Казанова, или Российские 9 1/2 недель Мера любви любовь без меры icon

Казанова, или Российские 9 1/2 недель Мера любви любовь без меры



Смотрите также:
Развитие плода в первом триместре беременности (до 12 недель)...
Программа элективного курса...
Сценарий литературного вечера, посвященного дню матери...
«Семья России»...
Отдел образования Берёзовского райисполкома гуо «Сигневичская сош»...
Ассоциативный директор учебной секции вепи...
План Интерактивная беседа. Вводное слово «О любви». Дилемма: любовь или влюбленность?...
-
Планы семинарских занятий по русской литературе ХХ века...
Урок в 11 классе на тему: «…что это было: любовь или сумасшествие?»...
Реферат-эссе на тему Любовь в творчестве и биографии Ф. И. Тютчева...
Тема «Поговорим еще раз о любви»...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
скачать
Серия

Все женщины делают это


КАЗАНОВА,

или

Российские 91/2 недель


Мера любви - любовь без меры


Все главные герои имеют прототипы. Любовная история главных героев подлинная. Вымышлен лишь криминальный сюжет.


Посвящается человеку,

научившему меня науке любви

и ставшему прототипом Казановы


Просто одинокая волчица

Не любого может полюбить.

Словно неприступная царица –

Не купить нельзя ее, ни приручить.

А.Добронравов


Неделю назад…

Лариса1 не ходила, а летала, не чуя под собой ног. Она по-прежнему тешила себя надеждой, что ни чуточки не влюбилась, просто ей нравится проводить время с Игорем2 и нравится заниматься с ним сексом3.

Периодически на нее нападала беспричинная печаль. Она и сама не могла понять, с чего вдруг загрустила. Просто в душе вдруг появлялось что-то смутное, тревожащее. Игорь в такие моменты искренне переживал и готов был совершить невозможное, лишь бы она улыбнулась.

То весела, то грустна, то снова весела… Всегда разная. Казанову и привлекала ее переменчивость, и пугала. У него постоянно было неспокойно на душе.

Все для него было впервые — и зависимость от ее настроения, и зависимость от ее звонков. Когда Ларисе хотелось его увидеть, она звонила. Пару раз, не утерпев, Игорь позвонил ей сам, но нарвался на холодный тон и отказ, а потом терзался. Может быть, у нее есть кто-то другой?

Впервые в жизни Казанова узнал, что такое ревность. Женщины никогда не изменяли ему, они стремились привязать его к себе любыми способами, а Игорь ускользал, желая сохранить свободу.

Впервые он говорил приятные женскому сердцу слова. Казанова, считавший себя циником и не терпевший лирических излияний, вдруг стал романтиком!

Впервые он пытался удержать женщину и впервые боялся ее потерять. Если Лариса прищуривала глаза и высокомерно вскидывала подбородок, Игорь, обмирая в душе, умолял ее остаться.

Впервые в своей жизни Казанова подчинялся женщине и делал это с удовольствием.

Впервые он испытал невероятной силы сексуальный экстаз, а ведь у него было столько любовниц!

Впервые Казанова встретил столь чувственную женщину. Недаром он с первого взгляда понял — это тот самый омут, в котором тысяча чертей.

Впервые Игорь Северин так неистово желал женщину, мгновенно заводился от ее влекущего взгляда, улыбки, запаха, легких прикосновений. Такого сексуального марафона, как с Ларисой, не было ни с одной из прежних любовниц. Казалось, что предела нет. Казанова, сексуальный альтруист, испытывал подлинное наслаждение, когда Лариса протяжно вскрикивала “А-ах!” и улетала в заоблачные выси, а потом открывала свои изумительные изумрудно-зеленые глаза и смотрела на него благодарным взглядом женщины, пережившей экстаз.

Впервые Казанова, ненавидевший слова «женитьба», «свадьба», мечтал, чтобы любимая женщина стала его женой. Ее отказ его огорчил, но не унизил. Он был согласен и на статус любовника, но не терял надежды, что они будут жить вместе и у них родится дочка с такими же изумрудными глазами и пепельно-русыми волосами, как у Ларисы.

Впервые он мог сказать себе со всей уверенностью, что счастлив. Игорь Северин и раньше был доволен собой и своей жизнью, а все друзья-приятели считали его везунчиком. Ему все легко удавалось, у него было все: красивые любовницы, любимая работа, цель в жизни, деньги. Но только теперь он понял, что счастье — это когда рядом ЭТА ЖЕНЩИНА, которую он искал всю жизнь.

Герой-любовник Казанова, пожиратель женских сердец, впервые полюбил.


А сейчас…

«Опять наступила черная полоса…» - вот и все, о чем подумала Лариса.

Ее жизнь похожа на окраску зебры — черные полосы чередуются с белыми. Только у зебры полосы примерно одинаковой ширины, а в жизни Лары бывало так, что судьба долгое время баловала, но уж если наказывала, то на всю катушку.

Так что черные и белые полосы были разной ширины.

Еще совсем недавно Лариса была вполне довольна своей жизнью, а приятельницы, знакомые и коллеги по бизнесу считали ее счастливицей. Умная, красивая, обаятельная, да к тому же богатая. «Женщина, сочетающая в себе несочетаемые качества: ум и красоту, - так говорила о ней любимая подруга Алла1, творец многих «иронизмов», ставших крылатыми. – Хороша до безобразия! А также во время безобразия!»

Близкие друзья считали, что в Ларисе уживаются сразу две женщины: одна - высокомерно-отстраненная, настоящая Снежная королева, способная одним лишь взглядом заставить оледенеть влюбленного мужчину, а другая – ранимая, эмоционально хрупкая и трогательно беззащитная.

Это необычное сочетание: подлинное женское очарование и внутренняя сила – притягивало мужчин, как магнитом. Кругом пруд пруди независимых, амбициозных, честолюбивых представительниц неслабого пола и так мало истинных женщин, Женщин с большой буквы. А Лариса Ивлева была именно такой. Нежной и страстной. Обаятельной и женственной. Изысканной и стильной. Искренней и доброй. Непосредственной и эмоциональной.

Но мало кому довелось узнать ее истинную натуру. Для всех остальных Лариса Николаевна Ивлева оставалась неприступной Снежной королевой.

На самом же деле имидж светской львицы – всего лишь маска. Ее подруга Алла тоже носит маску – бесшабашной бой-бабы - и даже бравирует: «Я – конкретная стерва!» Ей это дается без труда. Алла Королева, обладательница многих прозвищ, отражающих разные грани ее многогранной натуры, подобна многоликому Янусу и органична в любой ипостаси - и в роли «конкретной стервы», и в качестве верной боевой подруги, Всеобщей палочки-выручалочки. А для Ларисы образ Снежной королевы - своеобразная психологическая защита. От кого? От мужчин, конечно же!

В девичестве Лара пережила драматический случай, который перевернул всю ее жизнь. Это была самая длинная черная полоса в ее жизни. Осколки самой себя Лариса собирала несколько лет. А потом пообещала себе: «Больше ни один мужчина не причинит мне боли».

Свое обещание Лариса сдержала. Легко завершала очередной роман, если отношения исчерпали себя. Легко расставляла точки над i, не пытаясь их устранить.

Она не стала мужененавистницей, вовсе нет! Но любила ли Лара кого-либо из мужчин, с которыми занималась любовью? Об этом она до недавних пор не задумывалась. А пару месяцев назад, когда только-только началась новая черная полоса в ее жизни, Лариса подумала: «А ведь слово «любовники» происходит вовсе не от слова «любовь». Просто однокоренные слова. А, по сути, самообман. Если мужчина и женщина любят друг друга, то они – любящие. А любовники – это те, кто скрывает свои отношения. Потому их и называют любовниками, а не любящей парой».

Спросила, что думает по этому поводу подруга. «Мужчины занимаются сексом, а женщины – любовью, - отшутилась Алла. – Не бери глупости в голову, дорогая. Куда и что брать – сама знаешь».

В их кругу – состоятельных деловых людей – считалось само собой разумеющимся, что у женатого мужчины есть еще и гражданская жена, а то и не одна, да плюс несколько любовниц, одна другой моложе. Чем старше мужчина, тем моложе его любовницы! И чем толще его кошелек, тем больше желающих оказаться в его постели и, соответственно, тем больше у него сексуальных партнерш.

Деловые дамы ни в чем не уступали сильному полу. Эмансипация коснулась даже этой, интимной области. У замужней бизнес-леди, как правило, были любовники, а количество любовных романов зависело преимущественно от наличия свободного времени. Большинство дам их круга неоднократно побывали замужем, одни уже зареклись связывать себя узами брака и предпочитали свободные отношения – такой «вольной казачкой1» считала себя Алла, недаром ее прозвали Казановой в юбке, - другие еще не потеряли надежду встретить своего Мужчину. Однако бизнесвумен, в отличие от бизнесменов, не афишировали свои любовные похождения. По этому поводу Алла разродилась очередным «иронизмом»: «Скрывай удачные романы, чтобы не огорчать других мужчин, а неудачные – чтобы не радовать подруг».

Утонченная красавица, светская львица, уверенная в себе, самодостаточная женщина, кошка, которая гуляет сама по себе, пожирательница мужских сердец, способная очаровать одним лишь взглядом, - такой воспринимали Ларису в светской тусовке.

А она ощущала себя одинокой…

И совсем недавно, услышав песню Александра Добронравова «Волчица», Лариса подумала: «Это ж про меня!»

Она купила компакт-диск ради одной этой песни и, шутя, называла ее своей программной песней. «Просто одинокая волчица ищет своего среди мужчин…» - это точно про нее.

Много мужчин – значит, нет одного, единственного…

Она давно замужем – ну и что? Разве мало женщин, несчастливых в браке, не потерявших надежду встретить свою настоящую любовь?..

^ Когда ее лед перед сердцем горячим растает,

Забудет она своего одиночества боль,

Забудет знакомую роль, что так долго играет,

Как будто воскреснет и снова поверит в любовь2.

А муж?.. В череде мужчин, которые что-то значили в ее жизни, Миша3 был отнюдь не на первом месте. Бывший одноклассник Михаил Ивлев по прозвищу «глиста во фраке» случайно встретился Ларисе Измайловой4 в тяжелый период жизни и сразу сделал предложение. А Лара без раздумий согласилась. Почему? Ни раньше, ни сейчас, после одиннадцати лет брака, она не могла внятно ответить на этот вопрос. Очередная глупость, коих Лариса совершала в своей жизни немало: уцепилась за Михаила подобно утопающему, хватающемуся за соломинку.

Но может ли соломинка стать спасательным кругом?..

В то время самая длинная черная полоса ее жизни еще не закончилась. Лара искала душевного покоя, очень хотела ребенка и надеялась, что брак станет тихой пристанью, куда она, наконец, сможет причалить.

И вот свадьба – старт в утлом суденышке в штормовое море…

Лариса сменила свою дворянскую фамилию (бабушка – княгиня Измайлова) и стала Ивлевой. Но сохранила свой статус «одинокой волчицы». Искала любовь, искала «своего среди мужчин».

А почему Михаил вдруг надумал на ней жениться? «Посмотрел на ножки и попросил руки» - хохмила Алла. Любил ли он? Да кто его знает?! Бирюк, молчун, вещь в себе…

В школьные годы Миша Ивлев был влюблен в Ларочку Измайлову. Но разве на щенячьей влюбленности1 можно построить брак?!.. В шестнадцать и даже в восемнадцать лет влюбленные женятся не задумываясь, но Мише Ивлеву стукнуло уже двадцать четыре, когда он произнес: «Выходи за меня замуж…»

А ведь Михаил знал, что Лариса не любит его! Хуже того - он никогда ни в каком качестве ее не интересовал!

И, тем не менее, бывший одноклассник сделал Ларе предложение…

Неудивительно, что ныне Михаил Ивлев интересует ее еще меньше, чем в школьные годы.

Возможно, Лариса изменила бы к нему отношение, если бы Миша отнесся к ее ситуации с пониманием. Да хотя бы спросил, почему признанная красавица Лариса Измайлова выглядит страшнее своей фотографии в паспорте! Но нет! Брякнул ни с того ни с сего, невнятной скороговоркой, будто очень торопился. «Хватай мешки, вокзал отходит!»

Что ж приключилось с Мишей Ивлевым в тот злополучный – для Ларисы – вечер? Импульсивный порыв? Или проявилось подсознательное стремление отыграться за школьные комплексы? Самоутвердиться, завладев той, что в школьные годы была недосягаемой, а в двадцать четыре выглядела опустошенной, подавленной и несчастной?

Как говорится, «бачили очи, шо куповалы2»…

Чего уж теперь удивляться, что, будучи замужем чисто номинально (Случаи интимной близости можно по пальцам пересчитать, да и одной руки хватит!), Лариса ощущала себя одинокой и искала «своего среди мужчин»?!

К счастью, считанные случаи исполнения супружеского долга позволили ей забеременеть. И вот теперь растет любимый сын Алешка.

Спустя несколько лет Лара занялась бизнесом и преуспела, став одной из самых известных предпринимательниц столицы. А в личной жизни мало что изменилось.

Алла иронизировала: «Мужчины приходят и уходят… Лишь бы не застревали. Пусть растворяются, но без осадка».


Союз с Михаилом можно было бы назвать браком по расчету…

Но в браке по расчету важно сделать правильный расчет.

А Михаил Ивлев как был, так и остался тем, кого с оттенком снисходительной жалости называют «бюджетниками». Нищенская зарплата, нереализованные амбиции… Зато, как говорится, не поступился принципами. А Лариса, которую верная боевая подруга называла «неисправимой идеалисткой» и «лакировщицей действительности1», утешала себя: «Муж как муж, не хуже многих. Миша талантливый ученый, а потому весь в себе и в своей работе».

За одиннадцать лет брака они ни разу не поссорились.

Говорят, никогда не ссорятся лишь совершенно равнодушные друг к другу супруги…

Но из каждого правила есть свои исключения…

Одни собаки громко лают, но безвредны, а другие кусают молча.


12 февраля был убит двадцатитрехлетний Костя Сохов, заместитель и любовник генерального директора фирмы «Полет» Ларисы Николаевны Ивлевой, и с тех пор началась самая широкая черная полоса в ее жизни.

Друзья не оставили Лару в беде. Дело закрыто. Следствие закончено — забудьте!

Черная полоса сменилась белой! - у Ларисы начался бурный роман с лучшим мужчиной в ее жизни.

Игорь Николаевич Северин, тридцативосьмилетний красавец по прозвищу Казанова... Мечта, а не мужчина! Обаятелен, сексапилен, уверен в себе, умен, богат. Бабник и оптимист, великолепный любовник, Игорь Северин заслужил свое прозвище. Такого, что испытала она с ним, у Ларисы не было ни с кем. Умопомрачительный секс, утонченные ласки, и каждый раз все по-другому... Неистощимый на выдумки, искусный в науке любви, Казанова доводил Лару до такого экстаза, что казалось, будто душа отлетела от тела.

Увидев ее впервые год назад, Игорь Северин сразу понял: вот она, ЭТА ЖЕНЩИНА! Он хотел ее — неистово, страстно, - а Снежная королева была недоступной и потому еще более желанной.

Лариса Николаевна Ивлева, преуспевающая бизнес-леди, раньше никогда не заводила любовных романов в своем кругу. А Игорь Северин был человеком ее круга, к тому же неутомимым ловеласом. «Не для тебя я цвету…» - безмолвно отвечала Лара на его комплименты.

И вдруг в одночасье все изменилось!

Их страстный роман всколыхнул всех. Еще бы! Неприступная Снежная королева, так долго отвергавшая ухаживания Казановы, вдруг сдалась и стала вести себя так, будто ей наплевать на свою репутацию.

Да что там репутация! Невозможно было противостоять неукротимой сексуальности Казановы. В машине, у него в квартире, в служебном кабинете Ларисы, на светской тусовке, в любом подходящем и неподходящем месте любовник легко преодолевал ее стыдливость и слабые попытки сопротивляться. Уже через несколько минут она забывала обо всем на свете.

Поначалу Лара сказала себе: «С Казановой меня связывает только секс».

Но разве женщина может управлять своими чувствами?!

Лариса наконец ощутила себя счастливой и решила, что можно начинать жизнь сначала.


И вот судьба приготовила новый удар…

Она-то надеялась, что о том страшном дне можно забыть…

«Не переживайте, Лариса. Вы невиновны, и это главное. А виновного Бог накажет», - сказала ей адвокатесса Наташа Покровская2.

Лара решила следовать мудрому принципу: НЕ МОЖЕШЬ ИЗМЕНИТЬ СИТУАЦИЮ – ИЗМЕНИ ОТНОШЕНИЕ К НЕЙ.

Оказалось – все это время убийца был рядом с ней. И имел возможность отслеживать ее поступки, видел ее ошибки. Нагнетал напряжение и хладнокровно наблюдал, как она мечется, не понимая, что с ней такое и что вообще происходит.

Одно время Ларисе казалось, что она тронулась умом. Пришлось даже обратиться к психиатру: «Кажется, у меня крыша поехала…» Лидия Петровна1 убедила растерянную пациентку, что ее «крыша» на месте, что это всего лишь реактивное состояние2, и дала рекомендации, как жить дальше.

А между тем, происходили непонятные события, возникали вопросы, на которые Лара не могла найти ответа.

Заброшенный на антресоли пистолет «ТТ», который несколько лет назад подарила Алла (верная боевая подруга и себе купила точно такой же, дабы соответствовать своему прозвищу Криминальная леди), вдруг появился в ящике платяного шкафа, а на следующий день исчез…

Кто его туда положил и куда он потом делся? – терзалась Лариса.

Дона, любимую овчарку, усыпили…

Кто выстрелил в ее собаку из ветеринарного пистолета ампулой с сильнодействующим снотворным?

Как страшно жить, когда ежедневно происходит что-то непонятное, тревожащее, когда чувствуешь, что за каждым твоим шагом следит жестокий и расчетливый убийца…

И как жить дальше, ведь этот человек совсем близко?..


Лариса вскинула голову и подошла к зеркалу. Да уж... Это на нее смотрит женщина, которую все мужчины считают неотразимо красивой? И не просто красивой, а женщиной, необычайно обаятельной и шарманистой.

“И где же твой шарм, дорогая? — спросила она свое отражение. — Да ты ли это? Совсем не похожа на себя”.

Что же теперь будет у нее с Казановой, который обрушил на нее шквал эмоций?!

Такой бурный, красивый роман, и вдруг - нелепая развязка…

И опять все начнется, уже по второму кругу, — следствие, допросы, подозрения, сплетни… Вся эта грязь... Очередной прохоров3 снова и снова будет перетряхивать ее постель, выпытывать про Костю и других ее любовников и смаковать интимные подробности. Мерзость!

Казанова, узнав правду, конечно же, бросит ее. Разве нужна ему любовница, что сейчас смотрит на себя в зеркало, ужасаясь собственной внешности?! Лицо серое, глаза потухшие...

Вот и наступила та черная полоса, которая перечеркнет счастье этих нескольких недель. Останутся лишь воспоминания… Но разве заменят они волнение от ожидания встречи с любимым и ту сладкую дрожь, которая охватывала от одного его прикосновения?..

“Игорь, Игорь, мой единственный, мой любимый, неужели я тебя потеряла?” — горестно причитала Лара, охватив голову руками и медленно раскачиваясь. Остается только завыть с тоски, как простая русская баба.

В тяжелой ситуации даже богатые красавицы становятся несчастными бабами…


Нет уж, не в ее характере сдаваться!

Стоит ли страдать из-за несчастья, которое еще не постигло?!

Не бывает безысходных ситуаций. Даже из самого безвыходного тупика есть хотя бы одна лазейка.

Первым делом она поедет к верной боевой подруге. Лара с детских лет привыкла полагаться на ее здравый смысл. В состоянии полного душевного раскардаша, в котором она сейчас пребывает, Алкин цинизм и неукротимый оптимизм — это как раз то, что надо.


Подъехав к дому подруги, Лара припарковала машину на стоянке. Улыбающийся консьерж открыл перед нею дверь:

— Здравствуйте, Лариса Николаевна. Алла Дмитриевна предупредила, что ждет вас.

Лариса в ответ хмуро кивнула и прошла к лифту.

Поднявшись на седьмой этаж, она с легким вздохом вспомнила, как в день похорон Кости Алка пинала, кляла и материла железную дверь своей квартиры, которая не желала отпираться.

Подруги тогда решили напиться и действительно напились, а потом договорились — выбросить все из головы и жить в прежнем ритме.

«Каждый день нужно прожить так, будто он – последний», - считала Алла.

Эту нехитрую истину она уяснила после тяжелой болезни, провалявшись на больничной койке не один месяц. И, тем не менее, осталась неисправимой оптимисткой и шутила: «Оптимизм - это способность сказать: “Все хорошо!” - когда все плохо».

Алла умела извлекать позитив даже из негатива – то, что другие сочли бы ошибкой, она расценивала как полезный урок: «Опыт – это совокупность наших ошибок».

Даже в день похорон Кости, когда Лариса стала полной размазней, верная боевая подруга не теряла присутствия духа и собрала нужную информацию, которая потом помогла Ларе осознать, что с ней происходит что-то непонятное, и дала стимул встряхнуться и действовать.


“Это было всего лишь два месяца назад, а кажется, что в другой жизни”, — снова вздохнула Лара и протянула руку к звонку. Дверь тут же открылась.

— Рада тебя видеть, дорогая, — улыбнулась Алла. — Как говорится, не прошло и года... Лишь вчера весело расстались, и вот опять я имею счастье лицезреть свою любимую подругу, правда, уже в другом настроении... Опечалена, озабочена, но, как всегда, очаровательна. Печаль тебе к лицу — она накладывает еще большее благородство на твои и без того благородные черты.

Нарочито беспечный тон подруги не развеял тоскливо-сумрачного настроения Ларисы.

Сняв манто, она небрежно бросила его на обувной стеллаж и стала неловко стягивать сапожки. Ей даже не пришло в голову, что обувь проще снять, сидя на пуфе, благо тот рядом, а она пыталась снять сапог стоя.

Некоторое время хозяйка дома насмешливо взирала на ее безуспешные попытки, но не выдержала и одним движением усадила на пуфик. Когда Лариса наконец разулась, Алла, чуть дурачась, пристально вгляделась ей в лицо и в своей привычной манере заявила:

— Что-то не узнаю любимую подружку... Лицо женщины не должно отражать ее биографию! Держи хвост пистолетом! Тьфу, черт, выскочило не ко времени...

— Да уж, если бы не этот треклятый пистолет... — снова вздохнула Лара.

Но Алла не желала принимать ее унылого тона:

— Забудь ты про него! Из одного ствола дважды не убивают, по крайней мере, в одной семье. Или ты до кучи замочила еще и родного мужа?

— Алка, кончай чернуху! — рассердилась Лариса.

— О, уже появились иные эмоции, — обрадовалась Всеобщая палочка-выручалочка, она же - жилетка для плакания. — Значит, я оказала тебе непоправимую услугу, и ты пошла на поправку. Куда пойдем трепаться — на кухню или в мою комнату?

— По старой привычке — на кухню.

— Мне тоже там симпатичнее, — согласилась Алла и тут же родила еще один «иронизм» в тему: – Большая кухня дает большую свободу женщине.

Переобувшись в сабо, – заботливая подруга приобрела домашнюю обувь именного того фасона, который предпочитала Лариса, - гостья прошла вслед за хозяйкой.

— Когда я сильно нервничаю, то непрерывно ем, так что лучше заранее устроиться рядом с холодильником, — продолжала дурачиться Алла, насыпая в турку кофе. — Чую, ты меня сейчас так осчастливишь своей новостью, что я вмиг смету полхолодильника.

Лара молча следила за ее передвижениями, думая о том, что на самом деле она богата не в общепринятом смысле, а богата друзьями. И самый верный друг, конечно же, Алка.

Алла Королева по прозвищу Железная бизнес-леди. Не такая уж она и железная… Просто умело скрывает то, что слабаки выставляют напоказ. Терпеть не может словоизлияний, бабства и всего, что она называет «сопли-слюни в розовой глазури». Иронична, порой язвительна, может припечатать хлесткой фразой так, что ее «иронизм» намертво приклеится к непорядочному человеку, а порядочные люди будут обходить его стороной.

А Железная бизнес-леди деловито сновала по кухне, вынимая из холодильника разные вкусности – поесть Алла и в самом деле любила.

Наконец кофе был готов, стол сервирован, и хозяйка села напротив гостьи.

— Алка, я не знаю, что мне делать и как жить дальше.

— Да брось печалиться, дорогая! Ты имеешь обыкновение все усложнять. Фигня все это! Зря Мирон1 влез, пусть бы следствие шло своим путем.

— А ради кого он вмешался?

— Ради тебя, конечно. Мы же думали, что Костю шлепнула ты. Правда, Мирон одно время на меня грешил, дескать, я паренька с тобой не поделила, вот и замочила его, бедненького, чтобы никому не достался. Пришлось обстоятельно разъяснить, что зря Славка на меня напраслину возводит — я невинна и чиста, аки ангел.

Лариса улыбнулась:

— Ты — ангел?!

— Ага. Сизокрылый, — с энтузиазмом подтвердила обладательница прозвищ «Казанова в юбке» и «Крутая Уокерша».

- Сизокрылые, по-моему, голуби… - неуверенно возразила Лара.

- Ну не чепляйся к словам!- отмахнулась Алла. – Мне очень хотелось, чтобы Славик считал меня ангелом. А чаще «чертом в юбке» называют.

— Интересно, какие же доводы ты привела в свое оправдание?

— Сама понимаешь — железные. Пришлось наступить на горло своим принципам и открыть Мирону страшную тайну — у меня ведь тогда новый любовничек завелся, Алик. Очень милый мальчик, двадцать два годика, как раз мой любимый возраст. Так уж случилось, что живет он в доме напротив твоего офиса. «Мир тесен, все мы встретимся в постели» - говорила несравненная Бриджит Бардо. Вот и меня судьба свела с этим трепетным мальчиком, а с нашего ложа любви, представь! - были видны окна твоего кабинета.

— И ты мне ни слова?!

— Мать, не люблю я распространяться о своих сердечных делах. Да и тебе было не до того. Мы с Аликом познакомились как раз на следующий день после твоего — не вспоминать бы! — похищения. Я тогда к тебе в офис прикатила, но не застала. Алик во дворе возился со своей тачкой. Как увидела его, такого смазливенького, — ты уж прости меня, засранку, — не устояла. Если честно, до сих пор стыдно, что до умопомрачения с ним кувыркалась, пока ты тряслась от страха.

— Что-то я пока не пойму, при чем здесь Алик?

— Как раз при чем, правда, косвенно. Помнишь, говорила тебе, что у меня железное алиби? Ты, наверное, думала, что я на понт беру. Нет, милая. С шести до двенадцати вечера мы с Аликом в койке славно порезвились, способный мальчишечка, приятно вспомнить. — «Казанова в юбке» зажмурилась и сладко потянулась всем телом. — А после бурных телодвижений вышла я на балкон чуток освежиться и перекурить и увидела твою тачку у арки. Я была в полной уверенности, что ты к Косте на свиданку примчалась, потому не стала выбегать навстречу с объятиями.

— А ты уверена, что там был припаркован мой “мерседес”?

— Тогда была уверена, а сейчас даже и не знаю... — призадумалась Алла. — Темно же в вашем переулке, как у негра в ... ну, сама знаешь где, да и далековато было. Так, погоди, сейчас напрягу извилины... То, что “мерс”, — это точно, а вот черный или темно-синий — теперь засомневалась...

— А во сколько это было?

— К Алику я приехала точнехонько в шесть. Потом мы мило провели время, а вот когда я вышла на балкон... Нет, мать, не знаю, на часы не смотрела. На улице уже темно было, фонари горели. Но сейчас рано темнеет, так что могло быть и восемь, и девять, и больше. Я всего минутку на балконе постояла, сигарету выкурила и пошла к своему милому. А в койке время летит незаметно.

— А когда ты от него ушла?

— Часов в двенадцать. Когда выезжала из переулка, “мерса” уже не было. А наутро, узнав, что Костя убит, решила, что это ты его расшлепала. Все сложилось одно к одному: твой “мерс” там стоял, ключи от офиса у тебя есть, Костя остался допоздна, значит, ждал тебя на свиданку и приготовил для тебя джин и твой любимый французский шоколад, код пульта охраны ты знаешь и, будучи бабой аккуратной, все сделала как положено — сдала офис на охрану и заперла все замки, — а вдруг грабители залезут и причинят тебе материальный ущерб?!

Лара, как всегда, не обращала внимания на подковырки подруги.

— Алка, почему же ты следователю не сказала, что у тебя алиби?

— Плохо ты меня знаешь, старушка! Чтобы я подставила единственную и горячо любимую подружку?! — с нарочитым пафосом произнесла Робингудша.

— А что ты говорила на допросах?

— Путала следователя, темнила и намекала, что к Косте была сильно неравнодушна.

— Он меня тоже пытал на эту тему. Придумал мотив — две подруги бальзаковского возраста не поделили двадцатитрехлетнего парня.

— Да не следак это придумал, дорогая! — рассмеялась Криминальная леди. — Я самолично ему эту идейку подкинула, а он купился за рупь двадцать.

— Ты что, Алка, серьезно? — ахнула Лариса.

— Серьезней не бывает, — подтвердила авантюрная подруга.

— Зачем?

— Хотела принять удар на себя, чтобы этот чертов следак от тебя отстал. У тебя в то время и без того хватало душевных волнений — то похитили, то любовника убили...

— Спасибо, подруга, — с чувством произнесла Лара.

— Кушай на здоровье, — привычно ответила Алла.

— И все же странно — у тебя не было алиби, но следователь тебя всего два раза допрашивал, а меня вызывал на допросы почти каждый день.

— Я тоже удивлялась — почему такое неравноправие?! Чем я ему не приглянулась в качестве подозреваемой в убийстве?!

— А тебе так хотелось оказаться в этой роли?

— Почему бы и нет? Ты же знаешь — я люблю острые ощущения.

— Нет, подруга, это не те острые ощущения, которые я бы тебе пожелала... — печально вздохнула Лариса, вспомнив мерзкие намеки и все унижения, которые ей пришлось пережить в кабинете следователя.

— Я тоже тебе их не желала, вот и пудрила мозги следаку. Нарочно подставилась — сказала, что весь вечер просидела дома. Знала же, что будут проверять и немедленно установят, что я вру. Алика бы они ни в жизнь не раскопали — мы встречались-то всего пару раз, про него никто не знает.

— Разве следователь не выяснял, где ты была в тот вечер?

— Поначалу трепыхался. Витьку1 моего допрашивал с пристрастием. А тот, будучи сильно накушавшись, весь вечер дрых без задних ног.

— Прохоров2 меня спрашивал, откуда взялась бутылка коньяку, которую твой муж нечаянно обнаружил в баре и на радостях вылакал.

— Умному не понять хитромудростей придурка, - фыркнула Алла. - Горе-дознаватель даже из пустяка пытался что-то состряпать. Тоже мне великая тайна — каким образом в моем баре появилась бутылка коньяку! Разгадка проста — партнер подарил. И что обидно — настоящий армянский, пять звезд, из старых закромов. Я ведь хороший коньяк оченно уважаю, хотела себя побаловать. Не прятать же его! Поставила в бар. Не думала, что Витька туда полезет, — давно не держу в доме приличных напитков, а то несостоявшийся писатель вмиг вылакает, дабы оживить агонизирующую музу. И вот печальный итог – он высосал благородные пять звезд, будто это паршивый левак!

— А Прохоров решил, что ты специально бутылку в бар поставила, чтобы Виктор напился и не заметил, как ты куда-то уезжала.

— Дурак он, этот следователь, и уши холодные! — рассердилась Криминальная леди. — Да хазбэнд не только мое алиби подтвердит, но и на стреме будет стоять, когда мне понадобится кого-то замочить!

— Но Витя на допросе сказал, что весь вечер спал и не знает, была ли ты дома.

— Сказал, потому что я так велела, пытаясь подкинуть дознавателю пищу для размышлений. Так все красиво придумала — вздыхаю, смотрю на него с покаянным видом и тихим голосом говорю, что весь вечер провела дома с любимым мужем. Знала же, что он охранников будет допрашивать, а я поставила машину на стоянку только около часу ночи. Консьерж тоже видел меня, двери открывал.

— А следователь их допрашивал?

— Конечно. Они чистосердечно во всем признались: Алла Дмитриевна приехала после полуночи. По сценарию получалось — аккурат после злодейского убийства. Я изо всех сил пыталась бросить на себя тень подозрения. Поэтому с самым серьезным видом сказала обслуге: “Ребята, на допросе говорите всю правду!” Они ни хрена не поняли, но все сделали как велено. А этот замызганный очкарик-следователь ноль внимания на столь подозрительные факты, как мое вранье и отсутствие алиби, даже при наличии у меня мотива, который я ему усиленно подсовывала.

— Прохоров спрашивал, какие чувства ты питала к Косте, не могла ли ты его убить из ревности ко мне или из мести, если он тебя отверг.

— Да, меня он тоже на эту тему тряс. Я напустила туману, задумчиво смотрела в потолок, вяло отнекивалась, делала вид, что мне эта тема неприятна... Но что-то следак очень быстро потерял интерес к этой версии и на тебе зациклился.

— Почему же Прохоров проигнорировал все другие варианты?

— Да сцуко он! — обозлилась Крутая Уокерша. — Такие ищейки ноздрей чуют — кого можно продавить, а кого нет. Меня попробуй тронь — не обрадуешься! А ты баба тонкая, интеллигентная, тебя можно в оборот взять.

— Это же дикость какая-то — зная, что человек невиновен, давить на него, добиваясь признания!

— Я ж тебе говорила — у ментов мозги иначе устроены. Homo sapiens не поймет дебильной ментовской логики. Порядочно – непорядочно, нравственно – безнравственно, - эти категории ментам вовсе незнакомы. Работать не хотят и не умеют, профессионализма на медный грош, а гонору на золотой червонец. Лишь бы левые бабки сшибить, чем меньше работы, тем лучше, — на левак больше времени останется. Зачем возиться с подозреваемыми, марать бумагу на допросах, потом проверять показания?! Чем быстрее некто признается, тем быстрее можно скинуть дело. Вот они и давят на того, кого определили в подозреваемые. А виновен – не виновен – не их проблема! Пусть суд разбирается, он же у нас самый гуманный в мире!

— Алка, неужели ты затеяла рисковые игры со следователем, будучи уверенной, что я убийца?

— Старушка, не надо громких слов! — поморщилась Робингудша. — Чихать мне — убийца ты или нет, понимаешь?! Ты моя подруга. Все. Точка. Комментариев не будет.

— Мать, у меня в голове твои закидоны не укладываются, — засомневалась Лара, глядя на подругу и пытаясь понять, насколько та искренна.

— Ничего, уложатся, — обнадежила любительница авантюр. — Озвучу для особо непонятливых: я костьми лягу, но с твоей головы ни один волос не упадет. Дошло, наконец, или еще раз повторить другими словами?

— Дошло.

— Умна не по годам! Всего три раза пришлось повторить, чтобы тебя пропёрло, – съязвила Алла. - Тужилась, тужилась и родила.

— Спасибо, подруга.

— Натурой отдашь.

— Как это? — не поняла Лара.

— Ой, держите меня пятеро! — расхохоталась Алла. — Неужто ты решила, что я в лесбиянки подалась? Нет, дорогая, у тебя точно крыша поехала, пора к психиатру. Как только у тебя сильные душевные переживания — так что-то с головой. Твоя психиатресса в рекордные сроки ставит твою крышу на место и приводит тебя в состояние полного душевного равновесия. Давай-ка дуй к ней brevi manu1.

— Но все же объясни, что ты имела в виду.

— Да это прикол такой, дурочка! С чувством юмора у тебя явно стало плоховато. А слабо` поменять чувство юмора на повод для смеха?

— Какое уж тут чувство юмора... — вздохнула Лара. - Все как в тумане, мозги будто вареные. И пока никакого просвета.

— Не трусь, мать, прорвемся, — уверенно заявила верная боевая подруга. — Чем сложнее проблема, тем интереснее решение! В прошлый раз покруче было, и то выкарабкались. И сейчас что-нибудь придумаем. Если не будет выхода – поищем вход.

— А почему Мирон меня подозревал?

— Поначалу он думал и на тебя, и на меня, причем больше склонялся к мнению, что это я Костю шлепнула. Тебя он считает дамой самых честных правил, а я, в его понимании, — баба импульсивная, безбашенная. К примеру, разобиделась, что Костя не оценил мои женские прелести, да и пристрелила его сгоряча. Но потом мы со Славкой сели и душевно потолковали. Я пала на колени и призналась в измене, клятвенно заверив, что это в первый и последний раз. Ты ж меня знаешь – мне и соврать, и поклясться - что пописать. А вот Славик этого, к счастью, не знает. Он меня великодушно простил и даже пообещал Алика в живых оставить. Так что в наших раскладах фигурировала только ты.

— Надо же… А психиатр сразу же меня отвела. Она подробно проанализировала, кто мог убить Костю и почему. Лидия Петровна женщина объективная, у нее аналитический склад ума и задатки классного детектива. Она строит логические версии, исходя из психологического портрета возможного кандидата в убийцы.

— И какие ж выводы сделала мадам Шерлок Холмс?

— Не было фактов, одни лишь предположения. Поэтому подозреваемых много.

— А я в ее раскладах в качестве зловещей убийцы не фигурировала?

— Еще как фигурировала!

- А еще кто?

- Лидия Петровна говорила, что Костю могли убить и его дружки, и кто-либо из прежней фирмы, и мой муж. Я тогда прикидывала и так, и эдак...

— И периодически мелькала мыслишка, что подруга встряла между тобой и любимым?

— Было дело... — призналась Лара.

— Плохо ты меня знаешь, дорогая. У меня свой кодекс чести — любовник подруги не представляет для меня сексуального интереса.

— Прости, Алка...

— Да брось, ни к чему нам такие реверансы! По жизни — кто наиболее вероятная соперница, которая непременно положит глаз на твоего мужа или любовника? Как правило, лучшая подруга. Так что теоретически твои подозрения насчет моей персоны вполне обоснованны. Но лишь теоретически, исходя из общеизвестного житейского опыта. А я, как известно, штучный экземпляр, в общепринятые рамки не вписываюсь.

В кухню вошел Виктор, явно с большого бодуна. Физиономия помята, веки набрякли, глаза — как у бешеной селедки. Он поздоровался с Ларой, открыл холодильник, достал бутылку минеральной, налил в большую кружку и жадно выпил. Потом опять открыл холодильник и стоял над ним, выискивая взглядом что-нибудь, что облегчило бы его похмельное состояние.

Некоторое время Алла хмуро взирала на мужа, но долго не выдержала.

— Уноси отсюда свою жопу, пока цел! Рассола для сраных алкашей не держим! — заорала она. — Если через секунду не уберешься, я тебе рога обломаю!

Виктор поспешно ретировался.

— Совсем оборзел, — все еще сердитым тоном пробурчала Санитарка общества, не сумевшая навести нравственную чистоту в собственном доме. — Сутками не просыхает. Прежде хоть надежда была, что он сотворит нечто гениальное, и однажды я проснусь женой знаменитости. Но если и был у Витьки талант, то он его пропил. Все! Кончилось мое терпение! Выгоню к едрене фене! Ладно, со своими делами я сама разберусь, - завершила Алла, уже поостыв. - А чего ты такая смурная? Скучаешь по своему милому?

— Не то слово… Я ведь его потеряла.

— Да ну? Вы уже конкретно горшки побили или это пока твои личные терзания?

— Зачем Казанове коммунально-бытовые драмы?.. Он меня на руках носил, принцессой называл, а тут...

— И что изменилось? Носил и дальше будет на руках носить.

— Слишком уж примитивно то, что произошло... Эпизод из криминальной хроники... Игорь человек совсем другого склада. Он не сможет относиться ко мне так же, как прежде.

— Да не твоя это печаль, дорогая! Если Казанова тебя по-прежнему хочет, то ему побоку все эти драмы, лишь бы ты по-прежнему отдавалась ему со всей страстью. Кончай киснуть. Позвони ему и оттянись по полной программе. Сразу полегчает — проверено.

— А если он сейчас не один?

— Не рефлексируй! Звони! И если у него там другая баба — Казанова ее вмиг вышвырнет.

— Алка, но это неудобно... — начала отнекиваться Лара, но циничная подруга перебила:

— Неудобно с коротким членом трахаться – все время выскакивает! Сколько раз тебе говорила — будь проще. Если Казанове по фигу эта телка, он ее тут же сплавит, а если она для него что-то значит — тогда тебе многое станет ясно. По крайней мере, избавишься от своих иллюзий. Казанова — гроссмейстер секса, и именно этим тебя покорил. Что, не так?

— Так, — подтвердила Лариса.

— И что — он обещал тебе любовь до гроба?

— Говорил, что любит...

— Да какую только хрень не скажет мужик, когда хочет бабу! — расхохоталась Казанова в юбке. — Женщина желает слышать такие слова, и мужчина их произносит. По крайней мере, тот, кто понимает толк в бабской психологии. Ты что — поверила, будто ты первая и единственная любовь Казановы?

— Нет, конечно, — тихо выговорила Лариса.

—А ну-ка, подбери сопли! — одернула подругу Воспитательница трудновоспитуемых. — Да у твоего Игоря баб — немерено! Частолюбивый мужчина! От слова «часто»! Некоторые рождаются в рубашке, а Казанова – без трусов! Он окрутил больше баб, чем вращающаяся дверь в супермаркете. Казанова – классный! Тебе с ним было хорошо?

— Очень... Только прикоснется, и я уже завожусь... А еще несколько минут, и я готова взвыть в экстазе. Такого у меня ни с кем не было.

- Все, кончай терзаться и комплексовать. Есть у меня заначка, давай плесну для храбрости, и звони немедленно.

Алла вышла и вернулась с бутылкой коньяка и двумя бокалами. Заставила подругу выпить и придвинула телефон.

Лариса набрала знакомый номер:

— Игорь, это я...

— Моя принцесса!!! Где ты?

У нее чуть трубка не выпала из рук. Пока набирала номер, руки тряслись, а теперь душа запорхала.

— Я не дома...

— Но ты свободна?

— Да.

— Я еду, скажи куда.

— Игорек, я сама доберусь.

— Нет-нет, я приеду за тобой! — настаивал он.

— Жди меня, — твердо сказала Лариса. — Я скоро буду.

Повесив трубку, она с улыбкой взглянула на подругу.

— Женщина счастлива лишь тогда, когда отражается в мужских глазах, - подмигнула Казанова в юбке. Окинув быстрым взглядом подругу, она велела: — Давай-ка по-быстрому делай морду лица!

Когда Лариса достала из сумочки косметичку, любительница острого словца разразилась очередным «иронизмом»:

- На женщин тратится вдвое больше средств, чем на всю оборонную промышленность, зато у них и побед больше.

Лара посмотрела на себя в зеркальце. Да уж… Бессонная ночь, тревожные мысли, поспешное бегство с дачи. Лицо до сих пор бледное, под глазами круги.

Четверть часа, и на лице привычный макияж — ничего лишнего, все в тон, все естественных оттенков. Зато глаза сразу стали выразительными и заблестели.

Правда, блестят они не от макияжа...

Оглядев Ларису критическим взглядом, опытная сердцеедка одарила ее еще одним «иронизмом»:

— Женщину красит не скромность, а хорошая косметика.

Лариса встала, улыбаясь, и одернула юбку.

- Жаль, что ты в деловом костюме, - покачала головой Алла. - На свиданку можно было и поэротичнее одеться.

— Я же собиралась в понедельник сразу на работу ехать.

— Ладно, ты в любом костюме выглядишь как леди. Казанова тебя не за прикид любит, а за то, что под ним. Все равно через пять минут твой элегантный костюм будет валяться на полу.

— Даже еще раньше, — рассмеялась Лариса.

— Силен Казанова! — восхитилась Казанова в юбке и тут же родила еще один перл: – С любовником экстра-класса женщины не ломаются.


Через полчаса Лариса въехала во двор Игоря. Тот уже ждал ее и стремительно пошел навстречу. Открыл дверцу, помог любовнице выйти, потом вынул ключи из замка зажигания, запер машину и, взяв Ларису под руку, повел к подъезду.

В лифте он слегка коснулся губами ее губ, раздвинул их языком и быстро-быстро провел его кончиком внутри ее рта. Его уверенные руки в это время уже сдернули с нее трусики и колготки и приподняли за бедра. Когда Лариса смотрела знаменитую сцену с Ким Бессинджер и Ричардом Гиром1, она думала, что так бывает только в кино. Оказывается, это случается и в реальной жизни…

Сильные руки Игоря приподнимали и опускали ее тело, и уже через пару минут она поплыла по волнам, забыв обо всем и обо всех...


Лифт уже давно пришел на десятый этаж, дверцы открылись, но им было все равно, что их кто-то увидит...

Когда Лариса наконец встала на пол и в изнеможении привалилась к стенке, Казанова, приподняв ее за подбородок, с особой, интимной улыбкой прошептал:

— А в лифте мы еще не пробовали...

Ну что за невозможный человек! Только что необычайная нежность и тут же бравада и нахальная ухмылка.

Но Казанова такой, какой есть. Берет то, что хочет, где хочет и когда хочет. В десяти шагах от лифта его комфортабельная квартира. Казалось бы — что решают минуты? — доведи даму до койки и делай там, что душе угодно. Нет, Игорю захотелось — немедленно! — в лифте собственного подъезда, и плевать ему на соседей!

— Черт бы тебя побрал, ты с ума меня сводишь... — пробормотала Лариса.

— Черт бы тебя побрал, ты уже давно свела меня с ума, — в тон ответил Казанова, легко поднял ее на руки и понес к себе. — Я так люблю носить тебя на руках. К чему бы это?

— Он носил ее на руках, а потом бросил, - ответила она одним из Аллиных «иронизмов», и тут же прикусила язычок: а вдруг Игорь не уловит игры слов, а догадается о ее опасениях?

Больше всего на свете Лариса боялась, что он почувствует, как колотится ее сердце, но любовник наконец опустил ее на пол и стал отпирать дверь. Она вошла в знакомую квартиру с одной лишь мыслью: а вдруг отсюда только что ушла очередная красотка?..

А Казанова времени зря не терял:

— Как всегда, твои трусики — мой боевой трофей.

Лариса позволила раздеть себя, незаметно оглядывая спальню. Нет, напрасны были недавние треволнения, не ступала сюда нога соперницы – такие вещи женщины ощущают «верхним чутьем».

Успокоенная Лара закрыла глаза и покорилась, пока руки Казановы быстро расстегивали ее одежду. Только чуть кольнуло в сердце — какие опытные у него руки... Не путается в застежках, как некоторые мужчины, неумело дергая то “молнию”, то крючки на бюстгальтере. Нет, подобно опытной камеристке, Казанова знает, где, что и как все расстегивается одним быстрым движением.

Скольких же женщин он раздевал?

— Ты многих женщин раздевал? — не удержалась Лариса.

— Не очень, а что?

— Такое впечатление, что ты в своей жизни расстегнул тысячи всяких застежек.

— Вообще-то обычно все сами раздевались, — беспечно отозвался неутомимый ловелас.

И опять кольнуло в сердце. Надо же... А она считала себя не ревнивой.

Казанова с его потрясающей интуицией сразу все понял. Быстро развернул ее к себе и своим характерным движением приподнял за подбородок.

— Малышка, ты что, ревнуешь к прошлому?

Спрятав лицо на его груди, Лара едва слышно вздохнула и промолчала.

— Это что-то новенькое в нашем репертуаре, принцесса. — Умница Игорь тут же перевел все в шутку.

Он никогда не лез ей в душу, ни о чем не расспрашивал и ни о чем сам не рассказывал.

— Хватит глупостей, малышка.

Любовник перенес ее на кровать, и его руки, губы и язык заскользили по ее телу.

Да что же такое с ней, почему она с ума сходит от его прикосновений и заводится с полуоборота, чего с ней никогда не бывало?!


— Я люблю тебя, черт бы тебя побрал, — сказал Казанова через час, откатываясь в сторону и тяжело дыша.

— И я люблю тебя, черт бы тебя побрал, — ответила она, без сил откидываясь на подушку. — Ты меня околдовал, что ли? Зелье какое подсыпал?

— Сама колдунья с русалочьими глазами и еще кого-то обвиняет в колдовстве! Кстати, почему ты не носишь мой браслет?

«Больше всего мужчину привязывают к женщине дорогие подарки, которые он ей дарит», - мысленно усмехнулась Лариса, но как умная женщина, воздержалась от иронии в столь щепетильном вопросе.

— Игорь, это очень дорогое украшение. Изумруды не носят как повседневное украшение. Я меняю деловые костюмы, меняю и аксессуары.

— А я хочу, чтобы ты носила




оставить комментарий
страница1/11
Дата16.10.2011
Размер3,43 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх