«Самый необыкновенный язык наш есть еще тайна…» icon

«Самый необыкновенный язык наш есть еще тайна…»


1 чел. помогло.
Смотрите также:
И. С. Тургенев Русский язык, язык на котором мы говорим, самый прекрасный...
Книга 2 « Есть еще оке­ан» "наш современник" Москва 2001 ббк 63. 3(2)-3(2Рос-Рус)...
Книга 2 « Есть еще оке­ан» "наш современник" Москва 2001 ббк 63. 3(2)-3(2Рос-Рус)...
Сочинение ученицы 9 класса Александровой Татьяны "И ещё один дар дала нам наша Россия: это наш...
Давным-давно в старинном городе жил Мастер, окружённый учениками...
Книга взята с сайта...
Сочинение ученицы 11 класса Коломийцевой Татьяны "И ещё один дар дала нам наша Россия: это наш...
Язык как феномен национальной культуры народа являлся постоянным объектом внимания и...
" сохраните ваш актив №1 Советы Богатого Папы как превратить Ваши идеи в актив"...
Нравственное состояние по своей природе есть результат усилия и напряжения человека...
К. Г. Паустовский писал: «Наш язык наш меч, наш свет, наша любовь, наша гордость»...
В. И. Ленин Из доклада на II всероссийском съезде политпросветов...



Загрузка...
скачать
КРАСНОАРМЕЙСКИЙ ОТДЕЛ ОБРАЗОВАНИЯ

ПРИХОД В ЧЕСТЬ АРХАНГЕЛА МИХАИЛА


Районные Кирилло-Мефодиевские чтения


Реферат:

«Самый необыкновенный язык наш есть еще тайна…»


Реферат подготовила:

учащаяся 10 класса

МОУ Чапаевской СОШ

Майорова Анна


Научный руководитель:

учитель русского языка

и литературы

высшей категории

Рузова Юлия Викторовна

2011 г.


Содержание

  1. Вступление……………………………………………………………………..…..3

  2. Глава 2 «Тайны слов»………………………………………………………..……4

  3. Глава 3 «Иконичность и личность»…………………………………………...….6

  4. Глава 3 «Может ли слово быть без корней?»………………………………..…..7

  5. Глава 4 «Философия имени»……………………………………………………...8

  6. Глава 5« Оторванность от корней своих или современное состояние русского

языка»…………………………………………………………………………….10

  1. Глава 6 « То, что вызывает недоумение»………………………………………12

  2. Глава 7 «Мы в ответе за каждое слово!»……………………………………….14

  3. Глава 8 « Каков язык – таков и народ!»………………………………………..15

  4. Глава 9 « Лики Родины»………………………………………………………...18

  5. Глава 10 « Страна иных»………………………………………………………..20

  6. Глава 11 « Великий русский народ»…………………………………………...22

  7. Глава 12 « Дорога к Храму»……………………………………………………24

  8. Глава 13 « Тайные значения слов»……………………………………………..26

  9. Глава 14 « Духовная глухота»………………………………………………… 28

  10. Заключение……………………………………………………………………....29

  11. Список литературы……………………………………………………………..30



Вступление

Драгоценным даром для нас стал наш родной русский язык. Это самое ценное, что досталось нам от наших предков. Русский народ на протяжении тысячелетий создал великое богатство – великую культуру слова, художественного образа, возвышающей гармонии и музыки. Но порой мы не задумываемся об этом драгоценном даре, искажая слова, наполняя нашу речь иностранными словами и сленговыми выражениями. Современное состояние русского языка оставляет желать лучшего. Процессы, которые происходят сейчас в русском языке лингвисты называют « третьей варваризацией». Первая была в Петровскую эпоху, вторая – после революции 1917 г. Происходит стремительная жаргонизация русской литературной речи, жаргонизмы все расширяют свое присутствие в языковом пространстве. Что делать, чтобы сохранить нашу русскую речь чистой и правильной для наших потомков? В этом я вижу актуальность своей работы. Наша будничная речь привычна для нас как дыхание, но в тоже время она либо исполнена Божественным отсветом, либо искалечена лукавой лексикой. Апостол Иаков связывал нашу речь с духовной жизнью, со спасением: «кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело». (Иак.3,2) Но язык- это и великая заповедь творчества: человек получил от Господа возможность творить посредством своего слова. Это и бесценное сокровище, которое мы часто бездумно расточаем.

Цель моей работы обратиться к духовным истокам, раскрывая тайны русского слова. Для достижения цели я поставила следующие задачи:

  1. собрать материал по данной теме и проанализировать;

  2. изучить историческое значение некоторых привычных для нас слов;

  3. проанализировать состояние современного русского языка;

  4. проследить связь русского языка с духовно-нравственными качествами человека;

  5. проанализировать влияние этой связи на развитие личности человека.






Тайны слов

Начнем со слова человек: что оно значит в русском языке?

А.С. Шиш­ков возводит его этимологию непосредственно к понятию «слово»: слово - словек - цловек ~ чловек - человек. И дело не только в том, что таким обра­зом подчеркивается главное отличие людей, как существ словесных, мыслящих словами, от всего живого, сотворен­ного Богом, но и в том, что Слово - это прежде всего имя Са­мого Бога! На какую же неизмеримую высоту поднимает нас эта мысль, какое высокое достоинство придано всем нам. Вспомним Евангелие от Иоанна: «В начале было Сло­во, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». (Ин. 1, 1-3) Больно слышать, когда Православную веру пытаются (и попытки эти в последнее время становятся все более настойчивыми) представить всего лишь одной из религий. Можно ли с этим согласиться? Ни в коем случае. Ведь Господь Бог наш Иисус Христос, в Которого мы веруем, личностен. Именно в этом заключается коренное отличие нашей веры от иных религий. Гос­подь был явлен нам, воплотившись, жил среди нас, учил и исцелял нас, радовался и горевал вместе с нами, принял за нас крестные страдания. И разве не этим сокровенным делится с нами святой апостол Иоанн: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни,- ибо жизнь явилась и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, - о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение- с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом». (1 Ин. 1, 1-3) И далее: «Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его».(Ин. 21, 24)

Давно известно, что восприятие какого-либо предмета или явления во многом зависит от того, с каких позиций мы их воспринимаем. Меняется ракурс - и тогда слова, привычные слуху и не сулящие, казалось бы, ничего нового, приобретают совершенно иной смысл. Блистают - как дивной красоты алмаз - многоцветием граней. И тогда по-новому осознаешь, кажется, давно известное: что в том же слове образование содержится очень важная для всех нас- и тех, кто учит, кто учится- информация. Ведь корень этого слова- образ, то есть икона.

Сам язык наш многомудрый подсказывает нам, что самое главное для «образователей» всех ступеней вовсе не передача суммы неких знаний. Это подразумевает­ся само собой. Куда важнее, оказывается, восстановление в человеке образа Божия. Да-да, извечное христианское стремление вернуть человеку, созданному по образу и подо­бию Божию, иконичность, некогда им трагично утрачен­ную. Нам, «Иванам, не помнящим своего высочайшего род­ства», русский язык настойчиво напоминает о нем, зовет прежде к постижению - еще до законов физики и химичес­ких формул, до математических уравнений и правил грам­матики - именно этого совершенства. А потому и безобра­зие - есть именно потеря образа Божия.[1] И как же понятна становится наша любовь к иконам, трепетное к ним отноше­ние, ведь образ всегда стремится к первообразу.

Такой же подход нужен и к слову наказание. В процессе образования и воспитания никак не обойтись без наказания, однако понимать его нужно не как истязание, а как дачу на­каза, то бишь наставления. Словом, наказание есть не что иное, как важная органичная составляющая этого процесса.


^ Иконичность и личность

Тут же возникает вопрос: человек есть икона?! А как же убийцы, террористы, воры, вся­кого рода проходимцы, которым несть числа. Парадоксаль­ность (но только внешняя!) заключается именно в том, что и они, так страшно распорядившиеся данной им божествен­ной свободой воли, - тоже созданы по образу и подобию, то­же иконы, только порой поврежденные до неузнаваемости.

Восстановить утраченную иконичность под силу ее Со­здателю, Которому, в отличие от людей, все возможно. Так это происходило в истории христианства со многими святыми. Так случилось и с Савлом, который непостижи­мым для нас Промыслом Божиим из неистового гонителя христиан превратился в святого первоверховного апостола Павла. Так случилось в одночасье на Голгофе с благоразум­ным разбойником, который принес искреннее покаяние и первый последовал вослед за воскресшим Спасителем в рай.[1]

Думаю, с понятием иконичности тесно связано понятие личности. Вспомним, сколько копий было сломано, сколь­ко слов потрачено педагогами и философами, писателями и политиками, всевозможными специалистами в области об­разования и воспитания по поводу формирования гармони­чески развитой личности, как непримиримы порой их по­зиции в определении самого главного - критериев этой самой личности. И это изрядно поднадоевшее: а Наполеон личность? А Чингисхан? А Сталин?

Нельзя не обратить внимания на то, что «номинантами» на роль личностей, как правило, выступают люди, пролив­шие моря крови. И разве это не красноречивое свидетельст­во нашей ущербности? Ведь обретение личности - это, прежде всего прочего, уподобление Тому, Кто есть носитель Лика. И именно по этому пути шли все наши святые, иного просто нет.

Что же касается пресловутых критериев, то о них убеди­тельно свидетельствует Евангелие: это слова и поступки са­мого Христа. Личность - это Тот, Кто, будучи Господом, сми­ренно умывает пыльные ноги своим ученикам, простым галилейским рыбарям. Личность - это Тот, Кто с необозри­мой высоты Голгофского Креста, истекая кровью, зверски избитый и оплеванный, оклеветанный и осмеянный, распятый, одного взмаха ресниц Которого было бы достаточно, чтобы смести всю эту толпу, все это воинство, весь этот неблагодарный, погрязший в мерзостях мир, - просит Отца твоего Небесного: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают».(Лк.23,34)


^ Может ли слово быть без корней?

Вы никогда не задумывались о том, почему нам так больно, именно больно, смотреть на избитое, обезобра­женное лицо другого человека? Ответ я нашла совсем недавно, прочитав статью в газете «Благовест». Автор этой статьи Василий Ирзабеков.

«Несколько лет назад, ока­завшись во время паломнической поездки в Никольском женском монастыре города Арзамас, с болью в сердце при­пал к иконе Пресвятой Богородицы, над которой глумились в бесовском опьянении безбожники, изрубив топором изоб­ражение глаз Пречистой. Но свершилось Божье чудо - и над шрамами заново проявились очи Приснодевы, как вечное на­поминание всем нам о том, что святыня поругаема не бывает».[2]

А разве человек - не святыня? Разве допустимо для нас, православных, называть несчастных, обездоленных людей, несущих на себе пусть замутненный, но отпечаток Бога, постыдной аббревиатурой бомж, позабыв, что подоб­ных людей на Руси всегда называли бродягами, бедолагами, горемыками, бездомными, босяками, что - помимо простой человечности самого слова - очень точно отражало их со­стояние.

Все это случилось неспроста. Искажение языка - это одно из позорных свидетельств отпадения русского челове­ка от Бога. Именно тогда человек попросту перестал рассматри­ваться власть предержащими как творение Божие, как Его образ. Только так могло появиться и позорящее человечес­кий образ слово рыло, столь печально укоренившееся среди так называемого «простого народа». Вот и запасаются те­перь молодые люди к праздникам спиртным и снедью в расчете не на человека, а на рыло. Почти по Гоголю![2]


^ Философия имени

Но не только понятий и восприятий коснулись искажения. Искажения коснулись и имен. Случай описанный в статье Василия Ирзабекова вызвал у меня и моих одноклассников приступ гомерического хохота, вы только представьте себе : отец семейства в одной из южных республик бывшего СССР очень ждал рождение сына, в семье уже были три дочери. Дождавшись, наконец, рождения вожделенного сына, он назвал его - Нэрд. Оказа­лось, такого имени нет ни у одного народа, так что в ЗАГСе поначалу отказались записывать малыша. Не мудрено. Ведь это была аббревиатура, придуманная отцом, которая расши­фровывалась как научный эксперимент Рагима Джавадова. Но отца не остановило то, что такого имени нигде нет. Проявив настойчивость, отец на целых шестнадцать лет (пока у парня не появилась законная воз­можность самостоятельно взять нормальное благозвучное имя), испоганил жизнь своего единственного наследника , собственноручно сделав его объектом многочисленных насмешек и издевок сверстников.[2]

А чего стоят эти аббревиатуры, используемые в советское время вместо имён: Даздрапермы (да здравствует первое мая), Вилены (Владимир Ильич Ленин), Марлены (Маркс и Ленин), Урюрвкосы (ура, Юра в космосе).

Даже ребёнок знает, что « как вы судно назовёте, так оно и поплывёт». Так почему же родители не думали тогда и , порой, не думают сейчас, когда нарекают своё чадо новомодным именем, что тем самым они лишают своего ребёнка дорогого святого имени?!

Вспомним, как завораживает нас родословие Иисуса Христа с первых же строк Евангелия от Матфея. Вспомним, как начинаются молитвы наши: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!»

И это неудивительно, ведь имя - мистический образ личности! Более того, наше отчество связывает нас с нашим отцом, а фамилия- с целым родом не просто звуковым и графическим образом.

«А то, что имя есть жизнь, что только в слове мы общаемся с людьми и природой, что только в имени обоснована вся глубочайшая природа социальности во всех бесконечных формах ее проявления, это все отвергать- значит впадать не только в антисоциальное одиночество, но и вообще в античеловеческое, в антиразумное одиночество, в сумасшествие. Человек, для которого нет имени, для которого имя только простой звук, а не сами предметы в их смысловой явленности, этот человек глух и нем, и живет он в глухонемой действительности. Если слово не действительно и имя не реально, не есть фактор самой действительности, наконец, не есть сама социальная действительность, тогда существует только тьма и безумие и копошатся в этой тьме только такие же темные и безумные, глухонемые чудовища. Однако мир не таков», - писал А. Ф. Лосев в книге «Философия имени»[3]


^ Оторванность от корней своих или современное состояние русского языка

Бескорневой язык – это беда. Лишая наш язык родных корней, мы тем самым грубо обрываем нити, связующие нас с Богом, ибо многие факты русского языка свидетельствуют о том, что он есть для нас не просто лингвистическая система, а живая жизнь, освещенная Божественным светом. В нашем языке удивительным образом запечатлена высокая миссия русской нации.[6]

Рассуждая о нынешней ситуации, приходится с прискор­бием констатировать, что интенсивность заимствования чу­жеродной лексики достигла угрожающих темпов. Отдельно­го разговора заслуживает агрессивное вторжение в нашу речь компьютерной лексики. «Дрожь пробирает, когда слышишь из уст молодого человека о том, что ему надо апгрейдитъ машину или дачу».[1]

Поясню, этот компьютерный тер­мин означает усовершенствование.

Кажется, что он, подобно десяткам иных схожих терминов, не заключает в себе никакой угрозы для языка, поскольку касается лишь «железного друга».

Случилось по-другому - и сленг все больше заполоняет русский язык.

В том же Интернете молодые люди отныне не общаются друг с другом, а чатятся или эсэмэсятся. Человек, ведущий себя, как при­нято ныне выражаться, неадекватно, именуется крезанутым, от английского сrаzу, означающего безумие. Словом, абсолютно чуждый русскому уху сленг, в котором русские корни отсутствуют напрочь, перекочевал в повседневную речь молодежи, нагло потеснив слова родного языка. Дошло до того, что иные печатные издания даже публикуют время от времени некие толковники с русского на русский, дабы помочь родителям этой самой молодежи в элементарном по­нимании своих чад.

Быть может, впервые за тысячелетия существования русской нации возникло реальное разделе­ние отцов и детей, но уже не по идейным или нравственным критериям, как об этом рассказал нам И. С. Тургенев, а по причине банального неразу­мения самой речи. Нас почти приучили к тому, что мы не народ, не нация, а электорат, к которому политики в глубине души чаще всего не испытывают и тени респекта .[6]

К слову, в среде политтехнологов принято именовать пресловутый электорат еще и одноразовым народом. И это не случайно, ибо пресловутый электорат - это и в самом деле не народ, а только та его часть, которая голосует на выборах.[6] Причем, как правило, за того, у кого привлекательнее имидж, над созданием которого денно и нощно бьются орды имиджмейкеров. «Не по делам, стало быть, выбирают очередного «слугу народа», а по впечатлению, которое он производит. Причем не сам по себе, а опять же по подсказке специально обученных этому лукавству высоко­оплачиваемых людей, пиарящих что есть мочи такого кандидата с помощью специальных политтехнологий, в которых кроются обман и надувательство.» [1]

Агрессивно впихивая в нашу речь легионы иноязычных заимствований, нам, по сути, методично вбивают в подсознание мысль о том, что наш национальный язык не поспевает за стремительной цивилизацией. Но это не так . Слова А.С.Шишкова , сказанные почти два столетия назад, этому страстно противостоят: «Язык наш превосходен, богат, громок, си­лен, глубокомыслен. Надлежит только познать цену ему, вникнуть в состав и силу слов, и тогда удостоверимся, что не его другие языки, но он их просвещать может».


^ То, что вызывает недоумение

Один факт меня просто поразил, оказывается, такие качества, как застенчивость и целомудрие, могут относится не только к человеку, но и к языку, каковым и является язык русский. В нем попросту нет слов, обозначающих близость мужчины и женщины.

Досадно слышать, когда молодые люди сводят всю головокружительную гамму чувств друг к другу к донельзя опостылевшему заокеанскому понятию сексуальности, по­хоже, напрочь позабыв такие хорошие русские слова, как желанный, желанная. Слово это, откровенно говоря, как-то режет слух ставшего привычным, в особен­ности в молодежной среде, выражения «заниматься любо­вью», то оно, мягко говоря, граничит с некоей неполноцен­ностью.[1]

Почему? Подумайте сами, любовь, как известно, чувство. А «за­ниматься» чувствами - ну никак нельзя. Ими можно быть возвышаемыми, охваченными, обуреваемыми, подавленны­ми...[1] Но «заниматься»?! Это равносильно тому, чтобы, к примеру, «заниматься ненавистью». Представьте себе та­кой монолог: «Хочу до обеда позаниматься ненавистью, а после него планирую заняться жалостью. Ну, и перед сном, напоследок, позанимаюсь, так и быть, с полчасика не­доумением -и на бочок!»

К слову, Священное Писание далеко от ханжества. Но как же воистину достойно человека, а значит божественно, названа здесь физическая близость. Только вслушайтесь: познал жену! Искусство, а не «занятие».

Современные пиарщики от рекламы посягают не только на русский язык - они специализируются на иезуитской манипуляции нашим сознанием, ведут войну с высокими понятиями, намеренно принижая, опошляя их, подменяя высокое - низким, великое - ничтожным. Что такое «незем­ное блаженство»? Оказывается, всего лишь удовольствие от съеденной шоколадки!

Очередной ролик предлагает еще одно «блаженство» -«для умножадных», где слово высокое и слово низкое по смыслу насильственно сплетены в уродливого монстра. Заметьте, даже правила русского языка для этой манипуляции нарушили, написав не так, как положено по законам грамматики: «умно-жадных», а создав новое словечко-кентавр: «умножадных». Слова-уроды, слова-кентавры, слова-змеи, испускающие свой убийственный яд в сердцевину языка…[7]

А взять утверждение: «Из­менить любимому кофе то же, что изменить любимому мужчине!», где смертный грех уравновешен с мимолет­ным вкусовым ощущением.

Только ли наше невеже­ство - источник этих чудо­вищных подмен?

Священник Александр Ильяшенко в предисловии к книге «Как защитить вашего ребенка?» приводит данные из издания бывшего сотруд­ника спецслужб Джона Колемана «Комитет 300». В нем говорится о том, что Тавис-токский институт человечес­ких отношений, входивший и состав Суссекского универ­ситета, и Калифорнийский научно-исследовательский Стэнфордский институт «создали специальные слова», предназначенные, в частнос­ти, «для массового управле­ния новой целевой группой, то есть американской мо­лодежью, сознание которой планировалось изменить против её воли». Делается это в полном соответствии с программой «Изменение образа человека». «Необходимо отметить намеренно вызывающий разделение язык... "Тинейджерам" и в голову не могло прийти, что все "нетрадиционные"ценности, к которым они стремятся, были тщательно разработаны пожилыми учеными в мозговых центрах Англии и Стэнфорда. Они были бы потрясены, обнаружив, что большая часть их "клевых" привычек и выражений была специально создана группой пожилых социологов».[2] Таким образом под разглагольствования о стихийном создании какой-то якобы особой «молодежной» культуры планомерно меняется образ человека. Неужели мы окажемся столь неразборчивыми и слабыми, что проглотим ядовитую наживку?!


^ Мы в ответе за каждое слово!

Разве не слышим мы из пречистых уст Спасителя: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься».(Мф.12,36-37) Именно поэтому первое же испытание, именуемое в Церкви мытарством, которое ожидает нашу с вами душу после смерти,- ответ за сквернословие, за словесную распущенность, за лексическую грязь. Так чем же оправдаемся, подойдя к неотвратимому финалу?! Может, адский пламень- это еще и Великое Торжество Стыда, такого необходимого свойства человеческой души, загнанного сегодня в самый дальний, десятилетиями не метенный угол, когда все существо твое и вправду будет сгорать от вселенского стыда и мучительной невозможности что-либо исправить.[8]

Ведь отвечать-то придется действительно за каждое слово. В том числе и за звучащее чаще многих иных оскорбитель­ное слово «козел», которым не пренебрегают сегодня ни стар ни млад. А знаете ли вы, что оно есть не что иное, как про­клятие, адресованное ближнему?..

Священное Писание повествует нам о беседе Господа На­шего со своими учениками на горе Елеонской, когда при­ступили они к Нему с расспросами о кончине света и Его втором пришествии. Тогда, вслушиваясь в пророчество своего Небесного Учителя, услышали и такие слова: «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и собе­рутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благосло псиные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира... Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его... И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25, 31-46)

К слову, Страшным этот Суд является именно по той причине, что судить нас будут по нашим страстям. Вот получается, что, бросив в чей-то адрес незамысловатое, на первый взгляд, обидное словечко, мы, сами того не осознавая ими, творим над ним суд, который нам неподвластен. Вспомним слова, сказанные Иисусом Христом в Нагорной проповеди: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы». (Мф.7, 1-2) Вот и получается, что адресованное ближнему как бы невзначай расхожее грубое словцо на деле оборачивается проклятием, обращенным к самому себе!


^ Каков язык – таков и народ!

Не может не вызвать интереса и научная точка зрения на эту проблему. Так, исследования, проведенные Российской Академией наук, позволяют говорить о том, что ДНК способна воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам. Причем одни тексты оздоравливают гены, а проклятия и матерщина вызывают мутации, ведущие к вырождению человека. Ученые предупреждают, что любое произнесенное слово есть не что иное, к волновая генетическая программа, влияющая не только на нашу жизнь, но и на жизнь наших потомков. Совсем не случайно в церковнославянском языке слова язык и народ суть одно слово: каков язык - таков и народ. Как метко выразился Юрий Воробьевский: «Грешники, для которых родным яв­ляется ругательный псевдоязык, становятся псевдонаро­дом. И именно эта общность первой поклонится псевдо­спасителю»,

Рассуждая о сквернословии, полюбопытствуем о смысле этого слова, для чего в очередной раз заглянем в «Толковый словарь живого великорусского языка» В. Даля: «Скверна -мерзость, гадость, пакость, касть, все гнусное, против­ное, отвратительное, непо­требное, что мерзит плот­ски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мерт­вечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растленье; все богопротивное». [4]

Таким образом, немаловаж­ное наблюдение, что матер­шинники в массе своей не­редко тупы и примитивны, имеет вполне научное объ­яснение.

Будем же помнить о том, что граница языка отдельно взятого человека есть в то же самое время и некая грани­ца его духовного мира. Не­удивительно поэтому, что объем лексики у Пушкина составляет 313 тысяч слов, а у Лермонтова и того больше- 326 тысяч! Cейчас налицо стремительная деградация нашего общества в сторону печально знаменитой героини И.Ильфа и Е. Петрова - Эллочки-Людоедки. [8]

Да, беднеет словарь современной молодёжи!!!

А когда-то российские власти не были безразличны к этой проблеме, к тем, кто обильно изливает словесную жертву сатане. Достаточно вспомнить о том, что за матерную ругань когда-то пороли, сажали в тюрьму, даже отлучали от Церкви. Формально и сегодня действует соответствующая статья Административного кодекса РФ, предусматривающая за сквернословие штраф или арест до 15 суток. Но это все случится, по-моему, совсем не скоро, да и не с нами!

«Много лет назад, будучи еще юношей, впервые соприкоснувшись с людьми искусства, которых принято называть богемой, был неприятно поражен тем, что мат и сквернословие, буквально мужицкая брань, считаются в этой среде, как это ни покажется парадоксальным, атрибутом некоей элитарности. Уточню: речь идет именно о тех представителях этого «сословия», кто не просто далек от какой-либо церковности, но и декларирует это как своеобразную избранность. Причем печальная эта традиция возникла не сегодня и не вчера. Понимая, что ничто не возникает на пустом месте, пытаясь отыскать корни этого прискорбного явления, автор этих строк сделал любопытное открытие и спешит поделиться им с дорогим читателем»,- вспоминает Василий Ирзабеков.[1]

Послушайте, как описывает М. Горький, человек вышедший из среды простых людей и немало потрудившийся над собственным интеллектуальным и культурным уровнем, свою первую встречу со Львом Толстым, перед которым благоговел, как и весьма значительная часть тогдашнего российского просвещенного общества.

В очерке «Лев Толстой», посвященном писателю, читаем: « С обычной точки зрения речь его была цепью "неприличных" слов. Я был смущен этим и даже обижен; мне показалось, что он не считает меня способным понять другой язык». И там же: «О буддизме и Христе он говорит всегда сентиментально; о Христе особенно плохо - ни энтузиазма, ни пафоса нет в словах его и не единой искры сердечного ',. Думаю, что он считает Христа наивным, достойным сожаления, и хотя - иногда - любуется им, но - едва ли любит. И как будто опасается: приди Христос в русскую деревню - его девки засмеют». Только вдумайтесь, это кощунство о стране, основная часть населения которой испокон века называла себя крестьянами, то есть христианами, крещеными людьми.

Вспомним и толстовскую редакцию народных сказок. Откуда эта бедность красок, этот нарочитый примитивизм в изображении простых русских людей, этот убогий язык и детей, и взрослых? Так никогда не говорили, слава Богу, не говорят и, очень надеюсь, никогда не будут говорить в России. Навязчивое ощущение выхолощенности самого языка, словно лишенного самого главного - любви. И снова Горький: «Он часто казался мне человеком непоколебимо- в глубине души своей - равнодушным к людям, он есть настолько выше, мощнее их, что все они кажутся ему подобными мошкам, а суета их - смешной и жалкой. Слишком да­го ушел от них в некую пустыню и там, с величайшим напряжением всех сил духа своего, одиноко всматривается в "самое главное" - в смерть... Всю жизнь он боялся и ненавидел ее, всю жизнь около его души трепетал "арзамасский ужас", ему ли, Толстому, умирать?»

И в самом деле - страшно, не правда ли? Господи, убереги нас от подобного!

Широкие эти цитаты приведены мною неспроста. Так, в письме к одному из современников замечательный сын своего народа Константин Петрович Победоносцев скорбно констатирует: «Вся интеллигенция поклоняется Толстому». Разве не важно поэтому понять – кому же все -таки поклонялся тот, кто и поныне остается кумиром многих отечест­венных интеллигентов, «зер­калом русской революции» - по меткому, как ни крути, выражению Ленина. Доба­вим: не просто зеркалом, а предтечей величайшей рус­ской трагедии.

После беседы с архиепис­копом Тульским Парфением, незадолго до своей кон­чины Л. Толстой записал: «...возвратиться к Церкви, причаститься перед смер­тью я так же не могу, как не могу перед смертью говорить похабные слова или смотретъ похабные картинки, и потому все, что будут говорить о моем предсмертном покаянии и причащении, - ложь…»

И это человек, начавший свой неповторимый путь в великой русской литературе с гениальных «Казаков» и « Севастопольских рассказов», с «Кавказского пленника», с пронзительного рассказа «Лев и собачка». Воистину: по слову Святых Отцов, блажен не тот, кто праведно начинал, а тот, кто праведно завершил дело.

В этой связи совсем не случайным, а абсолютно закономерным явлением представляется то, что речь самого лидера октябрьского переворота так изобиловала ругательными словами. Его переписка так и пестрит оскорбительными словами: негодяй, сволочь, архитупица, архимерзавец, идиот… Причем чаще всего брань адресована товарищам по партии и соратникам. Как тут не вспомнить наставление Святых Отцов о том, что когда мы осуждаем ближнего своего, то глядимся в зеркало.[1]


^ Лики Родины

Прискорбно, но целые народы, считающие себя цивилизованными, да что там народы - континенты, продолжают жить так, словно и не было никогда Иисуса Христа. И, что совершенно непостижимо для сознания православного человека, - живут без святых, без такого привычного для простой деревенской русской бабушки и непонятного иному продвинутому европейцу молитвенного общения. Вообразите: обращаясь мысленным взором к Небесам, мы молим о тех, кто покоится в святой земле, лучшие из которых, спасшиеся, снискавшие венцы, прославленные Богом, молят о нас, пока еще живущих на этой святой земле. Мы живем по вертикали!

Но мы, православные, все равно богаче – ведь у каждого из нас есть еще и крестная мать. Та, что призвана печься о нас не менее, а то и более собственной нашей матери, и прежде всего - о нашем духовном возрастании, спасении. Сколько русских людей могли бы поведать удивительные истории о том, как неустанными стараниями, горячей молитвой своей крестной матери ко Христу, Богородице, святым угодникам Божиим были отмолены и спасены.

И еще есть у нас Матерь-Церковь, где рождаемся для вечной жизни в Таинстве Святого Крещения и в лоне которой благословенно пребываем до скончания дней наших, Церковь, которая нас, окаянных, все более сознающих свое несовершенство и недостоинство, сподобляет тем не менее причащения Святых Христовых Таин, освящает все пути наши, молится о здравии нашем, венчает наш брак, очищает наши жилища, поставляет нам духовных пастырей, а когда настает срок, благословляет сам уход наш, продолжая без устали молиться об упокоении наших душ.[9]

А еще есть у нас Матерь Небесная, Пресвятая Богородица - Та, что Присноблаженная и Пренепорочная, Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим, Всецарица, Матерь Света, Невеста Неневестная, Предивная Лествица, связавшая Небо и землю, наша Небесная Заступница, к Которой взываем в своих бедах и скорбях: «…яко не имам иныя помощи разве Тебе, ни иныя предстательницы, ни благия утешительницы, токмо Тебе...»

Можно ли не памятовать о том, что мы являемся обладателями единственной веры, где Бог - только вдуматься! - есть наш Небесный Отец. И это не просто метафора, вот и святой апостол Павел свидетельствует: «Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!" Посему ты уже не раб, но сын; а если сын то и наследник Божий через Иисуса Христа» (Гал. 4, 4-8).

Но разве не бывает среди людей так, что отец и сын перестают быть близкими людьми, не дружат меж собой? Увы, часто. Нас же, устами святого апостола Иоанна, называет Своими друзьями Сам Бог. Только послушайте: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15, 14-16). Разве такое может даже присниться? Всем нам есть за что неизбывно благодарить Христа!


^ Страна иных

Преподобный Сергий Радонежский - игумен Земли Русской. Как часто приходится слышать эту фразу, и не только слышать, но и самому повторять, любуясь ее звучной красотой, но едва ли задумываясь над ее подлинным смыслом. Так во всяком случае было с автором этих строк. Но случилось, что, услышанная в очередной раз, она поставила его в тупик. И в самом деле, это что же получается, Россия- монастырь?! И как прикажете это понимать? Ведь монастырь- обитель монахов. А слово это происходит от греческого (монос), что значит один.[4]

Гораздо больше, как мне кажется , русской душе говорит другое слово, означающее

этот вид подвижничества, - инок. Встречаясь с монахами, русский человек не мог не заметить, что при всей своей схожести с ним эти люди все же иные. И дело тут вовсе не в разнице во внешнем виде и даже не в отсутствии привычного для обычных людей уклада жизни и семьи. Разве мало в жизни разного рода отшельников, бобылей да холостяков. Нет, разительное отличие иноков виделось в иных, непонятных обывателю ценностях, о которых он едва ли мог догадываться. Словно они обитают рядом, но в то же время в параллельном, ином мире, где царят иные законы, где дорожат иными ценностями, где кажется иным сам воздух за высокими стенами обители.

Вот и Россия испокон века чает жить по-иному. И оттого-то мир ее часто не понимает и не принимает, да и понять может, а потому и не оставляет в покое. Мне кажется, страна наша напоминает ребенка, который в тихом одиночестве играет в своем уголке в свои игрушки, а чужие взрослые все лезут и лезут к нему, поучая жить по своим правилам. Дитя же устало и беззлобно твердит: да не лезьте вы ко мне, оставьте меня в покое, я ведь вас не трогаю. Вам ведь все равно непонятны и неинтересны мои игры и забавы, так оставьте меня. Нет, похоже, не оставят.

Долго размышлял, писать об этом или нет, и все же решился. Читая лермонтовские строки: «Прощай, немытая Россия...» - невозможно, как мне кажется, не расстраиваться. За что он так?! Да, известно, что у нас не Люксембург, что никогда не мыли мы свои тротуары и вряд ли когда-нибудь будем их драить, что пути-дороги наши по-прежнему извилисты и ухабисты... Конечно, почему бы и не драить свои тротуары в то время, когда тебя и твою страну из века в век другая страна защищает от азиатского варварства. И все же, как он, русский, да еще Лермонтов, - посмел такое написать?! «Немытая» - это о Святой-то Руси! Но ведь «Люблю Отчизну я, но странною любовью...» - написано этой же гениальной рукой. Как такое возможно?

Я долго не могла найти этому ответа, пока случайно не услышала одну историю времен Великой Отечественной войны. В Ставрополье во время немецкой оккупации, как-то, что в одном из сел красивые девушки, да и вообще привлекательные женщины, дабы отвязаться от наглых притязаний ненавистных фрицев, сознательно уродовали себя, нацепляя на стройные тела грязные, рваные одежды, обстригая пышные косы и вымазывая сажей румяные лица.

Вот и хочется сказать всем тем, кто и поныне без устали поносит нас за неказистость нашу: мы в оккупации и живем, да еще в такой невиданной доселе духовной оккупации, которая как по масштабам своим, так и по подлой жестокости немцу, ни Бонапарту, ни Батыю и не снилась. Для кого наряжаться-то?! А вот придет День - только бы ей, родимой, дожить, дотянуть - и тогда предстанет Русь во всей своей ослепительной белизне, невиданной миру красе пред Тем, Кого так долго и терпеливо ожидала, Кому так усердно со слезами молилась, для Кого хранила и умножала, и сберегла-таки, самую большую драгоценность, самую свою заветную святыню - великую русскую душу.

Да, у Святой Руси - воистину иное предназначение. По­слушайте, как сказано об этом у Максима Яковлева в его своеобразном писательском дневнике «Строки из жизни»:

«Разве не радость принадлежать к народу, которому отвел Господь такое великое пространство - чуть ли не вполовину земной окружности. А ведь и не зря отвел, как мне догадывается: должна же быть на Земле хоть одна страна, где бы начало дня на востоке начиналось с возгласа: "Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа"... и так, по мере движения солнца на запад - одна за другой - шла как бы единая, нескончаемая Божественная Литургия! И едва затихает у нас на западном берегу, как тут же вспыхивает на восточном... В мире нет такой страны больше, только одна Россия».


^ Великий русский народ

Русский, язык попросту не может полноценно жить и развиваться в пространстве, ли­шенном света Православия, вне церковной ограды.[8] И если волею истории, которую люди церковные привычно назы­вают Промыслом Божиим, язык, как и его носители, все же оказывается в этой неестественной для него оторванности от Церкви и веры, как же стремительно он чахнет, словно под­солнух, лишенный радости лицезреть дорогое ему солнце. А потому всегда, когда бы ни зашла речь о русском языке, неизменно встает во весь свой исполин­ский рост Православная вера, без которой ничего толком не понять ни в языке русском, ни в русском национальном ха­рактере. Так же как и рассуждения о русскости абсолютно беспочвенны и абстрактны, если игнорируется русское сло­во. В необычайно сложном и противоречивом процессе фор­мирования нации русский язык и Православная вера в ко­нечном итоге явились той созидающей силой, которая сотворила русского человека, его душу, феномен русскости как таковой. Как же хорошо сказал об этом Иван Бунин: «Россия и русское слово есть нечто нераздельное».[1]

Так что же это значит - быть русским? И что значит быть русским сегодня? Безусловно, необходимо всем миром преодолевать пагубную привычку по каждому мало-мальски значительному поводу как радостного, так и печального свойства прибегать к спиртному. Будем помнить поучение Владимира Мономаха: «Лжи остерегайся и пьянства, от этого ведь душа погибает и тело».

Пугающая статистика о том, что население России ежегодно уменьшается на один миллион человек, лукавит на самом деле в одном: на это страшное число становит меньше именно русских. Поразмыслим, слово великий означает еще и большой числом. А значит, устойчивое словосочетание великий русский народ, помимо величия духовного, исторического, культурного, включает в себя еще и весьма немаловажную - демографическую - составляющую.

Таким образом, создание крепкой семьи и достойное воспитание собственных детей - это первейший гражданский долг. Что делать тем, которые по тем или иным причинам не могут родить собственных детей? Наверное, вспомнить о том, что сегодня у нас в стране более семисот тысяч сирот: почему бы не поделиться с одним из них частицей своей любви, тепла, уюта?!

А еще надо любить свою армию. Да-да, именно такую, какая она есть сегодня: униженную материально, опозоренную прессой и алчными офицерами, зараженную дедовщиной, высмеянную в анекдотах. Какая есть! Какие мы сами – такая и армия. Поверьте, глянцевых армий не существует вообще. А эта - наша. И случись что - именно она будет защищать нас с вами, наших матерей, жен, отцов, дедов, наших детей. А также нашу землю, наши храмы, наши святыни, наши дома и наши могилы.

По мнению доктора филологических наук профессора Т.Д. Мироновой слово Русь значит белый, светлый. Отсюда, по ее мнению, и слово русый. Иное мнение высказывает ее коллега Салтыков из Свято-Тихоновского богословского университета. Заключается оно в том, что тысячелетие назад слово Русь значило вооруженный человек. В том и в другом случае наличествуют великие, сокрытые от иноземного уха, потаенные смыслы. Русь - во все времена - есть светлый, лучезарный воин Христов, сражающийся против миродержца, князя тьмы.


^ Дорога к Храму

Еще важно проторить свою, личную дорожку в православный храм, дабы найти неложные ответы на вопросы, с которых началась эта глава. Конечно, и в храмах не всё совершенно, но поверьте в истинность этих слов: лучшие из русских священников знают то сокровенное, чего не знает больше никто на всем белом свете.

В этих святых стенах не принято мудрствовать о национальной идее по той простой причине, что здесь она обретется вот уже второе тысячелетие. Не случайно для каждого церковного человека так святы эти понятия: вера, Родина, семья. А о какой еще иной национальной идее может идти речь?! И разве не в этой святой лечебнице – пусть непросто, пусть не сразу - преодолеваются соборно болезни и скорби нашего времени?

Поразмыслим, разве может молодой человек вырасти в беспамятстве о своих корнях, о своих предках, если сызмальства привычно пишет под диктовку родителей записки о церковной молитве за живых и почивших в Бозе сродников.[1] И не будет он поганить душу никакой рок-какофонией, потому как с малых лет получил в церкви самое что ни есть правильное музыкальное образование, каковые суть: церковное, классическое и народное.

В этих благословенных стенах нет и быть не может сиротства. Бывает так, что у ребёнка нет отца, но есть батюшка! Редко кто из нынешних отцов превзойдет в истинности чувств к своему чаду заботливого священника, разрешающего пред Самим Иисусом Христом наши бесчисленные прегрешения.. Сотворенная многими усилиями и молитвенным подвигом неустанного батюшки хорошая церковная община разве не земной прообраз небесного братства людей, истинной семьи? Какой замечательный повод задуматься об удивительных традициях русской святости, где все - не случайно, все - Промысл Божий. Не промыслительно ли, что в самом начале XX века, принесшего России величайшие беды и скорби, был явлен пронзительной чистоты пример подлинно русской христианской семьи - святых Царственных страстотерпцев и мучеников. А ведь именно с нападок на традиционную русскую семью начала свое правление безбожная власть, направив на ее разрушение свои усилия. Да и нынешние многочисленные разрушители России привычно метят ядовитые стрелы в самое святое, самое сокровенное: в Православную Церковь и русскую семью.[7]

А ведь сколько раз им казалось, что вот еще немного - и все, падет Православная Россия. Помнится, как в советское время лидер государства грозился вскорости показать по телевизору последнего попа. Но нет, храмы позакрывали. Ну что ж, воля ваша. А разве - Христа нет?! И тогда Промыслом Божиим, в назидание многим, храмом становится - человек. Кто же избирается Им для этой немыслимой миссии, да еще и в лихое время? Человек могучего здоровья, обладающий к тому же богословским образованием вкупе с энциклопедической начитанностью? Нет, все происходит совсем не так: этим человеком оказывается небольшого росточка женщина, незрячая от рождения, лишенная к тому же в ранней юности способности самостоятельно передвигаться. Без аттестатов и дипломов - но наделенная от Бога такой жертвенной любовью к людям, к ближним, ко всем нам! Да-да, Матронушка наша дорогая, святая молитвенница и скоропослушница, заступница наша пред Спасителем и Его Пречистой Матерью за всех, прибегающих к ее защите и предстательству, блаженная Московская старица! Как же дивно сбылись на ней, родимой, вещие слова Апостола, услышанные им от Самого Господа: «...ибо сила Моя совершается в немощи».(2 Кор.12, 9)

Быть русскими... Это, наверное, еще и поменьше жаловаться: на власти, на погоду, на ближних, да мало ли на что! В том числе и на судьбу, памятуя о том, что судьба значит - Суд Божий, который мы сами для себя по мере своей жизни готовим: словами, мыслями, поступками. И если не хватает еще сил полюбить ближнего своего за то, что он русский, то пусть хватит сил на то, чтобы пожалеть его за то, что он русский.


^ Тайные значения слов

А вот извечного врага рода человеческого - ворога - русское сознание идентифицирует с расхитителем чужого имущества - вором. Я была немало удивлена, прочитав о том, что в монастырях могли простить инока, согрешившего грехом блуда, но никогда - вора. Объяснение на удивление просто и убедительно: блудник в конечном счете наносит урон себе, своей бессмертной душе и телу, которое есть храм этой души; вор же сеет рознь, все начинают подозревать друг друга. В результате возникшего разделения оскудевает любовь. Как в пословице: у кого украли - тому грешней. Воистину: Господь соединяет, а враг разделяет.

Так стали наконец-то в полной мере понятны слова : храброго вояки, поручика Ивана Игнатьича из «Капитанской дочки», который перед лицом неминуемой гибели повторил слова своего благородного командира, бросив в лицо Емельяну Пугачеву: «Ты нам не государь... Ты, дядюшка, вор и самозванец». И вправду, так было во все времена: революции замышляли и осуществляли воры и самозванцы, похищающие у одурманенных ими людей самое драгоценное - Царствие Небесное. Вор - это и есть ворог, тот самый враг, что не дремлет. Никогда!

Закономерно также, что эпиграфом к этой повести автором поставлена русская поговорка: «Береги честь смолоду!» ^ Честь имею, честное слово, честный человек, честной народ, всечестные отцы - как привыкли мы к этим сочетаниям слов, какими естественными, привычными кажутся они нам. «А между тем смыслом, заложенным в них, может по­хвастать далеко не всякий язык. Нет, и в других языках, бе­зусловно, присутствует понятие о чести как о благородных свойствах души и высоком уровне нравственности. Но чаще под честью подразумевается некий набор дворянских, ры­царских, самурайских, джигитских и прочих подобных ка­честв, когда чуть что - хватаешься за пистолет, шпагу, меч или кинжал. Как говорится, чести дворянин не покинет, хоть головушка погибнет. Мы же ведем речь о несколько ином - о чести как понятии духовном»[1].

Одно из поразительных свойств русского языка состоит в том, что порой даже самое незначительное слово, да что там слово - так, словцо, способно при любовном его рассмотре­нии засиять гранями невыразимой красоты, свидетельствуя о Творце. Взять, к примеру, слово пол. Как часто, заполняя разного рода анкеты и доходя до этой обязательной графы, люди шутливо говорят: «Пол, да напишу паркетный!» При этом мы не осознаем, как высок подлинный смысл этого кратенького словца, которое возводит нас к самому Священному Писанию, к истории сотворения человека.

Вслушаемся: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Язык наш запечатлел великую тайну творения, когда человек - это мужчина и женщина как единое целое, как две ипостаси нового чина, что сотворил Господь вслед девяти ангельским чинам и «умалил еси малым чем от Ангел». В отличие от тех же малороссийского, английского, азербайджанского и многих иных языков, где понятия мужчина и человек выражены одним словом, в русском языке слово пол означает половина. Две половины, мужская и женская, по замыслу Божию о человеке становятся единым целым.

Сравните: в английском языке понятие пол человека обозначено несколько иначе - sех. Причем примечательно, что слово это не нуждается в переводе, а также и в комментариях. Недаром кем-то подмечено, что, заглянув в пустую комнату, англоязычный человек произнесет: nobody, что буквально переводится как - нет тела. В то время как русский скажет: «ни души», умудрившись упомянуть бессмертную человеческую душу даже в ситуации, когда речь идет, по сути, о пустоте.

Что же касается слова пол в ином понятном всем смысле, то оно происходит от древнего способа строительства, когда брали бревно, распиливали его пополам и укладывали эти половины рядком плоскими поверхностями вверх.


^ Духовная глухота

Духовная наша глухота началась не сегодня и не вчера. Поразительно, но мы совершенно спокойно произносим фразы типа «избили друг друга», или же «оскорбили друг дру­га». Но если вдуматься: друг избил друга! Друг оскорбил друга! А между тем друг и дру­гой - слова однокорневые! Непонятное, а потому не объяснимое здравым смыслом и формальной логикой оказывается совершенно правильным с евангельской точки зрения: мы все другие, потому как разные, и все други, пото­му как дети Адама и Евы, сотворенных Отцом Небесным.

А слово ясли? Да-да, те самые привычные детские ясли, из которых вышли мы с вами и в которые по сей день наско­ро одетых полусонных малышей отводят ранним утром вечно спешащие по делам родители и неторопливые бабушки. Но детскими ясли не могут быть по определению! По той простой причине, что ясли - это кормушка для скота. И толь­ко одному Младенцу - а случилось это две тысячи лет на­зад - не нашлось место под кровом человеческого жилища. И Его Пречистой Матери ничего не оставалось, как, запеле­нав Новорожденного, уложить Его в мягкую солому, позво­лив домашним животным согревать его своим дыханием.

Поразительно, но почти два тысячелетия спустя в далекой северной стране, где к власти пришли безбожники и немедля принялись разрушать храмы, уничтожать священнослужителей, яростно преследовать верующих людей, в этой самой стране женщины и мужчины, многие из которых, возможно, сами участвовали в разгроме церквей и кощунственных богохульных карнавалах, ежеутренне отводили своих малюток в... детские ясли. Или это русское сердце подсказывало им неслышно, что самое надежное место для их драгоценных чад просто не может называться по-иному, кроме как кормушка для скота, где мирно дремала некогда Величайшая Драгоценность мира.


Заключение

Язык- народ: слово- его душа. Душа человека переливается в строку, слово.

Письмо и душа- два сообщающихся сосуда. Чем полнее душа, тем откровеннее слово.Как важно нам осознать это сейчас, пока еще есть время и возможность хоть что-то исправить. Нам, терпящим одно за другим поражения в стремительно сужающемся геополитическом и духовном пространстве. Нам, стремительно уменьшающимся в своей численности, в том числе и матерям, в ужасающем количестве убивающим собственных нерожденных детей. Нам, задыхающимся от табачного дыма и спиртового перегара, неизменно впадающим в уныние и отчаяние. Часто мы даже не задумываемся о том, когда и какие слова мы говорим, какую информацию они несут, поэтому позволяем себе говорить обидные слова друзьям, близким.

Нам надлежит, наконец, осознать, что русский язык - один из последних форпостов самости народа – по- прежнему свидетельствует о высокой миссии, возложенной на русскую нацию, так чудно запечатленной в нем самом.[1]

Все ли мы помним про нашу ответственность перед Богом за слово? А она велика, о чем предупреждают нас евангельские строки: «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день Суда». Поразительно, но наше слово- станет главным свидетелем о нас на Суде Божием: «От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься». Недаром и представители современной науки, например академик Ф.Я. Шипунов, утверждают, что раз произнесенные или воплощенные в событиях слова «запечатлеваются в любой точке Вселенной навсегда». Я думаю, что если каждый из нас, представители молодого поколения будет задумываться о сохранении родного языка, не смешивать разговорный и литературный язык, то мы сумеем сохранить наш русский язык и донести его потомком в неисковерканном виде, заселенном жаргонизмами нецензурщиной. Россия живет тяжело: в раздорах, чиновничьем произволе, бедности, но она живет и в Вере, и в Надежде, и в жажде созедания. Давайте же созедать ее вместе по знакам великого русского слова.


Список литературы

  1. Ирзабеков Василий (Фазиль) «Тайна русского слова. Заметки нерусского человека» Даниловский благовестник, 2009.

  2. В. Ирзабеков «Размышления о русской речи» . Православная газета «Благовест»

  3. А.Ф. Лосев «Философия имени». Москва 1991г.

  4. В.И. Даль «Толковый словарь живого великорусского русского языка» Москва , издательство «Терра»1999г.

  5. Валерий Ганичев, заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора «Удерживающее начало» из выступлений на XI Всемирном Русском Народном Соборе.

  6. Юрий Лощиц «Русский языковой союз» из выступлений на XI Всемирном Русском Народном Соборе.

  7. Владимир Личутин «Слово о бессловесных» из выступлений на XI Всемирном Русском Народном Соборе.

  8. Из резолюции XI Всемирного Русского Народного Собора «Язык-словесное выражение народа»

  9. www.russisch- feur_kinder.de

  10. www.ruscorpopa.ru

  11. www.slovari.ru

  12. www.gramota.ru

  13. www.gramma.ru




Скачать 415.7 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер415.7 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх