Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск icon

Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Культура населения новосибирского приобья в начале II тыс. Н. Э...
Олешков М. Ю. Метафора в педагогическом дискурсе // Политика в зеркале языка и культуры: сборник...
Сборник статей и материалов элективных курсов...
Списки
Сборник статей и материалов. Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет»...
Предисловие
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
В. А. Сухомлинский Данный сборник составлен по итогам городского конкурса книгочеев...
К. К. Колин // Биб­лиотековедение. 2002. N с. 48-57...
«Модель человека в традиционной китайской культуре»...
Сборник статей...



страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
вернуться в начало
скачать
^

Балманские встречи


(мысли вслух)

О близких любимых людях говорить и писать всегда очень трудно. Эмоции плохо укладываются в строку. Вспоминаются незначительные, но такие дорогие и милые сердцу эпизоды, встречи. Их калейдоскопическая смена не даёт целостной картины.

Балман… Глухое село на севере Куйбышевского района. Почти «край света». Дальше – только васюганские топи…

Плановая летняя экспедиция 1985 года стала для меня неожиданно ответственной. Вячеслав Владимирович Асанов решил поделить коллектив ансамбля (имеется в виду Ансамбль сибирской народной песни) на несколько экспедиционных групп. Сам поехал в Курган, а мы вчетвером (Овчинников, Бодрова, Пашкина и я) отправились в первое самостоятельное плавание по Татарскому, Северному и Куйбышевскому районам. Перед поездкой проштудировала все имеющиеся источники, чтобы знать, на какие сёла обратить особое внимание. Балман мне на тот момент представлялся чем-то вроде археологического ископаемого – в городе коллектив не появлялся уже давненько.

Фольклористы знают, как нелегко порой бывает разговорить какую-нибудь бабушку, заставить её петь. Частенько недоверчиво, настороженно встречают старожилы гостей из города: «Песни? А зачем они вам?» Ещё сложнее приезжать в село, где собирателями ранее делались записи, спустя несколько лет. Страшно узнавать и осознавать, что нет больше в живых прежних старушек-песельниц, а со следующими поколениями песенниц ещё не установлены необходимые для работы контакты и взаимопонимание. Неприятно думать, что разобиженные невниманием прежних визитёров, они вдруг откажутся петь: «Ездят-ездят, пишут-пишут, а где они, наши песни?» Уговариваем, упрашиваем, но иной раз (бывает и такое) уезжаем не солоно хлебавши. С Балманом всё иначе!

Уже при первой встрече с Ниной Григорьевной Носовой возникло ощущение, что эту удивительную женщину, улыбчивую, с молодыми задорными глазами, давно и хорошо знаю. Она прекрасно понимает, что такое народная песня, какую она имеет ценность. Понимает чем владеет и осознаёт необходимость сохранения даже самой малости родной культуры. Понимает и то, что песня вне живого исполнения мертва, что песню нужно петь. Поэтому так щедро дарила она этими песнями нас – городских, залётных. Учила, поправляла, если неправильно слова запомнили; объясняла, как «голос вести». Танцам учила и хороводам балманским – не теорию объясняла (шаг вперёд, шаг назад), а душу танца раскрывала перед нами, определённые нормы поведения – как ходить, как дробить. И сейчас, спустя годы, её мнение для нас объективней и важней оценки самого строгого жюри: «Поёте хорошо. А вот в кадрилях суетитесь, баловства много. Степенно надо всё делать, солидно. Раньше-то так не бегали, не прыгали в танце – ни девки, ни парни».

Нина Григорьевна – вся нараспашку: открытая, искренняя, щедрая. Глядя на неё, приходит на ум восточная мудрость: «Что ты спрятал – то потеряно, что ты отдал – то твоё».

Специалисты порой ссорятся за право первой публикации, за единоличное право исполнения отдельной песни: «Моё! Я записал! Я пою!» Нина Григорьевна без остатка отдавала и отдаёт свои знания, свои песни и односельчанам, и городским собирателям: «Берите! Берите всё!» Нас буквально за руку водила по всем бабушкам в селе: «Посмотрите, послушайте, как поют – все по-разному. Учитесь!» Поэтому, если представить себе такую невероятную ситуацию, что некому станет петь в Балмане – песни балманские всё равно останутся, ибо поёт их сейчас уже не только Новосибирск и область, но и вся Россия. «Воздушный корабль» стал сначала визитной карточкой Ансамбля сибирской народной песни, затем «хитом» традиционной песни, сегодня – это почти гимн Российского фольклорного союза.

Интересна, необычна и даже загадочна история создания и судьба этой песни. Стихотворение под названием «Воздушный корабль» было написано М. Ю. Лермонтовым в марте 1840 года в Ордонансгаузе, куда он был заключён после дуэли с Э. де Барантом. Подзаголовок данного произведения отсылает к балладе австрийского поэта Цедлица (Зейдлица) «Корабль призраков» (1832), но в нём использованы также и мотивы из «Ночного смотра» (1827). Источники серьёзно переработаны Лермонтовым, поэтому «Воздушный корабль» – скорее вариация на их темы, а не перевод (даже вольный).

После освобождения Лермонтова отсылают на Кавказ. А 25 октября 1840 года в Петербурге выходит единственный прижизненный сборник поэта – «Стихотворения М. Лермонтова». Из всего написанного к тому времени (400 стихотворений, 20 поэм) он отобрал лишь две поэмы и 26 (!) стихотворений. Произведения не группировались по жанрам, но напечатанные первыми, они явно рассматривались автором как программные. В число этих 26 вошёл и «Летучий корабль». Спустя всего лишь год, в 1841 году, поэт погибает на дуэли. Поэтому можно сказать, что «Воздушный корабль» в ХIХ веке был не просто известен, а широко известен.

Многие стихи русских поэтов «ушли в народ». Нет такого человека, кто не знал бы сегодня «Пряху» («В низенькой светёлке…»), «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина». Часть поэтических текстов бытует только в городской среде, часть – только в казачьей. Уникальность «Воздушного корабля» в том, что на сегодняшний момент известен только единственный вариант – записанный в Балмане. Кто и когда «занёс» в Балман «Корабль» – неизвестно. Село вплоть до середины ХХ века жило достаточно обособленно, замкнуто. Московский тракт далеко. Ссыльных здесь не бывало. И всё же песня здесь была широко известна и любима.

Широта диапазона, протяжённость дыхания, глубинные «мужские» низы и головокружительная высота подголоска, особое звенящее, металлически-пронзительное звучание верхнего голоса, спокойно, без напряжения, без крика перекрывающего любое количество басов. Во всём этом концентрация сибирского духа – мощь, широта, сила.

Вариантность и импровизационность в этой песне проявляются по максимуму. В каждом куплете Нина Григорьевна чуть иначе ведёт мелодическую линию баса. Очень свободны по ритмике все распевы. Нотная запись даёт лишь приблизительную, общую схему, «канву» мелодии и свободно плавающего ритма. Напев – как волны, то плавно катящиеся, то поднимающиеся девятым валом и с силой ударяющиеся о берег. А какая силища в этих волнах!


^ По синим волнам океана9



По синим волнам океана,

Лишь звёзды блеснут в небесах,

Корабль одинокий несётся,

Несётся на всех парусах10.


Не слышно на нём капитана,

Не видно матрос(э)в на нём,

Но скалы и тайные мели,

И бури ему нипочём.


Есть остров на том океане –

Пустынный и мрачный гранит.

На острове том есть могила,

А в ней (е)мперат(ы)р зарыт.


И в час его мрачной кончины,

В полночь как свершается год,

К высокому берегу тихо

Воздушный корабль пристаёт.


В ходе той самой первой экспедиции удалось записать голоса (песни) самых старших бабушек. А в дальнейшем Балман стал для нас вторым родным домом. Спустя годы, с сожалением понимаем, что записывали мало – надо было писать постоянно – аудио, видео. Писать всё подряд, не только как поют, но и как говорят, все малые мелочи – их сейчас так не хватает. Балман стал для нас фольклорной академией – мы были увлечены учёбой, приезжали сюда учиться петь и жить. Святки, Масленица, Троица – мы не «игрались» в эти праздники, мы их «проживали» в Балмане, сначала сами, потом вместе со своими детьми. У старшей дочери до сих пор одно из самых ярких воспоминаний – Святки в Балмане. Ходили от дома до дома с ряженым конём – «славили». Буранище был страшенный, с ног валил. Кажется, уже и сил никаких нет, а впереди ещё окна светятся, хозяева нас ждут – встречают, привечают. Очень радушные люди в Балмане.

За четверть века в Ансамбле сибирской народной песни сменилось несколько составов. Практически все участники ансамбля были-перебывали в Балмане – кто единожды, кто постоянно, много раз. Вот несколько коротких интервью с тремя лишь участниками, представителями разных поколений.

Говорят участники Ансамбля сибирской народной песни.

Александр Геннадьевич Кайманаков, старший преподаватель кафедры рисунка и скульптуры художественно-графического факультета Новосибирского государственного педагогического университета (НГПУ), член Союза художников России:

– Масленицу там делали. Масленица, о-о! Там морозяка такой стоял, а мы баню делали! Бежали до дома, потом голяком одеваться. А дядя Ваня впереди на тропинке: «Сашка, я тебя от ветра держу!» А я весь уже скукоженный, кричу: «Дядь Ваня, уйди с дороги!»

^ Ночевали дома у Нины Григорьевны Носовой. Она – большой души человек. Мы спрашивали, она рассказывала. Пели, сидели с ней вместе.

Озеро запомнилось замечательное. Там, говорят, лебеди даже бывают, но я не видел ни разу. Рисовал много, наброски делал. Помню, Нина Григорьевна рассказывает, а я картинки представляю себе, как раньше было: выходной, воскресенье, народ отдыхает. День погожий – все на крылечке садятся и поют: там песня звучит, там звучит – «Воздушный корабль». И песня льётся – там же простор…

^ Очень хороши балманские караси. Сам не ловил, но угощался.

Алексей Богуславович Суровяк, сотрудник областного Центра русского фольклора и этнографии, участник ансамбля «Венец»:

– Балман для меня – живой пример традиционной культуры. Здесь традиционную культуру можно увидеть не под музейным стеклом, а пообщаться, послушать.

Говоря о песнях балманских, первой на ум приходит «Во субботу день ненастный». Эта песня для меня имеет особое значение. Привёз свою невесту (Любовь Барбутько) в Алма-Ату знакомиться со своими родственниками. Сидим за большим столом, а нас просят: «Спойте что-нибудь!» Запели «Во субботу». Всех пробрало, всех зацепило, все оценили разницу: «Да, такого по телевизору не услышишь!»

Иван Афанасьевич Овчинников («дядя Ваня»), поэт, член Союза писателей России:

– Первый раз я Балман почувствовал (там сумасшедшее было настроение!), когда спели они «богатырский» хоровод «Разливалась лужговатая река». Потом понял я, что у них хороводы почти все – «богатырские». Не то что бы там рёв какой-то, а размеренность несокрушимая. Поётся ровно, а ход – человеческий. Ноги – одно, а песня – другое.

Балман для меня, прежде всего, ярко выраженная мужская традиция. Хотя там и женские очень красивые песни. Но мощь, сила – богатырские! Русь в самом зенитном состоянии!

Когда в Балман попали, меня поразила руководитель ансамбля – Нина Григорьевна. В своё время работала она на железной дороге, а вернулась домой – заразилась народной песней, поняла, что народное – это ценность.

Помню, приехали на Троицу. Сели петь в школьном дворе. Смотрим – там группа, там. Утром сходили на могилки – те же песни поют! Я-то думал, что только ансамбль в селе эти песни поёт, а оказывается и всё село ещё поёт. Вот что значит чалдоны!

В Балмане сильны были семейные певческие традиции. Собирались по праздникам или вечерами, много пели. В семье Носовых одной из любимых песен была «Поехал казак на чужбину», которую мастерски запевал глава семьи Григорий Капитонович. Эта песня, также как и «Воздушный корабль», имеет литературную первооснову. Автор текста – Е. П. Гребёнка (1812–1848). Стихотворение «Казак на чужбине» («Поехал казак на чужбину…») было написано им в 1837 году.


^ Поехал казак на чужбину11





Поехал казак на чужбину далёкаю

На своём добр(э)м вороным коне12.

Он свою родину на веки покинул

Сам не воротится в отеческий дом.


Напрасно казачка его молодая

Утро и вечер на север глядит.

Ждёт-пожидает с восточного края:

Скоро ли милый казак прилетит.


Там за морями, там за лесами

Сильны морозы зимою трещат,

Ёлки-сосёнки к земле приклоняют.

Кости солдатски под снегом лежат.


Солдат умирает, сам умоляет,

Просит кусочек земли в голова.


Профессиональная культура и народная культура… В самих названиях как бы изначально предполагается, что профессионалами могут быть только носители (представители) письменной культуры в противовес непосредственно передаваемой (устной) традиции. Одним за выдающиеся заслуги дают гордое звание – народный артист. А других – деревенских – называют народными исполнителями, и есть в этом небольшой оттенок пренебрежительного превосходства. Некоторые умники во первых строках говорят: «Бабушки – наши учителя». А потом поспешно добавляют: «Народ неграмотный, поёт неправильно, так петь нельзя. Народ учить надо». А мне на память приходит парадоксальная фраза, которую любил повторять в ответ на восторженные реплики слушателей по поводу его игры гармонист из Балмана Арсентий Петрович Шлюбченко: «Чтобы так играть – одной консерватории мало».

Раньше, не в пример нынешнему селу, пели все. Но и тогда выделялись из общей массы те, кого уважительно называли «мастерами». Без хорошего гармониста гулянка – не гулянка. Без заводилы-хороводницы ни на вечёрке не поплясать, ни на «точкé» похороводиться. А свадьбу «припеть» только самым-самым можно было доверить. Так что и в народе свои «профессионалы» были.

Тамара Васильевна Гасперская – «балманский соловей». Её удивительно чистый и полётный подголосок, сверкающий разнообразием мелодических вариантов как драгоценный камень своими ювелирно отточенными гранями, придавал неповторимо своеобразное звучание коллективу.

Мария Ивановна Ловцова – задорная частушечница, неутомимая выдумщица, любительница «рядиться» и представлять «сценки» – живое воплощение народного скоморошьего духа.

Прасковья Яковлевна Костюкова, Мария Игнатьевна Носоненко – старейшины балманского коллектива – талант и мастерство каждой достойны отдельной статьи.

Балман всегда был и остаётся не только для меня недосягаемой идеальной исполнительской вершиной. Даже сейчас, когда коллективов развелось как грибов после дождя. Когда все знают, что петь и как петь, как голоса ставить и правильный звук извлекать. Голоса молодые звонкие, коллективы грамотные, спетые. А запоют песню балманскую – нет, не то, не тот полёт.

Недавно просматривала старую видеозапись детского фестиваля в Екатеринбурге (1991 г.). На сцене самые сильные коллективы со всей России – «Ветка» (Москва), «Истоки» (Подольск), «Радуница» (Новосибирск). А самый яркий – детский ансамбль из Балмана под руководством Н. Г. Носовой. Сейчас бывшая участница этого ансамбля, воспитанница Нины Григорьевны, недавняя выпускница фольклорно-этнографического отделения Новосибирского областного колледжа культуры и искусств Надежда Горбунова растит новое поколение балманских ребятишек, учит их родным песням. А, значит, Балману – жить.






оставить комментарий
страница9/12
Дата16.10.2011
Размер1,27 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх