Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск icon

Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск


2 чел. помогло.

Смотрите также:
Культура населения новосибирского приобья в начале II тыс. Н. Э...
Олешков М. Ю. Метафора в педагогическом дискурсе // Политика в зеркале языка и культуры: сборник...
Сборник статей и материалов элективных курсов...
Списки
Сборник статей и материалов. Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет»...
Предисловие
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
В. А. Сухомлинский Данный сборник составлен по итогам городского конкурса книгочеев...
К. К. Колин // Биб­лиотековедение. 2002. N с. 48-57...
«Модель человека в традиционной китайской культуре»...
Сборник статей...



страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
вернуться в начало
скачать
^

Песенные традиции села Мышланка

Сузунского района Новосибирской области


Краеведы Мышланской средней

общеобразовательной школы под руководством

Валентины Николаевны Онипченко

^

«И не прервать веков связующую нить…»


Фольклорный коллектив села родного –

духовность, нравственность

и для души основа.


Мы живём в красивом селе Мышланка, которое расположилось на живописном берегу небольшой речушки. Здесь живут прекрасные добрые люди, хранители драгоценного клада, который пронесли через все невзгоды и страдания. Клад необычный – песни, в которых отражена история всей страны. Хранят этот клад старожилы нашего села, участники фольклорной группы – Татьяна Кузьмовна Штоль, Нина Васильевна Бархатова, Анна Никитична Захарова, Людмила Степановна Гуляева, Валентина Тимофеевна Гуляева.

Народное творчество – фолькло́р (англ. folklore) в буквальном переводе –народная мудрость, народное знание. Это коллективная, художественная, творческая деятельность народа, отражающая его жизнь, воззрения, идеалы. Фольклор – это создаваемые народом и бытующие в народных массах поэзия (предания, песни, частушки, анекдоты, сказки, эпос), народная музыка (песни, инструментальные наигрыши и пьесы), театр (драмы, сатирические пьесы, театр кукол), танец, архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство.

Фольклор – это наши корни. Жить без них противоестественно.

У всех народов существовали люди, связанные с созданием и исполнением фольклорных произведений. Это русские гусляры и скоморохи, казахские и киргизские акыны, французские трубадуры. Ещё в XVI веке на Руси при царском дворе держали сказочника. Хороший сказочник знал до 10 сказок, каждый раз он рассказывал их по-разному. Это и создало особый стиль, отличающий фольклор от литературных текстов. Многие произведения устного народного творчества пережили столетия. С XVIII века русские учёные начали собирать и записывать произведения фольклора, возникла наука – фольклористика.

Сохранение народных традиций одна из проблем современного общества. Маленькие сёла исчезают, люди стараются перебраться в более цивилизованный мир. Люди уезжают и забывают историю своей малой Родины, её традиции. Нас очень беспокоит судьба нашей деревни, так как она становится всё меньше и меньше.

Мышланка – одно из старожильческих поселений района – образовалось в 1771 году. История нашего села насыщена интересными событиями. В настоящее время культурные традиции села смешанные, так как за последние 40–50 лет значительно возросла миграция населения, и сейчас в Мышланке старожилов меньше, чем новопоселенцев. Однако традиции, привезённые с собой «из России», наши старожилы помнят, хранят и передают своим детям, внукам и правнукам, сопровождая свои рассказы с каждым разом всё более яркими подробностями своей жизни. Самое важное, что в селе есть знаменитая фольклорная группа. «Наши бабушки» – так мы их называем.

Бабушки любят говорить о своей молодости, вспоминать о том, как они проводили своё время, как жили. Татьяна Кузьмовна Штоль говорит: «Наша семья была певчая. Особенно славились голосами родные по маминой линии. Жили они в Бобровке, но часто приезжали к нам, в Мышланку. Все встречи сопровождались пением. Пели так, что лампы тухли. Пели также мои папа, дед (коренные мышланцы), братья, тётя. Голоса у них были звонкие, красивые. Пели по вечерам. Сядет мама прясть, затянет песню, а мы подпеваем. Прохожие говорили: „Опять Кузины (моего отца Кузьмой звали) гуляют”. А мы просто так пели. Родители воспитывали нас песнями.

В школе я училась всего 4 года. Ходила в школу в Бобровке. Путь домой долгий, по дороге пели песни. С начала войны учиться перестала. Летом помогали на полях, зимой в бору заготавливали дрова. Есть было нечего, одеть было нечего, но все жили дружно, а песня помогала нам выжить. Вечером собирались – пели песни. Перерыв в работе – пели песни. И плясали – хоть куда – под гармошку, балалайку. Часто после работы женщины собирались на поляне на спевки, а мы, молодёжь, у них учились, перенимали манеру пения».

А вот воспоминания о Н. К. Самойловой: «Наталья Константинова начала петь с детства, в семье пели мама и сестра Софья. Она родилась в 1923 году. Когда ей было восемь лет, умер отец, осталось пятеро детей. Мать одна поднимала их. Наталья Константиновна закончила всего два класса, с третьего – подрабатывала няней, училась только летом, а зимой не было одежды. Когда началась война, ей было 17 лет. В этом же году стала работать на тракторе. По вечерам молодёжь собиралась в клубе, он был там, где стоит дом Нартовых. Электричества не было, зажигали лучины, фитили, керосиновые лампы и веселились: пели, плясали под гармошку и балалайку. Ведь „песня русская всегда жива в народе: в беде, и в радости, и при любой погоде”».

В семьях наших бабушек пели песни протяжные («Я младёхонька по бережку похаживала») и вечёрочные («Расти хмель по тычинке в день»). Ни один праздник в селе не обходился без участия самобытных песенниц и песенников. Значительное место в их репертуаре занимали обрядовые и свадебные песни: «У рюмочки, у серебряной золотой веночек», «Уж заря, ты, зорюшка», «Во горенке, во новой», «У ворот сосна зелёная», «Как по погребу бочоночек катается», «Как с улицы метелица метёт» («Как с улисы метелиса метёт»).

Вот что рассказывает одна из первых участниц фольклорной группы Людмила Степановна Гуляева (1926 г. р.) о создании своего ансамбля: «В 1978 году между селом Мышланка и селом Шайдурово (соревнующимися колхозом им. В. И. Ленина и колхозом „Пламя”) проходил смотр-конкурс художественной самодеятельности. Вызвал нас к себе председатель колхоза Матвей Тихонович Воротников и предложил спеть. Мы спели прямо у него в кабинете. Ему понравилось, и нам заказали костюмы. Собралось нас 9 человек: Титов Алексей, Штоль Татьяна, Богомолова Татьяна, Бархатова Нина, Гуляева Людмила, Корпусенко Анна, Захарова Анна, Самойлова Наталья, Нартова Клавдия. После выступления на смотре-конкурсе заведующий отделом культуры Сузунского района Михаил Васильевич Керонов стал возить нас на разные районные смотры и областные конкурсы, где нередко мы занимали первые места. К нам присоединились ещё трое – Поминова С., Захаров М., Корпусенко Н. Так образовалась наша фольклорная группа из двенадцати человек. Репертуар подбирали сами. Песни пели разные, в основном те, что пели вместе с родителями. Выступали пять раз в Новосибирске, несколько раз в Сузуне, в Черепаново и Искитиме. Нас записывали на радио и показывали по телевизору в программе „Народные таланты”. Один раз в Новосибирске перед концертом в гостинице стали потихоньку петь. Через некоторое время пришел директор гостиницы и сказал: „Бабушки, не стесняйтесь, пойте громче!” Тогда мы запели громко, прорепетировали хорошо. Даже в самых дальних уголках гостиницы были слышны наши песни. Много людей собралось около номера гостиницы и в его коридоре, чтобы послушать нас».

Русская песня, родная, раздольная,

С детства ты входишь к нам в душу.

В горе и радости песни старинные

Любо и дорого слушать.

В пении мышланцев в целом преобладает воронежская традиция, так как большинство участников ансамбля – переселенцы из Воронежской области. Репертуар разнообразен, но заметно преобладание песен позднего, городского типа (в основном романсов). Мышланский ансамбль – хорошо звучащий коллектив, с единой, яркой по звучанию манерой пения. Многие песни представляют интерес как с этнографической, так и с музыкальной сторон. Среди них свадебные («Отгостилась наша Марьюшка у родимого батюшки», «Благодарственная»), вечёрошние, протяжные, плясовые.

Как приятно общаться с людьми, которые умеют и любят петь: с ними и в праздник радостнее, и в будни любое дело спорится! Они часто вспоминают свою молодость и удивляются: всего каких-нибудь 40–50 лет прошло, а как изменилась жизнь в селе за эти годы. Давным-давно не собираются парни и девчата на вечёрки, никто не пройдёт в сумерки с гармошкой по улице, не споёт залихватскую частушку. И всё же старинные песни, игры, традиции, деревенские обычаи не умерли: они бережно хранятся работниками Дома культуры и участниками фольклорной группы, членами клуба «Надежда» при сельской библиотеке и сотрудниками краеведческого музея.

Состав фольклорного ансамбля меняется: одни уже ушли в мир иной, другие сидят дома по причине нездоровья, третьи ходят, как и ходили на спевки, хотя им уже за 80 лет, такие как Людмила Степановна Гуляева и Татьяна Кузьмовна Штоль. Но тяга петь – ни с чем не измерима, и они, несмотря на свои годы, болячки и недомогания, такие же активные и энергичные, как и прежде! Они неразлучны друг с другом и с песней и по жизни шагают рядом.

Пополняется фольклорная группа женщинами, которые разменяли седьмой десяток лет. Поддерживать традиции фольклорной песни в коллектив пришли Мария Чернышёва, Валентина Корпусенко, Валентина Золотухина и другие. Сегодня в фольклорную группу входят: Д. С. Гулидова, Н. А. Зырянова, М. М. Дедерер, В. Т. Гуляева, З. К. Печёнкина, A. M. Воробьёва, Т. К. Штоль, К. А. Нартова, С. К. Поминова, А. Н. Захарова, Л. С. Гуляева, А. К. Корпусенко, Н. В. Бархатова.

В их жизни старинные песни с детства впитались с молоком матери – сначала слушали, потом вместе пели, учились вытягивать за взрослыми, а голос — это наследственное. А какие замечательные у них голоса! Немногие молодые могут похвастаться таким талантом.

Интересен рассказ сегодняшней участницы фольклорной группы Валентины Михайловны Корпусенко, дочери одной из первых участниц Софьи Поминовой.

«Я с детских лет слышала, как моя мама пела. Если ей грустно, песни были грустные, если настроение у мамы хорошее и работа спорится, то и песни были весёлые. По вечерам мама шила и нас приучала к вышивке, раньше модны были вышитые наволочки – свесы. За затейной работой и нас учила петь. Если я куда-то затяну, скажет: „Не так, пой за мной”. Покажет, как надо. У неё-то голос был крепкий, сочный и звонкий.

В летнее время, уже в сумерках, она с бабами на конях из бригады едет после рабочего дня, мы могли её услышать ещё у лесничества и голос знакомый выделить: „Это наша мама поёт, домой едет”.

В послевоенное время ещё трудно жить было, но песни пели и на вечерах, и на свадьбах; да и просто так собирались гостевать взрослые наши родственники – Н. К. Самойлова, А. К. Корпусенко и мать моя. Пели песни старинные, а нам казалось: про свою жизнь поют. Ну, а на свадьбах по обычаю обыграть молодых надо было – свадебные обрядовые песни пели. Ради шутки могли любую подругу замужнюю посадить и обыграть, гремя монетами в стакане, чтобы вдоволь напеться. А за застольем песни пели протяжные.

Когда мы работать стали, тоже песни пели. Едем на работу – поём и с работы – также поём, и мои сыновья стали узнавать мой голос и тоже говорить: „Вот доярки едут, наша мама поёт”.

Однажды был такой случай. Брат моего мужа из Новосибирска приехал на автобусе, предложил за брусникой съездить. Народу набралось, поехали, нарвали. А в те годы, лет сорок назад, лесники ревностно следили, чтоб рано не рвали зелёной ягоды, даже могли её забрать. Вот Василий Николаевич нам и предложил: „Пойте песни, если остановят, скажем, что со свадьбы едем!” Так нам песни и помогли ягоду домой привезти. Никто у нас автобус и проверять не стал.

Теперь я на пенсии уже, и сейчас нас снова зовут в Дом культуры песни петь. Приучила нас мама петь, любим мы это делать и хотим, чтобы в нашем селе песня старины жила. Учим молодёжь, детей в школе и в детском саду. С удовольствием выступаем и у себя в селе, и в районном центре, в Сузуне. Повезут куда, так едем с удовольствием!»

На концертах наши землячки выходили на сцену вместе с профессиональными коллективами и ничуть им не уступали в песенном мастерстве, да ещё и в танце под музыку песни «Метелица» проходили вместе с танцовщиками ансамбля «Белые росы», дружба с которым продолжается уже более пяти лет. В одну из творческих встреч в качестве музыкального сюрприза мышланцы привезли своим друзьям новую песню о том, как «У девицы-красавицы разгорелося лицо…», и блестяще исполнили её на сцене Дворца культуры железнодорожников Новосибирска в присутствии сотен зрителей.

В 1986 году была выпущена пластинка «Традиционный песенный фольклор» с песнями, представляющими наибольший интерес как с этнографической, так и с музыкальной точки зрения.

Традиция обрядовых песен сохранилась до сегодняшнего дня. В 1992 году наш фольклорный ансамбль пригласили в школу на праздник «Январские посиделки». Это было их первое выступление в школе, и с тех пор фольклорная группа и учащиеся школы стали неразрывно связаны между собой. Песни фольклорной группы звучат на праздниках, проводимых в школе совместно с культурно-досуговым центром «Гармония».

Любовь к песне участницы фольклорной группы передают и малышам. В 2003 году в краеведческом музее был организован детский фольклорный кружок, где наши бабушки с удовольствием учат петь старинные русские песни учащихся младших классов. Дети с удовольствием наряжаются в русские сарафаны, сшитые руками родителей. Стараются быстро и правильно схватывать мелодию фольклорной песни. Участвуют в концертах на праздниках в селе, выезжают коллективом в райцентр Сузун. Смотреть и слушать – одно удовольствие. И радостно, и приятно, что песня живёт, передаётся по наследству.

Коллектив фольклорной песни есть и будет. В 2007 году депутат областного Совета Андрей Иванович Шимкив оказал материальную помощь для приобретения сценических костюмов, что ещё больше подняло боевой настрой наших бабушек. Исполняя песни своих родителей, они испытывают истинное наслаждение, гордость. Песни старины должны жить. Это наша история. Мы её сохраним!

В заключение хочется привести слова солистки фольклорной группы Татьяны Кузьмовны Штоль: «Пока песня жива, будет жить и цвести земля, продолжать жить родной край».


^ Комментарий музыковеда-фольклориста Н. В. Леоновой

к статье В. Н. Онипченко


Как быстро бежит время. Оказывается, я уже тридцать лет занимаюсь собиранием и изучением сибирского фольклора (впервые в экспедицию выехала в 1977 году, будучи студенткой Новосибирской консерватории). И как медленно прирастает знание о ситуации с традиционной культурой хотя бы в отдельно взятой Новосибирской области. Вот к таким выводам меня привела статья краеведов из сузунской деревни Мышланка. В центре этого материала – давно известная мне певческая группа, поэтому читала статью с большим интересом. Но «белых пятен» в биографии мышланских песенниц, изложенной их юными односельчанами, к сожалению, ещё достаточно много, что свидетельствует о несомненной полезности проведённых краеведческих изысканий и перспективности дальнейшей работы.

Начать свой комментарий мне хочется с уточнений, которых требует ряд положений, высказанных в этом исследовании. В частности, это касается вопроса о преобладании воронежской традиции в фольклоре Мышланки. Возможно, это заблуждение возникло из-за неосторожного высказывания Вячеслава Асанова, которое присутствует в аннотации к пластинке, выпущенной фирмой «Мелодия» в 1987 году.

На самом деле о воронежских корнях своих родителей говорила только одна из мышланских песенниц – Анна Никитична Захарова. Большая часть остальных участниц певческой группы называли себя «местными». Поэтому о составляющих данную традицию частях песенного наследия Мышланки говорить однозначно нельзя. Это вопрос, требующий дополнительного исследования.

Хочется также отметить некоторые неточности в жанровых определениях песен. Так, например, песня «Я младёхонька по бережку похаживала» определена как протяжная, на самом деле это хороводная песня. А песня «Расти хмель по тычинке в день» – не вечёрочная, а бытовая, приуроченная к Масленице. Кроме того, она имеет другой зачин: «Девушка по бережку похаживала…» Впрочем, для самих исполнительниц это не так уж и важно, многие традиционные обстоятельства исполнения конкретных песен к 60–70-м годам XX века уже ушли из деревенского быта и были уже не по возрасту самим хранителям традиции.

Одним из главных вопросов, который вдруг возник после прочтения материала, был следующий: кто является первооткрывателем мышланской группы?

Экспедиционное открытие? Видимо, нет. Название деревни не встречается в кратких экспедиционных отчётах, опубликованных М. Н. Мельниковым в сборниках «Сибирский фольклор». Из сузунских поселений там упоминаются только Заковряжино, Ключики, Шипуново, в которых в первой половине 1970-х годов записывали народные песни Л. И. Болотская и В. И. Дементьев. Нет мышланских песен и в сборниках сибирского фольклора, основанных на материалах экспедиций 1970-х годов. Имею в виду сборники Ф. Ф. Болонева и М. Н. Мельникова «Календарно-обрядовая поэзия сибиряков» (1981 г.), «Хороводные и игровые песни Сибири» (1985 г.), издание «Свадьба Обско-Иртышского Междуречья», составленное В. Г. Захарченко и тем же М. Н. Мельниковым (1983 г.). В трёх сборниках русского свадебного фольклора Сибири (1979, 1981, 1984 гг.), подготовленных Р. П. Потаниной с учётом материалов фольклорной коллекции Новосибирского педагогического института, собранных под руководством М. Н. Мельникова, песни из Мышланки также отсутствуют.

Тем не менее, когда летом 1983 года я присоединилась к экспедиционной группе Новосибирского областного научно-методического центра народного творчества и культпросветработы, направлявшейся в Сузунский район, мне было известно, что «в селе Мышланка есть хорошая фольклорная певческая группа, участница многих районных и областных фестивалей народного творчества» (так записано в моем экспедиционном дневнике). Мои сотоварищи по экспедиции, участники Ансамбля сибирской народной песни во главе с Вячеславом Асановым, с мышланскими песенницами уже были знакомы и даже выступали вместе с ними, а также с певческой группой из села Бергуль Северного района, на сцене Большого зала Новосибирской консерватории в декабре 1982 года. Это был концерт хоровой музыки и фольклорных коллективов Новосибирской области в рамках фестиваля «Музыка народов Сибири», включённого в программу Объединённого пленума композиторских организаций Сибири. Столь ответственное выступление свидетельствует о накопленном к тому времени опыте сценических выступлений и приобретённом авторитете.

Для того чтобы предложить свой вариант ответа на вопрос, как и почему возникла фольклорная группа Мышланки (когда она возникла примерно ясно, сами песенницы указывают 1976 или 1978 год), сначала приведу небольшую информацию из истории развития в нашей стране художественной самодеятельности.

Известно, что начало 1970-х годов было ознаменовано ростом активности и интенсивности любительских творческих коллективов (одна из точек отсчёта – 1970 год, год 100-летия В. И. Ленина). Проводились многочисленные конкурсы, смотры, фестивали, расширилось участие в международных, в том числе фольклорных фестивалях, научных симпозиумах по вопросам развития самодеятельного творчества, состоялся телевизионный фестиваль народного творчества. Все эти акции подготовили проведение объёмного по времени и числу участников Первого всесоюзного фестиваля самодеятельного художественного творчества, который прошел в 1975–1977 гг. Первый тур фестиваля был связан с 30-летием Победы, в ходе второго тура в 1976 году (год XXV съезда КПСС) на местах прошёл смотр всех самодеятельных коллективов. Особое внимание уделялось народным хорам и оркестрам, духовым оркестрам и фольклорным коллективам, дабы «укрепить связи художественной самодеятельности с глубинными истоками народной жизни»13. В период проведения фестиваля были созданы или выявлены и выведены на сцену сотни, если не тысячи, творческих коллективов. Третий тур проходил в дни празднования 60-летия Великого Октября. Началась эпоха массовых художественных акций с участием самодеятельных творческих сил.

Накопленный в смотрах, конкурсах и фестивалях 1970-х годов опыт получил высокую оценку в постановлении ЦК КПСС от 28 марта 1978 года «О мерах по дальнейшему развитию самодеятельного художественного творчества». Впервые в отечественной практике документом столь высокого уровня подводились итоги и определялись перспективы совершенствования массового культурного творчества.

Полагаю, что мышланская певческая группа была открыта и выведена на сцену местными клубными работниками именно для участия в каком-нибудь областном смотре или фестивале. До этого песенницы-односельчанки, по всей вероятности, пели любимые народные песни в соответствующих для этого бытовых и праздничных ситуациях.

А пели они так хорошо, оказались столь отзывчивыми и мобильными, что когда возникла необходимость показать песенные традиции села, постоять за честь культуры своей малой родины, то собрались с духом, вышли на сцену и стали артистками. За что им нижайший поклон от всех слушателей и зрителей.


^ Комментарий фольклориста Т. Ю. Мартыновой к статье

В. Н. Онипченко

Впервые увидеть коллектив села Мышланка мне довелось на сцене большого зала консерватории в декабре 1982 года в рамках концертной программы того самого пленума Союза сибирских композиторов, о котором уже упоминала Наталья Владимировна Леонова.

Затем была встреча летом 1983 года. Она произошла в финале длительного трёхнедельного экспедиционного «марафона» по Кыштовскому, Северному и, наконец, Сузунскому районам. Бабушки приняли нас как своих, родных. Было ощущение, как будто вернулся домой, в детство. Засидки далеко за полночь на уютной летней кухне у Татьяны Кузьмовны Штоль, разговоры, песни, вкус настоящего, с сотами мёда, огромная жёлтая луна над притихшей, уснувшей Мышланкой. Такой она и запомнилась.

Фольклорист, как и журналист, всегда в дороге, затягивают постоянные поиски нового. В отдельные деревни – Бергуль, Балман, Северное – ездили постоянно, много лет подряд, не только записывать новые песни, но и просто учиться петь. А в Мышланку – всё как будто не по пути было. В город на концерты бабушек вызывали, а сами не ехали. Только через двадцать два года (2005) довелось вновь заглянуть в знакомое село.

Молодёжь, бывшая в составе экспедиции, буквально онемела от мощи звучания. В последние годы всё реже и реже удаётся услышать хороший коллектив, бабушки уходят, замолкают некогда певучие села. Мышланка в этом отношении уникальное село.

Уникально оно и тем, что обычно бабушки лучше помнят обряды, а песни обрядовые забываются, потому что редко исполняются или не исполняются вовсе. В Мышланке наоборот – обряды практически полностью ушли, а песни живы. Их не очень много, но они живут полноценной жизнью не только на сцене, но и в быту. В материале краеведов говорится о том, что юбилей отмечали свадебными песнями.

Татьяна Кузьмовна Штоль рассказывала, что свадебную песню «Благдарим да Ленюшка» любят они петь просто так, для себя, когда вместе собираются за столом – припевают кого-нибудь. Напоются, наиграются и довольные по домам расходятся.

«Ой, заря, ты зорюшка» – одна из самых известных песен. Её поют и фольклорные коллективы, городские и сельские, и народные хоры. Редко кто из исполнителей слышал оригинал. Песня «ушла в народ», и большинство поёт её, опираясь на чьё-то вторичное воспроизведение. Это сильно обедняет музыкальную стилистику песни. В исполнении мышланского коллектива песня каждый раз звучит по-разному, в зависимости от того, кто запевает, кто выводит верхний подголосок. Более сдержанный вариант получается у Людмилы Степановны Гуляевой. Витиевато, узорчато, с мерцающими непредсказуемыми мажоро-минорными вензелями – у Татьяны Кузьмовны Штоль.

Когда записывали эту песню в 1983 году, мы добросовестно пытались выяснить у бабушек – в какой момент свадьбы эта песня исполнялась. И они вспоминали, что вроде бы утром свадебного дня девушки выходят рано поутру на улицу в рубашках и поют. Весной 2006 года ни одна из бабушек уже не смогла вспомнить обрядовую приуроченность песни. Песня длинная, неспешно разворачивается сюжет, красиво сказывается. Куда торопиться на свадьбе? А для сценического исполнения – очень неудобно. Кто и когда подсказал бабушкам сократить, обрезать песню – теперь уж и не узнать. А потом и городские исполнители постарались каждый на свой манер: вот здесь сократим, а вот это оставим...

Предлагаем нотную запись песни и полный вариант её текста, записанный весной 2006 года, запевает Т. К. Штоль. Тексты приводятся с сохранением традиционных певческих норм произношения.



Ой, заря ты, зорюшка,

Зорюшка вещерняя

Ой лёли, лёли,

Зорюшка вещерняя.

Высако сонце всходило

И далёко светила

Ой лёли, лёли,

И далёка светила.

И на лес, и на поле

И на синее море

Ой, лёли, лёли,

И на синее море.

Как на синем-то море

Там лежала достащка

Ой лёли, лёли,

Там лежала достащка.

Достащка дубовая

Перекладка сосновая

Ой лёли, лёли,

Перекладка сосновая.

Как по этой достачке

Да никто не хаживал

Ой лёли, лёли,

Да никто не хаживал.

Да никто не хаживал,

Никого не важивал

Ой лёли, лёли

Никаво не важивал.

Да прошёл да Лёнюшка

Да прошёл Васильевич

Ой, лёли, лёли,

Да прошёл Васильевищ.

За сабою провёл(ы)

Маладую бараню

Ой, лёли, лёли,

Маладую бараню.

Маладую бараню

Да Нину Васильевну

Ой, лёли, лёли,

Да Нину Васильевну.

Пиривёмши её

Он целовал да миловал.

Ой, лёли, лёли,

Целовал да миловал.

Целовал да миловал

Всё у ей выспрашивал:

Ой лёли, лёли,

Всё у ей выспрашивал.

«Гораздо ли в дому ходить?

Гораздо ли домом жить?

Ой, лёли, лёли,

Горазда домом жить.

Не гораздо в дому ходить,

Не гораздо домом жить

Ой, лёли, лёли,

Ни гораздо домом жить.

Гораздо с милым спать,

Гораздо на рученьке.

Ой, лёли, лёли,

Горазда на рученьке.

Горазда на рученьке,

Горазда на правенькай

Ой, лёли, лёли,

Горазда на правенькай.

Гораздо на правенькой14,

У сердца ретивого.

Ой, лёли, лёли,

У серца ретивова.


«У девицы-красавицы» своеобразная визитная карточка коллектива. Бабушки очень любят эту песню, поют на всех концертах. Не отсюда ли миф о том, что в Мышланке мало песен: «…петь им больше нечего, вот и поют одно и то же». Но даже если бы эта песня была единственной в их репертуаре, она достойна того, чтобы её пели постоянно. Песня очень органично вписывается в формат сцены: вечёрочная по жанру, она позволяет «разбавить» стоячее пение элементом действия, обыграть содержание. По собственному опыту знаю: есть коллективы, владеющие огромным, очень интересным песенным репертуаром, но на концерте, как правило, поют небольшой набор «популярных» песен, удобных для сценического исполнения. Очень трудно приживаются в ситуации сборного концерта протяжные лирические песни – с обилием сложных распевов, словообрывов, огромным количеством куплетов. Спеть два-три куплета – теряется смысл песни, исполнитель не получает удовлетворения от песни. Петь всю – не выдержат слушатели, неподготовленная публика частенько даже не понимает текста, о чём поётся в песне.

Предлагаем вашему вниманию нотную расшифровку записи этой песни, сделанную весной 2006 года, запевает Л. С. Гуляева.




У девицы-красавицы

Разгорается лицо.

На её лицо прекрасно

Смотрит мальчик маладой.


На её лицо прекрасно

Смотрит мальчик маладой.

Насмотревши, наглядевши

Берёт за руку, ведёт.


Насмотревши, наглядевши

Берёт за руку, ведёт

Они вьются, перевьются

И опять рука с рукой.


Они вьются, перевьются

И опять рука с рукой

Алай лентой обовьются

И любуются собой.


Алай лентой обовьются

И любуются собой:

Посмотрите, господа,

Чем мы пара не ровна? (Штоль – «щем»)


Посмотрите, господа,

Чем мы пара не ровна?

Хоть сичас под в(и)нец –

Поцелует молодец.


Хоть сийчас под в(и)нец –

Поцелует молодец.

Ураза, ураза,

Целоваться три раза.


За период с ноября 2005 по август 2006 года сотрудники ОЦРФиЭ трижды побывали в Мышланке и были поражены, как много мы не заметили, не услышали, не узнали двадцать лет назад. Записали образцы детского фольклора – пестушки, потешки, колыбельные. Обнаружили бытующий поныне в селе обряд «похорон кукушки», суть которого сводится к следующему. В семик (четверг перед Троицей) делают куколку (или берут маленькую покупную) и хоронят её в коробочке под черёмухой. В Троицкое воскресенье коробочку с куклой выкапывают, а затем с песнями идут на озеро.

В 1983 году мы практически не знали, что такое духовные стихи и вряд ли спрашивали об этом бабушек (единственный стих, который мы на тот момент знали, – «Все люди живут»). Да если бы и спросили, вряд ли они стали бы петь. В те времена не то что петь, говорить об этом было не принято. В учебном курсе изучения народного творчества, насколько я помню, такого жанра просто не было. Но свято место пусто не бывает. Люди рождались, умирали. Бабушки потихоньку от «молодых» крестили младенцев, если была возможность. Молитв не знали или знали очень мало. Покойников отпевали поминальными стихами. Переписывали из тетрадки в тетрадку, хранили тетрадки как семейную драгоценность. В апреле 2006 года мы оказались в Мышланке накануне Радуницы. Сидя за столом, бабушки вспомнили стих про голубей. А потом уже по нашей просьбе достали заветные листочки и запели.



Проспали мы,

Продремали мы

Всё царствие

Небесное.


«Уж вы голуби,

Уж вы белые,

Вы скажите нам,

Вы куда летали»?


«Мы не голуби,

Мы небелые,

А мы ангелы-

Хоронители.


А мы ангелы-

Хоронители,

Душе с телам

Покровители.


А летали мы

С неба на землю,

Где душа с телам

Расставалася.


Где душа с телам

Расставалася,

Расставалася,

Распрощалася».


«Ты прости, прощай,

Тело грешное.

Я в тебе прожила,

Как в тюрьме пробыла.


Не видала душа

Свету белава,

Не слыхала душа

Слова Божьева.

Уж тебе, тела,

Ва сыру землю,

Ва сыру землю

Червям точить.


Ва сыру землю

Червям точить.

А мне, душе,

На ответ итить.


На ответ итить

На всемирное,

На всемирное

На собрание.


И нам будет там

Разделение:

А как праведным –

Царство небесное.


А как праведникам –

Царство небесное.

А грешникам –

Мука вечная.


А как грешникам –

Мука вечная,

Мука вечная

Бесконечная.


В материалах мышланских краеведов обращают на себя внимание некоторые спорные выводы о корнях местных традиций. Так, утверждается, что основу села составили воронежские переселенцы, и это отражается на музыкальной стилистике песен. На самом деле о воронежских предках вспоминала в 1983 году только Анна Никитична Захарова (её маму привезли в Сибирь в возрасте 12 лет). Захарова в 1983 была лидером в коллективе, но воронежская традиция если и имела место, то отражалась только в исполнении Анны Никитичны. Татьяна Кузьмовна Штоль утверждает, что её бабушка была из Рязани. В 2006 году бабушки среди «расейских» переселенцев, основавших село, назвали тамбовских и рязанских. В любом случае музыкальный стиль Мышланки – это удивительный сплав различных традиций – чалдонских и южно-русских.


Песенные традиции села Шипуново

Сузунского района Новосибирской области

^ Нина Алексеевна Ильиных,

внештатный корреспондент газеты «Новая жизнь»

Сузунского района






оставить комментарий
страница10/12
Дата16.10.2011
Размер1,27 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх