Моей работы «Моя родная станица в годы Великой отечественной войны и оккупации» icon

Моей работы «Моя родная станица в годы Великой отечественной войны и оккупации»


3 чел. помогло.
Смотрите также:
«О ходе обеспечения жильем Ветеранов Великой Отечественной войны»...
«Государство и право в годы Великой Отечественной войны»...
Актуальные проблемы предыстории великой отечественной войны...
«Издано в годы Великой Отечественной войны»...
«Издано в годы Великой Отечественной войны»...
«Письма в газету «Кировская правда» в годы Великой Отечественной войны»...
Печатная Региональная научно-практическая конференция...
«История моей семьи в истории Великой Отечественной войны»...
Реферат на тему: «Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны на Тамбовщине»...
«Издано в годы Великой Отечественной войны»...
Час истории «казаки в годы великой отечественной войны»...
Библиографический указатель "Самарцы в годы Великой Отечественной войны" включает 260 описаний...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
ВВЕДЕНИЕ

"Фронт налево, фронт направо,

И в февральской вьюжной мгле

Страшный бой идет, кровавый,

Смертный бой не ради славы, -

Ради жизни на земле".

А. Твардовский

Великая Отечественная война 1941-45 годов стала большой трагедией для нашего народа. Только в 1941 году, при вторжении в Советский Союз, было пленено 3,4 миллиона советских военнослужащих и гражданских лиц. Из них к январю 1942 года в живых осталось только 1,4 миллиона человек. По данным Управления по делам военнопленных верховного главнокомандования вермахта, по состоянию на 1 мая 1944 года общее число истребленных советских военнопленных составляло 3 291 157 человек, из них расстреляно и убито при попытках к бегству 1 030 157 человек, "погибло в пути" - 280 тысяч (Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941 -1945. Рассекреченные документы. Хроника событий. Книга вторая часть 1. с.671).

Как сообщается во Всероссийской книге памяти (с. 452), из числа вернувшихся из плена советских военнослужащих более 1 миллиона человек были направлены в Красную Армию, 600 тысяч - на работу в промышленность в составе рабочих батальонов и 339 тысяч - в лагеря НКВД. У нас в плену находилось 3,8 миллиона вражеских солдат и офицеров.

Эта война унесла не только жизни людей, но и уничтожила бесценные богатства народа, целые города, села, фабрики, заводы, шахты. Все то, что тяжелым трудом было создано нашими рабочими. Она унесла миллионы жизней, оставила многих детей сиротами, она искалечила жизни всех советских людей.

Не обошла эта страшная война и наш Краснодарский край и нашу станицу Васюринскую.

Тема моей работы « Моя родная станица в годы Великой отечественной войны и оккупации»

Я решила начать работу над этой темой, потому что станица Васюринская- это моя малая Родина. Здесь живут и жили в те страшные годы мои родственники, их друзья и просто много хороших людей, которые создавали тогда историю моей родной станицы.

Также эта тема привлекла мое внимание своей малой изученностью. И мне хотелось бы внести свою лепту в освящение событий прошлых лет и оставить для станичников правдивое повествование о том вкладе, который внесли их предки в дело приближения общей победы нашего народа в этой кровавой войне и просто о жизни людей в то время. Вот задачи, которые я ставила перед собой начиная исследования по данной теме. Потому что, как писал знаменитый писатель М.Горький «Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего».


1

Приближается дата шестидесяти пятилетия освобождения нашей станицы от немецко- фашистских оккупантов. Это будет 7 февраля 2008 года. Этой дате я посвящаю свою работу.

В работе есть элементы новизны. Они состоят в том, что мне приходилось работать не только с печатными источниками, но и брать интервью у людей, которые жили в те годы в нашей станице и что- то помнит об этом времени. Это живое общение обогатило меня не только интеллектуально, но и эмоционально, т. к. я видела, как люди заново переживали то, что уже давно ими не вспоминалось.

Еще необычность этой работы состоит в том, что у меня была возможность, опираясь на литературное произведение писателя- фронтовика показать некоторые моменты истории станицы в после оккупационный период. В частности работу васюринских госпиталей.

Вообще, в моей работе присутствуют самые разнообразные источники, позволяющие мне исследовать выбранную мною тему. Это рассказы очевидцев и разнообразные материалы взятые из архивов и стендов васюринского музея Боевой и Трудовой Славы имени П.Т.Василенко, документальные материалы, почерпнутые мною из газетных статей документальной книги «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг., историко- краеведческого очерка об одной из первых на Кубани станиц- Васюринской, выдержки из литературных произведений местных и широко известных авторов, писем. Поэтому в моей работе переплетены несколько жанров. Основной принцип, по которому я проводила отбор материала и источников, - их способность правдиво отразить реальность тех дней, показать историю такой, какой она была на самом деле.

Данная работа состоит из следующих разделов:

введение,

оккупация,

освобождение станицы,

после оккупационный период,

вклад васюринцев в общее дело победы,

отголоски той войны,

заключение.

Каждый из этих разделов не претендует на всеобъемлемость и может быть в последствии дополнен новыми фактами и исследованиями, т.к. тема войны и оккупации еще малоизученна.

Оккупация

Во второй половине лета 1942года стояла сухая и знойная пора, но она позволила убрать и вывезти хлеб, и лишь потом были призваны на войну механизаторы- труженики, оставленные по брони.

В начале августе 1942 года полчища завоевателей на заходе дня ворвались в нашу станицу. Поселок был погружен в какой-то тихий вечерний покой. Но в этот летний день обычный вечер стал для кого-то последним. Из воспоминаний Белого Василия Михайловича, которому в то время было 14 лет: «Восьмого

2

августа ночью в районе старого птичника была сброшена осветительная ракета

на парашюте. Кругом было так светло, что можно было нитку в иголку вдеть. А девятого августа днем оккупационные войска вошли в станицу со стороны станицы Воронежской двигались по улице Северной в направлении города Краснодара. На солдатах была зелено- мышиная форма, закатанные рукава, расстегнутые гимнастерки.»Как только оккупанты вторглись в станицу, они начали убивать, грабить, насиловать, сжигать. Можно ли себе представить то, что творилось на улицах и в домах жителей Васюринской. Во-первых, это было неожиданно, а во-вторых, это было слишком жестоко. Надежда Андреевна Сафонова так описывает вторжение немецко- фашистских захватчиков: «Мотоциклисты, грузовые машины, груженные автоматчиками, въезжали в огороды и сады, все уничтожая на своем пути. Враги вели себя нагло, по- хозяйски, они кричали женщинам: « Мамка! Млеко, яйки дай!». Резали свиней, кур. «Мамки» , угрюмые, нахмуренные казачки, низко повязанные платками, отдавали им , что они требовали, в душе проклиная врагов. Дети, этот вездесущий и любознательный народ, висели на плетнях, исподлобья поглядывая на чужих солдат, которые дерзко ворвались в жизнь их Родины. Со всех сторон неслась бравурная музыка, лающая, громкая речь немцев: одни пиликали на губных гармошках, другие- играли в карты, жарили шашлык, распивали свой шнапс». На постое в станице находились немцы, румыны, словаки, которых местные жители называли просто «чехами».

«Лучше всего к станичникам относились словаки. Они носили кожаные куртки. Приобретали все за деньги. Румыны воровали. Были одеты бедно. Немцы просто реквизировали народ же считал это просто ограблением». (Из воспоминаний Белого В.М.

Но это было только начало. Грабили станицу и ее жителей продолжительно, почти 6 месяцев. За короткое время оккупанты разграбили 6 бывших колхозов: "Коммунар", "Волна Революции", "Соц. стройка", "им. Чапаева", "Красных партизан", "им. Ивко", а также Васюринская МТС, совхоз Дорурс, Васюринское заготзерно. Сожжены здания: магазины и правление сельпо, здание электростанции, здание сельского Совета, клуб колхоза "Соц. стройки", детский сад колхоза "Волна Революции", железнодорожный вокзал, черепичный завод "Керамика", хозяйственный магазин, полевой стан 1 колхоза "Коммунар", разграблены 10 животноводческих ферм. Только общественным организациям станицы был нанесен ущерб более 37 миллионов рублей в ценах 1941 года.

Но самое страшное было то, что немцы и ряд предателей советского народа начали расстреливать и пытать бывших коммунистов и активистов советского строя и колхозного строительства. Люди были напуганы не тем, что их убьют, а тем, что их заставят смотреть на то, как убивают их близких, на то, как мучаются их дети и родители.

Из воспоминаний наших станичников:

Кодаш Т. В. : "Я тогда совсем маленькая была. Вот как обычно, вечером братику маленького спать укладывала, и вдруг, ворвались в нашу хату немцы.

3

Всю посуду перебили, запасы, мясо, крупы - все выгребли. Потом помню они

уже собирались уходить, но один направил свой револьвер на брата. До сих пор помню: стоит и улыбается во всю рожу. Тут к нему другой подлетел пистолет выбил, что-то проговорил и они ушли. Никогда не забуду тот вечер."

Немецкий комендант Пельсидье и атаман Якуба несколько дней держали в карцере 80-летнюю женщину Гринченко Софью Ивановну. Издевательски допрашивали ее, пытались принудить ее отказаться от идей Октябрьской революции, но эта мужественная женщина осталась верна своим убеждениям и, видно, только старческий возраст, позволил ей избежать еще более ужасных пыток.
Когда стало ясно, что оккупация Кавказа и ближайших регионов неизбежна, механизаторы стали переправлять технику на пароме на другой берег реки Кубань близ станицы Васюринская. Наши механизаторы успели переправить свою технику, а, вот, труженики Ростовской области нет. На переправе их люди и техника были захвачены фашистами и доставлены в станицу Васюринскую. Женщинам удалось смещаться с толпой местных станичниц и скрыться, а мужчин пытали и в последствии расстреляли где-то за станицей. Тела их не были подвергнуты захоронению. Пытки производились в том месте, где сейчас находится здание электросетей. Сразу за этим местом начиналось кукурузное поле. Двоим пленным удалось бежать в это поле. Однако, один был убит, а другой ранен, но остался жив. Кто-то из местных жителей помог ему поправиться. В последствии он ушел из станицы, чтобы не подвергать опасности местных жителей.

Одна из улиц нашей станицы носит имя Феди Бехало. Из воспоминаний Утиной Е.Г. « В 1942 году я приехала в станицу к сестре. Имя ее было Мария Пользик. Она, вместе со своими детьми, жила на квартире, вернее в частном доме на улице Западной. Я стала жить с ними. У хозяйки дома был брат, подросток лет 14-15. Недалеко от их дома находился сарай, в подобных сараях местные жители хранили сельхоз инвентарь и назывался подобный сарай «клуня». Фамилия той женщины, в чьем дворе находилась эта « клуня» была Рубан. Наверное, в этом сарае немцы хранили свои боеприпасы и наблюдали за ним из окна дома. Возможно Федя решил посмотреть. что там находится, приблизился к «клуне» и сразу же был убит оккупантами. Выстрелов я не слышала, но слышала крики «убили» и плач его сестры. В последствии ей разрешили похоронить брата на территории ее двора. Она похоронила его под каким-то фруктовым деревом». Спустя годы сын Екатерины Георгиевны, Владимир, участвовал в перезахоронении останков Федора Бехало в брасткую могилу у памятника воину освободителю.

О борьбе еще одного подростка с фашистскими оккупантами поведала Сафонова Надежда Андреевна, которая в годы войны была ребенком и видела этого мальчика, так как он жил недалеко от их дома. В последствии она работала пионерской вожатой в средней школе № 14 и руководила кружком «Юный следопыт». Ребята в этом кружке собирали сведения по следам тех событий. Вот что было узнано ими и изложено Надеждой Андреевной: « На углу улиц Ленина и Кропоткина, в старенькой, но аккуратной хатке, жил

4

Дмитрий Алейник, мальчишка, лет четырнадцати, худощавый, сероглазый, с темными густыми бровями, выше среднего роста. В голодовку умерли его родители, а мальченку взяли чужие люди, приютили, приласкали, полюбили, и стал он для них как родной сын: они его учили добру, труду, и был Дмитрий для них опорой и поддержкой. Но пришла эта ужасная война, приемного отца взяли в армию; уходя, он спрятал охотничье ружье под стреху крыши, а парнишка подметил, и когда пришли фашисты, не хотел он с ними жить и мириться, его юное сердце горело отвагой и жаждой подвига, звало на защиту поруганной Родины, любимой, кубанской русской земли, на борьбу за свободу и счастье народа. Дмитрий забрал ружье, укутал его и побежал, осторожно пробираясь по задворкам к Кубани; спрятавшись в камыши, он решил ждать удобного случая, чтобы, переплыв Кубань, найти партизан. И вдруг раздался рокот самолета. Подняв голову, он увидел фашистский самолет. Решение пришло мгновенно: «Расстрелять!» Прицелившись, он выстрелил. Дома он упорно развивал свой глазомер: Поставив камешек на столб калитки, он стрелял из праща. Получалось здорово, но здесь была движущая мишень и он промахнулся.

В это время по краю плавни ехала штабная машина, а сзади грузовик, загруженный солдатами. Выстрел был замечен, и офицер приказал выловить стрелка. Конечно, это им не представляло труда. Парнишка был пойман и приведен к офицеру.

Офицер удивился и возмутился: « Даже юные ненавидят нас! Убивать людей! Сжигать заживо!»- бесновался враг. Солдаты согнали толпу людей- стариков, старух, и начался допрос, чей мальчишка. Но толпа молчала, опустив головы и искоса наблюдая за немцами. Тогда заговорил Дмитрий, он, как взрослый, смело смотрел в глаза офицеру и сказал, что он сирота и ему не жаль умирать за свою страну: Ненавижу вас, диких нелюдей,

Что пришли вы к нам вероломные,

Что нарушили подло договор,

Ты явился враг, словно дерзкий вор!

Офицер удивился:

Что ж, хозяин ты,

Но с тобой умрут все твои мечты!


Бросил юношу он на холм крутой,

Наступил на грудь, придавил ногой,

В сердце выстрелил, там, где пламень был,

Лишь фонтан крови погасил тот пыл …

Зарыли юного героя на перекрестках улиц Комсомольской и Розы Люксембург.

Та могилушка потерялася,

Землей- кручею завалилася,

Поросла она дикой травушкой,

Ковылем- травой да муравушкой.


5

И лишь ветер там все печалится

Да седой камыш людям жалится.

( из поэмы « Юный стрелок»)

достаточно много , но мог бы и еще больше, если бы не эта страшная война.

В нашу станицу немцы привели пленных советских солдат. Жители открывали калитки, чтобы молодые парни смогли вырваться из строя и спрятаться где- нибудь во дворе до темноты. Расправа над этими людьми была еще более страшной.

У многих жителей станицы оккупанты и их прихвостни забрали имущество: часы, кровати, велосипеды. Было изъято у населения более 10 тысяч кур, 500 свиней, 200 голов крупного рогатого скота.

Многих трудоспособных жителей немцы и полицаи гоняли на принудительные работы под охраной, и никто из пленников не знал: вернется ли он домой.

Писатель Виктор Астафьев, который после освобождения нашей станицы находился здесь в госпитале, пишет в своем произведении «Веселый солдат»: «В Васюринских школах во дни оккупации был фашистский госпиталь для рядового и унтер- офицерского состава. Аккуратные немцы увезли и эвакуировали все, что имело хоть какую- нибудь ценность, бросили лишь рогожные мешки, кой- какую инвентарную рухлядишку, оставив в целости и сохранности помещения школ, станицу и станцию,- и приходится верить рассказам жителей станицы и фельдмаршалу Манштейну, что с Кубани и Кавказа немецкие соединения отступали планомерно, сохранили полную боеспособность, но по нашим сводкам выходило, что немцы с Кавказа и Кубани бежали в панике, бросали не то что имущество и барахло, но и раненых, и боевую технику…

А они вон даже кровати, постельное белье, медоборудывание и ценный инвентарь, гады ползучие, увезли!»

Жителей же нашей станицы действительно хотели просто истребить. Об этом свидетельствует тот факт, что во время пребывания захватчиков на территории Васюринской вода в колодцах была отравлена, запасы провизии были исчерпаны. Люди гибли от пули, голода, холода, болезни или ядов. Также многие погибли в заключениях, где были подвергнуты пыткам.


^ Освобождение станицы


Мы сотни верст и тыщи верст земли,

Родной земли, завещанной отцами,

Топча ее в страде войны прошли

С оглохшими от горечи сердцами.


И все места, где немец проходил,

Куда вступил бедой неотвратимой

6

Рядами вражьих и своих могил

Мы отмечали на земле родной.

Фашистская комендатура и их приспешники полицаи готовили более зверскую расправу над жителями станицы. Они приготовили списки более чем на 600 человек к расправе. Но эти планы к счастью им не удалось осуществить, так как 7 февраля 1943 года наша станица была освобождена 31-й стрелковой дивизией славного города Сталинграда.

Краткая справка о 31-й стрелковой дивизии:

В соответствии приказа от 2 октября 1925 года ПриВО в городе Сталинграде была сформирована 31-я СД с дислоцированием частей дивизии в Сталинграде, Астрахани и Камышине.

В 1926 году ей было присвоено наименование СТАЛИНГРАДСКОЙ.

В январе 1940 года дивизия передислоцируется ( по личному указанию Сталина) в город Баку, а в апреле 1940 года в город Ереван. 7.10.1941года по эшелонно ( 40 эшелонов) выехала в район боевых действий.

В период нахождения на фронтах Великой Отечественной войны 31-я СД вела боевые действия в составе 56, 18, 46,52 армий, а также 4-й гвардейской армии.

В августе 1946 года 31 стрелковая Сталинградская дивизия была расформирована в городе Славута Хмельницкой области УССР Львовский военный округ.

Также, в освобождении станицы Васюринской участвовали воины 248 стрелкового полка под командованием полковника Гусева. И 1 февраля 1943 года силами 46-й армии противник с ходу был выбит из станиц Васюринской и Старокорсунской, но продолжал контратаковать и в результате отбросил наши части на другой берег Кубани. А 31-й стрелковой дивизии за овладение Васюринской пришлось вести шестидневный бой с горнострелковыми соединениями врага.

Об ожесточенном характере боев на краснодарском направлении свидетельствуют скупые строки разведок: «По данным войсковой разведки все подходы к Старокорсунская противником заминированы; переправы через реку Кубань и переправочные средства в районах Васюринская, Старокорсунская- противником взорваны…»

( Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945. Рассекреченные документы. Хроника событий. Книга вторая часть 1. с. 80)

Позже, 14 апреля 1943 г. на железнодорожный вокзал ст. Васюринской будут сброшены бомбы жертв и разрушений нет. Это была последняя попытка немецких войск разгромить нашу станицу. К счастью, им это не удалось.

Очень тяжело приходилось нашим солдатам выбивать немцев из станицы в голодную и грязную зиму февраля 1943 года.

Оборона немцев была прорвана воинами батальона капитана Чебукина в районе бригады 4 бывшего колхоза им. Ивко. Дорогой ценой досталось освобождение нашей станицы для воинов - 248 стрелкового полка - 502 человека из них отдали свои жизни и похоронены в станичном парке, в братской могиле, в том числе и сам капитан Чебукин - уроженец

7

Ставропольского края( смотрите приложение№1, 2).Погиб за освобождение родной станицы и ее житель - сержант Карпенко Анатолий Алексеевич. За освобождение станицы погибло 12 офицеров, 22 сержанта, летчик Нелюбин, рядовая девушка Полянская Ирина. Освобождая станицу погибли воины разных национальностей: русские, украинцы, армяне, грузины, узбеки, азербайджане и другие.

В боях за освобождение Кубани 31-ой стрелковой Сталинградской дивизией было освобождено до 30 населенных пунктов, 3 лагеря с пленными красногвардейцами и офицерами (смотрите приложение №3).

В нашей станице ветераны этой дивизии собирались три раза. В 1988 году их было 180 человек, в 1999 году только 14 человек, в 2002 году их смогло приехать только 6 (смотрите приложение № 4).

Выбив оккупантов из станицы советские военнослужащие сами вошли в станицу. Из воспоминаний Утиной Е.Г. о том, как местное население встречало освободителей. «Во время оккупации мы никуда не ходили. Кормились с того, что вырастало на огороде или что приносила сестра. Но когда в станицу входили наши, а шли они от Кубани, то люди у калиток встречали их с едой. Вид же у наших солдат был очень усталый».

Воспоминания Ягло Марии Емельяновны- очевидца событий. «Перед уходом из станицы немцы приказали чехам сжечь продовольственный склад, расположенный на территории стадиона колхоза Ивко, но чехи дали возможность перед поджогом вывести все по домам. Мой брат, Федор и другие, навезли под крыльцо очень много мешков с вермишелью, тушенки, а также бурки, куртки и кепки чешские. А когда зашли в станицу воины Красной Армии, то я с матерью три дня кормили солдат. Поставили нам во двор полевую кухню и большой стол, и мы готовили и кормили наших освободителей» ( из фондов музея).

Ежегодно 9 мая в станицу Васюринскую съезжаются почетные гости-ветераны, родственники воинов, погибших при освобождении станицы и похороненных в братской могиле парка, рядом с памятником «Советскому солдату».

Военфельдшер, старший лейтенант медицинской службы Е.И. Панасенкова в составе 31-й стрелковой дивизии участвовала в первом наступлении на станицу. Встреченные шквальным огнем фашистов и их прихвостней казаков- полицаев, красноармейцы вынуждены были отойти за Кубань, понеся огромные потери под станичной кручей. Ранена была в том бою и Евдокия Ивановна. Но нашла в себе силы оставаться в строю и помогать раненым бойцам. Совершив обходной маневр, наступавшие части при поддержке 9-й горно-стрелковой бригады, скатившиеся с гор, сумели выбить немцев из Васюринской и продолжать наступление на Краснодар.

« Около 6о лет искала своего героя, вернее, героиню- Евдокию Ивановну Панасенкову- медаль «За отвагу». Новой награде она нашла место на буквально усыпанной орденами и медалями груди ветерана- здесь и два ордена Красной звезды и медали « За оборону Кавказа», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», орден Великой Отечественной войны 1 степени.»

8

( Газета Горячий Ключ от 24 июля 2003 года № 89)

По сей день, невзирая на возраст, Евдокия Ивановна полна силы духа и оптимизма и проводит военно- патриотическую работу со школьниками. Из письма Е.И. Панасенковой директору васюринского Музея Боевой и Трудовой Славы: «Я была на приеме 6.03 у Ткачева по приглашению губернатора от Горячеключевского района. Было здорово. При встрече расскажу ребятам» (смотрите приложение №5).

Старший матрос, радистка- разведчица 3-го берегового черноморского разведотряда Е.Д. Ткачева обеспечивала войска ценнейшими сведениями о действиях противника. Обо всем этом они рассказывали васюринским школьникам, будучи приглашенными ими на их классные часы.

В настоящее время обе они проживают в станице Саратовская(смотрите приложение № 6).

Долгожданному дню освобождения посвятил свои стихи В. Бакалдин.

Седым февральским предраааветьем, когда гудел пожарищ дым,

В далеком, близком сорок третьем он вышел к улицам твоим.

День нес зарю освобожденья, в руках сжимая автомат,

И, как дурное наважденье, гнал прочь минувшей ночи ад.

День шел сюда из влжской дали по вьюгам ратного пути…

И как его прихода ждали, чтобы припасть к его груди!

Как плакали еще не веря, что он вступает на порог,

И настежь открывали двери, чтоб в каждый дом войти он мог.

Суровым было ликованье без пестрых платьев и цветов.

Суровым было одеянье тех горем памятных годом.

И счастье то, какою мерой через лета измерить нам.

Как передать пережитое, увидеть из иных времен,

Какой высокой красотою был день февральский наделен.

Нарядов ярких многоцветье нас красит в праздничные дни,

А на дорогах лихолетья шинели были всем одни!

Они горели – не сгорели и к жизни вышли из огня.

Он влился в мая день девятый- великий день великих лет!

И каждый день наш- день свершенья.

Но не уйти от одного: мы помним день освобожденья,

Как день рожденья своего.


^ После оккупационный период

После ухода оккупантов из станицы, Васюринские школы продолжали являться госпиталями, только теперь уже в них лечили наших раненых солдат. В. Астафьев так описывает те события. « В санпункте обрадовались, конечно, госпиталю, брошенному немецкими оккупантами, значит, заботы с плеч долой, навалили раненого народа на пол в бывшие школьные классы, понавесили, как и повсюду, не только в госпиталях, грозные приказы, подписанные разным начальством и почему-то непременно маршалом Жуковым.»

9

О своем прибытии в нашу станицу писатель так рассказывает: «Наше сидение на железнодорожном откосе продолжалось почти до вечера- санпоезд хотел освободиться от груза, а Васюринский госпиталь этот ГРУ не брал. Как выяснилось, госпиталь подлежал ликвидации, расформированию, и помещения двух васюринских школ – средней и начальной – должен был освободить для учащихся еще к началу сентября, но надвигался уже октябрь, а госпиталь никак не расформировывался.

После звонков в Краснодар, в краевое или военное сануправление, решено было тех бойцов, что выгружены из санпоезда, временно оставить в станице Васюринской, остальных везти дальше, вплоть до Армавира.»

Из воспоминаний Утиной Е.Г. « В 13 школе (средней школе) был госпиталь для наших раненных солдат. Моя сестра работала там. Я видела, как сестра и ее подруги собирали и носили еду солдатам. И сама носила кошелки с едой несколько раз. Обслуживали по классам. За каждой работницей закреплялась определенная классная комната с ранеными Смотрите приложение № 10)»

Жизнь Васюринских госпиталей и особенно «филиала», который, по всей видимости находился в здании начальной школы, ныне МОУ СОШ №14, в котором лечился сам автор «Веселого солдата» В. Астафьев описывает так: «Васюринский госпиталь жил и существовал по совершенно никем не установленным правилам – он жил по обстоятельствам, ему представившимся. А обстоятельства были таковы: в средней школе, где было правление госпиталя, санпропускник с баней, рентгены, процедурные, операционные, существовал кой- какой порядок. «Филиал» же был предоставлен самому себе. Здесь имелись: перевязочная, железный умывальник на двадцать пять сосцов, установленный во дворе, на окраине все того же сада, что начинался где-то у железной дороги и рос во все концы Кубани, вроде ему и пределов не было.

Еду, воду для умывания и питья в наш «филиал» привозили из центрального госпиталя.

Огромное количество клопов, подозрительно белых, малоподвижных вшей, но кусучестью оголтелых, ненасытных.

Главным лечением здесь был гипс. Его накладывали на суставы и раны по прибытии раненого в госпиталь и. как бы заключив человека в боевые латы. оставляли в покое» ( смотрите приложение № 7).

После оккупации жизнь в станице начала потихоньку налаживаться. Из воспоминаний Утиной Е.Г. « При постановке на работу проверяли, кА ты вел себя во время оккупации. За назначением ходили в Динскую. Меня направили в 13 неполную школу. Но так как в ее здании размещался госпиталь, то школа работала в здании, где сейчас мастерские МОУ СОШ № 10 по улице Матвеевской. Занятия проходили после обеда.

«Чехи» немцам изменили. После оккупации, в здании, где сейчас милиция, МТС было. Они там жили Некоторые работали в МТС. Когда освободили Чехословакию, они уехали.


^ Вклад васюринцев в общее дело победы

10


Наш край Кубань- особой славы край

И быть Кубанцем-дело не простое.

На поле мирном – борцы за урожай,

На поле бранном- мы гвардейцы боя.

Больше 2000 мужчин и 22 девушки нашей станицы в расцвете своих лет и сил доблестно сражались с врагами непосредственно на всех фронтах войны. Вот несколько эпизодов суровой хроники войны

Это произошло 23 июня 1941 года. Враг бомбил наши города, села, аэродромы, мосты…Геббельсовская пропаганда кричала всему миру, что советская авиация перестала существовать, что час победоносного парада в Москве близок. Нужно было опровергнуть эту фальшивку. А сделать это можно было только разгромив крупный и важный объект врага, причем в глубоком его тылу. По приказу командования с одного из наших аэродромов в небо поднялась эскадрилья бомбардировщиков Ил-4. В ее составе правым замыкающим звена капитана Скорикова был самолет с хвостовым номером 3. В его экипаж входили штурман И.И. Левинсон, стрелок- радист Н.Н. Кузнецов и пилот В.И. Юр- уроженец станицы Васюринская, толковый механизатор, направленный в авиаучилище по путевке комсомола. Предстояло уничтожить склады горючего и фашистские корабли в Констанце В люках каждого самолета находилось по 10 стокилограммовых бомб.

Пролетев над Симферополем, мысом Лукулл, миновав глянцевую синь моря, эскадрилья приблизилась к вражескому берегу.

В начале береговая артиллерия молчала, затем вокруг самолетов начали вспыхивать фонтаны разрывов. Огонь по нашим «илам» открыли корабельные зенитные орудия. Береговые батареи. И вдруг огонь зениток стих и под нашими самолетами появились вражеские истребители, а через по самолету внезапно ударила пулеметная очередь

Стрелок яростно строчил по наседавшему врагу, стрелял до тех пор, пока штурман не поймал в планку прицела долгожданный объект бомбежки.

- Огонь! Сам себе скомандовал штурман, нажимая на кнопку бомбосрывателя. Облегченную машину бросило вверх, но Василий Юр мгновенно отреагировал, с помощью руля выровняв положение тяжелой машины. Он прибавил скорость,

решив догнать своих товарищей, но машина попала в кольцо в кольцо «мессершмитов». Предстоял смертельный бой одного бомбардировщика с истребителями противника. Начать его равносильно самоубийству; тяжелую неповоротливую машину не составляло труда зажать в огненные клещи.

Кузнецов будто прирос к пулемету, он строчил не переставая ни на минуту, но отбить атаку целой эскадрильи не мог.

И тут случилось непонятное; самолет сильно тряхнуло, раздался треск. Прямо перед смотровым стеклом штурмана появился «мессершмитт», и Левенсон нажал на спусковой крючок переднего пулемета. Истребитель задымил и отвалил в сторону. Шлейф дыма пополз к земле.

11

В стане врага произошло замешательство, строй истребителей нарушился, но один «мессер» продолжал неотступно следовать за нашей машиной. Тут уж приходилось надеяться на мастерство пилота, и Василий Юр понял это. Он кинул Ил-4 вбок, пролетел немного вперед, взмыл вверх. Но «мессер» упорно преследовал их. Пули снова прошили бомбардировщик, вывели из строя несколько приборов, разбили стекло кабины. Он завалился набок, и Василий едва успел выровнять его. Но следующая очередь вражеского пулемета скользнула по концу правой плоскости.

Василий Юр, увертываясь от врага, смело маневрировал. Но делать это было уже непросто. Машина сбавила скорость и пошла на снижение.

Враги будто только и ждали этого. Они яростно возобновили атаку сзади.

-Левый мотор вышел из строя!- раздался голос штурмана.

- Понял – спокойно ответил пилот.

Самолет все ниже и ниже опускался к водной глади моря. Юр с трудом удерживал его от беспорядочного падения вниз .

-Стреляй, - крикнул он Кузнецову

Выбрав момент , стрелок открыл огонь по одной из наседавших машин.

Море было совсем рядом.

-Подготовь лодку и пояса!- скомандовал Юр и выключил мотор.

Члены экипажа почти у самой воды выпрыгивали из самолета. Труднее всех пришлось командиру: он не умел плавать, а намокший комбинезон тянул его вниз, под воду. Кузнецов и Левенсон бросились на помощь товарищу, привязали его к лодке, с трудом влезли в нее, втащили Василия и стали грести руками, намереваясь плыть к своему берегу. Но испытания их были еще впереди.

Более четырех суток измученные морской болезнью, жаждой и голодом они упорно гребли… Их заметил пролетавший на небольшой высоте морской разведчик МБР-2.Чудом спасшийся экипаж через несколько недель снова бил врага, а в августе 1941 года за мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевого задания, все его члены были награждены орденами Красного Знамени.

Житель станицы Васюринской Василий Иванович ЮР после этого памятного полета воевал уже не в воздухе, а на земле; медики запретили ему садиться за штурвал самолета.

Другой ветеран Великой Отечественной войны Николай Николаевич Лыжко был призван в армию в апреле 1943 года, закончил пехотное училище, участвовал в боях по освобождению Прибалтики, Белоруссии, Польши.

Особенно трудным было это время для женских плеч. В тылу женщины трудились, не зная отдыха, били врага на фронте, гибли в застенках гестапо, добывая важные военные сведения, изнемогая от усталости, вынося раненых с поля боя.

Надежда Куприяновна Козлова пошла на фронт добровольцем, окончив до начала войны фельдшерское училище в Краснодаре. Прошла трудными верстами от Сталинграда да Эльбы, Спасая жизнь сотням раненных. Не могла она забыть ни то как встречали наших солдат чудом уцелевшие от расправы узники освобожденного концлагеря Освенцим, как умоляли скорее покормить

12

их и не понимали, почему этого нельзя делать, ни тех женщин, стариков, детей, встречавших своих освободителей корками хлеба, картофельными лепешками, кружкой молока, которыми они настойчиво хотели поделиться с уставшими солдатами.

Фронтовики из станицы Васюринской также были участниками Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве. Вот их имена: В.М. Зорченко, С.А. Корень, А.П. Манкевич, П.Ф Часных,старшина, механик- водитель танка Г.К. Борисенко и ушедший из жизни в сентябре этого года И.Ф. Поляков, Служивший командиром отделения связи батареи управления, в последствии командиром огненного взвода группы советских оккупационных войск в Германии.

На войну с фашистами в 1941 - 1945 из наших жителей уходили на фронт целые семьи, поэтому к приходу немцев в Васюринскую Состав нашего населения включал в себя лишь женщин, стариков, инвалидов и детей. Основная тяжесть работ на сельскохозяйственных полях в эти годы легла на женские плечи. На стенде Васюринского музея Боевой и Трудовой Славы имени Василенко Павла Трифоновича, основателя и первого директора музея, который сам был фронтовиком летчиком восьмого гвардейского штурмового Феодосийского авиаполка второй Новороссийской дважды Краснознаменной авиадивизии ВВС ВМФ размещены, портреты трактористок военных и послевоенных лет(смотрите приложение № 8). Стихотворение, помещенное на стенде, как бы дополняет рассказ о мужестве женщин.

« Ты ушла, затаив свое горе,

Суровым путем трудовым.

Весь фронт, что от моря до моря

Кормила ты хлебом своим».

Вот имена некоторых женщин, которые заменяя мужчин, работали на тракторах в военное и после военное время: Колот Ксения Яковлевна, Осенчук Ольга Федоровна, Савицкая Пелагея Архиповна, Козлова Александра Федоровна, Будко Дарья Кузьминична Догадайлова Зинаида Борисовна, Медведева Любовь, Гурс Антонина.

В приближение Дня Победы вносили свою посильную лепту и Васюринские дети и подростки об этом пишет в своем стихотворении, в те военные годы Гришина, ныне Сафонова Н.А.Вот строки из ее стихотворения:


«Бойцам на фронт посылки посылали-

У населения продукты собирали;

То фрукты, то варенье, то печенье;


По госпиталям часто мы ходили,

Бойцам из дому молоко носили,

Дежурили ребята у постелей,

Стихи читали, танцевали, пели.


13


От них родным мы письма сочиняли,

Платочки и кисеты вышивали,

А тяжелобольных все утешали

И вместе с ними горько мы страдали»

Как мы видим станичники не склонили головы перед лицом смерти. Смерти, имя которой - ВОЙНА!





Скачать 371,13 Kb.
оставить комментарий
страница1/3
Дата16.10.2011
Размер371,13 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх