Горячие споры об этом человеке и его политике продолжались и 50, и 80 лет спустя после его смерти. Немногие государствен­ные деятели заслужили такое пристально icon

Горячие споры об этом человеке и его политике продолжались и 50, и 80 лет спустя после его смерти. Немногие государствен­ные деятели заслужили такое пристально


Смотрите также:
Биография П. А. Столыпин...
«Викторина по сказкам Г. Х. Андерсена» Перед вами портрет великого сказочника...
К. Мазорик
После смерти Гегеля его духовное наследство поделили между собой два направления его...
Юр-магомет лайпанов...
Синхронный турнир "Балтийский берег" 2006...
Только у Бога Иеговы могла возникнуть мысль о воскресении...
-
Штык - Роман Куликов, Ежи Тумановский...
Материал взят из книги Ф. И. Кулешова «Л. Н. Толстой»...
Доклад на I международную научно-практическую Интернет конференцию «Проблемы формирования новой...
Стал основоположником учения о наследственности, создателем новой науки генетики...



Загрузка...
скачать
Пётр Столыпин

(1862—1911)

Горячие споры об этом человеке и его политике продолжались и 50, и 80 лет спустя после его смерти. Немногие государствен­ные деятели заслужили такое пристальное внимание потомков. Как же складывалась его судьба?

Будущий глава правительства России Пётр Аркадьевич Сто­лыпин родился 5 апреля 1862 г. в знатной дворянской семье. В роду Столыпиных строго хранились традиции дворянской чес­ти. Когда на дуэли погиб старший брат Петра, юноша стрелялся с его убийцей и получил пулю в правую руку, которая с тех пор была почти парализована.

В 1884 г. Пётр Столыпин закончил естественный факультет Петербургского университета. Один из экзаменов принимал у него сам Дмитрий Менделеев. Дочь Столыпина Мария Бок писала об этом: «Великий учёный так увлёкся, слушая блестящие ответы мое­го отца, что стал ему задавать вопросы всё дальше и дальше, во­просы, о которых не читали в университетах, а над решением ко­торых работали учёные. Мой отец отвечал на всё так, что экзамен стал переходить в нечто похожее на учёный диспут, когда профес­сор вдруг остановился, схватился за голову и сказал: „Боже мой, что же это я? Ну довольно, пять, пять, великолепно"».

В 1899 г. Столыпин был назначен губернским предводите­лем дворянства в Ковно (Каунас). Тремя годами позже 39-лет­ний Столыпин стал самым молодым губернатором в России: сна­чала в Гродно, затем в Саратове.

Во время революции 1905 г. Столыпин стал известен реши­тельной борьбой с крестьянскими волнениями в Саратовской губернии. Для прекращения беспорядков он не раз использовал войска, которые применяли самые жёсткие меры: расстрелы, массовые порки непокорных крестьян. Руководитель одной из таких карательных экспедиций, генерал Сахаров, поселился по прибытии в Саратов в доме Столыпина. Здесь он и был убит ре­волюционерами. Самого Столыпина революционеры также при­говорили к смерти.

Невольный и глубокий страх внушал губернатор саратовским крестьянам, о чём свидетельствует его дочь М. Бок: «У меня хра­нится любительский снимок, где видно, как папа въезжает верхом в толпу, за минуту до этого бушевавшую, а теперь всю, до послед­него человека, стоящую на коленях. Она, эта огромная, десятиты­сячная толпа, опустилась на колени при первых словах, которые папа успел произнести». Дочь Столыпина вспоминает и такой эпи­зод: однажды Пётр Аркадьевич выступал перед взволнованным кре­стьянским сходом. Какой-то враждебно настроенный парень на­правился прямо к нему. Губернатор небрежно и властно бросил бунтарю свою шинель: «Подержи!». Тот, растерявшись, взял шинель и послушно держал её всё время, пока Столыпин говорил.

26 апреля 1906 г., вызвав Столыпина в Петербург, Нико­лай II назначил его на пост министра внутренних дел — са­мый важный в российском правительстве. Столыпин, по его собственным словам, занял это место в «стране окровавленной, потрясённой». Оказавшись самым молодым министром в пра­вительстве, он ярко выделялся на бесцветном фоне своих кол­лег. Министры, привыкшие к церемонным заседаниям, теря­лись среди шума и гвалта думских депутатов. Столыпин, напро­тив, держал себя в Государственной думе очень уверенно и час­то там выступал, не обращая внимания на прерывавшие его порой свист и выкрики «Долой!», «Погромщик!». Ему нельзя было отказать в красноречии.

Признавая, что «существующие законы несовершенны», ми­нистр внутренних дел в то же время твердо заявлял, что их сле­дует применять, пока нет новых. Он говорил: «Нельзя сказать ча­совому: „У тебя старое кремнёвое ружьё; употребляя его, ты мо­жешь ранить себя и посторонних; брось ружьё". На это честный часовой ответит: „Покуда я на посту, покуда мне не дали нового ружья, я буду стараться умело действовать старым"».

Столыпин не защищался и не оправдывался, как многие его коллеги-министры, наоборот — он нападал. «Тут нет ни судей, ни обвиняемых, — решительно заявлял он думской оппозиции в мар­те 1907 г., — и эти скамьи — не скамьи подсудимых, это место пра­вительства». О выступлениях оппозиции он говорил так: «Эти на­падки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти паралич и воли, и мысли, все они сводятся к двум словам, обра­щённым к власти: „Руки вверх". На эти два слова, господа, прави­тельство с полным спокойствием, с сознанием своей правоты мо­жет ответить только двумя словами: „Не запугаете"».

8 июля 190б г. Столыпин, сохранив за собой пост минист­ра внутренних дел, был назначен председателем Совета Мини­стров. Суть своей государственной деятельности в то время он определил так: «Сначала успокоение, а потом — реформы!».

После государственного переворота 3 июня 1907 г. и роспуска II Государственной думы желаемое успокоение было достигнуто, революция подавлена (см. ст. «Революция 1905—1907 годов»). Настала пора приступать к реформам. «Мы призваны освободить на­род от нищенства, от невежест­ва, от бесправия», — говорил Пётр Столыпин. Путь к этим це­лям он видел прежде всего в ук­реплении государственности.

Стержнем его политики, делом всей его жизни стала зе­мельная реформа (см. ст. «Столыпинская земельная ре­форма»). Эта реформа должна была создать в России класс мел­ких собственников — новую «прочную опору порядка», опору государства. Тогда России были бы «не страшны все революции». Свою речь о земельной реформе 10 мая 1907 г. Столыпин завер­шил знаменитыми словами: «Им (противникам государственно­сти. — Прим. ред.) нужны великие потрясения, нам нужна Вели­кая Россия!».

Какой общественный строй возник бы в России после этой реформы? Сторонники Столыпина и тогда, и позже представ­ляли его себе по-разному. Националист Василий Шульгин, на­пример, считал, что он был бы близок итальянскому фашистско­му строю. Октябристы думали, что это будет скорее западное ли­беральное общество. Сам Пётр Аркадьевич говорил в 1909 г. в одном интервью: «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

Внутренний покой подразумевал подавление революции, внешний — отсутствие войн. «Пока я у власти, — говорил Столы­пин, — я сделаю всё, что в силах человеческих, чтобы не допус­тить Россию до войны. Не можем мы мериться с внешним врагом, пока не уничтожены злейшие внутренние враги величия России — социалисты-революционеры». Столыпин предотвратил войну по­сле того, как в 1908 г. Австро-Венгрия захватила Боснию. Убедив царя не проводить мобилизацию, он с удовлетворением отметил:

«Сегодня мне удалось спасти Россию от гибели».

Но Столыпину не удалось довести до конца задуманную ре­форму. Черносотенцы и влиятельные придворные круги отно­сились к нему крайне враждебно. Они считали, что он уничто­жает традиционный жизненный уклад России. После подавле­ния революции Столыпин стал терять поддержку царя.

В это время он с горечью сказал в частной беседе: «Мой ав­торитет подорван, меня поддержат, сколько будет надобно, для того, чтобы использовать мои силы, а затем выбросят за борт».

В августе 1911 г. в Киеве начались торжества по случаю вве­дения земств в западных губерниях России. Открывался памят­ник Александру II. В город прибыли множество важных гостей, государь с семьёй, Столыпин и другие министры. Их охрану обеспечивал товарищ (заместитель) министра внутренних дел Павел Курлов, давний противник Столыпина.

Николай II всячески подчёркивал свою нерасположенность к главе правительства. Когда Столыпин прибыл в Киев, царь не пригласил его в автомобили своей свиты. Премьер-министру даже не подали экипажа, и ему самому пришлось искать извозчика. Го­родской голова, свидетель этого неслыханного происшествия, предоставил ему собственный экипаж. Рассказывали, что друг царской семьи Г. Распутин, увидев его в экипаже, вдруг закричал так, что этот крик услышала толпа: «Смерть за ним! Смерть за ним едет! За Петром... за ним!». По городу поползли мрачные слухи.

1 сентября царь, премьер-министр и все сановные гости слушали оперу Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» в Киевском оперном театре. Казалось, на представление могли по­пасть только проверенные люди. Более 30 входных билетов по­лучили сотрудники охранки.

В антракте Столыпин подошёл к барьеру, отделяющему ор­кестровую яму от зрительного зала. Он облокотился на него и бе­седовал с другими министрами. Мало кто заметил молодого чело­века в чёрном фраке, который поднялся со своего места в 18-м ряду и направился по центральному проходу к министрам. Карман он прикрывал театральной программкой. Быстро подойдя к Столы­пину на расстояние двух-трёх шагов, человек во фраке выхватил из кармана револьвер и дважды выстрелил в упор.

Одна пуля попала Столыпину в руку, прошла навылет и ра­нила скрипача в оркестре, вторая раздробила Владимирский крест на груди Петра Аркадьевича и, изменив прямое направле­ние в сердце, попала в живот. На белом летнем сюртуке премьер-министра расплылось яркое пятно крови... Однако Столыпин со­хранил самообладание. С горькой улыбкой он повернулся к цар­ской ложе, в которую на звук выстрелов выбежал Николай, пе­рекрестил её и тяжело опустился в кресло.

Стрелявший был немедленно схвачен. Жандармам едва уда­лось отбить его от публики, готовой растерзать убийцу. Им ока­зался 24-летний Дмитрий Богров, анархист и секретный сотруд­ник охранки. Входной билет ему выдало охранное отделение.

Вечером 5 сентября 1911 г. Пётр Столыпин скончался. Им­ператрица сказала новому главе правительства Владимиру Ко­ковцову, сменившему Столыпина: «Он умер, потому что прови­дение судило, что в этот день его не станет. Не говорите о нём больше никогда». Она отказалась пойти помолиться у его гроба, и Николай II тоже не присутствовал на погребальной церемо­нии. Похоронили Петра Аркадьевича в Киево-Печерской лавре. Однако уже через год Столыпину были воздвигнуты памятники в Киеве, Гродно и Самаре.

Незадолго до покушения Столыпин предчувствовал свою скорую смерть и её последствия: «После моей смерти одну ногу вытащат из болота — другая завязнет». Действительно, начатая им земельная реформа закончилась неудачей — мощный «класс мелких собственников» в России так и не был создан.

В оценке незаурядности этой фигуры позднее сходились как поклонники, так и противники Столыпина. Он далеко пре­восходил по масштабам своей деятельности других политиков России той эпохи. В отличие от них Пётр Столыпин пытался по-своему направлять развитие общества, а не шёл вслед за ним;

однако он потерпел в этом поражение.




оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер62.5 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх