Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск icon

Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Культура населения новосибирского приобья в начале II тыс. Н. Э...
Олешков М. Ю. Метафора в педагогическом дискурсе // Политика в зеркале языка и культуры: сборник...
Сборник статей и материалов элективных курсов...
Списки
Сборник статей и материалов. Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет»...
Предисловие
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
В. А. Сухомлинский Данный сборник составлен по итогам городского конкурса книгочеев...
К. К. Колин // Биб­лиотековедение. 2002. N с. 48-57...
«Модель человека в традиционной китайской культуре»...
Сборник статей...



страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
вернуться в начало
скачать
^

Играй, лейся, старинная песня…


Есть у нас в селе улица Набережная. Названа она официально так более сорока лет тому назад, но это для почтового адреса, а для жителей села она – Тамбовка. Почему Тамбовка? Да потому что прадеды сегодняшних обитателей этой улицы приехали в сибирское село Шипуново из «Рассеи», из Тамбовской губернии, и расселились вдоль реки. Событие это было упомянуто в 1771 году в книге «Путешествие по разным местам Российского государства» учёным Петербургской академии наук П. С. Палласом. Отправляясь из Завод-Сузуна далее на север в Томск, он писал: «Чтобы выехать на Томскую дорогу не оставалось мне иного способа, как давать круги и ехать окольными дорогами. Сперва подъехал к деревне Шипуново. Здесь я, переехав речку, Холодною называемую, продолжал ночью мой путь…»

Много времени прошло с тех пор, не одно поколение сменилось, но и сейчас по говору можно отличить тамбовских жителей от других, например, только от них можно услышать: «Дак ты спроси у дядьки Никишки, надысь мы песни играли в доме дядьки Фильки, а ноне к дядьке Гришке пойдём».

Жители этой улицы – большие любители и знатоки русских старинных песен. «Красиво поют», – удивляется один. «О, да это же тамбовские!» – восхитится другой и всё этим скажет. Что удивительно, поют здесь и женщины, и мужчины, а если случится, что улица на улицу песнями идёт, то проигравшие скажут с завистью: «Тамбота, кто же их перепоёт!» Поют они всегда, сколько себя помнят. Не поют, а играют песню.

«Пойдём, бывало, с тятей на речку летом, – вспоминает коренная жительница нашего села Мария Григорьевна Дементьева (1927 г. р.). – Давай, дочка, сыграем с тобой песню.

Скрылось солнышко из глаз – тучки накатали.

У меня, у молодца, сердце замирает.

На серебряных лугах, на жёлтом песочке

Парень девушку стерёг, потерял следочки.

Там следов знакомых нет, там их не бывало,

У меня, у молодца, сердце вознывало.

Вот поймал парень коня, полетел стрелою,

Против церкви да святой ходит круг налою.15

Глянул он так на неё – залилась слезою.

Развернул парень коня – полетел стрелою.

Уж не знаю почему, – продолжает моя собеседница, – но часто тятя играл эту песню наедине или когда брал меня куда с собою. Тятя рассказывал, что его привезли в село Шипуново, когда он ещё и ходить-то не умел, а тятя с 1897 года рождения. Семья тяти мово не первая приехала. Выходит, 100 лет тому назад и поселилась тамбота в нашем селе. Мама моя Евдокия Степановна (в девичестве Краснослабодцева) любила играть вот такую песню:

Скучно мне на чужой стороне.

Ох, плакать я ли да не смею,

Рыдать мне не велят.

Ох, только мне велят

Потихонечку вздыхать.

Ох, сяду ли я да на лавку,

Беседую одна.

Ох, скрою я окошко –

Гуляет весь народ.

Весь народ гуляет,

Мово дружочка нет.

Где же ты, родимый?

Во зелёном саду,

Ох, рвёт он и ломает

Зелёный виноград.

Он веточки бросает

К милашке на кровать».

Даже лихие годы войны тамбовские вспоминают песнями – как и под что «играли».

«Нам было лет по 17–18, – вспоминает Евдокия Степановна Прохорова, – когда мужиков забрали на войну. Дали задание нам в страду: сжать крюком по 60 соток зерновых каждый день. Было трудно, но как бы ни уставали, молодость брала своё: в воскресенье бежали в деревню – в клуб на танцы. Напляшемся, напоёмся и пойдём домой с песнями. Поём – аж улица трещит! Шли гурьбой всей, бригадой человек до сорока. Молодёжь всё одна, семейных-то женщин почивать домой отпускали, а нас – нет. Забежим домой, поменяем уже состиранную мамой одежонку и догоняем шагающих. И так шли до конца улицы, всё с песнями, а там и на полевой стан. Небо уже сереть начинало, но мы падали на лежаки, и казалось, что даже глаза не успевали закрыть, как тут же бригадир дядька Никишка Солотин негромко, но требовательно говорил: „Девки, пора, вот и солнце встаёт – небо розовеет”. Кто поднимет голову, а кто и не сможет. Тогда какая-нибудь озорница заиграет под язык: „Тирта-тирта-тирта-на, я на танцах побыла…” Ну, какой уж тут сон! Встаём… Целый день на солнцепёке, но надо стараться! Солнце село, идём на полевой стан. Устали, даже сил нету говорить. Но и тут озорница Надежда Щеглова выберет место на дороге, где пыли поболе, да как выбьет ногами дробушки с весёлой частушкой! „Давайте, – кричит, – пойте, а то я ещё вам не так дробону!” И опять начинаем петь. И так до самого полевого стана. Горячая похлёбка, вечерняя прохлада – молодость брала своё, и как бригадир ни ворчал, что утром „опять вас не добудишься”, мы пели…»

Приехав в Шипуново, тамбовские жили автономно, умели делать всё своими руками: шить обувь, прясть шерсть, вязать носки, рукавицы, платки, ухаживать за скотиной, выделывать шкуры и катать валенки. Герасим Васильевич Евдокимов (1909 г. р.) мастерство катать валенки, которому научился у своего отца, передал своему внуку – Алексею Викторовичу Гребёнкину. Имеется у Алёши весь пимокатный инструмент, который он хранит как зеницу ока и нет-нет, да и окажет семье приятную радость – подарит к зиме валенки жене Наталье и дочке Карине.

Все тамбовские – девушки, женщины, бабушки – любят носить яркие бусы в одну нить, вокруг шеи. Платки цветные носят по-особому. Если шаль, то на плечи, а если полушалок, то свернут платок пополам, укроют лоб, концы платка заведут назад, уши не укрыв, перехлестнут концы на затылке, не завязывая, и пустят их обратно на лоб, здесь завяжут кончики платка в два узелка, подоткнут оставшийся треугольник сзади. Как правило, у женской половины этой улицы всегда голова покрыта.

На сходе села, они до сих пор садятся все вместе, опоздавшему обязательно держат свободное место.

Улица, на которой живут потомки из Тамбовской губернии, растянулась километра на два. Обычай у них – жить одной семьёй. Если 2–3 жителя с этой улицы придут в центр села, купят хлеб, побывают на почте, то, как правило, дожидаются друг друга. Даже вечером, встречая стадо коров с пастбища, собираются своей кучкой. Не скажешь, что с другими жителями села они не общаются, но работать будут лучше со своими.

Любовь к пению в семьях жителей Тамбовки до сих пор жива. Не один десяток лет радует своим красивым пением семья Анюточкиных. Елена Николаевна и Виктор Алексеевич в любой компании, на сцене, в кругу друзей, на работе – поют. Ушёл в мир иной глава этой семьи, но его песни подхватили взрослые сыновья, внуки.

Заслуженным уважением на селе пользуется династия семьи Пилюгиных. Мама – Анна Ивановна, несмотря на свою горькую бабью долю – рано овдовела, оставшись с тремя детьми, продолжала работать дояркой, лучшей звеньевой, да к тому же была участницей художественной самодеятельности при Доме культуры. Любовь к пению подхватили её дети. Вот уже более 30-ти лет радует нас своим певческим искусством её дочь Татьяна. Татьяна Васильевна после школы окончила Новосибирское культурно-просветительное училище, режиссёрское отделение, ни одно выступление агитбригады, ни один концерт не обходятся без её участия. Её двоюродная сестра Нина Михайловна Меньшикова, работая в школе, тоже всегда вместе с ней на сцене.

Благодаря таким сильным красивым голосам тамбовских потомков, а именно: Галине Дмитриевне Тереховой, Елене Пирожковой, Леониду Анюточкину, Владимиру Степановичу Рыбину, коллективу художественной самодеятельности при сельском Доме культуры удалось получить звание «народный». Не случайно наши деревенские артисты были удостоены поездки в Амурскую область в 1990 году, а также в Красноярский край. И, конечно же, участницами этих и многих других поездок стали двоюродные сёстры Татьяна Васильевна Шадрина и Нина Михайловна Меньшикова.

Было время, когда народ был отучен от христианских обычаев, но когда времена изменились, оказалось, тамбота опять на высоте. Когда провожали близкого человека в последний путь, молитв ещё не знали, священника не было, и пожилые женщины, из тамбовских, тихо садились рядом с гробом в изголовье и пели вполголоса:

Тихий вечер над горой,

Ярко звёздочка горит.

В комнате, скорбя душой,

Мать печальная сидит.

Мальчик (дитя) тихо умирает,

Скоро ангел прилетит.

Шепчет он, а мать рыдает,

Как безумная глядит.

«Ой, не плачь, не будь уныла,

Мама, милая моя,

Ты мне часто говорила,

Что тебе мешаю я.

Вот зовёт меня спаситель,

Я засну небесным сном,

Перейду в его обитель,

В тот просторный чудный дом.

Мама, с просьбой умираю:

На невестку не серчай,

Провинится – умоляю:

Не брани её, прощай.

Дай мне слово,

И спокойно отойду я в вечный край,

Где поют святые стройно,

Мама, мама, не рыдай».

Улетают тени ночи,

И померкнула звезда,

А дитя сомкнуло очи

И заснуло навсегда.

Приходил к нему спаситель –

Душу юную отнёс

В ту чудесную обитель,

Где печали нет и слёз.

Слова этой песни мне передала Елена Николаевна Анюточкина (1930 г. р.), а она слышала эту песню от Евдокии Андреевны Марковой (1911 г. р.) и от Екатерины Антоновны Тереховой (1912 г. р.). Обе они потомки тамбовских переселенцев.

Сейчас эти песни разошлись по всему селу. На вопрос, что является визитной карточкой улицы Набережной, многие отвечают: «Конечно же, песни и сёстры Аладинские в первую очередь».

Сёстры Мария, Анна и Рая родились в нашем селе. Петь научились у своей мамы Марфы Ивановны (1912 г. р.) и папы Фёдора Антоновича (1914 г. р.). Раиса Фёдоровна, теперь Алёхина, живёт здесь, а остальные сёстры – в Новосибирске. Дважды я побывала в гостях у Раисы Фёдоровны. «Мы пели всегда, – вспоминает моя собеседница, – и когда выполняли домашнюю работу, и когда шли в школу и обратно. Когда подросли, в 14–15 лет работали летом на сенокосах. 1951–1953-й – годы голода, но, главное, мирной жизни. Потом родители стали разрешать летом ходить в клуб, где заведующим клубом работал знаток своего дела – Иван Евдокимович Казак, а баянистом при ДК был Виктор Яковлевич Кузнецов (до сих пор живёт в Новосибирске)».

Два-три танца сыграет баянист, и перерыв, тогда заведующий клубом приглашает молодёжь что-нибудь спеть. Вот так, раз за разом, и стала Рая «солисткой на танцах». Потом стали потихоньку репетировать с баянистом, и пошло. Звонкий девичий голосок понравился жителям Шипуново. Она стала петь то с сестрой Машей, то с двоюродной сестрой Раей Краснослободцевой. Вместе стали ездить по сёлам, в район. Там шипуновских девчат приметили, подобрали репертуар, и поехали они в Черепаново, а потом в Новосибирск. Голосистых сестёр, исполнявших в основном озорные частушки, принимали на ура. И так до 1963 года. Много было хорошего, много было встреч, песен, музыки... До сих пор в памяти сельчан живёт память о том времени.

Потомок тамбовских переселенцев Иван Андреевич Терехов (1933 г. р.), с которым я тоже побеседовала, был очень разговорчив и обладал замечательной памятью. Всю свою жизнь отработал в нашем селе – водителем, автомехаником, заведующим гаражом. Гармонист, скромняга, он всегда и везде был как палочка-выручалочка.

Его отец Андрей Васильевич Терехов (1895 г. р.) – уроженец Тамбовской губернии Козловского района селения Каменный брод. Получил образование пять классов, несмотря на то, что в семье было семеро детей. Женился на Евдокии Герасимовне Беркетовой. Участвовал в войне 1914–1916 гг., вернулся домой. Но голод Поволжья заставил молодую семью с тремя детьми отправиться вместе с семьями братьев в рискованное путешествие – в далёкую Сибирь. Поехали в Иркутскую область, куда год назад уехал земляк – Иван Хорошаев, первый гармонист села Каменный брод. Долго добирались братья Тереховы. Уж мама все песни перепела не один раз, а отец и прятал, и снова доставал четырёхструнную балалайку, а дорога никак не вела туда, где обосновался с семьёй их земляк. Но вот однажды вечером, когда обоз остановился в каком-то посёлке на отдых, мама услышала переливы гармошки, которые спутать было нельзя ни с чем другим. Всё побросали и побежали на звуки гармошки. Сколько было радости: наконец-то свои! В эту ночь никто не мог уснуть. Сколько было песен сыграно, сколько вопросов задано друг другу!

Работать пришлось на стройках подсобными рабочими, жалования не хватало, да и тянуло к земле. У всех были кони и упряжь, а земляки, что поселились в Новосибирской области, писали о вольных землях.

Они поехали в Шипуново. С ними отправилась и ещё одна семья, двоюродного брата, награждённого Георгиевским крестом за участие в Первой мировой войне, Ивана Сергеевича Терехова. Поселились около своей землячки Прасковьи Николаевны Евдокимовой, звали они её Челновой (была родом из Набережных Челнов).

Жить стало легче: хлеб, картошка, рыба, ягода, хозяйство. В феврале 1942 года Андрея Васильевича забрали на войну, и до июля 1945 года он служил в Заполярье. За честную службу был награждён медалью «За оборону Советского Заполярья». Трудно было, и всё чаще Иван Андреевич стал брать отцову балалайку, да и на соседской трёхрядке пытался играть. Когда отец пришёл с войны, они с мамой купили Ваньке гармонь.

Однажды, на Троицу, когда взрослые ушли в церковь, паренёк как всегда наигрывал за оградой под черёмухой свои нехитрые мелодии. Окружённый толпой соседской молодёжи, Иван не заметил, как рядом остановился прохожий с дорожной сумкой. «Можно я сыграю?» – спросил незнакомец.

«Я не узнал своей гармони, – говорит мой собеседник, 60 лет с той поры прошло, а глаза Ивана Андреевича вспыхнули и повлажнели. – Замерли и мои дружки – играл виртуоз. „Ну что ж, давай знакомиться. Меня зовут Иван Хорошаев – я земляк твоих родителей…” Вот такая была встреча. Неделю гостил Хорошаев и всё учил меня, юнца».

До сих пор играет Иван Андреевич в тесном кругу любимые наигрыши.

В нашем краю по-другому и нельзя: тут поют всегда и везде. Так утверждали мои собеседники Таисия Никитична Солотина, её мать Анастасия Фёдоровна, соседка Евдокия Степановна Терехова.

Нельзя сказать, что другие жители нашего села не умеют петь, но «тамбовские» поют по-особому, у них свой колорит. Звучат песни предков с Тамбовской губернии, звучит история…

Уродила мать, как во поле былинку,

Счастья-доли не дала – росла сиротинкою.

Лет с 13-ти я по людям ходила,

Где качала я детей, где коров доила.

Поздно, поздно вечерком к милому ходила.

Ох, ты миленький мой, вздумал ты жениться.

Я красива, но бедна – плохо я одета,

Никто замуж не берёт девушку за это.

Пойду с горя в монастырь – Богу молиться,

Не пошлёт ли мне Господь, чтобы дали счастья,

Не полюбит ли меня богатый и красивый.


^ Екатерина Игоревна Жимулёва,

младший научный сотрудник сектора фольклора

Института филологии СО РАН,

преподаватель фольклорно-этнографического отделения

Новосибирского областного колледжа культуры и искусств


Нотирование и комментарии

^ Марины Михайловны Андреевой,

преподавателя фольклорно-этнографического отделения

Новосибирского областного колледжа культуры и искусств


^ В Шипуново – за песнями!

Итоги фольклорно-этнографической экспедиции 2006 года

С каждым годом всё старше становится поколение людей, хранящих в своей памяти истинные народные традиции. Всё чаще уходят они из жизни, зачастую не успев передать всё то, что было накоплено многими поколениями наших предков. С целью погружения в атмосферу естественного бытования фольклора, а также для фиксации песенных образцов, информации о народных обрядах и обычаях была организована и проведена в конце апреля – начале мая 2006 года экспедиционная поездка преподавателей и студентов фольклорно-этнографического отделения (ФЭО) Новосибирского областного колледжа культуры и искусств в сёла Сузунского района: Шипуново, Заковряжино и знаменитую своей певческой группой Мышланку.

Выбор наш был не случаен. От сотрудников Центра русского фольклора и этнографии мы узнали, что в Шипуново существует певческий коллектив, имеющий в своём репертуаре народные песни, руководит которым местный ценитель фольклора, директор сельского Дома культуры Валентина Ивановна Бессонова. Кроме того, в Шипуново живёт и работает в ДК наш студент-заочник (ныне выпускник) Сергей Шепенков. Записанные им песни для прохождения фольклорной практики свидетельствовали о сохранении в Шипуново образцов традиционного русского фольклора. В Заковряжино, находящееся примерно в двадцати километрах от Шипуново, мы стремились попасть скорее с целью разведки – интересно было узнать, как там обстоят дела с народными песнями; побывать же в легендарной Мышланке – мечта для каждого новосибирского фольклориста на протяжении последних десятилетий.

Итак, после долгих раздумий мы решили отправиться в поездку на майские праздники (29 апреля – 1 мая), поскольку в другое время отпросить наших студентов с общеобразовательных занятий было маловероятным. И хотя выбор наш, по мнению Валентины Ивановны Бессоновой, был неудобным для плотной сетки мероприятий местного Дома культуры, нас приняли в Шипуново благожелательно и помогли нашей экспедиции в работе всем, чем смогли, в результате чего поездка оказалась успешной и плодотворной.

Оказавшись в Шипуново 29 апреля вечером, мы активно поработали с местными песенницами, которым рано утром надо было выезжать в р. п. Сузун на гала-концерт районного фестиваля «Преклонен возраст – душа молода», а ночевать были определены у гостеприимно принявшей нас в своём доме родственницы В. И. Бессоновой – Н. А. Ильиных.

Нина Алексеевна, кроме того, что, являясь внештатным корреспондентом местной газеты, занимается исследованием и изучением истории родного края, прекрасно помнит многие народные песни со времён своего детства. Она поделилась с участниками экспедиции рассказами о былой жизни в селе и вместе с внучкой Машей Соколовой с удовольствием исполнила образцы детского фольклора (колыбельную песню, потешку, докучную сказку и др.).


^ Кысонька-мурызонька, где была?

Потешка




– Кысонька-мурызонька, где была?

– За реченькой.

– Кого нашла?

– Яичушко.

– Где яичко?

– Собака съела.

– А где собака?

– За реку ушла.

– А где река?

– Быки выпили.

– А где быки?

– За гору ушли.

– А где гора?

– Черви выточили.

– А где черви?

– Гуси склевали.

– А где гуси?

– Девки приковали.

– А где девки?

– Замуж вышли.

– А где мужья?

– Мужья примерили.

– А где могилки?

– Травой поросли.

– А где трава?

– Коса выкосила.

– А где коса?

Говорком:

– У попа в мешке, да на горлышке!

Записана от Нины Алексеевны Ильиных (1951 г. р.) и её внучки Маши Соколовой (1999 г. р.). Во время исполнения последней строки ребёнка щекотали для того, чтобы он засмеялся.

На следующий день (30 апреля) участники экспедиции разделились на три группы и работали автономно. Мне удалось побывать в Заковряжино, где весь вечер вместе со студентами мы вели запись местного фольклора от бабушки нашей студентки Любови Андреевны Фербер, где и заночевали. В это же время из Сузуна в Мышланку отбыла экспедиционная группа Областного центра русского фольклора и этнографии и присоединившиеся к ним члены нашего отряда, которые записали не один десяток классических образцов мышланской песенной традиции. Оставшаяся часть нашего отряда вернулась в Шипуново, где продолжила общение с носителями народной культуры этого села. Зоя Евдокимовна Зенина спела студентам песни, известные ей со времен её молодости, и показала свои рукодельные работы. Утром первого мая «шипуновская» и «заковряжинская» группы воссоединились в Шипуново и продолжили свою собирательскую работу с местными жителями. Домой, в Новосибирск, мы вернулись вечером того же дня.

Благодаря такой интенсивной работе (известно ведь, что «фольклориста ноги кормят»!) нам удалось основательно пополнить новыми, интересными и ценными записями имеющийся на нашем отделении Архив традиционной музыки. Получилось так, что в Шипуново мы работали дольше всего – два вечера и одно утро, при этом было записано более 80 фонограмм – вполне солидный «урожай» для столь небольшого отрезка времени. Среди них лирические песни преимущественно позднего происхождения («Уродилась я, как в поле былинка», «Горят, горят лампадочки» и др.), календарно приуроченные жанры (новогоднее посевание, фольклоризованный рождественский тропарь, песня, сопровождавшая троицкие гадания на венках), песни «Тихий вечер над горою», закрепившаяся за похоронным обрядом, и «По садочку я гуляла» – по свидетельству исполнителей, звучащая во время свадьбы. Фиксировались также песни литературного происхождения, такие, как всеми любимые «Хас Булат удалой» или «Отец мой был природный пахарь», тюремные песни (например, широко популярная «В воскресенье мать-старушка»), песня о Великой Отечественной войне «Вечер вечереет», шуточные и колыбельные песни, частушки, потешки, заговоры… Отдельную группу аудио- и видеозаписей составили многочисленные рассказы-воспоминания о том, как в былые времена справляли календарные и семейные праздники, как жили и трудились в военное лихолетье, как поднимали страну в тяжелые послевоенные годы.

Среди перечисленных образцов фольклора необходимо особенно сказать об исполненной для нас Анной Дмитриевной Иконниковой (1931 г. р.) егорьевской песни «Мы рано вставали, круг поля ходили».


^ Мы рано вставали




Мы рано вставали,

Круг поля ходили,

Егорья кричали,

Николу величали.

Хозяин с хозяюшкой!

Встань, пробудися,

Умойся, утрися,

Егорью поклонися.

Батюшка Егорий!

Спаси нашу скотинку,

В поле и на поле,

В лесе и за лесом,

От лихого зверя –

Бурого медведя.

Бурому медведю

Пень да колода,

За море дорога.

Матушке скотинке –

Травка-муравка,

Шёлковый корешок.

Матушка скотинка

Наестся-напьётся,

Домой поплетётся.


^ Говорком: Мы не дорого берём – три копейки серебром!


Поёт:

Богу на свечку,

Да нам по яичку.


Говорком: Спасибо тут. Дадут яичко, в окошко подадут. Вот тогда:


Поёт:

Спасибо вам, хозяева

На добром подаяньи.

Дай вам Господи

Вдвое и втрое.

Курочка несися,

Тёлонька телися,

Лошадка жеребися.


Спасибо! Пошли…


Егорьевская песня, звучащая во время обхода дворов в ночь на Егорьев день. Исполнитель Анна Дмитриевна Иконникова (1931 г. р.), родилась в д. Шлыково Кологривского района Костромской области, приехала в с. Шипуново в 1961 году, бывший работник детского сада, ныне пенсионерка.

После исполнения песни нам удалось записать очень интересный комментарий Анны Дмитриевны, который дает представление не только об обстоятельствах исполнения песни, но и позволяет представить дух советского периода, не допускающего даже возможности существования древних обрядов.

А. Д. А на утро нас учителя в учительскую поведут за это, что мы ходили. Тогда строго было.

– Вы ходили в этот день?

А. Д. – Мы ночью ходили.

– А какой возраст примерно детей?

А. Д. – Ну, школьный возраст.

Лет десять?

А. Д. – Да, в таком возрасте, может быть, постарше маленько.

Ночью ходили по всей деревне?

А. Д. – Да, по всей деревне.

Ночью, прямо вот ночью или под утро?

А. Д. – Ночью, прямо ночью, в ночь под 6 мая. Каждая женщина встаёт, открывает окно и подаёт. В школе нас наказывали, в учительскую сразу.

Егорьевские песни, как правило, пелись рано утром «на Егория» – в день памяти св. великомученика Георгия Победоносца (6 мая по новому стилю), когда совершался первый выгон скота на пастбище. Такие песни чаще всего бытовали в местностях с широко развитой пастушьей традицией, например, в Костромской области, где родилась и провела свои юные годы Анна Дмитриевна. Случай же исполнения егорьевской песни, да ещё с таким полным текстом, весьма редок для Сибири, и поэтому запись такого ценного образца календарного фольклора была воспринята нами как большая удача. От этой же бабушки мы услышали и записали ещё один жанр традиционного крестьянского фольклора – песню «Сашенька милáя», вероятно, когда-то сопровождавшую подвижный, динамичный танец – северно-русскую крутуху, также привезённую в Сибирь с Костромской земли.

Но главное для всех нас, как самых молодых, так и более старших, было само общение с нашими замечательными собеседницами – хранительницами народного знания. Среди них потомки тамбовских переселенцев Мария Григорьевна Дементьева (1927 г. р.) и Анна Ивановна Рудометова (1926 г. р.). С ними мы встретились в шипуновском Доме культуры сразу после нашего приезда. Большинство наших ребят участвовало в записи песен от народных исполнителей впервые, и поэтому они, обычно такие разговорчивые и бойкие, в присутствии «фольклорных» бабушек заметно притихли. Из-за некоторой общей растерянности, суматохи (кому-то надо паспортные данные бабушек записывать, кому-то вести с ними беседу, кому-то всё снимать на видео, кому-то устранить источники прорывавшегося отовсюду шума и т. д.) и, наверное, от волнения мы забыли сфотографировать наших песенниц. Как же мы потом, уже в Новосибирске, корили себя за это!

В последний день работы на встречу с нами в ДК пришло четверо песенниц: Елена Николаевна Анюточкина, Валентина Яковлевна Шадрина, Анна Дмитриевна Иконникова, Лидия Семеновна Шадрина; по имеющимся у нас сведениям, первые двое из них – потомки многочисленных в Шипуново переселенцев из Тамбовской губернии.

В своей статье «Играй, лейся, старинная песня…» Нина Алексеевна Ильиных, рассказывая о песенных традициях тамбовских переселенцев, приводит текст песни «Тихий вечер над горой». Мы тоже записали вариант этой песни, более краткий и несколько отличающийся от текста, зафиксированного ею от Е. Н. Анюточкиной.

^ Тихий вечер над горою




Тихий вечер над(ы) горою,

Ярко звёздочка горит.

Тихий мальчик умирает,

Мать печальная сидит16*.


Не плачь, мама, не плачь, родна,

Не плачь, милая моя.

Ты мне часто говорила,

Что тебе мешаю я.


Тихий вечер над горою,

В небе звёздочка горит.

Тихо мальчик умирает,

Скоро ангел прилетит.


Тихо двери отворились,

В избу ангел прилетел.

Мальчик глазки закрывает –

В воздух, в небо улетел.


Песня поздней традиции «Тихий вечер над горою», напев, характерный для духовных стихов. Приурочена к похоронному обряду. Запевает и поёт верхний голос Елена Николаевна Анюточкина (1938 г. р.), родилась в Шипуново, мать приехала из Тамбова; по профессии повар, ныне пенсионерка. Нижний голос поют Валентина Яковлевна Шадрина (1926 г. р.), родилась в Шипуново, дедушка приехал из Тамбова, пенсионерка, работала на маслозаводе, и Лидия Семеновна Шадрина (1929 г. р.), родилась в с. Заковряжино, в Шипуново приехала в 1950 году.

Во время разговоров о прежней жизни, прерываемых пришедшими на память песнями, стояла живая, непринуждённая атмосфера; стараясь припомнить ту или иную песню, бабушки нередко подшучивали и подтрунивали друг над другом, как бы подзадоривая своих подруг и знакомых на своеобразное соревнование, кто больше песен вспомнит. Вдохновившись беседой и песнями, наши ребята тоже спели в ответ шипуновским песенницам. Вообще, надо сказать, что общение с носительницами народных традиций и просто людьми, умудрёнными многолетним жизненным опытом, произвело на студентов колледжа сильное впечатление. Всем им экспедиция очень понравилась, захотелось поехать за фольклором ещё и ещё раз. Конечно, в полевой работе ребят в первую очередь привлекают приключения, новые места, общение с преподавателями и товарищами в необычной, неформальной обстановке. Но главное, что никогда не забудется и ещё сослужит свою службу для подрастающих фольклористов, – это знания и опыт, которые они вынесли из встреч с теми, кто бережно хранит память о русской народной культуре. Вскоре после поездки студенты устроили показ зафиксированных видео- и аудиоматериалов с рассказами о поездке для тех, кто в ней не участвовал. Многие из записанных песен в течение последующих двух лет были нотированы и послужили материалом для итоговых работ по расшифровке и анализу народной песни. Некоторые образцы вошли в учебный и концертный репертуары учащихся фольклорно-этнографического отделения колледжа. Участники экспедиции Е. Хохлова и Я. Верейкин выступили с докладами о песенном фольклоре в Сузунском районе на студенческих этнографических и краеведческих конференциях.

В заключение мы от всего сердца благодарим Валентину Ивановну Бессонову, Нину Алексеевну Ильиных, Любовь Васильевну Фербер, Сергея Шепенкова – всех, кто нам помогал, за их понимание и гостеприимство. Самый же низкий поклон и многие лета хочется пожелать народным исполнителям, тем, кто щедро поделился с нами своим знанием русской традиционной культуры.




оставить комментарий
страница11/12
Дата16.10.2011
Размер1,27 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх