Татарская литература тюменского региона: история и современность 10. 01. 02 Литература народов Российской Федерации (татарская литература) icon

Татарская литература тюменского региона: история и современность 10. 01. 02 Литература народов Российской Федерации (татарская литература)


Смотрите также:
Мифологические и фольклорные мотивы в романах якуба занкиева 10. 01...
Художественная деталь в прозе Ф. Амирхана (разновидности, функции, эволюция) 10. 01...
Идейно-тематические особенности поэзии Клары Булатовой (Эволюция творчества) 10. 01...
Соотношение исторического и художественного в романе Нурихана Фаттаха “ Свистящие стрелы” 10. 01...
Своеобразие и тенденции развития татарской детской литературы ХХ века 10. 01...
Своеобразие и тенденции развития татарской детской литературы ХХ века 10. 01...
Художественное своеобразие документальной прозы Шамиля Ракипова 10. 01...
Творчество Ахнафа Тангатарова: жанровые и художественные особенности 10. 01...
Традиции классицизма в драматургии гаяза исхаки (к проблеме мотивов государственности) 10. 01...
Творчество м. Аглямова (тематика, жанры и поэтика) 10. 01...
Овна т ради ции классицизма в драматургии гаяза исхаки (к проблеме мотивов государственности) 10...
Литературно-критическая и научная деятельность гази кашшафа 10. 01...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
Сопроводительное письмо

Диссертационный совет Д 212.081.12

при ГОУ ВПО «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина» направляет автореферат докторской диссертации Сайфулиной Флеры Сагитовны на тему «Татарская литература Тюменского региона: история и современность» по специальности 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (татарская литература).

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Д.Ф.Загидуллина


На правах рукописи


^ САЙФУЛИНА ФЛЕРА САГИТОВНА


ТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ТЮМЕНСКОГО РЕГИОНА:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ


10.01.02 – Литература народов Российской Федерации

(татарская литература)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


КАЗАНЬ 2007

Работа выполнена на кафедре методики преподавания

татарского языка и литературы

Государственного образовательного учреждения высшего

профессионального образования

«Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»


^ Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Галиуллин Талгат Набиевич


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ахмадуллин Азат Гильмуллович (г. Казань)


доктор филологических наук, профессор

^ Галимуллин Фоат Галимуллович (г. Казань)


доктор филологических наук, профессор

Сибгатуллина Альфина Тагировна (г.Москва)


Ведущее учреждение: Набережночелнинский государственный

педагогический институт


Защита состоится ____________ 200_ года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.12 по защите докторских диссертаций в ГОУ ВПО «Казанский государственный университет им. В.И.Ульянова-Ленина» по специальности 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (татарская литература) по адресу: г. Казань, Кремлевская, 18, корп.2, ауд. 1112.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

им. Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета

им. В.И.Ульянова-Ленина.


Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии в сети интернет 2007г.


Автореферат разослан «___» ____________ 200 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук, профессор Д.Ф.Загидуллина


Общая характеристика работы


Актуальность работы. Региональная литература – явление особое в этнокультурном наследии народов, ибо население каждого региона имеет свою ментальность, которая включает представления, чувства, ценностные ориентации, традиционную систему восприятия окружающего мира и особого отношения к нему. Кроме того, специфика региона определяется своеобразным проявлением и сочетанием человеческих, социально-политических и др. проблем. Поэтому в каждом регионе формируется своя субкультура, свой слой представлений и ценностей, которые по-своему находят отражение в искусстве в целом, и в литературном творчестве в частности.

В связи с изменившимися социально-экономическими условиями, возросшей самостоятельностью регионов в решении социально-культурных, образовательных задач за последние годы в отечественном литературоведении усилилось внимание к изучению литератур народов, населяющих тот или иной регион.

Современная регионалистика – интенсивно развивающаяся сфера знания. Как отмечает профессор Н.П.Дворцова, ««пространственное сознание», «пространственный порядок» и даже «пространственная матрица» успешно соседствуют в современном языке с «геокультурой», «геоисторией», «геосоциологией», «геодемографией» и даже «геопоэтикой», изучающей отражение в искусстве особенностей природного ландшафта»1.

Среди регионов Российской Федерации особое место занимает Сибирь, население которой обладает собственной ментальностью, неповторимым историческим прошлым, нравственным, экономическим сознанием.

Комплексное исследование истории формирования и развития татарской литературы Тюменского края является назревшей проблемой татарского литературоведения, так как она связана с проблемой сохранения родного языка, возрождения национальной культуры. Изменения в обществе, которые произошли за последние десятилетия, дали надежду на восстановление утраченных национальных культурных ценностей, многовековых традиций, воспитания уважительного отношения к историческому прошлому, литературному и культурному наследию своего народа. Такое же стремление присуще и сибирско-татарскому народу, который осознает, что утрата языка, культурных ценностей, веры, незнание своих исторических корней приводят к утрате национальной самоидентичности.

Литература Тюменского края – весьма разнородное явление. Связано это с полиэтническим составом населения края, с сосуществованием в регионе различных национальных культур. В то же время в отношении региональной культуры можно говорить о некоем духовно-историческом единстве, сформировавшемся в эпоху освоения северных территорий, когда происходила «встреча» Большой (Россия) и Малой (Сибирь) земель.

Как отмечают авторы хрестоматии «Литература Тюменского края», «литература края – это не литература «на краю» – в провинции, на границе абстрактной «большой» литературы, а некое глубоко своеобразное единство текстов, позволяющее увидеть сложность современного культурного сознания. Сосуществование разных языков, религий, историй, времен, характерное для тюменской литературной реальности, мы можем осознать лишь в объекте литературного краеведения».1

До настоящего времени литературных критиков, ученых и журналистов в большей степени интересовала русская литература Тюменского Севера. Научные исследования по литературе данного региона в основном посвящены изучению прозы, поэзии, публицистики русскоязычных писателей.

В наши дни тюменская литература, воспринимаемая как «уникальный идейно-эстетический феномен»2, заслуживает специального анализа. Региональная критика помогает осуществить это восприятие и сама становится важной составляющей культурной жизни региона. В преддверии XXI века литература Тюменского края предстала как явление поликультурное, разноязычное. Это своеобразие проявляется, в том числе, и в сосуществовании на территории края разных религий.

^ Степень изученности темы и проблемы.

История формирования и развития литературы Тюменского севера сложна и разнообразна, и еще нельзя считать ее до конца исследованной.

Письменная литература формируется и более активно развивается у народов, имеющих богатое наследие устного народного творчества. Татарский народ, проживающий издревле на данной территории, гордится древнейшими образцами фольлора, интерес к которым уже во второй половине XIX в. проявили такие маститые ученые, как В.В. Радлов3, Н.Ф. Катанов4. Начиная с 40-х годов ХХ века Институтом языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова были организованы научные экспедиции по изучению и сбору фольклора сибирских татар, проживающих в Новосибирской, Омской и Тюменской областях. Известные татарские фольклористы Н.Исанбет (в 1940 году), Х.Ярмухаметов, Ф.Урманчеев, Л.Замалетдинов, Ф.Ахметова-Урманче, Х.Гатина, Н.Ибрагимова, Х.Махмутов (с 1967 по 1974 годы), повторяя путь экспедиции, организованной В.В.Радловым пришли к интересным выводам по поводу сохранения, развития и угасания устного народного творчества на территории Тюменского региона. Определенным вкладом в современную фольклористику являются материалы, записанные студентами национальных отделений ТГПИ им. Д.И.Менделеева и ТюмГУ, собирателями из народа, такими как Асхат Ниязов, Альминур Патршина. В области музыкальной фольклористики интерес представляют изыскания Л.Сурметовой1.

При изучении истории литературы особое значение приобретают текстологические исследования. На протяжении ХХ века татарскими учеными-текстологами проводилась большая работа по сбору литературного материала на территориях компактного проживания татар. Это позволило ввести в историко-литературный оборот многие до того момента неизвестные произведения, в первую очередь, средневековых авторов.

Известный во всем тюркском мире ученый-историк, писатель-просветитель и богослов Ризаэтдин Фахрутдинов в своем биобиблиографическом труде «Асар»2 («Памятники») отмечает, что в XIX веке Сибирь становится центром слияния трех культур (татарской, казахской и узбекской), и что здесь мусульмане делают намного больше полезного по сохранению наследия отцов и дедов, чем мусульмане Поволжья.

Первые, очень скупые материалы о творчестве поэтов, вышедших из тобольских татар, связаны с именем Амдами (Худжа Шукур бине Гаваз-бай) и его произведением «Книга наставлений». Имя Амдами вводится в научный оборот в 1963 году литературоведами Н.Юзеевым и А.Фатхи в статье «Литературные памятники, сохранившиеся на Урале»3. Только спустя 30 лет появились статьи литературоведа Ф.Яхина4, посвященные творчеству поэта.

До сегодняшнего дня остается малоизученным творчество поэта Мауликая Юмачикова5, вышедшего из сибирских татар, жившего и творившего во второй половине XIX века, несмотря на то, что по сохранившимся воспоминаниям он был довольно известной личностью своего времени. Видный татарский просветитель Х.Фаизханов1 отмечает, что М.Юмачиков является автором десятка поэтических произведений.

В последние годы увидели свет труды ученых, посвященные творчеству поэтов Икани и А.Тубыли, судьба которых так или иначе связана с тобольской землей2. Творчество А.Тубыли, взявшего в качестве псевдонима имя города, где он провел определенную часть своей жизни, стало известно широкой общественности также лишь во второй половине ХХ века.

В последней четверти XIX века из сибирских татар в поэзию приходит выходец из г.Томска поэтесса Биби-Ханифа Ниязи (Гисматуллина)3. После Б.Ниязовой развитие поэзии сибирских татар более чем на полвека приостанавливается и начинает активизироваться только в 60-е годы ХХ века.

Творчество современных представителей татарской литературы Тюменского края изучено более основательно. Краткие сведения о современных татарских писателях региона приведены в библиографическом указателе «Писатели Тюменской области»4, вышедшем в 1988 году, позднее статьи справочного характера появились в Татарском энциклопедическом словаре (на русском и татарском языках)5, в «Большой Тюменской энциклопедии»6. Татарская литература края нашла отражение в двухтомном учебном пособии для национальных школ «Туган як әдәбияты»7 («Литература родного края») учителя-ветерана Л.Б.Хабибуллиной, в первом томе которого представлены образцы фольклора сибирских татар, во втором – опыты современной письменной литературы. Некоторые произведения представителей сибирско-татарской литературы также нашли достойное место в трехтомной хрестоматии «Литература Тюменского края»8, составленной для школ Тюменского региона доцентами ТюмГУ Г.Данилиной, Н.Рогачевой, Е.Эртнер.

Среди поэтов ХХ века, чье творчество связано с Тюменским краем, более обстоятельно изучено творчество Булата Сулейманова, которому посвящены статьи М.Абдуллина1, Р.Батуллы2, Ф.Баязитова3, М.Галеева4, Р.Зайдуллы5, Р.Хамида6, Р.Мингалимова и Э.Ягудина7 и др.

О поэтическом мире татарского поэта Ш.Гадельши, о своеобразии его образного мышления, новизне лирики имеются некоторые размышления в статьях ученых, поэтов, журналистов, таких как Д. Загидуллина8, Р.Зайдулла9, Г.Гильманов10, Г.Муратов11, М.Аглямов12, Роб. Ахметзянов13, Р.Гатауллин14 и др.

Некоторые аспекты творчества прозаика и публициста Я.К.Занкиева отражены в статьях Х.Алишиной15, Г.Ахунова16, Ф.Баязитова17, В. Рогачева18, Ю.Прибыльского 19, Г.Минасьян20, К.Садыкова21 и др.

Отдельным проблемам татарской литературы Тюменского региона посвящены диссертационные исследования молодых ученых Л.Х.Фаизовой22,


Г.Муллачановой1 и Г.С.Галямовой2.

С середины 90-х годов в области (в гг. Тюмени, Тобольске) проводятся традиционные научно-практические конференции «Сулеймановские чтения», «Занкиевские чтения», где вместе с более глубоким изучением творчества указанных поэтов и писателей обсуждаются актуальные вопросы национальной школы, родного языка, истории татарского народа, проживающего на территории Тюменского края.

^ Цель и задачи исследования. Основной целью данного исследования является изучение истории возникновения, формирования и современного состояния татарской литературы Тюменского региона. Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. исследовать жанровое богатство устного народного творчества сибирских татар и степень его изученности в татарской фольклористике;

  2. изучить особенности формирования татарской литературы на традициях фольклорного наследия;

  3. рассмотреть историю формирования и развития татарской литературы, объединить и систематизировать научные сведения о литературе, созданной в разные времена представителями татарского народа, проживающего в крае (на материале поэзии Амдами (Шукур бине Гаваз-бай), творчества Мауликая Юмачикова);

  4. произвести анализ поэтического наследия Б.Сулейманова и лирики Ш.Гадельши;

  5. проанализировать романы Я.Занкиева, выделяя освещение в его произведениях истории татар и особенностей региона;

  6. определить уровень вклада сибирско-татарских поэтов и писателей края в историю татарской литературы.

^ Материалы и источники. Основной источниковедческой базой работы являются произведения писателей и поэтов, составляющих татарскую литературу Тюменского региона, в том числе сохранившиеся произведения татарской литературы XYIII и XIX веков (Амдами, М.Юмачикова), а также представителей современной литературы – Я.Занкиева, Б.Сулейманова, Ш.Гадельши. В исследовании также было уделено внимание творчеству поэтов Икани и А.Тубыли, судьба которых связана с Сибирью. В работе дана оценка состоянию изученности фольклора сибирских татар.

^ Методы исследования составляет рассмотрение явлений литературы на основе системного, сравнительно-исторического, типологического, аналитического, биографического, текстологического методов исследования. Герменевтическая трактовка и интерпретация произведений средневековья (Икани, Амдами) способствовала более глубокому осмыслению традиционного и новаторского начал в их наследии. В работе также использован принцип объективности и историзма в изучении культурного наследия.

^ Теоретической основой работы стали труды отечественных литературоведов, таких, как Б.Корман, Д.Лихачев, Г.Поспелов, И.Роднянская, В.Кожинов, Н.Тамарченко, Л.Тимофеев, В.Хализев, Л.Чмыхов и др.

В работе также использованы труды исследователей истории татарской литературы: М.Гайнуллина, Т.Галиуллина, Ф.Галимуллина, А.Ахмадуллина, Д.Загидуллиной, И.Нуруллина, Х.Миннегулова, Ф.Мусина, М.Усманова, Ф.Хатипова, А.Шарипова, Ф.Яхина, Н.Юзиева и др.

^ Научная новизна работы состоит в комплексном изучении истории формирования и современного состояния татарской литературы Тюменского региона. Диссертационное исследование является первым фундаментальным исследованием татарской литературы края.

В работе впервые систематизируются материалы, касающиеся научного осмысления татарской литературы Тюменского региона, выявляется степень изученности сибирско-татарского фольклора.

Существенной научной новизной исследования также является литературоведческий анализ произведений татарских поэтов и писателей – выходцев из сибирских татар, при котором выявлены общие и специфические особенности.

Новизной работы является также определение вклада сибирско-татарских писателей в развитие татарской литературы.

^ Научно-практическая значимость исследования заключается в том, что работа восполняет пробелы в изучении отдельных этапов развития татарской литературы в целом и татарской литературы Тюменского региона, в частности.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы литературоведами при дальнейшем изучении истории татарской литературы. Материалы исследования также могут стать научной базой для чтения лекций по истории татарской литературы, а также в рамках курса «Литературное краеведение», в проведении спецкурсов по данной теме, написании методических пособий на отделениях и факультетах татарской филологии педагогических вузов.

Материалы и научные результаты работы могут быть востребованы учителями национальных школ региона, историками края, фольклористами.

^ Основные положения, выносимые на защиту.

1. В силу исторических и географических условий процесс формирования и развития татарской литературы Тюменского региона сложен и специфичен. Обусловленность богатым наследием устного народного творчества делает татарскую литературу данного края уникальным являнием.

2. Татарская литература Тюменского края является органической частью общетатарской литературы. Произведения поэтов Амдами, М.Юмачикова, Икани, А.Тубыли и сборник рассказов «Мәҗмугыл хикәят», являющиеся объектом исследования в данной работе, характеризуются теми общими чертами, которые присущи всей тюрко-татарской литературе, так как выросли на общих литературных традициях.

3. Художественный мир татарских поэтов Сибири ХХ века Б.Сулейманова и Ш. Гадельши отмечен новаторским характером лирических обобщений. В их творчестве высвечены позитивные и негативные тенденции развития общества, затрагиваются многие актуальные проблемы, присущие региону. Топос Сибири помогает авторам выразить свое отношение к этой местности, являющийся для поэтов малой родиной. Творчество сибирско-татарских поэтов внесло определенную новизну в татарскую литературу в плане изображения родной природы, синтезировало пейзажную лирику с философской и гражданской, наполнив их таким образом новым содержанием.

4. Творчество Я.Занкиева – первого профессионального прозаика послевоенных лет, вышедшего из сибирских татар, обогатило татарскую литературу новой тематикой, неповторимыми образами и событиями. Писатель воссоздал историческую панораму жизни сибирского народа первой половины ХХ столетия.

5. Региональная литература имеет некоторые особенности, связанные с историей создания произведений, обусловленные спецификой мировоззрения авторов, живущих в особых природных условиях. Реальное пространство Сибирского края, его географический ландшафт, историческая судьба сибирско-татарского народа наложили свой отпечаток на произведения сибирско-татарских литераторов.

^ Апробация и внедрение результатов исследования.

Апробация работы осуществлялась по следующим направлениям: публикация материалов исследования, в том числе трех монографий (Казань, 2003г., 6,5 п/л; Тобольск, 2004г., 6,5 п/л; Тюмень, 2007г., 19 п/л; опубликованы два положительных отзыва), учебного пособия с Грифом УМО (Тобольск, 2004г., 12 п/л; опубликованы два положительных отзыва), многочисленных статей в научных сборниках и центральных реферируемых журналах.

Результаты исследования докладывались на Международных, Всероссийских, Межрегиональных, Межвузовских, Областных научно-практических конференциях: «Сулеймановские чтения» (Тюмень, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007), «Роль русского культурного сотрудничества в становлении Российской государственности в Сибири» (Тюмень, 1994), «Война и школа» (Тобольск, 1995), «Общество, школа, педагог» (Тобольск, 1997), «Влияние ислама на культуру народов Сибири» (Тюмень, 1998), «Жизнь и творчество педагога и писателя Я.Занкиева» (Тобольск, 1998), «Три века сибирской школы» (Тобольск, 2001), «Модернизация профессионального образования: проблемы, поиски, решения» (Омск, 2004), «Воспитание будущего учителя в процессе предметной подготовки» (Казань, 2004), «Образование в Западно-Сибирском регионе: история, современность, перспективы» (Тобольск, 2004), «Реализация воспитательного потенциала гуманитарного образования в условиях вхождения России в Болонский процесс» (Казань, 2005), «Виноградовские чтения» (Тобольск, 2005), «Бодуэновские чтения» (Казань, 2006), «Этнокультурное пространство региона и языковое сознание» (Тюмень, 2006), «Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы» (Казань, 2006), «Актуальные проблемы изучения и преподавания татарской литературы» (Казань, 2006), «Образование и культура как фактор развития региона» (Тобольск, 2006), «Языки и литература тюркских народов: история и современность» (Елабуга, 2006), «Исламская цивилизация в Сибири: история, традиции, современность» (Тобольск, 2006), «Занкиевские чтения» (Тобольск, 2007), «Тумашевские чтения» (Тюмень, 2007), а также симпозиумах: «Культурное наследие народов Западной Сибири» (Тобольск, 1998), «Культурное наследие народов Западной Сибири. Тюркские народы» (Тобольск-Омск, 2002).

Результаты исследования используются при подготовке и преподавании курсов «Литературное краеведение», «Литературное краеведение в школах Тюменского региона» на филологическом факультете Тобольского государственного педагогического института им. Д.И.Менделеева, Тюменского государственного университета, в национальных школах Юга Тюменской области.

^ Структура диссертации определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель и задачи, объект и предмет, раскрывается степень изученности проблемы, устанавливаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

^ Первая глава «История возникновения и формирования татарской литературы Тюменского региона» состоит из двух разделов.

В первом разделе «Роль этнических и фольклорных традиций в становлении сибирско-татарской литературы» речь идет об этническом составе татарского народа, проживающего в Тюменском крае, проводится анализ и выявляются особенности фольклора сибирских татар, на основе которого позже возникла письменная национальная литература.

Видные востоковеды Н.А.Аристов, А.Г.Юшков, Н.Ф.Катанов, Г.Ф.Миллер в своих исследованиях по истории, этнографии, фольклору, языку сибирских татар отмечали смешанный характер формирования этнической общности тоболо-иртышских татар. Его состав очень сложен, многокомпонентен, поэтому и устное народное творчество, которое является отражением жизни народа, очень богато и разнообразно как по своему жанровому составу, так и по сюжетам и тематике.

Письменная литература формируется и развивается интенсивнее у народов, имеющих богатое наследие жанров устного народного творчества. Рассматривая вопрос об изученности фольклора татар, проживающих в Сибири, необходимо отметить деятельность ученого с мировым именем, академика В.В. Радлова, труды которого вправе считаться первым и значимым вкладом в фольклористику сибирских татар. Во второй половине XIX века с целью изучения языка сибирских татар, казахов и киргизов он организует несколько научных экспедиций. Результатом данной деятельности является десятитомный труд «Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзунгарской степи, собраны В.В. Радловымъ»1. Четвертый том этой работы, записанный в 1859-1871 гг., в котором собран фольклор и наречие барабинских, тарских, тюменских и тобольских татар, в первый раз был издан в 1872 году, а затем переведен на немецкий язык. Данный источник вбирает в себя 119 произведений устного народного творчества, записанных в вышеназванных селениях. По современной жанровой классификации произведений устного народного творчества, здесь представлены: 41 сказка, 29 песен и баитов, 23 предания и родословных, 16 дастанов и отрывков из них. Ученым фиксируются две существенные особенности татарского фольклора: бытование в народе произведений эпоса – дастанов и лиро-эпоса – баитов.

Интересен тот факт, что через сто лет известными татарскими фольклористами Х.Ярмухаметовым, Ф.Урманчеевым, Ф.Ахметовой-Урманче, Л.Замалетдиновым, Х.Гатиной, Н.Ибрагимовым, Х.Махмутовым с 1967 по 1974 годы и раньше (в 1940 году Н.Исанбетом) были проведены экспедиции в тех же деревнях и селениях, где В.В.Радлов осуществил с поразительной точностью записи указанных произведений. К великому сожалению, через сто лет пройдя этот же путь, ученые уже не застали многого из фольклорных материалов, записанных великим ученым.

Определенную лепту в развитие этой области науки внес известный ученый Н.Ф.Катанов. Его записи легенд и преданий («Предания тобольских татар о грозном царе Тамерлане», «Предания тобольских татар о прибытии Мухамедданских проповедников в г. Искер», «Предания тобольских татар о происхождении киргизского народа», «Предания тобольских татар о Кучуме и Ермаке» и другие) хранятся в архивах Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника.

Большой интерес вызывают предания о жизни шейхов, связанные с распространителями ислама в Сибири, миссионерами из Средней Азии. Интересны для исследователей истории края также легенды и предания, собранные фольклористом А.Ниязовым2, в которых сохранились имена шейхов, описаны их деяния и отношение сибирско-татарского народа к ним. Таким образом, богатый фольклорный материал может служить интересным источником для изучения истории, языка, обычаев и обрядов народа, проживающего на определенной территории.

Современное состояние сибирско-татарской фольклористики представлено исследованиями ученых-фольклористов на основе материалов, собранных во время научных экспедиций в данные края в разное время.

Изучение и анализ устного народного творчества народа, выявление жанровых особенностей и тематического богатства татарского фольклора данного региона дают возможность увидеть единую основу развития татарской литературы, в то же время определить особенности образной системы, тематического разнообразия народного творчества татар, проживающих в Сибири. Это необходимо для восприятия и анализа творчества писателей и поэтов – представителей татарской литературы Тюменского региона, в котором обнаруживается влияние устного поэтического наследия народа.

Во втором разделе данной главы «Начальный (традиционалистский) период татарской литературы Западной Сибири» диссертантом анализируются сохранившиеся образцы письменной литературы, созданные в Сибири.

В популярную среди татарского населения в средневековье книгу «Бакырган китабы» («Книга Бакырган»), в которой объединены произведения поэтов-суфиев XII-XVIII веков, включены 18 стихотворений поэта Икани. До конца ХХ столетия об этом авторе ничего не было известно. В вышеназванной публикации Н.Ф. Катанова, основанной на двух татарских рукописях Тобольского музея, упоминается о мавзолее «почтенного шейха Айкани /Икани», находящегося «в Искере». Она натолкнула ученых на некоторые размышления. Последние находки (родословная шейхов, свод суфийских трактатов), обнаруженные исследователем края И.Беличем в деревне Карагай Вагайского района Тюменской области летом 2004 г., прочитанные и проанализированные литературоведом Ф.Яхиным, внесли определенную ясность в биографию вышеназванной личности. По данным так называемого «Карагайского свитка», можно с известной долей вероятности рассуждать о том, что поэт Икани является одним из 366 шейхов, прибывших в Сибирь в 1394 году с целью распространения ислама среди местного населения. Опираясь на содержание этой ценной исторической находки, можно утвердительно сказать, что поэт Икани (переводится как Иманлы – Человек с верой) – один из шейхов, которые были «вооружены верой в Аллаха», единым желанием и стремлением помочь другим в познании ислама, был похоронен на берегу реки Иртыш (Абу-Джирс). Другие данные о поэте Икани, к сожалению, не обнаружены. Ни в списках суфиев-шейхов, ни в энциклопедических словарях знаменитых ученых прошлых веков Востока о нем больше не упоминается.

Основным направлением литературы средних веков являлся суфизм, который как литературное направление был распространен среди народов, придерживавшихся ислама. Аскетические настроения, породившие начало суфизма в Поволжье, возникли в связи с принятием ислама уже в YIII-IX веках.

Одна из основных идей в произведениях Икани связана с суфийской философией «зикр», которая, по мнению многих литературоведов, в суфийской лирике является очень значимой. В научных работах данный термин трактуется как суфийская молитва, обращенная к Всевышнему. Судя по его стихам, поэт Икани понимает «зикр» не только как религиозно-ритуальное действие. Он предполагает, что необходимым условием «зикра» является душевное расположение человека, так как Всевышний, в суфийском понимании, есть «Хак», «Хакыйкать» («Истина»). По содержанию стихов поэта можем предположить: Икани считает, что «Абсолютную истину» не стоит искать вне самого человека, на стороне. Истина, как и вера в Аллаха, хранится в душе верующего, молящегося.

Некоторые стихи поэта касаются познания. По разумению Икани, познание не должно быть только ради выявления истины для себя, оно достигается в целях распространения просвещения. Истина существует и без познания, но не может стать знанием, основой просвещения. Обращаясь к себе, называя свое имя, Икани пишет, что «он обязан быть днем и ночью в слезах и в горе, ибо только тогда сможет найти Всевышнего». Это – его понимание пути достижения Истины. Оно характерно для суфийского учения об Абсолютной истине. Его стихи «Егълагыл у хәлеңә…» («Оплакивай свое положение…»), «И бихайр» («О негодный»), «Үлемнең илчесе» («Посланник смерти»), «Үлем килде» («Пришла смерть»), «Бивафадыр ошбу дөнья» («Не постоянен этот мир») и др. посвящены раскрытию смысла жизни человека на Земле, направленной на познание истины.

Идеальный человек у Икани – это суфий, всегда хранящий в душе память о Всевышнем. Он должен заниматься познанием Абсолютной истины, очищать душу от грехов и не допускать их совершения, быть трудолюбивым, ненавидеть невежество. Даже достигнув пожилого возраста, такой человек не должен сойти с этого истинного пути. Человек с таким мировоззрением вполне мог быть среди тех, кто проповедовал в этих краях ислам.

В последние десятилетия ХХ в. было обнаружено и изучено еще одно произведение – «Книга наставлений» поэта Амдами, который был одним из интересных поэтов XYIII века, являлся не только ахундом-священослужителем и мударрисом-профессором, но и занимал большой государственный пост: был главой народа «таб» – тобольских татар. Имя Амдами является псевдонимом, которым поэт называет себя в сохранившемся произведении.

Первым о «Книге наставлений» упоминает Р. Фахрутдинов. В первом томе известного труда «Асар» ученый пишет о поэте Амдами, дает высокую оценку его поэзии. В начале 60-х годов ХХ столетия публикуется статья Н.Юзеева и А.Фатхи, где авторы пишут о находке произведения. Более подробный анализ произведения был сделан чуть позже литературоведом Ф.Яхиным, который обнаружил вторую рукопись «Книги наставлений».

Настоящее имя поэта Амдами – Худжа Шукур бине Гаваз-бай. В 1694 году он окончил медресе Даулатшаха ибн Габдулваггапа Ал-Хасани, долгие годы был ахундом Тобольска, в начале 1703 года завершил поэму «Насихатнамэ», где именует себя Амдами. Как отмечается самим автором, он взял за основу своего произведения поэму персидского поэта конца ХII-начала ХIII века Ф.Гаттара «Панднамэ» («Назидания»). Произведение Амдами написано в начале XYIII века, но более широкую известность получило в XIX веке (дважды переиздавалось).

Сведений об авторе очень мало, в своем произведении поэт называет себя псевдонимом «Амдами», смысл которого означает «близкий друг», «попутчик». Автор пишет о желании быть близким другом, помощником, попутчиком всем тем, кому нужна его поддержка.

По традиции древнетатарской поэзии поэма начинается с главы, где идет восхваление имен всемилостивого и всемогущего Аллаха, после чего следует описание достоинств пророков, упоминаются их деяния во благо людей. «Книга наставлений» состоит из 48 глав, каждая из которых называется «Назидание и наставление». В целом произведение не основано на едином сюжете, в каждой главе автором рассматриваются определенные качества, свойственные человеку, которые нужно или развивать, или, наоборот, избегать. Автор призывает читателя не стремиться к богатству, держаться подальше от греховного, не быть алчным и жадным, не терять веры.

Анализ содержания «Книги наставлений» приводит к мысли о том, что творчество Амдами является достойным продолжением традиций татарской литературы средних веков, сформировавшейся под влиянием суфийской идеологии. Как известно, в суфийской литературе одним из основных, смыслообразующих является отношение к слову «нафс» (алчность). Учение «тасаввуф» является школой совершенствования личности через преодоление своего нафса. Суфии мечтали воспитать «совершенного человека» (аль-инсан-аль-камиль), который способен побороть свое «эго», «я», встать выше «нафса». К таким суфиям относится поэт Амдами. Через все произведение «Книга наставлений» проходит мысль о том, что в основе всех человеческих бед лежит алчность.

Произведение Амдами «Насихатнамэ» можно рассмотреть как синтез двух жанров, существующих уже в древности. Можем отметить, что причиной этого является отчасти то обстоятельство, что она написана под влиянием поэмы персидского поэта конца XII-начала XIII вв. Ф.Гаттара, и, во-вторых, книга создана на основе идей суфизма и соответствует древнетатарским традициям суфийской поэзии.

Произведение Амдами носит философско-нравоучительный характер и направлено на воспитание у читателей положительных морально-этических качеств Автор книги поднимает проблему воспитания и самовоспитания человека.

Вышесказанное дает возможность диссертанту прийти к выводу о том, что произведение Амдами «Книга наставлений» является интересным памятником художественной литературы XYIII века и является достойным продолжением идей поэтов-суфиев, творчество которых занимало значительное место в тюрко-татарской литературе древности и Средних веков.

Одним из известных поэтов, вышедших из сибирских татар, является ^ Мауликай Юмачиков (1834-1910), живший и творивший во второй половине XIX века. Несмотря на то, что, по сохранившимся воспоминаниям, он был известной личностью своего времени, его биография и творческая деятельность до настоящего времени также остаются малоизученными. Известно, что Юмачиков был учителем знаменитого Ембаевского медресе, владел, кроме родного татарского языка, арабским, персидским, русским и казахским языками.

М.Юмачиков родился в деревне Манчыл Ялуторовского уезда Тобольской губернии (ныне д. Ембаево Тюменского района). По традиции древнетатарской литературы в «Баите об Ирбитской ярмарке» поэт пишет о себе: «Зовут меня Мауликай Юмачев/ Из уезда Ялутор, Тоболяк./ Где живу – деревня Манчыл, Тюмения,/ В той стране не видел ничего плохого я».

Ученые полагают, что, хотя многие годы М.Юмачиков провел в пути, в исканиях, последние годы своей жизни жил у себя на родине и умер в родной деревне. Поэт является современником известных тюрко-татарскому миру поэтов М. Акмуллы и Г. Чокрыя, но его творческая деятельность начинается намного позже – только в семидесятые годы ХIХ столетия. Но, несмотря на это, он очень быстро достигает широкой популярности среди образованных людей своего времени, становится известным поэтом.

Популярность М.Юмачикову принесло произведение «Эрбет бәете» («Баит об Ирбитской ярмарке»), написанное поэтом в 1881 году в стиле «Баита о Макарьевской ярмарке» неизвестного автора. Сохраняя стиль письма предыдущего произведения, автор пишет об Ирбитской ярмарке, проводит параллели современной ему жизни с Ирбитской ярмаркой – более близкой для жителя Сибири1. В самом начале автор сообщает о том, что когда страной правила Екатерина, она посетила Ирбит. Далее автор упоминает добрым словом имя царя Александра Николаевича. Автор называет сенаторов, комитет по цензуре верными служителями царя. Отдельные слова восхваления, пожелания здоровья посвящены современному поэту царю Александру Александровичу, его семье. Таким образом, произведение пронизано духом преклонения перед властями, восхваления царской власти и покорного служения ему. Следуя жанровым канонам баита, автор далее пишет о себе, указывая, что несколько раз посетил Ирбитскую ярмарку и знает все ее особенности. М. Юмачиков называет свое произведение как «насихат» – нравоучение, определяя его цель и направленность.

Обращаясь ко Всевышнему, поэт просит прощения и помощи в исправлении нравов. Подобно поэтам-суфиям, он рассуждает о бренности бытия, напоминает о том, что в этот мир пришли и ушли бессчетное количество шахов-царей, пророков, но никто не вечен, всем нужно будет предстать перед Всевышним. Поэтому нужно воздерживаться от запретного, жить по законам шариата.

Следует отметить и то, что в поэме «Баит об Ирбитской ярмарке» ощущается сочувствие и близость автора к простому народу, звучат идеи гуманизма, так как высокие помыслы сближают человека со Всевышним. Рассуждения автора о смысле жизни, его трактовки как поэты-суфии сближают М.Юмачикова с творчеством и мировоззрением поэтов Средневековья. Отдельные строчки баита созвучны со стихами казанского поэта Мухаммедьяра.

М.Юмачиков не обходит темы правителей-царей и отношений их с простым народом, но, в отличие от предыдущего поэта, он называет их справедливыми. Стремясь исправить «сомнительные» мысли своего предшественника, М. Юмачиков пишет о том, что судьи и начальники поставлены царской властью для того, чтобы не было воровства, несправедливостей. Таким образом, Юмачиков вступает в диалог-полемику с автором «Баита о Макарьевской ярмарке». Критическое отношение к вольнолюбивым идеям предыдущего произведения, откровенная защита царя и деятельности чиновников представляют М. Юмачикова как поэта консервативных взглядов. Ученые считают, что в произведении поэта находят отражение взгляды образованной части представителей народа, живущего далеко от центра, на периферии1. В отличие от автора «Баита о Макарьевской ярмарке», М. Юмачиков значительно ослабляет критический пафос своего сочинения, сознательно сглаживая острые углы, выставляя факты и события в сугубо положительном ракурсе. Если автор «Макарьевской ярмарки», описав контору, власть царизма, критиковал их почти в манере М.Е. Салтыкова-Щедрина, то М.Юмачиков намного более осторожен и предусмотрителен. Некоторые ученые склоняются к тому, что, может быть, автор таким образом пытался быстрее получить разрешение цензора, или такая авторская позиция может быть результатом социального заказа, так как известно, что поэт до этого уже написал стихи-посвящения купцам – братьям Рахматулле и Нигматулле хаджи Сайдуковым2.

В самом конце произведения поэт говорит о том, что он уже написал девять книг, перечисляет их («Шәехе Бәркый», «Сәед Баттал», «Каракол»,/ Четвертое – «Мөнәҗәт», знай это,/ Это пятое, называется «Гокъбә»./ Еще одно «Васыять намә» называется,/ Седьмое – «Салсал кыйсса» называют,/ Еще одно – «Әнмүзәҗ»…»/) и пишет, что нет возможности их издавать и продавать. Интересен и тот факт, что автор в своем баите указывает имя человека, который взялся издавать его книги, но, видимо, для автора от этого особой пользы не было: «Все издал (и получил себе) Шамсутдин3,/ Но все проблемы остались мне». В изданной в 1879 году книге «Кыйссаи Салсал» автор пишет, что первые четыре из перечисленных произведений напечатаны.

Как известно, «представители татарского просветительства воспринимают литературу как призыв к просвещению и как средство нравственного перевоспитания человека»1. В татарской поэзии начала XIX века большой круг поэтов последовательно работает и в направлении обновления поэзии бытовыми реалиями. Объективно эта тенденция была выходом к ранним, еще не зрелым росткам реализма. Одним из этих направлений в поэзии были поэтические посвящения «земным» девушкам, которые имели кардинальное значение в обновлении традиционной татарской поэзии, например, в творчестве поэта Г.Кандалыя. С любовной лирикой Г.Кандалыя перекликаются отдельные стихи М.Юмачикова (сам автор называет их баитами), которые являются прекрасными образцами интимной лирики.

М.Юмачиков так же, как и многие поэты-просветители XIX века, поднимает и по-своему решает актуальную для своего времени так называемую «женскую проблему». Он тоже придерживается той мысли, что девушке надлежит выходить замуж за «просвещенного мужчину», только так, женщина может добиться счастья в семье. Как следует из стихотворных строк поэта, девушки должны иметь право самим выбирать мужа. Поэт так же, как и Г.Кандалый, называет себя «ученым мужем», который мог бы дать счастье любимой женщине. Такое решение данной проблемы присуще многим писателям ХIХ века, таким, как М.Акъегетзаде, З.Бигиеву – в прозе, Г.Ильяси, Ф.Халиди – в драматургии.

В творчестве М. Юмачикова есть отдельные моменты, где находят отражение просветительские идеи, которые начали раскрываться в свое время в поэзии Г. Курсави и Г.Утыз-Имяни, Г.Кандалыя. Как и эти деятели татарской литературы М.Юмачиков считал, что долгом служителей культа является каждодневная проповедь идей добра и справедливости. Поэт пишет о том, что во многих проблемах народа виноваты сами служители культа, которые должны быть просветителями, беспокоиться об образовании своего народа, но на деле многие из них думают только о личном благополучии. Такая же мысль прослеживается и в стихотворении «Хуш киләсең, рамазан ае» («Добро пожаловать, месяц рамазан»), включенном в его сборник «Мәрхабә, шәһре рамазан» («Наши восхваления, священный рамазан»), который был издан в 1898 году.

Ученый-литературовед М.Гайнуллин2 обратил внимание на критические выпады поэта в адрес мулл, которые думают только о накоплении богатства, вместо того, чтобы заниматься образованием своего народа. Таким образом, творчество М. Юмачикова является также отражением просветительских идей, которые определили сущность татарской литературы XIX века.

Интересным и значимым литературным наследием татарского народа XYIII в., которая сохранилась в Поволжье, но создавалась на территории Сибири, является книга «Мәҗмугыл хикәят» («Сборник рассказов»), собранный и переписанный казанским просветителем Мухаммадрахимом в 1775 году в Тарском уезде Тобольской губернии. Диссертантом отмечается, что данная книга является фактом, доказывающим постоянство исторических связей между поволжскими и сибирскими татарами.

Интересным для исследования является также творчество суфийского поэта Ахметзяна Тубыли1 (1826-189?), судьба которого связана с Тюменским краем. Известно, что в 1871 году поэт был безвинно осужден и сослан в тюрьму в город Тобольск, где пробыл в заключении около пятнадцати лет.

Во время пребывания А.Тубыли в Тобольской тюрьме им написаны многочисленные стихи, которые являют собой пример суфийского терпения перед испытаниями судьбы. Такие стихи поэта, как «Мөнәҗәт ли-Казый әл-Хаҗәт» («В обращении к Исполнителю Желаний»), «Язам ибтида Хәмдү үзрә» («Начинаю писать, посвящая Достойному похвалы») входят в тюремный цикл стихов «Хәбес», где чувства лирического героя, обращающегося к Аллаху, пронизаны глубокой печалью. Самое объемное из стихов тюремного цикла «Бихәмделилләһ Ходага Чук хәмүдләр» («Великая хвала Аллаху») включает в себя подробное описание условий пребывания автора в тюрьме. Все тяготы и испытания поэт принимает как посланные Аллахом и в стихотворении «Сән, Бакырчы Шаһиәхмәткә, сәлам» («Тебе, Бакырчы Шагиахмет, привет»), пишет, что нельзя роптать на судьбу, в таких испытаниях есть польза для очищения души. Помимо Корана, на творчество А.Тубыли оказали влияние поэмы «Сказание о Юсуфе» Кул Гали и творчество поэта Г.Утыз Имяни.

Подводя итоги к данной главе, диссертант приходит к выводу о том, что находки ученых последней четверти ХХ столетия дают возможность вести речь о татарской литературе сибирского происхождения как о составной части общетатарской литературы. Избранные в качестве объекта данного исследования произведения таких поэтов, как Амдами, М.Юмачиков, Икани, А.Тубыли и сборник рассказов «Мәҗмугыл хикәят» характеризуются теми общими чертами, которые присущи всей тюрко-татарской литературе. Здесь региональные особенности не играют значительной роли, так как они основаны на единых литературных традициях.

^ Во второй главе «Трансмормация национального образа мира в творчестве современных поэтов Сибири» изучается творчество современных татарских поэтов, выходцев из Сибири Б.Сулейманова и Ш.Гадельши.

В первом разделе данной главы «Творческая эволюция Б.Сулейманова и Ш.Гадельши в контексте развития татарской поэзии» прослеживается путь творческого становления личности поэтов.

В 60-е годы ХХ столетия, к которым относится начало творческой деятельности Булата Сулейманова (1938-1991, родился в деревне Супра Вагайского района Тюменской области), характеризуются духовным раскрепощением человека и определенным оживлением в литературе, особенно в поэзии. Творчество сибирско-татарского поэта является колоритным отражением поэзии данного периода, своеобразным проявлением феномена творческого взлета 60-х годов.

В данном параграфе анализируются литературно-критические статьи разных авторов, посвященные личности, общественной и творческой деятельности Б. Сулейманова. Статьи его земляков-современников больше обращены раскрытию характера самого поэта, который был последователен в своих взглядах и политических убеждениях, настойчив и требователен в решении национальных проблем. Разносторонняя деятельность поэта в чем-то напоминает великого Г.Тукая, поэтов-борцов Х.Такташа, Ф.Карима, А.Алиша, М.Джалиля, Х.Туфана, которые также находились в центре событий своего сложного времени, оставили неповторимый след в литературе, культуре, в судьбе родного народа.

Многогранна, широка личность поэта Булата Сулейманова. В его произведениях нашли отражение жизненный и поэтический опыт, зрелость и широта понимания противоречий окружающей действительности, философская глубина которой заставляет заново переосмысливать вечные темы искусства: красоты и безобразия, любви и ненависти, преданности и предательства, чести и бесчестия. Его поэзия не оставляет читателя равнодушным, так как жизнь поэта воедино слита с судьбой сибирских татар, его думы и чаяния связаны с будущим родного народа, с проблемами сохранения его как нации, этноса.

На путь, проложенный в татарской литературе в 60-е годы Булатом Сулеймановым, в 70-е годы встает талантливый и своеобразный поэт Шаукат Гадельшович Сибгатуллин (родился в 1949 году в селе Киндери Нижне-Тавдинского района Тюменской области). В современной татарской поэзии он известен под именем Шаукат Гадельша (Гаделша – имя отца поэта, из татарского дословно: “справедливый”).

В разделе прослеживаются этапы творческого становления поэта, автора сборников: «Ярык мөгез” (“Разбитые рога”) , “Ядрә тигән” (“Попала пуля”), “Сөмән кадыйм” (“Вонзаю пешню”), “Җилгә моң дыңгычлыйм” (“Ветер наполняю мелодией”), “Аучы җыры” (“Песня охотника”), включающий стихи предыдущих изданий “Чоңгыл” (“Водоворот”). Его стихи также включены в сборник стихов поэтов – выходцев из Сибири “Мин – себер татарымын” (“Я – сибирский татарин”).

Диссертантом отмечается, что у поэта Гадельши – свой, узнаваемый и неповторимый стиль. Какая-то необъяснимая, не всегда понятная тоска присутствует во всем его творчестве. Это чувство, которое можно определить как тоску матери по своему ребенку, сына по родительскому дому, взрослого человека по ушедшим бесследно беззаботным дням детства и юности, является основным в его творчестве, боль за разграбленную природу, покинувших родные озера белых лебедей, сгоревшие леса и мелеющие речки.

Его лирический герой смотрит на окружающий его мир глазами жителя Сибири, который видит истерзанную тайгу, безрыбные озера, опустевшие, брошенные татарские деревни. Такова действительность сегодняшней Сибири – колыбели поэта. Лирический герой Ш. Гадельши хочет видеть свой родной край как “страну непуганных птиц”, но отчий дом поэта опустел, на улицах не слышна гармонь, леса и озера принадлежат “чужеземцам”. Его стихи – это поэтическое отражение душевного состояния современного человека, живущего по волею судьбы на чужбине, вдали от земли предков и всем сердцем болеет за нее.

Во втором разделе “Роль и место Сибирского топоса в пейзажной лирике Б.Сулейманова и Ш.Гадельши” выясняется роль использования топоса Сибири в пейзажной лирике поэтов.

Пейзажная лирика является основной как в творчестве Б.Сулейманова, так и в поэзии Ш.Гадельши. Данное гуманистическое направление, веками сформировавшееся в татарской литературе, новой силой раскрылось в 60-70-е годы ХХ столетия. Отношения исследуемых поэтов к природе разное и к выражению своих переживаний и чувств через образы пейзажа каждый автор приходит по-своему.

Главными объектами образной системы в пейзажной лирике поэтов являются тайга (у Б.Сулейманова), лес (у Ш.Гадельши) как всеобъемлющие, собирательные образы природы Сибири, а также многочисленные образы, составляющие их: мир растений и животных. Любовь ко всему близкому (природе, земле, народу) занимает центральное место в творчестве поэтов в течение всей творческой деятельности.

В творчестве Б.Сулейманова преобладает чувство тоски по бескрайней тайге. Возвратившись во сне к родному порогу, его лирический герой находит душевное успокоение. «Тоска по родной земле,/ Наверное, настолько велика,/ что во сне я вернулся/ в Родные края»/, – пишет он в одном из стихотворений, описывая еще одно состояние души своего героя. Лирический герой представляется читателю взрослым, умудренным жизненным опытом мужчиной, который медленными шагами идет по родным улочкам, вспоминая годы своего детства, близких сердцу людей. При описании родной деревни автор использует такие выражения, как «туган нигезем» - “родные корни”, «туган йортым» - “отчий дом”, «бишегем» - “колыбель моя”, «бабаларым яткан җир» - “место, где покоятся прадеды”. Его стихи созвучны с рассказами известного татарского писателя Амирхана Еники – мастера психологических произведений: “Туган туфрак”, (“Родная земля”) “Җиз кыңгырау” (“Медный колокольчик”) и др.

Осень и весна в творчестве поэта Б.Сулейманова – это не только два различных времени года, а символы, отражающие противоположные переживания, разные стороны душевного состояния лирического героя. Если осень – это пора увядания, старения, забвения, то весна в стихах поэта, в основном, пора цветения как в природе, так и в душе человека. Иногда откровения лирического героя произведения и размышления самого автора сливаются в единое целое, их нельзя рассматривать порозень.

Образы птиц в большинстве случаев в творчестве поэтов используются как символы. В выражении чувств, психологического состояния лирического героя Б.Сулейманов часто использует собирательный образ, выраженный в поэтических строчках как “кошлар” – “птицы”. В его стихотворениях доминирует образ белого лебедя. Этот образ в поэзии сибирско-татарского поэта приобретает символическое значение и становится бессменным атрибутом красоты родного края поэта – Сибири.

Поэт Ш. Гадельша внес определенную новизну в изображении родной природы, тесно увязав пейзажную лирику с философской. Образы птиц в стихотворениях Ш.Гадельши приобретают иной смысловой оттенок. Поэт расширяет возможности использования образов природы, наполняя их новым содержанием.

Образы животных в поэзии Ш.Гадельши воплощается идея материнства. Среди них в его поэзии особо выделяется образ оленя. Стихотворения Ш. Гадельши, где отражены образы животных, – это кодекс народной морали, например, он утверждает, что смерть каждого животного – это прекращение жизни вообще. В таких стихах поэта сквозным мотивом проходит тревога за лес, так как лес – это дом для всего живого. В стихотворениях “Сагая карт урман” (“Остерегается старый лес”), “Элек тә бит, самолетлар очса...” (“И раньше, когда пролетали самолеты”), “Урманнарга кабам” (“Зажгу леса”), “Заман агачлары” (“Современные деревья”) и др. лес выступает как единое целое, а деревья, птицы, звери – его составляющие. Сожженный лес с животным миром для автора соотносим с погубленной жизнью. Таков основной мотив стихотворения “Поши аткач” (“После охоты на лося”).

В стихах Ш.Гадельши, которые можно отнести к пейзажной лирике, скрыт философский смысл. Размышления о смысле жизни, думы о прошлом, сегодняшнем и будущем делают творчество поэта широкомасштабным, исполненным глубокого смысла. Стихотворения “Болан күзе” («Олений глаз»), “Болан баскан эзләргә” («На следы оленя»), “Кинәт кенә купты давыл” («Очень резко поднялся вихрь»), “Сорап куйгалый иде...” («Иногда спрашивал…»), «Күл йөрәге» («Сердце озера», “Карчык зары” (“Жалоба старухи”) являются отражением философских воззрений поэта о смысле жизни. Пустота и оглушающая Тишина в стихах Ш.Гадельши противопоставляются Жизни, Красоте, Надежде: даже смерть, по сравнению с этими понятиями, кажется естественнее.

Поэт Ш.Гадельша развил в современной татарской поэзии тему Сибири, которая раскрывается через ряд мотивов. Один из них – мотив охоты и охотника. В таких стихотворениях, как «Йөз яшьлек аучы» (“Столетний охотник”), «Аучы зары» (“Жалоба охотника”), «Аучы җыры” (“Песня охотника”) открывается перед читателем необычный, экзотический мир леса, создается несколько чуждый для нашей поэзии образ охотника – защитника лесов и животного мира.

Таким образом, подводя итоги вышесказанному, можно отметить: поэты, вышедшие из Сибири, творчески перерабатывают и развивают традиционную поэтическую образность. В их поэзию широко внедрены мифологические образы сибирских татар, отражающие представления народа о природе. Использование приема олицетворения, где чертами живых существ наделены и деревья, и озера, и птицы, и животный мир, позволило поэту отразить философские взгляды, этико-эстетические и педагогические воззрения народа.

Сибирский топос, представленный в стихотворениях поэтов, приобретает разнообразные смысловые оттенки. Одна из особенностей лирики Б. Сулейманова и Ш.Гадельши – не только олицетворение пространственных образов, но и включение их в систему субъектных отношений. Кроме того, конкретизируя пространство лирического переживания, поэты указывают на связь поэтического образа с реальным топосом, а топос определенной местности вообще является значимой координатой как в жизни самих поэтов, так и в переживаниях их лирических героев. Во многих стихотворениях лирические ситуации проявляются на Сибирской земле, чувства и переживания лирического героя связаны с этим краем.

У Б.Сулейманова топос выносится в сильную позицию, т.е. в заглавие произведения. Примерами могут служить стихотворения «Сопра» (“Супра” – название родной деревни автора), «Тобол» (“Тобольск”), «Түбән Варта» (“Нижняя Варта”), «Обьта боз киткәндә» (“Ледоход на Оби”), «Самотлорда җәй уртасы» (“Середина лета в Самотлоре”), «Төнъяк, тундра» (“Север, тундра”), «Салехардка килгәч» (“По приезду в Салехард”), где проявляется авторское отношение к некоторым сибирским городам и селениям, которые так или иначе оставили свой след в судьбе поэта. Очень часто в стихах Б.Сулейманова встречается использование топоса “Сибирь”, тем самым автором воссоздается собирательный образ родного края: “Ты родилась в моем сердце,/ до того, как меня родила моя мать./ Сибирь, Сибирь, ты единственная на земле,/ Кто достоин моей любви”/. Или же: “Не говорите/ о моей Сибири:/ “Раньше была проклятой землей”/. Пусть это так,/ Поймите,/ Это моя родная земля,/ О, Родная!”.

В отдельных стихах топос Сибири конкретизируется: появляются названия больших и малых городов и деревень, которые связаны с биографией поэта. Так в стихотворении, посвященном родной деревне Сопра, автор перечисляет сибирско-татарские деревни, такие, как Баеш (Баишево), Рәнцек (Ренчики), Меткә (Метькино), Киндерле (Киндери), утверждая, что корни его народа здесь. В названиях деревень хранится древняя история татарского народа.

В произведениях другого поэта – Ш.Гадельши топонимы выносятся в сильную позицию реже. Например, в стихотворении “Нинди Төмән?” (“Какая Тюмень?”) топос “Тюмень” использован не только в названии, но и как эпифора повторяется в каждой строчке стихотворения: “Свободная Тюмень!/ Задумчивая Тюмень!/ Щедрая Тюмень!/ Быстрая Тюмень!/ Моя Тюмень – ворота родного края”/. Данные строки созвучны с Тукаевским “Пар ат”, где идет прославление города Казани. Многократный повтор топоса в сочетании с разными определениями-эпитетами показывает, насколько близок автору этот город. Разным представляется для поэта Тюмень – город, с которого начинается его малая родина. Сибирь воспринимается поэтом не только как географическое название, она является колыбелью его родного народа. Особенно удачно использован топос «Сибирь» в стихотворении “Черкине сагынам” (“Скучаю по комарам”).

В творчестве поэтов в характеристике топоса Сибири намечен ряд пространственных оппозиций. Во многих стихах Сибирь как “свое” противопоставляется “чужому”, т.е. другим географическим местностям. Особо выделяется в творчестве обоих поэтов противопоставление Сибирскому топосу топонимов Татарстана. Это связано с тем, что, во-первых, Казань воспринимается всеми татарскими поэтами как литературная столица; во-вторых, судьбы обоих поэтов так или иначе связаны с Казанью.

В творчестве Б. Сулейманова стихи, посвященные Казани, занимают особое место, так как мечта стать поэтом, стремление войти в мир татарской литературы связаны именно с этим городом. Целый цикл стихов посвящен поэтом этой земле, где топос выведен в сильную позицию: «Казан» (“Казань”), «Иделдә» (“На Волге”), «Күптәнме җәй иде Казанда» (“Давно ли было лето в Казани”), «Күренми шул Себер Казаннан» (“Да, не видна Сибирь из Казани”), «Кичен. Аккош күле» (“Вечер. Озеро Лебяжье”), «Казаннан китәр алдыннан» (“Перед тем, как уехать из Казани”), «Казанда яз» (“В Казани весна”) и мн.др. С одной стороны, в них отражается восхищение поэта столицей татарской культуры, чувство причастности к ней. Но вместе с тем, в душе лирического героя всегда хранится образ родного края.

Такую же смысловую оппозицию топосов “Казань” и “Сибирь” можно проследить и в творчестве поэта Ш.Гадельши. Например, в стихотворении “Пышылдый Себердә” (“Шепчет в Сибири”) посредством анафоры выражено противопоставление двух топосов: /“Шепчет в Сибири/ Камыш озера Бурэн:/ – Поспешил, поспешил.../ Шепчет в Казани/ Камыш озера Кабан:/ – Ошибся, ошибся.../.

Иногда в творчестве Ш. Гадельши используется топос “Казань” (“Ике халәт” – “Два состояния”), оформленный в тексте уже в словосочетании “моя Казань”, которое указывает на то, что в душе лирического героя произошли некоторые изменения, он уже воспринимает Казань своей, родной.

В стихах поэта Ш. Гадельши также проявляется оппозиция в таком ключе, как “родина” – “место проживания”. Обращение к родовой памяти, наполнение событий настоящего вневременным смыслом проясняет значимость Родины, емкость смысла, заложенного в данное понятие. В стихотворении “Язмышымның дәрьясы” (“Широта судьбы моей”) посредством использования топосов автор заявляет: “Широта судьбы моей – это расстояние между Казанью и Тюменью”. Топосы “Казань” и “Тюмень” здесь имеют значение ограничения местности, так как это – два очень значимых, самых главных для поэта города.

В творчестве Ш.Гадельши топос Сибири использован в стихах, где ярко выражено своеобразное отношение автора к истории, живой памяти народа, направленное к повышению национального самосознания татарского народа. В творчестве Б. Сулейманова больше психологических ассоциаций, связанных с картинами природы, с душевным состоянием лирического героя, который, находясь далеко от родины, тоскует по ней. Сибирь в его творчестве становится местом, где человек переживает чувство единения с природой.

Диссертантом отмачается, что пространство Сибирского края, его географический ланшафт, историческая судьба сибирско-татарского народа наложили свой отпечаток на формирование особого смыслового топоса в поэзии Б.Сулейманова и Ш.Гадельши.

Третий раздел “Философская и гражданская лирика сибирско-татарских поэтов Б.Сулейманова и Ш.Гадельши» посвящен анализу общечеловеческих мотивов в творчестве поэтов.

Философские размышления в лирике мастеров слова, в первую очередь, присутствует в произведениях, где они выражают своё отношение к историческим событиям и личностям, в целом, и истории своего народа, в частности. В стихотворениях поэтов, творчество которых является в данном случае объектом исследования, историзм выступает как неотъемлемое и внутреннее их свойство.

В творчестве Б.Сулейманова можно выделить множество стихов, где поэт выражает свое отношение к историческим событиям, так или иначе связанным с судьбой татарского народа. Поэт задумывается о своем времени и о судьбе нации, о смысле жизни и идеалах служения народу. В таких стихах философские и гражданские мотивы неотделимы друг от друга: он стремится определить место своего народа в истории страны. Для поэта сегодняшний день это узел, который связывает прошлое с будущим. Такая особенность присуща его поэзии 70-80-х годов, которая характеризуется переходом от изображения картин природы и трудовой жизни к глубоким философским размышлениям.

Прослеживая творческий путь поэта, нетрудно уловить, что во многих стихах Б.Сулейманова последних лет лирический герой полон философских размышлений об участи своего народа, его прошлом, настоящем и будущем. Такие стихи поднимают его творчество на высоту известных национальных поэтов, таких, как Х.Туфан, С.Хаким, Г.Афзал, И.Юзеев, Р.Файзуллин. За последние годы он пишет также публицистические статьи о самоопределении народа, сохранении языка как основного признака нации, проблемах образования в регионе.

Стремление глубже понять современные проблемы приводят Б.Сулейманова к изучению прошлого своего народа, оценить его роль и место в истории человечества. В этом плане интересно стихотворение “Мин төп себер татарымын чыгышым белән...” (“Я коренной сибирский татарин по происхождению...”), где отражается жизненное и творческое кредо поэта и общественного деятеля Б.Сулейманова. Поэт утверждает, что сибирские татары – коренные жители Сибири, с этой мыслью связана основная идея его творчества и идеалы в общественно-политической деятельности.

Мысли о настоящем и будущем народа поэт также связывает с уже ушедшими в историю событиями, таким образом, появляются исторические аналоги. Для Б. Сулейманова историческая Сибирь ассоциируется с каторгой, местом отбывания срока лишения свободы. Сравнивая царскую Россию с современной Сибирью, автор выявляет лучшие стороны сегодняшних достижений. Исторический хронотоп в творчестве поэта раскрывается также в тесной связи с сибирским топосом. Так, в стихотворении «Тобол», в частности, обращаясь к городу Тобольску, поэт пишет, что «До октября в России/ Славился своими тюрьмами/ Старый Тобольск…», «Через тебя в тихую Сибирь,/ проходя,/ Кровь декабристов здесь пролилась…», «А ты, Тобольск,/ Кажется, вырос,/ Из земли, где покоятся каторжане»/. Оппозиция «прошлое – сегодняшнее» в этом случае служит для оценки современности: новостройки, красивый вид города, счастливая жизнь горожан.

Раскрывая противоречия современной жизни, Б. Сулейманов нередко обращается к историческому прошлому. В стихотворении «Әйтмәгез Себерем хакында» («Не говорите о моей Сибири») описывается состояние души лирического героя, который погружается в философские раздумья о прошлом города.

В стихах многих современных поэтов часто упоминается государство Булгар и одноименный город как святые места для тюркских народов. В этом отношении и творчество Б.Сулейманова не является исключением. Размышления его лирического героя у развалин Великих Булгар связаны с историей, воскрешением великого прошлого, где лирический герой приходит к выводу о том, что у всех тюркских народов общие корни. Данные стихи созвучны с Тукаевским “Кичке азан” (“Вечерняя молитва”) и некоторыми стихами Г.Афзала, М.Шабаева, И.Юзеева, Р.Хариса.

Цикл стихов Б. Сулейманов посвятил Габдулле Тукаю, где проявляется отношение автора к великому поэту. Так, в стихотворении «Тукай кабере янында» (“У могилы Тукая”), “Мин ялгызым йөрим урамда...” (“Я одиноко брожу по улице...”) отношение к Казани проявляется через уважение и преклонение перед гением Г.Тукая.

Таким образом, можем отметить, что образ родного края объединяет в единое целое многосторонний мир чувств и мыслей поэта: идеи патриотизма, единения народов, ответственности, которые, в конечном счете, в творчестве поэта выливается в философскую и эстетическую концепцию.

Во многих стихотворениях Ш. Гадельши как роковое время выделяется потеря сибирских татар своей государственности. Топос Сибири здесь воспринимается как трагический хронотоп. Эта особенность ярко проявляется в таких сихотворениях поэта, как «Хәзинә» («Богатство»), «Күңел елый» («Душа плачет»), «Булмас бүтән уңай вакыт» («Не будет другого удобного случая»), «Ни диим» («Что сказать») и др. Прошлое Сибири – печаль сегодняшних дней, заявляет поэт. В стихотворении «Сазлык» («Болото») поэт размышляет о будущем страны, основной идейный замысел произведения вложен в последние строчки стихотворения, которое заканчивается риторическим вопросом: «Такое болото только одно ли,/ Много ли их?/ Кто знает?/ Утонет ли народ в счастье/ В такой заболоченной стране?»/ Таким образом, события прошлого поэтом оцениваются с позиций современных представлений. В стихотворении Ш.Гадельши «Бармы ирләр?» («Есть ли мужчины?») исторический герой хан Кучум предстает в роли национального идеала. Здесь определяющим является мысль: народ не должен забывать о своих национальных героях. В таких стихах соединение исторических образов с реальными событиями и судьбами формирует представление о взаимосвязи прошлого и настоящего народа.

Трагическая история края высвечивается в творчестве Ш. Гадельши через изображение топоса и порождает противоречия в оценке поэта. Например, в стихотворении “Себер диләр аны, Себер...” (“Сибирью называют ее, Сибирью...”), с одной стороны, подчеркиваются богатство края, древность его истории, героизм прошлого, с другой – досадность некоторых исторических страниц, неизвестность будущего. /“О, сибирский татарин, что сказать?/ Лишь для того, чтобы только Ермака, Кучума/ Оставить в истории,/ Родился ты на этот свет?”/.

Философские размышления автора о судьбе народа также выражены в многочисленных стихах поэта, в которых запечатлены глубокая боль лирического героя за разворованные богатства сибирской природы, за народ, у которого нет будущего. Таким образом, в произведениях Ш.Гадельши и Б.Сулейманова высвечены позитивные и негативные тенденции развития общества, затрагиваются многие актуальные проблемы, присущие региону.

В четвертом разделе “Художественный мир поэзии Б.Сулейманова и Ш.Гадельши” анализируется поэтика стихов сибирских поэтов.

Анализ лирических произведений предполагает выявление особенностей поэтически организованной речи. Чтобы создать образ лирического героя, поэты используют богатые возможности национального языка: поэтическую лексику, грамматику, фонетику, приемы стилистики и образной речи. Творческое использование языковых и стилевых возможностей, в конечном счете, образует поэтический текст, поэтико-словесную ткань произведений. Анализ поэтического мира сибирско-татарских поэтов показывает, что у каждого из них есть сквозные творческие приемы, к которым они чаще всего обращаются в своих произведениях.

В наследии Б.Сулейманова мы находим множество примеров любовной лирики, где использованы разные виды повтора. Довольно часто встречается использование рефрена. Например, в стихотворениях “Бер-беребезнең тоеп сулышын...” (“Чувствуя дыхание друг-друга”), “Белсәм иде” (“Если бы знал”), «Йөрәгемдә бәхет илтәм» (“В сердце ношу счастье”), «Син аңларсың минем йөрәгемне» (“Ты поймешь мое сердце”), приемом психологического параллелизма автором воссоздается светлое, чистое чувство любви.

Иногда сложное душевное состояние лирического героя очень точно и эмоционально передается нюансовыми возможностями слов одного синонимического ряда. Использование приема градации даёт возможность понять нарастающую силу чувств лирического героя, как в стихотворениях «Акчарлаклар килгән» («Чайки прилетели”), «Толымбай. Земфирага» (“Тулумбай. Земфире.”).

Б.Сулейманов в своём творчестве часто пользуется антитезой. В стихотворении «Яшьтәшләрем вузга кергәндә” (“Когда сверстники поступали в вузы”) автор использует контекстуальные антонимы. Иногда антитеза выражается посредством анафоры, как, например, в стихах «Савымчы кызга» (“Доярке”), «Тобол», «Самотлорда җәй уртасы» (“Середина лета на Самотлоре”), «Аучы өенә кире кайтмады» (“Охотник не вернулся домой”), “Казанга” (“Посвящение Казани”) и мн. др.

Анализ целого ряда его произведений приводит к выводу о том, что в своем творчестве поэт очень редко прибегает к готовым языковым средствам. Удачно созданные сравнения помогают автору подчеркнуть отдельные детали в мире природы и этим выявить особенности поведения, переживания или характера лирического героя. Многочисленные авторские метафоры используются для изображения природы Сибири и для выражения отношения к ней жителя Сибири. В его стихах также можно найти множество неожиданных и нередко развернутых образных поэтических сравнений, метафор.

Рассматривая проблему поэтики автора, невозможно не обратить внимания на олицетворение, посредством которых передается неповторимый колорит, богатство красок при изменении времен года. Поэт использует многочисленные олицетворения, сравнения, например, в стихотворении “Нижняя Варта”: “Ә җилләре эттән яман” (“А ветра пуще собак”); “Середина лета на Самотлоре”: «Яңгыр кебек саркып-саркып Шигыремә керә көннәр» (“Как осенний дождь протекают/ В стихи (мои) дни”); в стихотворении “Север. Тундра”: «Киләчәккә өмет сыман - Сүнми бары кар яктысы» (“Как надежда на будущее – Не угасает только свет снега”); «Чүлдә суга сусагандай, Эчәм урман һавасын» (“Как в безводной пустыне,/ Пью воздух леса”); “В ожидании бури”: «Төн, Тол хатын сыман, Толымын сүтте...» (“Ночь, как вдова, Распустила косы...”) и др., которые помогают отразить особенное видение окружающего мира сибирско-татарским поэтом.

В лирике, безусловно, преобладают небольшие по объему стихотворения. Цикл стихов Б.Сулейманова “Написанное на сибирских дорогах” напоминают афоризмы, крылатые выражения, народные пословицы-поговорки, которые охватывают мгновенное, сиюминутное переживание лирического героя.

Творчество Ш.Гадельши выделяется широким использованием повторов и лирических обращений, богатством авторских тропов и синтаксических фигур.

Так автор использует в своих стихотворениях анафоры (“И, Казаным” - “О, Казань, моя”, “Ике халәт” - “Два состояния”); эпифоры (“Нинди Төмән?” - “Какая Тюмень?»), рефрен («Әүхәт энемә хат» - «Письмо брату Аухату», “Беренче кар” - “Первый снег”, “ Күпме хата, гонахларым” - “Сколько ошибок, грехов...”, “Уян” - “Проснись”, “Черки” - “Комар”). Рефрен выражает душевное состояние лирического героя, который задумывается над извечным вопросом о служении своему народу, о том. как быть ему полезным: “Могу попасть в глаз белки - / Какая польза от этого моему народу?/ Могу одеть уздцы лошади -/ Какая польза от этого моему народу?/ Могу охотиться на медведя, волка - / Какая польза от этого моему народу?/ Могу обмануть лису -/ Какая польза от этого моему народу?”/

В некоторых стихах поэта организующим композиционным принципом становится градация. Удачным примером этому могут служить строчки из стихотворения “Ботаксыз наратны...” (“Сосну без сучьев”), которое целиком основано на этом приеме. Процесс развития внутренных переживаний лирического героя в данном стихотворении достигнут путем использования рефрена и антитезы.

Ш.Гадельша широко использует приемы звукописи: ассонансы, аллитерации, которые основаны на повторе отдельных согласных и гласных звуков, где меняется качество каждого звука, его звучание, что отражается и в передаче мысли. Значение стиха обогащается оттенками, которые невозможно передать в обычной речи. Особенно меняется качество гласных звуков, к их звучанию присоединяется мелодика согласных и получается, что звук “а” звучит как “а-гъ”, или “гъ-а”, звук “ы” переходит в “ы-гъ” или “гъ-ы”. Таким образом, согласные звуки, подчиняясь особой мелодике, начинают “звучать” как: “р-р-р”, “н-н-н”. В таких стихах улавливается мелодика, ритмика древних дастанов. Автор и сам в некоторых случаях дает ключ к исполнению того или иного стиха. Например, к стиху “Нигә аттым?” (“Почему выстрелил?”) пишет: “Тамак төбе белән җырлана” – “исполняется гортанным голосом”.

Ш. Гадельша в своих стихах широко используется и типичными, распространенными тропами: метафорой, сравнением, олицетворением, которые в творчестве сибирско-татарского поэта также приобретают новое смысловое и эстетическое звучание.

Таким образом, оригинальность поэтической речи, эмоциональность, богатство изобразительных средств поэтического языка поэтов Б.Сулейманова и Ш.Гадельши питается особенностями мышления, взглядами сибирских татар на мир. В стихотворениях поэтов сосредоточены жемчужины народного языка, авторы умело пользуются языковым богатством своего народа, выражая свое видение мира и отражая поэтические идеалы.




оставить комментарий
страница1/3
Дата16.10.2011
Размер0,86 Mb.
ТипЛитература, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх