Становление и развитие высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в. 07. 00. 02 Отечественная история icon

Становление и развитие высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в. 07. 00. 02 Отечественная история


Смотрите также:
Развитие школьного исторического образования Казахстана в контексте мировых тенденций обучения...
Становление и развитие потребительской кооперации мордовии (конец XIX в. 1980-е гг.) 07. 00...
Развитие высшего исторического образования на северном кавказе с 1945 по 2000 гг...
Методической пособие по курсу «отечественная история» Тема: «Россия в первой четверти XIX века...
Становление и развитие государственности древних тюрков. ( VI viii вв.) 07. 00. 02...
Рабочая программа курса "отечественная история"...
Отечественная история методические указания...
Идеология документов земского собора...
Учебно-методический комплекс «Отечественная история» Автор: Быльченко О. И. Введение...
Реферат по предмету «История Отечества» тема: Последовательность...
Программа минимума вступительного экзамена бакалавров истории в магистратуру по специальности 07...
Руководство по изучению дисциплины «Отечественная история»...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


Лобова Виктория Владимировна


Становление и развитие высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в.


07.00.02 – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Ростов-на-Дону - 2010


Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет Педагогический институт».


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Казарова Нина Акоповна


^ Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Ткаченко Д.С.


кандидат исторических наук, доцент

Багрова Н.А.


Ведущая организация: Южно- российский государственный

университет экономики и сервиса

Защита состоится __19 февраля 2010 г. в _ в «14» часов на заседании диссертационного совета Д. 212.208.08 по историческим наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 105.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, д. 148.

Автореферат разослан 19 января 2010 г.


Ученый секретарь Диссертационного совета,

доктор исторических наук, профессор Сущенко В. А.


^ Общая характеристика работы.

Актуальность темы исследования

Высшее историческое образование - это один из значимых аспектов интеллектуальной истории российского общества, который касается и проблемы формирования различных типов элит, и тенденций развития науки, и вопросов истории интеллигенции. Кроме того, помимо интеллектуальной привлекательности истории, историческое знание является тем связующим звеном, которое соединяет общество с его социальным опытом и служит главным фактором его самоидентификации. Такое отношение к историческому знанию всегда актуально как для глобальных, так и локальных, в том числе региональных, общественных систем. C учетом того, что Область Войска Донского являлась, по сути, такой локальной общественной системой, имеющей особые традиции и ценности, исследование вопросов развития исторического знания в данном регионе является особенно актуальным.

Осмысление истории развития высшего исторического образования на Дону в дореволюционный период и первые годы становления новой власти приобретает особую актуальность в современных условиях. Сегодня очевидна необходимость повышения роли университетского образования, в том числе исторического. Связано это с происходящими процессами его модернизации. Однако любой модернизационный процесс неизбежно ставит перед исследователем задачу обращения к истокам, той культурной и интеллектуальной основе, на которой следует строить дальнейшие преобразования. Осмысление трансформационных процессов, связанных с историческим образованием в Донском регионе, должно осуществляться с учетом преодоления ряда стереотипов, сложившихся по отношению к данной сфере человеческого знания. Первый из них связан с расхожим убеждением, что история донского образования (в том числе исторического) «досконально изучена», второй – с не менее расхожим, утверждением о фактическом отсутствии исторического образования на Дону в первой четверти ХХ века. Необходимость отхода от упрощенных схем и назревшая потребность объективного анализа столь важного аспекта общественной истории делает обращение к заявленной теме особенно важным.

Кроме того, обращение к истории развития исторического образования в высшей школе позволяет раскрыть ряд аспектов функционирования социальной системы как дореволюционного, так и советского социума. Высшее историческое образование на Дону довольно безболезненно инкорпорировалось в существующую здесь к началу ХХ в. образовательную систему и, как оказалось впоследствии, стало основой для формирования многих научно-методологических и образовательных традиций, а подготовка историков в высших учебных заведениях Донского края в первой четверти XX в. составила неотъемлемую часть университетской образовательной системы.

Указанные обстоятельства определяют актуальность и научную значимость поставленной проблемы.

Историография проблемы

Литература по теме исследования разнообразна по содержанию и неравноценна по научной значимости. При анализе работ по данной проблеме имеет смысл разделить их на три этапа: дореволюционный, советский, современный. Такая градация работ связана с тем, что для этих периодов истории характерны различные подходы в освещении данной темы, разная политическая конъюнктура и идеологическая направленность.

Дореволюционная литература общего характера невелика и имеет преимущественно научно-популярный, обзорный или публицистический характер. В общеисторических научных трудах о развитии университетской системы первой четверти XX в. вопросы высшего исторического образования были освещены слабо, первые исследователи сосредотачивались, главным образом, на стадии выявления фактического материала и разработки частных сюжетов. Среди таких работ следует выделить труды известных дореволюционных историков В.И. Вернадского,1 П.Н. Милюкова, и С.В. Рождественского2, которые, исследуя общие тенденции развития высшего образования в России, не могли не затронуть вопросы развития исторической науки.

Кроме исследований общего содержания, отчетливо заметны две тематические группы работ: об университетской политике правительства, и о становлении и развитии высшего женского образования.

В первой группе выделяются богатством фактического материала труды Е.Ф. Зеленского,3 Н.К. Кольцова.4 Большой научный интерес представляет работа Г.А. Фальборка и В.А. Чарнолусского «Настольная книга по народному образованию» 5, в которой рассматривается история зарождения народного образования во 2-й половине XIX в. Авторами исследуются основные этапы и тенденции развития начальной школы, начальных народных училищ, а также роль женщин в создании учительских институтов.

Вторая группа представлена трудами о высшем женском образовании. Среди трудов данной группы необходимо отметить работы А. Страннолюбского, С. Волконского, В. Вахтерова, П. Капетерева6. Отличительной особенностью данных работ является их публицистический характер, что, безусловно, не позволило авторам отнестись к исследованию поставленных задач с полной объективностью. В центре проблем, затронутых данными исследователями, стоят причины, заставившие царское правительство пойти на открытие высших женских курсов, и, по мнению авторов, к ним, в первую очередь, относятся требования прогрессивной общественности и боязнь правящих кругов революционного влияния на женщин, получивших высшее образование за границей. Отдельно в этом ряду необходимо выделить статью К.В. Кузьмина «Основные тенденции в развитии женского образования в России», в которой рассматриваются взгляды общественных деятелей и педагогов на проблемы, связанные с образованием русских женщин.1

В целом, можно констатировать, что в дореволюционной отечественной историографии специализированные комплексные исследования, посвященные истории становления и развития высшего исторического образования, отсутствуют. Однако дореволюционные исследователи, разрабатывавшие отдельные аспекты развития высшего образования в целом, с одной стороны – ввели в научный оборот обширный корпус источников, с другой – положили начало традиции исследования истории отдельных университетов. Таким образом, была создана определенная научная база для разработки проблем, связанных, в том числе, со становлением российского исторического образования

Второй этап в разработке указанных проблем связан с развитием советской исторической школы. Традиционной особенностью большинства исследований этого периода было следование официальной марксисткой методологии. Работы советских историков не могли быть свободны от идеологических штампов, характерных для советской историографии. Эта методологическая направленность отразилась уже в первых попытках осмысления социальной, в том числе образовательной политики Советской власти, предпринятых историками-марксистами и деятелями революционного движения.2

Разработка вопросов развития высшего исторического образования, как целостная исследовательская проблема, получила самостоятельное звучание в начале 20-х гг. XX в. Так, в публикациях ростовских ученых Л.М Ефременко, С.А. Вязигина, А.А. Миллера3, осуществленных как в периодической печати, так и в научных сборниках, были предприняты попытки анализа различных аспектов высшего университетского образования на Дону. Л.М. Ефременко неоднократно поднимались проблемы образовательной политики на Дону, о научных задачах, которые встали перед новым Донским университетом. В работах А.А. Миллера и С.А. Вязигина можно проследить этапы становления и развития донской археологической школы в 20-е гг. ХХ в. Однако, в последующие два десятилетия изучение истории становления и развития высшего образования на Дону, в том числе исторического, не предпринималось.

С начала 1950-х годов возрождается интерес к указанным проблемам, растет число научных исследований, посвященных высшему историческому образованию. В это время появляются монографические исследования проблемно-отраслевого характера С.В. Кафтанова и Н.М. Катунцева, в которых авторами показаны этапы становления и развития советской высшей школы, принципы ее организации, отдельные структурные компоненты, особенности учебного, научного и воспитательного процесса.1

Значительный интерес представляют также работы К.И. Козлова, Н.Н. Чебоксарова, Б.В. Лунина, в которых нашли отражение научная и педагогическая деятельность ведущих профессоров донских и российских университетов, формирование системы преподавания исторических, этнографических, археологических наук, становление научных школ.2

Отдельные проблемы развития высшей школы на Дону поднимались в 1950-1960-е гг. в донской периодической печати. Эти небольшие исследования реконструировали биографии представителей донской профессуры, известных донских педагогов, а также содержали краткий анализ общих принципов развития высшего исторического образования на Дону.3

Среди исследований, появившихся в 1970-1980-е года, особое внимание представляют монографии Г.И. Щетининой4, Р.Г. Эймонтовой5 и Ю.С. Воробьевой. 6 В этих работах рассмотрены дореволюционные университетские уставы, кроме того, авторы раскрывают назначение и функционирование многих высших учебных заведений России, приводят важные сведения о роли интеллигенции в развитии высшего образования. Одновременно началась разработка проблем положения, и роли в общественном движении начала ХХ в. университетской профессуры. Это монографии В.Р. Лейкиной-Свирской, где отведено значительное место работникам науки, в том числе тех, кто трудился на существующих в тот период историко-филологических факультетах.7

Следует отметить, что написанные в 70-е -80-е гг. XX в. исследования по истории высшей школы, внесли значительный вклад в осмысление теоретико-методологических, организационных и практических проблем развития образования в России во второй половине XIX в.1 В этих работах историки изучали преимущественно социально-политические аспекты. Образовательная деятельность университетов если и рассматривалась, то по каждому из них отдельно. Состояние же высшего исторического образования в целом, фактически так и осталось неисследованным.

В отдельную группу работ по изучаемой проблеме необходимо выделить статьи в научной периодике и сборниках, посвященные высшему женскому образованию. В них показаны взгляды отдельных общественных деятелей и педагогов на проблемы высшего женского образования, причины возникновения женского образования, отношение официальных властей дореволюционной России к женскому образованию в целом. Среди таких исследований особый интерес представляют работы П.С. Гусятникова, И.Б. Брайнина, П.С. Ткаченко, А.Е. Иванова и В.А. Твардовской. 2 Однако и здесь обобщающего исследования, содержащего комплексный анализ становления и развития высшего женского образования в России, так и не появилось. Первым исследованием в 1980-е гг., посвященным общим проблемам высшего образования женщин в России, стала монография Э.П. Фирсовой3, в которой рассмотрена история создания и деятельность наиболее известных высших женских курсов. Особую ценность данной работы составляет обширный архивный материал, впервые введенный в научный оборот, который использован в сочетании с огромным пластом источников личного происхождения – мемуаров, дневников, воспоминаний – женщин, получавших высшее образование в России.

Определенным стимулом к изучению истории развития высшего исторического образования на Дону являлись юбилейные даты в деятельности главного высшего учебного заведения на Дону – Ростовского государственного университета (РГУ). Преподавателями и работниками университета – Н. Дерновым, В. Родионовым, И. Лебедевым в различные периоды была проделана большая и кропотливая работа по воссозданию истории Ростовского государственного университета как главного научно-образовательного центра.4 Так, в частности, в работах донского ученого и бывшего ректора Ростовского государственного университета С.Е. Белозерова дана полная история возникновения Варшавского Императорского университета - первого высшего учебного заведения в Ростове-на-Дону.1 Здесь рассмотрена деятельность ведущих профессоров-историков, формирование научных школ и системы преподавания исторических наук, подготовка научных кадров. Специальный раздел посвящен деятельности вуза в Варшаве и процессу перевода его в Донскую столицу.

В целом, именно в советский период, несмотря на определенный идеологический крен, процесс изучения высшего университетского образования был поставлен на строгую научно-методологическую основу. Был собран обширный фактический материал, создана возможность для дальнейшего изучения проблем развития научного и образовательного процессов в высшей школе.

С начала 90-х гг. XX в. начинается третий этап в развитии отечественной историографии, посвященный проблемам высшего образования. Для этого этапа характерны общие работы, изучающие основополагающие вопросы истории исследования исторической науки и труды, рассматривающие зарождение высшего исторического образования на Донской земле. В постсоветское время развития отечественной историографии сложились предпосылки формирования интереса непосредственно к проблеме высшего исторического образования. Подверглись пересмотру положения историографии советского времени, в которых отношение к развитию образования освещалось исключительно с позиций марксистско-ленинской методологии. Стали формироваться альтернативные точки зрения на историю становления высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в.

В этой связи отдельную ценность среди современных научных трудов представляют статьи В.И. Чеснокова, Т.Н. Поповой, И.М. Чирсковой, А.Г. Глебова и др., опубликованные в сборниках, изданных Воронежским государственным университетом.2 Благодаря исследованиям указанных авторов, стало возможным выявление малоизученных аспектов системы высшего образования в дореволюционной России. Следует отметить работу А.Е. Иванова3, в которой прослежен процесс совершенствования историко-правовой мысли ученых советов университетов в области присуждения ученых степеней, а так же сама тенденция науки к более узкой специализации.1

Нельзя обойти стороной и работы В.А. Змеева, изучающие проблемы модернизации системы высшей школы России в последней четверти XIX в. Автором, в частности, подробно проанализирован Университетский Устав 1884г. и последствия Александровских реформ в системе высшего образования в стране.2

Определенный интерес, в свете заявленной темы исследования, представляет коллективная монография «Развитие отечественной высшей школы в XVIII – XX вв.».3 На основе подробного анализа уставов 1863 и 1884 гг., деятельности министров просвещения, их вклада в университетское образование России, авторам удалось охарактеризовать развитие высшего образования со времен Петра I до 1917года.

Одновременно, с разработкой общих проблем становления и развития высшего образования на Дону, специалистами разрабатывались и прикладные проблемы, связанные с развитием высшего исторического образования в регионе. В публикациях З.Н. Римской, А.Л. Бойко и Ю.В. Шустовой исследованы зарождение и эволюция археологического образования на Дону и становление донской археологической школы.4 В монографии и статьях А.Г. Данилова были изучены деятельность профессорско-преподавательского состава и студентов Варшавского Императорского университета, исследованы общественно-политические взгляды университетских профессоров. 5

В свете заявленной темы исследования, необходимо выделить работы К.А. Ушмаевой, в которых проанализирована государственная политика в отношении исторической науки, показано состояние исторических дисциплин в высшей школе и выявлена роль исторической науки в формировании общественного сознания.6

Заслуживают внимания очерки и статьи Н.А. Решетовой, в которых наиболее полно освещена жизнь и деятельность интеллигенции юга России в революционный и постреволюционный периоды.7 Необходимо отметить, что автору удалось подробно рассмотреть научную жизнь профессорско-преподавательского состава, а также передать настроения и переживания донских ученых в этот трудный для страны период.

В указанный период продолжали разрабатываться вопросы, связанные с деятельностью главного высшего учебного заведения Донского региона – Ростовского государственного университета (ныне ЮФУ). В монографиях и статьях преподавателей и сотрудников Южного Федерального Университета – А.И. Белоконя, А.А. Пушкаренко, К.П. Краковского и др. раскрываются особенности развития и направления деятельности вуза, в том числе, развития традиций донской исторической школы, исследована деятельность ведущих факультетов университета, к которым относился и исторический факультет РГУ.1 Также в этот период появлялись обобщающие исследования по истории высшего образования на Дону, рассматривающие место классического университета в системе образования на различных исторических этапах.2 Современные работы характеризуются привлечением новых источников, отдельные положения и выводы авторов имеют не только теоретическую, но и большую практическую значимость.


Таким образом, степень научной разработанности заявленной темы, с одной стороны, свидетельствует о наличии значительной историографической базы, на основе которой возможно проведение обобщающего анализа тенденций и характера развития высшего исторического образования на Дону. С другой стороны, недостаточная изученность отдельных аспектов заявленной проблемы, отсутствие комплексных, обобщающих исследований по истории становления и развития высшего исторического образования позволяет поставить заявленную тему в качестве самостоятельной проблемы исследования.

Объектом настоящего диссертационного исследования является высшее историческое образование на Дону в первой четверти XX в.


Предметом исследования выступает процесс становления и развития высшего исторического образования в г. Ростове-на-Дону на протяжении первой четверти XX в.

Целью диссертационного исследования является комплексное изучение процесса становления и развития высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в.

В связи с этим, задачи диссертационного исследования:

- проследить, как складывалась концепция высшего исторического образования в России и на Дону на рубеже веков;

- рассмотреть процесс создания Донских вузов в первой четверти XX в. и их вклад в развитие высшего исторического образования на Дону;

- охарактеризовать особенности развития высшего исторического образования Донского края;

- изучить систему формирования и становления новой советской политики в области высшего исторического образования;

- проанализировать систему организации и управления высшим образованием советским правительством;

- дать сущностную оценку формированию высшего исторического образования на Дону с 1917 г. по 1925 г.

Хронологические рамки исследования охватывают первую четверть ХХ века.

Содержание и структура исторического образования в Донском регионе развивались в соответствии с теми тенденциями, которые характерны для высшего образования в России рубежа веков в целом, и, естественно, испытали все те изменения, которые были вызваны потребностями времени.

С 1917 по 1925 гг. в результате революционных потрясений система университетского образования, в том числе и исторического, подверглась коренной перестройке на новых принципах, в соответствии с иными целями и задачами. Кроме того, высшее историческое образование на Дону после ликвидации ФОНов (1925 г.), на время прекратило свое существование.

Географические рамки.

Пристальное внимание уделяется Донскому краю, а именно: становлению и развитию высшего исторического образования в г. Ростове – на – Дону, в котором только с 1915 года начинает функционировать классический университет.

Теоретическая основа исследования. Идеал тотальной истории, выдвинутый основоположниками школы Анналов и признанный в современной историографии, ориентирует исследователя на всестороннее познание прошлого1. В рамках тотальной истории сформировался ряд направлений современного научного исторического познания. Одним из них является история региона как крупного территориального образования в составе государства или иной территориальной общности, со своими существенными культурно-историческими особенностями, без понимания которых невозможно составить комплексное представление о национальной истории. Другим являются разные тенденции истории ментальностей и культуры, направленные на познание особенностей общественно-исторического сознания, оказывавшего существенное воздействие на социокультурные процессы в разных культурно-исторических сообществах. В этой связи становление и развитие гуманитарного, в том числе исторического, образования в регионе является проблемой, исследование которой позволяет составить представление об особенностях культуры в регионе и о становлении исторического образования как фактора воздействия на гуманитарную культуру и на общественно-историческое сознание.

Методологическую основу исследования составили принципы классической исторической науки – объективность, историзм и системность. Объективность исследования предполагает необходимость построения выводов на строгой фактологической основе, с учетом данных всего комплекса источников, относящихся к процессу становления и развития системы высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в. Принцип историзма предполагает взгляд на изучаемое явление как на феномен истории и культуры своей эпохи. В этой связи становление и развитие высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX в. рассматривается как объективный и закономерный результат социокультурного развития региона и как предпосылка дальнейшего развития гуманитарной культуры в крае. Принцип системности предполагает изучение проблемы с учетом ее места в сложном комплексе социокультурных явлений и процессов своего времени, в качестве неотъемлемой составной ее части.

Исследование поставленной проблемы предполагает использование общенаучного метода соотношения логического и исторического. Общая логика социокультурных процессов в стране в целом и в регионе, которая создавала принципиальную возможность возникновения на Дону высшего исторического образования, находила выражение в воздействии местных особенностей, повлиявших на конкретные формы проявления в условиях Дона этой общей закономерности. Использование историко-генетического метода позволяет проследить процессы, которые привели к зарождению на Дону в то время высшего исторического образования и первым шагам в его развитии. Историко-сравнительный метод дает возможность сопоставить характер деятельности и результаты подготовки специалистов в разных центрах высшего исторического образования на Дону того времени – в университете, на Высших женских курсах, в Археологическом институте. Материал, содержащийся в источниках, позволяет при опоре на историко-типологический метод выделить типологические особенности высшего исторического образования в высших учебных заведениях Дона того времени с их качественными особенностями1, что позволяет увидеть многообразие форм этого образования.

Источниковую базу диссертационного исследования составляют опубликованные и неопубликованные источники.

Среди неопубликованных источников важнейшими являются материалы, хранящиеся в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), ф. 2315 - Министерства просвещения временного правительства 1917 года; ф. Р - 2328 – Подкомиссия по распределению академических пайков при центральной комиссии по улучшению быта ученых при совете народных комиссаров 1919-1922 гг.; Ф. 583 – А.А. Половцева, а также Ф. 227 и 384 в Российской государственной библиотеке, раскрывающий жизнь и деятельность историка Г.Г. Писаревского. В этих фондах отложился комплекс официальных документов: докладные записки, протоколы заседаний Министерства просвещения, дневники и переписка.

При работе над диссертацией были использованы материалы 98 дел 10 фондов Государственного архива Ростовской области (ГАРО) и Центра документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО), в которых содержатся сведения о состоянии материальной базы высших учебных заведений на Дону в начале XX в., о решении кадровых проблем, о работе со студенческим коллективом, об особенности учебно-воспитательного процесса.

Архивные документы, содержащиеся в Государственном архиве Ростовской области (далее - ГАРО) являются основой для раскрытия темы диссертации. Значительный интерес представляют фонды Р-46 - Северо-Кавказский государственный университет, 527- Северо-Кавказский государственный университет, 528 - Ростовские высшие женские курсы, Р-49 - Донской Археологический институт, Р-64 – Северо-Кавказский краевой отдел народного образования (КРАЙОНО), 2613 – Краснянский Михаил Борисович, 2577 – Донской областной комитет по делам музеев и охране памятников искусств, старины, народного быта и природы (Доноблмузей) при Донском областном отделе народного образования. Июнь 1921 – 10 ноября 1923 гг. 865- Совет управляющих отделами правительства Всевеликого войска Донского (ВВД) г. Новочеркасск. 4 мая 1918-начало 1920 гг., 861- Войсковой круг области Войска Донского. Первый, второй и третий созывы. Г. Новочеркасск. 26 мая 1917 г- 12 февраля 1918 г. Войсковой круг Всевеликого Войска Донского. Четвертый созыв. Г. Новочеркасск. 15 августа 1918 г-начало 1920 г. В изученных фондах содержатся документы и материалы, характеризующие зарождение и становление исторической науки на Дону в дореволюционный и советский периоды.

В качестве источников привлекались документы Центра новейшей документации Ростовской области, а именно Фонд 4 – Донской областной фонд РКП (б). Здесь наиболее подробно показана университетская жизнь в период с 1920 по 1924 гг. В материалах представлена жизнь Донского университета и факультета общественных наук в советский период.

Существенный пласт неопубликованных источников по данной проблеме составляют личные дела студентов, которые закончили Донской государственный университет и Донской Археологический институт, так или иначе, связали свою дальнейшую жизнь с исторической наукой – это документы фондов Ростовского областного музея краеведения (РОМК) и Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника (СИАМЗ): личные дела археологов – Георгия Александровича Иноземцева, Бориса Владимировича Лунина, организатора Старочеркасского музея им. Степана Разина, слушательницы Донского Археологического института - Анны Митрофановны Гриневой.

Таким образом, архивные документы, являясь основным источником диссертационного исследования, помогли наиболее подробно рассмотреть развитие высшего исторического образования на Дону в первой четверти XX вв.

Опубликованные источники по теме диссертационного исследования можно разделить на 4 группы: официально-документальные, делопроизводственную документацию, произведения политических деятелей и материалы центральной и донской периодической печати.

Важную роль для выяснения ряда аспектов исследуемой проблемы играют официально-документальные источники. Это императорские законодательные акты, тексты университетских уставов, сборники документов и текущих нормативных актов. Рассмотреть особенности формирования системы высшего образования на Дону и выявить результативность реформ высшей школы удалось, благодаря вычленению необходимой социально-экономической информации, содержащейся в таких изданиях, как: Устав Императорского Варшавского университета, Университетский устав 1863 г., Устав женских учебных заведений ведомства учреждений Императрицы Марии 1855 г., Свод законов Российской Империи, Университетский устав 1884 г.1

Значительный интерес представляет «Сборник приказов по ведомствам правительства Всевеликого Войска Донского 1919 г.»2, в котором расписаны все его указы, постановления и приказы. Эти материалы конкретизируют политику правительства в области высшего образования на Дону с 1918 по 1919 гг.

Следующую группу источников составляет делопроизводственная документация. Эта группа включает документы, которыми руководствовались вузы в период с 1915 по 1925 гг., учебные планы, программы и объяснительные записки к ним, методические разработки ученых по вопросам преподавания истории в вузе; учебные пособия по общественно-историческим предметам. Сохранились также, опубликованные уставы, протоколы и отчеты Варшавского Императорского университета.3

В качестве источников привлекались труды политических деятелей. Фактический материал, характеризующий позиции известных педагогов и ученых - историков, вовлеченных в процесс преобразования советской школы, почерпнут из эпистолярного наследия, особенно относящийся к деятельности М. Н. Покровского.4

Одно из ведущих мест в комплексе материалов принадлежит наследию В. И. Ленина5, его соратников, а также чиновников Наркомпроса, ученых и преподавателей, т. е. всех, кто был причастен к теоретическому обоснованию новой концепции школьного исторического образования, становлению новой системы преподавания истории в школе. К этой группе относятся: публицистика, переписка, мемуары.

Источниками, содержащими ценный материал по данной теме исследования, являются материалы центральной и донской прессы.

Для избранной темы представляют интерес газеты «Варшавские университетские известия», «Известия Донского государственного университета», «Известия Северо-Кавказского государственного университета», «Исторический вестник». Особое внимание уделялось газетам Юга России: «Приазовский край», «Вечернее время», «Дон», «Донские ведомости», в которых обсуждалась работа и проводимые мероприятия Донских вузов в рассматриваемый период.

Комплексное изучение и использование в диссертационном исследовании различных видов источников позволило получить обширную информацию, необходимую для изучения процессов реформирования высшего исторического образования в рассматриваемый период.

Научная новизна заключается в том, что высшее историческое образование на Дону в первой четверти XX в. впервые исследуется в данной работе в качестве самостоятельной проблемы, рассматриваемой в контексте культурной, социальной, политической жизни России и Дона. Наиболее существенные результаты, определяющие личный вклад автора в исследовании проблемы, следующие:

1. Проведенное исследование показало, что система высшего образования в стране была централизована, следовательно, вузы Донского региона подчинялись основным направлениям государственной политики и зависели от политического курса правительства. Становление исторической науки и образования на Донской земле и России рассматриваются как единый процесс развития и передачи исторического знания.

2. С позиции современного состояния исторической науки выявлен характер взаимодействия правительства и университетов в вопросах развития высшего исторического образования.

3. Доказано, что высшее историческое образование на Дону существовало, а подготовка историков в университетах Донского края в первой четверти XX вв. составляла неотъемлемую часть российской университетской образовательной системы.

4. Научной новизной отличаются материалы, характеризующие деятельность преподавателей. Благодаря профессорско-преподавательскому составу Донского университета, Донского Археологического института, Высших женских курсов историко-филологического факультета был накоплен значительный потенциал высшего исторического образования в регионе.

5. В научный оборот введен большой массив источников, позволяющий рассмотреть состояние высшего исторического образования с позиций социальной истории. Автором рассмотрена жизнь преподавателей и студентов, являющихся основными лицами в системе высшего исторического образования.

6. Выявлена одна из особенностей развития высшего исторического образования на Дону. Донской регион и его высшие учебные заведения значительно позже, чем Центральная Россия, почувствовали все требования новой советской власти к высшему образованию, в том числе, историческому. В результате, несмотря на смену идеологических и методологических установок, в системе высшего исторического образования на Дону продолжало существовать то информационное и интеллектуальное пространство, которое обеспечило преемственность организационных и научных стандартов в период уничтожения исторических факультетов в 1920-е годы и замены их факультетами общественных наук и быстро воссозданными после ликвидации последних.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что его автором был введен в научный оборот массив новых архивных материалов по проблемам развития высшей исторической школы на Дону в 1915 – 1925-е гг., на основе которого осуществлен комплексный анализ преобразований, происходивших в высшей школе. В известной степени, работа восполняет пробел в изучении истории становления вузовского исторического образования на Дону в рассматриваемый период.

Итоги исследования определяются возможностью использования результатов работы при подготовке общих и специальных учебных курсов по истории высшего образования Донского края.

Апробация работы. В процессе работы над диссертацией промежуточные результаты, полученные автором, были представлены на кафедре Отечественной истории Педагогического института Южного Федерального Университета, а также на научных конференциях, публикациях в научных сборниках и отдельных изданиях.

Структура диссертации определена целями и задачами, логикой исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Основное содержание диссертации.

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее изученности, формулируются цели, задачи, предмет и методологические принципы исследования, дается обзор источников и литературы, определена научная новизна, а также практическая значимость диссертации.

В главе I – «^ Высшее историческое образование в России в последней четверти XIX - начале XX вв.» анализируются основные направления развития высшего исторического образования в России и показан процесс оформления исторического образования в стройную систему. Глава состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Основные направления развития высшего исторического образования в России» посвящен становлению исторической науки в России в последней четверти XIX – начале XX вв.

В последней четверти XIX до начала XX вв. отношение к исторической науке, как и высшей школе, претерпело существенные изменения. Поворот в политике самодержавия произошел в 80-е гг., когда многие либеральные достижения устава 1863 г. были аннулированы.

Устав 1884 г. строго регламентировал учебно-воспитательный процесс в университете. Профессорско-преподавательский состав теперь подчинялся университетскому начальству и министерству народного просвещения. Все вузы исторического профиля России основной упор делали на практические занятия. Была введена система специальных курсов на исторических отде­лениях историко-филологических факультетов и предметная система учебного процесса. Количество кафедр историко-филологических факультетов возросло до одиннадцати. На каждом из них полагались кафедры: философии, греческой словесности, римской словесности, истории русского языка и литературы, истории всеобщей литературы, славянской филологии, всеобщей истории, русской истории, истории западноевропейских литератур, церковной истории, теории и истории искусств. К этому времени, главной задачей университетов в подготовке историков стало формирование научного мировоззрения, воспитание в студенте самостоятельного и продуктивного мышления, приучение его к научному отношению к исследовательскому материалу, сообщение основных приемов научной работы в пределах исторической дисциплины. Однако, полностью на практике новый Устав не был реализован.

В главе рассматривается также деятельность историко-филологических институтов и отношение к ним общества. Со страниц педагогической периодики раздавались упреки в том, что институты являются лишь неудачной копией историко-филологических факультетов университетов с небольшой надстройкой для педагогики, методик и практических занятий. Многие педагоги считали эти учебные заведения «никому не нужными».

В итоге автор пришел к выводу - университетское историческое образование в последней четверти XIX в. - начале XX в. представляло собой сложившуюся систему, хотя в ней были нерешенные проблемы, вызванные частой сменой правительственного курса. Опираясь на достижения русской исторической школы, в начале XX столетия шел бурный рост исторического образования в стране.

Второй параграф «^ Археологические институты и Высшие женские курсы в России» раскрывает деятельность Археологических институтов и высших женских курсов историко-филологического направления.

Одной из особенностей развития исторической науки было становление археологии, которая длительное время являлась прикладной наукой.

В параграфе обосновывается вывод, что археологические институты, исторические общества и конгрессы также значительно способствовали развитию исторической науки.

23 мая 1866 г. было создано Русское историческое общество (РИО) при Петербургском университете, деятельность которого сосредотачивалась и развивалась в трех направлениях. Первое – издание «Сборника Императорского русского исторического общества. Второе – издание «Русского биографического словаря». Третье – деятельность, направленная на правильную постановку архивного дела в губернских и уездных центрах России. За первые 7 лет своего существования РИО выпустило 12 томов «Сборника», из них 4 были полностью посвящены царствованию Екатерины II.

В диссертации выделены аспекты становления и развития Высшего женского образования.

Проведенные обобщения позволили заключить, что Высшее женское образование в силу консервативной политики правительства встречало на своем пути массу препятствий, которые оно медленно, но все же преодолевало, показывая всему обществу свою перспективность, тем самым, заставляя правительство идти на открытие Высших женских курсов, наряду с Москвой и Санкт-Петербургом, в других крупных университетских городах Российской Империи.

В главе II – «^ Формирование исторического образования в высших учебных заведениях Дона в первой четверти XX в.» на основе широкого круга источников, прослежена структура зарождения высшего исторического образования в Донском регионе. Глава состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Варшавский императорский университет и его роль в становлении высшего исторического образования на Дону» рассматривается перевод Варшавского императорского университета в г. Ростов-на-Дону. Показана работа, управление, состав данного университета на Донской земле.

С 17 сентября 1915 г. по 1 января 1916 г. был осуществлен переезд университета в Ростов.

В Ростове-на-Дону были созданы и открыты те же учебно-вспомогательные структурные подразделения университета, что и в Варшаве: библиотека, семинарские библиотеки на каждом факультете для проведения практических занятий, кабинеты; астрономическая обсерватория, различные лаборатории; приступили к созданию ботанического сада. На базе ростовских больниц открыты клиники медицинского факультета. Внутриуниверситетская жизнь регламентировалась тем же, что и в Варшаве, уставом. Сохранена вся структура управления: ректор, проректор, совет и правление университета, деканы, факультетские собрания.

Как и в Варшаве в его состав входило 4 факультета: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. Историко-филологический факультет делился на 3 отделения: славяно-русское, классическое и историческое.

Основные направления учебной и научной деятельности гуманитарной школы региона были заложены профессорами и преподавателями историко-филологического и юридического факультетов Варшавского университета. Структура преподавательского состава осталась прежней. Она делилась на «старших» (ординарные и экстраординарные профессора) и «младших» (доценты, приват-доценты, лекторы, проректоры, хранители музеев и т.д.).

В мае 1917 г. Временное правительство постановило: учредить в районе городов Ростова и Нахичевани-на-Дону университет в составе четырех факультетов: историко-филологического, юридического, физико-математического и медицинского и присвоить этому университету наименование «Донской». Это было не формальным переименованием, а отражением новых реалий. После переезда университета в Ростов заметно изменились социальный и национальный состав студентов, профессиональная структура его выпускников.

В целом же, архивные документы позволили автору констатировать, что эвакуация университета из Варшавы в Ростов-на-Дону была вынужденная, сопровождавшаяся как внешними, так и внутренними факторами. Безусловно, переехав в Ростов, университет сразу же потерял свою грандиозность и помпезность, которую он имел в Варшаве. В новом городе университет разместился в не предназначенных для образовательной деятельности условиях. С начавшейся вскоре революцией 1917 г., последовавшей за ней гражданской войной и разрухой в стране, эти неудобства в университете оказались практически не заметны. Необходимо учитывать, что в результате перемещения огромной университетской структуры мы сталкиваемся с феноменом, когда отдельный регион, едва ли не единовременно, обретает как интеллектуальную, так и организационную структуру классического высшего образования в уже готовом виде.

Во втором параграфе «Становление и развитие историко-филологического факультета в Донском университете» показана деятельность нового вуза и его историко-филологического факультета.

Историко-филологический факультет Донского университета в г. Ростове - на - Дону, существовал с 1915 г. Первый набор студентов на факультет проходил осенью 1915 г. Несколько раз факультет менял название.

На историко-филологическом факультете существовало 9 кафедр: философии, римской словесности, сравнительной грамматики славянских и других родственных языков, русского и церковно-славянских языков, истории русской литературы, истории всеобщей литературы, славянской филологии, всеобщей истории и русской истории.

С каждым годом сотрудники и преподаватели расширяли план работы своего факультета. К 1920 г. здесь читалось 118 курсов. Вводились новые дисциплины по социологии, истории, материальной культуре Западной Европы и России, истории социализма и социальных учений. На романо-германском отделении читались новые дисциплины: вульгарная латынь, старофранцузский язык, румынский язык, латинская палеография, готский язык и другие. Кроме того, на факультете возобновило работу «Общество истории, филологии и права», которое было и в Варшаве. На базе факультета были созданы научные общества, и одним из них являлся студенческий криминалистический кружок правового отделения. Преподаватели университета А.А. Миллер, С.А. Вязигин, А.И. Яцимирский вели активное археологическое изучение городищ по Нижнему течению Дона. Историко-филологический факультет имел свой кабинет истории искусств, кабинет средневековой истории и палеографии, кабинет истории русской литературы и др.

В работе освещена, деятельность прибывших в Ростов-на-Дону преподавателей, среди которых было немало крупных ученых: Николай Николаевич Любович, Федор Федорович Зигель, Александр Михайлович Ладыженский, Иоканний Алексеевич Малиновский, Леонид Николаевич Беркут, Александр Михайлович Евлахов, Владимир Владимирович Есипов, Евгений Александрович Бобров, Георгий Захарьевич Кунцевич, Григорий Григорьевич Писаревский, Александр Иванович Яцимирский.

В параграфе объясняется, что Донской регион и его высшие учебные заведения, позже, чем Центральная Россия, узнали все требования новой советской власти к высшему историческому образованию. В мае 1918 г. на Дону разгорается гражданская война. В это же время формируется контрреволюционное краевое правительство – Правительство Всевеликого Войска Донского (ВВД) в г. Новочеркасске. При правительстве был создан Отдел Народного просвещения. Этому отделу подчинялись все высшие, средние и низшие учебные заведения, находящиеся на территории ВВД. Но, по большому счету, Войсковому правительству, занятому в годы Гражданской войны борьбой с Красной Армией, было не до университета. Что касается высшего исторического образования, то повседневная университетская жизнь историко-филологического факультета продолжилась в том же размеренном темпе, как и до революции. Продолжались чтение лекций и практические занятия под руководством ряда видных и уважаемых в научных кругах профессоров.

Третий параграф «Донской Археологический институт» раскрывает деятельность данного высшего учебного заведения, в задачи которого входило распространение в широких слоях населения знаний по археологии, истории искусств и археографии со всеми сопредельными дисциплинами.

В Донском Археологическом институте уже была научная база Донской школы археологии, но для полноценной археологической деятельности ее уровня было явно не достаточно, поэтому преподаватели, желая придать деятельности нового ВУЗа значимость и важность, приступили к проведению большой организационно-хозяйственной работы по подготовке к началу учебных занятий и открытию вуза.

Институт имел два отделения: истории искусств и археологии. Курс был трехгодичный, два первых года читались лекции по программе института, третий год предназначался специально для практических занятий по одному из предметов, избранных слушателем, и для самостоятельной научной работы под руководством профессоров.

В отличие от историко-филологического факультета судьба сопутствовала Донскому Археологическому институту. Он не был закрыт, а, наоборот, в нем в 1920 г. были открыты еще два новых отделения — этнографии и археографии.

Институт открыл в помощь слушателям свою библиотеку, музей. Появился кабинет научно-вспомогательных средств, фотолаборатория, реставрационная мастерская. Донской Археологический Институт приобретал многие предметы древностей, необходимые для специализированного изучения. Это бронзовые наконечники, браслеты, стрелы, глиняные горшки, ручки от сосудов, шила и т.д., которые служили наглядным материалом на многих практических занятиях. В летние сезоны институт вел показательные археологические раскопки. В это же время готовился к печати первый том трудов Донского Археологического института.

Вскоре институт, по желанию преподавательского состава, сохранив свое старое значение, был переименован в Институт культуры.

Однако в 1922 г., в связи с сокращением высших учебных заведений юга России, перспективный институт был закрыт, а его имущество передано Университету.

Четвертый параграф «Высшее женское историческое образование» обращает внимание на перевод вместе с Варшавским Императорским университетом Высших женских курсов и их деятельность на Донской земле.

Высшие женские курсы состояли в ведении Министерства Народного Просвещения и давали высшее образование университетского характера по факультетам: физико-математическому, историко-филологическому и юридическому.

Высшие женские курсы при историко-филологическом факультете имели 2 отделения: славяно-русское и историческое. Курс был 4 - х годичным. Программа преподавания на историческом отделении предусматривала лекции по Древней русской истории, Истории средних веков, Истории Западной Руси и Новой русской истории. Кроме того, преподавались на историческом отделении и филологические предметы: история Древнерусской литературы, логика, введение в славяноведение и др. Славяно-русское отделение работало по отдельной программе. Лекционные и практические занятия проходили по французскому, английскому, древнему церковно-славянскому языкам, по истории арабского языка и др.

Многие преподаватели и слушательницы Высших женских курсов организовывали научно-просветительскую работу. Так, на историко-филологическом факультете Высших женских курсов был создан кружок «Истории и культуры», естественно - исторический кружок. Было создано «Бюро труда», основной целью которого был поиск работы для слушательниц Высших женских курсов.

Анализ архивных документов привел автора к заключению о том, что спрос на высшее женское образование в г. Ростове-на-Дону оказался чрезвычайным: количество слушательниц превзошло все ожидания.

Период между Февральской и Октябрьской революциями, волна забастовок и напряженная политическая обстановка в стране были наиболее сложным временем для Высших женских курсов. Прекратилось государственное субсидирование высшей школы, что поставило университет на грань финансового краха и послужило массовому уходу студентов и преподавателей. Имущество подвергалось порче, разрушению и расхищению. Окончательная точка над существованием Высших женских курсов была поставлена в 1920 г., когда они были объединены с Донским университетом. Эта ликвидация положила конец раздельному обучению мужчин и женщин в высших учебных заведениях

В главе III «^ Развитие высшего исторического образования на Дону в первые годы советской власти» анализируется политика советского правительства в области высшего исторического образования. Глава состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Политика советского правительства в формировании новых принципов исторического образования (1917-1925 гг.)» раскрывает главные мероприятия советской власти по превращению всех учебных заведений в орган воспитания народных масс преданности марксизму и коммунизму.

Уже в конце 1918 г. пошел процесс закрытия «старых» юридических и историко-филологических факультетов, признанных новой властью «факультетами ненужных вещей».

В марте 1919 г. Коллегией Наркомпроса РСФСР было утверждено Положение о факультетах общественных наук (ФОН). ФОНы должны были создаваться взамен юридических факультетов и исторических отделений историко-филологических факультетов университетов.

В обычную структуру факультета общественных наук входили три отделения: экономическое, правовое и общественно-педагогическое.

За годы своего существования ФОНы (1919-1925 гг.) проделали значительную работу по внедрению марксизма в историческое образование. Учебные программы и планы принципиально отличались от дореволюционных.

Изучив пакет правительственных постановлений, автор констатировал, что многочисленные, и, не всегда оправданные реорганизации, причинили немалый урон, как самой подготовке кадров историков, так и исторической науке в целом. Они привели к понижению уровня преподавания истории, а значит, и квалификации выпускников советских вузов.

Во втором параграфе «Развитие Донского государственного университета в 1920-1925 гг.» рассматривается реорганизация высшей исторической школы на Дону.

Реорганизация факультетов нанесла смертельный удар по историко-филологическому факультету, который не соответствовал новой коммунистической идеологии и как элемент старого режима был в этом же 1920 г. закрыт. Его наследником стал созданный факультет общественных наук с двумя отделениями: правовым и общественно - педагогическим. Теперь больше внимания уделялось практическим занятиям, чем лекционным. Кроме того, начатая в 1920 г. реформа вуза имела своим ближайшим следствием пересмотр учебных планов в смысле уничтожения многопредметности, достижение более определенной специализации и общего сокращения длительности курса. Была выработана четкая структура перевода студентов историко-филологического факультета на соответствующие отделения факультета общественных наук.

Кроме общих дисциплин, обязательным минимумом для зачетов по курсу истории ВКП (б) необходимо было знать работы И.В. Сталина «О Ленине и ленинизме», «К вопросам ленинизма», «История РКП (б). Краткий очерк». Дисциплина «Основы Ленинизма» была в каждом триместре и являлась одним из главных предметов. Лекции проводились не более двух часов по каждому предмету, а остальные учебные часы посвящались практическим занятиям и студийной проработке научных и законодательных вопросов.

Все задачи на будущее Донского университета строились на «политической самопереподготовке научных работников. Большое внимание уделялось культурно-воспитательной работе среди беспартийных масс студенчества, путем организации клубов и «ленуглов». Происходило привлечение студентов коммунистов для работы в производственных рабочих ячейках. Формой объединения считались факультетские профсекции и организовывалось также общевузовское межсоюзное объединение, связанное с Донсовпрофом.

Проводимая советским правительством политика привела к тому, что, все больше преподавателей университета, не выдержав своего нищенского и унизительного положения, покидали навсегда не только стены университета, но и свою страну, которой они отдавали все свои силы, а оказались ей ненужными. Многие преподаватели, в силу антисоветских высказываний в своих статьях, становились серьезными противниками в идеологической борьбе с новой властью. Видя, как большевики укрепляют свои позиции, они поспешили эмигрировать за границу. Некоторые из них возобновили свою деятельность в иностранных университетах, благодаря своей мировой известности. Те же, из преподавателей, кто, будучи патриотами своей Родины, остались в России, были вскоре подвергнуты арестам и заключению, а то и расстрелу, из-за своего происхождения и отношения к революции и советской власти. С признанием советской власти было связано продолжение профессиональной научной и преподавательской деятельности, что позволяло не допустить прерывания научной традиции, разрушения научных школ, исследовательской базы, научной деградации. Поэтому многие преподаватели жили по принципам советской власти, видя в этом крайний способ сохранения для будущих поколений того опыта и научного потенциала, который историческая наука накопила за годы существования Российской империи.

В итоге, автор пришел к выводу, что все изменения в сети гуманитарных вузов и структурные перестройки, предпринятые Советской властью на Дону в начале 20-х гг., были вызваны нехваткой средств и отсутствием достаточного числа марксистских кадров, которые обеспечили бы прямое влияние Коммунистической партии на донское студенчество.

В заключении диссертации содержатся выводы, вытекающие из всего комплекса изученных материалов. В частности, отмечаются следующие ключевые позиции.

Историческое познание более, чем какая-либо другая сфера интеллектуальной деятельности открыто общественным влияниям и не может не реагировать на тот социальный контекст, в рамках которого ему приходится развиваться. Этот контекст, неизбежно представляющий собой тесную взаимосвязь экономики, политической самоорганизации, культуры и, в конечном итоге, ментального состояния социума, приводит либо к консервации образовательных процессов, либо к их радикальному изменению. Такое влияние наглядно проявилось и в процессе формирования и развития высшего исторического образования на Дону в рассматриваемый период.

Особенностью становления высшего исторического образования на Дону является отсутствие вплоть до начала ХХ века университетских традиций в целом. Их возникновение было связано исключительно с условиями военного времени и, в частности, эвакуацией в Ростов-на-Дону Императорского Варшавского университета.

В результате перевода одного из старейших университетов Донской регион получил уже готовое высшее учебное заведение со своим уставом, учебными планами и программами, библиотекой, научными кабинетами. Однако, что не менее важно, регион получил возможность в короткий срок впитать, как уже было сказано выше, традиции именно классического образования, его многогранную культуру и принципы самоорганизации. Исторический опыт Варшавского университета, его историко-культурные традиции, уроки университетского образования, судьбы профессорско-преподавательского корпуса дали замечательные всходы на южно-российской почве. Благодаря Варшавскому университету, на Дону была заложена база для развития классического университетского образования.

Другой особенностью формирования и развития высшего исторического образованию на Дону явилось то, что вновь обретенному классическому университету пришлось в полной мере испытать влияние тех социальных трансформаций, которые потрясли страну в ходе мировой и гражданской войн и революции. И, несмотря на организационные трудности, быстро сменяемые идеологические ориентиры, неизбежный в таких условиях интеллектуальный и нравственный релятивизм, высшее историческое образование на Дону сумело сохранить лучшие традиции дореволюционного классического исторического образования. Процесс подготовки специалистов-историков в любых условиях отличался сложностью и насыщенностью, предусматривал изучение большого числа предметов. На историческое отделение историко-филологического факультета Донского университета шли по-настоящему увлеченные, любознательные молодые люди, чей интерес к гуманитарным наукам преодолевал трудности и предубеждения. Особенно следует отметить колоссальное увеличение числа студентов из казачьей среды, до этого, в массе своей, не имеющей традиций тяги к высшему, тем более, гуманитарному образованию. Развитие специализации на историко-филологических факультетах позволило сохранить профессиональную направленность в подготовке специалистов-историков, сконцентрировать преподавание исторических дисциплин с их более глубоким изучением источников.

Кроме того, следует предположить, что успешная инкорпорация традиций высшего классического образования в донской регион была бы вряд ли возможна без образования здесь соответствующей культурной «почвы». Образовательная и подвижническая деятельность различного уровня педагогов, любителей, просто просвещенных людей сделала возможным создание собственной научной и научно-методологической школы, каковой, без сомнения, стала донская археология. В сочетании с научными и методологическими традициями классического образовательного учреждения, изучение древнейшей и средневековой истории Донского края в кратчайшие сроки было поставлено на серьезную научно-методологическую основу, вследствие чего и возникла как донская школа археологии, так и ее организационно-учебное воплощение – Археологический институт.

Отражением общественных процессов, происходящих на образовательном пространстве России в целом в первой четверти ХХ века, стало возникновение и развитие высшего женского образования на Дону. Как и в России, женское образование в Донском регионе осуществлялось посредством организации Высших женских курсов в последние предреволюционные годы. Женские курсы на Дону были единственными, где девушки могли получить высшее образование престижного учебного заведения, поэтому сюда стремились поступить все те, кто хотел учиться. Квинтэссенцией всех процессов, связанных с особенностями развития высшего, в том числе женского, образования на Дону стало слияние Высших женских курсов с Донским университетом.

Таким образом, инфраструктура, содержательное, интеллектуальное, научно-методологическое и социокультурное пространство, возникшее на Юге России в результате инкорпорирования сложившейся классической образовательной структуры, заложили, по сути, комплекс высшего исторического образования в данном регионе, определили этапы и сущность развития высшей школы исторического образования на Дону и во многом создали те историко-корпоративные традиции, на которых зиждется современная донская гуманитарная наука.

^ В приложении приводятся статистические данные, иллюстрирующие некоторые положения работы.

Положения и выводы диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Роль Донского Археологического института в развитии науки и культуры Донского края (1918-1922 гг.) // Известия Вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки 2008. № 3. С.49-52. (журнал, рекомендованный ВАК).(0,4 п.л.)

  2. К истории Варшавского университета. // Тезисы студенческой конференции. Ростов - на – Дону. РГПУ. 2005. С.187. (0,1 п.л.)

  3. Деятельность высших женских курсов в России в конце XIX в.// Известия АМИ. Выпуск 40.- Ростов н/Д.: Изд-во Рост. Пед. Ун-та, 2006. –С. 101-104. (0,25 п.л.)

  4. Особенности развития высшего исторического образования на Дону в конце XIX – в первой четверти XX века. // Известия АМИ. Выпуск 1.- Ростов н/Д.: Изд-во Рост. Пед. Ун-та, 2008. –С. 80-84. (0,4 п.л.)

  5. Выпускники Донского Археологического института. // Вопросы Южнороссийской истории. Выпуск 14. Москва; Армавир – 2008. С.114-117. (0,4 п.л.)

  6. Становление и развитие историко-филологического факультета в Донском университете. // Проблемы Отечественной и зарубежной истории: мнения, оценки и размышления. Выпуск 10. Пятигорск. 2008. С. 317-322. (0, 4 п.л.)

  7. Этапы становления и развития высших женских курсов в России и на Дону в конце XIX - начале XX в. // Тезисы студенческой конференции. Ростов - на – Дону. ПИ ЮФУ. 2008. С.225-226. (0, 1 п.л.)




1 Вернадский В.И. Высшая школа в России. Ежегодник «Речи» на 1914 г. М. 1915.

2 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. – СПб., 1902; Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности министерства народного просвещения. 1802 – 1902. – СПб., 1902

3 Университетский вопрос в 1906г. Статьи проф. Е.Ф. Зеленского. С-Пб.1906.

4 Кольцов Н. К университетскому вопросу. – М., 1908.

5 Фальборк Г. Чарнолусский В. Настольная книга по народному образованию. Т.3. СПБ. 1901.; Фальборк Г. Чарнолусский В. Начальное народное образование. // Народное образование. 2000. №10.

6 Страннолюбский А. Статистика образования. Итог наших расходов на народное образование // Образование. 1896. № 7 – 8; Он же. Женское образование в России // Образование. 1894. № 10.; Он же. О женском профессиональном образовании // Образование. 1896. № 3; Волконский С. Высшее образование женщин в России // Образование. 1893. № 7 – 8; Вахтеров В., Каптерев П. Новая русская педагогия, ее главнейшие идеи, направления и деятели // Образование. 1899. № 1.

1 Кузьмин К.В. Основные тенденции в развитии женского образования в России. //Образование, 1897. №10.

2 Антонов-Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне. Т.1-4. М. 1924.; Невский В.И. Как образовалась советская власть и что ею сделано за три года. М.1920.

3 Ефременко Л.М. Каковы задачи Донского госуниверситета.// Молот. 1925. 25 марта.; Вязигин С.А. Археологические раскопки на Елизаветовском городище в 1928 г. // Заметки Северо-Кавказского краевого общества археологии, истории и этнографии. Кн. 1.т.3. Вып. 5-6. Ростов-на-Дону. 1929.; Миллер А.А. Археологические работы Северокавказской академии истории материальной культуры в 1927- и 1929 гг. // Сообщения Российской академии истории материальной культуры 1929.


1 Кафтанов С.В. Высшее образование в СССР. М. 1950; Катунцева Н.М. Возникновение рабочих факультетов и их роль в формировании кадров новой российской интеллигенции. (1919-1925гг.) М.1955.

2 Козлов К.И. Чебоксаров Н.Н. Этнография в Московском университете. // Советская этнография 1955. №2.; Лунин Б.В. Из истории русского востоковедения и археологии в Туркестане. Ташкент. 1958.

3 70- летие проф. А.М. Ладыженского // Известия вузов. Правоведение 1962.№1.;Развитие высшего образования на Дону. // Молот. 1959. 4 августа; Беспалова А.Г. Член – корреспондент Академии наук СССР Н.Н. Любович (1855-1935). Ростовский государственный университет. Статьи, воспоминания, документы. Ростов-на-Дону. 1965 .

4 Щетинина Г.И. Университеты в России и устав 1884 года. М.1976

5 Эймонтова Р.Г. Университетский вопрос и русская общественность в 50 – 60 - х гг. Х1Х в. //Вопросы истори. 1989..№2. Она же. Просвещение в России первой половины ХIХ в. //Вопросы истории,1986.

6 Воробьева Ю.С. Общественность и высшая школа в России в начале XX в. М., 1994.

7 Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900- 1917 гг. М.1981.; Она же. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. М.1980;

1Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР, вторая половина XIX в. М.1976.; Бутягин А.С. Салтанов Ю.А. Университетское образование в СССР. М.1957.

2 Гусятников П.С. Первый в России женский университет. // История СССР. 1966. №5.; Брайнин И. Бестужевские курсы. //Наука и жизнь. 1978.№11.; Брайнин И. О борьбе за право женщин на высшее образование. //Советская педагогика, 1979.№4; Ткаченко П.С. Из истории образования русских женщин. // История СССР 1979.№5.; Иванов А.Е. За право быть студенткой. // Вопросы истории, 1973 .№1.; Твардовская В.А. Идеология пореформенного самодержавия. (М.Н. Катков и его издания). М.1978.

3Фирсова Э.П. Бестужевские курсы – первый женский университет в России. М.1980.

4 20 лет Ростовскому –на – Дону госуниверситету. Ученые записки (Юбилейный выпуск). Ростов –на –Дону.1935.; Дернов Н. Двадцать лет РГУ. // Молот. 1935. 9 октября.; Ковалев М.Г. Ростовский – на -Дону государственный университете. // Вузы Ростовской области 1940.; Родионов В. К новым высотам //Вечерний Ростов. 1959 . 26 октября; Ростовский государственный университет 1915-1965 гг. Ростов-на-Дону 1965.; Лебедев И. К 50-летию университета. // Вечерний Ростов. 1965. 19 июня; Ростовский государственный университет (1915-1985). Очерки под ред. Жданова Ю. А. Ростов-на-Дону.1985 .

1 Белозеров С.Е. Ростовский университет. Юбилейный сборник. 1915-1940. Ростов-на-Дону. 1940.; Он же. Очерки истории Ростовского Университета. РГУ.1959; Он же. Ростовский университет. //Ростовский государственный университет (1915-1965); Статьи, воспоминания, документы. Ростов-на-Дону. 1965.

2 Попова Т.Н. Становление историографии как специальной исторической дисциплины. Воронеж.1996.; Чесноков В.И. Пути формирования и характерные черты системы университетского исторического образования в дореволюционной России.//Российские университеты в XIX - начале XX. Сборник статей – Воронеж.1996.; Чирскова И.М. «Университеты в системе правительственной политики России»// «Российские университеты в XVIII-XX вв.» вып 3. Воронеж.1999. вып. 5.; Глебов А.Г., Виноградов П.Г. об «университетском вопросе» в России начала XX в // Российские университеты в XIX – начале XXв: Сборник статей. – Воронеж.1993.

3 Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начале XX века. M.1991.

1 Иванов А.Е. Русский университет в царстве Польском. // Отечественная история 1997. № 6.

2 Змеев В.А. Высшая школа в России во 2-четверти 19в. // Социально-политический журнал. 1998. №2.;

Он же. Университетский устав 1884 г. // Социально-политический журнал. 1998. № 6.

3 Олесеюк Е.В. Мареев В.И. Куликовская И.Э. Ситько Р.М. Олесеюк А.И. Развитие отечественной высшей школы в XVIII – XXв. Ростов-на-Дону.2007.

4 Римская З.Н. Донской Археологический институт. // Донской временник 1998.; Бойко А.Л. Из истории донской археологии и краеведения в 20- 30 –е гг. XX в.// Рубикон. 2002. Вып. 20.; Шустова Ю.В. Деятельность краеведческих организаций г. Ростова-на-Дону в журнале «Борьба классов». // Рубикон 2009 г. № 53.

5 Данилов А.Г. Университет Варшава – Ростов-на-Дону(1915-1917). «Российские университеты в XVIII-XX вв.» вып 3. Воронеж.1999.; Он же. Интеллигенция Юга России в конце XIX -начале XX века. Ростов-на –Дону. 2000.

6 Ушмаева К.А. Историки и власть на юге России (1917-2000гг). Ставрополь. 2006.; Ищенко В.А. Перковская. Г.А., Топчиева В.И., Ушмаева. К.А. Историческое образование в России: конец XIX - начало XXI в. Ставрополь. 2005.

7 Решетова Н.А. Интеллигенция Дона и революция. М.1998.; Она же. Малиновский И.А: ученый и общественный деятель // Третий этаж 1999.№ 2.

1 Жданов Ю.А. Во мгле противоречий. //Вопросы философии. 1993. №7.; Горшенкова О.А. 80-летие университетского образования на Юге России. // Известия вузов Северо-Кавказского региона. 1995. №4.; Белоконь А.В. Ростовский государственный университет. // Научная мысль Северного Кавказа. 1996. №2.; Пушкаренко А.А. Учреждение Донского университета и его деятельность в 1917-1919 гг. Ростов-на-Дону. 1997.; Краковский К. Нить времени. РГУ. 2003.; Летопись университетской жизни. Ч.1и 2. Ростов-на-Дону. 2003.

2 Сидоров В.С. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. Ростов-на-Дону. т.2. 1994.; Ситько Р.М. Университетское педагогическое образование на юге России: история и современность. Ростов-на-Дону. 2000.; Профессора гуманитарии РГУ. Ростов-на-Дону. 2005г; Подковырина Т.А. Правительство Всевеликого войска Донского и становление народного образования. // Донской юридический институ. Ученые записки. Т.2. Ростов-на-Дону. 1997.; Археология в Ростовском университете (1915-2005). Ростов-на-Дону. 2005.

1 Гуревич А.Я. Уроки Люсьена Февра // Февр Л. Бои за историю. М. 1991. С.522.

1 Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1976. С.176.

1 Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Том 9 – царствование императора Александра III 1884 г. «Университетский устав 1884 г.». Санкт-Петербург 1893..; Свод законов Российской Империи. Т. XI. Санкт-Петербург 1911.; Устав женских учебных заведений ведомства учреждений Императрицы Марии 1855 г.Санкт-Петербург 1855.; Университетский устав 1863 г. Санкт-Петербург. 1863.; Устав Императорского Варшавского университета. Царское село 1869.

2 Сборник приказов по ведомствам правительства Всевеликого Войска Донского. 1919 .

3 Отчет о состоянии Высших женских курсов за 1910-1911гг. в Варшаве. 1912.; Устав общества истории, филологии и права при Императорском Варшавском университете. Ростов – на-Дону.1916.

4 Покровский М.Н.Ленин и высшая школа. Л.1924.; Покровский М.Н. Очерки русского революционного движения XIX - XX вв. М.1924.

5 Ленин В.И. Съезду работников Просвещения. Полное собрание сочинений. Т.45.М. 1967.








Скачать 469,21 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер469,21 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх