Чепуренко А. Ю., д э. н ( гу – вшэ /рнисиНП) icon

Чепуренко А. Ю., д э. н ( гу – вшэ /рнисиНП)


Смотрите также:
-
Чепуренко А. Ю., д э. н ( гу – вшэ /рнисиНП)...
03. 06. 2011  Чепуренко: бюджетных мест в магистратуре достаточно...
Международная междисциплинарная конференция онтологии артефактов...
Об открытии магистерской программы «Международные валютно-финансовые отношения» на факультете...
М. Ю. Сердюк (гу-вшэ, mserdyuk@gmail com)...
Методические рекомендации по подготовке и защите выпускных квалификационных работ...
Методические рекомендации по подготовке и защите выпускной аттестационной работы (вар) для...
«Разработка, сравнение и апробация методов сопоставления рейтинговых шкал российских банков»...
Программа вступительных экзаменов в аспирантуру гу-вшэ по специальности 12. 00. 01 “...
X международная научная конференция гу-вшэ по проблемам развития экономики и общества...
Темы диссертаций "Социальная политика в условиях перехода к рыночной экономике", 1994...



Загрузка...
скачать

Чепуренко А.Ю., д.э.н ( ГУ – ВШЭ /РНИСиНП)

Воспроизводство научной элиты и международная мобильность российских ученых1



Важнейшую роль в генерировании новых знаний играет научная элита. По аналогии с общераспространенными определениями элит как таковых в качестве научной элиты условно может быть определена та часть исследовательского сообщества, которая:

  • выступает в качестве инициатора инновационных идей и гипотез,

  • осуществляет формирование нацеленного на результат исследовательского коллектива, проводит с этой целью отбор и подготовку персонала,

  • активно участвует в принятии стратегических решений в области выбора исследовательских направлений, принципов и механизма управления коллективом,

  • определяет статус и рейтинг научно-исследовательского или высшего учебного заведения, в котором осуществляет свою деятельность.

Все эти отличительные черты, характерные для представителей научной элиты, описаны и исследованы в России2, а потому их можно считать конвенциональными. Однако понятие научной элиты не используется ни в международной науковедческой практике, ни в российской статистике3.

Среди критериев присуждения степени доктора наук большое значение имеют исследовательская, педагогическая, организаторская практика соискателя. Все это, в принципе, может рассматриваться в качестве слагаемых понятия научной элиты. Исходя из такого весьма приблизительного определения, можно отнести к этому социальному слою около 22 тыс. человек4, т.е. оценить его как примерно равный по численности количеству докторов наук.

В условиях структурного кризиса российской науки к числу критериев, по-видимому, можно было бы добавить и еще два – во-первых, критерий дохода (точнее, определенного сочетания уровня и основного источника доходов). В нынешних условиях, как представляется, только элита российской науки может обеспечивать себе и своей семье за счет доходов от научной деятельности приемлемый уровень дохода, достаточный для воспроизводства жизненных возможностей на уровне, нормальном для российского среднего класса.

Во-вторых, с учетом важности международного сотрудничества (в научном, репутационном и ресурсном отношении) важным критерием принадлежности к элите может быть степень включенности в международное сотрудничество. Используя типологию Е. Мирской5, можно подразделить ученых на группу А – лидеров международного взаимодействия, Б – очень активных специалистов международного сотрудничества, В – уверенных в себе профессионалов-исполнителей, Г – ученых с высоким, но невостребованным потенциалом международного сотрудничества, Д – совсем не имеющих международных контактов низко профессионально подготовленных. Очевидно, к научной элите в российских сегодняшних условиях однозначно можно отнести представителей группы А и Б, с оговорками – группы В.

Недостаток обоих этих критериев – отсутствие соответствующих статистических данных.
^

Изменения нститутов и этапов воспроизводства научной элиты



Традиционно в СССР социализация научной элиты осуществлялась по цепочке: элитная советская школа – элитный советский вуз – ведущее исследовательское учреждение в СССР или кафедра вуза. Маркерами стадий этого отбора выступали аттестат – диплом с отличием – кандидатская – докторская степени. Механизм отбора предполагал, прежде всего, выдвижение в число ведущих специалистов в своем научном учреждении или учебном заведении и получение определенных административных функций (о чем свидетельствовало получение полномочий заведующего структурным подразделением учреждения - сектором, лабораторией, отделом и т.п.)6, а затем - избрание в Академию Наук СССР, окончательно придававшее человеку высокий научный статус.

Что происходит в этом отношении в России в последнее десятилетие?

  • В связи с кризисом системы школьного образования та часть вузов, которые могут претендовать на роль кузниц элитных научных кадров, вынуждена в еще большей мере, чем прежде, брать на себя функции раннего выявления способной молодежи. Этому способствуют различные олимпиады, в ходе которых происходит селекция наиболее одаренных юношей и девушек. Поскольку большинство олимпиад на сегодняшний день встроены в систему соответствующих международных конкурсов, знакомство зарубежных «рекрутеров» с молодыми дарованиями из России происходит уже на этой стадии.

  • Наряду с отечественными вузами, значительную роль в формировании будущей научной элиты начинают играть ведущие зарубежные университеты – благодаря выезду все большео числа россиян на учебу на Запад, в том числе – благодаря системе стипендий для одаренных российских студентов и т.п.

  • Помимо ученых степеней и должностного статуса важную роль в формировании потенциала научного лидера начинают играть гранты отечественных и зарубежных фондов, а также заказы из государственного и коммерческого секторов. Способности и навыки, необходимые для эффективного фандрейзинга, т.е. подготовки и подачи заявок для получения грантов, становятся не менее (а возможно, и более) важны, чем последовательное продвижение по ступеням внутриинститутской иерархии.

  • Сама эта иерархия претерпевает стремительную ломку по мере дефрагментации научных учреждений, развития в них центробежных тенденций, выдвижения на роль основного научного коллектива не вертикально ориентированной структуры типа лаборатории, сектора, отдела, входящих в состав НИИ, а временного объединения группы исследователей или даже активизации работы одного исследователя для осуществления конкретного проекта.

  • Формируется новый тип российского ученого. Это «человек, финансово свободный от руководства института, более или менее регулярно посещающий основное место работы... для обсуждений с коллегами... уровень коллективности исследований упал ниже допустимого предела. Происходит то, что называют «атомизацией» научного поиска. Практически каждый ученый спасается в одиночку, но при этом может участвовать в нескольких проектах сразу... »7. По сути это означает, что под вопрос ставится обычно рассматриваемое как важное конкурентное преимущество России существование научных школ, в рамках которых традиционно происходило научное становление будущих лидеров.

  • Для работы во многих областях знания по целому ряду причин необходимым условием получения качественных результатов становится пребывание перспективного исследователя на стажировке или по контракту в ведущих зарубежных исследовательских центрах; такая стажировка становится обязательной ступенькой его успешной карьеры, перехода в категорию научной элиты даже тогда, когда человек намерен жить и работать в России.

  • В этих условиях меняется сама мотивация труда элитных научных кадров. Во-первых, не столько административное продвижение внутри собственного учреждения, сколько признание в мировом научном сообществе становится средством, позволяющим привлекать дополнительные финансовые и иные ресурсы для решения пионерских исследовательских задач, т.е. происходит индивидуализация жизненных стратегий8 в науке). Во-вторых, в связи с незначительным выбором возможностей внутреннего финансирования начинается переориентация на внешние источники (в том числе, зарубежные фонды) как средство обеспечения условий для научной и педагогической деятельности (коммерциализация жизненных стратегий в науке).

  • Сегодня членство в РАН и других академиях не дает надежды на удовлетворительное решение статусных – а потому и финансовых и иных - вопросов. В лучшем случае, оно обеспечивает лишь более благоприятные условия для конкуренции на глобальном рынке грантового и венчурного финансирования.

  • Происходит скрытая сегментация источников финансирования: ученые со статусом и влиянием (как правило, более пожилые) претендуют на бюджетное финансирование и конкурируют друг с другом за гранты российских научных фондов, тогда как представители уже «подросшего» среднего поколения ищут счастья в контактах с зарубежными фондами и иными возможными иностранными спонсорами. В результате происходит – особенно ощутимая в социальных науках – дифференциация методов, форм и стилей исследований.

  • С учетом объективно и субъективно более благоприятных условий для участия в конкуренции по поводу западных грантов под патронажем престижного зарубежного университета или исследовательского центра объективно возникают стимулы для превращения их в фактического заказчика, определяющего тематику исследований, а подчас – и для однонаправленной миграции представителей отечественной научной элиты9.

  • В результате многообразных процессов, происходящих в социально-экономической жизни страны и в организации научной сферы, в частности, наряду с российским научным сообществом внутри страны сложилась и имеет тенденцию к некоторому росту российская научная диаспора. Ее, по-видимому, нельзя именовать зарубежной российской наукой10 – многие из выехавших затаили обиду на реальные или мнимые притеснения на родине или страх, подпитываемый негативными в основном потоками новостей о России в западных СМИ, да и в организационо-финансовом отношении она накрепко привязана к инновационному комплексу страны пребывания. Многие представители научной диаспоры выступают в роли аттракторов для способных молодых ученых и более старших коллег, привлекая их к осуществляемым ими проектам на краткосрочной основе, т.е. в этом смысле способствуя интенсификации научной мобильности – не всегда со знаком «плюс» для росссийской науки, но почти всегода – для конкретных молодых ученых, оседающих за рубежом. В то же время, имеются основания рассматривать некоторую часть из уехавших как потенциальных «возвращенцев», которые смогут в долгосрочной перспективе вновь пополнить ряды отечественных исследователй и педагогов. И в том, и в др. качестве (действительном и потенциальном) они выступают важным элементом процесса воспроизводства элитных кадров российской науки.



^

Исследовательская элита – о путях и возможностях сохранения научного потенциала страны



Как сами представители научной элиты оценивают состояние в российской науке, свои возможности, какими им видятся их научные и профессиональные стратегии? И что думают о своем выборе в пользу невозвращения в Россию те, кто закрепился за рубежом, следят ли они за состоянием российской науки, видят ли возможность возвращения? Эти и ряд др. вопросов рассматривались в рамках поддержданного Московским общественным научным фондом проекта «Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных научных фондов (на примере Фонда им. А.Гумбольдта)”. В ходе проекта были, в частности, проведены анкетный опрос бывших стипендиатов этого крупного немецкого фонда, вернувшихся по завершении стажировки в Россию (из 660 чел., представляющих генеральную совокупность, ответы прислали примерно 190 чел.), а также глубокие интервью с теми из них (в совокупности – примерно 250 чел.), кто предпочел остаться на длительный срок или на постоянное место жительства в Германии (21 интервью).

^

Данные опроса



Результаты опроса показали следующее. Программы Фонда Гумбольдта, на первый вгляд, направленные на содействие сугубо индивидуальным обменам, на деле являются весьма эффективным инструментом формирования локальных научных сообществ вокруг немецких университетов и исследовательских центров: свыше 3/4 стипендиатов так или иначе продолжают поддерживать интенсивные научные контакты со своими бывшими кураторами и их институтами.

Подавляющее большинство бывших гумбольдтианцев становятся мультипликаторами информации о Германии. Свыше 80 % - знакомят своих студентов и аспирантов с программами Фонда Гумбольдта и др. зарубежных фондов, т.е. в полной мере выполняют функцию «научных послов» Германии. В этом – дополнительный эффект для Германии и немецкой (и европейской вообще) науки от участия российских ученых в программах Фонда.

В то же время не западные фонды «виноваты» в происходящей «утечке мозгов». Способствует настроениям на эмиграцию, прежде всего, оценка представителями научной элиты состояния российской науки вообще и своего направления научных исследований – в частности, а также динамики и направленности наблюдаемых изменений.

При оценке уровня фундаментальных исследований в России мнения разделились с некоторым перевесом в позитивную сторону: 54% опрошенных оценивают уровень российских исследований в своей области науки не ниже мирового (из них 15% считают, что он даже выше) и 41% считают, что он ниже мирового.

Гораздо ниже оценен уровень прикладных исследований: 70% опрошенных ставят такие исследования в своей области науки в России ниже мирового уровня и только каждый десятый – на тот же уровень или даже выше.

Таблица 1. ^ Распределение ответов на вопрос: «В последние годы положение дел в Вашей области науки в России улучшилось, ухудшилось или не изменилось?» (в процентах)





По выборке в целом

Естественники

Гуманитарии

До 35 лет

36-50 лет

51-65 лет

Старше 65 лет

улучшилось

20

18

29

22

14

34,6

20

не изменилось

7

8

5

15

9

0

0

ухудшилось

35

49

19

26

39

30,8

40

в чем-то улучшилось, в чем-то ухудшилось

37

34

45

33

37

34,6

40

Затруднились ответить

1

1

2

4

1

0

0


Оценка динамики ситуации в отечественной науке – скорее, пессимистичная. Так, при ответе на вопрос: «В последние годы положение дел в Вашей области науки в России улучшилось, ухудшилось или не изменилось?» (см. табл. 1) улучшение наблюдал только каждый пятый эксперт, тогда как каждый третий отметил ухудшение. В большей мере это характерно для ученых-естественников, а также представителей средних научных возрастов.

В территориальном разрезе картина является весьма неожиданной: по оценкам респондентов, в провинциальных центрах наука вовсе не стагнирует, - напротив, положение здесь в последние годы стали меняться в лучшую сторону более зримо, чем в Москве и Санкт-Петербурге.

Таблица 2. ^ Распределение ответов на вопрос: «Как Вы полагаете, возможные меры по реформированию усилят или ослабят российскую науку?» (в процентах)





Российскую науку

Ничего об этом не знаю

Затруднились ответить

Нет ответа

скорее усилят

скорее ослабят

Акционирование и приватизация институтов РАН

6

74

15

0

5

Организационные меры по более тесному соединению науки и высшего образования

71

15

8

1

5

Переход к преимущественно грантовому финансированию фундаментальных исследований через проектные коллективы, а не институты

47

39

10

1

3

Сосредоточение основной доли государственного финансирования на ограниченном числе научных направлений

22

60

13

0

5


Представители научной элиты проявили высокое единство в оценке ряда мер по реформированию российской науки (табл. 2) – это касается позитивной оценки обсуждаемых мер по более тесному соединению науки и высшего образования (почти 3/4 высказались «за» и примерно 1/6 «против»). Столь же высокое единодушие проявлено и в осуждении двух др. обсуждаемых мер – разгосударствления академической науки в виде акционирования и возможной приватизации институтов РАН (примерно 3/4 «против» и только 6% «за»), и сосредоточения бюджетных средств на приоритетных научных направлениях (почти 2/3 «против» и только 1/5 «за»). Гораздо меньше единства проявлено в оценке таких двух групп, как переход к грантовому финансированию фундаментальных исследований через проектные коллективы, а не институты – число сторонников такого перехода оказалось почти половина, а противников более трети.

Вопреки распространенному мнению, российская научная элита вовсе не изолирована от инновационных процессов, а ее научные идеи применяются на практике: почти по 1/5 опрошенных отметили, что их технологии/разработки используются как в стране, так и за рубежом, и этот результат свидетельствует, что говорить об оторванности российских высококвалифицированных ученых от потребностей практики неверно. Низкий процент стремящихся коммерциализировать свои разработки, создать для этого соответствующий бизнес свидетельствует, скорее, об отсутствии соответствующей инфраструктуры и спроса со стороны экономики.

Тремя наиболее полезными результатами пребывания на стажировке для всех категорий опрошенных оказались в их оценке возможность контактов с коллегами, доступ к научной литературе, архивам и т.п., общекультурные впечатления. Лишь 5 % участников гумбольдтовских программ по итогам не смогли в той или иной форме повысить свой научный уровень, статус в науке или перейти на следующую должностную позицию. Остальные же смогли использовать их для впечатляющего профессионального и отчасти карьерного роста (см. табл. 3 и 4). Таким образом, участие в программах Фонда нужно оценить как весьма важный фактор увеличения человеческого капитала, роста профессиональной компетентности российских ученых.

Таблица 3. ^ Распределение ответов на вопрос: «Считаете ли Вы, что стажировка способствовала (или дала возможность) для следующего?»


Формы научного, профессионального, карьерного роста

По выборке в целом

Естественные науки

Гуманитарные науки

До 35 лет

36-50 лет

51-65 лет

Старше 65 лет

1 – подготовить / защитить диссертацию

33,5

32,3

44,7

25,9

39,4

38,5

5,0

2 – получить повышение в научном звании (в т.ч. стать член-корр., акад. РАН, РАМН, РАСХН)

12,5

12,9

10,5

3,7

14,1

15,4

10,0

3 – получить повышение в должности

27,3

25,0

31,6

25,9

31,3

26,9

10,0

4 – получить нац. или междунар. премии

15,3

18,5

5,3

14,8

14,1

15,4

25,0

5 – выпустить монографию/монографии за рубежом

19,9

12,1

39,5

-

21,2

34,6

15,0

6 – выпустить статью/статьи в западных реферируемых (peer reviewed) научных журналах

76,1

78,2

73,7

70,4

82,8

69,2

55,0

7 – в др. форме повысить свой научный статус

14,8

16,1

15,8

11,1

13,1

26,9

15,0

8 – ничего из вышеперечисленного не произошло

5,1

4,8

5,3

3,7

4,0

3,8

15,0



Таблица 4. ^ Распределение ответов на вопрос: «Оцените, пожалуйста, изменилось ли что-нибудь в Вашей научной деятельности в результате участия в программах зарубежных фондов?»


^ В результате участия в программах зарубежных фондов…

Ваши возможности...:

ухудшились/снизились

остались без изменения

Улучшились/возросли


Другие ответы

1. Возможности проводить исследования на мировом уровне

-

13,1

85,2


1,7

2. Возможности повышения квалификации

-

17,6

78,4

1,7

3. Востребованность проектов, заинтересованность в их продолжении и развитии в России

2,8

50,0

44,9

2,3

4. Востребованность проектов, заинтересованность в их продолжении и развитии за рубежом

-

22,7

73,9

3,4

5. Возможность продолжения совместной деятельности в рамках сложившейся исследовательской группы /условия для создания такой группы

1,1

25,0

70,5

3,4

6. Масштабы финансирования проектов, в которых Вы участвуете

1,7

44,9

50,0

3,4

7. Ваши материальные условия в целом

1,1

17,6

78,4

2,8

8. Возможности Вашего карьерного роста, продвижения в науке

1,7

33,0

63,1

2,3

9. Условия для самостоятельного поиска источников финансирования продолжения научной деятельности

0,6

35,2

61,9

2,3

10. Возможности оформления прав на объекты интеллектуальной собственности

2,8

83,5

8,0

5,1

11. Возможности последующей коммерциализации результатов

1,7

76,7

14,2

6,8


С др. стороны, участие в гумбольдтовских программах, способствуя повышению научного потенциала российских ученых, зачастую усиливает несоответствие между их возросшими возможностями и материально-статусными условиями для продолжения научной работы на родине. В результате, даже возвращаясь в Россию, представители научной элиты в значительной мере тяготеют к зарубежным исследовательским центрам и в значительной мере идентифицируют себя скорее как представители международного научного сообщества, чем как сотрудники российских НИИ и вузов. При этом наиболее типичными являются следующие стратегии: молодые исследователи, в особенности из нестоличных регионов, по итогам стажировок зачастую превращаются в научных фриленсеров, которые, находясь в России, не участвуют в совместных проектах, но ожидают возможности получить контракт для работы за рубежом (как правило, на несколько лет). Другая, распространенная главным образом в пожилых группах, форма участия в международном научном разделении труда - практика выполнения научно-исследовательских работ по заказу зарубежных партнеров без выезда за рубеж, т.е. участие в своеобразном аутсорсинге. Третья форма, больше распространеная среди представителей среднего поколения, – своего рода «научное отходничество»: когда российские ученые периодически на относительно короткий срок выезжают на Запад, чтобы закончить эксперимент, поработать на лучшем оборудовании, подзаработать чтением лекций и т.п.

В структуре мотивов взаимоотношений с западными партнерами ориентации на длительный выезд из России занимают очень незначительное место, основной же мотив – эпизодическая работа за рубежом в конкретных проектах: свыше 80% опрошенных выбрали вариант «эпизодические выезды на Запад для работы в конкретных проектах с целью продвижения в своей области знания». Почти 1/3 предпочитает поддерживать научные связи без выезда из России. Каждый седьмой планирует переезд на Запад на длительный срок или навсегда (причем из них никто не хотел бы менять сферу деятельности), и еще столько же утверждают, что ни при каких обстоятельствах не уехали бы из России.

Ответы на вопрос, из-за чего респонденты все же уехали бы из России, выявили четыре основных причины возможной эмиграции: материальные трудности, отсутствие необходимых условий для работы, ситуация в России и невостребованность науки со стороны государства.

Дифференциация ориентаций на эмиграцию наблюдается в зависимости от состава семьи, возраста и места проживания ученых на момент опроса. Более сильные ориентации – у респондентов, имеющих детей (почти троекратное превышение доли ориентированных на переезд наблюдается среди ученых, имеющих семью с тремя и более детьми, по сравнению с бездетными), молодых ученых до 35 лет (каждый третий из них ориентирован на переезд, тогда как в возрасте 36-50 лет только каждый шестой, а в более старших возрастных группах такого ответа не дал никто) и работающих на момент опроса за рубежом (почти половина из них).

Не обнаруживается значимой связи между установкой на выезд на постоянное место жительства за рубеж у ряда респондентов и интенсивностью их включенности в программы Фонда. Более того: выяснилось, что, чем выше активность в области международных научных контактов, тем больше позитивных оценок о закреплении научной молодежи и меньше негативных оценок в направлении выезда (по всем параметрам, кроме самих научных контактов и свободы передвижения). То есть активные международные контакты компенсируют остальные негативные факторы и способствуют закреплению молодежи в отечественной науке.

Выступая экспертами по оценке ущерба «утечки умов» в своей области науки, респонденты выразили особое беспокойство по поводу выезда из России перспективной научной молодежи и угрозы разрыва поколений – почти половина опрошенных отметили данный факт.

^

Российская научная диаспора в Германии: возможность возвращения



Среди участников интервью абсолютно преобладали «оппортунисты» – т.е. люди, которые не планировали остаться в Германии, но, оценивая динамику ситуации в российской науке и увидев шанс для продолжения работы по избранной научной специальности за рубежом, на основании сопоставления издержек и выгод предпочли в итоге остаться в ФРГ.

Возраст (38 - 48 лет), квалификация, опыт научной и научно-организационной работы, связи в научном сообществе и прочее позволяют характеризовать подавляющее большинство участников интервью как представителей научной элиты, реэмиграция которой могла бы стать важной предпосылкой возрождения науки при обеспечении преемственности поколений и ориентации на инновационный вектор развития в России.

Оценка ими состояния российской науки – от умеренного оптимизма до алармизма. Как правило, самые мрачные оценки высказывают те, кто уезжал «по идейнвм мотивам» (видимо, присутствует элемент самооправдания).

Поскольку подавляющее большинство из «оппортунистов» не испытывало и не испытывает предубеждений в отношении возможности возвращения в Россию, связывая его лишь с наличием относительно благоприятных условий для продолжения работы по специальности и получением некоторого социального пакета в старости, представляется, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе реэмиграция российской научной элиты возможна при наличии некоторых институциональных условий и проведении целенаправленной работы по следующим направлениям:

  • Создание частно-государственного фонда для ведения целенаправленного хед-хантинга – поиска и возвращения ведущих российских исследователей в Россию по завершении активной научной карьеры за рубежом с целью создания или воспроизводства научных школ на основе сочетания исследований и преподавания в университетах. Для этого таким исследователям должны быть обеспечены приемлемые финансовые условия (стипендии на 3-5 лет). Отбор кандидатур должен осуществляться при помощи экспертов из числа российских ученых – в том числе, тех же гумбольдтианцев, работающих в России, причем хорошо знакомых с состоянием научных исследований и персоналиями в мировом научном сообществе;

  • Поддержка притока способных исследователей, в том числе научной молодежи, из стран СНГ – на основе специальных программ по типу программ Фонда им. Гумбольдта и других немецких научных фондов;

  • Предоставление кредитов для получения высшего образования за рубежом детям тех ученых, которые хотели бы вернуться в Россию,– под залог недвижимости, поскольку важным фактором, побуждающим российскую научную элиту оставаться работать за рубежом, является стремление обеспечить достойное образование детям, что нужно принимать в расчет при организации реэмиграции родителей-ученых;

  • Безусловное предоставление государственных пенсий по старости и прочих социальных благ представителям отечественной научной элиты при возвращении в Россию;

  • Целенаправленная работа с бывшими и нынешними соотечественниками – представителями научной элиты – со стороны дипломатических представительств России, включая проведение встреч, конференций, культурных мероприятий, в ходе которых они должны получить площадку для общения, более широкую информацию о происходящем в российской науке и культуре и т.д. В любом случае, у них должно поддерживаться ощущение сопричастности, в противном случае никакие мероприятия по содействию реэмиграции не будут успешными.

В числе мер ближайшего порядка следует назвать организацию крупными исследовательскими центрами и университетами России летних школ с обязательным приглашением – в том числе, с использованием средств РФФИ, частных фондов – российских ученых, постоянно работающих за границей, для чтения лекций и обмена опытом научно-организационной работы (включая фандрейзинг и т.п.). Такие контакты были бы взаимно полезными: с одной стороны, приезжающие в Россию коллеги могли бы присмотреться к потенциальным докторантам для привлечения их на грантовой основе к работе в своих исследовательских центрах за рубежом, с другой стороны, такие контакты могли бы способствовать преодолению у них известного предубеждения в отношении возможности ведения научно-исследовательской и преподавательской деятельности в России.

Кадровая политика может быть успешной лишь при необходимой инфраструктуре для работы в науке. Как показали интервью, критически важным для принятия решения о возвращении для многих представителей научной элиты является наличие необходимого лабораторного оборудования, а также доступа к международным изданиям по профилю их научной деятельности. Данная задача гораздо более затратна, нежели создание стипендиально-грантового фонда для содействия реэмиграции научной элиты в Россию. Очевидно, даже при весьма жестких бюджетных ограничениях и здесь многого можно было бы добиться (в том числе, при вовлечении в эти процессы бывших гумбольдтианцев, которые располагают возможностью прибегнуть к содействию Фонда в рамках соответствующих программ «пожизненного контакта») путем:

  • Организации консорциумов научных учреждений и библиотек для получения коллективного доступа к оцифрованным версиями научной периодики (у ряда российских научных и вузовских библиотек такой опыт имеется);

  • Организации пулов и консорциумов близких по профилю научной деятельности академических институтов для выстраивания полных линеек оборудования – частично путем «собирания» того, что было в последние годы получено по различным грантам отдельными институтами, лабораториями и исследователями11 для создания опорных научно-технологических парков на базе ведущих учреждений РАН в различных областях науки, частично путем дополнительной закупки или организации производства необходимых компонентов для лабораторной базы, в том числе – путем содействия созданию научно-внедренческих фирм.




1 Настоящий доклад написан по материалам итогового отчета по гранту МОНФ 10/04-01 исследовательского коллектива в составе: Гохберг Л.М. (ИСИЭЗ ГУ - ВШЭ), Иларионова Т.С. (РАГС), Шувалова О.Р., Соколов А.В., Городникова Н.В., Ковалева Н.В. (все – ИСИЭЗ ГУ – ВШЭ), Обыдённова Т.Б. (РНИСиНП).

2 См., напр.: Ломовицкая В.М., Петрова Т.А. Научная школа как механизм саморегуляции интеллектуальной элиты // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. Вып. IX. Под ред. С.А.Кугеля. – Санкт-Петербург: изд-во СПбГТУ, 1995.- С. 85.

3 Cм., напр.: Наука России в цифрах: 2002. Стат. сборник. – М.: ЦИСН, 2003.

4 Оценка: ЦИСН (2002), ИСИЭЗ ГУ ВШЭ (2004). Cм., напр.: Наука России в цифрах: 2002. Стат. сборник. – М.: ЦИСН, 2003.

5 Мирская Е. Российские академические ученые в зеркале социологии науки // Отечественные записки, 2002, № 7, с. 354. К сожалению, приводя указанную типологию, автор не дает перечня количественно наблюдаемых признаков, которые позволили бы производить отнесение конкретных респондентов к каждой из указанных категорий.

6 Механизм отбора также предполагал утверждение кандидата партийными органами данного учреждения и более высоких уровней, поэтому в числе критериев были также участие в деятельности коммунистической партии (и, соответственно, лояльное к ней отношение) и высокие моральные качества.

7 Егерев С. Болевые точки науки. М, 1998, с. 43-44.

8 По данным масштабного обследования ЦИСН в 1996 г. из общего числа выехавших на работу за рубеж 39% работали по персональным приглашениям, еще 18% - по индивидуальным контрактам, тогда как доля выехавших в рамках обмена между научными учреждениями составляла всего 10%. Данные 2001 г. по работающим в сфере информационных технологий – еще более красноречивы: почти все контакты основываются на приглашениях со стороны зарубежных партнеров (55,0 %) или на самостоятельно полученных контрактах (39,4%) (см.: Гохберг Л.М. Цит. соч.,- С.350, 351).

9 По данным того же обследования ЦИСН в 1996 г. за рубежом работали около 4,1 тыс. российских исследователей (2,6% их общей численности), однако состав выехавших отличался значительно более высоким квалификационным уровнем, чем это имеет место в среднем по России: 20% - доктора наук, 50% - кандидаты наук (см. Гохберг Л.М. Цит. соч., с.350). См. также табл. 3 ниже.

10 См. Егерев С. Диалоги с диаспорой // Отечественные записки, 2002, № 7, с. 285.

11 В настоящее время в России практически не работает закрепленный в подавляющем большинстве грантовых соглашений пункт о том, что оборудование, получаемое отдельными проектными коллективами или отдельными исследователями, должно быть доступно всему научному учреждению, в рамках которого они работают. Здесь существует большое поле для деятельности как юридического управления, так и хозяйственных служб РАН.





Скачать 257,01 Kb.
оставить комментарий
Дата28.09.2011
Размер257,01 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх