Структура, семантика и прагматика стилистического приема «антономазия» на материалах немецкого языка icon

Структура, семантика и прагматика стилистического приема «антономазия» на материалах немецкого языка


Смотрите также:
Сверхтекст: семантика, прагматика, типология 10. 02. 01 русский язык...
Функциональная семантика хрононимов в нарративном тексте (на материале современного немецкого...
Структура и прагматика инференциального смысла высказываний (на материале английского языка)...
Структура и содержание фрейма «школа» (на материале немецкого языка) 10. 02. 19 теория языка...
Программа конференции включает следующие темы для обсуждения: Проектная работа на уроках...
Восточнославянский мифологический текст: семантика, диалектология, прагматика...
Восточнославянский мифологический текст: семантика, диалектология, прагматика...
Объявляется набор желающих на интенсивный курс по изучению немецкого языка и следующей за ней...
Аллоним в контексте языковой картины мира (на материале немецкого языка) 10. 02. 19 теория языка...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории...
Дискурс о колдовстве и локальные фольклорные традиции: семантика, прагматика, социальные функции...
Творческий отчет мо учителей иностранных языков Октябрьской сош №2...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


АРУТЮНЯН МИКАЕЛ АРУТЮНОВИЧ


СТРУКТУРА, СЕМАНТИКА И ПРАГМАТИКА СТИЛИСТИЧЕСКОГО ПРИЕМА «АНТОНОМАЗИЯ» НА МАТЕРИАЛАХ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА


Специальность 10.02.04. - германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук


Москва 2010

Работа выполнена на кафедре грамматики немецкого языка факультета иностранных языков Московского педагогического государственного университета


Научный руководитель:


кандидат филологических наук, профессор

^ Наер Нина Михайловна


Официальные оппоненты:


доктор филологических наук, профессор

Григорьев Евгений Иванович


кандидат филологических наук, доцент

^ Хомутская Наталья Ивановна


Ведущая организация:


ГОУ ВПО Государственный Университет Управления


Защита состоится «__» февраля 2011 г. в __ часов на заседании диссертационного совета Д. 212.154.16 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, г. Москва, пр. Вернадского, д. 88, ауд. 602.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.


Автореферат разослан « » января 2011 г.


Учёный секретарь

Диссертационного Совета Мурадова Л.А.

Развитие научной мысли ХХ века привело к значительной «гуманизации» исследований и обусловило во многих научных работах антропоцентризм. Обращение к человеческому фактору в языке свидетельствует о важнейшем методологическом сдвиге, наметившемся в современной лингвистике, смене ее базисной парадигмы и переходе от лингвистики «имманентной» к лингвистике «антропоцентрической», предполагающей изучение языка в тесной связи с человеком, его сознанием, духовно-практической деятельностью. Новая лингвистическая парадигма позволяет максимально использовать экстралингвистический фактор при анализе лингвистических явлений. Именно в ключе новой лингвистической парадигмы проведено исследование реферируемой диссертационной работы.

Реферируемая диссертационная работа посвящена исследованию антономазии как стилистического приема, как средства языковой номинации и выявлению ее структурных, семантических и прагматических характеристик и функций в художественных и газетно-публицистических текстах.

Выбор темы обусловлен тем, что на сегодняшний день понимание антономазии, представляющее собой сложное многогранное явление, рассматривалось традиционно как метафорическое использование собственного имени для обозначения объекта, обладающее свойствами и характеристиками первоначального носителя этого имени (например, Отелло вместо ревнивец, Дон Кихот вместо романтик).

В этой связи чрезвычайно важным и интересным представляется рассмотрение антономазии как стилистического приема, так и в более широком ключе – как процесса и результата номинативной деятельности человека. Такая позиция позволяет более глубоко изучать явление антономазии с точки зрения как языка, так и речи.

Актуальность исследования обусловлена тем, что до сих пор антономазия не исследовалась комплексно, что возрос интерес к изучению антономазии в связи с новыми теориями метафоры и метонимии, что отдельные типы антономазии описывались с точки зрения структуры и семантики, но не освещались в рамках прагмалингвистики, а также не предпринимались попытки вскрыть когнитивные механизмы создания антономазии.

^ Научная новизна исследования определяется тем, что в диссертации антономазия рассматривается как стилистический прием, построенный на замене одного имени другим, и как средство языковой номинации, основанное на одновременной реализации двух типов лексического значения, денотативного и назывного.

- Антономазия рассматривается на трех уровнях: слова, словосочетания и высказывания.

- Антономазия как средство языковой номинации изучается комплексно в структурно-семантическом, когнитивном и прагматическом аспектах.

- выработаны критерии, позволяющие относить антономазию к метафоре или метонимии.

^ Теоретическая значимость заключается в том, что разработана комплексная методика изучения явления антономазии в структурно-семантическом, когнитивном и прагматическом аспектах, составлена структурно-семантическая классификация моделей построения антономазии, установлены прагматические и оценочные функции антономазии, реализуемые антономазией в газетно-публицистическом и художественном текстах.

^ Практическая ценность диссертационной работы заключается в возможности использовать материалы, собранные в ходе исследования на практических занятиях по стилистике немецкого языка и ономастике, на занятиях по немецкой прессе, при интерпретации художественного текста, при чтении лекций по стилистике немецкого языка, по лингвистике текста, по семасиологии и ономастике.

Объектом исследования являются лексические единицы: собственные имена, нарицательные имена, словосочетания, перифразы, высказывания, формирующие антономазию.

^ В качестве предмета исследования рассматриваются структурные, семантические, когнитивные и прагматические аспекты антономазии.

Достоверность полученных результатов обеспечивается большим объемом исследованного языкового материала (1500 единиц), а также комплексной методикой его анализа и изучения и изученным обширным теоретическим материалом по данной проблематике.

^ Языковым материалом послужили художественные тексты и тексты немецких газет и журналов: „Süddeutsche Zeitung“, „Berliner Zeitung“, „Frankfurter Allgemeine“, „Bild“, „Die Zeit“, „Die Welt“, „Der Spiegel“, „ Stern“, „Fokus“

Апробация основных положений диссертационного исследования осуществлялась на научных сессиях МПГУ 2007, 2008, 2009 года, а также на заседаниях кафедры грамматики немецкого языка ГОУ ВПО Московского педагогического государственного университета. Диссертация соответствует плану научно-исследовательской работы кафедры грамматики немецкого языка факультета иностранных языков МПГУ.

Цель исследования состоит в рассмотрении структуры, семантики и прагматики антономазии, в рассмотрении антономазии как стилистического приема и как средства языковой номинации, строящегося на модификации и переносе имен, приводящих к созданию класса имен, занимающих промежуточное положение между классом собственных и нарицательных имен. Целью исследования является также изучение когнитивных механизмов, в результате которых появляются определенные характеристики, и попытки разграничения на основе характеристик типов и подтипов антономазии, выделение антономастических комплексов – более крупных структурных единиц на уровне высказывания.

Исследование прагматических функций, выполняемых антономазией, функции выражения оценки, образности, что ведет к экспрессивности антономазии.

Цель исследования определяет конкретные задачи:

- дефиниция антономазии как явления языка и речи,

- выделение структурно-семантических типов и подтипов антономазии

- выделение когнитивных структур и механизмов создания антономазии

- выявление прагматических функций антономазии.

Цель и задачи исследования определили выбор методов исследования: дефиниционный анализ, метод структурно-семантического моделирования, метод моделирования когнитивных единиц, сопоставительный метод.


На защиту выносятся следующие положения:

1. Антономазия является стилистическим приемом, тропом, представляющим собой окказиональное замещение оригинального имени объекта или явления создаваемым именем.

2. Одновременно антономазия выполняет и другую функцию – функцию наименования. Антономазия может быть определена как средство номинации, включающее в себя различные виды одновременной реализации предметно-логического и назывного значений, в результате чего объекту присваивается имя, находящееся на пересечении нарицательного и собственного имен, прямо или косвенно указывающее на свойства объекта и, таким образом, кроме идентифицирующей функции выполняет и информативную функцию.

3. В функции наименования антономазия представляет собой процесс и результат вторичной номинации.

4. Так как назывное значение присуще именам собственным, а предметно-логическое значение присуще именам нарицательным, то в зависимости от того, какое значение является основным, выделяются два типа антономазии: антономазия первого типа, где назывное значение является основным, а предметно-логическое возникает в контексте, т.е. имя собственное переходит в имя нарицательное и антономазия второго типа, где основным является предметно-логическое значение, а назывное возникает в контексте, т.е. имя нарицательное переходит в имя собственное.

5. Между крайними точками зрения на антономазию, отождествляющими антономазию либо с метонимией, либо с метафорой, принимается компромиссная точка зрения на антономазию как на метонимию, осложненную отношением сходства, хотя в отдельных случаях характер и основания переноса имени максимально сближают антономазию с метафорой.

6. В ходе частичного перехода имени собственного в имя нарицательное, и наоборот, имя подвергается модификации. При полном сохранении грамматической формы имени, которая также подразумевает соблюдение правил грамматической сочетаемости, наблюдается только семантическая модификация. При изменении грамматической формы имени наблюдается грамматико-семантическая модификация. На основании рассмотренных модификаций выделяются следующие виды антономазии: однокомпонентная и двух/многокомпонентная антономазия, с показателем социального статуса и без показателя социального статуса.

7. Как антономазия рассматриваются клички, прозвища, представляющие собой частотное замещение оригинального имени создаваемыми именами, однако оригинальное имя никогда не вытесняется полностью. К антономазии отнесены также говорящие, ласкательные имена и частично пейорация, которые сами являются оригинальным именем объекта, однако предметно-логическое значение остается в них на первом месте.

8. При описании антономазии применяются принципы когнитивного подхода, которые строятся на концептуальных теориях взаимодействия двух концептуальных пространств: пространства цели и пространства источника. Когнитивные механизмы интерпретации антономазии рассматриваются с опорой на новые теории Лакоффа, Джонсона, Блэка, Фоконье и Тернера.

9. Антономазия рассматривается в прагмалингвистическом аспекте. Среди прагматических функций антономазии функция оценки определяется как основная.

Структура диссертационного исследования определяется поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.


В соответствии с требованиями, предъявляемыми к структуре диссертационного исследования, во введении устанавливаются объект и предмет исследования, определяются цели и задачи, которые предстоит решить, определяется теоретическая база исследования, актуальность и новизна исследования, теоретическая и практическая значимость , указываются методы исследования, способы апробации работы и обосновывается достоверность диссертационного исследования.

^ Первая глава посвящена основным подходам к понимании сущности антономазии, рассматривается проблема определения антономазии как стилистического приема, выделяются основные типы антономазии в зависимости от особенностей реализации лексических значений, рассматривается соотношение метафоры, метонимии и антономазии, изучаются характеристики антономазии как средства номинации, а также рассматриваются когнитивные характеристики антономазии..

^ Во второй главе антономазия рассматривается с точки зрения модификации имени собственного и имени нарицательного, выделяются структурно-семантические подтипы антономазии, а также исследуются когнитивные механизмы построения антономастических комплексов.

^ Третья глава посвящена рассмотрению прагматических характеристик антономазии. Антономазия рассматривается с точки зрения выражения оценки.

Достоверность проведенного исследования обеспечивается комплексным подходом, значительным объемом как теоретического, так и практического материала, а также использованием различных приемов и методов современного лингвистического анализа.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Теоретическую основу диссертации составляют принципы и подходы к проблеме дефиниции антономазии, изложенные в трудах как отечественных, так и зарубежных лингвистов: Ахмановой О.С., Гальперина И.Р., Квятковского А.П., Каграманова К.Р., Наер Н.М., Зандиг Б, Савинского Б., Хартъюнга Д. и др., а также труды ученых, разрабатывающих теорию языковой номинации, как Т.П. Амирова, Э.С. Азнаурова, В.Н. Телия, В.С. Кубрякова, Б.А. Серебрянников, В.В. Мартынов, Л.В. Щерба, Н.Д. Арутюнова, Л.О. Резников, А.С. Мельчук, А.Н. Степанова, Л. Линский, А.А. Уфимцева, О.М. Фрейденберг, Е. Курилович, Л. Ельмслев, Г. Шухард, и многие другие.


В качестве основной теоретической проблемы диссертации рассмотрен вопрос о сущности понятия антономазии как стилистического приема, какие функции еще в языке и речи она выполняет.

В основе антономазии лежит перенос имени. Однако мнение ученых по поводу того, какой именно класс имен подвергается переносу при создании антономазии, не всегда совпадают, так наряду с определением антономазии как переноса имени собственного встречаются и определения антономазии как переносного использования имени нарицательного.

Антономазия определяется так: «Троп, состоящий в метафорическом применении собственного имени или обозначения лица, наделенного свойствами первоначального (широко известного в литературе, истории и т.д.) носителя этого имени. Например: Морфей вместо сон, Отелло вместо ревнивец, Дон Жуан вместо сластолюбец и т.п.» (Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Москва, Советская энциклопедия, 1966).

Словарь иностранных слов Дудена (электронная версия) определяет антономазию как:

1) замещение собственного имени названием, содержащим особенные признаки или качества названного – der Zerstörer Kartagos = Skipo.

2) замещение наименования нарицательного существительного собственным именем одного из типичных представителей этой группы: Krösus = reicher Mann.

Харъюнг дает следующие примеры: Korsischer Tron- und Kronräuber – Наполеон, Reinike Fuchs – der Schelm, der alte Fritz – König Friedrich der Zweite (der Große), der eiserne Kanzler – Otto von Bismark.

Квятковский А.:

1) … или это сказка тупой бессмысленной толпы и не был убийцею создатель Ватикана (т.е. Микеланджело. А.С. Пушкин)

2) Я ускользнул от Эскулапа (т.е. от врача) худой, обритый, но живой (А.С. Пушкин)

Пришла пирует Мамем

Задом на город насев

Эту ночь глазами не проломаем

Черную как Азеф! (т.е. черную как предательство) (В. Маяковский)

Интересно отметить, что А. Квятковский относит к антономазии сравнение с союзом «черную как Азеф».

Как видно из приведенных дефиниций Д. Харъюнг относит к антономазии и перифразу.

В основном дефиниции антономазии схожи, хотя имеются и расхождения. Это объясняется тем, какой иллюстративный материал рассматривался автором, какая узконаправленная характеристика была положена в основу дефиниции.

Антономазия рассматривалась всеми упомянутыми лингвистами только как стилистический прием, как троп. Причем Ахманова О.С. рассматривает антономазию как метафору, а И.Р. Гальперин, Д. Харъюнг, Н.М. Наер и А.П. Квятковский как метонимию.

В настоящей работе антономазия рассматривается как стилистический прием, выполняющий еще дополнительную функцию языковой номинации, это позволяет включить в понятие антономазии различные единицы языка и речи, которые могут быть основаны как на переносе собственного имени, так и нарицательного.

Такое понимание антономазии становится возможным при условии рассмотрения ее как взаимодействия и одновременной реализации двух типов лексического значения: назывного и предметно-логического. Одновременная реализация предметно-логического (денотативного) и назывного значения возникает не сразу.

Имя, изначально обладающее одним из данных типов значения в контексте, приобретает и другой тип. Изначальное значение можно обозначить как основное, так как оно по прежнему остается основным, как бы «на переднем плане», а приобретенное значение можно обозначить как контекстуальное. Таким образом, можно выделить два типа антономазии: первый тип с основным назывным значением и второй тип с основным предметно-логическим значением.

Таким образом, при формировании антономазии мы говорим о взаимодействии предметно-логического и назывного значений.

В результате проведенного исследования сделан вывод, что антономазия понимаемая многими учеными только как троп, на деле представляет собой более широкое явление. Она может быть определена как средство языковой номинации, включающего в себя различные виды одновременной реализации предметно-логического и назывного значений, в результате чего объекту присваивается имя, находящееся на пересечении нарицательного и собственного имени, прямо или косвенно указывающее на свойства объекта и, таким образом, помимо идентифицирующей функции выполняет информативную функцию. Это касается прежде всего антономазии с предметно-логическим значением, присущее именам нарицательным и часто выраженным не только одной лексической единицей, а словосочетанием, перифразой или целым высказыванием. Например, бундесканцлера Германии Ангелу Меркель называют немецкие СМИ «keine Basta-Kanzlerin» (Der Spiegel 13.10.2008)

Так как назывное значение присуще именам собственным, а предметно-логическое значение именам нарицательным, то в зависимости от того, какое значение является основным, мы выделяем два основных типа антономазии:

1. Антономазия, построенная на переносном значении использования имени собственного (антономазия первого типа), где назывное значение является основным, а предметно-логическое возникает в контексте, т.е. имя собственное переходит в нарицательное.

^ Mit sechzehn war Makeda von einer Modelagentur entdeckt worden. „Die neue Naomi Campbell“ hatte er sie genannt. (M. Suter. Der Koch, S. 172)

2. Антономазия, построенная на переносном использовании имени нарицательного, (антономазия второго типа). В ней основным является предметно-логическое значение, а назывное возникает в контексте, т.е. имя нарицательное частично переходит в имя собственное.

^ Vorläufig bleibt Schröder als Gosppodin Gazprom in Erinnerung – als Kanzler, der Polen, Balten, Ukrainer brüskiert hat, indem er die Ostsee-Pipeline forcierte, die Russland einen hübschen geoökonomischen Hebel gegen die „Zwischeneuropäer“ an die Hand gibt. (Spiegel,03.09.2008)

Таким образом антономазия является прежде всего стилистическим приемом, но одновременно выполняет и другую функцию – функция наименования. В этой функции антономазия представляет собой процесс и результат вторичной номинации.


Номинация рассматривалась уже представителями античной философии (Аристотель, Ираклий, Демокрит, Платон, Августин). Уже тогда признавались сложные взаимодействия между понятием, называем объектом и собственно самим словом. Двойственная природа словесного знака дает возможность назвать его словом. Слово как номинативная единица представляет собой единство формы и содержания, материального и идеального, средство материализации и номинации отраженных в виде представлений объектов реальной действительности в сознании человека. (Уфимцева А.А, 1977, С.13)

У каждого языкового элемента по мнению Е. Куриловича (Пражская лингвистическая школа), имеется основная функция, для которой он был создан. Она называется первичной или прямой номинацией.

Вторичная номинация подразумевает под собой, прежде всего, использование в акте номинации фонетического облика уже существующей единицы в качестве имени для нового обозначаемого. (Ярцева В.Н. 1990, С. 336).

При вторичной номинации уже номинированного когнитивного понятия происходит функциональное или семантическое переосмысление понятия.

Результатом вторичной номинации антономазия является потому, что в итоге мы имеем созданную единицу речи, которая в последствии также может стать единицей языка. Отсюда логично вытекает разделение антономазии на языковую и речевую антономазии, которые еще не вошли в широкое употребление носителями языка и обладают большей новизной.

При создании антономазии уже существующие в языке знаки используются в новой для них функции. Антономазия таким образом представляет собой процесс и результат вторичной номинации. В экстралингвистическом плане в основе вторичной номинации лежит способность человеческого мышления ассоциативно связывать предметы и явления окружающего мира, что позволяет объединить под одной языковой формой различные сущности.

Безусловно, такое «ассоциирование» требует некоторого времени для протекания мыслительных процессов. Можно предположить, что эти процессы сходны с процессами метафоризации.

Многие ученые обращают внимание на различие между терминами «метафора» и «метафоризация», подчеркивая динамический аспект второго, но в то же время главное отличие метафоры как стилистического приема от антономазии в том, что при создании и восприятии антономазии мы имеем дело с образом и характеристиками конкретного лица, места, события, в то время как при метафоризации происходит отождествление с объектом на основе признака или признаков общих и характерных для всего класса. В качестве иллюстрации можно привести два примера, которые в определенных контекстах выражают примерно одну и ту же идею.

^ 1)Der Theaterregisseur Frank Günter ist heutzutage der deutsche Shakespeare.

2) Geert Wilders (Vorsitzender der niederländischen Partiy voor de Vrijheid) ist Rechtspopulist in Deutschland. (Die Zeit 03.10.2010).

В первом случае возникает конкретный образ, причем у разных реципиентов он будет одинаков или по крайней мере схожим, а во втором можно говорить о некотором собирательном образе, который будет значительно различаться от реципиента к реципиенту.

Результатом же вторичной номинации антономазия является потому, что в итоге мы имеем созданную единицу речи, которая впоследствии может стать единицей языка. Отсюда логично вытекает разделение антономазии на языковую и речевую. Языковые антономазии фиксируются в языках и обладают меньшей степенью неожиданности по сравнению с речевыми антономазиями, которые не вошли в широкое употребление и обладают большей новизной. Иллюстрацией речевой антономазии могут служить следующие примеры:

^ 15,6 Prozent der Patientinnen waren an der Folgen der Magersucht, dieser Krankheit, gestorben. Lady Di war auch Magersuchtsopfer. (Spiegel 06.03.2000).

Nicolas Erikstöm ist die Korrumpierte Null, der seine Position bei Mielton Security ausgenutzt hatte. (St. Larson. Verdammnis. S. 485)

Britanniens Thronfolger (Prinz Charles), der grüne Prinz will ländisches Leben retten, macht aber gemeinsame Sachen mit Lebensmittelkapitalisten . (Die Zeit 19.08.2010).


Поскольку имя, присваиваемое объекту при создании антономазии, указывает на его признаки, эти признаки определяют выбор языковых средств, используемых для вторичной номинации, и называются мотивировочными признаками.

Выбор мотивировочного признака имеет когнитивную природу, так как при выборе одного признака происходит абстрагирование от других признаков. К тому же новый признак становится основой нового значения. Выбор признака носит объективно-субъективный характер. Объективный – так как отражает реальный признак объекта как действительного мира, так и вымышленного. Субъективного – поскольку сам выбор осуществляется человеком, т.е. он индивидуален.

Мотивированные признаки могут быть внешними и внутренними, иногда наблюдаются случаи, когда одна лексическая единица, на основе которой строится имя, выражает внутренний и внешний признаки одновременно.

Так примером антономазии, в основе которого лежит внешний мотивирующий признак, может стать следующий текст:

^ Musik, Film, TV – kaum etwas, was die Superblondine noch nicht ausprobiert hat. Die Wiederholungstäterin wurde auch in Südafrika festgenommen. (Bild. 04.10.2010)

Имеется ввиду американская актриса Пэрис Хилтон, яркая блондинка, которую не один раз арестовывали за употребление наркотиков.

Как вербализацию внутреннего признака антономазии можно привести следующий текст:

Fermats Theorie war eigentlich eine verlockend leichte Aufgabe. … dennoch galt er (Fermat) unter den Mathematikern als einer der begabtesten Autodidakten aller Zeiten. Wie Lisbeth war er auch von kniffigen Fragen und Rätseln begeistert. (Stieg Larson Verdammnis. 33)

Примером антономазии, в основе которой лежит внешний мотивировочный признак, можно считать следующий текст:

^ Jean Sarkozy, 20, Sohn der französischen Präsidenten Nicolas Sarkozy aus ersten Ehe, hat Ärger mit der Justiz. Der stets elegant gekleidete Blondschoff muss sich wegen Fahrerflucht vor Gericht verantworten. (Spiegel, 27.03.2006)

Когда знания, связанные с тем или иным объектом, обозначенным именем собственным становятся общими для всех членов языкового сообщества и остаются таковыми долгое время, само имя может войти в систему языка. Например: Дон Кихот, Отелло, Дракула, Распутин, Робинзон и др.

«^ Heute wirkt der hochgewachsene Freiheitsheld mit leicht gebeugten Schultern… ein Don Quijote der immer gegen die gleichen Windmühlen kämpft». (Frankfurter Allgemeine 13.09.2010) В данном примере имеется в виду Фидель Кастро.

Милошевича называли немецкие СМИ «Balkan-Hitler» или «Serbien-Hitler» или «ein neuer Hitler» (Frankfurter Rundschau 10.09.2005)

Гюнтера Грасса называли немецкие СМИ после присвоения ему Нобелевской премии: «Geschichtslehrer», «politischer Superintendant», «Anachronist», «Hexenmeister», «Tabubrecher» (Frankfurter Allgemeine 02.04.2004)


Помимо различия в подходах, к пониманию явления антономазии как такового, взгляды ученых так же расходятся и в вопросе отношений между антономазией, метафорой и метонимией. Так антономазия понимается и как частный случай метафоры и как частный случай метонимии. В настоящем исследовании принимается компромиссная точка зрения, согласно которой антономазия первого типа представляет собой метонимию, осложненную отношением сходства, в то время как антономазия второго типа может основываться либо на метонимии, либо на метафоре в зависимости от эксплицитности/имплицитности подчеркиваемого признака. Если имя называет признак, а не подразумевает его, то мы имеем дело с метонимическим переносом. Так, например, такие говорящие имена, как Dr. Seltsam, Mister Zehnprozent, Madame Hammer Cahmpagner – Wili равно как и собственно антономазия «Magersucht-Opfer Lady Di» явно указывают на отличительный признак. Другими словами выше приведенные примеры и им подобные являются метонимией и вряд ли можно говорить, что они осложнены отношениями сходства, характерными для метафоры. В следующем примере антономазия является метафорой:

^ Lisabeth Salander empfand seine Gesellschaft als außerordentlich entspannend…. Georg Bland war zwar etwas linkisch, aber selbstbewusst und höflich und versuchte eine interessante Unterhaltung zu führen. Seltsamerweise schien er einfach zu akzeptieren, das seine Mathematik-Göttin am Grand Anse Beach herabgestiegen war, und schien zufrieden damit, dass sie bei ihm sitzen und ihm Gesellschaft leisten wollte. (St. Larson. Verblendung. S. 40)


В настоящей работе клички и прозвища, говорящие и ласкательные также относятся к антономазии. Эта категория, которая, как правило, выделяется особо, как отдельное языковое явление.

Клички и прозвища являются подвидом антономазии, которые представляют собой частное замещение имени объекта или явления создаваемым именем. Иногда кличка или прозвище употребляются чаще, чем изначальное имя. Однако последнее никогда не вытесняются полностью.

Так российский Аэрофлот имеет в немецких СМИ прозвище «Aeroschrott». «Шрот» по-немецки означает «помойка», «отбросы». Прозвище появилось в немецких СМИ после многочисленных катастроф аэрофлота.

Геннадий Зюганов имеет прозвище «der Pitbul des Kreml» (кремлевский питбуль) или «der Politclown» (политический клоун). Директор научно-исследовательского института общественного мнения Клаус Хиклейн имеет прозвище «Stahl», которое характеризует его как твердого, непреклонного человека.

Однако, если рассматривать клички и прозвища в более широком ракурсе, то очевидно, что они также построены на одновременной реализации логико-предметного (денотативного) и назывного значений.

На самом деле имеется в виду, что не каждый случай одновременной реализации данных лексических значений представляет собой антономазию. Прозвища и клички будут являться антономазией только тогда, когда будут осуществляться определенные прагматические задачи, определенные характеристики лица, как в выше приведенных примерах.

В романе Штига Ларсона «Die Verblendung» инспектор Бубланский (Bublansky) имеет кличку Бубла (Inspektor Bubla), что является простым сокращением его фамилии и не несет никаких характерных черт этого выдающегося криминалиста, т.е. кличка не является антономазией.


Во второй главе антономазия рассматривается с точки зрения модификации имени собственного и имени нарицательного. В каждом из типов антономазии выделяются структурно-семантические подтипы, а так же проводится исследование семантических особенностей и когнитивных механизмов построения антономастических комплексов.

При создании антономазии имя собственное приобретает денотативное значение, или же имя нарицательное приобретает назывное значение. Процесс приобретения именем дополнительного лексического значения может протекать двумя путями:

1) с сохранением его изначальной грамматической формы,

2) с изменением его грамматической формы.

«^ Woher kommt der nächste Bill Gates und wohin geht er?» (Spiegel 14.03.2010)

Собственное имя «Билл Гейтс» переносится на всех одаренных, креативных и инновационных людей. Каждого конкретного талантливого молодого человека можно назвать Билл Гейтс. Таким образом собственное имя переходит в нарицательное. Это антономазия первого типа.

Если грамматическая структура имени осталась неизменной, но имя приобрело дополнительное значение, значит имя подверглось семантической модификации в контексте. Семантической модификации подвергаются антропонимы, названия учреждений и др.

1) Антропонимы:

^ Der Name des balkanischen Diktators mußte von nun an mit der Bezeichnung „Drakula, der blutige Schlächter von Zagreb“ versehen werden. (Spiegel 10.09.2007)

В вышеприведенном примере речь идет о Милошевиче. Он называется «Дракула», что означает кровопийца. Далее идет разъяснение, впрочем тоже антономазия «der blutige Schlächter» - кровожадный палач, но и без этого разъяснения имя собственное достаточно ярко характеризует Милошевича. Здесь мы имеем дело с чисто семантической модификацией собственного имени.

2) топонимы.

^ Wie lange machst du das schon, das Ignorieren?“

Fünf Wochen.“

Und mit Erfolg?“

Im Gegenteil. Er taucht immer öfter mit der kleinen auf, Maja hat sie in Saigon gesehen.“ (M. Suter Die dunkle Seite des Mondes).

Топоним «Сайгон» обозначает часть города Берн, где живут вьетнамцы.

3) названия учреждений.

Тюрьма в городе Баутцен называется «das gelbe Leid» - желтое страдание. А американскую тюрьму «Guantanamo» называет журнал Шпигель антономазией «Gulag unserer Zeit». (Spiegel 13.27.2006)

4) говорящие имена.

^ Er war immer Dr. Seltsam.

Говорящее имя Dr. Seltsam имеет значение «странный человек» и может распространятся на группу людей, на многих людей, на каждого странного человека.

Случаи изменения грамматической формы имени собственного, в результате которого имя приобретает предметно-логическое значение можно классифицировать на основе определенных критериев. Изначально необходимо разграничить конкретные виды модификации грамматической формы, которые обусловливают определенные семантические изменения (т.е. сочетание с какими грамматическими маркерами приводит к появлению предметно-логического значения), и, наконец, можно классифицировать антономазию первого типа в зависимости от того, к разряду каких имен относится то или иное имя собственное (т.е. среди антропонимов можно выделить имена мифологических персонажей, политических деятелей, звезд шоу-бизнеса и т.д., среди топонимов – географические названия, относящиеся к природным массивам, странам, городам и др.)

Прежде чем выделить основные виды антономазии, построенной на грамматико-семантической модификации имени собственного, представляется необходимым отметить, что определенное внимание проблеме метафорического употребления антропонимов уделяется Д.И. Ермоловичем в работе «Имя собственное на стыке языков и культур» . В работе представлены виды антропонимической метафоры (которая, по сути, является антономазией первого типа) с учетом выделяемых видов номинации, особенностей значения и функционально-грамматических характеристик. Д.И. Ермолович выделяет три основных вида антропонимической метафоры:

1) отождествления, когда какое-то другое лицо отождествляется с носителем собственного имени:

«Nie wirkte William Shakespeare in Deutschland so frisch, so ursprünglich und zugleich so zeitgenössisch wie in der Neufassung des Theaterregisseurs Frank Günter. Als die ersten seiner Übersetzungen im deutschen Taschenverlag erschienen, wurde er als der deutsche Shakespeare für die Jahrtausende begrüßt» (Spiegel 04.09.2009)

Франк Гюнтер отождествляется с Шекспиром.

2) категориальной антономазии, когда имя становится обозначением целой категории объектов и антономазии ограниченного ряда, когда объект, которому присваивается имя, становится воплощением изначального объекта-носителя данного.

Категориальная антономазия: ^ Miloschevitsch ist ein neuer Hitler und zwar ein Balkan-Hitler. (FA 01.09.1999)

Неопределенный артикль переводит собственное имя в нарицательное. В данном случае имя собственное является воплощением определенных качеств. Другими словами, важными оказываются не только семантика самого имени, но и грамматическая характеристика.

3) антономазии ограниченного ряда, когда какое-то другое лицо представляется воплощением носителя имени в определенных условиях. Например:

Allein die neuen Herren in Brüssel können beides nicht gebrauchen, keinen Helden und keinen öffentlichen Kauz. Paul von Buitenen stört den Aufbruch des neuen Regimes unter Romano Prodi. Er bringt die EU-Kommission in tödliche Verlegenheit – und sich selbst an den Rand des Wunderlichen. „Michael Kolhaas von Europa“ hat man voller Ehrfurcht ihn gerufen; jetzt gilt er nicht weniger als der „Besessene von Brüssel“. (Die Welt 12.10.1999)

В статье, из которой взят данный отрывок, речь идет об одном депутате европейского парламента, сделавшего целью своей жизни борьбу с коррупцией. Антономазия, используемая автором, отсылает нас через имя главного героя к тексту новеллы Генриха фон Клейста «Михаель Кольхас», главный герой которой был известен своим стремлением к справедливости, которое порой переходило в навязчивую идею, одержимость.

Один из видов модификации грамматической формы обусловливает определенные семантические изменения. Так суффиксы «-ismus», «-ianer», «-ist» при образовании нарицательных существительных, при появлении в новых номинациях предметно-логического значения и суффиксом «-isch» при образовании антономазийных прилагательных. Например:

^ Herr Professor verwendet dieselbe übliche Praxis, wenn er Hellinger als Hitler-Verehrer, als Antisemiten und Naziideologen denunziert. (PH. 06.2003)

Так характеризуется профессор психотерапевт Хеллингер. Появилось много сторонников его взглядов и эта болезнь общества названа производным от собственного имени, возникшем в результате грамматико-семантической модификации от собственного имени «Hellinger» при помощи суффикса «-ismus».

Angestehts Verbreitung des Hellingerismus ist… (PH. 06.2003)

Сторонники Хеллингера - почитатели Гитлера - названы Хеллингеристами.

Вицеканцлера Мюнтеферинга называют СМИ «Меркелианцем» от собственного имени Бундесканцлера Меркель. Ее сторонники при помощи суффикса «-ianer» становятся «Merkelianer».

«Vielleicht war Münterfering noch Merkelianer als Merkel schon Sozialdemokratin war». (Spiegel 05.10.2008)

Семантико-грамматическая модификация антономазии осуществляется также с помощью суффиксов «-ismus» (Kommunismus, Bolschewismus), с помощью сложных слов, которые Фляйшер называет деонимическими композитами („deonymische Komposita”, Fleischer Barz Schröder, 1995, 34), представляющими собой соединение собственного имени с нарицательным. Например: Machiavelli-Miene, Dickens-Heldin и др.

Имя нарицательное, положенное в основу антономазии также может подвергаться как чисто семантической, так и грамматико-семантической модификации. Говоря о семантической модификации, следует отметить, что она в первую очередь может быть построена на сохранении корневой основы существующего имени нарицательного.

«^ Deutschland trifft den Superstar. Barack Obamas Auftritt in Berlin» (Der Spiegel 04.05.2008)

Говоря о грамматико-семантической модификации следует отметить изменение написания слова, а также других грамматических, морфологических и фонетических изменениях. Однако такие модификации встречаются в основном в художественных текстах, где автор старается «замаскировать» информативную структуру имени, которая полностью раскрывается в процессе прочтения всего произведения. В газетных же текстах эта структура, как правило, лежит на поверхности. Морфологические и фонетические характеристики лексической единицы не меняются. Например: «Der listige Ex-Kolchosdirektor ließ ein Trojanisches Pferd in die Reihen seiner Gegner schmuggeln» (Der Spiegel 27.03.2007) Нарицательное имя идентифицирует собственное – Александра Лукашенко.


Представляется целесообразным разделить антономазию на однокомпонентную и двух/многокомпонентную, где компонентом будет являться полнозначная лексическая единица.

Таким образом, в зависимости от структурно-семантических особенностей в каждом из вышеуказанных вариантов антономазии можно выделить подвиды. Так, антономазия как стилистический прием будет подразделяться на следующие подвиды:

Антономазия первого типа:

1) Однокомпонентная антономазия.

«^ Sie war keine auffallende Schönheit, aber durchaus hübsch und jugendfrisch, eine Lolita» (D. Noll, Röslein rot, S.61)

2) Двухкомпонентная/многокомпонентная антономазия.

«Ein wenig hatte ich den Verdacht, das Silvia mich nachsehen lassen wollte, was Udo so trieb. Ich aber hatte keine große Lust mutterseelenallein an das Lager eines besoffenen Casanova zu treten» (D. Noll, Röslein rot, S.182)

Антономазия второго типа:

1) Однокомпонентная антономазия.

Der Präsidentensproß, Jean Sarkozy, 20, Sohn des französischen Präsidenten Nicolas Sarkozy aus erster Ehe, muß laut Anklage 4000 Euro Entschuldigung und der Übernahme der Reparaturkosten für das Auto rechnen. (Spiegel 02.03.2010)

2) двухкомпонентная и многокомпонентная антономазия.

Rachida Dati is der Unangefochtene Star im Kabinett der Sarkozy, hat den Ruf als gnadenlose Vorgesetzte erworben. Eiserne Dame mokierte der „Nouvel Observateur“. (Spiegel 01.10.2007)


Модели концептуальной интеграции.

С позиции концептуальной интеграции Ж. Фоконье и М. Тернера можно рассмотреть пример антономазии и проследить как модель концептуальной интеграции соотнесется с семантической структурой.

Когнитивная структура антономазии первого типа.

В антономастическом комплексе Er (Jonathan Safran Foer) ist ein Günter Walraf und ein Philosoph, der den Ton trifft (FA 03.08.2010) – прежде всего выделяются два входных ментальных пространства – входное пространство цели, включающее писателя Джонатана Зафрана Фоера, и входное пространство источника, включающее журналиста Вальрафа. Родовым пространством будет человек, занимающийся литературным трудом, писатель и стремящийся к успеху журналист. Из входного пространства писателя берется то, что он успешный писатель, обладающий всеми характеристиками талантливого человека. Из входного пространства Вальрафа заимствуются вышеуказанные коннотации, закрепленные за этим именем. Он журналист, пользующийся весьма успешным методом включенного наблюдателя и достигшим в этой области мировой известности. В своих репортажах Вальраф предстает то рабочим завода, то гастарбайтером, то пациентом, то шофером, то журналистом желтой прессы и т.д., тем самым обнажая самые острые проблемы общества. В 70-80 годах он приобрел широкую известность в СССР. Его репортажи публиковались в «литературной газете» еженедельнике «За рубежом» и журнале «Иностранная литература». В 1988 году он написал книгу «Репортер обвиняет».

В результате в выходном смешанном пространстве антономазии конструируется образ современного преуспевающего писателя, философа, задающего тон в обществе. Лишь после того, как этот образ сформировался, поднимается вопрос о том, что один объект не может стать другим объектом, но существует возможность конструирования смешанного пространства. Эти два объекта отождествляются в нашем сознании и цель приобретает свойства источника. Приведенный выше антономастический комплекс построен на соотношении свойств журналиста Вальрафа и писателя Д.З. Фоера. Результатом концептуальной интеграции оказывается ментальное пространство, в котором писатель (цель) приобретает свойства Вальрафа (источника), те же свойства, что и второй концепт.

Когнитивная структура антономазии второго типа.

Как уже говорилось, основным различием между антономазией первого и второго типа является то, что в первом случае референт окказионально именуется именем другого уникального референта, а во втором случае это имя относитсяк целому классу объектов. Соответствующим образом будут различаться и модели концептуальной интеграции антономастических комплексов, основанных на данных видах антономазии, т.к. в первом случае в родовое пространство будут входить фоновые знания о каком-то конкретном, уникальном объекте, а во втором случае в роли источника будут выступать обобщенный класс объектов, и в родовое пространство будут входить знания об этом классе. В то время, как в антономазии первого типа источник изначально является символом, в котором концентрируются определенные, хорошо известные носителям языка свойства, в антономазии второго типа источник может стать символом, подчеркиваемые свойства которого раскрываются и акцентируются в контексте. Часто за источником закреплено множество коннотаций, и данная в тексте характеристика объекта, выступающего в роли цели, помогает понять какие именно признаки и характеристики источника подчеркиваются, какую оценку это несет. Это иллюстрирует следующий пример:

«^ Gerhard Schröder, Joschka Fischer und Rudolf Scharping, ein Trümmertrio» (Der Spiegel, 03.12.2002)

Итак, Герхарда Шредера, Йошку Фишера и Рудольфа Шарпинга называют разрушительным трио. В данном случае контекст помогает определить, какая характеристика троицы совпадает с характеристикой «разрушительное трио». Теоретически человек, как бы не знал, о ком идет речь, он мог бы только догадаться, что люди, называющиеся «разрушительное трио», обладают разрушительной силой. Однако не было известно, что именно они могут разрушать, а с другой стороны могли бы быть и другие трактовки слова «Trümmertrio». Что касается модели концептуальной интеграции, то в данном случае можно выделить два входных пространства – цель (Шредер, Фишер, Шарпинг) и источник (разрушительное трио). Родовое пространство строится на общих для цели и источника признаках. От источника оно возьмет чрезвычайно высокую разрушительную силу, а от цели их активную деятельность. В целом же родовое пространство будет включать объект, который стремительно разрушает, а для цели – активная деятельность троицы. Выраженный признак источника переносится на цель. В смешанном пространстве (а этот перенос становится возможен в данном случае благодаря тому, что тот же признак, хотя и в значительно меньшей степени) помогает достичь эту точку. Итак, цель имеет те же свойства, что и источник, но в меньшей выраженной степени. Источник представляет собой символ, в котором эти свойства максимально выражены. Таким образом, можно сделать вывод, что данный антономастический комплекс строится на антономазии, в основе которой лежит сходство.


^ Третья глава посвящена рассмотрению прагматических характеристик антономазии. В этой главе выделяются функциональные типы антономазии и рассматриваются механизмы восприятия антономастических комплексов. Антономазия рассматривается с точки зрения выражения оценки.

В антономазии первого типа оценка выражается косвенно и требует построения ассоциативной цепочки, т.к. в имени собственном, используемом при вторичной номинации, не заложена положительная или отрицательная оценка. В то же время при создании антономазии второго типа оценка может быть выражена эксплицитно в имени объекта.

В случае говорящих имен – это постоянное имя объекта, которое лексически выражает оценку хороший/плохой в различных ее модификациях. Такое имя призвано сообщить читателю об отношении автора к данному объекту и, таким образом, попытаться вызвать подобное отношение у читателя, т.е. добиться желаемого перлокутивного эффекта.

^ Mitten im Raum saß die Giftige und weinte. (Carlos Ruiz Zafon. Das Spiel des Engels, S. 221).

Что же касается антономазии как стилистического приема, а также кличек и прозвищ, то это окказионально присваиваемое имя, которое также выражает оценку. Например: Häßling, Grünlich, Globalinski, Moralinski. Можно сказать, что в этих случаях оценочность ориентируется на субъективный компонент, который предполагает положительное или отрицательное отношение субъекта оценки к объекту оценки. Объективный же компонент оценки ориентируется на собственные свойства предметов и явлений, которые являются основанием для оценки. В основе оценки всегда лежит сравнение (скрытое или выраженное), соответственно, антономазия, так или иначе выражающая оценочность, представляет собой явление, строящееся на сравнении. В антономазии первого типа всегда можно выделить объект, с которым сравнивается объект, подлежащий переименованию. Так жену бывшего бургомистра Берлина журнал «Der Spiegel» называет Ксантиппой. Ассоциативная цепочка ведет к жене Сократа, которую звали Ксантиппой и которая была вздорной, сварливой женщиной.

Часто антономазия имеет ярко выраженную ироническую коннотацию. Так итальянского премьер-министра Берлускони журнал «Der Spiegel» называет Cavaliere (Кавалер) за его пристрастие к красивым женщинам.


В результате исследования структурно-семантических, когнитивных и прагматических характеристик антономазии как стилистического приема и средства языковой номинации представляется возможным сделать следующие выводы:

1) Антономазию следует рассматривать как стилистический прием и как особое средство языковой номинации, использование которого ведет к возникновению специфического класса имен, который обладает характеристиками как нарицательного, так и собственного имени, обладающего определенными структурно-семантическими и прагматическими признаками.

2) Структурно-семантические типы антономазии поддаются моделированию на основании того, какой вид модификации (семантический или грамматический) претерпевает имя при переходе из одного класса в другой. На основании данного критерия составляется полная классификация структурно-семантических типов и подтипов антономазии.

3) Категоризация когнитивных механизмов создания антономастического комплекса предстает в виде обобщаемых формул, отражающих схемы концептуальной интеграции.

Заключение содержит обобщенные результаты рассмотрения структурно-семантических и прагматических особенностей антономазии как стилистического приема.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Арутюнян М.А. Антономасия как средство языковой номинации // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Лингвистика». – Москва: изд-во МГОУ, 2010, №2. С. 7-12. п/л - 1

2. Арутюнян М.А. Антономасия как средство вторичной номинации // Актуальные проблемы лингводидактики и теории языка: сборник научных статей аспирантов и соискателей. 2-е издание / под общей редакцией Н.А. Ахреновой. Коломна. КГПИ, 2008 – С. 75-78. п/л – 0,3

3. Арутюнян М.А. Семантика антономазии // Сборник материалов научной сессии по итогам выполнения научно-исследовательской работы на факультете иностранных языков Московского педагогического государственного университета. – Москва, издательство Прометей. 2008 – С. 14-17. п/л – 0,2





Скачать 339,58 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер339,58 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх