Фонетические и лексические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в турции 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (кавказские языки) icon

Фонетические и лексические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в турции 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (кавказские языки)



Смотрите также:
Грамматические средства репрезентации эгоцентризма в кабардино-черкесском языке 10. 02. 02...
Междометия и звукоподражания в кабардино-черкесском языке 10. 02...
Структура и семантика микротопонимов черекского района кабардино-балкарской республики 10. 02...
Балкарская ономастика в парадигме современной лингвистики 10. 02...
Категория времени глагола в юкагирском языке (на примере языка тундренных юкагиров)...
Роль наддиалектных форм в становлении лексических норм карачаево-балкарского языка 10. 02...
Литература народов Российской Федерации (марийская литература)...
Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке 10. 02...
Правила первой региональной дистанционной олимпиады школьников «Языки и культуры народов...
Вопросы к вступительному экзамену в аспирантуру по специальности 10. 02...
Лексические категории и их стилистические особенности в творчестве лоика шерали 10. 02...
Лексико-стилистические особенности языка синьцзян-ойратской и калмыцкой версий эпоса «джангар»...



скачать
На правах рукописи


АБАЗОВА Марита Мухамедовна


ФОНЕТИЧЕСКИЕ И ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЧИ

КАБАРДИНО-ЧЕРКЕССКОЙ ДИАСПОРЫ В ТУРЦИИ


10.02.02 – языки народов Российской Федерации (кавказские языки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Нальчик

2011

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук


^ Научный руководитель: доктор филологических наук

Бижоев Борис Чамалович


Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор

Берсиров Батырбий Махмудович;

кандидат филологических наук доцент

^ Зекореев Нурдин Нургалиевич


Ведущая организация: Карачаево-Черкесский ордена «Знак Почета» институт гуманитарных исследований Правительства КЧР


Защита состоится 27мая 2011 г. в 11-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.076.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук при ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» по адресу: 360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова.


Объявление о защите и текст автореферата размещены на официальном сайте Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова апреля 2011 г. Режим доступа: http//kbsu.ru


Автореферат разослан апреля 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Т.А. Чепракова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы диссертационного исследования. В настоящее время кабардино-черкесская диаспора в Турции представляет собой необычное этнокультурное явление. В течение полутора столетий (с 60-х годов ХIХ в. – до настоящего времени) турецкие адыги, обладая высокой степенью этничности, не имели собственной государственности. Однако, развиваясь в рамках другой социально-политической системы, они во многом смогли сохранить не только родной язык и основные элементы традиционной национальной культуры, но и не утратили чувства принадлежности к исторической родине.

В ходе исследования особенностей интеграции адыгов в политическое, социокультурное и языковое пространство Турции важной проблемой является определение формы межкультурного диалога и межъязыковой коммуникации. Особый научный интерес представляет собой трансформация важнейшего маркера этнической идентичности представителей кабардино-черкесской диаспоры – их речи. Тем более что во все времена одной из важных и актуальных проблем языкознания была проблема заимствования лексики одними языками из других языков в результате языковых контактов.

В рамках общей теории языка исследование поставленной проблемы позволяет выявить степень и глубину лексических и фонетических изменений в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции, а также формы взаимодействия различных языковых систем (абхазо-адыгской и тюркской). Кроме того, сравнительно-историческая характеристика речи адыгской диаспоры в Турции и современного кабардино-черкесского литературного языка выступает своеобразным индикатором, дающим возможность по-новому осветить ряд малоизученных аспектов трансформации адыгского этнического социума, развивающегося в течение длительного времени в иноэтничной среде. В теоретическом плане исследование данной проблемы во многом имеет важное значение для понимания особенностей адаптации адыгских субэтносов к политической и социокультурной системе Турции. Актуальность темы диссертации подчеркивается также и отсутствием в филологической науке специального монографического исследования, посвященного изучению особенностей речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

В диссертации выдвигается следующая рабочая гипотеза: под влиянием внешних и внутренних факторов речь представителей кабардино-черкесской диаспоры в Турции за почти полутора вековую историю подверглась значительной трансформации, появился ряд фонетических и лексических отличий от современного литературного кабардино-черкесского языка.

Объектом диссертационного исследования является речь кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

^ Предмет исследования фонетические и лексические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

Цель диссертации состоит в комплексном исследовании фонетических и лексических особенностей речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

В связи с этим нами выдвигается несколько основных задач:

– систематизировать данные по истории изучения речи черкесской диаспоры;

– определить фонетические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции в области консонантизма;

– определить особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции в системе вокализма;

– проследить позиционные фонетические процессы;

– проанализировать лексические единицы, развивающиеся на собственной языковой базе в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции;

– исследовать заимствования речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

^ Методы исследования. Для реализации поставленных в работе задач был использован комплекс методов и приемов:

– описательный метод использовался при сборе и систематизации материалов по теме исследования;

– метод синхронного лингвистического описания материала. Этот метод применялся при описании заимствованной лексики в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции;

– сопоставительный метод исследования использовался с целью привлечения материала из языков различных субэтнических групп адыгов, проживающих в Турции, а также при анализе тематических группировок слов (например числительных);

– аналитический метод использовался при обработке полевых материалов;

– сравнительно-исторический метод использован для восстановления некоторых фактов истории адыгской диаспоры в Турции в целях определения закономерностей трансформации ее языка;

– контекстуальный метод использовался для определения степени трансформации речи кабардино-черкесской диаспоры под влиянием турецкого языка;

– этнолингвистический метод применялся для характеристики конкретных говоров и диалектов кабардино-черкесского языка, развивающегося в иноэтничном языковом поле.

^ Методологическая основа исследования. Проблема определения особенностей речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции получила отражение в ряде работ. Однако до настоящего времени еще не появились обобщающие исследования, основанные на анализе богатой источниковой базы по заявленной теме. Тем не менее некоторые аспекты поставленной проблемы в разное время затрагивались в работах Ж. Дюмезиля, К. Пари, М.А. Кумахова, Х.Т. Таова, Б.Ч. Бижоева, А.В. Кушхабиева, Р.Х. Темировой, Н.Г. Гишева, Х.Э. Дзасежева, У.С. Зекоха, Т.Х. Куашевой, К.Т. Мамрешева, Г.В. Рогавы, Г.Ф. Турчанинова, П.К. Услара, А.К. Шагирова, Н.Ф. Яковлева, Д.А. Ашхамаф, М.Л. Апажева, Б.Х. Балкарова.

Материалы для сравнительного анализа по некоторым языкам и диалектам выявлены на основе изучения общетеоретических исследований в области филологических наук, а также – диалектологических, толковых, этимологических и двуязычных словарей изучаемых языков.

^ Материалом исследования являются полевые материалы автора, собранные на протяжении пяти месяцев стационарного пребывания в Турции и работы в качестве преподавателя кабардинского языка в адыгской диаспоре г. Стамбула, а также во время двух специальных поездок с целью опроса информантов и сбора материала по лексике и фонетике кабардинского языка в турецкой диаспоре. Большой объем информации по исследуемой проблеме содержится в научном архиве Учреждения РАН Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН (г. Нальчик). Часть материалов была собрана в ходе on-line переговоров в таких социальных сетях, как Facebook, Skype и т.п. Значительные сведения по фонетике и лексике кабардинского языка в зарубежных диаспорах были получены также при опросе адыгов-репатриантов из Турции, проживающих в настоящее время в Кабардино-Балкарской Республике Российской Федерации.

Нами проведена подробная выборка респондентов, которая позволила охватить практически все социальные и половозрастные группы кабардино-черкесской диаспоры в Турции. Общее количество опрошенных составляет 117 человек, из них 46 женщин, 71 мужчин. Возраст респондентов варьируется от 14 до 92 лет.

^ Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции становятся предметом специального исследования. В связи с этим:

1) впервые систематизирован накопленный адыговедами-лингвистами опыт исследования речи диаспоры;

2) определены фонетические изоглоссы, отличающие речь кабардино-черкесской диаспоры в Турции от современного кабардино-черкесского литературного языка;

3) проведен комплексный и многоаспектный анализ речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции. В ходе исследования выявлены основные лексические особенности речи зарубежной адыгской диаспоры: 1) слова, развивающиеся на собственной языковой базе: а) неологизмы, б) слова с изменившейся семантикой, в) слова с фонетическими изменениями, г) фразеология; 2) заимствования: а) фонетически адаптированные слова, б) тюркизмы, фонетически не изменившиеся, в) тюркизмы, вторично заимствованные диаспорой, г) интернационализмы, которые заимствованы диаспорой через турецкий, а на родине – через русский языки.

Комплексное изучение поставленной проблемы дало возможность ввести в научный оборот новые данные о тюркизмах и других элементах, проникших в речь представителей кабардино-черкесской диаспоры в Турции в результате обоюдной межъязыковой и этнокультурной интеграции с местным населением.

^ Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней значительно расширены представления об особенностях речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции и в ходе решения поставленной проблемы были охарактеризованы основные направления межъязыковой коммуникации черкесской диаспоры и коренного населения Турции, определены некоторые закономерности трансформации речи переселившегося на новое место жительства этноса под влиянием ряда факторов.

^ Практическая значимость. Исследование особенностей речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции имеет важное практическое значение для понимания специфики лингвистических и этнокультурных процессов на современном Ближнем Востоке и отчасти Кавказе. Результаты исследования могут быть использованы:

– при дальнейшем изучении межъязыковой коммуникации адыгов в целом;

– в научных исследованиях не только по языкознанию, но и по истории и этнографии адыгов и некоторых других северо-кавказских народов;

– при подготовке лекционных курсов, учебников и учебных пособий по филологии народов Северного Кавказа.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Адыги, проживающие за рубежом, испытывают постоянное влияние со стороны инокультурного информационного поля. В процессе интеграции в общество стран проживания происходит активное освоение представителями диаспоры языка и элементов культуры аборигенов. Со временем это может привести к утрате ими своей этнической идентичности. С учетом достижений предшественников в области изучения речи адыгской диаспоры необходимо в большей степени исследовать ее фонетические и лексические изменения под влиянием языков стран проживания.

  2. Представители кабардино-черкесской диаспоры в Турции используют общеадыгские консонанты. В ходе исследования выявлены звукосоответствия в речи кабардино-черкесской диаспоры в области вокализма. С течением времени в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции происходят позиционные фонетические процессы в системе консонантизма и вокализма (субституция, метатеза, синкопа, этклипсис, наращение согласной, апокопа, отпадение гласных и согласных в начале слова).

  3. Современная кабардино-черкесская диаспора, сформировавшаяся из различных адыгских и других этнических групп, потерявшая повседневный контакт с адыгами на исторической родине и оказавшаяся в окружении иноязычных народностей, не могла полностью сохранить лексику, совпадающую с общепринятой нормой кабардино-черкесского литературного языка. Лексика развивалась двумя путями: 1. слова создавались на собственной языковой базе, которые распределяются по основным группам. В первую группу объединяются неологизмы, образовавшиеся на территории нынешнего их проживания. Вторую группу составляют слова с изменившейся семантикой. В третью группу входят слова, отличающиеся звуковой оболочкой. Четвертую группу составляют устойчивые единицы, образовавшиеся в речи кабардино-черкесской диаспоры. 2. обогащение лексики происходит за счет заимствований с турецкого языка. При заимствовании интернациональной лексики и общеупотребительных слов происходят некоторые фонетические, грамматические и орфоэпические отклонения от литературного турецкого языка.

^ Апробация работы. Диссертация была обсуждена на заседании сектора кабардино-черкесского языка Учреждения Российской академии наук Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН (протокол № 13 от 08.02.11.).

Некоторые положения диссертации в виде докладов и сообщений апробированы на научно-практических конференциях разного уровня: II Всероссийской научной конференции «Наука и устойчивое развитие» (Нальчик, 2008); VI Международной научной конференции «Актуальные проблемы общей и адыгской филологии» (Майкоп, 2008); Международной научно-практической конференции «Теоретические и методические проблемы национально-русского двуязычия» (Махачкала, 2009); IV Всероссийской научной конференции «Наука и устойчивое развитие» (Нальчик, 2010), Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива 2011». (Нальчик, 2011).

Основные выводы диссертации изложены в шести научных статьях, из них одна в издании, входящем в обязательный перечень ВАК РФ (Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Майкоп, 2010. Вып. №1).

^ Структура диссертации построена в соответствии с ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка информаторов, списка использованной литературы, списка сокращений и приложения. Общий объем работы составляет 160 стр., из них основного текста 134 стр. Список информаторов содержит некоторые биографические сведения о респондентах, речь которых была проанализирована нами при написании диссертации. Список литературы составляет 175 позиций.

В приложении диссертации дана таблица транскрипционных знаков, использованных для изображения специфических звуков, встречающихся в речи диаспоры.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, выдвинута гипотеза, определены цель, задачи, объект, предмет, методы и методологическая основа исследования, характеризуется материал исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации работы, описывается ее структура.

^ В первой главе под названием «История изучения речи черкесской диаспоры» исследуется степень разработанности проблемы.

В диссертации отмечается, что феномену диаспоры посвящены многочисленные исследования, но само понятие «диаспора» имеет множество толкований. Это объясняется тем, что диаспора является предметом изучения самых разных наук и дисциплин – истории, социологии, этнологии, политологии, культурологии и т.д. В общем смысле диаспора (греч. διασπορά «рассеяние») – часть этноса, дисперсно проживающая далеко за пределами исторической родины и имеющая социальные институты для поддержания и развития своей общности. Изначально диаспорой называлась общность граждан древнегреческих городов-государств, мигрировавших на вновь завоеванные территории с целью колонизации и ассимиляции последних [Попков, 2003].

К настоящему времени накоплен значительный материал, охватывающий фонетический, грамматический и лексический уровни адыгских языков за рубежом. Данные о звуковом строе диалектов и говоров зарубежных черкесов представляют особый интерес для сравнительно-исторического исследования фонетики адыгских языков. Большой вклад в исследование речи адыгской диаспоры в Турции и на Ближнем Востоке внесли ряд зарубежных и отечественных ученых. В работах Ж. Дюмезиля, К. Пари, М.А. Кумахова, Х.Т. Таова, Р.Х. Темировой, Моники Хелиг, Г.М. Чемсо, Б.Ч. Бижоева были намечены первые попытки теоретического осмысления основных аспектов функционирования речи диаспоры.

Эти исследователи определили основные закономерности изменения речи диаспоры с течением времени. В частности, они установили, что речь адыгов в этих странах испытывает сильное влияние не только со стороны языков местных жителей, но и происходит смешение диалектных особенностей различных адыгских языков и диалектов. Ученые указывали на то, что до наших дней в речи кабардино-черкесской диаспоры сохранились архаизмы, функционировавшие в период общеадыгского языкового единства, а также на то обстоятельство, что в процессе изолированного развития и под сильным влиянием языкового окружения появились неологизмы и заимствования. Кроме того, в речи адыгов, проживающих в Турции, Сирии и Иордании, многие лексемы подвергались семантическим изменениям. Некоторые авторы уделяли особое внимание фонетическим особенностям языка, сравнивали черкесский, убыхский, абхазский языки диаспор, изучали особенности отдельных диалектов (например бесленеевского, абадзехского) речи адыгов, проживающих в странах Ближнего Востока.

В этой части работы особый акцент делается на том, что языковая ситуация в диаспоре имеет свою специфику. Это во многом определяется тем обстоятельством, что после массового переселения адыгов в середине XIX в. в страны Ближнего Востока были резко изменены среда и условия их обитания, язык стал развиваться под влиянием качественно разных факторов. В ходе интеграции в общество стран проживания представители черкесской диаспоры активно осваивают местный язык и приобщают к нему детей. Именно дети в первую очередь подвергаются ассимиляции и забывают родную речь, проводя значительную часть времени в окружении иноязычных сверстников. В результате это может привести к полной утрате ими своей этнической идентичности, растворению в социуме стран проживания. Поэтому задача сохранения и развития языка для кабардино-черкесской диаспоры за рубежом должна стать приоритетной на ближайшее время.

В диссертации подчеркивается, что языковая проблема связана не только с субъективными, но и с объективными процессами, происходящими в обществе проживания диаспорных групп: во-первых, с характером расселения адыгов; во-вторых, с увеличением количества межэтнических браков между черкесами и представителями обществ в странах проживания. При этом устанавливается, что для дальнейшего решения этой проблемы требуется более детальная разработка фонетических и лексико-грамматических особенностей речи диаспоры в каждой из этих отдельно взятых стран.

В выводах к первой главе отмечается, что, помимо общественной деятельности и продуманной государственной политики в этой сфере, сохранение и развитие речи кабардино-черкесской диаспоры за рубежом во многом зависит от деятельности ученых. Так, к настоящему времени в результате исследовательской работы лингвистов-адыговедов были предприняты первые попытки изучения основных аспектов языка, уделялось большое внимание фонетике, лексике, морфологии речи адыгской диаспоры в иноэтнической среде. Однако, несмотря на достижения предшественников, динамика развития речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции изучена недостаточно. В настоящее время накоплен значительный объем нарративных и полевых материалов, позволяющих конкретизировать, уточнить и более детально обосновать выводы и обобщения, сделанные этими авторами. При этом устанавливается, что, проживая вдали от родины, черкесы особо пытались сохранить свой язык и культуру. Для этих целей они создавали различные общественные организации и объединения, национальные школы, издавали книги, газеты и журналы. Тем не менее языковая картина почти во всех зарубежных адыгских диаспорах находится в состоянии продолжающегося кризиса. К тому же этот процесс усугубляется и нарастающей ассимиляцией черкесов с местным населением. Кроме того, если старшее поколение еще владеет кабардино-черкесским языком, то среди молодежи он как основной фактор выражения этнической идентичности, стремительно теряет свои позиции.

^ Вторая глава под названием «Фонетические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции» состоит из трех параграфов и выводов.

В первом параграфе второй главы исследуются особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции в области консонантизма.

В пп. 1.1 изучаются общеадыгские джъ, чъ, чIъ. При этом устанавливается, что в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции в результате передвижения указанных заднеязычных согласных появились шипящие аффрикаты г’, к’, кI’. Однако этот процесс еще не завершен. В данном случае речь идет о преимущественном употреблении мягких заднеязычных г’, к’, кI’ вместо шипящих аффрикат дж, ч, чI. Более того, в языке представителей диаспоры редко встречаются литературные варианты.

В речи представителей как старшего, так и младшего поколения пережиточное г’ употребляется в начале и в середине слова (г᾿эгу вм. джэгу «танец»; г᾿абэ вм. джабэ «склон горы, спина»; иг᾿ы вм. иджы «сейчас»; хъыг᾿эбз вм. хъыджэбз «девушка»). Заднеязычный взрывной палатализованный к часто употребляется вместо глухой шипящей аффрикаты ч (мэк᾿энг᾿эш вм. мэчэнджэщ «советуется»; сошэк᾿ вм. сошэч «терплю»; к᾿эзу вм. чэзу «по очереди»). Образование шипящих аффрикат на базе заднеязычных относится к области инновации.

Аффрикатизация заднеязычных взрывных и спирантизация общеадыгских шипящих аффрикат, обусловившие значительные фонетические расхождения между адыгскими языками, в разное время встречаются в разных диалектах и говорах. Использование в речи диаспоры в Турции заднеязычных смычных в определенной степени подтверждает их наличие в кабардино-черкесском языке дореволюционного периода. А шипящие аффрикаты являются новообразованием в современном кабардино-черкесском литературном языке, несмотря на то что они иногда встречаются в речи пожилых кабардинцев, черкесов и адыгейцев, проживающих в России.

В пп. 1.2 отмечается, что к числу наиболее распространенных фонетических явлений в речи адыгской диаспоры в Турции относится употребление в окончании множественного числа имен и глаголов ларингального спиранта h, которому в кабардино-черкесском литературном языке соответствует глухой средненёбный спирант х. Это фонетическое явление отмечено исследователями и в других диалектах и говорах кабардино-черкесского языка. В окончании множественного числа ларингальный спирант систематически употребляется в речи проживающих в Турции кабардинцев (Iуохуhэм вм. Iуэхухэм «дела»; нэхъыщIэhэр вм. нэхъыщIэхэр «младшие»; къуажэhэм вм. къуажэхэм «села»).

В ходе анализа полевых материалов были установлены факты использования ларингального спиранта h вместо звонкого увулярного спиранта гъ в анлауте в именах и глаголах (бжыhэр вм. бжыгъэр «числа»; хаhэзыхь вм. хагъэзыхь «принуждают»; еhэцIыхун вм. егъэцIыхун «познакомить»). В ходе исследования было обнаружено употребление ларингального спиранта h вместо глухого придыхательного фарингального спиранта хь (уэлэhи вм. уэлэхьи «ей богу»).

В пп. 1.3 исследуется переход фарингального абруптива къ в ларингальный абруптив I. При этом устанавливается, что в речи зарубежных кабардинцев вместо литературного варианта отрицательной морфемы –къым повсеместно соответствует Iым, то есть имеет место соответствие фарингальному абруптиву къ ларингального абруптива I (дэсыжIым вм. дэсыжкъым «не проживают»; тыншIым вм. Тыншкъым «нелегко»; ищIэIым вм. ищIэкъым «не знает»). Некоторые кабардинцы, проживающие в Турции, в разговорной речи в начале слова перед гласными э, ы, а употребляют ларингальный абруптив I вместо фарингального абруптива къ (IыщыхъуIым вм. къыщыхъукъым «не кажется»; мазэ IэсхункIэ вм. мазэ къэсхункIэ «каждый месяц»). Также используется ларингальный абруптив I вместо фарингального къ в суффиксе отрицательно-вопросительной формы (нэхъыфIтэIэ? вм. нэхъыфIтэкъэ? «может, так было бы лучше?»).

В пп. 1.4 анализируется переход шипяще-свистящих спирантов в свистящие спиранты. Переход шипяще-свистящего спиранта щ в свистящий спирант с наблюдается в речи всех информаторов. Шипяще-свистящий спирант щ может перейти в свистящий спирант с в любой части слов, но чаще это наблюдается при щ – в копуле. Кроме того, встречаются случаи использования в начале слова глухого, свистящего спиранта с вместо глухого свистяще-шипящего спиранта щ (мащIэс вм. мащIэщ «мало»; сащыщс вм. сащыщщ «отношусь»). В речи многих информаторов употребляется мягкий шипящий глухой спирант ш’ в начале, в середине и в конце слова, которому в литературном языке соответствует свистяще-шипящий спирант щ (ш᾿аухуа вм. щаухуа «возвели»; ш᾿хьэгъусэ вм. щхьэгъусэ «супруга»; дош᾿э вм. дощэ «продаем»; пш᾿ыкIуш᾿ вм. пщыкIущ «тринадцать»; лъапIэш᾿ вм. лъапIэщ «дорого»; къашэжаш᾿ вм. къашэжащ «привезли»).

В пп. 1.5 устанавливается, что некоторые представители кабардино-черкесской диаспоры в Турции в речи пользуются мягким глухим шипящим спирантом ш’ вместо твердого глухого шипящего ш и звонким шипящим спирантом ж’ вместо твердого звонкого шипящего спиранта ж. Исторически данный консонант является общеадыгским, мягкий звонкий переднеязычный шипящий спирант ж’ наблюдается в основном в речи людей старшего поколения.

В речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции переднеязычный звонкий шипящий спирант ж переходит в звонкий мягкий шипящий спирант ж’ только перед гласными э, ы. В отличие от него, например, в речи жителей Баксанского района КБР и в некоторых словах адыгейского языка звонкий мягкий шипящий спирант ж’ соответствует звонкому свистяще-шипящему спиранту жь. Это дает основание полагать, что эти фонетические явления не взаимосвязаны.

В пп. 1.6 отмечается, что в речи ряда информаторов были зафиксированы палатализованные среднеязычные спиранты г’ и х’, которые в некоторых случаях замещают непалатализованные г, х в литературном языке. Палатализованные среднеязычные г’ и х’ встречаются в начале и в середине слова перед гласными а и э, которые в данном случае являются «смягчающими» (дах᾿э вм. дахэ «красивый»; адыг᾿э вм. адыгэ «кабардинец»).

В пп. 1.7 установлено, что в речи адыгов, проживающих в Турции, в начале слова используется переднеязычный смычной н вместо гласной переднего ряда верхнего подъема и. Для объяснения этого фонетического процесса в диссертации исследуется его история. В этой части работы сделан вывод, что употребление в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции в начале слова переднеязычный смычной н в словах нчи, ныги является исторически фонетическим вариантом использования этих слов в кабардинском языке. Словоформа иджы, икIи ‒ кабардинское новообразование более позднего периода.

^ Второй параграф второй главы называется «Особенности в системе вокализма». В речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции имеет место ряд отличий от литературного языка в системе вокализма. В диссетации анализируются наиболее существенные из них.

В некоторых словах вместо литературного краткого гласного э в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции употребляется иррациональный гласный ы (Нэхъыжь здыщыIым нэхъыщIи щыIыс вм. Нэхъыжь здэщыIэм нэхъыщIи щыIэщ. – «Там, где есть старший, там и младший есть»). Встречаются случаи, когда вместо краткого гласного э литературного языка применяется долгое гласное а (зэзамызэ вм. зэзэмызэ «иногда»; тхъакIумэ вм. тхьэкIумэ «ухо»). В ходе анализа полевых материалов обнаружено чередование краткого гласного э с гласным переднего ряда среднего подъема ‒ е (в инлауте между согасными: мʹерем вместо мэрем – «пятница»).

Использование иррационального звука ы и гласной переднего ряда верхнего подъема и имеет место в речи многих информаторов обоего пола. Это происходит между двумя согласными в середине слова (ад᾿игэ вм. адыгэ «черкес»; з᾿игуэр вм. зыгуэр «кто-то»). Гласный переднего ряда среднего подъема е в инлауте употребляется вместо лабиализованного гласного заднего ряда среднего подъема о (Куэдир зэтехуэ, зэтемыхуэр къывжесIэн. вм. Куэдыр зэтохуэ, зэтемыхуэр къывжесIэн. – «Многое совпадает, то, что не совпадает – расскажу»). В речи всех информаторов наблюдается употребление лабиализованного гласного заднего ряда среднего подъема о вместо краткой гласной среднего ряда среднего подъема э (охур вм. эхур «дело»).

В системе вокализма в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции наблюдаются значительные расхождения с литературным языком. Фонетические изоглоссы объединяют речь кабардино-черкесской диаспоры с некоторыми диалектами на исторической родине. Это говорит о том, что между адыгскими диалектами и речью диаспоры существуют перекрестные фонетические признаки, доказывающие существование этих фонетических явлений до переселения. Фонетические явления, отмеченные в диалектах, говорах и в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции, указывают на то, что звуковая система языка развивается путем постепенного накапливания нового и отмирания старого.

В третьем параграфе второй главы исследуются позиционные фонетические процессы в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

Эти процессы были исследованы на основе анализа полевого материала речи кабарино-черкесской диаспоры в Турции. Для этого проанализированы: субституция (фонетическая замена одного звука другим): з:ж – зысIа вм. жысIа «сказал»; п:н – Iуохум пэмыщI вм. Iуэхум нэмыщI «кроме дело»; чI:щI – хьэчIэщим вм. хьэщIэщым «гостиница»; щ:з – зиса зэманым вм. щиса зэманым «во время проживания»; ассимиляция: моткIэ вм. модкIэ «там»; метатеза (перестановка звуков): кIэтIроф вм. кIэртIоф «картофель»; синкопа (выпадение гласных): жаI[]с вм. жаIащ «сказали»; этклипсис (выпадение согласных): а[]хуэду вм. апхуэду «так»; эпентеза (наращение согласной (паразитического, то есть неэтимологического): хьэумэ вм. хьэмэ «или»; наращение гласной ы: сытха вм. стха «написал»; апокопа (отпадение конечного безударного гласного, не связанного с ударением): дау[] мыхъуми вм. дауэ мыхъуми «как ни получилось бы»; отпадение гласных и согласных в начале слова: []тIанэ вм. итIанэ «потом»; упрощение консонантного комплекса: пхъэ[]гъу вм. пхъэбгъу «доска».

В выводах ко второй главе отмечаются основные фонетические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции в сравнении с литературным кабардино-черкесским языком. При этом устанавливается, что закрепление в речи проживающих в Турции черкесов звуковых изменений нехарактерных для кабардино-черкесского литературного языка звуков протекало под влиянием внешней обстановки, смешения диалектов и говоров. Кроме того, в ходе исследования обнаружены следы исторически сложившихся фонетических изменений, которые сохранились на исторической родине только в различных диалектах и говорах, тогда как в литературном языке вместо тех или иных консонантов или вокалов используются новообразования, ставшие в последующем нормой кабардино-черкесского литературного языка. В этом случае сохранение языка вдали от родины у народа, не имеющего письменности, происходило через устную речь. Этого было недостаточно для точного запоминания звучания слов, усовершенствования и дальнейшего развития языка. В некоторых случаях в речи диаспоры сохранились более ранние формы словоупотребления, а в остальных – происходили инновационные изменения, нехарактерные для литературного кабардино-черкесского языка.

^ Третья глава диссертации называется «Лексические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции». Она состоит из двух парграфов и выводов.

Словарный состав адыгской речи диаспоры отражает связи, контакты, совместную жизнь его главного носителя (кабардинцев) с другими народами. Заимствования из этих языков, различных адыгских диалектов и говоров составляют определенный лексический пласт кабардино-черкесского языка. Сравнительное изучение лексики в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции дает ценный материал не только ля воссоздания истории кабардино-черкесского языка, но и для понимания современного состояния его словаря. Очевидно, что современная кабардино-черкесская диаспора не могла полностью сохранить лексику, совпадающую с общепринятой нормой кабардино-черкесского литературного языка.

Лексика, как наиболее проницаемая часть языка, испытывает наибольшее воздействие со стороны других языков. Диглоссия, отсутствие тесной связи с основной массой кабардинцев и многоязычная среда проживания определили в целом локальные особенности речи кабардино-черкесской диаспоры за рубежом. Сложная картина, наблюдаемая в речи кабардино-черкесской диаспоры, сложилась под влянием внешних и внутренних факторов в ходе ее исторического развития.

Речь кабардино-черкесской диаспоры в Турции, образовавшаяся в результате сложных процессов дифференциации и интеграции языка, в силу лингвистических и экстралингвистических условий продолжает существовать как особая единица. Результаты сильного влияния сказываются на всех уровнях, в особенности в лексике: воздействие турецкого языка, смешение диалектов и говоров вызвало появление в речи неологизмов, слов с семантическими отклонениями, слов с фонетическими изменениями, новых устойчивых единиц, заимствований. Заимствуются из турецкого языка не только слова, обозначающие новые понятия и вещи, но и слова, которые уже имеют в самом кабардино-черкесском языке свои обозначения: бахъчэ вместо хадэ, унэ пщIантIэ «сад, приусадебный участок»; ер вместо щIыпIэ «местность»; дэхьэ вместо иджыри «еще»; иншыхьэт вместо ухуакIуэ «строительство». В таких случаях исконные и синонимичные им слова определенное время могут сосуществовать в речи, но, как правило, в конечном итоге тюркизмы постепенно вытесняют исконное слово.

Таким образом, анализ лексического состава речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции позволяет выделить целый комплекс слов, которые отсутствуют в современном литературном кабардино-черкесском языке. Лексика речи диаспоры развивалась двумя путями: 1) слова создавались на собственной языковой базе, или же уже имеющиеся слова получали новые значения; 2) слова заимствовались из турецкого (как тюркизмы, так и арабизмы и интернациональные слова через турецкий язык). Эти два пути, как показывает материал, абсолютно неравнозначны: в основном обогащение лексики происходит за счет заимствований, в то время как на собственной базе создано незначительное количество слов. Это тоже фактор, свидетельствующий о слабой позиции родной речи диаспоры, находящейся под давлением государственного турецкого языка.

^ В первом параграфе третьей главы анализируются слова, развивающиеся на собственной языковой базе. Фактов, свидетельствующих о том, что родной язык диаспоры продолжал свое развитие за счет внутренних резервов, собственного потенциала, не так много. Тем не менее этот способ обогащения лексики действовал как бы по инерции и вплоть до 1970-х годов, то есть до резкого изменения языковой ситуации в результате массового переселения адыгов (черкесов) в города и активного проникновения турецкого языка в адыгские села через школьное образование и средства массовой информации. За последние десятилетия о развитии лексики на собственной базе говорить не приходится. Собранный нами материал по развитию речи диаспоры на собственной языковой базе имеет ряд специфических особенностей.

В пп. 1.1 объединяется небольшое количество лексических единиц, которые являются специфической особенностью речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции и неизвестны литературному языку. Так, в ходе анализа полевых материалов было выделено определенное количество неологизмов, обозначающих различные действия, предметы и этнонимы (зэтемыбзу вм. зэтемыхуэн «не совпадать, не соответствовать». Бзэр дгъэкIуэдаIымэ, ауэ дэ дызыхуем хуэмыдэу зэтемыбзу зыгуэрhэри доцIыху. – «Язык мы не потеряли, но мы не знали настолько хорошо, чтобы совпал с вашим»; хъелэ вм. гуфIэгъуэ «радостное событие». Нобэ, мэсэла, хъер Iуоху иIыу зыгуэрым хъелэ Iуэху иIэмэ и гъунэгъуhэр зыхуешэс… – «Например, если сегодня у кого-то радостное событие, он собирает соседей…»).

В пп 1.2 было выделено определенное количество слов с семантическими отклонениями. Случаи семантического расхождения с литературным языком идут по линии несоответствия одних и тех же слов по объему выражаемых ими понятий: зэкIэ «пока, временно», а в речи диаспоры – «сейчас», вм. литературного иджыпсту, иджырей зэманым; щIыхьэн «зайти, войти, обратно заходить», а в речи диаспоры – «поступать», вм. литературного щIэтIысхьэн. Но с развитием современного литературного кабардино-черкесского языка на исторической родине они получили другие значения, с ними в языке появились новые лексические единицы.

В пп. 1.3 входят слова, отличающиеся от литературного кабардино-черкесского языка своей звуковой оболочкой. Эти фонетические особенности в настоящее время не наблюдаются в современном кабардино-черкесском литературном языке. Некоторые праязыковые (общеадыгские) подсистемы (например консонантизм, фонетические процессы) были выявлены в лексической системе кабардино-черкесской диаспоры в Турции. В качестве подтверждения выдвинутого тезиса в этой части диссертации приводятся слова, используемые в речи диаспоры, и их аналоги из кабардино-черкесского литературного языка с русским переводом (г᾿алэу вм. джалэу «падая»; жэшибг вм. жэщыбг «глубокая ночь»).

В пп.1.4 входят фразеологизмы и другие устойчивые сочетания, образовавшиеся в речи кабардино-черкесской диаспоры (щхьэкIуэ щIын «человек, которого посылают сообщить о чьей-либо смерти, печальная весть». ЩхьэкIуэ ищIс, тIысс абыми адыгэбзэ зригъащIэри (Нэмэт) къытхыхьа. – «(Намат) задался целью, выучил кабардинский и только после этого стал членом (Хаса)». ЩхьэкIуэ щIын употребляется в значении «задался целью», вместо щхьэм иригъэжэн; дил къызэрихькIэ – в литературном языке употребляется фразеологическая единица ди къару къызэрихькIэ «насколько это возможно». Мыбыхэм щхьэкIэ дил къызэрихькIэ делэжьа. – «Из-за них мы работали настолько, насколько это возможно»).

Эти фразеологические единицы являются особенностью речи диаспоры. Их компоненты иногда используются и в литературном языке (например лIыгъэ «мужество» и щIын «делать»), но как целая фразеологическая единица встречаются лишь в речи кабардино-черкесской диаспоры как результат самостоятельного развития языка.

^ Второй параграф третьей главы посвящен изучению заимствований в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

До выселения большинства адыгов с исторической родины в Османскую империю их язык изобиловал тюркскими словами. С завершением Кавказской войны и депортацией основной массы черкесов языковая ситуация в корне изменилась. В Кабарде и Черкесии фактически прекратилось влияние тюркоязычных народов, заимствования пошли исключительно из русского языка. А у переселившихся адыгов, наоборот, новые тюркизмы стали появляться в языке еще более интенсивно. Этот процесс продолжается уже почти полтора столетия, и к настоящему времени это привело к ощутимому расхождению лексического состава языка кабардинцев и черкесов, проживающих на своей исторической родине, и их соотечественников, оказавшихся в Турции. Расхождения заключаются не только в количестве, но и в составе тюркизмов: они проявляются и при заимствовании интернациональной лексики – если подобные слова приходят в литературный кабардино-черкесский язык «русифицированными», то турецкие адыги, не имея своей письменности и, соответственно, литературного варианта родного языка, используют интернациональные слова в том виде, в каком они функционируют в турецком языке.

На основе этого считаем целесообразным разделить заимствования в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции на две группы:

  1. Тюркизмы, заимствованные до выселения с исторической родины.

  2. Тюркизмы, заимствованные после переселения в Османскую империю.

Во вторую группу входят и так называемые вторичные (повторные) заимствования. Слова из первой группы являются общими для литературного языка и речи диаспоры. Они, как отмечено выше, довольно хорошо изучены, поэтому нет необходимости останавливаться на них. Исключение составляют так называемые вторичные (повторные) заимствования в речи диаспоры. Имеются в виду те случаи, когда тюркизм, который уже был заимствован раньше на родине, представители диаспоры повторно взяли из турецкого языка, причем если раннее заимствование было фонетически адаптированным, то второй раз оно вошло без фонетических изменений (см. п. 2.3).

Что касается второй группы, то она также неоднородна: часть слов из этой группы фонетически адаптирована, другая часть представлена в речи адыгов в «турецком» варианте. Отдельно нужно рассматривать интернациональные слова, которые диаспора берет из турецкого языка, а литературный язык – из русского.

Тюркизмы в речи кабардино-черкесской диаспоры претерпевают изменения на фонетическом, орфоэпическом и словообразовательном уровнях. Для доказательства этого тезиса в этой части работы анализируются слова, которые не претерпели фонетических и семантических изменений (пп. 2.1) бе΄льки (be΄lki – «может быть») вм. «Iэмал зэриIэкIэ». Ахуэду фIыу сигуи къэкIаIым, яни белки зыщхьэщидз зыщхьэщимыдзрэ. – «Так и не думал, различаются или нет» емекли΄ (emekli – «пенсионерка») вм. «пенсэм кIуащ». Си анэр унэм щIэсс, эмекли. – «Мама дома сидит, пенсионерка»; слова, которые фонетически изменились (пп. 2.2): бахъчэ΄ (bahce΄ сад, приусадебный участок) вм. «хадэ, унэ пщIантIэ». В турецком языке звук [хъ] отсутствует. Но в речи диаспоры в слове (бахъчэ) вместо глухого среднего спиранта х используют глухой придыхательный увулярный спирант хъ: Унэм и бахъчэм, яни зыгуэр тIэкIу халъхьэ. – «В приусадебном участке что-то сажают», ишарэ΄т (işare΄t – «знак») вм. «дамыгъэ». В середине слова долгий гласный заднего ряда а переходит в краткий гласный среднего ряда э: Зы хьэрф къом, зы ишарэт къом хэлъхьэн хуес. – «Нужно туда еще добавить много букв и много знаков»; тюркизмы, которые на исторической родине произносятся иначе, чем у диаспоры (пп. 2.3): баира΄къ (bayrak – «знамя, этн. флаг»). В литературном языке употребляется наряду с исконным «нып» и «баиракъ»: 1) знамя, 2) флаг. Адыгэу гупу псэуауэ, баиракъ иIэу дунем тета. – «Адыги жили группами, имели свой флаг»; интернационализмы, которые заимствованы у диаспоры через турецкий, а на родине – через русский (пп. 2.4): отобю΄с (otobü΄s – «автобус») вм. «автобус». В контексте это слово употребляется с аффиксом –кIэ, который в литературном языке является показателем послеложного падежа, в данном примере передает значение орудия действия (Ар отобюскIэ укIуэн хуес он ики саат. – «Чтоб туда попасть, нужно на автобусе ехать двенадцать часов»).

В выводах к третьей главе говорится о несоответствии лексики современной кабардино-черкесской диаспоры в Турции с лексикой кабардино-черкесского литературного языка. В связи с этим в лексической системе диаспоры происходят существенные отклонения. Новые понятия, проникая в речь кабардино-черкесской диаспоры в Турции и подключаясь к определенному участку лексико-грамматической, лексико-тематической и лексико-семантической систем кабардино-черкесского языка, становились единственными их обозначениями. Вследствие этого исконные слова перестали употребляться в своих прежних значениях, что привело к значительному сужению лексического пласта речи кабардино-черкесской диаспоры за рубежом. Так, архаичные элементы законсервировались у турецких кабардинцев в основном по причине того, что они не испытывали до последнего времени влияния письменного (литературного) языка. Оттуда же и вариативность многих форм у различных информаторов. Все это свидетельствует о значительных расхождениях между кабардино-черкесским литературным языком и речью кабардино-черкесской диаспоры в Турции.

В заключении подведены основные итоги исследования, сделаны обобщения. Основной вывод диссертации заключается в том, что под влиянием внешних и внутренних факторов речь представителей кабардино-черкесской диаспоры в Турции за полуторавековую историю подверглась значительной трансформации.

^ Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях автора:


Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки РФ

  1. ^ Тхамитлокова (Абазова) М.М. Основные фонетические отличия речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия: «Филология и искусствоведение». – Майкоп: Изд-во АГУ, 2010. – Вып. 1. – С. 187–192.

Статьи, опубликованные в других изданиях

  1. Тхамитлокова (Абазова) М.М. Фонетические изменения в речи адыгской диаспоры в Турции // «Наука и устойчивое развитие»: Сборник статей II Всероссийской научной конференции. – Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2008. – С. 357–361.

  2. Тхамитлокова (Абазова) М.М. Фонетические особенности речи адыгской диаспоры в Турции // Материалы VI Международной научной конференции «Актуальные проблемы общей и адыгской филологии». – Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. – С. 297–299.

  3. Тхамитлокова (Абазова) М.М. Фонетические особенности языка зарубежной диаспоры в трудах лингвистов-адыговедов // «Теоретические и методические проблемы национально-русского двуязычия»: Материалы Международной научно-практической конференции. 27–28 мая 2009 г. – Махачкала, 2009. – С. 433–435.

  4. Тхамитлокова (Абазова) М.М. Тюркизмы в речи кабардино-черкесской диаспоры в Турции // «Наука и устойчивое развитие»: Сборник статей IV Всероссийской научной конференции. – Нальчик: Издательство «Принт Центр», 2010. – С. 168–170.

  5. Абазова (Тхамитлокова) М.М. Развитие лексики кабардино-черкесской диаспоры в Турции на собственной языковой базе // Материалы международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива 2011». – Нальчик, 2011. – Т. 1. – С. 194–198.



Издательство Учреждения РАН

Института гуманитарных исследований

Правительства КБР и КБНЦ РАН


Заведующий редакционно-издательским отделом К. Хахова

Верстка и техническое редактирование А. Гергокова


Сдано в набор 18.04.2011. Подписано в печать 19.04.2011.

Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Таймс.

Усл. печ. л. 1. Тираж 100 экз.


360000, КБР, г. Нальчик, ул. Пушкина, 18.

Тел.: (8662) 42-34-50

Факс: (8662) 42-47-78

e


-mail: kbigi@mail.ru






Скачать 322,01 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер322,01 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх