Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106. 01 «Хоровое дирижирование» icon

Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106. 01 «Хоровое дирижирование»



Смотрите также:
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...
Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по направлению 070106...



страницы: 1   2   3
вернуться в начало
скачать
^

Формы причетного интонирования


  1. Русский музыкальный эпос

  1. Поэтический мир русского эпоса

  2. Духовный стих

  3. Музыкально-стилистические особенности жанров эпоса в разных локальных традициях

  4. Историческое развитие инструментальной музыки

  5. Жанровая классификация народной инструментальной музыки

  6. Лирическая протяжная песня

  7. Локальные традиции русских лирических песен

  8. Основные типы народного многолосия

  9. Жанр музыкального фольклора – частушка

  10. Городская лирическая песня

  11. История собирания и изучения русской народной музыки

  12. Музыкальная фольклористика в XX веке



2. Практическая часть экзамена:

Структурно-типологический анализ одного-двух музыкально-фольклорных произведений по выбору студента.


Основное содержание лекционных занятий на тему

«Региональные фольклорные традиции

русской музыкальной традиционной культуры»



  1. Региональная песенная традиция


В рамках традиционной культуры русского народа как духовной целостности сложился ряд своеобразных региональных традиций, на существование которых собиратели и исследователи народной музыки обратили внимание с момента зарождения русской фольклористики. В современном этномузыкознании понятие региональной традиции подразумевает совокупность условий бытования, черт стиля и приемов исполнения, определяющих своеобразие музыкального фольклора определенного народа в той или иной ограниченной местности. Сегодня наибольшую остроту приобретает изучение региональных фольклорных традиций раннего формирования и позднего, сложившихся в результате «вторичной» локализации и взаимной адаптации разнородных элементов коренных народнопесенных систем европейской России.

Учебно-методический комплекс выполнен на базе широкого круга фольклорно-этнографических трудов, архивных и экспедиционных материалов. Особую ценность приобретают музыкальные материалы, собранные этнографами, фольклориставми, исполнителями во время фольклорных экспедиции. Содержащиеся в учебно-методическом пособии новые музыкально-этнографические источники, а также теоретические положения и выводы в изучении региональных песенных традиции обладают определенной значимостью для составления музыкальной диалектной карты России.

Понятие «традиции» (от латинского traditio – передача) тесно связано с понятием социальной, духовной преемственности и является закономерным явлением в развитии общества. Универсальность и относительная консервативность традиций проявляется в том, что они постоянно присутствуют в процессе жизнедеятельности индивида как норма, правило, предписание. Традиция учит индивида мыслить по этим нормам, строить свое поведение, учитывая эти нормы.

Традиция понимается как этнический опыт, передаваемый от поколения к поколению в виде определенных правил поведения, порядков, предметов материальной культуры и фольклорных текстов. Понятие «традиция», соприкасаясь с философскими, эстетическими сторонами народной культуры, объединяет основные принципы устного народного творчества в целостную систему. Для любой системы характерны следующие устойчивые признаки:

  • целостность – обнаружение сущности системы не в сумме свойств ее составляющих, а прежде всего в их взаимосвязях и взаимозависимости;

  • структурность – фиксация инвариантных отношений между элементами целого в виде определенной структуры;

  • взаимообусловленность системы и среды;

  • иерархичность – возможность рассмотрения каждого элемента исследуемой системы как самостоятельного системного объекта, а данной системы в целом – как компонента более сложных метасистем;

  • необходимость множественного описания системы посредством построения нескольких моделей, фиксирующих ее различные грани [4, с. 6].

Фольклорная традиция – это естественный коммуникационный канал, в котором значимая для этноса социальная и духовная информация аккумулируется, преобразуется в устойчивые и общепонятные, типовые по структуре, образные и символически насыщенные вербальные формы, обладает набором специфических механизмов для сохранения и передачи этой информации. Основные единицы традиции – это тексты разного объема. Именно их подразумевают прежде всего, используя в узком значении термин фольклор [1, с.10].

Региональные песенные традиции как одного из элементов традиционной этнической культуры можно рассматривать в качестве системы. В.Л. Гошовский предложил по отношению к региональной песенной традиции особый термин «музыкальный диалект», который «... формировался на протяжении веков вследствие специфических исторических, социально-экономических и географических условий, а также как результат пережитков племенных различий внутри этнических групп, их взаимодействия и влияния соседних народов [3, с.19]. Кроме того, региональная песенная традиция связана с целостной этнической музыкальной культурой, вбирающей в себя общие признаки разных региональных компонентов.

Литература:

  1. Аникин, В. П. Руское народное поэтическое творчество : учебное пособие для вузов / В. П. Аникин, Ю. Г. Круглов. – Ленинград : Наука, 1983. – 463 с.

  2. Блауберг, И.В. Становление и сущность системного подхода / И. В. Блауберг, Э. Г. Юдин. – Москва, 1973.

  3. Гошовский, В. У истоков народной музыки славян : очерки по музыкальному славяноведению / В. Гошовский. – Москва : Советский композитор, 1971. – 304 с.

  4. Калужникова, Т. И. Песенная традиция русского населения Среднего Урала : учебное пособие для студентов музыкальных вузов / Урал. Гос. консерватория им. М. П. Мусоргского. – Екатеринбург, 2005. – 200 с.



^ 2. Западнорусская песенная традиция


Наиболее древняя традиция, раннего формирования. Территория распространения западнорусской традиции: Брянская, Смоленская области, западные районы Калужской, Курской областей, южные районы Псковской, Тверской областей, русские поселения Белоруссии, Украины (Гомельская, Витебская обл.) и Украины. На западнорусской территории первоначально складывалась восточнославянская архаическая культура, сохранившая наибольшие связи с западнорусской культурой. Им свойственна сохранность дохристианской картины мира и архаических форм народной духовной культуры.

Основной вид деятельности населения на данной территории – земледелие. Жители – люди оседлые, земледельцы. Стилевой доминантной местной жанровой системы служит пласт календарно-обрядовых песен, под воздействием которых формировался музыкальный облик свадебных, приуроченных лирических и хороводных песен.

Показателем древности и архаичности западнорусской традиции является функционирование календаря в качестве «ядра» традиции. Сохранение полного годового корпуса календарных обрядовых песен и выдвигает календарь в число доминанты в системе песенных жанров западнорусской традиции. С обрядовыми напевами календарного цикла сохраняют генетическую связь свадебные обрядовые и ранние лирические песни.

Западнорусский свадебный обряд принадлежит к типу ритуала «свадьба-веселье» (классификация Б.Б. Ефименковой) и называется «веселейкой», где доминирует горизонтальный переход невесты в другую семью и актуализируются в первую очередь мотивы обмена, купли/продажи. На первом плане «свадьбы-веселейки» находится линия коллективная, общинная. Музыкальный код свадьбы-веселье представлен двумя жанрами: свадебными песнями и причитаниями, которые интонируются на напевы похоронных напевов. Причитания в «свадьбе-веселье» исключительно сольные, чаще всего песенной формы, и исполняются в контрапункте с обрядовой песней, подчеркивая индивидуальное и коллективные начала в свадьбном ритуале. В редких случаях, например, в Смоленской области зафиксированы причитания, исполняющиеся под скрипичный наигрыш (мелодия обрядовой свадебной песни). В Брянской области в свадебный фольклор включены типичные приёмы календарных песен, например, прием-гукания (возгласы, выкрики).

Специфическое отличие западнорусской свадьбы - каравайный обряд (приготовление свадебного каравая, его украшение, исполнение специальных каравайных песен).

В недрах обрядового фольклора родилась архаичная лирика. Общность лирических и календарных напевов западнорусской традиции заключается в исполнении и тех, и других жанров преимущественно женщинами; исполнение на политекстовые напевы; интонировании напряженным тембром, рассчитанном на звучание на открытом воздухе.

Помимо ранней архаичной лирики встречается поздняя лирическая песня – «песня-романс», родившаяся в рамках городского фольклора и несущая все его атрибуты: тип стихосложения, ритмическую и ладовую организацию. Поздние лирические песни объединены особым складом многоголосной фактуры: функциональным темброво-контрастным двухголосием с верхним солирующим подголоском – подводкой.

Жанр хороводных песен изначально связан с календарным циклом. В древности они имели магическое значение и магически воздействовали: зимние хороводы – на дом и его обитателей, весенние – на поле, луг, растительность. Впоследствии, магическая функция хороводов утрачена и они стали знаками того или иного сезона, формами молодежного досуга.

Современные исследования показали, что на западнорусской территории активно бытуют духовные стихи в форме псальм и сопровождении колесной лиры.

В инструментальной музыке западнорусской традиции выделяются скрипка (при игре используют максимальное количество открытых струн); колесная лира; пастушеские рога (изготавливались из натуральных рогов животных и использовались в пастушеской практике); свирели и жадейки.

Особенности музыкального стиля западнорусских песен:

  • силлабическое стихосложение;

  • цезурированная ритмика; слогоритмические цезурированные периоды;

  • бесполутоновые ладовые звукоряды (с преобладанием трихордовых звукорядов);

  • многоголосие двух видов – диафония с бурдоном и монодийная гетерофония (пение в унисон, с небольшими эпизодическими расхождениями голосов);

В западнорусской традиции преобладает женское пение. Мужское ансамблевое пение не встречается, хотя, можно услышать сольное пение мужчин, что не типично для традиции. Артикуляция на западнорусской территории неоднородна. Для Брянской области характерна глубокая манера пения, использование низких женских голосов; для Смоленской - пение мягкое, появляется в мелодии мелизматика, но звук плотный и звучат достаточно низкие женские голоса; для Псковской – регистр пения поднимается, в пении используется головной регистр, гетерофонное пение приобретает октавные формы и октавный фложелет артикулируется с помощью головных резонаторов.

Литература:

  1. Русские народные песни Смоленской области : в записях 1930-40-х годов / Составление, расшифровка, комментарии Ф. А. Рубцова. – Ленинград : Советский композитор, 1995. – 159 с.

  2. Свитова, К. Г. Народные песни Брянской области / К. Г. Свитова. – Москва : Музыка, 1966. – 242 с.

  3. Соколова, В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов / В. К. Соколова. – Москва : Наука, 1979. – 288 с.

  4. Тавлай, Г. В. Белорусское Купалье : обряд, песня / Г. В. Тавлай. – Минск : Наука и техника, 1986. –173 с.

  5. Эвальд, З. Песни Белорусского Полесья / З. Эвальд. – Москва : Советский композитор, 1979. – 141 с.


^ 3. Южнорусская песенная традиция


Территория распространения южнорусской традиции: Белгородская, Курская, Воронежская области, южные районы Калужской и Орловской областей. Формирование южнорусской традиции проходило в результате миграций населения из западно, среднерусских регионов. Первые создатели южнорусской традиции – восточные славяне, земледельцы, что подчеркивает и сближает ее с западнорусской песенной традицией. В дальнейшем, на юге России со строительством сторожевых крепостей и защитных сооружений положено начало одному из слоев казачьей культуры.

В системе жанров юга России в роли «ядра» выступает группа песен с движением: хороводных, плясовых, плясовых свадебных, плясовых припевок (частушки под пляску). Многие из названных песен содержат «алилёшный» припев, соответствующий слоговой группе стиха или равный целому стиху (термин А.В. Рудневой). Хороводные делятся на: медленные круговые или фигурные хороводы (карагоды) и быстрые с пляской (танки).

Из обрядовых жанров на юге России более полно представлен свадебный ритуал типа «свадьба-веселье». По жанровому составу он аналогичен западнорусскому свадебному обряду и относится к песенному ритуалу. Причитания бытуют в сольной форме и, в основном, звучат на фоне свадебных песен. Распространен каравайный обряд с полным комплексом каравайных песен. Специфическими элементами южнорусской свадьбы являются: жанр поезжанских песен, сопровождающих движение свадебного поезда; жанр плясовых свадебных песен, вливающихся в группу «алалёшных» песен.

Календарь в южнорусской традиции предстален не полностью, в основном хороводными песнями, маркирующими весенний сезон.

Специфические особенности приобрела южнорусская лирическая песня. Здесь бытует архаическая женская лирика, связанная по своему происхождению с карагодными песнями (медленными хороводами) и покосными песнями (приурочены по форме, но по содержанию лирические). Женские сезонно прикрепленные песни сходны с западнорусскими -распеваются в гетерофонной фактуре и не имеют больших внутрислоговых распевов.

Другой яркий пласт лирики – мужская лирическая песня, связанная с историческим развитием региона (появление служивых людей). Исполняется мужскими ансамблями и бытует в мужской среде.

В южнорусской песенной традиции встречаются духовные стихи в виде псальм, песен-притч в сопровождении колесной лиры.

Юг России отличается богатой инструментальной культурой. В свадебном ритуале и в досуговом формах времяпровождения молодежи используется скрипка и широкий круг духовых инструментов. В Курской области встречается специфический женский инструмент – кугиклы, кувиклы (инструмент в виде набора закрытых флейт). В отличие от классической флейты Пана, этот набор озвучивался не одним исполнителем, а совместными усилиями нескольких музыкантов ансамбля. Игрой на кугиклах отмечали вступление девочек в старшую возрастную категорию. Обучение девочек проводилось по всем правилам ритуального искусства, тайно, у женщин-знатоков игры на кугиклах. Каждая девочка обучалась не только игре на кугиклах, но и ритуальным выкрикам во время игры, что создавало определенную сложность.

Кроме того, на юге России распростарены инструментальные ансамбли, часто сопровождающие пляски. Примером может служить ансамбль в Курской области, состоящий из кугиклов, сопилки, рожков, скрипки и жалейки. Обратим внимание на тембр названных инструментов: кугиклы и сопилка – тембр свистящий, рожок – яркий и мелодичный тембр, жалейка – носовой специфический тембр, что приводит к соединению несоеденимого, объединению несовместимых противоположностей – одного из ведущих принципов смеховой культуры. Слушание такого инструментального «наивного» ансамбля, сопровождающего пляску, вызывает смеховой эффект, веселое настроение.

Особенности музыкального стиля южнорусских песен:

  • силлабическое стихосложение;

  • цезурированные ритмические периоды;

  • опора на бесполутоновые и целотонные звукоряды; бесполутоновые звукоряды представлены различными пентатонными структурами (полными и неполными), а целотонные звукоряды связаны с настройкой инструмента – кугиклы;

  • многоголосие в архаичных жанрах – диафония с бурдоном (бурдон может помещаться как в нижнем, так и в верхнем голосах). В Курской области встречаются древние магические формы интонирования – бурдонное многоголосие. В женских песнях встречается монодийная гетерофония. В мужской лирической песне встречается функциональное двухголосие, где один из голосовисполняет роль подголоска. В поздней лирической песне встречается двухголосие с подводкой (верхний голос). В Белгородской области в женских или смешанных ансамблях при исполнении прощальных, сиротских свадебных и лирических песен распространена сложная форма многоголосия - соединение двухголосия и бурдонного многоголосия.

Литература:

  1. Руднева, А. В. Русское народное музыкальное творчество : очерки по теории фольклора / А. В. Руднева. – Москва : Композитор, 1994. – 124 с.

  2. Фольклор Калужской губернии в записях и публикациях XIX - начала XX вв. / сост. Н. М. Ведерникова. – Москва : Родник, 1997. – 251 с.

  3. Щуров, В. М. Сравнительный анализ четырех протяжных песен Белгородской области // Музыкальная фольклористика : сб. статей / ред.-сост. А. А. Банин. – Москва, 1978. – с.236-266. – Вып. 2.


^ 4. Севернорусская песенная традиция


Территория распространения севернорусской традиции: бассейны крупнейших северных рек, текущих в бассейн Северноледовитого океана - Пинега, Мизень, Сухана, Кокшеньга, Печора; бассейны северных озёр – Ладожского, Онежского. Первоначальные русские поселения располагались на берегах рек и озер, что очень важно для условий сурового северного климата. Заселение территории Русского Севера происходило в несколько этапов, что сказалось на формировании севернорусской песенной традиции.

Особенность традиции Русского Севера состоит в том, что русские, осваивая северную территорию, постоянно контактировали с коренными народами фино-угорской языковой группы (карелы, вепсы, коми, удмурты). Возможно названные контакты и объясняют своеобразие северной культуры, её резкое отличие от западно, и южнорусской культур.

С XII в. к берегам Белого моря проникают новгородцы – мореходы, занятые промыслами рыбы, морского зверя. Мужчины, как правило, владели грамотой и мореходной наукой, основами математики, астрономии и кораблестроения. Промыслово-хозяйственная специфика, особенности быта и празднично-производственного календаря в значительной мере определили их фольклорную систему, в которой большое место занимает эпическая традиция.

Большой приток населения на севернорусскую территорию начался во II пол-не XVII века после раскола русской церкви. На Русский Север устремились старообрядцы, образовывая свои скиты, монастыри, деревни. Гонения укрепляли «ревнителей древлего благочестия» в осознании их особенной миссии. Старообрядцы с их своеобразной материальной и духовной культурой сохранили до нашего времени огромное число старых рукописных книг, в том числе и певческих рукописей крюковой нотации – ценнейших памятников русского церковно-певческого искусства. Замкнутость жизни старообрядческих общин, суровые внутренние запреты не только в религиозной, но и в культурно-бытовой сфере (в частности, запрет на инструментальное музицирование и танцы) оказали сильное воздействие на структуру и способы функционирования текстов фольклорной традиции. С приходом старообрядцев быт этого края приобрел специфические черты, а также под влиянием старообрядцев постепенно складывался психологический тип северянина – суровый, сдержанный, строгий.

Основной вид деятельности населения на Русском Севере – рыбная ловля, промыслы и художественные ремёсла (резьба по дереву, плетение кружев и др.).

Постепенно сформировалась система жанров со своим «ядром» и «перефирией». В прошлом «ядро» севернорусской песенной традиции составляли два слоя, взаимосвязанные между собой, – эпический и причетный. Для них характерны одни и теже закономерности: сольное исполнение; тоническое стихосложение; нестабильные сегментированные формы напевов регулируются нормами 8- или 9-сложной стиховой конструкции; однострочные напевы; речитативный тип напева (приближен к сказительскому речитативу); повествовательный тип интонироваания; музыкальная формульность. Постепенно эпический комплекс прекращает свое историческое существование и в качестве «ядра» севернорусской традиции выступает причетный комплекс. Этому немало способствовал институт профессиональных плакальщиц «вопленниц», «вытниц», а также взаимодействие с высокоразвитой эпической традицией. Причетная культура касается всех сторон песенной системы: свадебного, похоронного, рекрутского обрядов, необрядовых-бытовых плачей, где присутствуют две разновидности причети – сольная и групповая причетная песня (ансамблевая).

Северные плачи отличаются детально разработанной поэтикой, строгой упорядоченностью композиционных принципов. В них получили последовательное применение приемы, ставшие классическими в народной поэзии: синтаксический параллелизм, сопутствующая ему анафора (одинаковое начало стихов) в сочетании с варьированным повтором, синонимией, тавтологией. На их основе была выработана культура построения масштабных поэтических текстов, обладающих чертами эпического повествования.

Эпический и причетный комплексы оказали большое влияние на поэтический строй и образную систему текстов севернорусских лирических песен. Эпические корни лирики подтверждаются обилием сюжетов исторической тематики, тонической организацией стиха. Лирическая песня на Русском Севере бытует двух видов: ранняя женская лирика, связанная с хороводным жанром, и поздняя в виде народных романсов, иногда бытующих в городском стиле.

Календарь в севернорусской традиции можно охарактеризовать как фрагментарный и эклектичный по своему стилю. В основном он представлен святочным комплексом с исполнением обрядовых песен: рождественских колядок (с христианскими мотивами), поздравительных “виноградий”. Остальные календарные праздники представлены вторично приуроченными жанрами (например, на Масленицу исполняется в качестве вторично приуроченного жанра лирическая песня; жанр частушки пронизывает весь календарь в качестве приуроченного жанра; хороводная “избенная” песня заменяет во многом отсутсвующий календарь).

Из обрядового фольклора на Русском Севере прекрасно сохранился свадебный ритуал. Севернорусскую свадьбу называют “свадьба-похороны” (классификация Б.Б. Ефименковой), где доминирует инициационный переход невесты. Драматургия всего свадебного действа строится с резким контрастом двух составляющих его частей: первая – происходит в доме невесты и включает этапы ее постепенного отчуждения от своего рода и социовозрастной группы; вторая – происходит в доме жениха и чаще сводится лишь к застолью. Контрастность двух частей выражается и в их музыкальном наполнении. В довенечной части ритуала звучат преимущественно причитания (“вопли”, “прчеть”), интонируемые на погребальные и свадебные напевы, и прощальные, причетные песни. Специфическая особенность музыкального кода свадьбы-похороны заключается в исполнении групповой причети. Вторая часть свадьбного пира оформляется песенными напевами – припевками.


Свадебные ритуалы Севера существуют в двух версиях: причетно-песенном и причетном (песни отсутствуют). Бытуют разные разновидности причети: сольные причитания допесенной формы (не поются, а декламируются), сольные причитания песенной формы (политекстовые напевы), ансамблевые причетные песни; контрапунктические формы – соединение свадебной причетной песни и сольного причитания, частушки и сольного причитания, хороводной песни и сольного причитания.

Целую жанровую систему на Русском Севере, в связи с тем, что многие жанры утрачены, фокусирует в себе жанр частушки. Она широко проникает в обрядовый фольклор, заполняет праздничные формы музыкального творчества в севернорусской песенной традиции.

В инструментальной музыке выделяются два специфических инструмента: гусли (связаны с эпическим комплексом) и гудок (связан со скоморошеской культурой). Сегодня гусельная традиция практически утрачена, игра на гудке исчезла и заменена игрой на скрипке. В основном бытуют поздние инструменты – гармонь и балалайка.


Особенности музыкального стиля севернорусских песен:

  • тоническое стихосложение и нецезурированные ритмические периоды;

  • диатонические или гемитонные ладовые звукоряды;

  • повествовательный тип интонирования (поступенное движение мелодики, преобладание секундовых и терцовых инстервалов);

  • ведущая форма многоголосия – монодийная гетерофония;

  • преобладает женская исполнительская традиция: мягкая, негромкая, с широким привлечением головных резонаторов. Сегодня мужское пение для Русского Севера не характерно и в исполнении мужчин можно услышать только жанр частушки.

Литература:

  1. Народные песни Вологодской области. Песни Средней Сухоны / сост. А. Мехнецов. – Ленинград : Советский композитор, 1981. – 135 с.

  2. Савушкина, Н. И. Обрядовая поэзия Пинежья / Н. И. Савушкина. – Москва : МГУ, 1980. – 280 с.

  3. Русская свадьба Карельского Поморья (в селах Колежме и Нюхче) / сост. А. П. Разумова, Т. А. Коски. / под общ. ред. Е. В. Гиппиуса. – Петрозаводск : «Карелия», 1980. – 222 с.

  4. Традиционный фольклор Новгородской области / сост. В. И. Жекулина, В. В. Коргузалов, М. А. Лобанов, В. В. Митрофанова / отв. ред. А. А. Горелов. – Ленинград : Наука, 1979. – 350 с.

  5. Фольклор Севера. Региональная специфика и динамика развития жанров. – Архангельск : ПГУ, 1008. – 189 с.

  6. Чистов, К. В. Актуальные проблемы изучения традиционных обрядов Русского Севера // Фольклор и этнография. Обряды и обрядовый фольклор : сб. статей / отв. ред. Б. Н. Путилов. – Ленинград, 1974. – с.11-21.


^ 5. Среднеуральская песенная традиция


Средний Урал занимает горную и предгорную части Свердловской и Пермской областей, восточный склон Уральской горной системы и прилегающие западносибирские земли, входившие в прошлом в состав Пермской губернии. Первоначально среднеуральские земли осваивались коренным населением – предками финно-угорских и тюркских народов. Основной контингент переселенцев составляли севернорусские крестьяне (из Поморья) и посадские люди, позже присоединились выходцы из центральных уездов. После зарождения и активного развития горнозаводской промышленности миграционный поток на Среднем Урале становится более пестрым. По своей конфессиональной ориентации значительная часть среднеуральского населения принадлежит к числу старообрядцев, не принявших церковной реформы, проведенной в середине XVIII в. патриархом Никоном.

Отметим в развитии народной культуры Урала

Специфика традиционной культуры на Урале обусловлена соединением в трудовых и культурных традициях местных жителей земледельческой составляющей с промыслово-промышленной. В связи с этим основными носителями традиционной культуры на Среднем Урале являются крестьяне и мастеровые люди, проживающие в деревнях, селах, слободах, а также «заводских» селах или «заводах».

В качестве базового плана среднеуральской традиции утверждаются закономерности севернорусского и отдельных элементов среднерусского крестьянского песнетворчества, к которым позже присоединятся принципы городской песенности.

В системе региональных песенных культур России среднеуральская вписывается в контекст традиций позднего формирования или «вторичной локализации фольклора».

Особенностью музыкального плана календарных обрядов является его фрагментарность, обусловленная поздним формированием среднеуральской традиции, ассимилирующая разнообразные истоки, и охарактеризованная второстепенной ролью земледелия в трудовой деятельности населения. Календарные песни различны по времени возникновения и музыкально-поэтическим закономерностям: более полно представлен зимний святочный песенный цикл: «колёдки», «виноградья», детские «славы», новогодние «посевания», песни девичьих гаданий; музыка масленичной недели представлена единичными образцами; менее обширна сфера весенне-летнего календаря. Значительную роль в структурировании календарного года играют и необрядовые жанры: сезонно приуроченные весенние и осенне-зимние хороводные песни, лирические проголосные (на Масленицу, исполняемые в среде замужних женщин), частушки (троицко-семицкая неделя, исполняемые молодежью), духовные стихи (посты и дни поминовения усопших – Радуница и Троица).

Роль центрального элемента среднеуральской песенной традиции принадлежит причетно-песенному комплексу традиционной свадьбы. Начальную фазу инициационной линии ритуала, соответствующую символическому умиранию невесты озвучивают: сольная свадебная причеть (сольная плачевая речитация); групповые причитания (коллективное обрядовое песни «вытьё»); прощальные песни (близкие коллективной причети). Этапы территориального перехода невесты и контактов двух семей отмечают величальные и корильные песни («просмешные припевки»).

Из неприуроченных песенных жанров одно из центральных мест принадлежит лирическим песням – «проголосным» (по народной терминологии), в основном бытующих сегодня в женской среде. Исполнение протяжных песен обозначается кругом народных терминов «вытягать», «возгудать», «качать мотив» (с мелодическими поворотами распевать слова).

В виде отдельных монострофных песен, также в форме спевов, объединяющих несколько строф, бытуют среднеуральские частушки («припевки», «наговорки», «набирушки», «повертушки»). Основную часть уральских «наговорок» составляют непруроченные, имеющие обычно любовные, социально-бытовые или историческое содержание. Народные исполнители дифференцируют частушечные мелодии на скорые («крутые», «короткие»), связанные с движением и моторной речитацией, и медленные («растяжные», «длинные»), связанные с напевной речитацией.

В культуре староверов, живущих на Урале, бытуют духовные стихи позднего формирования.

Особенности музыкального стиля среднеуральской песенной традиции:

  • доминирование сегментированных ритмических форм,

  • диатоническая ладовая основа;

  • гетерофония, в том числе двухрегистрвая, в качестве ведущей фактурной модели – близка к стилистике северных и средневолжских песен (Кировская область, Прикамье, русские села Удмуртии).


Песенный фольклор уральских (яицких) казаков


Формирование яицкого казачества восходит к первой половине XVI в., когда из центральных районов России и Поволжья на правый берег реки Яик начали заселяться русские выходцы с Дона. Помимо русских, составляющих большинство, в Яицкое казачье войско вошли чуваши, татары, мордва, башкиры, казахи и другие народы. Главную роль в бытовой деятельности казаков играло рыболовство, промыслы (добыча соли и охота), скотоводство, в меньшей мере –земледелие. По конфессиональной ориентации, в основном, яицкие казаки считались старообрядцами (поповцы и беспоповцы). Специфика этнокультурного облика уральского казачества определяется этнической неоднородностью и участием в его формировании соседних кочевых этносов.

Местные песенные жанры, дифференцированные соответственно их жизненному назначению, образуют две группы:

1. Жанры «внешнего быта», связанные с воинской службой казаков: мужские лирические, лиро-эпические, исторические, военно-бытовые, баллады, песни с текстами литературного содержания; в соответствии со структурными признаками жанры разделяются на три музыкально-стилевых слоя: ранний (закономерности традиционной крестьянской песни), поздний (закономерности городской песенности), поздний, связанный с инструментальной музыкой (строевые песни).

2. Жанры «внутреннего быта», отражающие особенности мирной жизни и деятельности казачьей общины: обрядовый фольклор (традиционный календарь, свадебныый обряд),

В роли жанрового ядра в песенной системе уральских казаков выступает протяжная песня с характерными для нее особенностями:

  • тонический или силлабический цезурированный стих со структурой 5+5, 7+7 слогов; силлабо-тонический стих со строением 8+7 слогов;

  • сочетание двух типов мелодики – «слогового» и «внутрислогового» (термины Е.В. Гиппиус);

  • многоголосие долгих казачьих песен образуют две основные голосовые партии - нижняя (в народной терминологии «грубый голос») и верхняя («подголосок», «меньшак», «подпевала»). Многоголосие казачьих протяжных песен обнаруживает некоторые черты общности с инструментальной музыкой тюркоязычных народов.

Литература:

  1. Калужникова, Т. И., Липатов В. А. Драматургия свадебного действа в поселке Билимбай Свердловской области // Фольклор Урала. Современный фольклор старых заводов : сб. статей / отв. ред. В. П. Кругляшова. – Свердловск, 1984. – с. 72-89.

  2. Калужникова, Т. И. Песни горнозаводского Урала / Т. И. Калужникова, В. А. Липатов. – Москва : Композитор, 1997. – 202 с.

  3. Калужникова, Т. И. Песни уральских казаков / Т. И. Калужникова. – Екатеринбург : Сфера, 1998. – 236 с.

  4. Традиционная культура русского крестьянства Урала XVIII – XIX вв. / отв. ред. Н. А. Миненко. – Екатеринбург : РАН, 1996. – 357 с.

  5. Хохлова, Н. И. О музыкальном складе причитаний Тагильских заводов // Фольклор Урала. Современный фольклор старых заводов : сб. статей / отв. ред. В. П. Кругляшова. – Свердловск, 1984. – с. 55-63.

  6. Чагин, Г. Н. Окружающий мир в традиционном мировоззрении русских крестьян среднего Урала / Г. Н. Чагин. – Пермь : ПГУ, 1998. – 186 с.



7. Песенная традиция Западно-Сибирского Зауралья


Региональная культура Западно-Сибирского Зауралья сформировалась в результате «вторичной» локализации и взаимной адаптации разнородных элементов коренных народнопесенных систем европейской России. Результаты фольклорно-этнографических исследований на территории Тюменской области выявили сосуществование нескольких народно-песенных традиций, представляющих творчество различных социальных слоев населения, пришедших на эти земли в разное время из различных регионов Европейской части России. Наиболее показательная для данной территории старожильческая культура, сформировавшаяся ранее других традиций преимущественно под влиянием севернорусской и казачьей культур. Именно старожильческая традиция в значительной степени определила облик местного песенного фольклора. С одной стороны, влияя на песнетворчество новопоселенцев (по народной терминологии «россиян» или «рассейских»), с другой стороны, наоборот, воспринимая некоторые его тенденции, старожильческая традиция приобрела значение централизующего стержня в устно-песенном творчестве разных районов края. Старожильческой традиции, несмотря на очень сложную внутреннюю структуру, на разнородные истоки, присуща этнокультурная целостность, характеризуемая единством принципов музыкального творчества.

Основу старожильческого населения Тюменской области составили выходцы из северорусских и, частично, среднерусских губерний – Вологодской, Пермской, Вятской. Сами старожилы до сих пор называют себя «русскими коренными жителями Сибири», «исконными сибиряками», «испокон веку здесь живущими», в народной терминологии зовутся «чалдонами», «кержаками», «желтопупыми», «желторотыми», «родчими», «тутошними», «казаками», «староверами» и пр. Народная интерпретация термина чалдон сводится к нескольким вариантам: «люди, пришедшие/сосланые с Чала и Дона», «первые русские, приплывшие на челнах», «потомки донских казаков» [1, с.17].

Во второй половине XIX в. группа интеллегентов, вошедших в организацию под названием “Сибирское областничество” (Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, С.С. Шашков и др.) отстаивала мнение, что в Сибири сформировалия “особый историко-этнографический тип русских”, чей внешний облик и привычки есть результат взаимодействия с аборигенными этносами, а также колонизации и природно-климатических изменений” (3,с.103-104). Из исследований П.М. Головачева, вышедших в начале XX в., о русских старожилах Сибири узнаем: «…коренаст, крепок, имеет довольно большой рост… по внешнему виду отличается от великорусов: преобладают черные волосы, черные или коричневые глаза, более смуглый цвет кожи» [2, с.144]. Во второй половине XIX – начале XX вв. на территории Западно-Сибирского Зауралья сложились компактные зоны проживания старожильческого населения – деревни Абатского, Армизонского, Бердюжского, Викуловского, Голышмановского, Исетского, Казанского, Сорокинского, Упоровского и Юргинского районов.

^ Новопоселенческая традиция, характерная для уроженцев западнорусских, южнорусских губерний, а также переселенцев Белоруссии и Украины сформировалась на территории Тюменской области во 2-ой половине ХIХ – начале ХХ веков. Переселенцы, как правило, знали и помнили места своего выхода в Западную Сибирь и называли себя могилевскими, смоленскими, черниговскими, гомельскими, объединяясь в одну большую группу – переселенцы, в народной терминологии: «самоходы», «лапотники/лапотоны», «российские/расейские/расея», «хохлы», «кацапы», «поселенщики», «новоселы», «колтучаны», «целинники» и пр. Сохранялась историческая память о прародине в названиях населенных пунктов – Боровлянка, Вознесенка, Еловка, Новоалександровка, Новотроицкое, Новоандреевка. По той местности, откуда прибывали переселенцы и получали названия «концы», «края» или отдельные улицы полинациональных селений. Так д. Старорямово Бердюжского района делилась на три улицы: «поморцев» (старообрядцы), «хохлов» (украинцев), сибиряков-чалдонов.

Необходимо обратить внимание на особенности местного говора старожилов и поздних переселенцев, особенно влияющих на манеру исполнения музыкальных фольклорных образцов.

Русские старожильческие говоры, прежде всего связанные с говорами Вологодско-Вятской, Поморской групп, и сегодня распространены на сибирской территории. Одной из характерных особенностей считались «чоканье» и «окающий» разговор. В поэтических текстах музыкального фольклора старожилов сохранены основные особенности местных говоров:

  • оканье – произнесение «о» как под ударением, так и в безударных слогах («рости», «росхорошенький», «топереча», «споженила», судароня»);

  • ёканье – произнесение в безударных слогах «ё» вместо «е» («будёт»);

  • замена «е» на «о» («цоловаться», «споженила», «серцо»);

  • замена «щ» на «шш» («ишшо», «гушша», «пушше», «рошша», «вешши»);

  • замена «ч» на «ш» («пошто», «девишник»);

  • замена «ц» на «с» («выхожденьисо», «благословленисо»);

  • замена «ы» на «о» в окончаниях слов («разбитой»);

  • частое употребление частиц - «от», «то», «та», «ту», «ка» («тамо-ка», «како-то», «тута-ка»);

  • частое употребление кратких в прилагательных («целна миска», «коса матеруща»);

  • сокращение окончаний в глаголах 3-го лица единственного числа («она мот» – может, «бегат» – бегает).

В разговорной речи переселенцев отчетливо сохраняется:

  • аканье – произнесение в безударных слогах «а» вместо «о» («маладого»);

  • замена «л» на «в» в окончаниях глаголов 3-го лица единственного числа прошедшего времени («стругався», «покрав», «загнав»);

  • произнесение «э» вместо «е» после «ч» («ручэй», «чэрнобривая»);

  • замена «и» на «ы» («крычать»);

  • замена «е» на «я» в безударных слогах («няделя», «сяводни», «вясёла», «ляску»);

  • мягкое произнесение окончаний глаголов 3-го лица единственного и множественного числа настоящего времени («идёть», «ходить»);

  • мягкое произнесение звука «г».

В современной науке сложился подход к изучению традиционной культуры не только с научно-фольклористических позиций, рассматривающих ее извне, но и взгляд изнутри культурной системы, отражающий представления о ней самих носителей. Фольклористы воссоздают местные диалекты в поэтических текстах, изучают жанры песенного, инструментального фольклора и обращаются к специальному анализу народной музыкальной терминологии. Если говорить о перечне местных песенных жанрах в фольклористических и народных терминах, характерных для западносибирской традиции и зафиксированных в лексике местных жителей, то они выглядят так:

  • календарные: «щедровки», «колядки», «таусенка», «овсеньки», «посеванья», «рождественские», «На Рождество славление», «веснявые», «троицкие»; «илею» (гадальные);

  • свадебные: «жалостливые», «жалобные» («Сирате косу расплетають и жалобные пають песни», Аромашевский р-н, д. Новоберезовка; «Дефки все с песнями сидели и выпевали кажную песню», Сладковский р-н, д. Новониколаевка); свадебные «девичьи», «сиротские»;

  • «хвалебные» (величальные), «дразнилки»;

  • причитания: «вытьё», «вопление», «привывание», «причитывание», «голошение», «причёты» («На вячёрки хадили, там причёты были» Ишимский р-н, д. Ново-Локти; «Загалосит-та она в голос», Викуловский р-н, д. Еловка; «Выпричитывает на вечеринке невеста», Упоровский р-н, д. Нифаки; «Невеста сидит да воет» Исетский р-н, д. Нифаки; «Невеста ранёхонько встаёт да вопит с причётами» Сорокинский р-н, с. Сорокино «Мать утром привывает» Юргинский р-н, д. Сосновка; «Девушки поют, а невеста приголашивает. А до этого проголосница приголашивала», Казанский р-н, д. Ильинка);

  • хороводные: «круговые», «улошные», «луговые», «караводные»;

  • игровые: «игрищные», «вечёрошные», «половые», «поцелуйные»;

  • плясовые: «восьмёры», «шестеры», «по-тройкам» «сени», «барыня»;

  • лирические: «проголосные», «долгие»;

  • частушки: «припевки»;

  • духовные стихи: «постовые», «божественные».

Обрядовый комплекс представляет собой один из самобытных разделов западносибирской традиции. Современные фольклорно-этнографические записи не полностью отражают состояние местной календарной системы. Из исследований материалов, собранных в старожильческих поселениях, более полно сохранились календарные: святочные, масленичные, семицко-троицкие обряды. Остальные этапы календарного года отмечены фрагментарно, что составляет трудность проследить трехфазовые обрядовые композиции. У новопоселенцев, сохранивших особенности тех мест, откуда они ведут своё происхождение, встречается равномерное развитие годового песенного цикла при наличии всех календарных праздников – от Зимних святок до Покрова – с сохранением обрядов весеннего и летнего цикла, что способствует сохранению и проведению областных праздников в южных районах Тюменской области. В календарных обрядах прослеживаются идеи трехфазности ритуалов: разделение - открепление субъекта перехода от места, занимаемого им в космической или социальной системе; грань - состояние контактов с «иным» миром, уподобляемое смерти, утробному существованию, двуполости, пустыне, затмению солнца; восстановление – завершение перехода в новое стабильное состояние, достигнутое в лиминальной фазе, закрытие границ в «иной» мир.

Типологические признаки, выявленные в народном календаре западносибирской традиции - старожильческой и новопоселенческой - сближает его, с одной стороны, у старожилов с календарными традициями, сложившимися на Русском Севере (Упоровский, Исетский, Аромашевский районы Тюменской области), с другой стороны, у новопоселенцев - с западнорусской и южнорусской традициями (деревни поздних переселенцев Викуловского, Сладковского районов Тюменской области).

Обрядовый фольклор новопоселенцев, песенные жанры и их музыкально-поэтическая стилистика, с одной стороны коррелируют с моделями ритуалов ранних региональных культур европейской России. С другой стороны, культура новопоселенцев впитывает черты старожильческой традиции, что придает ей определенные региональные признаки. На основе проведенного исследования западносибирского свадебного фольклорно-этнографического комплекса можно выделить в нем старожильческую и новопоселенческую типы свадьбы с определенными типологическими и региональными признаками.

Важнейшую сторону западносибирской песенной традиции образуют лиричекие «проголосные» песни, включающие в себя: основной пласт русско-сибирского склада, объединяющий ранний слой лирики, песни свадебные и хороводные; лирические песни позднего происхождения, распетые на основе музыкально-стилевых закономерностей западносибирской традиции; поздний слой лирических песен, имеющих общерусское распространение и по основным характеристикам музыкально-поэтического языка восходящих к новым веяниям городской культуры. Основная масса лирических проголосных песен (женских и мужских) бытует сегодня в женской среде, что сказывается на манере артикуляции.




оставить комментарий
страница2/3
Дата16.10.2011
Размер0,72 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх