Продовольственный вопрос в аграрной политике советского государства: опыт решения в период нэпа (На материалах областей Поволжья) icon

Продовольственный вопрос в аграрной политике советского государства: опыт решения в период нэпа (На материалах областей Поволжья)


Смотрите также:
Реализация социальной политики Советского государства в годы нэпа (на материалах Енисейской и...
Колхозы нижнего поволжья в период аграрных реформ в середине 1950-х середине 1960-х гг...
Пищевая промышленность в продовольственной политике советского государства: вторая половина...
Исторический опыт законодательной деятельности субъекта российской федерации в постсоветский...
Промысловая кооперация в потребительском рынке советского общества: опыт преодоления товарного...
Конспект открытого урока по теме «Россия в период нэпа...
Взаимоотношения населения и власти в период нэпа (на материалах Саратовской губернии)...
Советская государственная налоговая политика в период нэпа (1921-1929 гг...
Агро-дайджест
Отечественная история учебное пособие...
Оставляя за рамками рассмотрения техническую сторону проведения аграрной реформы...
-



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
На правах рукописи


ВАСИЛЬЕВ АНДРЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ


ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС В АГРАРНОЙ ПОЛИТИКЕ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА: ОПЫТ РЕШЕНИЯ В ПЕРИОД НЭПА

(На материалах областей Поволжья)


Специальность 07.00.02. – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора исторических наук


Саратов – 2009


Работа выполнена в государственном образовательном

учреждении высшего профессионального образования

«Саратовский государственный социально-экономический университет»


^ Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Ермаков Фёдор Иванович


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Есиков Сергей Альбертович


доктор исторических наук, профессор

^ Лютов Лев Николаевич


доктор исторических наук, профессор

Романченко Валерий Яковлевич


Ведущая организация: Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова


Защита состоится «9» ноября 2009 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.01 при Саратовском государственном социально-экономическом университете (410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89, ауд. 843)


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовского государственного социально-экономического университета по тому же адресу.


Автореферат разослан « » сентября 2009 года


Учёный секретарь

диссертационного совета Донин А.Н.



  1. ^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы диссертационного исследования определяется необходимостью анализа и обобщения исторического опыта решения продовольственного вопроса в контексте аграрной политики Советского государства нэповского периода, извлечения уроков из данного опыта и выявления всего положительного, что можно было бы творчески применить сегодня.

Конечно, на том историческом этапе наше государство было с другой политической системой и идеологией, командными высотами в его руках, включая собственность на национализированную землю. Однако нэп, начавшийся с замены «военно-коммунистической» продразвёрстки вдвое меньшим продналогом и восстановлением рыночных отношений (пусть и в ограниченной форме), дал ценный опыт решения продовольственного вопроса на основе повышения материальной заинтересованности крестьян в результатах труда и частного предпринимательства, что требует осмысления и с позиции исторической науки.

Исследование исторического опыта решения продовольственного вопроса в контексте Советской аграрной политики 1921 – 1929 гг. диктуется самой жизнью страны в постперестроечный период, когда оказалась утраченной её продовольственная независимость. В 1990-е гг. произошёл глубокий спад агропродовольственного потенциала Российской Федерации в ущерб её национальной безопасности и социально-экономическому прогрессу. В последний период российское руководство уделяет повышенное внимание возрождению сельского хозяйства и решению на этой основе продовольственного вопроса в стране и её регионах. Свидетельством тому является принятие таких важных государственных документов, как национальный проект «Эффективное сельское хозяйство», «Концепция социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года» с её аграрным разделом и другие. Хотя их реализация осложняется в связи с нынешним экономическим кризисом, охватившим весь мир, в том числе Россию.

Актуальность темы исследования определяется и состоянием её историографии. Исследования всего советского периода и, 1920-х гг. в частности, в силу закрытости многих архивных материалов не могли в полной мере изучать совокупность всех составляющих механизма решения продовольственного вопроса в нэповской аграрной политике. Накопленный за последнее время фактический и концептуальный материал позволяет заполнить имеющиеся лакуны как общеисторического процесса, так и определённых его направлений, в частности, значения и роли аграрно-продовольственного аспекта в социально-экономическом развитии советского общества на том этапе.

^ Степень разработанности проблемы. Подробный анализ историографии исследуемой проблемы излагается в первом разделе диссертации. В данном разделе автореферата даётся лишь общая оценка состояния разработанности темы исследования. При написании диссертации автор опирался на работы многих отечественных и зарубежных историков, социологов и других представителей гуманитарных наук. В вопросах методологии диссертант использовал и идеи некоторых отечественных методологов исторической науки – О.В. Волобуева, В.В. Журавлёва, И.Д. Ковальченко и других.

Большое значение для диссертанта имели обобщающие работы авторов, посвящённые методологии разработки переходного периода и модернизации общества. В их числе необходимо отметить научные труды В.П. Данилова, С.А. Павлюченкова, И.Б. Орлова и других.

Автор уважительно относится к научным достижениям предшественников в изучении продовольственного вопроса в аграрной политике нэповского периода и на других этапах и, вместе с тем пытается следовать научно-критическому подходу в оценках их трудов. В последние годы аграрная политика Советского государства по отдельным вопросам подвергалась исследованию. Однако изучение историографии проблемы показало, что в целом научный анализ решения продовольственного вопроса в аграрной политике, как направление исторической науки является недостаточно разработанным. Недостаточно научных исследований историков в изучении опыта решения продовольственного вопроса в Поволжье.

По мнению автора необходимо с современных позиций оценить содержание, особенности и итоги решения продовольственного вопроса в областях Поволжья. Требуется не только привлечение многих новых источников, но и переосмысление многих важных сторон указанного опыта.

Историографический анализ позволил сделать вывод, что в историческом плане избранная нами тема является недостаточно изученной, в российской историографии пока ещё не появились диссертационные работы, комплексно анализирующие исторический опыт разработки и реализации аграрно-продовольственной политики в областях Поволжья в избранных нами хронологических рамках.

^ Цель исследования состоит в том, чтобы с новых методологических позиций рассмотреть опыт решения продовольственного вопроса как приоритетного в аграрной политике нэповского периода.

В соответствии с поставленной целью в диссертации выдвигается решение следующих задач:

- проанализировать историографию по теме диссертации, определить методологический арсенал исследования; на базе изучения архивных документов и других источников раскрыть исторические факторы, обусловившие необходимость той аграрно-продовольственной политики, которая проводилась советской властью конкретно в Поволжье;

- исследовать основной массив законодательных актов и административных решений по разработке и осуществлению государственной аграрно-продовольственной политики, выяснить ее особенности в губерниях Поволжья с учетом объективных и субъективных факторов;

- изучить основные противоречия и сложности процессов в сфере сельскохозяйственного производства и продовольственного обеспечения нужд государства и промышленного населения в условиях нэповской рыночной экономики, охарактеризовать главные проблемы становления новых общественных отношений, особенно во взаимосвязи с большевистским курсом на укрепление «смычки» рабочего класса с крестьянством, которая имела решающее значение для развития высокотоварного сельскохозяйственного производства и для успеха продовольственной политики;

- определить основные этапы, стратегию и тактику правящей партии в решении аграрно-продовольственных вопросов в 1921 – 1929 гг., их претворения в жизнь в конкретных условиях Поволжья.

Цель и задачи диссертационного исследования, избранная методология и новые материалы, вводимые автором в научный оборот, позволяют в значительной мере переосмыслить опыт аграрно-продовольственной политики нэповского периода, дают основание говорить о научной новизне диссертации.

^ Новизна исследования заключается как в самой постановке научной проблемы, так и в выборе хронологических рамок исследования, в попытке провести системный анализ аграрно-продовольственной политики Советского государства в контексте нэпа, в конкретно-исторических условиях восстановительного периода и первых лет индустриализации страны. Это одна из первых работ, в которой комплексно изучается опыт решения продовольственного вопроса с использованием рыночных отношений в пределах, установленных нэпом и подвергавшихся корректировке. Диссертант чётко формулирует свою позицию и выдвигает собственное понимание ряда аспектов исследуемой темы, характеризует качественное своеобразие отдельных стадий в решении продовольственного вопроса на материалах Поволжья в 1921 – 1929 гг., выделяя кризисы, когда закономерность роста нэповской экономики села сменялась закономерностью её спада.

Впервые автор обращает внимание, что кризисы нэпа во многом были вызваны противоречиями целей и задач развития аграрного производства, крестьянского двора и решения продовольственного вопроса. С этих позиций подверглись комплексному анализу решения центрального правительства и практическая работа местных властей в губерниях Поволжья.

В работе осуществлён системный анализ сущности и основных направлений аграрно-продовольственной политики, проблем поволжского села, во многом до конца ещё не отражённых в современной исторической литературе. Региональный подход и ранее присутствовал во многих работах, но зачастую лишь в виде иллюстрации партийных и государственных документов по решению продовольственного вопроса. Диссертант раскрыл тенденции в развитии аграрно-продовольственного сектора экономики. В диссертации показано, что разработка и становление региональной аграрно-продовольственной политики осуществлялась противоречиво, не всегда находился нужный баланс общесоюзных и местных интересов. Реализация этой политики проходила нередко методом проб и ошибок, что негативно сказывалось на положении крестьянства.

Впервые проанализированы в рамках единой концепции документы, относящиеся к различным уровням властных структур и отражающие масштабы необходимых индустриальных преобразований деревни с целью создания высокотоварного сельскохозяйственного производства, соответствующего требованиям продовольственного обеспечения государства и города в конкретных условиях индустриализации экономики страны.

Новизна исследования заключается также в попытке автора более широко рассмотреть продовольственный вопрос в органической взаимосвязи с «генеральной линией» большевистской партии на индустриализацию, имевшей ключевое значение в укреплении обороноспособности страны, без чего в дальнейшем было бы невозможно противостоять германской агрессии.

^ Объектом исследования выступает государственная аграрно-продовольственная политика нэповского периода в Поволжье.

Предметом исследования являются принимаемые соответствующими республиканскими (РСФСР) и губернскими (с 1928 г. – Нижне-Волжским и Средне-Волжским краевыми) властями меры по реализации аграрно-продовольственной политики, прежде всего по решению зерновой проблемы и созданию устойчивого агропродовольственного рынка.

^ Хронологические рамки данного диссертационного исследования определяются 1921 – 1929 годами. Датировка нэповского периода, а значит и его аграрно-продовольственной политики, до сих пор является предметом дискуссии. Диссертант придерживается мнения, что этот период охватывает 1921 – 1929 гг., когда развивались и сохранялись базовые принципы нэпа, а потому исследует опыт решения продовольственного вопроса в этих хронологических рамках.

^ Региональными рамками диссертационного исследования избраны губернии Нижнего и Среднего Поволжья – Астраханская, Царицынская (с 1925 г. – Сталинградская), Саратовская, которые в 1928 г. вошли в Нижне-Волжский край и Самарская, Симбирская (с 1924 г. – Ульяновская), Пензенская, губернии, которые в том же 1928 г. вошли в Средне-Волжский край. Являясь по своим социально-экономическим характеристикам типичными для Российской Федерации, занимая устойчивое ведущее положение в аграрном секторе страны, Нижняя и Средняя Волга в своём совокупном опыте раскрывает опыт решения продовольственного вопроса не только регионального, но и общероссийского значения. Однако в отечественной историографии нет целостного исследования, в котором комплексно рассматривался бы этот опыт, раскрывающий особенности в осуществлении советской аграрно-продовольственной политики времён нэпа в Поволжье.

На защиту выносятся следующие положения:

1. После гражданской войны в России, когда исчерпала себя политика продовольственной развёрстки, правящая РКП(б) под воздействием крестьянских восстаний и вопреки коммунистической догматике была вынуждена заменить её вдвое меньшим продовольственным налогом, что явилось первым и решающим шагом Советского государства в переходе от «военного коммунизма» к нэпу в интересах крестьянства и для спасения советской власти. Наряду с кронштадским выступлением, самым мощным было восстание крестьян в Тамбовской губернии. Однако в вузовской учебной литературе «белым пятном» остаётся то, что не менее широкое участие принимали в нём крестьяне Саратовской и Пензенской губерний, на территории которых под Ртищевом и Сердобском 47-тысячной армии повстанцев было нанесено основное поражение, причём уже после отмены продразвёрстки – в апреле 1921 года. Новая аграрно-продовольственная политика сыграла важнейшую роль и в преодолении голода в Поволжье после неурожайных 1920 – 1921 годов.

2. Изученные диссертантом материалы архивов (центральных и областных) дают более точное представление о восприятии новой аграрно-продовольственной политики и нэпа в целом в правящей партии и в массах. В советской литературе пропагандировался ленинский тезис: суть нэпа – максимальный подъём производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян, поэтому он получил поддержку всех трудящихся. Но это не вся правда. Исследованные диссертантом документы свидетельствуют: в областях Поволжья, например, большинство сельского населения – середняки (подавляющая часть крестьянства) и крупные деревенские предприниматели позитивно расценивали нэп и его продовольственный компонент, но были недовольны им крестьяне-бедняки и батраки, до нэпа освобождавшиеся от сельхозналога. Эти недовольные были едины в неприятии нэпа с неквалифицированными рабочими и частью партаппарата, причём не только в лице антикрестьянской троцкистской оппозиции, как считалось до сих пор. Немало «борцов за принципы» в Поволжье демонстративно выходили тогда из партии в знак протеста.

3. Успешное решение продовольственного вопроса в нэповский период было неотделимо прежде всего от соблюдения принципа эквивалентности в рыночных отношениях между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством. В диссертации прослеживается закономерность: вслед за нарушением этого принципа наступает кризис, ущерб от которого намного превосходит предполагавшуюся выгоду от допущенного нарушения. Этот урок прошлого было бы целесообразно иметь в виду и при формировании нынешней аграрно-продовольственной политики с учётом новых условий, когда страна утратила продовольственную независимость.

4. Государственная аграрно-продовольственная политика времён нэпа была эффективна при условии её активности и результативности на региональном уровне. Необходима была чёткая регламентация компетенций центральных и местных органов власти и управления, причём прежде всего в сфере продовольственного вопроса. Но при формальном признании полномочий регионов Нижнего и Среднего Поволжья не всегда учитывались их особенности, возможности и рыночные потребности. Эффективные позиции в аграрно-продовольственной политике выстраивались тогда, когда достигался равноправный баланс интересов центра и мест при ведущем значении общесоюзных интересов. И это – также урок, актуальный для нашего времени, когда осуществляется национальный проект «Эффективное сельское хозяйство» и особенно необходимо гармоничное сочетание общих и региональных интересов в решении продовольственного вопроса, особенно в ценовой политике.

5. На примере аграрных регионов Нижней и Средней Волги особенно наглядно раскрывается ещё один урок нэпа – его неспособность противостоять влиянию складывавшейся командно-административной системы под флагом классового подхода к хлебному вопросу, в том числе к решению продовольственного вопроса. В наиболее концентрированном виде это проявилось в политике «ограничения кулачества как класса». В системе налогообложения основная тяжесть возлагалась именно на кулаков, чьи хозяйства были наиболее эффективны в производстве товарного зерна. Негативные экономические последствия «ограничения кулачества как класса» усугублялись регулярно проводимым уравнительным переделом земли. В Поволжье при росте сельского населения это влекло за собой общее дробление крестьянских дворов, падение их мощности и товарности (в 1927 г. – вдвое по сравнению с довоенным уровнем).

6. Нэповская экономика, в том числе сельское хозяйство, отягощаемая трудностями и негативными воздействиями со стороны власти, не утрачивала до конца главного достоинства – известной свободы хозяйственной деятельности товаропроизводителей, в том числе частной инициативы и предприимчивости крестьян в развитии производства зерна и другой продукции. На Нижней и Средней Волге уже в 1925 г. на восстановленных посевных площадях валовой сбор зерна примерно на 20 % превысил среднегодовой сбор в 1909 – 1913 гг. и заготовлено его было вдвое больше по сравнению с 1922 г., а в 1926 г. на довоенный уровень вышло животноводство. Доходы крестьян в среднем превзошли дореволюционный уровень примерно на треть. Ухудшалось снабжение пищевой промышленности сельскохозяйственным сырьём. В 1927/28 хозяйственном году по уровню потребления пищевых продуктов показатели дореволюционной России были позади как по стране в целом, так и в регионах Поволжья. В этом наиболее концентрированно отражаются итоги аграрно-продовольственной политики нэповского периода.

7. Научная разработка исторического опыта решения продовольственного вопроса на путях нэпа требует ясного представления о его свёртывании в 1928 – 1929 годах. Со времён перестройки среди учёных по этому вопросу развернулась дискуссия, в центре которой оказалось противопоставление сталинской «генеральной линии» партии на индустриализацию за счёт крестьянства и «бухаринской альтернативы» постепенного ненасильственного решения этой задачи на путях нэпа. Но каким бы ни был окончательный вердикт учёных по этому вопросу, не подлежит сомнению одно: реализация «бухаринской альтернативы» делала невозможным форсированное развёртывание тяжёлой промышленности, отодвигало переход Советского Союза в разряд мощных индустриальных держав и, следовательно, обеспечение его обороноспособности на неопределённый срок. А это было смертельно опасно в канун Великой Отечественной войны. Развёртывание индустриализации за счёт крестьянства (увеличение налогов и цен на промтовары) вызвало «хлебную стачку» деревни, введение в 1928 г. карточной системы на продукты и сокращение втрое импорта зерна на нужды индустриализации, переход власти к чрезвычайным мерам, а с осени 1929 г. – к принудительной для большинства крестьян сплошной коллективизации. Из колхозов было легче выкачивать средства, которые в Поволжье по товарности оказались в 2 – 3 раза эффективнее индивидуалов.

^ Научное и практическое значение результатов диссертационного исследования заключается в том, что введённые в научный оборот источники дают более полное представление об аграрно-продовольственной политике государства в нэповский период, помогают переосмыслить с современных позиций некоторые её аспекты. Обобщение опыта решения продовольственного вопроса позволило сформулировать вытекающие из данного опыта уроки, выработать некоторые научные рекомендации, которые по мнению диссертанта, могут быть востребованы и учтены в современной аграрно-продовольственной политике, когда продовольственный вопрос вновь требует решения. Материал диссертационного сочинения может быть использован при подготовке учебных пособий по специальности «Отечественная история», учебных курсов по аграрной истории России, новых обобщающих трудов по истории Поволжья, в краеведении его областей.

^ Апробация диссертационной работы осуществлялась на всех этапах исследования. Её основное содержание нашло отражение в двух монографиях и статьях, в том числе и в рекомендованных ВАК журналах «Власть» и «Вестник СГСЭУ». По отдельным положениям диссертант автор выступал на научных конференциях всероссийского и регионального уровня, таких, как: «Россия на рубеже веков: история и современность» (Всероссийская научно-теоретическая конференция, Саратов, 2002 г.), «Мир крестьянства Среднего Поволжья» (I Всероссийская научно-практическая конференция историков-аграрников Среднего Поволжья, Самара, 2006), «Наши мысли о России… Учёные анализируют, размышляют, предлагают» (Всероссийская научно-практическая конференция, Саратов, 2007 г.), «П.А. Столыпин: реформирование и становление российской государственности» (Всероссийская научная конференция, Пенза, 2007 г.), «Моя Малая Родина» (Всероссийская научно-практическая конференция, Степановка – Пенза, в 2007 и 2008 гг.), «Поволжский регион: исторические традиции и перспективы развития» (Региональная научно-практическая конференция, Балашов, 2008), «Историко-культурное наследие Поволжья» (Международная научно-практическая конференция, Балашов, 2009).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры экономической и политической истории России Саратовского государственного социально-экономического университета. Материалы диссертационного исследования использованы при написании учебных пособий «Экономическая история России», рекомендованного УМО по классическому образованию в качестве учебного пособия для студентов исторических факультетов, обучающихся по специальности «История» (Саратов, 2004 г.); «Новейшая история России с начала XX века до наших дней», рекомендованного НМС по дисциплине «Отечественная история» для студентов высших учебных заведений неисторических специальностей (Саратов, 2006 г.).

^ Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования и включает введение, четыре раздела, заключение, список использованных источников и литературы.


^ 2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены его объект и предмет, цели и задачи, хронологические и территориальные рамки, раскрывается новизна и научно-практическое значение диссертации.

^ Первый раздел – «Теоретико-методологические основы, историография и источники исследования».

Методологическую базу диссертации составляют основополагающие классические принципы научного познания – объективности и историзма. Принцип объективности направляет исследователя по пути получения истинных знаний, ориентирует исследователя на раскрытие, прежде всего объективной обусловленности, политических и социально-экономических причин разработки и осуществления большевистским руководством принципов регулирования (а не управления) в аграрном производстве, через налоговую и ценовую политику, свободного сбыта своей продукции сельхозпроизводителем на рынке и свободного выбора форм хозяйствования крестьянином. Он ориентирует на раскрытие реальных успехов аграрно-продовольственной политики в периоды восстановления и подъёма экономики, причин кризисных явлений в ней, в годы свёртывания нэпа, а также на научный анализ положительного и отрицательного в этой деятельности СНК, Наркомпрода, Наркомзема, Нарокмфина, Наркомторга, губисполкомов, губпродкомов, потребительской и сельскохозяйственной производственной кооперации в губерниях Поволжья. Принцип историзма тоже органически присущ научному познанию данной проблемы. Продовольственная политика Советской власти в 1921 – 1929 гг. изучалась в развитии и взаимосвязи с конкретной исторической эпохой, с социально-политическими процессами, которые происходили в рассматриваемый период, оценивались с позиций того времени. Применение принципа историзма в диссертации обусловливает изучение социально-политической борьбы вокруг продовольственной проблемы в её развитии и диалектической взаимосвязи её сторон, позволяет раскрыть, как и по каким причинам изменялась продовольственная политика советской власти в различные периоды – в канун и во время реализации новой экономической политики.

Диссертант использовал в работе возможности формационного подхода при раскрытии политики РКП(б) и уровня развития общества на исходе гражданской войны 1918 – 1920 гг., в период нарастания острейшего экономического и политического кризиса зимы 1920 – 1921 года. Такой подход к анализу явлений и событий в определенной мере позволяет уяснить реальную обстановку в тех условиях, расстановку сил внутри партии большевиков, различные позиции сторонников и противников утверждения нэповских принципов. Понять политику, их собственные оценки того продовольственного положения и объяснить, чем руководствовалось Советское правительство в принятии решений в ходе реализации аграрно-продовольственной политики в 1920-е годы. Однако многие научные вопросы не укладываются в рамки данного подхода. Для преодоления узости формационного подхода необходим иной методологический арсенал. Для анализа советской аграрно-продовольственной политики 1921 – 1929 гг. диссертант применил цивилизационный подход, который ставит в центр исторического анализа человека с его интересами и ментальностью. Используя данный подход, автор диссертации, получил более широкие возможности дать объяснения по многим проблемам до настоящего момента являющимся спорными: о восприятии крестьянством изменённых принципов с прямого управления и распоряжения на регулирование государством хозяйственно-экономической деятельности сельхозпроизводителя; о социальной противоречивости задач государственной политики, вызванных развитием товарного производства, но обострявших проблему малоземелья и лишних рабочих рук в деревне, увеличивающегося разрыва в доходах между крепкими и слабыми крестьянскими хозяйствами; о результатах аграрно-продовольственной политики.

Диссертант широко опирался на общенаучные и специальные методы исторического исследования. Сравнительно-исторический метод позволил проанализировать продовольственную политику Советского государства в 1921 – 1929 гг. в сравнении с этапами предшествующего развития; раскрыть причинно-следственные связи в процессе утверждения нэповского аграрно-продовольственного курса; сопоставить опыт продовольственной работы прошлых правительств. С его помощью удалось установить и понять генезис аграрно-продовольственной политики. Статистический метод позволил определить эффективность продовольственной политики большевистского руководства страны, влияние политики на сельскохозяйственное производство, выяснить отличие поставленных целей и задач от реально полученных результатов на базе цифровых данных. С помощью этого метода удалось выяснить региональную специфику продовольственной политики, дифференцированный подход центра к определению налоговой нагрузки на губернии, результаты деятельности губпродкомов, до их ликвидации, губернских земельных управлений, кооперации, губернских торговых организаций. Проблемно-хронологический метод применялся в исследовании причин изменения продовольственной политики, развития ее рыночной формы завершившейся восстановлением агропродовольственного рынка, последовавшего затем замедления развития и нарастания кризисных явлений, потребовавших расширения командно-административных, распределительных и конфискационных мер на этапе свёртывания нэпа. С помощью этого метода выяснилось, как совокупность всех объективных и субъективных факторов влияла на развитие стратегии, тактики и методов реализации продовольственной политики.

Автор диссертации использовал комплексный подход к анализу теоретической, законодательной, политической и организационной деятельности ЦК РКП(б), Совнаркома, ВЦИК, Наркомпрода, Наркомзема, Наркомфина, Наркомторга по вопросам аграрно-продовольственной политики. Также комплексно рассмотрены вопросы ее реализации на местах; специфика экономических и социально-политических задач в отдельных губерниях и особенности хозяйствования в них; взаимоотношения местных губернских, уездных исполнительных комитетов с центральными органами власти, наркоматами земледелия, финансов, торговли, исполкомами других губерний; торговыми и кооперативными объединениями и промышленными отраслями.

^ Историографический анализ позволил соискателю сформулировать собственную концепцию исследования, определить научные подходы и инструментарий в её реализации.

Вопрос государственной продовольственной политики в той или иной степени обращает на себя внимание при рассмотрении широкого круга научных проблем. Но, как объект исследования продовольственная политика не удостоилась в научной литературе должного внимания.

Главной целью и результатом в сельском хозяйстве всегда было производство хлеба и другого продовольствия, что служит основой для решения продовольственной проблемы. Но задачи и результаты аграрного производства не коррелируются с трудностями и достижениями в продовольственной политике. Для успешного решения задачи обеспечения всей страны хлебом, другими продуктами питания недостаточно высоких показателей в сфере производства. Необходимо создание механизма, поддерживающего стабильный поток хлеба и другого продовольствия от производителя потребителю. Продовольственная политика и призвана решать эти задачи. В этой связи потребовался анализ как степени изученности вопросов сельскохозяйственного производства, так и разработки проблемы продовольственной политики. Достижение успешного результата возможно только при комплексном рассмотрении всех аспектов проблематики аграрно-продовольственной политики.

Аграрно-продовольственная политика в годы нэпа проводилась по отношению к деревне с целью стимулирования развития производства и поставки продукции государству, а по отношению к городу – с целью стабильного обеспечения его в необходимых количествах продовольствием. Историографический анализ прежде всего выявил, что по данной теме создана в разные годы значительная в целом литература. Благодаря тому, что аграрно-продовольственная проблематика охватывает широкий круг вопросов, степень разработки отдельных её аспектов достаточно глубока. Но избирательность и фрагментарность породили различные и даже противоположные оценки и выводы по проблеме аграрно-продовольственной политики Советского государства в период нэпа, ибо задачи производства и роста товарных поставок часто требовали принятия противоречащих друг другу решений. Задачи развития крестьянского хозяйства часто противоречили цели продовольственной политики организации стабильных поставок хлеба и других продуктов питания в необходимых количествах государству и в города по умеренным ценам. Разрешить эти противоречия возможно было при условии комплексного рассмотрения аграрно-продовольственной политики, где бы она выступала объектом исследования. Список таких работ, однако, весьма незначительный. Требуется дальнейшая научная разработка проблемы с введением в научный оборот и осмыслением фактического материала, открытого ныне в архивах, опубликованного и не опубликованного.

Разработка проблемы продовольственной политики прошла несколько этапов, в процессе которых расширялась источниковая база исследования и уточнялись оценки.

Первые работы по аграрно-продовольственной политике Советского государства в 1920-е гг. появились непосредственно во время её утверждения и осуществления. Разностороннюю политическую и социально-экономическую литературу нэповского периода отличает многогранность. Это труды научного, публицистического и пропагандистского характера. В них содержится разнообразная фактическая и статистическая информация. Имеет место анализ таких аспектов новой экономической политики, как восстановление аграрного сектора, развитие всех видов кооперации, влияние финансовой и денежной системы, кредитование сельского хозяйства и потребительской, сельской кооперации, тенденции и уровень рыночных отношений, развития всех существующих на тот момент социально-экономических укладов.

В основу историографического анализа положена традиционная периодизация советского этапа: 1920-е гг.; 1930-е – начало 1950-х гг.; середина 1950-х – вторая половина 1980-х гг. Четвёртый период относится к постсоветскому этапу историографии – 1990-е годы – начало XXI века.

^ Открывают историографию и вместе с тем источниковую базу решения и постановления СНК, ВЦИК, Наркомпрода, ЦК РКП(б). Ключевое значение имеют труды В.И.Ленина. Лидер РКП(б) и председатель правительства Ленин разрабатывал и утверждал нэповскую аграрно-продовольственную политику, был автором большинства декретов по продовольственной работе. Важную роль в разработке и реализации аграрно-продовольственной политики сыграли и другие руководители коммунистической партии и правительства – Н.И. Бухарин, М.К. Владимиров, Г.Е. Зиновьев, Н.И. Рыков, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий, А.Д. Цюрупа и другие. Публикации названных представителей большевистского руководства имеют значение преимущественно как источники, а не как исторические исследования.

Первые обобщающие работы с использованием уточненного фактического и статистического материала, с научным анализом, с предварительными оценками промежуточных результатов, с указанием причин возникающих трудностей и перспектив реализации нэповской аграрно-продовольственной политики появились уже во время её проведения. Современниками новой экономической политики были выдающиеся ученые-аграрники Н.Д. Кондратьев, Н.П. Макаров, А.В. Чаянов, А.Н. Челинцев, экономисты Б.Д. Бруцкус, П.П. Гензель, В.Г. Громан, С.Г. Струмилин, Л.Н. Юровский и др. Благодаря этим ученым по вопросам нэпа осталось богатое научно-теоретическое и научно-практическое наследие1. Список исследователей проблем крестьянства, аграрного сектора экономики и продовольственного вопроса не ограничивается именами этих известных в мировой науке учёных. Большой вклад в разработку этой проблематики внесли исследователи и практики, чья государственная и научная деятельность не столь известна широкому кругу: А. Гагарин, Н. Росницкий, А.М. Большаков и др.

Одним из основных вопросов научных дискуссий в годы нэпа был вопрос о создании системы, при которой удастся достичь сбалансированной социально-экономической политики и необходимых темпов динамики развития. Эти споры породили множество точек зрения. Так, экономист, статистик В.Г. Громан считал необходимым равновесие двух отраслей – сельского хозяйства и промышленности; двух секторов народного хозяйства – государственно-кооперативного и частного2.

Н.Д. Кондратьев, разработавший теорию больших экономических циклов, получившую признание во всем мире, большое внимание уделял методике планирования в экономике. В частности, он предложил в 1922 г. «Основные положения по разработке плана восстановления и развития сельского хозяйства»3. Коллегия Наркомата земледелия утвердила его проект. На основе двух лет практических исследований в 1925 г. Кондратьев представил в Госплане новые теоретические разработки планирования – «Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства»1. В 1927 г. выходит его работа «Критические заметки о плане развития народного хозяйства»2. Н.Д. Кондратьевым был внесен большой вклад в теорию новой экономической политики, планирования развития сельского хозяйства, агропродовольственного и сырьевого рынка. В своих трудах он затронул сложную проблему сочетания планового государственного хозяйства со стихийным рынком. На основе разработок Кондратьева появляется возможность глубже понять положительные и негативные стороны аграрно-продовольственной политики Советского государства в нэповский период, предположить перспективы развития.

Значительный вклад в исследование нэповской аграрно-продовольственной политики Советской власти внесла эмигрантская историография 1920 – 1930-х годов. Не ограниченные партийным диктатом и государственной цензурой ученые С.С. Кон, С.С. Маслов, С.Н. Прокопович и др. сделали ряд значимых для исследования проблемы выводов.

Второй этап отечественной историографии аграрно-продовольственной политики был выдержан в духе настольной партийной книги «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс», одобренной ЦК ВКП(б) в 1938 г., и продолжался до «оттепели». Он имеет свои качественные особенности. В этот период существовал жёсткий диктат политических оценок, в полной мере распространявшийся на науку и, кончено, сказывается на трактовке нэпа. Внимание исследователей нэповской проблематики было сосредоточено главным образом на политическом аспекте, а вопросы экономики, в том числе продовольственный вопрос, анализировались в подчинённом соотношении.

По мнению диссертанта, государственная аграрно-продовольственная политика нэповского периода в 1930-е – первой половине 1950-х гг. не получила масштабного, соответствующего значимости проблемы и достаточно объективного научного исследования. В немногочисленном перечне работ 1930 – 1940-х гг. вопросы аграрно-продовольственной политики освещаются, но авторы не допускают научно-критического анализа затронутых аспектов государственной политики3. Не получила развития и методология проблемы. Авторы не стремились включать в научный оборот новый фактический материал, используя уже апробированный, официальный.

Всесторонняя глубокая научная разработка различных аспектов нэповской аграрно-продовольственной политики 1921 – 1929 гг. начинается со второй половины 50-х годов. С полным на то основанием период с середины 50-х и до середины 80-х гг. следует рассматривать как третий этап историографии по аграрно-продовольственной политике. В годы, когда страной руководил Н.С. Хрущев, а затем Л.И. Брежнев государственная сельскохозяйственная политика претерпела существенные изменения. Изменилось тогда и качество исследования проблем нэпа. Акцент был сделан не на политической целесообразности, которая считалась полностью доказанной, а на анализе экономических возможностей политики Советского государства в 1920-е годы.

В первой половине 1960-х гг. появились статьи и монографии И.Б. Берхина, Е.Г. Гимпельсона, В.П. Данилова, В.П. Дмитренко, А.Ф. Хавина и других, в дальнейшем ведущих разработчиков проблем народного хозяйства 1920-х годов. На основе конкретно-исторического материала авторы рассматривали новую экономическую политику, ее отдельные проблемы, через анализ существующей многоукладности, утвержденного государственного капитализма и разрешенных рыночных отношений. В исследованиях стали рассматриваться различные стороны жизни деревни, крестьянства. Для разработки темы аграрно-продовольственной политики Советской власти в 1920-е гг., все эти работы имеют важное значение. В них объяснялось, чем была вызвана та или иная реакция сельхозпроизводителя на принятые правительством решения в аграрно-продовольственной политике. Исследовались социально-экономическая структура деревни, межкрестьянских хозяйственных и социальных отношений, особенности стимулирования сельского производителя развивать товарное производство и здоровую конкуренцию в самом крестьянском обществе.

Во второй половине шестидесятых годов заметно возрастает число трудов по проблемам аграрной истории. Это было вызвано подготовкой и проведением экономических реформ в стране, и в частности, в сельском хозяйстве с использованием рыночного механизма для повышения эффективности производства. В то же время подчёркивалось, что преобразования аграрного производства и товарооборота продовольственной продукции рассматриваются с позиций советских программных установок и ленинских принципов социально-экономического развития1. Заметным событием в разработке проблем новой экономической политики стало появление монографии Ю.А. Полякова2. Эту работу отличает использование и обобщение разнообразного фактического материала, и его глубокий анализ. Трактовка новой экономической политики и выводы автора сегодня представляются небесспорными. Но это не умаляет достоинств и значения работы в исследовании проблем нэпа. Монография Ю.А. Полякова служит важной основой для разработки проблемы государственной аграрно-продовольственной политики нэповского периода.

Большого внимания при разработке проблемы аграрно-продовольственной политики 1920-х гг. заслуживают работы В.П. Данилова, одного из основоположников аграрного направления в отечественной историографии. Во второй половине шестидесятых годов выходят его первые публикации на эту тему1.

В 1970-е гг. наблюдается ослабление внимания к общим вопросам нэповской стратегии Советского государства. Вновь внимание сосредоточилось на исследовании форм хозяйствования, отдельных структурах управления экономикой, на различных отраслях производственной, торговой и финансовой сфер. Историография нэпа за это десятилетие наполнилась богатым фактическим материалом. Но количественные результаты мало отражались на качественных показателях разработки проблем новой экономической политики. Причина оставалась неизменной – политико-идеологические ограничения.

Во второй половине 1970-х гг. появляются новые капитальные работы по крестьянской проблематике2. Особо необходимо выделить труды В.П. Данилова. Ему, насколько это было возможно, удалось избежать идеологизированного подхода и выводов при разработке проблемы развития доколхозной деревни, осуществления аграрно-продовольственной политики. В его монографиях проанализированы разнообразные экономические и социальные процессы, протекавшие в деревне в годы нэпа. В.П. Данилов в своих монографиях подробно раскрыл механизм формирования отношения крестьянства к аграрно-продовольственной политике Советской власти, его природу. Этим они представляют большой интерес и немалое значение для разработки проблемы аграрно-продовольственной политики в 1920-е годы.

К 1980-м гг. был накоплен большой и разнообразный фактический материал, теоретические разработки достигли такого уровня по историографии аграрно-продовольственной проблемы, что назрела необходимость в специальных исследованиях посвященных этой теме. На рубеже 70-х – 80-х годов в научных исследованиях большое внимание стало уделяться причинам отказа от политики «военного коммунизма» и перехода к нэпу. В начале 80-х годов внимание ученых сосредоточивается на вопросах товарно-денежных отношений, кооперации и хозрасчете, на методах государственного регулирования экономики и, в частности, на товарообороте между городом и селом.

В середине 80-х годов выходит в свет фундаментальный труд, первый том «Истории советского крестьянства», посвященный аграрной и продовольственной политики Советского государства в первое десятилетие его существования, включающий большой разносторонний фактический и статистический материал по истории крестьянства 1917 – 1927 годов3. Этот труд выдержан в традициях советской историографии. Написан он строго на основе формационного подхода, в рамках действовавших политико-идеологических установок. Но по объему представленного материала, всестороннему подходу к теме крестьянства ставит эту работу на особое место в историографии аграрно-продовольственной политики.

В это же время выходят в свет работы В.П. Дмитренко, В.З. Дробижева, В.С. Лельчука, в которых авторам удалось всесторонне и глубоко проанализировать новую экономическую политику и ее особенности. Поднятые авторами проблемы и выводы на основе нового, введенного ими в научный оборот, фактологического материала позволили им продвинуться дальше своих предшественников в разработке темы нэпа. Работы этих ученых и ряд других подготовили переход к следующему этапу историографии проблемы.

Четвертый этап отечественной историографии наступил с началом перестройки, предпринятой М.С. Горбачевым. Во второй половине 1980-х годов в отечественной исторической науке происходят глубокие изменения. Наука начала освобождаться от политической цензуры государства, обязательного руководства в аналитической работе устоявшимися догмами. Были рассекречены ранее недоступные фонды и документы архивов. Появилась возможность по-новому проанализировать события гражданской войны и нэпа. Вновь открывшиеся материалы стали включаться в научный оборот.

Выходят в свет сборники статей и монографии ведущих специалистов по нэпу: Ю.П. Бокарева, Ю.М. Голанда, В.А. Мау и других1. Задача включения в научный оборот ранее закрытых материалов решалось довольно быстро и успешно. Не менее успешно решалась задач интеграции российской исторической науки в мировую науку. Российские историки начинают принимать активное участие в международных конференциях и симпозиумах. Начинают работать совместные научно-исследовательские программы. Коллектив ученых под руководством В.П. Данилова стал организатором международных семинаров и научных программ по аграрной истории2. Ими была введена отрасль изучения аграрной истории – крестьяноведение3.

Интеграционные процессы сказались и на издательской политике. В течение нескольких перестроечных и постперестроечных лет в России в свет вышло большое количество трудов западной историографии. Некоторые из них носят объективный научный характер4. Отечественные ученые получили свободный доступ к мемуарам белоэмигрантов, трудам зарубежных историков – Э. Карра, С. Коэна, Дж. Боффе, Р. Пайпса и других. Особенно обращает на себя внимание 2-х томный фундаментальный труд Э. Карра, в котором автор попытался непредвзято проанализировать значение перехода к новой экономической политике в отношении крестьянства, промышленного населения и государства. Автор исследует научные проблемы на основе богатого источникового материала. Особую ценность представляет то, что Карр использует документы из зарубежных архивов и библиотек, личные архивы высокопоставленных политиков, военных представителей, эмигрировавших и вывезших с собой за границу ценные документальные и другие материалы.

С 1990-х гг. «опьяняющая» свобода слова, отсутствие диктата официальной идеологии, открывающиеся возможности свободного предпринимательства породили новый всплеск интереса к принципам нэпа. Опыт рыночных начал государственного капитализма 1920-х гг. оказался востребован, на него возлагались большие надежды в обществе. Растёт число публикаций по нэповской тематике. Наиболее популярным было мнение, что многоукладность организации сельского хозяйства, свободные рыночные отношения выведут из кризиса аграрный сектор и позволят решить продовольственную проблему по аналогии с успехами нэпа 1920-х гг., когда за два хозяйственных года страна преодолела голод, а за 4 – 5 лет была в целом восстановлена экономика. Однако появилась масса околонаучных публикаций на эту тему, в основном публицистические статьи, в которых в большей или меньшей степени проявились конъюнктурные спекуляции. Научная литература гораздо в меньшей степени подверглась этому пагубному влиянию, защищённая академическими канонами методологических подходов изучения документального материала и анализа проблем. Но и ей не удалось избежать давления изменившихся «парадигм исторического сознания»1.

Из всей массы публикаций необходимо выделить сборник концептуально-исследовательского содержания «Нэп. Приобретения и потери», в котором учёными предлагается по-новому подойти к исследованию экономики, к социально-экономическим проблемам крестьянства и сельского хозяйства, к вопросу товарооборота, агропродовольственного рынка и роли в их развитии государственной и частной торговли, кооперации, с новыми подходами рассмотреть соотношение власти и рынка2. Большой научный интерес представляют диссертационные исследования А.М. Селиванова и М.Д. Северьянова, написанные на основе общероссийских и региональных материалов3. В конкретно-историческом приближении эти исследования опосредованно связаны с темой нашей научной работы. Их авторы, указали на определяющее значение аграрно-продовольственной сферы в жизни советского общества и политической структуры в 1920-е гг., начиная с того, что кризис сельскохозяйственного производства и продовольственной политики предопределили переход к нэпу. Избранный названными авторами подход служит подтверждением концепции, что перед Советским государством стояли также задачи в аграрной политике, в решении продовольственного вопроса, которые требовали сугубо экономического подхода. Сборник «Нэп: завершающая стадия. Соотношение экономики и политики»1 правомерно подчёркивает политический крен в аграрно-продовольственной политике нэпа.

Думается, что историографию последнего десятилетия следует выделить в самостоятельный пятый этап благодаря появлению таких интересных научных сборников как «Нэп в контексте исторического развития России XX века»2, «Россия нэповская»3, «НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты»4. Однако очень мало работ, в которых объектом исследования является аграрная политика как механизм регулирования и развития сельскохозяйственного товарного производства и обеспечения страны продовольствием, то есть аграрно-продовольственная политика.

Нет монографических работ, диссертаций, в которых объектом исследования была бы продовольственная политика государства в годы нэпа. Некоторые вопросы развития товарного сельскохозяйственного производства и механизма обеспечения нужд государства и общества в продовольствии подробно исследованы в рамках кооперативной тематики. Среди многочисленных работ такого рода следует выделить публикации ведущих специалистов в этой области – Л.Е. Файна и В.В. Кабанова5.

За последние два десятилетия защищено несколько кандидатских и докторских диссертаций, в которых в той или иной степени получили освещение отдельные составляющие проблемы. Для разработки темы интерес представляют исследования В.Я. Филимонова и А.В. Скрыпникова о взаимоотношениях города и деревни. Наибольший интерес представляет, на наш взгляд, докторская диссертация И.Б. Орлова, посвящённая государственному управлению и социально-экономическим проблемам в годы нэпа. В ней автор рассматривает экономическую политику, её трансформацию под влиянием собственно экономического, а также политического и идеологического факторов. Позиция Орлова при рассмотрении проблем нэпа, его выводы позволяют глубоко понять ряд положений, касающихся взаимодействия сельского хозяйства и промышленности, крестьянства и государства. Этим и ограничивается круг диссертационных исследований, в той или иной степени имеющих отношение к теме нашего исследования, а по областям Поволжья их пока не было.

^ Источниковая база исследования широка и многообразна. Для исследования аграрно-продовольственной политики Советского государства в годы нэпа проанализирован целый ряд аспектов: восстановление и развитие сельского хозяйства, обеспечение его сельскохозяйственными орудиями и машинами, развитие продовольственного рынка, внешнеторговая политика государства по экспорту хлеба и других сельхозпродуктов, развитие товарооборота между городом и деревней, налоговая и кредитная политика государства в отношении сельхозпроизводителя и т.д. Официальные документы и другие источники, имевшие значение в утверждении курса, влияние на аграрно-продовольственную политику находились в поле зрения диссертанта и тщательно изучались.

Основными группами документальных источников по их принадлежности являются: 1) партийные документы; 2) документы государственных организаций; 3) статистические источники (большое количество статистической информации содержится и в документах первых двух групп); 4) периодическая печать; 5) письма и мемуары. К первой группе относятся: документы всероссийских съездов Советов, съездов РКП(б) – ВКП(б) (стенографические отчеты, резолюции и постановления); документы Совнаркома, Наркомпрода, Нарокмзема, Наркомфина и Наркомторга (декреты, постановления, приказы, циркулярные письма и телеграммы, служебную переписку). Это также документы губернских, уездных и волостных съездов Советов, партийных органов – стенографические и статистические отчеты, резолюции, протоколы заседаний бюро РКП(б) – ВКП(б), приказы и постановления губернских, уездных, волостных органов исполкомов Советов и других органов государственной власти; работы партийно-государственных деятелей.

Особое внимание уделено изучению неопубликованных архивных документов, которые введены в научный оборот впервые. Изучение политики РКП(б) в губерниях Поволжья в 1921 – 1929 гг. проводилось на основе материалов фондов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) и Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Необходимые статистические и другие данные получены из фондов Российского государственного архива экономики (РГАЭ). В том числе в основу исследования разработки аграрно-продовольственной политики легли материалы Российской государственной библиотеки, Государственных областных научных библиотек Поволжского региона.

В основу исследования формировавшихся взглядов на нэп в партии, правительстве, учёных аграрников и экономистов легли личные фонды. РГАСПИ: Ф. 158 – А.Д. Цюрупы, Ф. 325 – Л.Д. Троцкого; РГАЭ: Ф. 731 – Н.П. Чаянова, Ф. 766 – Н.П. Макарова, Ф. 769 – Н.Д. Кондратьева, Ф. 771 – А.Н. Челинцева. Документы данных фондов позволяют проследить, как развивалась научная мысль в решении аграрно-продовольственных вопросов; как получала научное обоснование государственная политика в продовольственном вопросе или же возникали противоречия между государственными органами и представителями аграрной науки.

Сопоставимы по значимости для нашей темы архивные материалы государственных областных архивов и центров документации новейшей истории (бывшие партийные архивы). Документы этих архивов позволяют проследить и понять, как воспринимался на местах переход к новой экономической политике и прежде всего переход от продразверстки к продналогу. Рассмотреть, какие решения принимались соответственно на местах, чем они были вызваны и как сообразовывались с решениями Центра. Эти документы позволяют увидеть степень практической реализации планов центральных органов на местах, выявить возможности государственного аппарата проводить в жизнь решения правительства по продовольственному вопросу.

Богатый фактический материал извлечен диссертантом из следующих местных архивов: государственного архива новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО), государственного архива Саратовской области (ГАСО), государственного архива Пензенской области отдела фондов общественно-политических организаций (ГАПО ОФОПО), государственного архива Пензенской области, государственного архива современной документации Астраханской области (ГАСДАО), государственного архива Астраханской области (ГААО), Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СамОГАСПИ), центральный государственного архива Самарской области (ЦГАСамО), центра документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО), государственного архива Волгоградской области (ГАВО), государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО), государственного архива Ульяновской области (ГАУО).

Важным источником являются «Вестник ЦИК, Совнаркома и СТО СССР», «Известия ВЦИК», «Известия ЦК РКП(б)» и «Известия ЦК ВКП(б)». Материал имеется в местной периодической печати: «Известия Саратовского совета», «Известия Саратовского губпродкома», «Крестьянское хозяйство» (Издание Пензенского губернского земельного управления), «Под знаменем ленинизма» (Журнал Пензенского губкома ВКП(б), «Среднее Поволжье» (Издание Средне-Волжского крайисполкома), Известия Астраханского губкома РКП(б), Бюллетень Астраханского губисполкома, Коммунист (Издание Астраханского губкома ВКП(б) и др. Изучены также диссертационные исследования и труды ученых-историков и экономистов.





оставить комментарий
страница1/3
Дата16.10.2011
Размер0.77 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх