С весны 1941 года слухи о возможной скорой войне с Германией начали распространяться в СССР. Телеграфное агентство Советского Союза (тасс) заявило официально, ч icon

С весны 1941 года слухи о возможной скорой войне с Германией начали распространяться в СССР. Телеграфное агентство Советского Союза (тасс) заявило официально, ч


Смотрите также:
Доклада
План «Барбаросса»; Соотношение сил и средств перед началом войны между СССР и Германией. III...
Городской конкурс проектно-исследовательских работ учащихся по социально-гуманитарным...
67-ой годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов...
План праздничных мероприятий...
«Победа Советского Союза в войне с фашистской Германией была невозможна без помощи союзников»...
Республиканский конкурс творческих работ...
Администрация города нягани...
Книга посвященна герою Советского Союза, заслуженному военному летчику СССР решетникову В. В....
Фонды и материалы музея боевой славы «Кингисеппский район в годы Великой Отечественной войны»...
Германия и её союзники вторглись на территорию Советского Союза...
Книги о Великой Отечественной войне в библиотеке...



Загрузка...
скачать
С весны 1941 года слухи о возможной скорой войне с Германией начали распространяться в СССР. Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС) заявило официально, что наши добрые отношения с немцами развиваются нормально и возникшие на Западе слухи о готовящемся нападении Германии на СССР являются «провокационными».

В обращении к советскому народу 3 июля 1941 г. Сталин, объясняя причины наших поражений на фронтах, отметил, в частности, что фашистская Германия вероломно и неожиданно нарушила пакт о ненападении, заключённый между нею и СССР в 1939 году.

Точку зрения Верховного главнокомандующего, разумеется, разделяли все, кто официально выступал по этому вопросу в нашей стране. С 1953 года, после смерти Сталина, мнения военачальников, учёных-историков, публицистов, писателей по вопросу о внезапности нападения фашистской Германии на нашу страну резко разошлись: одни стали доказывать, что внезапности нападения вообще не было и быть не могло, советский народ знал и готовился отразить вторжение врагов с запада; другие — внезапность была только тактической, третьи — в начале войны проявил себя только момент внезапности первого удара.

Кто же прав? В чём суть происшедшего? Обратимся к фактам.

Военно-политическая обстановка, в которой оказалась наша страна в предвоенные годы, была сложной, опасность нападения милитаристской Японии и фашистской Германии на СССР — реальной.

Вторжение немецко-фашистских войск в Польшу 1 сентября 1939 года ещё раз всем подтвердило устремление Гитлера на восток.

В основу планирования военных действий против Польши германское командование положило идею полного разгрома её вооружённых сил. Замысел состоял в том, чтобы нанести два охватывающих удара (с севера и юга) в общем направлении на Варшаву, окружить и уничтожить польскую армию западнее Вислы, не допустив отхода боеспособных частей в восточные районы страны. Замысел был осуществлён молниеносными удара-ми. Этому способствовало расположение основных сил армии Польши вдоль границы с Германией и Словакией. Важным фактором «молниеносной войны» был абвер, агентура которого имелась в польских правительственных кругах, среди высшего командного состава армии, руководителей разведки и полиции; разведывательно-диверсионные группы абвера заняли исходные позиции перед началом боевых действий. Абвер предусмотрел даже восстание украинских националистов в Галиции. (В первых числах сентября Канарис отменил восстание за ненадобностью, приберёг оуновцев для войны против СССР.)

На рассвете 1 сентября 1939 г. немецкая авиация нанесла удары по польским аэродромам, крупным административным центрам (в том числе и по Варшаве), железнодорожным узлам, районам сосредоточения войск. Разведывательно-диверсионные группы абвера к этому времени разминировали объекты, подготовленные польским командованием для выведения их из строя на случай войны, рвали основные линии проводной связи, громили штабы, радиостанции, взрывали мосты, минировали дороги на путях вероятного отступления польских войск, сеяли панику.

В то же время немецкие диверсанты взяли под свой контроль на всей территории Польши важные объекты промышленности, транспорта, гидросооружения, хранилища нефти, нефтепродуктов, продовольствия... и удерживали их до прихода основных немецких сил.

К концу сентября Польша стала германским генерал-губернаторством и была отдана под военное управление.

12 сентября Гитлер провёл совещание руководителей своих карательных органов, поставил перед ними задачу: ликвидировать польскую интеллигенцию, евреев (они составляли 10 процентов населения), цыган и всех, кто мог представлять опасность для оккупантов. (За годы оккупации Польши гитлеровцы истребили более 6 миллионов человек.)

В Польше германские войска захватили большие трофеи, которые поступили в распоряжение военного командования. Многочисленные экономические команды и представители ведущих немецких концернов прибыли в Польшу и приступили к ограблению страны.

В конце 1939 года польская промышленность и транспорт работали так, как это было до войны. Германская армия получала самолёты, автомашины, артиллерию, оружие, боеприпасы, продовольствие и т.д. Население крупных немецких городов с оркестрами встречало прибывавшие эшелоны с польским хлебом, свининой, картофелем и другими продуктами питания. Началась принудительная отправка поляков на работы в Германию, продолжавшаяся до освобождения Польши Красной Армией.

Так германский генеральный штаб провёл репетицию войны против СССР.

Военные действия показали возросшую роль внезапного массированного удара заранее созданными группировками войск. Наличие сильной бомбардировочной авиации и соединений танковых частей позволяло немецко-фашистскому командованию сосредоточивать их на главных направлениях и достигать высоких результатов в короткое время. Успех немцев также определялся неподготовленностью польских войск к обороне в условиях массированных атак танков и отсутствием необходимого количества противотанковой артиллерии. Со всей очевидностью проявилась порочность практики равномерного распределения сил и средств в обороне.

В Польше чётко проявилась возросшая роль разведок и контрразведок, необходимость своевременного подавления вражеской агентуры, организации охраны — в первую очередь противодиверсионной защиты — тыла войск и наиболее важных объектов связи, транспорта, промышленности.

В ответ на вторжение германских войск в Польшу Англия и Франция, связанные договорами с Польшей, 3 сентября 1939 г. объявили войну Германии. Но оказывать помощь своему союзнику вооружёнными силами они не спешили, надеясь на то, что фашистская Германия нанесёт удар по СССР. Так началась «странная» война в Европе, которую историки провозгласили началом Второй мировой...

17 сентября 1939 г. по приказу советского правительства войска Красной Армии перешли государственную границу и защитили население Западной Украины и Западной Белоруссии от фашистских захватчиков. Установилась общая граница между СССР и Германией.

До 1941 года фашистская Германия захватила и поработила Чехословакию, Польшу, Норвегию, Данию, Голландию, Бельгию, северную и центральную части Франции, Люксембург, Югославию, Грецию. Промышленные, сельскохозяйственные, валютные и людские ресурсы этих стран она поставила на службу подготовки войны против СССР.

Захват Германией Польши означал создание плацдарма против Советского Союза на центральном направлении, Норвегии — на северном, Балкан — на южном. Война против стран Западной Европы позволила Германии в значительной мере обеспечить стратегический тыл.

В начале июня 1941 года гитлеровская Германия и её европейские союзники подготовили 190 дивизий, в том числе 19 танковых и 14 моторизованных. Вдоль советских границ было сосредоточено 16 армейских объединений: 8 немецких, 2 румынские армии и 4 немецкие танковые группы. К участию в агрессии намечалось привлечь 2 словацкие пехотные дивизии и моторизованную бригаду, а также итальянский экспедиционный корпус (три моторизованные дивизии).

Немецко-фашистские войска, развёрнутые в полосе между Балтийским и Чёрным морями, объединялись в три группы армий: 1. группа армий «Север» (29 дивизий) получила задачу разгромить советские войска в Прибалтике, в дальнейшем во взаимодействии с частью сил группы армий «Центр» захватить Ленинград. Наступление поддерживал 1-й воздушный флот (1 070 самолётов);

2. наиболее сильная группировка немецких войск - группа армий «Центр» (50 дивизий, из них 15 танковых и моторизованных и 2 моторизованные бригады) - имела задачу окружить и уничтожить соединения Советской армии в Белоруссии и тем самым создать условия для дальнейшего продвижения на московском направлении. Действия группы армий «Центр» поддерживались 2-м воздушным флотом (1 680 самолётов);

3. группа армий «Юг» (57 дивизий и 13 бригад); её задача состояла в том, чтобы уничтожить советские войска на Правобережной Украине, выйти на Днепр. Эту группу поддерживал 4-й воздушный флот (около 1 000 самолётов) и румынские ВВС (до 500 самолётов).

Румынским войскам предстояло прорвать советскую оборону на р. Прут и продвигаться в общем направлении на Винницу. Армия «Норвегия» должна была захватить Мурманск, Полярный, полуостров Рыбачий, а финские войска — весь Карельский перешеек.

В резерве главного командования сухопутных войск Германии находилось 24 дивизии.

Советская разведка в то время источников информации в правительственных кругах, военном руководстве Германии и её союзников не имела, поэтому конкретными документальными данными грозящей нам опасности не располагала. Советское руководство о немецких группировках, нацеленных на Ленинград, Москву и Киев, планируемых способах применения войск германским командованием и точных сроках начала войны не знало.

Г.К. Жуков — перед войной начальник советского Генерального штаба — в своих мемуарах «Воспоминания и размышления» пишет в этой связи: «Внезапный переход в наступление в таких масштабах, притом сразу всеми имеющимися и заранее развёрнутыми на важнейших стратегических направлениях силами, т.е. характер самого удара, во всём объёме нами не был предусмотрен. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б.М. Шапошников, К.А. Мерецков и руководящий состав Генерального штаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и механизированных войск и бросит их в первый же день мощными компактными группировками с целью нанесения рассекающих ударов». Однако общей достоверной информацией о готовящемся скором нападении Германии на СССР политическое и военное руководство нашей страны располагало, но, по сути, для Сталина, Тимошенко, Жукова, Павлова и других военачальников вторжение германских полчищ в пределы Советского Союза было неожиданным. Они надеялись, что войска Красной Армии устоят от первого немецкого удара, что даст возможность провести необходимые мобилизационные мероприятия.

Отражение возможного нападения на СССР с запада возлагалось на войска пяти пограничных военных округов (Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского) и на три флота (Северный, Краснознамённый Балтийский и Черноморский).

В составе военных округов имелось 170 дивизий и 2 бригады (2 680 тысяч человек), 1 475 танков КВ и Т-34, 37 500 орудий и миномётов, 1 540 боевых самолётов новых типов, а также значительное количество лёгких танков и самолётов устаревших конструкций.

Непосредственно охрану государственной границы несли пограничные войска восьми пограничных округов. Вместе с частями и подразделениями внутренних войск они насчитывали около 100 тысяч человек. Примерно две трети сил пограничных военных округов (107 дивизий из 170) были включены в состав армии прикрытия. Из них 56 дивизий и 2 бригады к началу войны находились на удалении 10-50 километров от государственной границы. Соединения второго эшелона армий находились в 50-100 километрах от границы. Фланги приморских военных округов прикрывались Военно-морским флотом и береговой обороной, которая в основном состояла из артиллерии. Основные оборонительные сооружения, базы снабжения, арсеналы, многие аэродромы западных военных округов находились также на незначительном удалении от государственной границы.

Следовательно, советские войска и их базы были растянуты вдоль границы, что позволяло немцам провести известный польский вариант начала войны.

Нарком обороны маршал С. Тимошенко и начальник Генерального штаба генерал Г. Жуков настойчиво доказывали Сталину, что необходимо формирование новых соединений и объединений войск и выдвижение их в западные военные округа. Сталин не соглашался, ссылаясь на то, что советских войск в Украине, Белоруссии и Прибалтике немало, а наши мобилизационные мероприятия могут спровоцировать войну (других доводов он не приводил). Сталин неоднократно предупреждал о необходимости не поддаваться на возможные провокации немцев, проявлять осторожность и выдержку. Это требование было доведено до командного состава и политработников военных округов, флотов, погранвойск, офицеров госбезопасности, предназначенных защищать советские западные границы.

С января 1941 г. советская разведка систематически получала данные о том, что:

- на территорию Польши, к границам СССР, прибывает большое количество германских войск;

- германские войска прибыли в Финляндию и Румынию, где заняли исходные позиции;

- по железным дорогам Польши в сторону советской границы идут эшелоны с танками, артиллерией, боеприпасами и т.п.;

- на территории Польши строятся аэродромы, прокладываются шоссейные дороги, разворачиваются госпитали; немцы изготавливают и складируют детали для строительства мостов, подтягивают к границе инженерные части, имеющие понтонно-мостовые парки; в Варшаве по указанию немцев приведены в порядок бомбоубежища, взяты на учёт лица, владеющие русским языком, и т.д.;

- немецкие офицеры и солдаты открыто говорят, что они готовятся к войне против Советского Союза. В то же время поступала информация о том, что немцы готовят операцию по высадке десанта на Британские острова и в этой связи проводят дезинформационные акции для обеспечения внезапности; одна из таких акций — временное перемещение некоторых немецких дивизий на территорию Польши.

Информация о сроках начала войны была противоречивой. Разведывательные доклады ГРУ Сталину, Тимошенко, Жукову заканчивались выводами: «германское командование преследует цели дезинформации англичан».

Начальник штаба гитлеровского верховного главнокомандования фельдмаршал Кейтель 15 февраля 1941 г. издал «Директиву по дезинформации противника», предусматривавшую систему мер по маскировке подготовки вермахта к нападению на СССР. Ответственность за осуществление этих мер возлагалась на абвер III (военная контрразведка). Однако деятельность абвера грубо противоречила этой директиве.

Спецслужбы фашистской Германии всегда направляли свои основные усилия против СССР, но в канун войны они активизировались так, что вывод мог быть однозначным: гитлеровцы ведут разведывательную подготовку войны.

Немцы открыто и нагло вели воздушную разведку территории СССР. Народный комиссариат СССР вербальной нотой от 21 апреля 1941 г. информировал германское посольство в Москве о нарушениях границы Союза Советских Социалистических Республик германскими самолётами: в период с 27 марта по 18 апреля 1941 г. насчитывалось 80 таких случаев. Ответа от германского правительства не поступило. Нарушения советской воздушной границы не только не прекратились, но и участились и приняли систематический характер. С 19 апреля по 19 июня включительно германские самолёты вторглись в воздушное пространство СССР 180 раз, причём нередко на глубину до 100-150 километров. (Советская воздушная разведка, к сожалению, бездействовала.)

С февраля 1941 г. на Северном, Краснознамённом Балтийском и Черноморском флотах фактически уже шла война в воздухе: зенитчики отгоняли огнём немецкие самолёты, а наши лётчики вступали с ними в схватки на своих устаревших «чайках».

Количество немецкой агентуры, заброшенной в СССР в предвоенном 1940 году, в четыре раза возросло по сравнению с 1939 годом. В 1940 и начале 1941 годов органами НКВД СССР было вскрыто и ликвидировано 66 резидентур германской разведки, разоблачено 1 600 фашистских агентов, из них около 1 400 — в западных районах СССР. Большая часть этой агентуры имела задания по военному шпионажу. Арестованные вражеские агенты показали, что в оккупированных немцами польских областях, граничащих с СССР, германская разведка за короткое время создала 40 разведывательных пунктов для подготовки и переброски своей агентуры на советскую территорию.

В предвоенное время усилилась, приобрела также массовый характер заброска в западные районы СССР разведывательно-диверсионных групп, отрядов и банд. Диверсанты имели задания действовать по команде абвера перед началом войны: рвать линии проводной связи, убивать командиров Красной Армии, сеять панику, воспрепятствовать организованному отходу советских частей и т.д.

Задолго до начала вторжения германских войск в пределы СССР государственная граница Советского Союза стала фактически линией фронта: ежедневные нарушения, стычки, налёты, бои. За 22 месяца, с момента заключения советско-германского договора о ненападении и до начала войны, было зафиксировано более 600 явных провокаций, при отражении которых советские пограничники уничтожили около одной тысячи и взяли в плен свыше четырёх тысяч немецких солдат и офицеров. Только с 1 января по 10 июня 1941 г. наши пограничники задержали более 2 000 нарушителей границы со стороны Германии.

В подрывной деятельности против СССР абвер активно использовал украинских и прибалтийских националистов. В числе задержанных органами НКВД в 1940-1941 гг. немецко-фашистских агентов почти третью часть составляли украинские националисты. Через эмиссаров ОУН абвер пытался перед войной создать в западных областях Украины «пятую колонну». Но органы НКВД решительно пресекли эти попытки. Только на территории западных областей УССР с апреля по октябрь 1940 г. было разгромлено 38 вооружённых банд, в которых насчитывались сотни украинских националистов и белогвардейцев. Большинство этих банд формировались за границей.

На западе Белоруссии перед войной была ликвидирована крупная антисоветская организация, так называемый «Союз вооружённой борьбы», состоявший из офицеров бывшей польской армии и активистов различных националистических группировок. «Союз» формировал свои «вооружённые силы» (8 батальонов), имел оружие, боеприпасы, хранившиеся в лесных тайниках. Это подполье насчитывало до 2 500 участников. Главари подполья были проинформированы сотрудниками абвера о предстоящем вторжении германских войск в пределы СССР и готовились к диверсионным и террористическим действиям. (Конкретные сроки начала войны перед ними не раскрывались.)

В Литовской ССР в то же время была обезврежена террористическая организация, именовавшая себя «Шауляйским батальоном смерти», численностью свыше 100 человек.

В Латвийской ССР весной 1941 г. были разгромлены две крупные националистические организации, связанные с абвером; они готовились наносить удары по тылам советских войск.

НКГБ Эстонской ССР в начале июня 1941 г. была раскрыта и ликвидирована шпионско-повстанческая организация, созданная в марте 1941 г. германским разведчиком Матизеном, официально являвшимся членом германской комиссии по репатриации немцев из Эстонии. По делу арестовано 18 человек. Изъято: радиопередатчик и радиоприёмник, шифры, средства для тайнописи, два фашистских знамени, 117 нарукавных повязок для членов организации, ручные гранаты, револьверы, патроны к ним, 13 винтовок и 4 653 винтовочных патрона и т.д. Арестованные показали, что германская разведка поставила перед этой организацией задачи: создавать вооружённое подполье для оказания помощи немцам в предстоящей войне Германии против СССР и развернуть военный шпионаж на территории республики. На расходы, связанные со шпионской работой, главари организации получали от Матизена большие суммы денег (при аресте было изъято 30 тысяч рублей).

В 1941 году в Эстонии были ликвидированы подпольные националистические организации, связанные с германской разведкой: «Комитет спасения Эстонии», «Национальные кадры» и другие. Главари этих банд также были предупреждены абвером о предстоящей войне.

Примерно в мае 1941 г. Канарис — шеф германской военной разведки и контрразведки — информировал о сроках нападения Германии на СССР германских военных атташе в дружественных немцам странах, в частности в Японии, где советский разведчик Р. Зорге получил эту информацию, а затем передал её в Москву.

Ясность во многие вопросы, возникшие в связи с, казалось бы, грубо неадекватной деятельностью абвера перед войной, внесли события военного времени.

Важно отметить и следующее.

Война Германии против СССР планировалась открыто грабительской. В середине 1940 года был создан соответствующий аппарат, во главе которого стоял т.н. штаб «Восток». В разработке планов ограбления оккупированных территорий участвовали представители крупных немецких концернов.

В ноябре 1940 года Геринг проинформировал верхушку экономического аппарата — сотни сотрудников — относительно предстоящей агрессии. Была подготовлена обширная разработка, «Военная экономика Советского Союза», с картотекой, содержащей данные о важных предприятиях СССР, многочисленные другие документы, а также немецко-русский экономический словарь — для использования их органами ограбления. Штаб «Восток» взаимодействовал с мощной системой военно-экономических органов, готовившихся решать задачи обеспечения действующей немецкой армии за счёт ограбления оккупированных территорий. Штабом «Восток» были созданы специальные команды для изъятия и эвакуации в Германию золота, валюты, культурных ценностей, архивов и т.д.

К марту 1941 года рейхсфюрер СС Гиммлер сформировал спецкоманды для массового истребления советских граждан. Гитлеровцы подготовили оккупационный аппарат. В «обозе» армии находились бургомистры, шефы полицейских органов, коменданты для городов и других населённых пунктов Прибалтики, Белоруссии, Украины.

В феврале-мае 1941 года по указанию германского военного руководства были сформированы 6 дивизий охраны тыла действующей немецкой армии, т.н. «дивизии безопасности». Офицерский состав дивизий был ориентирован на предстоящую войну, соответственно этому велась боевая подготовка личного состава.

В начале июня 1941 года офицеры военной разведки и контрразведки (абвера) от дивизии и выше, а также военные судьи армий, сосредоточенных на Востоке, были вызваны на совещание в Берлин, где им объявили о предстоящем вторжении германских войск в пределы СССР и разъяснили:

- предстоящая война будет войной на уничтожение;

-законность и право в этой войне должны уступить место военной необходимости;

-германских солдат и офицеров, совершивших любые преступные деяния в отношении граждан СССР на оккупированной территории, привлекать к ответственности запрещается;

-жестокость по отношению к мирному населению оккупированных территорий необходима для победы. Беспощадному уничтожению подлежат: большевистские политкомиссары, советская интеллигенция, евреи, цыгане, все, кто попытается оказать сопротивление оккупантам и даже только «косо посмотрит на немца» (выражение Гитлера).

Министерством пропаганды (министр Геббельс) был подготовлен многочисленный пропагандистский аппарат для ведения идеологической работы в войсках Красной Армии, среди военнопленных, населения оккупированных территорий и в советском тылу.

Таким образом, о предстоящем нападении Германии на Советский Союз было известно до начала войны десяткам тысяч немцев: офицерам, чиновникам, служащим промышленных концернов и т.д.

Посол Германии в СССР Шуленбург 2 мая 1941 года направил в Берлин своему руководству телеграмму: «...Пожалуйста, имейте в виду, что наши попытки здесь, в Москве, опровергнуть слухи о неминуемом немецко-русском конфликте остаются неэффективными. Из Германии беспрестанно поступает информация другого характера, и каждый приезжающий в Москву или проезжающий через город может легко подтвердить эти слухи ссылкой на факты».

К войне против СССР, к насилиям и грабежам на нашей территории готовились союзники Германии: Финляндия, Венгрия, Румыния, Италия, Испания.

Тревожная информация докладывалась Сталину накануне войны.

20-21 июня 1941 г. немецкие суда, находившиеся в советских портах, вышли в море; грузовые поезда через КПП «Брест» шли только в западном направлении; сотрудники германского посольства в Москве сжигали служебные документы, отправляли в Германию свои семьи.

21 июня к нашим пограничникам явился перебежчик — немецкий фельдфебель; он заявил, что германские войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнётся утром 22 июня. На другом участке границы в то же время переплыл реку немецкий солдат, который рассказал пограничникам, что утром 22 июня после мощной артиллерийской подготовки германские войска вторгнутся в пределы СССР.

Вечером 21 июня 1941 г. (суббота) Сталин разрешил направить военным советам западных пограничных военных округов директиву, которой предусматривалось немедленно:

в течение ночи на 22 июня 1941 г. скрытно занять огневые точки укреплённых районов на государственной границе;

перед рассветом 22 июня 1941 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно её замаскировать;

все части привести в боевую готовность, войска держать рассредоточенными и замаскированными.

Директиву подписали С. Тимошенко и Г. Жуков.

^ Мер по охране тыла войск, их противодиверсионной защите, не предусматривалось.

Знали ли советские военачальники, руководители разведки, военной контрразведки, что германское военное командование применяет разведывательно-диверсионные силы и средства? Несомненно, знали. Как отмечено выше, абвер явился одним из решающих факторов осуществления планов молниеносной войны Германии против Польши (сентябрь 1939 г.). В период советско-финляндской войны финские диверсанты-лыжники, подготовленные инструкторами абвера, тёмными ночами, в метель и пургу наносили удары по тылам советских войск, штурмовавших линию Маннергейма, минировали дороги, разбрасывали мины-сюрпризы и т.д. Наши войска несли потери, наступление притормаживалось.

Абвер существенно способствовал успехам своих войск в войне против Франции и Англии в 1939-1940 гг..

Всё это было общеизвестно.

Директива о приведении советских войск в повышенную боевую готовность поступила в штабы западных военных округов за 3 часа до начала войны. Передовые части находились в 10-15 километрах от границы. Телефонограммы в штабы дивизий, полков могли поднять войска по тревоге; батальоны, совершив марш-броски, заняли бы огневые точки близ границы...

Но этого не произошло: немецкие диверсанты ночью с субботы 21-го на воскресенье 22 июня 1941 г. вывели из строя все основные линии проводной воздушной связи, которыми обеспечивалось управление советскими войсками. Вырванными оказались десятки километров проводов. Этот удар для советского военного командования и всех войск западных военных округов был неожиданным.

На рассвете 22 июня 1941 г. фашистская Германия обрушила на Советский Союз удар огромной силы. Значительная часть командиров частей и соединений ждали указаний свыше, когда немецкие танки и мотопехота уже вторглись в пределы СССР. Установить связь с вышестоящим командованием не удалось. Вскрыли хранившиеся у них пакеты, содержащие совершенно секретные документы — приказы на случай осложнения обстановки и возникновения войны — и прочитали: наступать в западном направлении...

Германские танковые и механизированные соединения рассекли советскую оборону на части и при поддержке авиации и разведывательно-диверсионных подразделений абвера стремительно продвигались вперёд.

Налётам вражеской авиации в первый день войны подверглись 66 аэродромов. В результате Красная Армия потеряла на земле и в воздушных боях 1 200 самолётов, из них 738 в Западном особом военном округе.

К чести Военно-морского флота и его наркома адмирала Кузнецова Н. Г., Черноморский флот и Краснознамённый Балтийский флот были заблаговременно подготовлены к возможной войне и в ту роковую ночь отразили все налёты врага, не потеряв ни одного корабля.

К исходу первого дня войны танковые и механизированные соединения групп армий «Север», «Центра» и «Юг» при поддержке авиации и разведывательно-диверсионных подразделений абвера прорвались от границы на 10-50 километров.

Развернулась ожесточённая борьба войск Красной Армии против захватчиков.

В итоге боевых действий в начальный период войны фронт переместился от западных границ к востоку на 350-600 километров. Красная Армия понесла большие людские потери. Враг завладел военными трофеями, запасами нефтепродуктов, металла, продовольствия и т.д.

Успех германских войск во многом определялся внезапностью нападения. Гитлер и его высшее военное руководство (узкий круг лиц), планируя нападение Германии на Советский Союз, исходили из того, что скрыть подготовку войны вообще — невозможно. Поэтому они маскировали только масштабы приготовлений и свои планы, особенно касавшиеся применения разведывательно-диверсионных формирований (Абвер II — диверсионная служба германской военной разведки — имел полк диверсантов «Бранденбург-800» и многочисленную агентуру, подготовленную для действий в тылу русских войск). Перед войной гитлеровцы, организуя провокационные акции на границе с СССР, стремились: во-первых, «протолкнуть» свою агентуру и банды на советскую территорию; во-вторых, побудить советское руководство начать мобилизационные мероприятия, чтобы воспользоваться этим в качестве предлога для агрессии; в-третьих, добиться максимального сосредоточения советских войск близ границ, что, по планам германского военного командования, позво-лило бы внезапными действиями разведывательно-диверсионных формирований, молниеносными массированными ударами авиации, артиллерии, танковых соединений рассечь их на части и уничтожить. Полёты германских самолётов над советской территорией, кораблями и базами ВМФ совершались в целях воздушной разведки. Немцы начали войну против СССР применением разведывательно-диверсионных формирований и диверсионной агентурой в конце суток (ночью) 21 июня 1941 г. Диверсанты абвера, экипированные в советскую военную форму, разрушали систему управления советскими войсками западных военных округов, убивали офицеров связи, сеяли панику в наших тылах, препятствовали организованному отходу частей, попавших под удары превосходящих сил противника...

Следовательно, война фашистской Германии против СССР началась 21 июня 1941 г.

Задолго до июня немецко-фашистские спецслужбы развернули подготовку войны: подавили сопротивление прогрессивных антифашистских сил немецкого народа, пытались организовать шпионаж и «пятую колонну» в нашей стране. В подрывной деятельности гитлеровцы использовали националистов, троцкистов и другие антисоветские элементы.

Советская контрразведка решительно пресекала подрывную деятельность врага. В первые дни войны в Западной Украине и Прибалтике отмечались отдельные вражеские проявления, но организованных бандитско-повстанческих выступлений не было.

Политическое и военное руководство СССР знало о скором вторжении германских войск в пределы Советского Союза, но оно не понимало характера войн тридцатых-сороковых годов, мыслило категориями гражданской войны, не учитывало возрастающей роли разведок в вооружённой борьбе. Для Сталина, а также Тимошенко, Ворошилова, Будённого, Кулика, Шапошникова, Апанасенко, Жукова и многих других военачальников диверсионные акции абвера, развал управления войсками, рассекающие удары авиации, сухопутных войск на главных направлениях — оказались неожиданными.

Для многих командиров соединений, частей и всего личного состава войск западных военных округов нападение Германии на СССР было неожиданным и вызвало растерянность, потому что:

- во-первых, перед началом войны средства массовой информации продолжали подчёркивать наши добрые отношения с немцами, а слухи о готовящемся нападении Германии на Советский Союз назывались провокационными;

- во-вторых, «вольные» суждения на эту тему пресекались;

- в-третьих, информация о сосредоточении германских, финских,

румынских войск близ границ СССР до личного состава Красной Армии не доводилась;

- в-четвёртых, в воинские части поступали перед войной указания заниматься и вести работы по прежним планам (поэтому авиация находилась на аэродромах незамаскированной, артиллерию некоторых частей вывезли на полигоны, офицерский состав отправлялся в отпуска и т.д.);

- в-пятых, негативное воздействие на командный состав и политработников оказали строгие предупреждения Сталина «не поддаваться на провокации немцев».

Командиры ждали указаний, но они не поступали — связь была нарушена.

В предвоенные годы советская военная разведка и разведка НКВД СССР со своими задачами не справилась: вскрыть масштабы подготовки агрессии, планы германского военного командования не смогли; агентурных позиций в разведывательных органах и разведывательно-диверсионных формированиях вероятного противника не имели.

В настоящее время можно услышать заявления о том, что Сталин в начале 1941 года уже имел у себя на столе добытый нашей разведкой секретнейший план «Барбаросса», утверждённый Гитлером, в котором были отражены все основные проблемы предстоящей войны. Один из руководителей советской разведки того времени генерал Судоплатов П. А. никогда и нигде не упоминал о таком блестящем успехе наших спецслужб. Более того, в своих мемуарах откровенно написал: «К сожалению, наша разведка, как военная, так и политическая, перехватив данные о сроках нападения и правильно определив неизбежность близкой войны, не спрогнозировала ставку гитлеровского командования на тактику блицкрига. Это была роковая ошибка, ибо ставка на блицкриг указывала на то, что немцы планировали нападение независимо от завершения войны с Англией».

Красная Армия в довоенное время не имела заблаговременно подготовленных войск по охране тыла армий на случай войны. Безопасность тыла западных военных округов обеспечивалась всей системой органов и внутренних войск НКВД. С началом войны эта система развалилась, что нетрудно было предвидеть.

В условиях реальной опасности возникновения войны ни Генеральный штаб, ни командование военных округов, ни командиры объединений, соединений, частей не приняли надлежащих мер охраны своих войск, их противодиверсионной защиты. Особые отделы (военная контрразведка) НКВД СССР, как никто другой, должны были видеть грозящую опасность со стороны диверсионных служб абвера, доложить об этом руководству и добиться соответствующих решений. Но военные контрразведчики этого не сделали.

С двадцатых годов органы ОГПУ НКВД СССР в краях и областях, прилегающих к западным границам СССР, готовили на случай вторжения иностранных войск на советскую территорию кадры для формирования партизанских отрядов: в лесах, горах, в городских квартирах было заложено в тайники оружие, боеприпасы, мины, взрывчатые вещества, рации, типографии, медикаменты, продовольствие и т.д. К 1935 году всё это было ликвидировано.

Известный диверсант двадцатого века полковник И.Г. Старинов утверждал, что заблаговременно подготовленные, оснащённые минами замедленного действия (МЗД) и другими диверсионными средствами группы в тылу наступающего врага, используя фактор внезапности, могли вывести из строя на длительное время основные железнодорожные магистрали и шоссейные дороги, отсечь немецкий фронт от тыла и поставить его в катастрофическое положение. Важно также и то, что группы, находящиеся в тылу врага, могли добывать разведывательную информацию, так необходимую советскому военному командованию, и передавать её в Москву.

В начальный период войны на временно оккупированной врагом советской территории оказались миллионы советских граждан, горевших желанием немедленно вступить в борьбу с захватчиками: бойцы, командиры, политработники войск западных военных и пограничных округов, попавшие в окружение, а также сотрудники органов внутренних дел, партийные и советские работники, другие патриоты. Но они не были подготовлены к партизанской войне даже психологически. Военное командование и НКВД СССР сил и средств для организации борьбы в тылу врага не имели. Так возможность существенного ослабления действия немецкого фактора внезапности на ход войны была утрачена.

Военно-политическая обстановка, в которой Россия оказалась в настоящее время, — сложная, опасность иностранного вторжения в пределы нашей страны — реальность. Идёт информационная война «независимых» СМИ против России. Разрабатывая доктрину обороны России, необходимо учитывать наличие новых, новейших средств борьбы и разработанные способы их применения. В частности, жизненно важно учесть, что спецслужбы, обладающие химическим, биологическим (бактериологическим) оружием страшной поражающей силы, другими новейшими диверсионными средствами, могут наносить первые сокрушающие удары внезапно. Наиболее эффективно применение современных диверсионных средств может осуществляться через агентуру, разведывательно-диверсионные группы и банды на всю глубину территории одновременно. «Пятая колонна» в России безнаказанно поднимает голову...

Исследования проблем начального периода Великой Отечественной войны интересны не только для истории, они напоминают нам о недопустимости ошибок и просчётов в организации обороны страны, подчёркивают необходимость активной подготовки к отражению первого, внезапного, удара по всей территории России, который в современной войне может быть решающим.




Скачать 230.6 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер230.6 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх