Большой сборник: стихотворения, проза, размышления-миниатюры поэзия icon

Большой сборник: стихотворения, проза, размышления-миниатюры поэзия


Смотрите также:
Проза и стих. Ритм. Размер. Метр. Рифма. Строфа. Поэзия и проза...
Поэзия С. Т. Кольриджа //С. Т. Кольридж. Стихотворения. М.: Радуга, 2004...
Аудиодокументы по внекласному чтению для учащихся среднего звена проза, поэзия, драматургия...
Американская поэзия и проза 19- начала 20 века...
Г. Коваленко поэзия и проза педагогики...
Раевская М. А. [Комментарии]/ Высоцкий В. С. Песни. Стихотворения. Проза/ [Сост. Икомм. М. А...
С. И. Субботина «Н. А. Клюев: поэзия 1905-1908 гг и проза 1919-1923 гг...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Аудиодокументы проза, стихотворения, драматургия...
Сборник: Китайская классическая поэзия...
Произведения — размышления зрелого человека о прошедшей жизни, о ее смысле, о ее восприятии...
Неприкаянные сборник рассказов Москва 2010...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
БОЛЬШОЙ СБОРНИК: СТИХОТВОРЕНИЯ, ПРОЗА, РАЗМЫШЛЕНИЯ-МИНИАТЮРЫ


ПОЭЗИЯ


О Господе Иисусе Христе

***

Лишь в небе свет, что Господа Христа,

Жизнь тиха, отступает суета,

Ведомый Им, узнает Каков Он.

Того, чей Труп в веках пронзен.


Он жив, Его победа до кончины зла

И мысль Его все так же сильна и светла.

Бог правды и любовь Его над нею,

Такой лишь ревностью сердца христовых пламенеют,


Во все века до гениев с Ним возрастали люди,

И каждый знал, что путь с Христом не труден,

Он жизнь с избытком подает. Будь славен!

Что человечеством современным опечален.


***

Единство в мысли с Богом, что есть боле,

В избытке подает тому, кто в прошлом обездолен,

И подает надежду к еще лучшей жизни и избавляя от страданий,

Приводит к исполнению людей простых желаний.


А разум, все как прежде ищет

И находит в Его мысли,

Христос Сам человека к совершенству движит

И предлагает знанье неба и земли.


***

Все славят Первое Пришествие Христа,

Эсхатологьи многи годы посвятив

И помня как к стопе Спасителя приник

Я вижу в них односторонность, обхождение вопроса,


Добро мало несущее полуправду

И славлю светлую Главу,

Что мир застала, всех в нем:

Кто-то слаб и нем,

А кто-то зол, а кто-то силен в вере,

Печалят Господа уж многих душ потери,

Но кто-то возрастал, не все уж живы среди них,

Проснитесь, уже слышно: «Се Жених».


***

Древяна чаша, не украшена камнями

Чаша Христа, моя со мною днями.

Как будто он и вспоминая в доме Симона

Известный многим пир, пирую часто,

И очи мысленные устремив на небо,

Вся дни вкушаю с красным вином от мяса, хлеба,

Жизнь Господа проста, Ему в этом подражая,

Нахожу и радость в ней, уходит сила злая.


Написано после смерти Александра Ивановича Комиссарова


***

И в долгом расставаньи с близким

Ты надежда на его посмертну участь,

Вот смерть пришла и с ней трагедья, видит Иисус

Конец судьбы, отождествлявша себя с русским.


Твоя Душа избавила его от незнания греха,

Он виден, что-то любящий, Тебе, пусть будет же полна

Его душа, что имела много ценностей нематериальных,

Пусть радуется он, пусть будем только мы печальны.


Идет он к Царству Твоему, легок путь,

Недолог, счастье рая, подай ему,

Любимый нами зло земли забудь,

Мы будем помнить – речь добру твоему всему.


О России

***

А Русская Страна в душе моей, Твоей

Ясна подобьем ясности своих полей,

Века, к иконам очи

Ограждающе оружье народ и гениев

Велики дни и малы ночи

Не гоним умных, но придите как Растрелли;

Мефодий и Кирилл и грек Максим

Таких людей конечно в Руси каждый б запросил,

Мы возросли не новы школы,

Война и мир, в войне суровы

Широко поле, как Тибет, где чтут традиции, Китая

И Высшее Широко поле озаряет.


***

Когда так многое нам внятно

И идеалы столь понятны

Стремится к святости дух русский

Страна широка, но путь узкий


Русь просвещенная вернись

Лицом Ты к Богу повернись

Колена приклоня молись

И стар и млад, и верх и низ


Мы на земле с исторьей христианства вековой

Плачь о грехе, о горнем пой

Перун не выведет из тлена

Смотри, уж родилась нам смена


На сей Земле идти к той полной мере

Которая для дьявола несет потерю

И радость Пастыря о каждой из овец

Русь оглянись, воспой от чистоты сердец.


***

Проходит год: покой и воля

Гляжу: добреет руско поле

Я новых строк узрел талант

Имею веры бриллиант


Пусть крепнет Русь имея веру

Пускай исчезнет заблуждения химера

Твори добро, ты этому воспитан

Пусть будут ум и красота в едино слиты


Мы братья в вере, будем ж крепки духом

Придет пора, надежда, убегут все муки

Кто алкал правды, Истина насытит

О, миром вы сердец своих не отяготите.


***

Я хотел бы, что б было русское,

Посмотреть на вид Петербургский

В Истории, русские были,

Волны времени шли

Поэт из прошлого, где-то вдали,

Все русское, как бы в пыли.


Кто русский? Разнорабочий,

И слез, полны его очи
Владимира вера жива,

Жива страна Петра,


Раздроблена Русь и унижена

Земля, ожидающая вечность,

Ты избрала бесконечность,

Этим, Ты и жива.


Разное


Стихотворение отрочества


Я в этих горах,

Как по равнине.

Забывши свой страх,

Беру я вершину.


Но друг вот упал,

Страховка спасла,

Я сразу узнал,

Что не подвела.


Не бойтесь Вы люди

В горы идти,

Не бойтесь погибнуть,

Кто-то должен спасти.


Что парень молчишь?

Коль трус уходи.

О чем ты грустишь,

Все у нас впереди.


Сидит в кабинете

Начальник большой

Я сам себе главный

Я самый старшой.


Вершина взята

И смотрю я на Вас,

Дорога ведь та,

Говорю Вам сейчас.


1988 год


***

Суд над Гогеном

Не тема для сцены,

Умер художник,

Морфий? – ничтожно.


***

Слово звучит об Отце - Ты Аллах!

Может араб то же скажет в стихах

Славя и Ису Сына Аллаха

Видя в Них жизнь и избегнувши праха.


Вместе с Махмудом* бороться за Них,

Мечь ли в руке, иль перо движит стих,

Что б антиисово было сторонним,

Ближний Восток свет Тебе посюсторонний!


* Я имею ввиду архангела Михаила


***

Единство Трех, на небе, что над нами,

Путь орошен уж многими слезами,

Надежда благости Троих сильна,

О чаша, ты опять полна.


Петрик


Жил кот, он был похож на человека, чья одежда бархат

И обществу его я был, признаться, рад

Ни понимал он карт

Топтал солдатиков нестройный ряд


Ушел, как многие, оставив в сердце след,

Он пьяниц понимал, ел с Валерьяною обед,

Из философской сказки, вышедший на плед

Болел, страдал и умер, переживши много бед.


***

Маленький котик, спишь ты со мною,

Глажу тебя своей слабой рукою,

Тихо встаю, захотелось стиха,

Третий час ночи, ночь вновь долга.


Вместе с тобой одиночество делим,

Пусть не пленяешься ты большой целью,

Игры, да отдых, немного еды,

Растет котенок, надеюсь на узы

Дружбы, коты ведь умеют дружить,

Радость общеньем несложно дарить

Тем кто обласкан, но не царапай

След на руках от твоих малых лапок

Мягкость твою дай ты мне как бы в долг,

Тот кто добр, в том лишь есть толк.

Уж третий котик, что в прозе, стихах

Мною отмечен в теплых строках.


МОНАХ


Один из народа саном игуменским почтен

В первой седмице, Давида перед ним том

Он не аскет, человек как всяк русский

Проста еда, бутыль с горлышком узким,


Все так же он вероятно литургисает

Труд в поте лица он в земле псковской знает

Ходят к нему, ведь Сергий священник

Женщины верят, хочется что б и мужчина рек.


К Грейз


Воспитанная в неге, Ты теперь в палатке бедной,

Суданский климат Тебе вредный,

Что дам Тебе, я слаб, все может только Бог,

Быть может издадим мы радостн вздох,

Увидев жизнь иной, в довольстве и свободе,

Последнее время и сильны невзгоды,

Твоя судьба близка переживанием потери,

Твой разум верю чист, Твоей душе подобен.

О, не виновны мы, приди же Божья мера!

Я, видящий страдания Твои и в отношеньях скромен.


^ К ГРЕЙЗ ВТОРОЕ


Я видел птичку в парке, видит ее Христос,

О сердце девы, мой к тебе вопрос

Ты примешь ли безумцам уподобленного в людях,

Живуща человека в праздной неге,

Что любит трубку раскурить свою на бреге,

Творяща в литературе и искусстве среди многих судеб?


Приемлет Бог, задумал человек как личность отвергать,

Но я могу еще писать, живописать,

В сем находя, да в чаше, что полна,

Слегка прохладного и вкусного вина.


Я поражен великим злом в Твоей судьбе,

Страдая от того которое в моей

Дарю участье и надеюсь на него,

Как маленькую птичку да нас минет зло.


^ К ГРЕЙЗ ТРЕТЬЕ


Я не могу понять Тебя, Ты кажется даешь любовь,

Как я Ты хочешь, что бы жизнь вернулась вновь,

Мир ограничен, окружающее часто чуждо,

Так видел Шопенгауэр и мне с ним то же грустно,

Придешь ли вновь, развеять одинокость часту,

Я часто не надеюсь, но не вижу будуще ужасным.


***

Хотел нести я для людей искусство,

Манерой подражав кому, конечно метру

Я мрачной силой вытеснен, что грустно

Естественного света мало, я вижу пред собой борьбу


Борьбу за вдохновение, за мысль

Духовная ж борьба стара,

Что было в ней, из человек узнал лишь Жук

Она полнее слов, любовь и высь

Для многих поиск Бога лишь пора

Имеют люди знание Его, а не одних наук

Так я о сверхестественном поведал

Духовносодержательное - тайна миру,

Немногое о нем, но много, там где лира

Она не тайна, может кто-то скажет я -

Тот человек, который кем-то признан свет дая.

  

  

  

   ***

   Что прах переживет, недолог век,

   Недолгим будет тленье и напоследок души, человек,

   Идут светлы и приближаясь к Богу Свету

   Уйдут, оставль огню планету.

  

  

   ***

   Поэт воспел и глас его младой

   Сиял свободой, женщиной, землей.

   Угода духа "вечному" заказу то же мне чужда,

   Непонят автор, книга строк полна.

  

   Ненужен человек, есть интересы сильных в зле,

   Мне говорят: "как жизнь?" я говорю: "вполне"

   В земном сиротстве многие хотят владеть,

   Поклон тут пряник, голос - плеть

   Непонят автор, человек ненужен,

   Замолкну позже времени, когда услышат ружья,

   Злодей сокрыт, не всяк до Страшного суда

   Возмездие придет и всякая страдающа душа

   Увидит правду Бога.

  

  

   ***

   Погас компьютерный экран

   И сломан принтер, он желан,

   Цивилизация дала тут внешнюю форму, нам творить,

   На миг восторга о безумьи мировом забыть.

   Макровещизм органику не видит,

   Век девятнадцт подобье были.

  

  

   На лицемера

  

   Во всяком гении он видит идиота,

   Не дух, а плоть его забота.

  

  

   ***

   Маленькая чашечка кофе с утра,

   После Абсентеру выпить пора,

   День, тысчей страниц завалил я свой стол,

   Вновь близ соловей, а не тучен вол.

  

   Снова Ильин, как гений прозренья,

   Гетерономность не станет гореньем,

   Номос ты пуст, нет рожденья в неволе,

   Пение живо, гонят к razio боли.

  

   Знает поэт: очень мелок барышь,

   Ближе к природе, как Болдина тишь,

   Чтобы процвесть, кругом яды злодейства,

   Но вдохновляет творения действо.

  

   Больше свободы и праздности милой,

   Это от рабства бывают унылы.

   Сгиньте злодеи, забуду я вас,

   Слово гонимо не первый раз.

  

  

   ***

   Идет новая сила

   Нонконформизм, как предвестие мира!

   Ярких цветов, рифм и мыслей свет,

   Молодости отвергающей - новых Побед!

  

   Души не мертвы,

   Так встретьте харизму

   Жизни талантов,

   Жизни новизну.

  

  

   ***

   Нет юридизма зиме, пусть будет май!

   Свет миру нести, как Бердяев Николай!

  

  

   ***

   Мирская власть, проблематична в своей сути,

   Мы от тебя уйдя, тебя забудем

   И будем жить, что царство кесарево нам?

   Придет больший Суд к большим делам.

  

  

   ***

   Пора надежд прошла,

   За ней прошла пора разочарований.

   Жизнь мерна и от мира полная страданий,

   Стремится к росту, избегая в себе и внешне зла,

  

   Рост в свете будущего на Земле

   И ежедневно творчество в Москве,

   От скуки избавленье, наполненье жизни

   Да тихий выход к людям жаждой действа вызван.

  

   Картины и стихи, и проза к ним,

   Надеюсь, что увидят больше,

   Злой силою гоним,

   Хочу пожить в свободе и довольстве.

  

  

   ***

   Куда ушел Трофим?

   Юродив-пилигримм

   Шаг к прагматизму сделан от Тебя,

   Я не один смирение Твое любя.

  

  

   ***

   Красивая душа, красавец Апполон,

   Зевесу вере был Ты обречен,

   Ты человек, не Бог, Преданье повествует,

   Поверь, красивая душа с Христом красует.

  

  

   ***

   Известно, Пушкин был студент,

   Возможно, он страдал, не слыша звон монет,

   Страдая в ожидании пирушек,

   Арапа вспоминая кружку полну пуншем,

  

   Иль в неге воспитанный бедности не знал,

   Узнав страданье одиночества средь скал.

   Поэта бедность, есть такое свойство,

   Как часто это в дни приносит беспокойство.

  

  

   ***

   Бредет по улице интеллигент с пакетом,

   В нем красное вино, дымится сигарета,

   Растерзанный лисой ты кречет,

   Как часто радость отстоит далече.

  

   ***

   Исхожен парк, мне кажутся скучны его пейзажи,

   Хотел бы видеть вновь, близ гор и облаков Кавказа,

   Или в Китае дальнем, видеть мир который был в веках,

   Отдавшись творчеству, забыв про страх.

  

   ***

   Я знаю Ленин, а не Брежнев

   Он вел народ к большой надежде,

   Страдал он в тюрьмах, правил мало,

   Убил его заряд отравлен.

  

  

   ***

   Вкусно вишневое вино

   И сломанная трубка, ты со мной давно
Роман я начал, повесть иль рассказ,

   Незнаю, счастлив уходя от посторонних глаз

  

  

   ***

   Россия борима в конце веков,

   Новых трудов Тебе, Никита Михалков!

  

  

   ***

   В небе над нами Бог, что стал ближе,

   Земля конца, ты становишься тише,

   Жизнь: как блаженство от Бога и то, что противно,

   Вера второй стороне я считаю наивна.

  

  

   ***

   Есть еще люди на Востоке,

   Что берегут словес потоки

   В которых слава Исы и Аллаха

   И пред злодеем их лицо не знает страха.

  

   ***

   Давно ушли уж те века,

   К ним вновь душа, а с ней строка,

   Стара Ты Русь и тихий христианский свет

   Светил для многих среди бед.

  

   Твои герои все смиренны,

   Самим Творцом, средь полей ободрены,

   Мне вспоминается Кирилл,

   Что на озере Белом,

  

   Нам виден через память-монастырь,

   Он зревший небо,

   Был кроток человек, по образу Христа,

   Рисунок посвящен ему широкого листа.

  

  

   ***

   Я знаю, Матерь Исы, Ты Махмуда больше,

   Пред Богом Первая, пусть путь наш горший,

   Троих в нас проявленья дают вечность
С Тобою Матерь Исы обретаем бесконечность.

   Проста душа, но знанье велико,

   С Тобою верным мыслится легко,

   Любима сыном Исой, что как человек.

   Пришел, как Бог в сей неспокойный век.

  

  

   ***

   Неужто умер уж во мне поэт,

   Отец, Создатель, Ты пошли Свой свет,

   Игра на лире утешает душу,

   Как будто лебедя уж умерщвляет коршун,

  

   Надеюсь вновь воспеть - то дело.

   Павел, чуждо ремесло,

   Такое понимание уж на Руси века

   И Пушкин так же и его прекрасная строка.

  

   И Лермонтов, народу нужно это.

   Различные истории сюжеты,

   Я вижу в гениях, что любят вольность праздну,

   Питает даже малых птичек Бог и эти слова важны.

  

  

   ***

   Сонмы святых, что Бога зрели умными очами,

   Премудростию многих напояли

   Разумен создан человек и мыслит в себе видя образ Бога,

   Жизнь размышленьями полна, на это время много.

  

  

   ***

   Завтра я пойду покупать холст в салон,

   Пройдет части опустошенности стон,

   Что же идея, пока не видна,

   Возникнет, ее воплотит все ж моя голова.

  

  

   ***

   Рвется сердце, гаснет чувство

   И постоянно ощущенье грустно.

   Бокал вина, а сердце там вдали,

   В сознании пейзаж другой земли.

  

  

   ***

   Пинаев и Бортнянский сочетанье,

   Бывает и старушек в певчих ангелов признанье,

   Пред Рождеством перед иконостасом, часто в алтаре,

   Я слышал пенье видя блик на золоте и серебре,

  

   Дыханье славит и действительно тут близость к горним,

   Раздайся голос вместе с сердцем вольным,

   И тексты, гласы совершенно не профаны.

   Сердца людей искусстных неужто Богу не желанны.

  

  

  

  

  

   ПРОЗА


Иллюстрации жизни

  

  

  

   На диване под одеялом лежит Андрей, мысли: "Хочется уйти от всего, современного мира, его технократии, за которой стоят субъекты, его мистической ложности, от украденного у Бога света. Хочется видеть Бога над собой, не спутники, ни фантомы. Мир отделяется, в нем хотят власти, большей власти, хотят видеть Бога "на посылках". Антиглобализм часто оборачивается глобализмом, если он без Бога. Глобализм и Антихрист неотделимы"

   Тихая мысль, тихий уход, отождествление себя со стариком на печке, который сам "кумекает", понимая жизнь, видя ошибки неопытных. Нет разума живого человека не идиффирентного миру, Сократ казнен. И старик видит несовершенство людей, их способность ко злу. Кто-то смотрел х/ф "Каматозники", опыт смерти приходит, он гораздо полнее, более насыщен опыт умирания, каматозники умирают быстро, долгое время, когда тело слабеет, немеет, когда душа уже как бы вышла и не видит естественного света, когда нет радостей, когда страдания от жажды благ сильны и их нет. Когда страх, страх не умереть, а быть плененным умирая. Реанимируемым, как рептилия, которая исчезает, как вид. Все это есть в старике и есть в герое.

   Утро. Андрей проснулся, пьет кофе, курит, трубку, читает одну из книг на столе:

   "жить приятно - благо, а жить неприятно - зло... если человек живет, наслаждаясь прекрасным..."

   Это Платон в "Протагоре". "Зло пришло, - думает: "но благо есть, и стремление к прекрасному сильно, сильно для человека, который художник, этот человек и я. Область прекрасных порывов неисчерпывается Отчизной, она надгосударственна. Христос над национален, а национальное более человечно, более видит людей, чем государственное, которое часто формируется властью. Я писал работу о гении, о музе и Боге с ним. И когда Бог, не женщина, которой люди дают роль музы, тысячи или миллионы вокруг видят Его свет, свет Бога через гения для людей. Он зовет, зовет свет. Волки. Волки стали другими, их расстреливают с вертолета, они уже не те, как в то время, когда жил Христос. Но аллегория для времени права, волки были сильны. Люди видят свет гения и становятся овцами, тела гибнут, не души бы..."

  

  

  

   Глоток вина. Эсхатологические размышления, добавляются новые десятки страниц, поиск темы для холста. Образы политиков - людей которым художник верит, деятелей культуры, чья душевность очень близка, просто людей рядом, воспринимаемых как Личности, все это увлекает, но потом наступает охлаждение, думается о человеке Истории, о близости с его жизнью, с его душой, о святом, как одном из людей Истории который не понятен, а понят, это важный момент, понятость святого создает близость, часто априорную. Время атеизма прошло, она может быть и не априорна. Что объединяет человека и человека-святого? Бог, как большее в любви. Поиск этой Личности, Личности святого. Тихо смотрят со стен написанные ранее картины. Среди них есть и святые, и Матерь Божия, но нет образа для новой картины. Ню? Геннадий Улыбин, русский художник живущий в Испании пишет их на фоне сверхсовременной техники огромных размеров. Но Геннадий - академист, импрессионизм Андрея ищет более в погрудных портретах. Во многих художниках не видится всесторонности творчества, есть области в которых работ больше. Проба? Но хочется чего-то высокого, выражающего небольшой период сознания в мире. Некая возвышенность жизни важна, мистичность, история знает мистиков, мистичен ли Рублев, в период своего творчества он свят. Богооставленность, о ней учат как о норме. Исходя из учения о имевшемся у Адама в раю, нормой должно быть богообщение.

   Мысль о пяти годах Куросавы с 1965-го по 1970-й. В 1965-ом он завершил "Красную бороду" и только в 1970-ом смог завершить другой фильм "Под стук трамвайных колес", долгое молчание перед киноэкранами, в жизни мастеров оно возможно, мысль о Куросаве ободрила, талант естественен в своем творчестве в мире, периоды неудач, незавершенности, неразрешенного поиска и смягченные страдания мыслью о молчании автора, тем не менее находят внутреннее стремление к их концу в работе над следующим холстом. Утешает мысль, что холст есть, есть краски, хорошие кисти еще пригодны к творчеству. Хочется легкости творчества. Когда Пушкин и Моцарт творили, безусловно, была легкость. Чувствуется какой-то тяжелый период, предпоследняя картина была тяжела. Апостол Петр, как будто мировое зло боролось с автором. Беззащитен Моцарт перед Сальери, беззащитен Пушкин перед Дантесом, жизнь рождает более зрелое и потому тяжелое. Но пора ранней молодости в душе, как мало тогда было денег, что бы купить холсты, но писались стихи, готовилась книга включающая компиляции и размышления. Святки, льется в бокал Шампанское, звучит Моцарт, вновь к легкости, как в фильме о гусарах.

  

  

   Внезапно, я не претензиозен читатель, божественным провидением возникла тема: "Апостол Павел" За основу Андрей взял образ Андрея Рублева, но хотел создать свой и создавал. Несколько минут он работал над наброском углем, потом ждал часы, откладывая на завтра написание картины. Уже наступил вечер и вот он рне выдержал и начал писать. Сиена и белила лица, сажа газовая зрачков, красный краплак губ, те же сиена и белила вместе с краплаком волос, марс коричневый и ультрамарин с белилами одежд и кадмий, лимонный кадмий света Павла - фона. Я не претензиозен читатель, повторюсь, сам Павел видел Андрея и думал о нем: кто он? Человек Христов, говорят разное. Но был с ним и образ возник, позднее Павел решая его сомнения скажет ему вновь свои слова, сказанные много лет назат "жизнь в них, а смерть в нас". О, как хочется жизни, она есть в них, в этих моментах, когда кисть наносит на холст мазки. Забыты боль и зло, есть борьба мастера за удачность создающегося произведения.

  

  

   Бокал вина, глаза Андрея устремлены на образ Павла. Удача. Андрей творит, он видит свои ошибки в своем синергическом творчестве. Радость. Образ удовлетворил. Нет боли неудач, когда ошибочности и непросветленности свыше много.

  

  

  

  

  


^ ПРОДОЛЖЕНИЕ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

  

   Андрей каждый день садился за стол и писал. Это религиозная философия, проза, то, что входит в область публицистики, но пока не опубликовано, по своим взглядам он эсхатолог. Уже написаны пять тысяч страниц, он не издается, издана только его поэзия. Это чаще афоризмичность, небольшие статьи-миниатюры и рассказы-миниатюры собранные в книги, есть и целые большие книги. Несколько страниц в день стало нормой. Это жизнь и борьба. Христос и Антихрист основное содержание эсхатологии. Идеи коротких размышлений приходят как стихи сразу, книги пишутся долго по темам которые вдохновляют. Изредка это киберпанк, как часть его литературной борьбы с мировым злом, в которой сохраняется личность бедного человека вопреки ложному торжеству богатства и техномагии. Он размышлял о своей деятельности и писал:

  

   " МОЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ЭСХАТОЛОГИЯ

  

   Она постулирует наступление апокалиптических процессов и наступившее Второе Пришествие Христа во славе Отца и святых ангелов. Субъективное процессов описывается. Она имеет важной частью учение о страдающей человеческой личности и ее проблематичности в мире. Я учу о метафизике, как превалирующей части жизни. Также моя эсхаталогия касается общих вопросов философии."

  

   Жизнь скромна, это вино и стол, заваленный аккуратно сложенной бумагой, ел он мало. Андрей сидит, пьет вино, ищет Христа и находит. Христоцентричность наиболее важно по его мысли. Кто велик в людях? Иоанн, любимый ученик Христов, о котором говорил ему еще Дух Святой, когда он был послушником в монастыре, что он его образ. Молодой Иоанн и молодой Андрей похожи, похожи своими длинными волосами, отсутствием бороды, своим незлобием.

   Терпкое вино, видна рука Господа как ее изображают на старинных иконах, кому подражать писателю? Павлу, писавшему множество посланий, это самый объемный автор Нового завета. Выпито вино, курит трубку, этот дар Великого Петра России, размышляет, возвращается к столу, пишет. Так проходят дни, годы. Он думал о сглаженности, о полуправде которую пишут и которой прельщают миллионы. Андрей нонконформист, он чужд мира и живет как отшельник, издание сложно он понимает это. Мир открылся и в свете, и в тьме, он пишет о нем так как видит. Мировое зло исследуется им, об Откровении он пишет меньше, что традиционно для Эпохи Духа. Дуализм в мире существует, отрицать наличие зла нет смысла, отрицать падшесть человеческой природы нет необходимости. Свет и тьма борются, темное, не являющееся началом, поглощает свет. Оно предстает в свете, который есть божественная благодать и Божественная Сущность, к душевности Этой Сущности стремится человек, кротко, как сын к отцу. Андрей осмысляет все и новый мировой порядок, и новые учения. Современность зачастую отвергает Иосифа Волоцкого, его методы первоначально были ошибочны, но сторона с которой он боролся ждет другой борьбы в современности. Это борьба со многим, реальность изменена, тихо ложатся строки на листы, их видит небо. Почти каждому известно, что уже упомянутый нами апостол Павел был слаб в слове и силен в литературных трудах, таков и Андрей, большая часть его мысли в них. После многих мыслей о свете он ощутил на себе действие зла, искал его личностную первопричину, до того как он пришел к эсхатологическому видению мира, он предполагал единый довлеющий полюс сатану, боролся с ним, писал "Мефистофель и Мцыри" в своей иноческой келлии, рассказ не сохранился, его основной составляющей была борьба умов. Начал писать об Антихристе, уже чувствовалось, подбирал собственные иллюстрации рассказа, закончить не удалось. Пишет о нем по другому, это стиль публицистики и теологии. Именно в Антихристе он видит эпицентр мирового зла, уже становящегося князем мира. Он видит Универсум: небо и землю, пишет о земле, оставляя мысль о небе Абсолюту и ангелам, добро уходит с земли, жизнь проблематична, он пишет о праведности, раскрывая то, какой должна быть жизнь человека.

   Когда он только начал писать, один писатель сказал ему, что нужно читать много или вообще не читать, что бы писать. Он не разделяет это мнение, читает немного, неудается, несколько глав каждый день. Многое открывает для себя в Ветхом и Новом заветах, в древнегреческих философах, в святых, в позднейших религиозных философах, в других, это находит место в его творчестве в виде цитат, в виде почерпнутой мысли. Он не Мастер в литературе, это его живопись, но как Мастер понимает вечность искусства, свою приобщенность как творца ему, которое над тем, что принято называть борьбой. Он борится то же, его литература проза, публицистика и богословские статьи, иногда ироническая поэзия наполнены старой идеей о герое и антигерое, когда нет героя во всей полноте бумаг, а виден один антигерой, нет света. Вспоминая множество романов прочитанных в детстве, выводит борьбу героя с враждебным интеллектом, его возможностным и индивидуами, творящими по его мнению грубое насилие. Его киберпанк. Он не говорит о будущем, а повествует о настоящем, таковы реалии которые описываются и скрыты за именем фантастики. Существует и подражание литературе и близость духу учеников Христа - апостолов. Как Мастер он видит возможность определенной деятельности и избирает ту, которая может быть. Он творит, находя в этом жизнь. Часто, очень часто он спешит к столу находя жизнь. Он не мыслит жизни без эсхатологии и пишет в этой области, всякому понятно, что эсхатология невозможна без мистики. Осмысляя проблему рабства он считает вполне правильным понимать ее как не ушедшую в века. Формальное запрещение рабства его не уничтожило. Оно существует не только в недекларированных формах. Его восприятие рабства было эссеистичным. Он не находит разрешение этой проблемы возможностным, она организованна и все более угрубляется. Сознание современного человека борится с рабством, человечество помимо идей мысль движит к поиску свободы. Для Андрея это новая мысль, новые труды. Он видел в мире брожение в действии, вызванное эгоцентризмом взявшего от Полыни знание неба человечества. Жадно любопытствующие они пили эту горькую воду. Именно на учении Полыни возникли лжемессии и лжепророки. Отрывается от этой мысли, слушает запись исполнений Ойстрахом. Как будто нет зла.




оставить комментарий
страница1/3
Дата16.10.2011
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх