Степан григорьевич ширяев: жизнь. Деятельность. Личность (1857-1881 гг.) icon

Степан григорьевич ширяев: жизнь. Деятельность. Личность (1857-1881 гг.)


Смотрите также:
Личность и творчество Федора Михайловича Достоевского (1821-1881)...
Литература 9 класс темаурок а: «Что в имени тебе моем? Жизнь, творчество, личность, судьба А. С...
Альбом иностранных карикатур. Четвертая премия журнала «Свет и тени» 1881. М., фото-литогр. Н...
Программа правительства была изложена в рескрипте императора Александра II 20 ноября (2 декабря)...
Программа правительства была изложена в рескрипте императора Александра II 20 ноября (2 декабря)...
План Причины восстания сипаев. Ход восстания и его завершение...
-
Фёдор Григорьевич Углов Человеку мало века Предисловие...
Факторы супружеской совместимости...
Александр II николаевич Освободитель (1818-1881 - император всероссийский(1855-1881) из...
П. А. Столыпин: личность и реформы...
Единственная международная организация...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


Дмитриева Ольга Николаевна


СТЕПАН ГРИГОРЬЕВИЧ ШИРЯЕВ:

ЖИЗНЬ. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ЛИЧНОСТЬ

(1857–1881 гг.)


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Саратов – 2008

Работа выполнена в Федеральном государственном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского»


^ Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент

Троицкий Николай Алексеевич


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Порох Владислав Игоревич


кандидат исторических наук, доцент

^ Рязанов Дмитрий Владимирович


Ведущая организация: Саратовский государственный

социально-экономический

университет


Защита состоится 26 июня 2008 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 по присуждению ученой степени доктора исторических наук при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, 11 корпус СГУ, ауд. 516.


С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, читальный зал № 3, г. Саратов, ул. Университетская, 42


Автореферат разослан 25 мая 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Чернова Л.Н.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы. С Саратовским краем связаны имена многих выдающихся личностей, внесших огромный вклад в борьбу за демократию и социализм. К их числу принадлежит и наш земляк, один из видных деятелей русского освободительного движения 1870–1880-х гг. – Степан Григорьевич Ширяев.

Имя С.Г. Ширяева тесно связано с первой в России политической партией «Народная воля». Он принимал непосредственное участие в разработке программы и устава партии, являлся создателем и первым руководителем ее динамитной лаборатории, осуществлял общее техническое руководство тремя покушениями народовольцев на императора Александра II в ноябре 1879 г.

В организации производства динамита Ширяеву помогли электротехнические знания и мастерство, которым он обучился в Париже у другого саратовца – изобретателя первого в мире источника электрического света, знаменитой «электрической свечи», П.Н. Яблочкова.

Знакомство за границей с одним из идеологов народничества П.Л. Лавровым, постоянная переписка с ним, а также товарищеские отношения с бывшим членом Генерального совета I Интернационала, другом К. Маркса и Ф. Энгельса Г.А. Лопатиным, вступление вместе с ним в созданный Петром Лавровичем в Париже русско-польский кружок социалистов-пропагандистов, который должен был составить ядро межнациональной организации для подготовки социальной революции, свидетельствуют о международном уровне общественной деятельности Ширяева.

С.Г. Ширяев был центральной фигурой процесса «16-ти» – первого суда над партией «Народная воля», который стал крупным общественно-политическим событием своего времени и имел не только всероссийский, но и международный резонанс.

В настоящее время терроризм является одной из глобальных проблем человечества. Террористические акты стали реальностью современной России. Это определяет актуальность темы, необходимость изучения истоков и особенностей терроризма, в том числе на примере исторического опыта России и деятельности конкретной исторической личности.

Историография. До сих пор жизнь и деятельность С.Г. Ширяева не являлась предметом специального исследования, хотя в некоторых трудах рассматривались более или менее подробно некоторые моменты его революционного пути.

Так, уже в первом обобщающем исследовании по истории русского освободительного движения, изданном в 1883 г. в Лейпциге, либерально настроенный немецкий историк, профессор Базельского университета А. Тун обозначил роль, которую играл в нем Ширяев. В числе «самых значительных представителей русского революционного движения 1870–1880-х гг.» среди мужчин он назвал Степана Ширяева шестым после Л. Тихомирова, А. Желябова, Н. Кибальчича, А. Квятковского и А. Михайлова1.

«Хроника социалистического движения в России 1878–1887 гг.» является ярким образцом официальной, правительственной, охранительной концепции в историографии революционного народничества2. Она была составлена князем Н.Н. Голицыным, отредактирована товарищем министра внутренних дел генерал-лейтенантом Н.И. Шебеко и издана в 1890 г. на французском языке в количестве 100 экземпляров с грифом «Исключительно секретно». Только в 1906 г. книга была опубликована в русском переводе. В ней впервые были даны энциклопедически краткая биография Ширяева и более подробные сведения о процессе «16-ти», основанные на материалах следствия и суда.

Подполковник Отдельного корпуса жандармов Ф.С. Рожанов в «Записках по истории революционного движения в России», изданных Департаментом полиции в 1913 г., не только привел краткие биографические сведения о Ширяеве, но и, цитируя следственные показания, изложил его взгляды на народное восстание, программу социалистического переустройства общества. Написал он и об участии Ширяева в Липецком съезде, о его работе по изготовлению динамита. Но Рожанов ошибочно считал, что именно производство взрывчатых веществ Ширяев в продолжение двух лет изучал на заграничных фабриках3.

Большой вклад в разработку темы революционного народничества внесли русские либеральные историки: А.А. Корнилов4, Л.Е. Барриве5, В.Я. Бо­гучарский и Б.Б. Глинский. Но хотя две книги В.Я. Богучарского «Активное народничество семидесятых годов» и «Из истории политической борьбы в 70-х и 80-х годах XIX в. Партия «Народной воли», ее происхождение, судьбы и гибель»6 признаны лучшими из всех исследований данной проблемы в досоветской России, народовольческий период деятельности С.Г. Ширяева, включая «процесс 16-ти», подробнее освещен в книге редактора журнала «Исторический вестник» Б.Б. Глинского «Революционный период русской истории (1861–1881 гг.)»7.

После 1917 г. некоторые моменты общественной деятельности Ширяева рассматривались в солидных трудах о революционном народничестве 1870–1880-х гг. Это, прежде всего, монографии В.О. Левицкого, В.Ф. Ан­тонова, С.С. Волка, М.Г. Седова и М.Д. Карпачева8, а также основательные, значимые статьи В.А. Твардовской и В.В. Широковой9. В основном, все названные авторы только упоминают его фамилию при перечислении членов группы «Свобода или смерть» и Исполнительного комитета, участников Липецкого, Воронежского съездов и покушения под Москвой 19 ноября 1879 г. Мировоззрение Ширяева, его отдельные взгляды по вопросам экономики и политики рассматривались В.А. Твардовской в работе «Социалистическая мысль России на рубеже 1870–1880 гг.»10 Тактические и этические принципы поведения Ширяева на процессе «16-ти» исследовал Н.А. Троицкий11.

О десанте участников «хождения народ» в Саратов, а также о кружках самообразования Саратовской мужской гимназии и пропагандистском кружке Ф.Е. Гераклитова, в состав которых входили Степан Ширяев и его младший брат Петр, писали Б.С. Итенберг, В.Н. Гинев, Р.В. Филиппов и В.В. Широкова12.

Самой крупной работой о «Земле и воле» является монография П.С. Тка­ченко13, которая, по-мнению исследователей, изобилует неточностями14. Есть в ней и ошибки, касающиеся рассматриваемой темы. Так, Петр Семенович пишет, что Ширяев познакомился с П.Л. Лавровым в Париже в 1878 г.15 На самом деле это событие произошло в Лондоне в конце декабря 1876 г. – начале января 1877 г. Разгром кружка Ф.Е. Гераклитова он считает результатом того, что «жандармам стало известно о тайных сборищах землевольцев»16. Но кружок был разгромлен в январе – марте 1877 г., а первое землевольческое поселение в Саратовской губернии было организовано только летом того же года.

Производству динамита под руководством С.Г. Ширяева летом 1879 г., его качеству и значению в борьбе с правительством посвящена основательная статья Р.М. Кантора17, хотя и она не лишена некоторых фактических ошибок. В примечаниях некоторые из них исправила хозяйка конспиративных квартир по изготовлению взрывчатых веществ А.В. Якимова.

Последний период жизни С.Г. Ширяева в Алексеевском равелине Петропавловской крепости нашел отражение в трудах А.В. Предтеченского М.Н. Гернета и П.Е. Щеголева18.

^ Цель диссертации состоит в том, чтобы изучив жизнь и деятельность, определив масштаб личности С.Г. Ширяева, создать его комплексную биографию.

Для достижения цели исследования были поставлены следующие задачи:

  • выяснить истоки формирования Ширяева и причины его присоединения к радикальному крылу антиправительственной оппозиции в России;

  • проследить связи Ширяева с представителями русской эмиграции и определить роль заграничной жизни в его становлении как профессионального революционера;

  • проанализировать эволюцию мировоззрения и практической деятельности Ширяева на всех этапах освободительного движения 1870–1880-х гг. и установить факторы, на это влиявшие;

  • рассмотреть взаимоотношения Ширяева с другими деятелями революционного подполья, выявить типичные и особенные черты его личности;

  • устранить разночтения мемуарной, справочной, научной и научно-популярной литературы, касающиеся различных сюжетов жизненного пути Ширяева.

^ Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что она является первым опытом создания научной биографии С.Г. Ширяева.

– Впервые в рамках указанного исследования выделены и охарактеризованы основные этапы жизненного пути героя диссертации, определены условия формирования его мировоззрения;

– Впервые в научный оборот введен обширный архивный материал, который позволил выявить ранее неизвестные факты жизни и деятельности Ширяева;

– Устранены разночтения по многим эпизодам истории его жизни, начиная с установления точной даты рождения, уточнения социального статуса и заканчивая выяснением мотивов смерти;

– Уточнен состав периферийного кружка общества «Земля и воля», являясь членом которого Ширяев пропагандировал социалистические идеи среди петербургских рабочих;

– Установлен факт участия Ширяева в казни провокатора Н.В. Рейнштейна вместе с землевольцами М.Р. Поповым и Н.В. Шмеманом;

– Определены количество и адреса динамитных мастерских, работой которых Ширяев руководил в 1879 г., выяснен процесс изготовления динамита;

– Конкретизирован состав группы «Свобода или смерть».

^ Хронологические рамки диссертации, октябрь 1857 – август 1881 гг., определяются временем жизни С.Г. Ширяева.

Источниковая база исследования. Круг опубликованных и архивных источников, позволивших работать над обозначенной темой, довольно обширен. Условно их можно разделить на несколько групп: судебно-следственные материалы; программно-организационные документы, прокламации и другие издания «Земли и воли» и «Народной воли»; эпистолярные источники, особенно письма С.Г. Ширяева; мемуары и дневники; периодические издания.

Одним из главных и наиболее объемных изданных источников по изучению идейных взглядов и практической деятельности С.Г. Ширяева является его заявление прокурору С.-Петербургской судебной палаты В.К. Плеве от 21 июля 1880 г. Под названием «Автобиографическая записка Степана Ширяева» оно было опубликовано Р.М. Кантором в 1924 г.19 Это заявление представляет показания, данные Ширяевым через восемь месяцев после ареста.

О работе С.Г. Ширяева в народовольческом подполье и последнем акте его революционной деятельности на суде дает представление официальный отчет о процессе «16-ти», который был помещен в газетах «Правительственный вестник» и «Московские ведомости»20. В начале XX в. он неоднократно переиздавался21. Самой известной и наиболее подробной его публикацией является третий номер журнала «Русская историческая библиотека» под редакцией и с примечаниями В.Л. Бурцева22. Он содержит обвинительный акт, приговор, сведения о ходе процесса и судьбе подсудимых. Однако следует помнить, что отчет перед отправкой в редакции газет прошел через цензуру. Так, были сделаны купюры в объяснениях Ширяева о Липецком съезде и в его защитительной речи. В них был опущен «однородный и крайне неудобный для власти мотив: роль казней в переходе революционной партии к террору»23.

Поэтому важнейшим дополнением к официальному отчету являются подлинные автографы двух речей Ширяева на суде, опубликованные в 1932 г. в сборнике «Архив «Земли и воли» и «Народной воли»24. Одна из них, по поводу Липецкого съезда, в 1965 г. была перепечатана в сборнике «Революционное народничество семидесятых годов XIX века»25. В проекте защитительной речи имеются отсутствующие в отчете некоторые указания на работу Ширяева по изготовлению динамита, замечания о либералах и об их отношении к революционной партии.

Программные и уставные документы революционных народнических организаций 1870–1880-х гг. имеют большую значимость для данной работы в связи с тем, что на определенном этапе своей жизни С.Г. Ширяев разделял цель и задачи общества «Земля и воля», а впоследствии принимал активное участие в разработке основных направлений деятельности и тактических средств партии «Народная воля»26.

Автор привлекает в своем исследовании периодику и прокламации «Народной воли», которые в 1905 г. опубликовал В.Я. Богучарский в книге «Литература партии «Народная воля»27. В 1930 г. Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев переиздало сборник, существенно его дополнив28. В том же году была выпущена книга «Народная воля» в документах и воспоминаниях»29.

Несомненную ценность представляют письма С.Г. Ширяева к П.Л. Лавро­ву, жене, товарищам, значительная часть которых была помещена в периодических изданиях разных лет30.

Важными мемуарными источниками о деятельности С.Г. Ширяева во время хождения в народ, его участии в гимназическом кружке самообразования и пропаганде социалистических идей среди саратовских рабочих являются воспоминания И.И. Майнова31 и В.И. Дмитриевой32.

Интересные сведения о работе Степана Григорьевича в «Земле и воле» содержат воспоминания Н.А. Морозова33, Г.В. Плеханова34 и его супруги Р.М. Плехановой35, Р.М. Попова36. Отдельную статью мемуарного жанра о группе «Свобода или смерть» написала ее член А.В. Якимова37.

Работа С.Г. Ширяева в динамитной лаборатории наиболее полно освещена в мемуарах народовольца В.И. Иохельсона38.

Заслуживают внимания воспоминания народовольцев Н.К. Буха39 и С.И. Мартыновского40, судившихся на процессе «16-ти». Заметки сестры А.А. Квятковского Ю.А. Квятковской, которая в числе немногих близких родственников подсудимых присутствовала на судебных заседаниях, воссоздают обстановку процесса «16-ти», поведение подсудимых, их нравственные качества и внешний облик41.

Об условиях жизни в Алексеевском равелине Петропавловской крепости дают представление мемуары П.С. Поливанова, М.Н. Тригони, М.Ф. Фролен­ко42. Об обстоятельствах смерти С.Г. Ширяева имеются сведения в воспоминаниях А.А. Спандони-Басманджи и Н.С. Тютчева43.

При исследовании землевольческого и народовольческого периодов деятельности С.Г. Ширяева использовались мемуары О.В. Аптекмана, Н.А. Морозова, В.Н. Фигнер, А.П. Прибылевой-Корба, А.В. Прибылева, Л.А. Тихомиро­ва, М.Ф. Фроленко, О.С. Любатович44.

Большинство воспоминаний были написаны и опубликованы спустя многие годы после описываемых событий, поэтому им свойственна некоторая ретроспективная тенденциозность.

Немалую значимость для работы над диссертацией имеют статья о процессе «16-ти» известного члена ИК «Народной воли» А.В. Якимовой45 и единственный краткий очерк о С.Г. Ширяеве И.И. Майнова46, которые увидели свет в 1930 г. Названные работы основаны не только на личных воспоминаниях, но и на нескольких опубликованных источниках47, поэтому носят полуисследовательский характер.

Кроме воспоминаний народников информацию об эпохе 1870–1880-х гг. содержат мемуары и дневники царских министров и чиновников: П.А. Валуева, Д.А. Милютина, Е.М. Феоктистова, С.Ю. Витте48 и других современников разных политических направлений (консервативных, реакционных, либеральных): второй супруги Александра II Е.М. Юрьевской, публициста, прозаика и камергера императора В.П. Мещерского, фрейлины А.Ф. Тютчевой, генеральши А.В. Богданович, дочери петербургского архитектора, подруги П.Л. Лаврова и Ф.М. Достоевского Е.А. Штакеншнейдер, генерал-майора, директора Пажеского корпуса Н.А. Епанчина49. Информацию о событиях того времени можно почерпнуть из мемуаров писателя В.Г. Короленко, историков П.Н. Милюкова и А.А. Кизеветтера, писем и дневников В.О. Ключевского50.

Использованы также передовые статьи «Московских ведомостей» о покушении 19 ноября 1879 г. и по поводу процесса «16-ти», написанные редактором газеты М.Н. Катковым51.

Таковы наиболее важные опубликованные источники по данной теме. В работе их использовано значительно больше, например, материалы по делу первомартовцев и процессу 20-ти народовольцев52, сборники документов: «За сто лет (1800–1896)», «Народоволец А.Д. Михайлов», «Лавров – годы эмиграции», «Народная воля» и «Черный передел»53, показания народовольца Ф.И. Завалишина54, воспоминания землевольца А.И. Иванчина-Писарева55, саратовского губернского предводителя дворянства В.А. Шомпулева56 и другие.

Весьма существенным компонентом источниковой базы исследования стали неопубликованные архивные материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного военно-историчес­кого архива (РГВИА), Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), Отдела письменных источников государственного исторического музея (ОПИ ГИМ), Государственного архива Саратовской области (ГАСО), Саратовского областного музея краеведения (СОМК).

Прежде всего, это 34 тома дознания и следствия по делу 16 народовольцев общим объемом 5000 листов, которые хранятся в фонде Петербургского военно-окружного суда в РГВИА57. Два тома посвящены непосредственно Ширяеву58, хотя протоколы его допросов, сведения о нем и его жене встречаются и в других томах59. Эти документы позволяют выяснить этические и тактические принципы поведения С.Г. Ширяева на следствии, определить его роль в народовольческом подполье. Среди материалов дознания очень важными являются показания Степана Григорьевича об изготовлении взрывчатых веществ и расшифровка им записей своей тетради «Материалы по производству динамита», обнаруженной при аресте народовольческой типографии в Саперном переулке60. Несомненный интерес представляют заявление народовольца Г.Д. Гольденберга начальнику Одесского жандармского управления полковнику Першину от 9 марта 1880 г. с откровенным рассказом о революционном движении, в том числе и об участии в нем С.Г. Ширяева61, а также сведения о лицах, упомянутых в названных показаниях, составленные 6 апреля 1880 г., с характеристиками на 143-х товарищей62. Протоколы осмотра места подрыва поезда под Москвой, совершенного народовольцами 19 ноября 1879 г., и дома мещан Сухоруковых, из которого велся подкоп под железнодорожное полотно63, имеют большое значение для устранения разночтений мемуарной и исследовательской литературы по вопросам последствий взрыва и устройства минной галереи.

В этом же фонде находится дело «О студенте Военно-медицинской академии Евгении Дубровине и 19-ти «нижних чинах» караульной команды Алексеевского равелина С. Петербургской крепости…»64, материалы которого позволили уточнить некоторые обстоятельства последнего этапа жизни С.Г. Ширяева.

Использованы протоколы допросов саратовских гимназистов С. Ширяева, В. Эдемова и В. Тихова по делу о революционной пропаганде в Российской империи в 1874 г., которые отложились в фонде Особого присутствия правительствующего сената в ГАРФ65.

Семь томов дознания «О пропаганде в империи» в 1874–1875 гг. общим числом в 1748 листов хранятся в фонде Саратовского губернского жандармского управления (СГЖУ) в ГАСО66. В одном из них был обнаружен документ, свидетельствующий о том, что в 1875 г. Степан Ширяев вместе с младшими братьями Петром и Иваном был заподозрен в намерении вести пропаганду в народе67. В фонде находится также дело 1877 г. «По обвинению крестьянина П.Г. Ширяева, дворянина П.Н. Щербины и сына священника И.Т. Софинского в распространении нелегальной литературы»68, которое содержит существенные сведения о пропагандистском кружке Ф.Е. Гераклитова, ближайших товарищах и брате Степана Григорьевича. В этом досье была обнаружена копия письма С.Г. Ширяева брату из Лондона от 10 января 1877 г.69 Она была сделана жандармами с подлинника, порванного Петром Ширяевым на мелкие клочки в момент ареста.

Более 30 неизданных писем Степана Григорьевича, отправленных им в 1877–1879 гг. П.Л. Лаврову, хранятся в ГАРФ. Большая часть их, так же как и вышеупомянутое послание, имеют огромное значение для восстановления заграничного периода жизни будущего народовольца70. Письмо от 18 марта 1879 г. содержит сведения о политическом положении в России, о поголовных обысках и многочисленных арестах, о типографии Северного союза русских рабочих71.

В ГАСО сохранились метрические книги церкви Всех Святых с. Таволожка, благодаря которым удалось установить точные даты рождения С.Г. Ширяева, его братьев и сестры, а также дату и причину смерти его отца72. Кроме того, из материалов ГАСО использованы фонды: Саратовской 1-й мужской гимназии73, Саратовского дворянского депутатского собрания74, Саратовского губернского присутствия75, Саратовского губернского предводителя дворянства76, посредника по специальному размежеванию земель Петровского и Сердобского уездов77, Саратовской ученой архивной комиссии78.

Очень важный для данного исследования документ – список динамитных лабораторий и мастерских «Народной воли», составленный А.В. Якимовой, найден в ОПИ ГИМ в фонде материалов по истории революционного движения XVIII–XX вв.79. Представляет интерес и список погибших в Петропавловской крепости с 1826 по 1881 гг., сохранившийся в фонде Музея революции80.

В РГАЛИ имеется фонд жены С.Г. Ширяева А.Д. Ширяевой-Дубро­виной, в котором среди многих любопытных, и, главное, значимых документов, уцелели ее рукописные мемуарные очерки: «Воспоминания о жизни с С.Г Ширяевым»81, «Воспоминания за период 1874–1880 гг.»82 и «Материалы о смерти С.Г. Ширяева в Алексеевском равелине Петропавловской крепости»83.

Документ, написанный рукой отца Ширяева, хранится в фондах СОМК84. Он позволил выяснить его социальный статус и помог установить дату его смерти. В работе был использован и фонд члена СУАК С.Д. Соколова «Краткие сведения о саратовцах писателях, ученых, художниках и других»85.

В Государственном центральном музее современной истории России был обнаружен негатив с неопубликованной фотографии С.Г. Ширяева, сделанной, по предположению автора, в октябре 1878 г. в Лондоне86.

^ Методологической основой диссертации являются как общенаучные методы (системный анализ, сравнение, синтез), так и методы исторической диалектики (историзм, объективность). Использование принципа историзма состоит в том, что жизнь и деятельность С.Г. Ширяева, эволюция его общественно-политических взглядов рассматриваются на фоне определенного исторического периода в причинно-следственной связи с различными событиями и их взаимной обусловленности. Сущность принципа объективности заключается в привлечении для обоснования выводов всего объема имеющихся источников. Исследование базируется на сочетании проблемного и хронологического методов, комбинации историко-антрополо­гического и психологически-личностного подходов.

^ Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее материал и выводы могут быть использованы, при подготовке лекций, спецкурсов и семинаров, при создании обобщающих научных трудов по истории России и специальных работ по истории освободительного движения 1870–1880-х гг.

^ Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на кафедре истории России Саратовского государственного университа им. Н.Г. Черны­шевского. Ее основные положения были представлены в качестве докладов на XXVII и XXIX международных научных чтениях «Чернышевский и его эпоха» (2005 и 2007 гг.), межрегиональной научной конференции к 120-летию Саратовской губернской ученой архивной комиссии (2006 г.) и 51-й научной конференции студентов и аспирантов Института истории и международных отношений СГУ «Новый век: человек, общество, история глазами молодых» (2008 г.), а так же в четырех публикациях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель и задачи диссертации, ее хронологические рамки, научная новизна и практическое значение, характеризуется методологическая и источниковая база, дается историографический обзор литературы, отмечаются практическое значение и научная новизна работы.

^ Первая глава «Становление личности народника» состоит из четырех параграфов.

В § 1 «Детство: семья, родные, близкие» благодаря архивным материалам были установлены: точная дата рождения героя диссертации, имена и отчества, а так же социальный статус его родителей. Оказалось, что С.Г. Ширяев, вопреки бытующим доныне сведениям, в том числе энциклопедическим, родился не в 1856 или 1858 г., а 27 октября (8 ноября) 1857 г. в с. Таволожка Вязьминской волости Петровского уезда Саратовской губернии в семье не крепостного крестьянина, как было принято считать ранее, а управляющего имением помещиков Языковых, вольноотпущенника Григория Степановича Ширяева. Мать Степана Григорьевича, Лариса Ивановна была коренной поповной.

Почерпнув из архивного источника сведения о возрасте родителей народовольца в момент их бракосочетания, было вычислено, что Григорий Степанович родился в 1825-м, а Лариса Ивановна в 1839-м гг. Их любимым занятием было постоянное чтение. Отец Ширяева был незаурядным человеком. Закончив школу, Григорий Степанович выучился на землемера. Он увлекался философией, был знаком с «Полярной звездой», «Колоколом» А.И. Герцена и другой передовой литературой. Родители Ширяева были очень религиозными людьми. У них было семеро детей, двое из которых – сын и дочь, умерли в младенчестве.

Были определены дата и причина смерти Г.С. Ширяева. Он умер 16 сентября 1870 г. от холеры. В это время его старшему сыну было всего лишь 12 лет. Без отца остались так же три младших брата Степана и сестра. Просмотрев метрические книги за 1859–1867-й годы, удалось установить точные даты их рождения. Второй брат, Петр родился 15 ноября 1859 г., следующий, Иван – 1 апреля 1862 г. и последний, Николай – 30 марта 1864 г. Сестра Елена была самой младшей в семье. Она родилась 29 мая 1867 г.

Прослеживаются судьбы всех братьев и сестры С.Г. Ширяева. Впервые называются точные даты смерти всех, кроме Николая. В том числе, был выяснен любопытный, неизвестный ранее факт, о котором гражданская жена С.Г. Ши­ряева А.Д. Ширяева-Дубровина (Долгорукова), по каким-то причинам, умолчала в официальной автобиографии. Оказалось, что с 1885-го по 1899-й гг. она была женой П.Г. Ширяева. И только после его смерти Анна Дмитриевна вышла замуж за друга Ширяевых – Е.А. Дубровина.

Архивные документы позволили выявить более существенную связь помещиков Языковых с семейством Ширяевых. Оказалось, Григорий Александрович, Татьяна Александровна и Николай Петрович Языковы были восприемниками почти всех детей Григория Степановича и Ларисы Ивановны. Были восстановлены биографии крестного отца Степана, участника Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов против Наполеона, подполковника в отставке Г.А. Языкова и крестного отца Николая, активного общественного и земского деятеля Саратовской губернии, либерала Н.П. Языкова.

^ В § 2 «Отрочество: гимназические кружки самообразования и «хождение в народ» исследуется гмназический период жизни С.Г. Ширяева. В Саратовскую мужскую гимназию он поступил в 1868 г. благодаря протекции и материальной поддержке помещиков Языковых. Они так же способствовали поступлению в это учебное заведение Петра и Ивана Ширяевых.

Оставшись в семье за старшего, Степан очень рано, не позднее 1872 г., начал зарабатывать на жизнь уроками и получил возможность снимать квартиру для себя и братьев. До этого, в первые годы своего пребывания в гимназии, он жил в Саратове в доме Языковых.

Благодаря сохранившейся «Общей книге баллов учеников Саратовской гимназии на 1873/74 учебный год» удалось установить уровень успеваемости Ширяева в 6 классе, за год до оставления им этого учебного заведения. Оказалось, что он был лучшим из 28 учеников своего класса, имел ярко выраженные гуманитарные наклонности.

С детства у С.Г. Ширяева, не без влияния либералов Языковых и родителей, развилась страсть к чтению, а благодаря книгам, которые попали к нему в руки от старших товарищей – гимназистов, он сначала увлекся произведениями Д.И. Писарева, который прзывал юношей и девушек изучать естественные науки, необходимые для выработки из человека мыслящего реалиста. Затем под влиянием трудов Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролю­бова, В.В. Берви-Флеровского, журнальных статей по рабочему вопросу и бесед с товарищами у него возникли мечты об особенной жизни, наполненной высоким смыслом послужить своей стране и народу.

Весной 1874 г. началось знаменитое массовое «хождение в народ», одним из центров которого стала Саратовская губерния. С.Г. Ширяев участвовал в сходках, устраиваемых приезжими пропагандистами: Д.М. Рогачевым, П.И. Войноральским, С.Ф. Коваликом, А.И. Фаресовым, Н.И. Паевским и другими. Ко времени их приезда в Саратов он был уже достаточно подготовлен к усвоению революционных идей. Разгром движения, аресты приезжих агитаторов не лишили его энергии, и он вместе с товарищами продолжил пропаганду социалистических идей в своей среде. С.Г. Ширяев был одним из организаторов и наиболее влиятельных членов кружка самообразования гимназистов старших классов, который насчитывал около 50-ти человек. Местом собрания кружковцев была преимущественно его квартира.

С.Г. Ширяев, являясь авторитетом для младших братьев, сыграл решающую роль в привлечении их к освободительному движению. Так, П.Г. Ширяев стал одним из активных членов кружка гимназистов средних классов, возникшего в 1875 г. Оба кружка имели две общие библиотеки, легальную и нелегальную, второй кружок имел свою денежную кассу. В обоих кружках господствовало лавристское направление.

В мае 1875 г. ученик 7-го класса Степан Ширяев вышел из гимназии не окончив полного курса, так как опасался исключения из нее за политическую неблагонадежность без права поступления в высшие учебные заведения.

^ В § 3 «Юность: народнический кружок Ф.Е. Гераклитова» рассматривается пропагандистская деятельность С.Г. Ширяева среди рабочих в составе самой крупной местной народнической организации в Среднем Поволжье во второй половине 1870-х гг.

Осенью 1875 г. Ширяев поступил в Харьковский ветеринарный институт стипендиатом Общества вспомоществования недостаточным студентам. Сошелся с местной радикальной молодежью. Поддерживал связи с саратовскими кружками, пересылал в Саратов нелегальные издания. Лекции посещал редко, занимаясь самообразованием: основательно изучал политэкономию и «Капитал» Маркса. Стипендия по уставу общества давалась только на один год. Поэтому в апреле 1876 г. Ширяев вышел из института и с большим багажом запрещенных изданий приехал в Саратов. Он знал, что сюда вернулся его товарищ Ф.Е. Гераклитов, студент Московской Петровской сельскохозяйственной академии, член «Всероссийской социально – революционной организации» («Кружка москвичей»), случайно избежавший ареста при ее разгроме.

Впервые услышав в 1874 г. об Интернационале и Парижской Коммуне от приезших пропагандистов, саратовские семинаристы и гимназисты воодушевились борьбой рабочих Европы и определили для себя цель: знакомиться с российскими рабочими, пропагандировать среди них социалистические идеи и вовлекать их в освободительное движение. Осенью 1876 г. Ф.Е. Гераклитов создал первый в Саратове смешанный кружок из гимназистов, семинаристов и рабочих для пропаганды в рабочей среде. До этого кружка революционно настроенная саратовская молодежь занималась в кружках самообразования и пропагандировала социалистические идеи среди интеллигенции.

С.Г. Ширяев первым последовал примеру Ф.Е. Гераклитова, начавшего пропаганду среди саратовских рабочих, и до своего отъезда за границу фактически вместе с ним руководил работой основанного Федором Ермолаевичем кружка.

С.Г. Ширяев пропагандировал среди сапожников и переплетчиков. Его небольшая комната служила одним из сборных пунктов для распропагандированных рабочих. Ширяев и его товарищи беседовали с ними о невозможности улучшить положение народа без восстания и о будущем справедливом обществе, основой которого они, как и все народники, считали всеобщее равенство.

Между тем, III Отделение предписало начальнику СГЖУ установить за С.Г. Ширяевым наблюдение. Ощущая этот надзор и не имея возможности основательнее закрепиться в Саратове, а также желая приобрести более глубокие теоретические знания и изучить ремесло, что, по его мнению, было необходимо для пропаганды среди рабочих, он в октябре 1876 г. покидает Саратов. Сначала Ширяев ненадолго уезжает в Калугу, а в конце ноября – за границу. Он покидал Россию убежденным лавристом.

В январе – марте 1877 г. кружок Гераклитова был разгромлен. После того, как выяснилась принадлежность С.Г. Ширяева к этому пропагандистскому кружку, он потерял возможность вернуться в Россию легально и перешел на положение политического эмигранта.

^ В § 4 «В эмиграции» исследуется жизнь и деятельность С.Г. Ширяева за границей. Покинув, пределы России, он отправился в Лондон. Установлена точная дата его прибытия в столицу Великобритании – 27 ноября 1876 г. Здесь, не позднее 10 января 1877 г., он познакомился с одной из центральных фигур русской эмиграции в Европе П.Л. Лавровым, который помог ему через своего друга, члена Генерального совета I Интернационала Г.А. Лопатина получить работу в мастерской П.Н. Яблочкова. Выяснено, что в ней он изучал электротехническое мастерство с начала февраля 1877 г., а в октябре того же года снова перебрался в Лондон и продолжил работать по электрическому освещению, но в англо-русской мастерской Reed’a Реньева.

Была определена точная дата важного события в заграничной жизни Ширяева – его вступления в кружок русско-польских социалистов-пропаган­дистов, созданный в Париже П.Л. Лавровым. Степан Григорьевич присоединился к этому, по замыслу Петра Лавровича, ядру для международной организации с целью подготовки социальной революции 25 октября 1878 г., а в ноябре, уже как его уполномоченный, отправился в Россию на деньги основанного в Париже «Фонда комитета действия» или так называемой «этапной кассы», средства которой предназначались для русских эмигрантов, отправлявшихся на родину для продолжения революционной работы. Негласную поддержку фонду оказывал И.С. Тургенев.

Подробно рассматривается программа социалистического преобразования общества, с которой С.Г. Ширяев вернулся на родину. В основном, она была выработана им под влиянием воззрений Лаврова. Но от них она отличалась в двух главных пунктах: 1) пропаганда революционными фактами; 2) общественные формы, которые должны установиться немедленно после переворота. Первый пункт был введен Ширяевым в программу под влиянием западно-европейской анархической литературы. Петр Лаврович не придавал почти никакого значения пропаганде революционными фактами, а в некоторых случая отвергал ее, как вредную. Главное разногласие по второму положению касалось пункта об «уничтожении политического деспотизма», который отсутстсвовал в полуанархистской программе Лаврова. В этом вопросе Ширяев проявил самостоятельность и отошел как от Лаврова, так и от западно-европей­ского анархизма. Большую роль в этом сыграли впечатления от заграничной жизни и, вероятно, влияние Г.А. Лопатина, который являлся сторонником политической борьбы и отрицательно относился к анархистским взглядам народников, отвергавших политическую деятельность. Данный пункт программы очень важен для характеристики изменения мировоззрения Ширяева. В нем видны ростки его будущего обращения к народовольчеству.

^ Вторая глава «С.Г. Ширяев и общество “Земля и воля”» посвящена землевольческому периоду его жизни и деятельности.

В § 1 «Начало деятельности в “Земле и воле”» рассказывается о возвращении Ширяева в Россию, его планах об организации поселений народников в Пензенской и Воронежской губерниях с целью мирной пропаганды социалистических идей и причинах, помешавших их осуществлению.

Подробно раскрывается пропагандистская работа Ширяева среди рабочих Петербурга в начале 1879 г. в составе периферийного кружка «Земли и воли», к которому были наиболее близки руководитель рабочей группы общества Г.В. Плеханов и талантливейший организатор и конспиратор, впоследствии фактический создатель и руководитель партии «Народная воля» А.Д. Михай­лов. Уточняется состав этого кружка.

Опровергаются мемуарные свидетельства Н.А. Морозова о ведении Ширяевым пропаганды на Сормовском заводе в Нижнем Новгороде вместе со С.Н. Халтуриным и А.В. Якимовой, а так же о его участии в организации побега Е.К. Брешко-Брешковской. Но автору диссертации удалось установить причастность Ширяева к казни землевольцами провокатора Н.В. Рейнштейна и его участие в поездке вместе с А.Д. Михайловым в Чернигов для получения денег от В.В. Дриго – доверенного лица арестованного члена «Земли и воли», помещика Д.А. Лизогуба.

Хотя официально С.Г. Ширяев не был принят в общество «Земля и воля», но фактически принадлежал к нему с января 1879 г. Он разделял землевольческую программу не только теоретически, но и осуществлял ее на практике. Об этом свидетельствуют его пропагандистская и агитационная работа среди рабочих в составе кружка, созданного землевольцами, и участие в их дезорганизаторской деятельности.

^ В § 2 «Группа “Свобода или смерть”» речь идет о стремлении землевольцев – сторонников политической борьбы, которые были более близки С.Г. Ширяеву, сплотиться организационно. С этой целью они создали не позднее февраля 1879 г. внутри тайного общества «Земля и воля» обособленную организацию – Исполнительный комитет, а в мае того же года – его вспомогательный отряд, сверхтайную террористическую группу с сенсационным названием «Свобода или смерть». Одним из первых в нее был принят Ширяев.

Состав группы точно не был выяснен до сих пор. Автор приходит к выводу, что группа могла насчитывать 20 человек, которые называются поименно. Группа имела свою программу и устав, конспиративную квартиру и две динамитные лаборатории, создателем и руководителем которых был С.Г. Ширяев.

«Свобода или смерть» просуществовала три месяца. Практическими действиями проявила себя мало, не считая нескольких пудов динамита, приготовленных под руководством Ширяева к моменту раскола «Земли и воли». Но ее создание имело огромное значение для выработки организации нового типа, необходимой для осуществления новой программы. Неслучайно, большинство членов группы впоследствии вошли в Исполнительный комитет «Народной воли». А Ширяев, как ее наиболее выдающийся член, уже в июне 1879 г. был приглашен на съезды землевольцев в Липецк и Воронеж.

^ В § 3 «Липецкий и Воронежский съезды» рассматриваются разногласия между «политиками» и «деревенщиками». «Политики», стремясь к дальнейшему сплочению, решили провести предварительно свой съезд в тайне от «деревенщиков». Он происходил в Липецке с 15 по 17 июня 1879 г. Главной задачей являлось обсуждение проекта новой программы «Земли и воли». Взгляды присутствовавших на политическую борьбу оказались различными. Ширяев входил в состав большинства, отсаивающего ее временное значение. В результате была принята резолюция: «пополнить народническую программу временным допущением политической борьбы с целью достижения условий, при которых была бы возможна идейная борьба во имя чисто-социалистических требований»87.

Был создан новый (уже третий по счету) Исполнительный комитет, в который вошли все участники съезда, включая С.Г. Ширяева. Участники съезда приняли устав ИК, избрали Распорядительную комиссию для руководства его текущей деятельностью. Из-за жестоких приговоров, казней и преследования народников после сильной обличительной речи А.Д. Михайлова против императора Александра II было принято решение о расширении террористической деятельности, включая цареубийство.

В первый день работы Воронежского съезда, проходившего с 18 по 21 июня, С.Г. Ширяев был формально принят в общество «Земля и воля». Все внимание конгресса, в котором приняли участие 20 человек (10 «политиков» и 10 «деревенщиков») было направлено на обсуждение землевольческой программы и, главным образом, на вопрос о политической борьбе. Многие «политики» не хотели доводить дело до разрыва. В их числе мог быть и Ширяев, который, хотя и склонялся к террору и признанию необходимости политической борьбы, но в то же время и не отрицал народничества.

Так как «политики» не захотели обострения, съезд сохранил старую программу общества. Но «деревенщики», кроме Г.В. Плеханова, покинувшего конгресс в первый же день, так же пошли на компромисс и вместе с участниками Липецкого съезда единогласно проголосовали за необходимость расширения политического террора против правительства.

Таким образом, начавшийся после разгрома «хождения в народ» процесс идейной эволюции народников вообще и С.Г. Ширяева, в частности, от аполитизма к политической борьбе и от мирной пропаганды к «красному» террору (в ответ на «белый» террор царизма) достиг на Липецком и Воронежском съездах кульминации и близился к завершению. Впереди была «Народная воля».

^ Третья глава «В партии “Народная воля”» состоит из пяти параграфов.

В § 1 «Член-учредитель “Великого ИК”» исследуется участие С.Г. Ши­ряева в учреждении первой в России политической партии. Он вошел в ее руководящий центр – Исполнительный комитет, который современники, а затем историки назвали «Великим ИК». Именно этот изначальный состав Исполнительного комитета, на своих заседаниях в конце лета и осенью 1879 г. обсудил и принял устав и программу «Народной воли», определил направление деятельности и тактические приемы партии.

При обсуждении программы по ряду вопросов возникали прения. Самые большие разногласия возникли на почве оценки тактических средств партии. Н.А. Морозов проводил идею «чистого» террора, считая, что главной целью Исполнительного комитета «Народной воли» должна стать дезорганизация правительства посредством партизанской террористической борьбы. «Якобинцы» (Л.А. Тихомиров, М.Н. Ошанина) мечтали о захвате власти путем политического заговора, декретировании народу Конституции сверху. И только после этого власть, по их мнению, должна была быть передана народу. Ширяев принадлежал к самой влиятельной группе во главе с А.И. Желябовым и А.Д. Михайловым, которая смотрела на организацию революционного переворота шире, чем «чистые» террористы и «якобинцы», предусматривая широкие народные действия в поддержку переворота и обязательную передачу власти народу после его победы.

В результате принятая программа не отводила террору главного места в арсенале средств политической борьбы. Многое в его понимании здесь было близко землевольческой программе, которая трактовала террор не как средство борьбы с существующим строем, а как самозащиту от «наиболее вредных лиц правительства», «шпионства», «выдающихся случаев насилия и произвола со стороны правительства, администрации и т. п.»88

^ В § 2 «Создатель и первый руководитель динамитной мастерской» исследуется работа С.Г. Ширяева по изготовлению динамита. И в мемуарной литературе, и в исследованиях о революционном народничестве, вопросы о количестве динамитных мастерских «Народной воли», месте их нахождения и хозяевах этих конспиративных квартир, а также о первом руководителе производства взрывчатых веществ трактуются неоднозначно. Сопоставив сведения опубликованных и архивных источников, удалось установить следующее.

Производство динамита было начато еще до оформления «Народной воли» С.Г. Ширяевым. Покушение приехавшего в Петербург из Саратовкой губернии, разочаровавшегося в пропаганде среди крестьян А.К. Со­ловьева на императора Александра II 2 апреля 1879 г. произвело на Ширяева «чрезвычайно сильное впечатление и заставило глубоко задуматься над значением такого факта, если бы он был успешен»89. Он приходит к мысли об использовании для террористических актов динамита. Степан Григорьевич покупает русские и французские книги о взрывчатых веществах, изучает необходимую литературу в Публичной библиотеке.

Первая известная динамитная мастерская, точнее учебная лаборатория группы «Свобода или смерть», была организована им в доме № 6 (ныне № 10) по Баскову переулку. Хозяйкой этой квартиры вместе с Ширяевым была А.В. Якимова. Здесь они жили с 26 мая по 5 июля 1879 г. В этой лаборатории под руководством Ширяева учились делать нитроглицерин, а из него динамит. После решений Липецкого и Воронежского съездов землевольцев об усилении дезорганизаторской деятельности возникла необходимость расширить производство динамита. Ширяев получил денежные средства в размере 500 руб. на устройство еще одной – большой лаборатории в доме № 27 по улице Троицкой (ныне – Рубинштейна). Вместе с ним хозяйкой этой квартиры по-прежнему оставалась А.В. Якимова. Здесь мастерская просуществовала приблизительно месяц. Хозяевами следующей динамитной мастерской на Невском проспекте, 124 (ныне 122) стали А.В. Якимова и Г.П. Исаев, но продолжал руководить работами С.Г. Ширяев. Ему очень пригодились научно-технические знания и слесарное мастерство, которыми он овладел за границей.

В динамитной мастерской работали также В.И. Иохельсон и Н.И. Кибаль­чич. Первый из них трудился над изготовлением динамита недолго – две-три недели. Н.И. Кибальчич, руководитель динамитной мастерской с декабря 1879 г. по 17 марта 1881 г., гениальный изобретатель, автор первого в истории человечества проекта космического корабля, созданного в тюремной камере за несколько дней до своей казни, являлся постоянным техником «Народной воли», но все-таки до ареста Ширяева Кибальчич, как техник, организатор и руководитель производства динамита, был на вторых ролях.

§ 3 «Покушения на императора Александра II в ноябре 1879 г.» посвящен террористической деятельности народовольцев. Деятельность «Народной воли», объединявшей около 500 человек, официально оформленных, и порядка 20000 участников и сочувствующих, в основном, была пропагандистской, агитационной и организаторской. Террор не являлся главным средством борьбы партии. Он был исторически обусловлен. Это был ответ народовольцев на террор правительства.

Еще на Липецком съезде учредители «Народной воли» обсуждали вопрос о возможности цареубийства. Причиной этого стала политическая месть. По мнению народовольцев, император Александр II как самодержец, неограниченный монарх должен был нести личную ответственность за жестокие репрессии, бедственное положение крестьянства, реакцию в области просвещения и внутренней политики. Очередные казни революционеров летом 1879 г. усугубили мстительную активность народовольцев.

26 августа 1879 г. на специальном заседании в поселке Лесном под Петербургом Исполнительный комитет вынес Александру II смертный приговор. Было принято решение подготовить ряд покушений по пути его возвращения из Крыма – под Москвой, Одессой и Алексанровском. Это стало возможным благодаря изготовленному под руководством Ширяева динамиту. Он осуществлял и общее техническое руководство этими предприятиями. Приняв непосредственное участие в подкопе под полотно Московско-Курской железной дороги, именно Ширяев 19 ноября 1879 г., замкнув цепь, произвел взрыв царского поезда, привлекший к «Народной воле» внимание общественности не только России, но и Европы.

^ В § 4 «Арест. Следствие. Суд» идет речь об аресте С.Г. Ширяева 4 декабря 1879 г. в одной из гостиниц Петербурга. Его личность и роль в революционном движении для властей вполне обрисовалась благодаря объяснениям народовольца Г.Д. Гольденберга. Только после этого ему стали предъявлять определенные обвинения в производстве динамита, а также участии в Липецком съезде и покушении 19 ноября 1879 г.

После упорного трехмесячного запирательства под напором показаний предателя и других неопровержимых улик, Ширяев постепенно признал почти все известные следствию факты, касающиеся его личного участия в революционном движении. Но относительно товарищей и событий, которые не были известны представителям власти, он придерживался прежней тактики.

С 25 по 30 октября 1880 г., в Петербургском военно-окружном суде рассматривалось «Дело 16-ти террористов», по которому Ширяев проходил как один из главных обвиняемых.

На процессе «16-ти» «Народная воля» впервые заявила о себе как партия. С.Г. Ширяев выступил со скамьи подсудимых с яркими речами, в которых изложил программу «Народной воли», ее цели и средства, подчеркнув, что террор в ее деятельности занимает второстепенное место, что цель его – охрана партии и месть – обусловлены белым террором правительства. Содержание выступлений Ширяева, его тактика и этика во время процесса позволяют прийти к заключению, что на суде он выполнил роль самого выдающегося защитника партии перед общественным мнением России и Европы.

^ В § 5 «Жизнь и смерть в Алексеевском равелине» исследуется заключительный этап противоборства С.Г. Ширяева с правительством. Прежде всего это установление переписки с товарищами, оставшимися на свободе, через распропагандированную С.Г. Нечаевым стражу равелина.

Подробно рассматриваются тяжелые условия содержания заключенных в равелине, направленные на то, чтобы сломить их, вырвать у них покаяние. Современники Ширяева считали его скорую смерть в Секретном доме загадочной, хотя согласно официальной версии он умер от туберкулеза легких.

Сопоставив сведения опубликованных и архивных источников, автор приходит к выводу, что С.Г. Ширяев в знак протеста против оказанной ему «царской милости» – замены смертной казни на эшафоте, к которой он был морально подготовлен, невыносимым режимом медленного умерщвления и постепенного сведения с ума, 18 августа 1881 г. окончил жизнь самоубийством.

^ В заключении сформулированы основные выводы исследования. Степан Григорьевич Ширяев за свою недолгую жизнь успел оставить заметный след в русском освободительном движении. Его мировоззрение и представления о средствах борьбы определялись социально-экономическим и политическим состоянием послереформенной России. Характерной чертой того времени было развитие и распространение народнического социалистического учения. С.Г. Ширяев и его товарищи впервые в истории страны начали открытую, организованную борьбу за социализм, пытаясь придать ей массовый, всенародный характер. Идейные взгляды Ширяева и его практическая деятельность менялись на разных этапах народнического движения. Сначала от лавризма он пришел к высшей стадии бакунизма в России – землевольчеству – с требованием пропаганды фактами и наглядной агитации, а затем к народовольчеству с признанием необходимости демократизации общественной жизни, конституции, народовластия и гражданских прав.

Организаторские способности и революционный профессионализм С.Г. Ширяева ярко проявились при создании им динамитной лаборатории «Народной воли». Электротехнические и химические знания, слесарное мастерство, приобретенные им за границей в лаборатории П.Н. Яблочкова в Париже и в англо-русской мастерской Reed’a и Реньева в Англии, позволили ему наладить производство динамита, который до того выпускался только за границей на заводах А.Б. Нобеля.

Молодость часто страдает максимализмом. Всего лишь 23 года было Ширяеву, когда он в знак протеста против бесчеловечного тюремного режима покончил с собой. Если бы он остался жив, его отношение к террору со временем, скорее всего, претерпело бы изменения. Премьер-министру Великобритании У. Черчиллю приписывают крылатую фразу о том, что если человек в зрелом возрасте не стал консерватором, у него нет ума, но если он в юности не был революционером, у него нет сердца. Ширяев ошибался, заблуждался, выбрав путь террористической борьбы. Но сидеть, бездействуя, сложа руки, видя, с одной стороны, гибель товарищей, с другой – прозябание народа, из недр которого он вышел, не смог, так как в груди его билось честное, благородное, мужественное сердце – не простого обывателя, а деятеля, бойца.


^ Основное содержание диссертации отражено

в следующих публикациях:


а) Публикации в ведущих рецензируемых изданиях,

рекомендованных ВАК РФ:

1. Дмитриева О.Н. С.Г. Ширяев: годы эмиграции // Вестн. СГСЭУ. 2008. № 1 (20). С. 102–105.


б) Публикации в иных изданиях:

2. Дмитриева О.Н. С.Г. Ширяев в общественном движении Саратовской губернии // Краеведение и архивное дело в провинции: исторический опыт и перспективы развития. Саратов, 2006. С. 206–219.

3. Дмитриева О.Н. К биографии С.Г. Ширяева: (Неопубликованные воспоминания А.Д. Ширяевой-Дубровиной) // Саратов, 2007. Вып. 22. С. 158–167.

4. Дмитриева О.Н. Новое о С.Г. Ширяеве // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2008. Т. 8, вып. 1. С. 83–91.

1 Tun A. Geschichte der revolutionären Bewegungen in Russland. Leipzig, 1883. S. 269.

2 Хроника социалистического движения в России. 1878–1887. Официальный отчет. М., 1906.

3 Рожанов Ф.С. Записки по истории революционного движения в России (до 1913 года). СПб., 1913. С. 154.

4 Корнилов А.А. Общественное движение при Александре II. М., 1909.

5 Барриве Л.Е. Общественное движение в царствование Александра II. М., 1911.

6 Богучарский В.Я. Активное народничество семидесятых годов. М., 1912; Он же. Из истории политической борьбы в 70-х и 80-х годах XIX в. Партия «Народной воли», ее происхождение, судьбы и гибель. М., 1912.

7 Глинский Б.Б. Революционный период русской истории (1861–1881 гг.): Исторические очерки. СПб., 1913. Ч. 1–2.

8 Левицкий В.О. Партия «Народная воля». Возникновение. Борьба. Гибель. М.; Л., 1928; Антонов В.Ф. Революционное народничество. М., 1965; Волк С.С. Народная воля. 1879–1882. М.; Л., 1966; Седов М.Г. Героический период революционного народничества. М., 1966; Карпачев М.Д. Очерки истории революционно-демократического движения в России (60-е – начало 80-х гг. XIX в.). Воронеж, 1985.

9 Твардовская В.А. Кризис «Земли и воли» в конце 70-х годов // История СССР. 1950. № 4; Она же. Организационные основы «Народной воли» // Ист. зап. АН СССР. 1960. Т. 67; Широкова В.В. К вопросу об оценке деятельности «Народной воли» // Вопросы истории. 1959. № 8.

10 Твардовская В.А. Социалистическая мысль России на рубеже 1870–1880 гг. М., 1969.

11 Троицкий Н.А. «Народная воля» перед царским судом (1880–1891 гг.). Саратов, 1971; Он же. Царские суды против революционной России: Политические процессы 1871–1880 гг. Саратов, 1976; Он же. Безумство храбрых: Русские революционеры и карательная политика царизма 1866–1882 гг. М., 1978; Он же. Царизм под судом прогрессивной общественности: 1866–1895 гг. М., 1979; Он же. «Народная воля» перед царским судом (1880–1894). 2 изд., испр. и доп. Саратов, 1983; Он же. Крестоносцы социализма. Саратов, 2002.

12 Итенберг Б.С. Движение революционного народничества. Народнические кружки и «хождение в народ» в 70-х годах XIX в. М., 1965; Гинев В.Н. Народническое движение в Среднем Поволжье (70-е годы XIX века). М.; Л., 1966; Филиппов Р.В. Из истории народнического движения на первом этапе «хождения в народ» (1863–1874). Петрозаводск, 1967; Широкова В.В. Очерки истории общественного движения в Саратовской губернии в пореформенный период. Саратов, 1976.

13 Ткаченко П.С. Революционная народническая организация «Земля и воля» (1876–1879). М., 1961.

14 См. об этом: Троицкий Н.А. Крестоносцы социализма. С. 8; Воронихин А.В. В.Н. Фиг­нер в русском освободительном движении (1873–1884 гг.). Дис. … канд. ист. наук. Саратов, 1992. С. 17–18.

15 Ткаченко П.С. Указ. соч. С. 177.

16 Там же. С. 204.

17 Кантор Р.М. Динамит «Народной воли» // Каторга и ссылка. № 8–9 (57–58).

18 Предтеченский А.В. Летопись Петропавловской крепости. М., 1932; Гернет М.Н. История царской тюрьмы: В 5 т. М., 1961. Т. 3; Щеголев П.Е. Алексеевский равелин. М., 1989.

19 Автобиографическая записка Степана Ширяева // Красный архив. М.; Л., 1924. Т. 7. С. 74–97.

20 Заседание С.-Петербургского военно-окружного суда по делу о 16-ти лицах, обвиняемых в государственных преступлениях // Правительст. вестник. 1880. 26 окт. – 11 нояб. № 241–255; Моск. вед. 1880. 26 окт. – 8 нояб. № 299–310; 17–19 нояб. № 319–321.

21 Дело 16-ти народовольцев. СПб., 1906; Дело 16-ти (1880 г.). СПб., 1907.

22 Процесс шестнадцати террористов (1880 г.). СПб., 1906.

23 Валк С.Н. Архив «Земли и воли» и «Народной воли»: Предисловие. М., 1930. С. 18.

24 Архив «Земли и воли» и «Народной воли». С. 240–248.

25 Революционное народничество семидесятых годов XIX века. М.; Л., 1965. Т. 2. С. 249–252.

26 Архив «Земли и воли» и «Народной воли». С. 53–82; Революционное народничество семидесятых годов XIX века. Т. 2. С. 27–42, 170–209.

27 Литература партии «Народной воли». Париж, 1905.

28 Литература партии «Народная воля». М., 1930.

29 «Народная воля» в документах и воспоминаниях». М., 1930.

30 Ширяев С.Г. Два письма к редактору «Вперед!» / Былое. 1903–1904. № 2 // Русская историческая библиотека. 1906. № 5. С. 21–29; Тактика революционной борьбы: (Письма С.Г. Ширяева к П.Л. Лаврову) // Голос минувшего на чужой стороне. 1927. № 5. С. 202–210; Фигнер В.Н. Письма участников процесса 16-ти // Каторга и ссылка. 1930. № 3 (64). С. 97–104; То же // Архив «Земли и воли» и «Народной воли». М., 1930. С. 249–258; Баум Я.Д. Три письма Степана Ширяева // Каторга и ссылка. 1930. № 3 (64); Он же. Тюремные письма С.Г. Ширяева к А.Д. Долгоруковой // Там же. 1932. № 8–9 (93–94), 10 (95); Письма С. Ширяева // Красный архив. 1924. № 7. С. 98–101.

31 Майнов И.И. Революционные кружки в Саратове. СПб., 1906; Он же [Саратовец]. Саратовский семидесятник // Минувшие годы. 1908. № 1, 3–4; Он же. Петр Сергеевич Поливанов // Поливанов П.С. Алексеевский равелин. Л., 1926.

32 Дмитриева В.И. Так было: (Путь моей жизни). М.; Л., 1930.

33 Морозов Н.А. Повести моей жизни. Собр. соч.: В 3 т. М., 1947.

34 Плеханов Г.В. Русский рабочий в революционном движении // Соч. М.; Пг., 1923. Т. 3.

35 Плеханова Р.М. Периферийный кружок «Земли и воли» // Группа «Освобождение труда». М.; Л., 1926. Т. 4.

36 Попов М.Р. Из моего революционного прошлого // Былое. 1907. № 7.

37 Якимова А.В. Группа «Свобода или смерть» // Каторга и ссылка. 1926. № 3 (24).

38 Иохельсон В.И. Первые дни «Народной воли». Пг., 1922.

39 Бух Н.К. Воспоминания. М., 1928; Он же. Первая типография «Народной воли» // Каторга и ссылка. 1929. № 8–9 (57–58); Он же. В Петропавловской крепости // Там же. 1930. № 11 (72); Он же. Первый процесс народовольцев // Там же. 1931. № 7 (80); Он же. На Кару // Там же. 1934. № 4 (113).

40 Мартыновский С.И. На каторжном положении // Каторга и ссылка. 1924. № 5.

41 Троицкий Н .А. К истории первого процесса партии «Народная воля». (Неопубликованные заметки очевидца) // Освободительное движение в России: Межвуз. науч. сб. Саратов, 1977. № 6.

42 Поливанов П.С. Алексеевский равелин // Алексеевский равелин: секретная государственная тюрьма в России в XIX веке. Л., 1990. Кн. 2. (Впервые были опубликованы в Петербурге в 1906 г.); Тригони М.Н. Из воспоминаний об Алексеевском равелине // Минувшие годы. 1908. № 4; Фроленко М.Ф. Милость // Полн. собр. соч.: В 2 т. 2 изд. М., 1932. Т. 2.

43 Спандони-Басманджи А.А. Страница из воспоминаний // Былое. 1906. № 5; Тютчев Н.С. Тюремные загадки // Тютчев Н.С. Статьи и воспоминания. М., 1925. Ч. 2.

44 Аптекман О.В. Общество «Земля и воля» 70-х гг.: По личным воспоминаниям. 2 изд. Пг., 1924; Он же. Георгий Валентинович Плеханов: Из личных воспоминаний. Л., 1924; Морозов Н.А. Повести моей жизни. Собр. соч.: В 3 т. М., 1947; Фигнер В.Н. Запечатленный труд // Фигнер В.Н. Избр. произв.: В 3 т. М., 1933. Т. 1; Прибылева-Корба А.П. Народная воля. Воспоминания о 1870–1880-х гг. М., 1926; Она же. Исполнительный комитет 1879–1880 гг. // Каторга и ссылка. 1926. № 3; Прибылев А.В. Записки народовольца. М., 1930; Тихомиров Л.А. Воспоминания. М.; Л., 1927; Он же. Тени прошлого / Из архива Л. Тихомирова // Красный архив. 1924. № 6; Он же. В подполье: Очерки из жизни русских революционеров 70–80 гг. СПб., 1907; Он же. Заговорщики и полиция. М.; Л., 1928; Фроленко М.Ф. Полн. собр. соч.: В 2 т. 2 изд. М., 1932; Любатович О.С. Далекое и недавнее. Воспоминания из жизни революционеров 1878–1881 гг. // Былое. 1906. № 6.

45 Якимова А.В. Процесс шестнадцати террористов – первый народовольческий процесс // «Народная воля» перед царским судом. М., 1930. Вып. 1.

46 Майнов И.И. Степан Григорьевич Ширяев. М., 1930.

47 А.В. Якимова использовала официальный отчет о процессе, И.И. Майнов – «Автобиографическую записку Степана Ширяева» и публикацию «Два письма к редактору «Вперёд!».

48 Валуев П.А. Дневник (1877–1884). Пг., 1919; Милютин Д.А. Дневник: В 3 т. М., 1950 Т. 3. 1878–1880.; Феоктистов Е.М. За кулисами политики и литературы. 1848–1896: Воспоминания. М., 1991; Витте С.Ю. Воспоминания: В 3 т. Таллин; М., 1994. Т. 1 (1849–1894).

49 Юрьевская Е.М. (В. Лаферте) Александр II: Неизвестные подробности личной жизни и смерти. С приложением биографического очерка М. Палеолога «Александр II и Екатерина Юрьевская. М., 2004; Мещерский В.П. Воспоминания. 2 изд. М., 2001; Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров: Воспоминания, дневник (1853–1882). Тула, 1990; Богданович А.В. Три последних самодержца: (Дневник). М., 1990; Штакеншнейдер Е.А. Дневник и записки. 1854–1886. М.; Л., 1934; Епанчин Н.А. На службе трех императоров: Воспоминания. М., 1996.

50 Короленко В.Г. История моего современника. М., 1965; Милюков П.Н. Воспоминания (1859–1917): В 2 т. М., 1990; Кизеветтер А.А. На рубеже двух столетий: Воспоминания (1881–1914). М., 1997; Ключевский В.О Письма. Дневники. Афоризмы и мысли по истории. М., 1968.

51 Катков М.Н. Собрание передовых статей «Московских ведомостей». 1879 год. М., 1898. С. 595–596; Там же. 1880 год. М., 1898. С. 575–577; 590–594.

52 Дело 1 марта 1881 г. СПб., 1906; Процесс 20-ти народовольцев в 1882 г. Ростов н/Д., 1906.

53 За сто лет (1800–1896): Сборник по истории политических и общественных движений в России: В 2 ч. Лондон, 1897; Прибылева-Корба А.П., Фигнер В.Н. Народоволец А.Д. Михайлов. Л., 1925; Лавров. Годы эмиграции: Архивные материалы. В 2 т. Dordrecht; Boston, 1974; «Народная воля» и «Черный передел». Воспоминания участников революционного движения в Петербурге в 1879–1882 гг. Л., 1989.

54 Кантор Р.М. К истории Военной организации «Народной воли» (Показания Ф.И. Завалишина) // Каторга и ссылка. 1925. № 5.

55 Иванчин-Писарев А.И. Хождение в народ. М.; Л., 1929.

56 Шомпулев В.А. Из записок старого помещика // Русская старина. 1898. № 7, 11.

57 РГВИА. Ф. 1351. Оп. 1. Д. 4317–4350.

58 Там же. Д. 4327 (Дознание о Николае Смирницком, он же – Степан Григорьевич Ширяев) на 107 листах; Д. 4347 (Дознание о Степане Ширяеве) на 4 листах.

59 Там же. Д. 4317 (Судебно-следственное дело о членах народнической организации: А. Квятковском, С. Ширяеве, А. Зунделевиче и др.); Д. 4318 (Переписка по делу 4317); Д. 4319 (Дознание об убийстве князя Кропоткина 9/II – 1878 г., о покушениях на жизнь Александра II); Д. 4320 (Дознание о покушении 19 ноября 1979 г. на жизнь Александра II путем взрыва полотна железной дороги); Д. 4321–4322 (Дознание жандармского управления г. Одессы о Г. Гольденберге, обвиняемом в принадлежности к народнической организации); Д. 4326 (Дознание о С. Мартыновском. Обвиняемые: Сергей Мартыновский, Анна Долгорукова); Д. 4337 (Дознание о народническом съезде фракции террористов в г. Липецке в июне 1879 г.)

60 Там же. Д. 4319. Л. 732–733об.

61 РГВИА. Ф. 1351. Оп. 1. Д. 4322. Л. 1–40об.

62 Там же. Л. 75–111.

63 Там же. Д. 4320. Л. 5–9об.

64 Там же. Д. 4964.

65 ГАРФ. Ф. 112. Оп. 1. Д. 266 (В Саратове. О Монстровых и Эдемове. 10.07.1874 – 26.07.1875).

66 ГАСО. Ф. 53. Оп. 1. 1874 г. Д. 14. Т. I–IV; 1875 г. Д. 3. Т. I–III.

67 Там же. 1875 г. Т. II. Д. 3. Л. 6 (Список заподозренных в намерении вести пропаганду в Саратовской губернии летом 1875 г.)

68 Там же. Оп. 6. Д. 5.

69 ГАСО. Ф. 53. Оп. 6. Л. 20–22.

70 ГАРФ. Ф. 1762. Оп. 4. Д. 489 (Письма С. Ширяева П.Л. Лаврову об арестах в России и по другим вопросам. 21 марта 1877 г. – 6 ноября 1878 г.)

71 Там же. Д. 568. Л. 14–15.

72 ГАСО. Ф. 637. Оп. 1. Д. 1488, 1492, 1498, 1514, 1526, 1545, 1551.

73 Там же. Ф. 248. Оп. 1. Д. 14–19, 22–23, 25–27, 29, 31–32, 34, 38, 40, 42, 43, 45–48, 54, 59, 63–65, 68.

74 Там же. Ф. 19. Оп. 1. Д. 2480; Оп. 3. Д. 100, 511, 897, 1340.

75 Там же. Ф. 23. Оп. 1. Т. 1. Д. 13.

76 Там же. Ф. 179. Оп. 1. Д. 180, 872.

77 Там же. Ф. 861. Оп. 1. Д. 3.

78 Там же. Ф. 407. Оп. 1. Д. 3; Оп. 2. Д. 2018–2022.

79 ОПИ ГИМ. Ф. 297. Оп. 2. Д. 87. Л. 246.

80 Там же. Ф. 282. Оп. 1. Д. 445.

81 РГАЛИ. Ф. 1300. Оп. 1. Д. 7. Л. 6–10об.

82 Там же. Д. 6. Л. 13–82.

83 РГАЛИ. Ф. 1300. Оп. 1. Д. 7. Л. 1–5об.

84 СОМК. № 65906 (Заявление о расторжении договора с крестьянином Яковом Чугуновым на постройку мельницы на речке Каналейке).

85 Там же. Личный фонд С.Д. Соколова. Оп. 1. Д. 44.

86 ГЦМСИР. Ед. хр. А 15634.

87 Автобиографическая записка Степана Ширяева. С. 93.

88 Автобиографическая записка Степана Ширяева. С. 173.

89 Автобиографическая записка Степана Ширяева. С. 91.




Скачать 420.38 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер420.38 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх