И. Вольская Вмире книг Толстого Москва,2008 г Аннотация Великие писатели всегда воплощали в книгах icon

И. Вольская Вмире книг Толстого Москва,2008 г Аннотация Великие писатели всегда воплощали в книгах


Смотрите также:
И. Вольская Вмире книг Бунина Москва,2008 г Аннотация Великие писатели всегда воплощали в книгах...
И. Вольская Вмире книг Тургенева Москва...
Предлагаем Вам список книг, которые поступили в отдел искусства оунб им. Л. Н...
Анализ работы библиотеки общеобразовательной средней школы №160 города Тайги Кемеровской области...
Для меня большая честь писать предисловие к сборнику «100 запрещенных книг: цензурные истории...
В двух книгах
Итоги (Москва), №018, 28 2008, телеграф 18 Квартирный ряд (Москва), №017, 24 2008...
Тема: «Великие русские писатели»...
Указатель книг и статей «Вмире экономики»...
Чем дольше живешь, тем дороже писатели...
Список новых поступлений литературы рельефно-точечного шрифта...
1. Глобальные проблемы современности и пути их ре- шсшш...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
скачать
И. Вольская

В мире книг Толстого

Москва,2008 г

Аннотация

Великие писатели всегда воплощали в книгах свое понимание нравственных основ жизни, а также условий, способствующих или препятствующих воплощению этих основ.

Здесь дается очень краткий пересказ произведений Толстого, а также лучшие подлинные отрывки и них. Тут же мысли по поводу главной сути изображаемых классиком картин и персонажей. Мир его книг показан в связи с нынешней нашей жизнью, ее основами и ее проблемами.

Каждая такая книжка — лишь небольшой отдельный шаг на пути к более близкому знакомству с определенным великим писателем. Серия таких книжек помогла бы русским классикам активнее воздействовать на современное массовое сознание и способствовала бы внедрению в него нравственных ориентиров. Это означает постепенное совершенствование человека и человеческих отношений.

Платон, древнегреческий философ, был прав: «Никакая организация не может быть лучше, чем качества людей, ее составляющих». Без нравственного совершенствования людей не помогут никакие политические и экономические реформы. Массовое исполнение заповедей сделало бы всеобщую жизнь светлей и счастливей.


Лев Николаевич Толстой родился 28 августа (9 сентября) 1828 г. в усадьбе Ясная Поляна близ Тулы. Мать, Мария Николаевна, урожденная княжна Волконская, умерла, когда ему не было и 2-х лет. Потом она всю жизнь представлялась ему самой доброй, самой красивой и самой любимой на свете. В 9-летнем возрасте — потеря отца: Николай Ильич внезапно умер от удара. Воспитательницей осиротевших детей Толстых стала дальняя родственница Т. А. Ергольская. Опекуншей была сначала сестра отца А. И. Остен-Сакен, а после ее смерти — вторая сестра П. И. Юшкова, которая увезла детей в Казань.

В 1844 г. Лев поступил в Казанский университет на восточный факультет, суливший карьеру дипломата, но арабский и турецкий языки не увлекли.

Он перешел на юридический. Скучные занятия по казенной программе... (То же было с Нехлюдовым, героем будущего романа «Воскресение»: «Он вышел из университета не кончив курса, потому что решил, что в университете ничему не научишься...»)

В 1847 г. несостоявшийся студент вернулся в Ясную Поляну, сочтя, что университет своими требованиями мешает «умственному самостоятельному труду». 18-летний юноша составил для себя грандиозный план занятий (об этом рассказано в дневнике). Изучение русского и нескольких иностранных (английского, итальянского, немецкого и французского) языков, а также истории, географии, естествознания, статистики и математики. Занятия музыкой, живописью, практической и теоретической медициной, сельским хозяйством.

Этим не исчерпывались его интересы. Волновала окружающая жизнь с ее проблемами. Отмена крепостного права, отмена телесных наказаний, исполнение хотя бы имеющихся законов — обо всем этом думали передовые люди России. И еще летом 1846 г. явилась вдруг мысль написать книгу: «Что нужно для блага России и очерки русских нравов». Эта книга никогда и не была написана, но мысли о ней, вероятно, повлияли на последующую писательскую деятельность.

Занятия философией привели к тому, что захотелось быть стоиком, вроде древнегреческого мудреца Диогена, который призывал свести до минимума удовлетворение жизненных потребностей. Великий Диоген еще за несколько веков до нашей эры утверждал: «Я богат, потому что мне ничего не нужно». (Может быть и сейчас это высказывание звучит актуально и могло бы пригодиться?)

Но жизнь шла своим чередом. В апреле 1847 г. был оформлен «Раздельный акт между братьями и сестрами Толстыми». Лев Николаевич оказался владельцем крестьян Ясной Поляны и еще ряда имений в Тульской губернии. Тогда, в 40-е годы, владение крепостными по наследству еще казалось необходимостью. Оставалось заботиться о материальном и нравственном состоянии крестьян. Лев Николаевич, как и некоторые его персонажи, пробовал хозяйствовать по-новому и установить с крестьянами дружественные отношения. Но реформы не удались, а Диогеном он так и не стал.

Осенью 1848 г. Толстой поселился в Москве, недалеко от Арбата, и со свойственной ему способностью безоглядно увлекаться ринулся в «безалаберную жизнь». Особенно его увлек «процесс истребления денег» за карточным столом.

Молодой человек «без службы, без занятий, без цели» отчаянно и бесшабашно тратил время, здоровье, средства.


Каким надо быть, чтобы преуспевать в свете? Что наиболее престижно в обществе?

В дальнейшем Толстой показал это в повести «Юность». Для главного героя «Юности» Николеньки Иртеньева существуют люди «порядочные» и «непорядочные». Что свойственно человеку «порядочному» (comme il faut)? Прежде всего хороший французский язык, затем ногти длинные и чистые и непременно — «уменье кланяться, танцевать и разговаривать». Настоящего светского человека отличало еще очень важное свойство: «равнодушие ко всему и постоянное выражение некоторой изящной, презрительной скуки».

В отличие от множества «светских львов», беспечно заполонявших гостиные, Толстой не сразу, но сумеет понять, что вся эта изящная претенциозность реальной пользы людям не приносит и не делает ничью жизнь светлей.

Вот он вдруг уезжает от светских приятелей в Петербург. Ему показалось, что там нет безделья: «все заняты, все хлопочут». Но он и там не удержался от «прожигания жизни» и за несколько месяцев столько наделал долгов, что потом несколько лет их пришлось выплачивать. Он писал брату Сергею Николаевичу в мае 1849 г.: «Бог даст, я и исправлюсь и сделаюсь когда-нибудь порядочным человеком...»

Часто Ясная Поляна превращалась в цыганский табор. Бессонные ночи, песни, пляски, безоглядная удаль. Первый литературный замысел Толстого — «Повесть из цыганского быта». Но лишь через 50 лет он напишет о вдохновенном цыганском пении в пьесе «Живой труп».

Многие увлекались цыганским пением (брат Льва Николаевича Сергей даже выкупил из хора цыганку Машу и в дальнейшем на ней женился).

Бестолково и шумно пролетала жизнь молодого, сильного, талантливого человека. Цыгане, карты до утра, поездки в Тулу, Москву, Петербург. Ресторанные кутежи, визиты в аристократические дома... И постоянные размышления, стремление понять что-то главное в жизни.

В мае 1851 г. он все бросил и уехал на Кавказ. Поступил на военную службу, воевал. Потом перешел в Дунайскую армию, воевавшую с турками.

За несколько лет на Кавказе он написал повести «Детство» и «Отрочество»; стали также появляться его первые рассказы. Так хотелось понять странную противоречивость человеческой души, людские страдания, поступки!

Еще в 1852 г. Толстой обозначил цель своей жизни: он не мечтает о литературной славе («славы я не хочу и презираю ее»), но жаждет «принимать большое участие в счастии и пользе людей». (Это и сейчас актуально. Чтобы откликнулись лучшие стороны читательской души, книга не должна ориентироваться на коммерческий и прочий успех.)

Человек явно необычный. Еще в Казани он составлял для себя правила. Например: «Ищи в других людях всегда хорошую сторону, а не дурную». В день рождения 28 августа 1852 г. он писал в дневнике: «Мне 24 года, а я еще ничего не сделал». Через год все то же: «Ничего не делал... Жизнь с постоянным раскаянием — мука!» Снова прошел почти год и вот запись: «Ежели пройдет 3 дня, во время которых я ничего не сделаю для пользы людей, я убью себя».

В 1854 г. он приехал в осажденный Севастополь и сражался там до конца осады, причем свыше месяца — в самом опасном месте, на четвертом бастионе.

В «Севастопольских рассказах» показана война «не в правильном, красивом, блестящем строе», а «в крови, в страданиях, в смерти».

И значительную часть повести «Юность» Толстой написал в четвертом бастионе в Севастополе в редкие часы затишья.

В 1855 г., после падения Севастополя, Толстой приехал в Петербург, познакомился с известными литераторами, а в 1856 г. вышел в отставку.

И вот первое заграничное путешествие. Он посетил за полгода Францию, Швейцарию, Италию, Германию, за границей продолжил работу над произведениями, начатыми раньше, и написал новый рассказ, «Люцерн», о буржуазной европейской цивилизации.

Вернувшись в Россию, он занимался литературой, а в 1859 г. на свои средства открыл в Ясной Поляне школу для крестьянских детей. В середине 1860 г. снова поехал за границу познакомиться с постановкой народного образования и увидел там немало формализма, зубрежку, отсутствие свободы для учащихся.

Зато были интересные встречи. В Лондоне он встретился с Герценом, слушал лекцию Ч. Диккенса о воспитании, в Брюсселе познакомился с Прудоном.

Когда Лев Николаевич вернулся в Россию, крепостное право было только что отменено. Он давно осознал несправедливость, бесчеловечность крепостного права. Но царский манифест казался ему «напрасной болтовней»: крестьяне остались бесправными, нищими. Создав школу для крестьянских детей и затем педагогический журнал «Ясная Поляна», он думал о методах обучения новых поколений русских крестьян, избавленных от рабства и страшного невежества. Не обошлось без столкновений с полицией. В июле 1862 г. в школу явились жандармы, произвели обыск. Толстой написал письмо царю, но ответа не получил. Школу пришлось закрыть, журнал больше не издавался.

Осенью 1862 г. Толстой женился на 18-летней девочке, Софье Андреевне Берс, дочери московского врача.

Он действительно влюбился, но не все было радостно в их отношениях. Перед свадьбой он дал ей почитать свои дневники, это стало основанием для страшной ревности.

Несмотря на заботы о доме, детях и всевозможные переживания, Софья Андреевна долгие годы была верной помощницей писателя в кропотливой работе над рукописями, от руки многократно переписывая его испещренные поправками гигантские тексты. Она самоотверженно служила ему и детям, отдавала им всю себя.


В конце 1863 г. была начата работа над романом «Война и мир», полностью поглотившая писателя более чем на 6 лет.

Великое произведение мирового уровня! Какое это для писателя напряжение, какой страшный износ нервной системы, психики.

Однажды, увидев, что Софья Андреевна сидя на полу перебирает какие-то тряпки, он сказал:

— Зачем ты сидишь на полу? Встань.

— Сейчас, только уберу все.

— Я тебе говорю — встань сейчас! — заорал он и ушел в кабинет.

Она пошла было за ним, но тихий вопрос: «Левочка, что с тобой?» привел, видимо, его в бешеную ярость.

Сестра Софьи Андреевны Татьяна вспоминала потом эту небольшую домашнюю сцену времен работы над «Войной и миром». Она вдруг услышала, что внизу, где находился кабинет, бьют стекла и кричат: «Уйди! Уйди!» Это Лев Николаевич бросил об пол поднос с кофе, потом сорвал со стены барометр. Он стоял посреди комнаты бледный, губы у него тряслись. «Так мы с Соней никогда и не смогли понять, что вызвало в нем такое бешенство», — заключает свой рассказ Татьяна Андреевна.


Были и другие проблемы. В своей книге Сергей Львович Толстой вспоминал об идейных расхождениях родителей. Когда Лев Николаевич постепенно выработал свое новое мировоззрение, Софья Андреевна не смогла с этим согласиться: «вследствие своего полузнатного происхождения она особенно ценила так называемое велико­светское общество».

К тому же в мире, в котором жил Толстой, брак и собственность были неотъемлемо связаны. А собственность, по мнению Толстого, губила чистоту всех человеческих отношений.

Всю жизнь писательство давалось нелегко. Как противоречивы его впечатления от собственных творений. Какие подчас резкие, гневные, совершенно искренние признания.

«Я писал повесть с охотой, но теперь презираю и самый труд, и себя, и тех, которые будут читать ее... Пишу с таким увлечением, что мне тяжело даже: сердце замирает. С трепетом берусь за тетрадь». То подъем, то отчаяние!

Иногда он с умилением «плакал от души» над тем, что получилось. Иногда вдруг убеждался, что «написанное ни к черту не годится».

А в марте 1873 г. был начат новый роман — «Анна Каренина» о жизни русского общества 70-х годов.

И одно за другим — произведения, потрясавшие читателей. В 80–90-е годы — роман «Воскресение», повести «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната», пьесы «Власть тьмы», «Живой труп», «Плоды просвещения».

Критический беспощадный анализ жизни общества, переоценка многих социальных и моральных его основ...

«Со мной случилось то, что жизнь нашего круга — богатых, ученых — не только опротивела мне, но потеряла всякий смысл... — писал Толстой в «Исповеди» еще на рубеже 70­ х и 80-х годов. — Действия же трудового народа, творящего жизнь, представились мне единым, настоящим делом».

В стране ломался прежний уклад, освобожденные от крепостной зависимости крестьяне бежали в города. С помощью их дешевого труда строились железные дороги, заводы, фабрики...

В «Исповеди» и затем в трактате «Так что же нам делать?» Толстой писал о своем разрыве с господствующими классами.

Он мог порой ошибаться, блуждать, но всегда был безоглядно правдив и смел.


С 1881 г. семья, в которой было уже 8 детей, жила в Москве. Купили дом, затем перестроили. Над первым этажом появились три высокие комнаты, большой зал, гостиная, диванная и парадная лестница.

В этом доме Толстой прожил почти 20 лет, а на лето уезжал в Ясную Поляну.

С 80-х годов участились в дневниках и письмах Толстого признания о разладе с семьей из-за его нежелания вести «барскую жизнь». Он хотел передать всю землю крестьянам и полностью отказаться от собственности на свои произведения. У Софьи Андреевны это, видимо, восторга не вызывало.

В мае 1883 г. Толстой выдал жене полную доверенность на ведение всех имущественных дел и передал семье право издания своих произведений. А летом 1892-го он передал жене и детям по раздельному акту все свои имения, всю недвижимость.

Но при этом ведь он продолжал вести «бар­скую жизнь» в тех же «условиях роскоши»! Ему казалось, что любой крестьянин может сказать: «...Проклятый старикашка, говорит одно, а делает другое и живет иначе». Иногда такие письма действительно приходили, и он считал их справедливыми.


В Ясной Поляне откровенно спорили сторонники взглядов Толстого во главе с Чертковым (его другом, общественным деятелем) и противники этих взглядов (прежде всего Софья Андреевна и сыновья Андрей и Лев).

Он давно приобщился к простому крестьянскому труду, копал землю, сеял, косил. С 1881 г. пишет цикл рассказов для народа, элементарно простых, ясных. За 5 лет — 20 таких рассказов. В них, как отмечал в своей книге «Жизнь Льва Толстого» К. Ломунов, «речь, похожая на язык и стиль фольклорного сказа, сильно отличается от языка и стиля глубоко психологизированной, аналитической прозы Толстого, с ее разветвленными, порой тяжеловесными периодами...»


В России в 1891 г. — голод. Статья Толстого «О голоде», запрещенная цензурой, вдруг появилась за рубежом. Это вызвало резкое недовольство в правительственных кругах. А вот что писала Толстому в связи с этим Софья Андреевна: «Погубишь ты всех нас своими задорными статьями, где же тут любовь и непротивление? И не имеешь ты права, когда 9 детей, губить и меня и их. Хоть и христианская почва, но слова нехорошие. Я очень тревожусь и еще не знаю, что предприму, так оставить нельзя».

А Толстой тем временем занимался в пострадавших от голода деревнях устройством столовых для крестьян.

В 1893 г. в своем «Заключении к последнему отчету о помощи голодающим» (задержанном цензурой) он утверждает, что господствующим классам следует «отказаться от тех выгод и преимуществ, которые мы имеем, а отказавшись от них, встать в равные условия с народом».

Тема нравственного прозрения, возрождения, воскресения — главная для Толстого. В большой мере она воплощена в романе «Воскресение».

Историю, положенную в основу романа, сообщил Толстому известный судебный деятель А. Ф. Кони. (Сначала предполагалось, что Лев Николаевич напишет рассказ.) Проститутка по имени Розалия украла 100 рублей у пьяного купца и отравила его. Во время суда к Кони явился присяжный заседатель, молодой человек из «высших слоев общества» и рассказал, что хочет на Розалии жениться, так как был виновником ее первого «падения». Увы, Розалию приговорили к каторге, она заболела в тюрьме сыпным тифом и умерла. А молодой человек затем был назначен в одну из губерний вице-губернатором.

Когда в 1895 г. Кони спросил, написан ли рассказ, Лев Николаевич ответил: «Я никогда не знаю, что выйдет из того, что я пишу, и куда оно меня заведет.., я сам не знаю, что я пишу теперь».

Работа шла с большими перерывами 10 лет! Роман переделывался 6 раз, общий объем рукописей составил 7000 листов. Получился волнующий душу великий шедевр.

Одновременно шла работа над публицистикой.


Он подчас резко критиковал учение церкви и ее служителей. Читая философов, годами изучая разные религии, он в определенных канонах, догматах, обрядах усматривал противоречия, неясности, заблуждения.

В феврале 1901 г. Святейший Синод отлучил Толстого от церкви. В его ответе Синоду — подробный анализ ситуации, в сущности — резкий отказ от православной традиционной веры.


Он верил в Бога. В его понимании Бог — это дух, начало всего.

Один из выдающихся физиков писал: «Кто-то есть за пределами нашего материального мира». И многие, не будучи знатоками, нечто похожее себе представляют: «Есть Неведомая Сила, Высший Разум за пределами материального мира».

Толстой писал, что уединенная молитва — главный способ обращения к Богу. Он верил, что воля Бога «в том, чтобы люди любили друг друга», и «поступали с другими так, как они хотят, чтобы поступали с ними». Кротость, смирение, непротивление злу насилием, любовь к ближнему... Он верил, что увеличение всеобщей любви содействует улучшению жизни на земле и большему благу для человека после смерти. Идеи — пока еще весьма утопические.


Но как немедленно внедрить в массовое сознание эту всеобщую любовь? А иначе непротивление злу — это ведь безнаказанность одних и незащищенность других! Полная безнаказанность злых, полная незащищенность добрых. Добрые, при своем «непротивлении» покоряются злым; злые покоряют добрых. Это что же, новое крепостное право? Даже, пожалуй, рабовладение.


А какие условия препятствуют непротивлению и любви?

Он верил, что главная причина неблагополучия общества в неравномерности распределения, что «собственность есть корень всего зла», что всегда существует опасность столкновения «между имеющими избыток и лишенными его». Он мечтал о справедливом распределении собственности, притом не насильственном, о нет! А таком, при котором люди сами отказывались бы от роскоши, и рвался начать с себя, чтобы слово не расходилось с делом. Но подобных ему энтузиастов было еще немного.

Летом 1901 г. Толстой заболел малярией. В сентябре 1901 г. — отъезд в Крым на отдых. Побывали в Севастополе, жили в Гаспре. Встречи с Чеховым, Горьким... Зимой 1902 г., (в январе-феврале), все еще находясь в Крыму, Лев Николаевич перенес тяжелое воспаление легких. Положение казалось безнадежным. А в марте 1902 г. он стал неожиданно выздоравливать.

И вдруг новый удар! В мае 1902 г. брюшной тиф. И опять постепенное выздоровление. В конце мая 1902 г. приезжал в Гаспру В. Г. Короленко. Он писал о встрече с Львом Николаевичем: «Удивительный старик. Тело умирает, а ум горит пламенем».

В конце июня Толстой с близкими возвращался из Крыма. На крупных станциях его встречали овациями толпы людей.


Приходило много писем от единомышленников и последователей. Постоянно, уже в течение многих лет приезжали к нему люди, чтобы с ним поговорить, увидеть его.

А в начале января 1908 г. стали возникать юбилейные комитеты — в Петербурге, Москве, Париже, Берлине, Лондоне. Узнав об этом, Толстой обратился к организаторам юбилейных комитетов с просьбой полностью прекратить их деятельность. Просьба эта была выполнена. И все же его 80-летие было воспринято как национальное торжество.


На основе его взглядов о непротивлении злу, единении в любви, ограничении уже давно возникло общественное движение толстовцев. Они проповедовали учение Толстого о преобразовании общества путем морального усовершенствования, даже кое-где создавали производственные общины. Но всеобщее моральное усовершенствование при существующих производительных силах и сознании было нереально. Это было фактически религиозно-утопическое движение.

Учение затем восприняли самые разные люди и подчас оторванные от жизни мечтатели. Вот характерный случай.

В феврале 1910 г. один киевский студент (Борис Манджос) изложил в своем письме Толстому целую «программу»: он призывал Толстого совершить то, что сделает его «бессмертным в умах человечества». В чем же состояла эта программа? «Откажитесь от графства, раздайте имущество родным своим и бедным, останьтесь без копейки денег и нищим пробирайтесь из города в город».

Студент верил, видимо, что если Толстой это совершит, люди станут добрыми и хорошими и «будут искать идеала». Люди «будут молиться Вам, — обещал восторженный студент, — и будут верить, что после Богочеловека Христа Вы первый истинный человек на земле».


Жизнь близилась к завершению.

В июле 1910 г. Толстой написал Софье Андреевне обстоятельное письмо, очень искреннее, самокритичное, доброе. Вот несколько отрывков из него:

«Мое отношение к тебе и моя оценка тебя такие: как я смолоду любил тебя, так я... и люблю тебя. Оценка же моя твоей жизни со мной такая: я, развратный, глубоко порочный в половом отношении человек, уже не первой молодости, женился на тебе, чистой, хорошей, умной 18-летней девушке, и, несмотря на это мое грязное, порочное прошедшее, ты почти 50 лет жила со мной, любя меня, трудовой, тяжелой жизнью, рожая, кормя, воспитывая, ухаживая за детьми и за мною... За то же, что ты не пошла за мной в моем исключительном духовном движении, я не могу упрекать тебя и не упрекаю, потому что духовная жизнь каждого человека есть тайна этого человека с Богом, и требовать от него другим людям ничего нельзя. И если я требовал от тебя, то я ошибался и виноват в этом».

Но продолжались распри по поводу завещания. Дочь Татьяна Львовна писала брату Андрею Львовичу: «Все, что он имел, он отдал семье. И теперь ты не стесняешься обращаться к нему... еще с разговорами о его завещании».

А однажды Толстой вдруг увидал, как Софья Андреевна искала завещание, торопливо перебирая бумаги в его кабинете.

Поглядим на это завещание. Приведем хотя бы отрывок, начало. Вокруг чего кипели страсти?

Завещание

18 сентября 1909 г.

«Заявляю, что желаю, чтобы все мои сочинения, литературные произведения и писания всякого рода, как уже где-либо напечатанные, так и еще не изданные, написанные или впервые напечатанные с 1 января 1881 г., а равно и все написанные мною до этого срока, но еще не напечатанные, — не составляли бы после моей смерти ничьей частной собственности...»

Оказалось, что свою частную собственность надо завещать определенному лицу и нельзя превращать в «ничейную собственность». И еще должен быть назван «преемник» на случай смерти наследника. Пришлось (в июле 1910 г.) составить новое завещание (на имя дочери Александры Львовны).

«В случае же, если дочь моя Александра Львовна Толстая умрет раньше меня, все вышеозначенное завещаю в полную собственность дочери моей Татьяне Львовне Сухотиной».

Пришлось подписать завещание тайно от семьи в лесу. Но он знал, что дочь Таня и дочь Саша выполнят его волю: сделают его литературное наследие всенародным, не воспользуются этой собственностью.


Мысль об отъезде из дома, об уходе от семьи... Избавиться от разногласий, споров. Свободная, ничем не омраченная любовь к Богу и ко всем людям...

«Исполнят люди все заповеди — и царство мира будет на земле», — говорил Толстой. — «Заповеди исключают все зло из жизни людей». К этому он изо всех сил стремился.

Его жизнь, талант и гигантский труд посвящены совершенствованию человека и человеческих отношений, внедрению в массовое сознание нравственных ориентиров.

Подыскать бы где-нибудь пусть самую маленькую, но отдельную хату. Уйти туда навсегда.

И вот последнее письмо Софье Андреевне. Прощальное и нерадостное.

^ Ясная Поляна. 28 октября 1910 г.

«Отъезд мой огорчит тебя. Сожалею об этом, но пойми и поверь, что я не мог поступить иначе. Положение мое в доме становится, стало невыносимым. Кроме всего другого, я не могу более жить в тех условиях роскоши, в которых жил, и делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста: уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни...

^ Благодарю тебя за твою честную 48-летнюю жизнь со мной и прошу простить меня во всем, чем я был виноват перед тобой...»

Узнав об отъезде Толстого, Софья Андреевна покушалась на самоубийство. А Толстой в 7 ч 55 мин утра поездом уехал к сестре М. Н. Толстой в Шамардино; потом съездил в Оптину пустынь, где находился монастырь, и на следующий день к обеду вернулся в Шамардино.

В письме из Оптиной пустыни он просил, чтобы Сережа и Таня повлияли на мать, «постарались внушить ей, что мне с этими подглядыванием, подслушиванием, вечными укоризнами, распоряжением мной, как вздумается, вечным контролем... что такая жизнь мне не неприятна, а прямо невозможна...»

В письме детям, Сереже и Тане, он благодарил их за доброту и понимание. Они его не упрекали за уход из дома. Т. Л. Сухотина (Таня) писала отцу 29 октября: «Ты, как и всякий, поступаешь так, как можешь и как считаешь нужным. Никогда тебя осуждать не буду».

С. Л. Толстой (Сережа) писал, что «мама нервно больна и во многом невменяема».

В поезде Толстой заболел воспалением легких. На станции Астапово его приютил начальник станции.

Вечером 2 ноября к нему приехал и виделся с ним сын С. Л. Толстой. В тот же вечер прибыли С. А. Толстая, Т. Л. Сухотина и сыновья Андрей и Михаил; 3 ноября Т. Л. Сухотина увиделась с отцом. Софью Андреевну допустили к нему лишь утром 7 ноября, когда он был уже без сознания.

Толстой умер 7 (20) ноября в 6 ч 5 мин утра. Его похоронили в Яснополянском лесу, в том месте, где, согласно легенде, «схоронена зеленая палочка». Лев Николаевич слышал когда-то от брата Николеньки, что на «зеленой палочке» написаны слова о том, как сделать всех счастливыми, чтобы не было болезней, вражды и все любили друг друга. Легенда очень нравилась Толстому. Он сам в прошлом просил похоронить его на этом месте.




оставить комментарий
страница1/15
Дата16.10.2011
Размер2,69 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх