус жертв правосудия и злоупотребления властью является одной из основных форм практической реализации принципа ответственности государства перед человеком за свою деятельность;

  • с общетеоретических позиций определена система требований (признаков) в соответствии, с которыми человеку должно предоставляться право считаться жертвой правосудия или злоупотребление властью;

  • сформулирована дефиниция правового статуса жертвы правосудия и злоупотребления властью. Он понимается как комплекс системы специальных прав, свобод, гарантий, льгот, компенсаций и законных интересов (установленных нормами гражданского, уголовного, уголовно-процессуального, административного права, а также права социального обеспечения) для лица, претерпевшего противоправные преследования со стороны государства и его должностных лиц, а также системы обязанностей государства относительно восстановления нарушенных им прав и законных интересов пострадавшего.

  • установлено, что особыми (специальными) признаками, существенно отличающими данный правовой статус человека от иных, являются предпосылки для его получения и структура этого статуса;

  • в результате анализа особой группы естественных прав человека (прав, направленных на защиту прав), доказано, что право на доступ к правосудию является «сердцевиной» (ядром) правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием, поскольку реализация жертвой производных от него прав невозможна без непосредственной реализации этого права;

  • на соответствующих международно-правовых актах и законодательстве Украины впервые показано, что основной специфической чертой структуры данного вида правого статуса человека, с одной стороны, является наличие специальных прав, льгот и гарантий для жертв злоупотребления властью или правосудием, а с другой стороны, отсутствие закрепления в национальном законодательстве государства любых специальных обязанностей, касающихся этой категории лиц;

  • вследствие анализа вопроса о соотношении правового статуса жертв злоупотребления властью и правосудием с другими видами правового статуса человека доказано, что в силу своих специфических особенностей этот вид правового статуса не “вписывается” у рамки традиционных классификаций видов правового статуса человека. Данный вид правового статуса человека является специфическим правовым институтом, объединяющим элементы разных видов правового статуса. Поэтому он является комплексным, социально-правовым статусом человека.

  • на основе анализа отечественной и зарубежной нормативно-правовой базы, которая определяет правовое положение жертв злоупотребления властью и правосудием, обоснована целесообразность подготовки в Украине единого комплексного, кодифицированного акта, регулирующего отношения между государством и жертвами злоупотребления властью и правосудием.

^ Практическое значение результатов исследования. Полученные в процессе исследования выводы позволяют углубить представления о природе правового статуса человека в целом и прав жертв злоупотребления властью и правосудием в частности. В диссертации обобщены наиболее важные научные и практические результаты существующих исследований. Разработки и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы как исходные рекомендации в отношении систематизации нормативных предписаний, законодательных актов, касающихся, порядка возмещения пострадавшему убытков, причиненных в результате противоправных действий агентов государства.

Материал, содержащийся в работе, его положения и выводы могут быть использованы в процессе преподавания курса теории государства и права, других дисциплин, при подготовке учебных пособий и учебников, а также во время осуществления служебной подготовки сотрудников органов внутренних дел на предмет уважительного отношения их к правам жертв злоупотребления властью и правосудием.

^ Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась по разделам и в целом на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Национального университета внутренних дел. Автор выступал с сообщениями по материалам диссертационного исследования на научно-практических конференциях адъюнктов и слушателей магистратуры в Национальном университете внутренних дел МВД Украины (г.Харьков), и Донецком институте внутренних дел (г. Донецк). По теме диссертации автором подготовлено и опубликовано три научных статьи в специализированных изданиях по юриспруденции. Выводы, некоторые положения и материалы исследования использовались при подготовке и проведении семинарских занятий по Теории государства и права в Национальном университете внутренних дел.

^ Публикация основных положений диссертации. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в таких публикациях автора:

1. Смирнов А.М. Правовий статус жертв зловживання владою за міжнародним правом //Вісник Запорізького юридичного інституту. – 2003. – № 4(25). – С.7-13.

2. Смирнов А.М. Правовий статус жертв політичних репресій як особливий вид правового статусу жертв правосуддя та зловживання владою. //Проблеми правознавства та правоохоронної діяльності. – 2004. – № 1. – С.11-17.

3. Смирнов А.М. До питання про зміст права жертви зловживання владою на доступ до правосуддя //Вісник Національного університету внутрішніх справ. – 2004. – Вип. 26. – С.131-135.

Для заказа доставки работы воспользуйтесь поиском на сайте http://www.mydisser.com/search.html


ВЫВОДЫ


По нашему мнению к основным выводам диссертационного исследования относятся следующие:

1) В отечественной юриспруденции основные постулаты, лежащие в основе теории правового положения жертв злоупотребления властью и правосудием, были сформулированы в ХІХ столетии;

2) Характерной особенностью досоветского законодательства, устанавливающего ответственность должностных лиц за злоупотребление властью и правосудием, является отсутствие в нём детального описания форм злоупотребления властью и форм злоупотребления правосудием;

3) Ни одна из Конституций СССР не провозглашала принципа ответственности государства за неправомерные действия его должностных лиц.

Отсутствовал и специальный закон, комплексно регулирующий вопросы восстановления имущественных, трудовых, жилищных и иных прав жертв незаконного уголовного преследования.

Не дифференцировалась компенсация вреда, являющегося следствием необоснованного осуждения, содержания под стражей, и вреда, нанесенного действиями должностных лиц судебно-следственного аппарата, не связанными с угловно-процессуальной деятельностью;

4) Анализ международно-правовых документов позволяет сделать вывод, на международном уровне жертвам гарантируется:

- право на справедливое обращение;

- право на доступ к механизмам правосудия;

- право на реституцию от причинителя вреда или от третьих лиц, несущих, материальную ответственность за его поведение;

- право на финансовую компенсацию причиненного ущерба за счет государства;

- право на получение социальной помощи.

5) Международно-правовые акты, устанавливающие положение жертв правосудия и злоупотребления властью, к числу последних относят только физических лиц;

6) Характерными чертами законодательства Украины о правах жертв злоупотребления властью и правосудием являются отсутствие единого (кодифицированного) нормативно-правового акта, который полностью регулировал бы все вопросы, связанные с правовым положением жертв злоупотребления властью и правосудием, также провозглашение тезиса о недопустимости злоупотребления властью и служебным положением в многочисленных нормативно-правовых актах.

В отечественном законодательстве не используются термины “ошибочно-осужденный” и “жертва правосудия”;

7) Фундаментальным принципом, положенным в основу законодательства, о реабилитации жертв политических репрессий, является принцип недопустимости использования органами государственной власти террористических методов управления обществом;

8) Исследование юридической природы правового статуса жертв злоупотреблением властью и правосудием, а также формулирование таких дефиниций, как: «жертва злоупотребления властью» и «жертва правосудия», невозможно без исследования сущности таких явлений, как «злоупотребление властью» и «злоупотребление правосудием»;

9) Под злоупотреблением властью понимается ее использование в корыстных интересах, а также достижение поставленной цели не соответствующими ей средствами

Злоупотребление субъективным правом, как и злоупотребление властью, всегда внешне выглядит как правомерное осуществление права, если такие действия рассматривать в отрыве от их цели осуществления;

10) Наиболее опасной формой злоупотребления властью является злоупотребление правосудием. Последнее является формой злоупотребления власти, поскольку ему характерны все те родовые признаки, которые присущие и злоупотреблению властью. Основными отличиями злоупотребления правосудием от иных злоупотреблений властью заключается в субъекте злоупотребления (судьи всех звеньев судебной системы) и повышенной опасности таких явлений.

11) Жертва злоупотребления властью или правосудием определяется как лицо, понесшее ущерб вследствие противоправных действий должностных лиц органов государственной власти при реализации ими предоставленных соответствующим законодательством властных полномочий, или относительно которого существует реальная угроза причинения такого вреда, которое и имеет право на восстановление нарушенных прав и компенсацию причиненных убытков за счет государственного бюджета в порядке, определенном законом.

12) К числу признаков, характеризующих лицо, как жертву злоупотребления властью или правосудием, относятся следующие:

а) жертва – это любой участник публично-правовых отношений, которые в данном случае не является представителем власти;

б) любой вред, противоправно причиненный “агентами государства”, которые действовали от его имени, при реализации ими властных полномочий (как в форме издания определенного вида правового акта, так и в виде определенного противоправного поведения) или реальная угроза причинения такого вреда.

13) Рассматриваемый в настоящей работе вид правового статуса человека относится к числу специальных видов правового статуса человека.

Основным критерием, по которому данный вид правового статуса человека, относится к специальным правовым статусам личности является система субъективных прав жертв и обязанностей государства, в части восстановления правового статуса жертв злоупотребления властью;

14) Данный вид правового статуса человека, на наш взгляд, характеризуется специфическими чертами как:

а) предпосылки его обладанием;

б) системой специальных субъективных прав;

в) ответственностью государства и его должностных лиц в сфере восстановления затронутых прав и компенсации причиненных убытков;

г) гарантиями защиты прав жертв злоупотребления властью и правосудием.

15) Права жертв злоупотребления властью – это система субъективных прав человека, предусматривающих возможность восстановления правового статуса личности, затронутого противоправным деянием, совершенным от имени государства, а также система субъективных прав личности, гарантирующая и защищающая все основные права и свободы человека в целом;

16) Право на доступ к правосудию – это «сердцевина» (ядро) правового статуса жертвы злоупотребления властью;

17) Исследование системы прав, образующих в совокупности правовой статус жертв правосудия и злоупотребления властью, дает основание утверждать, что формулирование субъективных прав через правомочия действия, пользования, требования и притязания с трудом применимо ко всем элементам, составляющим в совокупности права жертв;

18) Система субъективных прав жертв правосудия и злоупотребления властью относится к особой, самостоятельной группе субъективных прав человека – к правам, которые направлены на охрану других прав и свобод человека;

19) Анализ системы, субъективных прав, образующих правовой статус жертвы правосудия и злоупотребления властью, дает основание считать, что в отличие от многих других видов специального правового статуса человека этот вид не содержит в своем составе специальных юридических обязанностей, касающихся исключительно жертв злоупотребления властью и правосудием;

20) Под правоотношениями между государством и жертвами правосудия и злоупотребления властью по поводу восстановления их нарушенных прав понимаются комплексные общественные отношения, урегулированные нормами права, в ходе которых реализуются обязанности государства по возврату первоначальное положение правового статуса жертвы, существовавшее до его виктимизации, а также притязания жертвы к государству, вытекающие из факта причинения вреда;

21) Сложность и комплексность характера правоотношений, возникающих между государством и жертвами правосудия и злоупотребления властью, заключается в том, что в процессе их осуществления параллельно возникают и реализуются уголовно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые, трудовые и иные правоотношения. Соответственно в рамках отношений жертва – государство восстанавливается весь спектр нарушенных прав (политические, имущественные/личные неимущественные, трудовые и т.д.);

22) Специфической чертой правоотношений, возникающих между жертвами злоупотребления властью и правосудием и государством, является наличие в данных правоотношениях множественности объектов. Это, в свою очередь, означает, что плюралистическая теория объекта правоотношения является обоснованной и имеет право на существование в юридической науке;

23) Правоотношения, возникающие в связи с восстановлением в правах жертв государственного произвола не мыслимы без участия государства. Таким образом, государство является обязательным участником данного вида отношений, а данные правоотношения носят двусторонний характер;

24) Отличительной особенностью данного вида относительных отношений является то, что права жертв раскрываются через обязанности государственных органов по восстановлению жертвы в утерянном правовом статусе. Это также позволяет утверждать, что существуют такие общественные отношения, в которых правовому регулированию подвергается деятельность лишь одной стороны;

25) Реабилитационные правоотношения характеризуются наличием неравноподчиненных субъектов: убытки и вред в данном случае причинены не частными лицами один другому, а органом государственной власти этой власти подчиненному. Кроме того, жертва в данном случае обладает правовой властью по отношению к государству, поскольку имеет право требовать удовлетворения законных притязаний на компенсацию и исполнение соответствующего решения о возмещении ущерба;

26) Специфика реабилитационных отношений, возникающих между жертвой и государством, заключается в том, что причинная связь между незаконным юридическим преследованием и возмещением ущерба носит нормативный характер. Она не нуждается в доказывании и считается установленной решением соответствующих правоохранительных органов, признавших невиновность жертвы.

Для заказа доставки работы воспользуйтесь поиском на сайте http://www.mydisser.com/search.html






Скачать 475,17 Kb.
оставить комментарий
страница1/2
Дата17.10.2011
Размер475,17 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх