Трансформация общественной правовой культуры в постсоветский период: специфика многонационального региона (на материалах Юга России) icon

Трансформация общественной правовой культуры в постсоветский период: специфика многонационального региона (на материалах Юга России)


Смотрите также:
Трансформация управленческой культуры крупных коммерческих организаций юга россии 22. 00...
Социальный капитал в системе внутрифирменной социальной политики...
Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте...
Исторический опыт законодательной деятельности субъекта российской федерации в постсоветский...
Программа дисциплины «История советской повседневности» для направления» «Культурология»...
Семестр. Курсовая работа...
Учебно-методический комплекс Майкоп 2008 удк 37. 0 Ббк 74. 03...
Итоги viii-го Международного экономического форума «Предпринимательство Юга России: инновации и...
Происхождение и эволюция российского баптизма (на материалах Волго-Вятского региона)...
информационные технологии для здравоохранения Юга России...
Успенский Б. А. Избранные труды. Т семиотика истории. Семиотика культуры...
Трансформация общества и власти в центральной азии: постсоветский опыт (социально-философский...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


Минко Оксана Юрьевна


Трансформация общественной правовой культуры в постсоветский

период: специфика многонационального региона

(на материалах Юга России).


специальность: 24.00.01. – теория и история культуры


АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Ростов-на-Дону

2007

Диссертация выполнена в ГОУ ВПО «Южный федеральный университет»,

в Северо-Кавказском научном центре


Научный руководитель: доктор философских наук


Розин Михаил Дмитриевич


Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Бакулов Виктор Дмитриевич


кандидат философских наук, доцент

Лубский Роман Анатольевич


Ведущая организация: ГОУ ВПО Ростовский филиал

Российской академии правосудия


Защита состоится 22 февраля 2007 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам при ГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, 13, РГУ, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).


Автореферат разослан ___ января 2007 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета М.В. Заковоротная


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Успешность осуществляемых в современной России реформ в значительной степени зависит от скорости процесса модернизации отечественной социокультурной системы, одним из составных элементов которой является и социально-правовая культура русского и других народов российской государственности. Реальная демократизация общественной жизни, построение эффективной рыночной экономики предполагают существенную коррекцию национальной правовой традиции и правового менталитета, требуют ощутимого повышения правовой грамотности населения и формирования более реалистического общественного социально-правового идеала (а в конечном счете, создания у широких социальных слоев российского социума положительного «правочувствия» /термин А.И.Ильина/).

Эта, сама по себе непростая задача, максимально усложняется в условиях полиэтнокультурного и многоконфессионального региона, каковым является Юг России. В постсоветский период именно он оказался наиболее проблемным регионом Российской Федерации. Помимо ряда серьезных межэтнических конфликтов, регион характеризовался максимальными масштабами «деиндустриализации» отдельных административных образований, высочайшим уровнем безработицы (и соответственно формированием обширных зон затяжного социально-экономического кризиса и депрессии), самым значительным уровнем развития теневой экономики. Характерно, что большинство этих проблем в той или иной степени было связано с уровнем развития и специфическими особенностями общественной правовой культуры населения различных административных и социально-территориальных общностей Юга России.

Этнокультурный подъем северокавказских народов сопровождался реставрацией на местах традиционных социально-правовых механизмов и институтов, заполнявших вакуум, возникший в процессе распада и демонтажа советской правовой системы. Сложившийся на национальном Северном Кавказе в 90-е годы ХХ в. симбиоз элементов обычного, конфессионального, российского и советского права, не является устойчивым и в полной мере органичным образованием. Как и наличное состояние социально-правовой культуры республиканского населения, основные элементы которой требуют модернизации в целях приведения их в соответствие с реалиями современного демократического общества.

С другой стороны, области и края Южного округа в постсоветский период демонстрировали максимальные среди субъектов Федерации уровни миграционной активности. Значительный приток населения менял национальную структуру населения местных социумов, актуализировал проблемы трудозанятости, социокультурной и социально-правовой адаптации различных групп мигрантов к новой среде жизнедеятельности. В таком контексте задача взаимной «притирки» и модернизации сопряженных в едином социальном пространстве правовых субкультур, становилась одним из основных условий успешного и динамичного развития каждого из региональных социумов.

Степень разработанности проблемы. Проблеме правовой культуры в советском обществознании была посвящена достаточно обширная литература. Исследование данной темы осуществлялось преимущественно в содержательных рамках правового знания, однако ряд исследователей, в той или иной степени затрагивал и ее методолого-культурологические аспекты. Отметим здесь работы С.С.Алексеева, В.П.Казимирчука, В.И.Каминской, Д.А.Керимова, В.П.Кудрявцева, Е.А.Лукашевой, А.Р.Ратинова, А.П.Семитко.

В последнее десятилетие появился ряд работ анализирующих динамику общественной правовой культуры российского общества в постсоветский период. Выделим диссертационные исследования Крыгиной И.А. и Сорокина В.В., работы Е.А.Певцовой. Интерес для исследователей представляли особенности правовой культуры отдельных социальных прослоек и профессиональных групп населения (работы Л.А.Ершовой, Н.М. Кейзерова, В.П.Сальникова, Н.Я.Соколова, З.Ч.Чикеевой).

Социально-философский ракурс анализа поднятого проблемного комплекса содержится в трудах отечественных мыслителей, посвященных мировоззрению и национальному характеру русского народа, отечественной общественно-политической и социально-правовой культуре (работы Н.А.Бердяева, А.И.Ильина, Н.О.Лосского, С.Л.Франка). Данная тематика затрагивалась и в трудах таких известных российских правоведов конца XIX начала ХХ века, как Б.А.Кистяковский, М.М.Ковалевский, П.И.Новгородцев.

Непосредственное отношение к изучаемой проблеме имеют работы, посвященные анализу мировоззренческих основ, традиционных (базовых) социокультурных и социально-правовых архетипов, определяющих особенности национальной правовой культуры народов Северного Кавказа. В последнее десятилетие на данном научном направлении появилось много интересных работ, принадлежащих Б.Х.Бгажнокову, В.В.Дегоеву, В.М.Каирову, З.Х.Мисрокову, М.В.Савве, А.Ю.Шадже, К.Х.Унежеву, Р.Б.Унарокову, Р.А.Ханаху, А.А.Цуциеву. Анализу современной соционормативной культуры народов Северного Кавказа посвящены работы И.Л.Бабич, В.О.Бобровникова. Множество исследований касается различных аспектов оптимизации межэтнических отношений в регионе. А данная проблема, в свою очередь, связана с определением наиболее приемлемых форм модернизации общественной правовой культуры северокавказских социумов (работы В.А.Авскентьева, В.Ю.Верещагина, Ю.В.Васильева, Г.С.Денисовой, Л.М.Дробижевой, А.Г.Здравосмыслова, В.А.Тишкова, В.В.Черноуса, Л.Л. Хоперской и др.)

Самостоятельным социоэнокультурным феноменом Юга России является казачество, принявшее самое активное участие в становлении, историческом развитии и самоидентификации южнороссийской общности, и представленное в регионе целым рядом крупных анклавов. Особенности социально-правовой культуры казачества, ее историческая эволюция затрагиваются в работах М.П. Астапенко, Е.И.Дулимова, И.И.Золотарева, А.П.Скорика, Р.Тикиджяна.

В работе использовались данные социологических мониторингов, позволяющие высветить некоторые важные особенности современной отечественной правовой культуры (уровень правовой грамотности, характеристики правовой традиции и менталитета и т.п.), зафиксировать отношение россиян к российской судебно-правовой системе (особенности общественной правооценки и национального правового идеала). Специфика социально-правовой культуры населения находит свое отражение и в сфере «социальной патологии» - статистика правонарушений, общее число их различных видов, динамические тенденции, позволяют выявить определенные различия правовых традиций, менталитета, психологии различных территориальных социумов.

Таким образом, поднятая в работе проблематика не обделена научным интересом. И, тем не менее, ее социально-философский аспект до настоящего времени остается недостаточно проработанным. Малоизученным остается вопрос о взаимозависимости особенностей общественной правовой культуры народов Северного Кавказа и сценариев их общественно-политического развития в постсоветский период. В дальнейшей разработке нуждается и проблема определения наиболее оптимальных и эффективных способов модернизации региональной правовой культуры, форм социокультурной и социально-правовой взаимоадаптации отдельных территориальных социумов Юга России.

Методологическую основу исследования составляют работы по социальной философии, теоретической культурологии, а также исследования, выполненные в рамках ряда специальных наук (этнокультурологии, социологии культуры, философии и социологии права). Теоретическим основанием исследования стал общенаучный системный подход. Историческая динамика российской социально-правовой культуры, формирование ее региональных вариантов и взаимосвязи с другими элементами интегральной социокультурной системы общества потребовали использования в работе элементов диахронного анализа и структурно-функционального метода.

Целью исследования является изучение динамики общественной правовой культуры населения Юга России, как одного из значимых факторов социокультурной и социально-правовой трансформации и модернизации крупного российского региона в постсоветский период. Общая цель конкретизирована в следующих проблемно-исследовательских задачах:

- изучить морфологическую структуру понятия «правовая культура», определить основные ее подсистемы;

- исследовать историческую динамику и современное состояние общественной правовой культуры казачества и народов Северного Кавказа как важных структурных элементов регионального социума;

- установить основные направления трансформации общественной правовой традиции, правового менталитета, правооценки, правовой грамотности и других элементов социально-правовой культуры населения Юга России в конце ХХ – начале XXI века;

- выявить общероссийские тенденции и региональную специфику в эволюции социально-правовой культуры населения Юга России в постсоветский период;

- проанализировать направления и характер влияния на общественную правовую культуру регионального социума, современных динамических трендов в сфере миграционных процессов и области межнациональных отношений;

- установить основные аспекты воздействия региональной социально-правовой культуры на общественно-политическую и социально-экономическую динамику Юга России в постсоветский период.

Научная новизна диссертации состоит в развернутом исследовании процесса комплексной модернизации общественной правовой культуры народов Юга России в постсоветский период. Научная новизна диссертационной работы определяется следующими положениями:

- исследована морфологическая структура понятия «правовая культура»; установлено, что в ее пределах могут быть выделены две самостоятельные подсистемы: правовая культура социума и социально-правовая культура;

- зафиксированы скорости и векторы трансформации правовой традиции, правового менталитета, правооценки, правоповедения, правовой грамотности и других элементов общественной правовой культуры Юга России в постсоветский период;

- определены возможные направления и формы модернизации социально-правовой культуры народов Северного Кавказа (формирование индивидуальной «правовой этики» - современной общественно-правовой «системы координат», повышение правовой грамотности; психоментальная, социокультурная, профессиональная адаптация к реалиям демократического секуляризованного общества начала XХI века);

- установлено, что успешная общественно-политическая модернизация российского социума подразумевает существенную коррекцию ряда элементов отечественной общественной правовой культуры («прагматизация» национальной правовой традиции и правового идеала, повышение правовой грамотности, формирование положительного правочувствия и т.п.), что в свою очередь предполагает оптимизацию современного социально-экономического и общественно-политического курса развития России.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Говоря о правовой культуре, представляется необходимым разделять правовую культуру социума (совокупность функционирующих в обществе правовых учреждений и организаций и непосредственно само право) и общественную правовую культуру - совокупность элементов, связанных с преломлением права в общественном сознании (коллективное правосознание, система общественных правоотношений и правоповедение).

2. Общественная правовая культура Юга России в постсоветский период менялась фрагментарно. При этом отдельные ее структурные элементы трансформировались с различной скоростью, повторяя общероссийскую динамику. Наибольший консерватизм демонстрировали общественная правовая традиция и правовой менталитет. Отметим также устойчиво негативный характер общественной правооценки и инверсионный переход общественного сознания от правового идеализма к правовому нигилизму.

3. По основным динамическим трендам своей правовой культуры территориальные сообщества Юга России достаточно отчетливо делятся на две части – области и края, с одной стороны; республики Северного Кавказа – с другой. Эволюция общественной правовой культуры первых в системном плане совпадала с общефедеральной динамикой данного показателя (при наличии специфики, связанной с повышенным индивидуализмом, социопсихологической и экономической мобильностью местного населения, а также с большим миграционным притоком, изменявшим национальную и социопрофессиональную структуру населения).

4. Эволюция социально-правовой культуры республиканских сообществ была сопряжена с более или менее значительной реставрацией элементов традиционного адатного и шариатного права (и связанных с ними архаичных социально-правовых механизмов и институтов – кровная месть и т.п.); укреплением у народов Северного Кавказа полиюридического правосознания, сочетающего элементы национальной правовой традиции, советской правовой парадигмы и российского права. Данному реставрационному тренду способствовал отток из республик русского (и русскоязычного) населения

5. Жесткая межнациональная конфронтация и сопутствующие ей кризисные явления в общественно-политической и социально-экономической жизни ведут к утрате правопорядка, криминализации общества и падению уровня его правовой культуры. Тем самым, урегулирование и оптимизация межэтнических отношений на Северном Кавказе - важнейшее условие поддержания и дальнейшего развития общественной правовой культуры населения республик.

6. Интенсивная миграция северокавказского населения в пределы краев и областей Юга России, усложняя палитру общественной правовой культуры принимающих сообществ, одновременно способствует социально-правовой модернизации формирующихся диаспор и самих республиканских социумов.

7. Сложившийся в настоящее время на Северном Кавказе полиморфный вариант общественной правовой культуры не является устойчивым, поскольку многие ее элементы требуют модернизации. Сроки и варианты таковой могут различаться по республикам, но сохранение их в составе Российской Федерации предполагает трансформацию местной социально-правовой традиции и правового менталитета, ощутимую коррекцию правового менталитета и ценностных правовых установок, позволяющих населению северокавказских республик легче «вписываться» в гражданское общество России.

8. Процессы укрепления российской государственности, оптимизация взаимоотношений власти и гражданского общества, общественно-политическая и социально-экономическая стабилизация в стране в немалой степени зависят от эффективности усилий государства по приведению базовых характеристик российской правовой системы в большее соответствие с отечественным общественным правовым идеалом, который ориентирован на создание политико-правового порядка, обеспечивающего высокий уровень социальной защищенности для всех граждан страны. В обратном случае, отрицательное правочувствие и правовой нигилизм будут существенным тормозом на пути комплексной модернизации российского социума.

9. Трансформация российской общественной правовой культуры в постсоветский период представляет элемент более широкого по своему масштабу процесса комплексной модернизации русского и других народов Российского государства. Данная системная модернизация не является синонимом прямолинейной «вестернизации», доминировавшей в 90-е гг. ХХ в., но представляет сложную производную адаптированных к российским реалиям внешних инноваций и модифицируемой в соответствии с потребностями времени национальной традиции.

Научная и практическая значимость исследования. Диссертационная работа представляет интерес для широкого круга обществоведов: философов, правоведов, культурологов, регионоведов. Материалы исследования могут быть использованы в вузовских лекционных курсах по социокультурной и социально-правовой динамике Юга России, при прогнозировании и разработке программ социально-экономического развития Юга России, а также для дальнейшей научно-исследовательской деятельности.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались на конференции аспирантов Северо-Кавказского научного центра высшей школы, февраль 2006 г., г. Ростов н/Д и Всероссийской научной конференции «Человек в изменяющейся России: философская и междисциплинарная парадигмы», октябрь, 2006 г., г. Белгород.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав (включающих 8 параграфов, 3 таблицы), заключения и списка литературы. Объем текста - 164 страницы компьютерного набора, список литературы включает 184 наименований.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность, теоретическая и практическая значимость избранной темы, характеризуются теоретико-методологические основания исследования; определяются его объект и предмет; излагаются цель, задачи и основные положения, выносимые на защиту, формулируется научная новизна.

Первая глава «^ Общественная правовая культура – определение понятия, структура и взаимосвязь элементов; особенности национального и региональных вариантов» посвящена анализу понятийно-терминологического аппарата работы, исследованию специфических черт национальной правовой культуры России и ее южнороссийского регионального варианта.

В первом параграфе «Правовая культура – определение понятия, внутренняя структура и взаимосвязь элементов» анализируются различные дефиниции понятия правовая культура, исследуются варианты его морфологической структуры и содержательного наполнения. Изучение совокупности существующих в современной науки определений данного понятия позволило сделать вывод о необходимости выделения в составе правовой культуры двух системных компонент, которые могут быть условно обозначены как правовая культура социума (ПКС); и социально-правовая или общественная правовая культура (ОПК).

Первая заключает функционирующую в данном обществе совокупность правовых норм (право), а также систему правовых учреждений и общественных организаций, обеспечивающих правовой контроль и реализацию права (правоприменение). Тем самым, морфологически правовая культура общества в значительной степени совмещается с его правовой системой. Отличием является выраженный аксиологический акцент – оценка уровня развития правовых институтов и системы действующего права (здесь применима дефиниция А.П.Семитко охарактеризовавшего правовую культуру как качественное состояние правовой жизни общества или «уровень правовой культурности данной юридической системы»1).

Общественная правовая культура (ОПК) заключает совокупность идеальных элементов, относящихся к сфере действия права, их отражению в сознании и поведении людей. К этим элементам относятся правосознание, система правоотношений и правоповедение. ПКС и ОПК безусловно взаимосвязаны, определенным образом содержательно пересекаются и достаточно плотно коррелируют друг с другом в процессе своего развития. И, тем не менее, речь идет о двух содержательно разных подсистемах правовой жизни общества.

Объектом диссертационного исследования является вторая из выделенных подсистем правовой культуры.

Из трех элементов ОПК (правосознание, совокупность правоотношений, правоповедение) «базовое» значение имеет первый. Что в частности фиксируется и его сложным внутренним устройством. Существует множество определений и структурных схем правосознания. Но характерно, что большинство из них не представляет точного перечня его составных элементов. Причина – расплывчатость содержательных границ всех основных понятий, связанных с правовой жизнью общества. Частичное их содержательное пересечение.

Представляется, что структура правосознания может быть определена вполне отчетливо. Исходя из того, что оно, в первую очередь, является субъективным (общественным, групповым, индивидуальным) осознанием и оценкой существующей правовой реальности в составе правосознания можно выделить совокупность правовых представлений, оценок и стереотипов доминантных (модальных) для данного социума. С социопсихологического ракурса, данная совокупность выступает как национальный (коллективный) правовой менталитет. Существенно то, что данная совокупность свойств и характеристик связана с самыми глубинными основаниями социальной жизни, и функционирует в режиме самовоспроизводства. Каждое новое вступающее в жизнь поколение усваивает ее «стихийно», в процессе своей социализации.

^ Правовая грамотность – представляет второй элемент правосознания. В отличии от самовоспроизводящихся правовой традиции и правового менталитета, специфика правовой грамотности определяется уровнем знания обществом своей системы правовых институтов и свода нормативно-правовых документов; характером источников социально-правовой информации, их количеством и соотношением.

^ Правовой идеал представляет третью компоненту общественного правосознания. Он включает выработанные обществом представления о должном, наиболее оптимальном правовом устройстве общества. То есть, речь идет о своего рода идеальном, «образе права».

Последним элементом общественного правосознания является правооценка (или правоощущение, учитывая, что зачастую речь идет о почти неотрефлектированной общественной оценке существующих правовых реалий). Однако изначальная субъективность общественной правооценки и ее эмоциональная окрашенность не означают ее случайности, прихотливой «необязательности». Общественная правооценка имеет вполне объективное основание, формируемое всеми остальными элементами правосознания. И.А.Ильин вариативно определял его как «естественное чувство права и добра»2, «особого рода инстинктивное правочувствие»3.

Конкретное наполнение правооценки определяется соотношением существующей правовой реальности и сконструированного общественным сознанием правового идеала, а также амплитудой существующего между ними расхождения. Чем оно больше, тем негативнее отношение общества и отдельных его членов к существующей правовой системе, тем меньше их внутренняя мотивация и ориентация на правомерное поведение.

Содержательное разграничение всех перечисленных элементов общественного правосознания не является полным и жестко очерченным. Все они в определенной степени пересекаются друг с другом, образуя единое целое.

Вторым структурным компонентом ОПК является система правоотношений, под которой понимается сложившаяся в социуме (его отдельной группе) правовая «система координат», регулирующая всю совокупность общественных отношений, связанных с областью права. Подобная система координат напрямую связана с общественным (национальным) правосознанием, формируется его правовой традицией, уровнем правовой грамотности и доминирующей в обществе правооценкой.

Третьим структурным элементом ОПК является правовое поведение (деятельность в правовых ситуациях). Оно не только является последним элементом, «венчая» морфологическую структуру правовой культуры, но и аналогично взаимоувязано со всеми другими ее составляющими. Выбор одной из правовых (как правомерных, так и противоправных) поведенческих альтернатив обуславливается совокупным воздействием всех компонент правосознания и сложившийся в обществе системой правоотношений.

Можно также говорить о различных системных уровнях ОПК, первичным из которых является уровень отдельного члена общества, а средние системные этажи заполняются правовыми субкультурами, представляющими различные социальные (профессиональные, половозрастные, конфессиональные и т.д.) группы и элементы данного социума. Определенным образом соотносясь и сопрягаясь друг с другом они сохраняют известную специфику.

Во втором параграфе «Общественная правовая культура - основные черты национальной традиции» исследуются ведущие факторы формирования ОПК российского социума. Среди них можно отметить некоторую «предправовую» отсталость языческой Руси, не успевшей на стадии варварства полностью внутренне переработать соответствующий социальный материал и слишком рано столкнувшейся с правовыми формами раннеклассового общества.

Не меньшее значение имело само «пространство-время» (термин евразийца Савицкого) развития отечественного социума во всем спектре его компонент и характеристик (от ландшафтных и агроклиматических до геополитических); а также выбор православия в качестве духовно-конфессионального стержня (а во многом и динамического вектора) Российской цивилизации; и, наконец, выработанные в процессе исторического развития особенности соотношения государства, общества и человека. Формирование государства как «военно-служилого» образования с ярко выраженной стратегической функцией защиты старых и колонизации новых земель, способствовало жесткому, зачастую «потребительскому» отношению властных структур к своему населению.

Самую значительную роль в формировании Российской цивилизации, ее социальной структуры и правовой организации играл и демографический фактор - пространственная «рассеянность» местных территориальных сообществ, низкая плотность населения. Редкое население не только тормозило экономический рост, но и не позволяло сформировать плотную систему социальной коммуникации, связывающей различные иерархические уровни государственного организма. Сфера непосредственных взаимодействий государственной власти и населения оставалась неразвитой и чрезвычайно узкой – государство и подавляющая часть народа, представленная сельским населением существовали и развивались «параллельно», мало соприкасаясь друг с другом.

Власть по-преимуществу удовлетворяясь регламентированными знаками подчинения и налогами, старалась не вмешиваться во внутреннюю жизнь включаемых сообществ. В бытовой и социально-экономической сферах жизнедеятельности такие первичные сообщества осуществляли самоуправление по своим установленным обычаям («обычному праву»). Подобное положение сохранялось на протяжении многих столетий – неформальные правовые нормы сохраняют заметное присутствие в народной жизнедеятельности вплоть до начала ХХ века. Как результат, правовая культура самой значительной части русского народа ограничивалась знанием данной «крестьянской» правовой традиции и сформированным социально-правовым идеалом, с которым по мере необходимости и осуществлялась сверка общественно-правовых реалий.

Не менее значимым для развития социально-правовой культуры населения было и то, что власть ориентировалась на взаимодействие с общинами не «опускаясь» до уровня отдельного индивида. Тормозя формирование индивидуального, личностного начала община, тем самым, препятствовала и развитию ОПК русского и других народов российской государственности, способствовала архаизации общественной правовой традиции и правового менталитета.

Минимальное знание политико-правовых реалий детерминировало и отчетливый утопизм народного образа права – общественного правового идеала. Амплитуда расхождения между ним и социально-правовой действительностью неизбежно вела к формированию негативного общественного правочувствия (правооценки), обуславливала внутри русского общественного правосознания устойчивую доминанту отрицательных оценок существующих политико-правовых реалий, стойкое недоверие к закону, критическое отношение к государственности как таковой и к институтам своего национального государства, в частности.

Итак, особенности отечественной социально-правовой культуры закладывались самим типом социокультурной системы, ее основными архетипами, существенно отличавшими Россию от государств западной цивилизации. Если фундаментальными ценностями последней являются индивидуализм, собственность, рациональность, право, демократия, повышенная креативность (стремление к новаторству), то для Российской цивилизации в качестве таковых определились державность, соборность, социальный патернализм, ориентация на традицию (хотя и не столь выраженная как в чисто восточных культурах), «воля-свобода» (анархическое начало).

Речь, тем самым, идет о разных типах правовой культуры. Их можно сравнивать друг с другом, но некорректно использовать при этом в качестве базового эталона ценностную систему координат одной из них.

Существенные изменения отечественной ОПК были связаны с советским периодом. Вслед за целенаправленной ликвидацией ряда социальных слоев исчезали и целые сегменты дореволюционной социально-правовой культуры. Но советская эпоха была и периодом огромных социально-экономических и социокультурных перемен. Кардинально изменилась система расселения. Самым значительным образом вырос уровень образования населения, глубоко трансформировалась его социально-профессиональная структура. Сформировался мощный слой кадровой интеллигенции. Городское, хорошо образованное и профессионально квалифицированное население страны периода «развитого социализма» (60-80-е г. ХХ в.), было в значительно большей степени подготовлено к восприятию правовой информации и участию в правовой жизни общества.

С другой стороны, масштабная секуляризация отечественного социума