Культурная политика как фактор национальной безопасности в условиях глобализации icon

Культурная политика как фактор национальной безопасности в условиях глобализации


Смотрите также:
Самодостаточность регионов как фактор обеспечения национальной безопасности россии в условиях...
Государственная транспортная политика как фактор национальной безопасности россии (евразийский...
Кадровая политика в системе государственного управления как фактор укрепления национальной...
Российская программа противодействия угрозам национальной и международной безопасности в эпоху...
Энергетическая политика россии как фактор обеспечения национальной безопасности...
Региональные антропологические ценности как элемент национальной безопасности россии в условиях...
Российский алкогольный рынок в условиях глобализации (экономическая политика государства в...
Приоритеты и конкурентоспособность национальной безопасности российской Федерации в условиях...
Андреевич вызовы и угрозы национальной безопасности россии в условиях глобализации...
Рабочая программа дисциплина «Основы экономической безопасности предпринимательства»...
Список абакумов, С. А...
Программа дисциплины «Национальная идентичность в условиях глобализации» для специальности 08102...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


СУЛИМЕНКО Елена Геннадиевна


КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


Специальность: 24.00.01 «Теория и история

культуры (культурология)»


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии


Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре культурологии и деловых коммуникаций Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»


Научный руководитель –

Киричёк Петр Николаевич,

доктор социологических наук,

профессор

Официальные оппоненты




Скородумова Ольга Борисовна,

доктор философских наук, профессор



Зиятдинова Юлия Ефимовна,

кандидат культурологии


Ведущая организация – Московский университет культуры

и искусств.


Защита состоится «20» ноября 2008 года в _16.00_ часов на заседании диссертационного совета Д 502.006.07 при Федеральном государственном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, просп. Вернадского, 84, (I учебный корпус, ауд. 3330).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Объявления о защите и автореферат соискателя опубликованы «20» октября_2008 года на официальном сайте Федерального государственного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» «Защита диссертации» www.rags.ru


Автореферат разослан « 20 » октября 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент



В.И. Ефременко


^ I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях глобализации для любой страны, не относящейся к «золотому миллиарду» человечества, перманентно существует опасность глубокого социокультурного кризиса, связанная с экспансией внешних и внутренних угроз для национальной безопасности, носящих, как правило, духовно-практический характер негативного свойства. Эти угрозы в бытии так называемой догоняющей цивилизации реально проявляются в насаждении «чужого» образа жизни, наступлении на ментальную идентичность, унификации культурных продуктов, перенасыщении публичной сферы деструктивной информацией, что неизбежно влечёт за собой дезориентацию сознания и поведения людей в повседневности.

В конечном итоге, все названные социокультурные тенденции со знаком «минус», как правило, приводят к нарушению в общественно-государственной среде традиционных связей и утрате национального своеобразия культур. Это, в свою очередь, негативно сказывается на состоянии не только духовной сферы социального воспроизводства («производства идей»), но и материальной («производства вещей»). А слабость материальности-духовности для общества и государства, согласно диалектике, фактически означает слабость их национальной безопасности.

Известно, что не устраняемые для бытия и сознания людского сообщества угрозы – как внутренние, так и внешние – имеют свойство не исчезать, а наоборот, со временем нарастать. С одной стороны, уменьшение числа читателей книг и журналов, сокращение количества посетителей театров и музеев, ослабление былого интереса к культурному туризму и, с другой стороны, увеличение объёмов потребления низкопробной продукции (особенно телевизионной) зарубежной массовой культуры – всё это наблюдающиеся в последнее время антиментальные для российского суперэтноса тенденции, ослабляющие его духовные силы в условиях «столкновения цивилизаций» (С. Хантингтон), которые сами собой не остановятся в своём развитии.

И автор считает, что одним из важнейших факторов обеспечения национальной безопасности, особенно в переходном социуме, каким в настоящее время предстаёт Россия, является государственная культурная политика в качестве системы научно разработанных и практически осуществляемых идеологических и технологических мер внутреннего и внешнего характера. Наша держава сможет найти своё достойное место в глобализирующемся мире при условии, если она будет опираться в своей политике не только на военную и экономическую доктрины, но и на гуманистически привлекательные для других стран принципы культурной политики.

Связь культуры как «составной части и условия всей системы деятельности, обеспечивающей разные стороны жизни человека»1 и национальной безопасности очевидна. Последняя в условиях глобализации обес-печивается не только прочной обороноспособностью страны, но и достойной статусно-ролевой её диспозицией во всех без исключения аспектах внешней и внутренней политики. Угрозы национальной безопасности могут прийти отовсюду, а культура благодаря своей всепроникающей способности воздействовать на общественные отношения через сознание и поведение людей может стать важным средством их преодоления.

Аккумулированная в рамках специально ориентированной политики культура способна достигать важных целей – регуляции социального развития и стабилизации общественной жизни и при этом использовать демократические средства – диалоговые формы толерантного воздействия на сознание и поведение людей во избежание социокультурных кризисов. К сожалению, эти охранительные возможности культуры от внешних и внутренних угроз национальной безопасности недостаточно используются в современной государственной политике России.

Таким образом, научно-практическая проблема исследования обусловливается:

- с одной стороны, реальной экспансией внешних и внутренних социокультурных угроз национальной безопасности страны в условиях глобализации и слабо выстроенной против них системой общественно-госу-дарственной защиты, в том числе средствами культурной политики;

- с другой стороны, недостаточной разработанностью в гуманитарной науке социально-регулятивных принципов и механизмов обеспечения национальной безопасности страны, интегрированных в рамках современной культурной политики общества и государства.

^ Научно-практическая задача исследования заключается в концептуальной разработке сущностно-функциональных (теоретических и прикладных) основ современной культурной политики государства и других акторов российского общества, выступающей особо значимым фактором национальной безопасности Российской Федерации в условиях глобализации, которая, наряду с воспроизводством позитивных фактов, событий, явлений, тенденций, создаёт как внешние, так и внутренние для страны угрозы духовно-практического свойства.

^ Степень научной разработанности темы исследования. Необходимость исследования культурологических аспектов национальной безопасности страны в условиях глобализации обусловила привлечение комплексного подхода, имеющего как общетеоретическое основание, так и прикладную составляющую, что позволило всесторонне изучить взятую в научную разработку тему. В связи с этим весь круг источников по исходным началам исследования подразделялся на ряд профильных групп в зависимости от теоретических или методологических концептов их использования в диссертации.

Во-первых, это труды, посвященные философским, социологическим, политологическим, эстетическим основаниям культуры, в которых на теоретическом уровне исследованы её сущность, природа, функции (Н.И. Ворониной, Н.Я. Данилевского, В.К. Егорова, Б.С. Ерасова, А.А. Зиновьева, М.С. Кагана, И.Н. Лисаковского, Ю.М. Лотмана, Н. Лумана, В.М. Межуева, А. Моля, М.М. Назарова П.А. Николаева, А.С. Панарина, А.А. Радугина, В.В. Савельева, Е.А. Сайко, Н.В. Серова, Л. Уайта, А.Я. Флиера, С. Хантингтона и др.)1 и которые помогли автору, помимо фундаментальных концептов, осмыслить также стабилизирующую роль культуры в общественной жизни.

Помимо этого, рассмотренные многими учеными глобализационные аспекты социокультурной динамики Российской Федерации (Г.А. Аванесовой, К.З. Акопян, А.Л. Андреева, О.Н. Астафьевой, Л.Е. Вострякова, Л.А. Поелуевой, В.М. Соколова, Д. Сороса, В.Т. Третьякова и др.)1, усложняемые быстрым её переходом к информационному обществу, способствовали уточнению в рамках диссертации новых функций культуры в полиморфной социальной среде.

Во-вторых, это работы (Т.Г. Богатырёвой, Г.Г. Воробьёва, Н. Генрих, Т.М. Гудима, Н.И. Дорошенко, Р. Инглхарта, С.А. Ржановой, Д.А. Танатовой и др.)2, в которых изучались производные от стабилизирующей функции культуры принципы и методы культурной политики государства и других акторов российского социума, увязанные диссертантом с проблемами обеспечения общественной стабильности и национальной безопасности.

В-третьих, это исследования (Л.А. Аннинского, Н.П. Араповой, А.С. Ахиезера, М.К. Горшкова, А.Я. Флиера, В.П. Фёдорова, Л.В. Гудкова, В.В. Зотова, С.М. Исаева, Х.С. Киреева, И.Р. Шафаревича, А.В. Шевченко, В.М. Шепеля и др.)1, где рассматривались причинно-следственные концепты стабилизации (дестабилизации) социокультурной среды в России, на основании которых автор прослеживал культурные предпосылки преодоления внешних и внутренних угроз стране, связанные с возрождением национальных традиционных ценностей и реабилитацией принципов национального самосознания.

В-четвёртых, это труды (Ю.И. Боканя, С.Н. Бухарина, Э.А. Галумова, Л.М. Земляновой, В.В. Зотова, С.Г. Кара-Мурзы, О.И. Карпухина, Н.Б. Кирилловой, П.Н. Киричёк, М. Маклюена, А.В. Миронова, И.Н. Панарина, А.И. Петренко, В.Д. Попова, О.Б. Скородумовой, Т.Н. Суминовой, В.В. Цыганова и др.)2, изучавшие информационный аспект культуры в обществе, связанный с институтом прессы, формирующим новые ценностные ориентиры и вырабатывающим новые правила социального поведения. Важность и полезность этих источников состояла в том, что они помогли автору гипотетически представить те духовно-практические модели развития страны, которые могут выражать пути выхода страны из социокультурного кризиса.

В-пятых, это работы (С.И. Беглова, Ю. Быба, К.С. Гаджиева, Э.А. Галумова, Н.Н. Зверевой, С.М. Исаева, Ю.М. Лужкова, В.К. Медведевой, И.С. Семененко и др.)1, рассматривавшие вопросы создания позитивного образа России за рубежом и внутри страны. Они дали возможность автору сформулировать свои предложения по формированию принципов внешней культурной политики, направленной на поиск нашей страной достойного места в изменяющемся многополярном мире.

В-шестых, это исследования социологического и культурологического профиля (А.Г. Асмолова, Ю.А. Левады, В.А. Лукова, Э.Ф. Макаревича, Л. фон Мизеса, М.М. Назарова, П.А. Сорокина и др.)2, анализ которых позволил диссертанту трактовать феномен культуры как широкое поле духовно-практической деятельности самых разных социальных субъектов – индивидов, групп, слоёв, классов, государства, общества в целом. Без такого подхода невозможно сделать объективные выводы и рациональные предложения по формированию принципов культурной политики в целях укрепления национальной безопасности.

Тем не менее, можно констатировать, что в отечественной культурологии в настоящее время недостаёт научных работ, посвященных комплексному анализу культурной политики в связи с обеспечением национальной безопасности в условиях глобализации мирового сообщества. Исследование диссертантом этой проблемы в некоторой степени дополняет имеющиеся знания по обозначенной теме.

^ Цель исследования: научное определение роли и значения культурной политики в обеспечении национальной безопасности России в условиях глобализации.

Избранная цель предопределила следующие задачи исследования:

- выявить ресурсы культуры, используемые в системе социальной регуляции общественного развития;

- обозначить приоритеты культурной политики, способствующие укреплению национальной безопасности страны;

- определить культурные предпосылки нейтрализации внешних и внутренних угроз, дестабилизирующих развитие российского государства;

- раскрыть социокультурные основы противодействия экстремизму, проявляющемуся в публичной сфере и на бытовом уровне;

- обосновать необходимость ценностно-смыслового подхода в деятельности средств массовой информации, формирующих стереотипы сознания и модусы поведения граждан;

- сформулировать принципы создания позитивного образа России в контексте её национальной безопасности с помощью внешней культурной политики.

^ Объект исследования – феномен культуры в формате национальной безопасности общества и государства.

Предмет исследования – идеологические основы и технологические компоненты культурной политики как фактора обеспечения национальной безопасности России.

^ Теоретико-методологическая база исследования представлена рядом концепций, содержащихся в научных трудах по культурологии, социологии, философии, политологии, истории, относящихся к последней трети ХХ и началу ХХI вв. В частности, деятельностная концепция культуры (М.С. Каган), концепция «срединного ядра культуры», формирующего цивилизацию (Б.С. Ерасов), модель «мифического образа», объясняющая истоки формирования образа страны в сознании человека (Д. Кэмпбелл), концепция «культуры насилия» (А.Я. Флиер), историко-культуро-логическая концепция причин социокультурных кризисов в России (А.С. Ахиезер) и др.

При написании диссертации, имеющей междисциплинарный характер, автор использовал комплексный подход к анализу понятий «культура» и «культурная политика», который заключался в рассмотрении сложных по структуре и динамике социокультурных явлений с позиции полиморфной целостности, сохраняющей при всех своих трансформациях основное ядро. Для изучения частей этой целостности применялся системно-струк-турный подход, использующий совокупность приемов исследования: дихотомию, логический анализ, сравнение, идеализацию, историческую аналогию и др. В качестве основного ядра культуры рассматривались ценностно-смысловые ориентиры в контексте стабильности общества.

Другим методологическим приемом при изложении идей диссертационного исследования была диалектика множественного и единичного. Категории «культура», «культурная политика», «национальная безопасность» анализировались в контексте онтологических сущностей, проявляющихся в разных сферах общественной жизни (экономика, политика, семья, социальные группы, международные отношения и т.п.) и в разных формах её динамики (экстремистские движения, маргинальное поведение, депопуляция населения и др.). Этот анализ помогал формулировать необходимые обобщения в виде научных выводов и рекомендаций по изменению целей, задач, средств культурной политики.

^ Эмпирическая база исследования включает в себя аналитическую, художественно-публицистическую, хроникальную информацию об основных культурных событиях и явлениях в России, содержащуюся в текстах публикаций из общественно-политических газет («Аргументы и факты», «Культура», «Литературная газета», а также «Телепрограмма для Москвы и Подмосковья»), журналов («Вопросы культурологии», «Обсерватория культуры», «Общественные науки и современность», «Обозреватель – Observer», «Безопасность Евразии»), Интернет-изданий – всего более 300 материалов, подвергнутых традиционному методу изучения документов. Важное значение в работе над диссертацией имели результаты социологических исследований Фонда «Общественное мнение» (Москва), Левада-Центра, материалы статистических сборников, издаваемых Федеральной службой государственной статистики (Росстатом).

Широкая источниковедческая база позволила диссертанту исследовать вопросы культурной политики и национальной безопасности в их взаимосвязи и сделать комплексное обоснование своей научной позиции по избранной теме.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Социокультурный кризис, переживаемый в настоящее время российским обществом в связи с форсированным его переходом в информационную эпоху и вступлением в период глобализации, настоятельно требует для своего преодоления значительной активизации национального культурного ресурса. В синергийном процессе современного развития культура всё заметнее играет роль социально-регулятивного фактора общественной жизни, во многом обеспечивающего за счет мобильности «центрального ядра культуры» - национальных культурных ценностей - устойчивое и безопасное развитие страны.

2. Культура является, помимо фундаментального источника духовного здоровья народа и социальной стабильности, системообразующим фактором международной и национальной безопасности благодаря своей всепроникающей способности воздействовать на общественные отношения через сознание и поведение людей. Противоречивые явления в современной российской действительности делают необходимой разработку целостной концепции культурной политики в целях усиления позитивного кумулятивного эффекта культуры в контексте безопасности страны. Приоритеты этой политики состоят в укреплении роли семьи, сохранении и упрочении национальных традиций, повышении значимости русского языка как главного онтологического модуса отечественной культуры.

3. Национальная безопасность становится важнейшей целью культурной политики, способной эффективно противодействовать внутренним и внешним угрозам стабильности российского общества. Внутренние угрозы связаны с актуализацией в стране проблемных ситуаций, порождающих явления ксенофобии, религиозной и этнической нетерпимости, экстремизма, девиантного поведения, маргинализации и криминализации социума, ослабления института семьи как ретранслятора общечеловеческих ценностей. Внешние угрозы связаны с наступлением культурного единообразия в условиях глобализации, возможной утратой ментальной идентичности, возникновением англоязычной монополии в мировом медиапространстве, ведением новых информационных войн. Всё это не способствует утверждению России как одного из центров влияния в многополярном мире. Защита от дестабилизационных угроз российского общества может обеспечиваться с помощью культурно-воспитательных мер, имеющих системный характер - образовательный, нравственный, толерантный, правовой и др.

4. В специфических условиях России феномен экстремизма имеет двоякую питательную почву – во-первых, социально-экономические тру-дности адаптации граждан к рыночным условиям бытия и, во-вторых, инфицированное деструктивной (разноречивой, спонтанной, безыдейной) информацией социокультурное пространство, где едва просматриваются национальные ценности. Отсюда проистекает живучесть многих фобий - этнической, расовой, ксеновой, религиозной и др., побуждающих к насилию. Экстремизм формирует в общественном бытии – «культуру» нетерпимости, а в общественном сознании – «культуру» страха, которые точнее будет назвать концептами антикультуры. Нейтрализация экстремистских проявлений возможна с помощью комплекса идеологических и технологических мер, имеющих разъяснительный характер и воспитательное значение.

5. Инфицированность социокультурного пространства деструктивной информацией может преодолеваться интенсивным переходом массмедиа в отношениях с народом и властью к ценностно-смысловому подходу, предполагающему сочетание в массовом сознании национальных культурных концептов с культурными универсалиями постиндустриального общества. Средства массовой информации способны привнести значительный вклад в герменевтическую составляющую культуры, если станут идентифицировать свою работу с культурным креативом и обеспечивать широкий дискурс по отношению к глобализированным (общечеловеческим) ценностям при сбережении национальных традиций. Безопасность же России в духовной сфере станет более эффективной, если в формировании социокультурной информационной среды будут демократически участвовать все без исключения социальные слои и группы.

6. Важным параметром национальной безопасности является внешний образ страны, вступающей в повседневные коммуникации с мировым сообществом, на качество которого существенно влияют публичные оценки зарубежных политиков, отношение собственных и зарубежных граждан, позиция «своих» и «чужих» средств массовой информации и, наконец, действенность культурной политики, включающей в себя пропорции экспорта-импорта духовной продукции. К сожалению, по всем названным индикаторам внешний образ России в настоящее время имеет тенденцию к ухудшению и даже искажению. Для исправления сложившегося положения требуется коренная модернизация культурной политики государства, особенно внешнего её аспекта, и объединение усилий на этом направлении дипломатов, журналистов, деятелей культуры, представителей общественности, бизнесменов. Все граждане страны должны озаботиться позитивным формированием зарубежного образа России как существенного духовно-практического концепта её национальной безопасности.

^ Научная новизна диссертации и основные результаты, полученные автором.

Новизна исследования заключается в разработке представления о культуре как о социально-регулятивном факторе общественной жизни, во многом обеспечивающем за счет «центрального ядра культуры» - национальных культурных ценностей - устойчивое и безопасное развитие страны.

1. В культуре присутствует значительный потенциал санации и гармонизации гетерогенных (полифонических) отношений в переходном обществе, переживающем социокультурный кризис в условиях глобализации. В этой связи культура непосредственно включается в систему социальной регуляции общественного развития в виде комплекса упорядоченных идеологических и технологических мер под названием «культурная политика», преследующих цели устойчивого и безопасного развития страны.

2. Культура, обладающая в позитивном смысле уникальным свойством тотального проникновения в сознание людей (кумулятивного эффекта), становится системообразующим фактором международной и национальной безопасности: в том случае – если это свойство закладывается в основу целостной концепции культурной политики государства, имеющей приоритетами высшие человеческие ценности национального и интернационального характера, начиная с равенства всех людей на достойную жизнь.

3. Культурная политика в контексте национальной безопасности проявляет большие возможности для нейтрализации внутренних и внешних угроз стабильности переходного общества и утверждения России в качестве одного из центров влияния в многополярном мире. При этом культурная политика от имени общества и государства осуществляет функцию «мягкой власти», используя гуманитарные стабилизационные средства по отношению к социокультурному кризису в виде системы убеждающе-воспитательных мер массового характера.

4. Социокультурные основы противодействия феномену экстремизма имеют два вектора: в общественном бытии – преодоления «культуры» нетерпимости и в общественном сознании – преодоления «культуры» страха. Оба они определяются концептами «антикультуры», возникающими в инфицированном деструктивной информацией социокультурном пространстве. Нейтрализация экстремизма видится автору прежде всего в реализации мер, вызывающих замену в массовом сознании негативных стереотипов на позитивные, наполненные национальными и общечеловеческими жизнеутверждающими ценностями.

5. Ключевым деятельностным акцентом в контексте безопасности страны представляется постоянное присутствие национально-культурных ценностей в концептах повседневной массмедийной практики. Эта практика по нравственному императиву идентифицируется с позитивным культурным креативом, отвечающим ценностно-смысловому подходу в работе прессы, что в итоге обеспечивает продуктивный синкретизм «общего – особенного» («национального – интернационального») при формировании глобальной и локальной информационной среды.

6. Уровень национальной безопасности зависит во многом от имиджа страны, которая ввиду цивилизационной необходимости повседневно вступает в различные коммуникации с мировым сообществом и, таким образом, обрекает себя на импорт «чужой» и экспорт «своей» духовной продукции. Соблюдение рациональной (безопасной для существования нации) пропорции «своего» и «чужого» возлагается на внешнюю культурную политику, принципы которой в сложившейся для страны мировой ситуации требуют коренной модернизации с участием в этом процессе всех заинтересованных в сильной России граждан.

^ Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что приведенный в его тексте анализ основных категорий культурной политики способствует пониманию динамики российской культуры в условиях глобализации через диалектику множественного и единого. В результате проведенного исследования всесторонне показана стабилизирующая роль государственной культурной политики в жизни российского общества в контексте национальной и международной безопасности. Основные положения и выводы диссертации способны послужить в качестве рекомендаций для органов власти и общественных структур при разработке целей и задач, принципов и способов проведения внутренней и внешней культурной политики государства. Материалы диссертационного исследования могут использоваться в вузах в процессе преподавания таких учебных дисциплин, как культурология, социология и политология.

^ Достоверность и научная обоснованность результатов исследования обусловливается: рефлексией в рамках фундаментальных законов общественной жизни - относительной самостоятельности духовной сферы социального воспроизводства и креативной роли личности в создании «второй природы» (культуры); использованием комплексного подхода, более общего в сравнении с системно-структурными методами, для изучения культурных форм и образований; применением в исследовании диалектики единого и множественного по отношению к стратегии культурного развития и формам её проявления; сочетанием социологического подхода при изучении эмпирических данных о культурной жизни с приёмом идеализации, позволяющим проектировать модели культурного взаимо-действия как возможные варианты внутренней и внешней культурной политики; сопоставлением достигнутых в работе результатов с аналогами из общепризнанных в стране и мире научных трудов по культурологии.

^ Апробация результатов исследования. Основные положения, идеи и результаты диссертационной работы изложены автором в 4 публикациях (объём - 2,3 п. л.) и в сообщениях на федеральных и международных научных конференциях в Российской академии государственной службы при Президенте РФ (Москва, 2007 г.), Северо-Западной академии государственной службы (Санкт-Петербург, 2008 г.) и Совете Федерации РФ – Парламенте Бельгии (Санкт-Петербург, 2008 г.).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры культурологии и деловых коммуникаций ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» (Протокол № 11 от 24 июня 2008 года) и рекомендована к защите на заседании диссертационного совета Д 502.006.07 при ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» (Протокол № 11 от 16 октября 2008 года).

^ Структура и объем диссертации соответствуют целям и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения и библиографии (255 наименований).


^ II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


В первой главе «Культурологические аспекты национальной безопасности: теория вопроса» рассматривается социально-регулятив-ная функция культуры в обществе и выявляется действенный её потенциал для устранения внутренних и внешних угроз стабильному развитию страны.

В первом параграфе «Культура в системе социальной регуляции общественного развития» показывается конструктивная роль «центра-льного ядра» культуры - национальных культурных ценностей - в обеспечении устойчивого прогресса мирового сообщества.

Известно, что современная культура (материальная и духовная) представляет собой пространство интегративной деятельности человека, или сложно организованное социокультурное образование, возникшее в результате названной деятельности креативного характера и включающее в себя совокупность всех общественных отношений. Современную культуру можно понимать и как предметно-духовное поле бытия человека, в котором происходит его жизнедеятельность. При этом состояние культуры как сферы общения и как регулятора общественных отношений можно считать живой её реальностью, так как здесь представлены люди и их поведение, ориентированное на определённые ценности.

В одном из определений культура – «это процесс и продукт духовного производства как системы по созданию, хранению, распространению и освоению духовных ценностей, норм, знаний, представлений, значений и символов»1. При этом социальность культуры заключается в том, что она в качестве неотъемлемого от общества, участвующего в его эволюции феномена имеет свои непреходящие функции – аккумуляции, адаптации, регуляции, интеграции индивидов, слоёв, групп, классов.

Автор считает, что социально-регулятивная роль культуры заключается в незримом воздействии аксиологического её аспекта на все уровни и формы человеческого бытия и сознания, которые проходят постоянную ценностную проверку в дихотомиях «доброе – злое», «прекрасное – безобразное», «полезное – вредное» и др. Этот аспект культуры не стоит недооценивать. Утрата таких ценностей, как единство нации, нравственная высота межличностных отношений, любовь в семье, доверие к власти, объединяющая людей религиозная вера, может привести не только к застою в социальном развитии, но и к гибели целых цивилизаций

В сущности, культура предлагает обществу для повседневной жизни особый позитивно-регулятивный механизм, обеспечивающий количественную фильтрацию и качественную адсорбцию всех исходных, промежуточных, итоговых компонентов социально-воспроизводственного процесса. При этом культура с помощью аксиологической корреляции тщательно экспертирует и избирательно воспринимает материальную и духовную продукцию всех сфер социального воспроизводства, откладывая наиболее ценное в анналы социокультурного опыта и не позволяя обществу снижать планку цивилизованности и нравственности.

И всё же, несмотря на явный прогресс человеческой цивилизации, в обществе спорадически возникают кризисы бытия и сознания, усугубляемые в нашу эпоху процессом глобализации. В частности, социокультурный кризис выражается в отсутствии общезначимых национальных идей и смыслов, в результате чего народ не воспринимает себя как единое целое, при этом его причины могут лежать как внутри страны, так и вне её границ.

Эти основные признаки свойственны социокультурному кризису, который переживает в настоящее время российское общество в связи с форсированным его переходом в информационную эпоху и вступлением в период глобализации. Преодоление этого кризиса настоятельно требует от общества и государства, в первую очередь, значительной активизации национального культурного ресурса, потому что в синергийном процессе современного развития культура всё заметнее играет роль социально-регулятивного фактора общественной жизни. И этот фактор существенно способствует (при условии мобильного использования возможностей «центрального ядра культуры» - национальных культурных ценностей) устойчивому и безопасному развитию страны.

В культуре присутствует значительный потенциал санации и гармонизации гетерогенных (полифонических) отношений в переходном обществе, переживающем социокультурный кризис в условиях глобализации. Это даёт основание непосредственно включить культуру в систему социальной регуляции общественного развития в виде комплекса упорядоченных идеологических и технологических мер под названием «культурная политика», которая преследует цели устойчивого и безопасного развития страны.

Во втором параграфе «Приоритеты культурной политики в контексте национальной безопасности» обосновывается необходимость изменения целей, задач, средств использования ресурсов отечественной культуры для самосохранения и развития общества и государства в современных условиях.

По мнению диссертанта, культурная политика является реальным результатом прежде всего самоорганизации культуры как универсального феномена общественной жизни, допускающего, наряду с внутренней, и внешнюю по отношению к себе аттрактивность, имеющую при этом допустимый предел. Автор разделяет точку зрения, согласно которой культурная политика определяется как «комплекс операциональных принципов, административных и финансовых видов деятельности и процедур, которые обеспечивают основу действий государства в области культуры…, всю сумму сознательных и обдуманных действий (или отсутствие действий) в обществе, направленных на достижение определённых культурных целей посредством оптимального использования всех физических и духовных ресурсов, которыми располагает общество в данное время»1.

На переходе общества из одной (индустриальной) стадии развития в другую (информационную) максимально востребуется целеполагающее единство трёх основных сфер жизнедеятельности людей – политики, экономики, культуры, которое помогает выйти из неизбежного социокультурного кризиса с наименьшими издержками. Причём универсальность культуры позволяет ей выступать своеобразным общим знаменателем управленческих усилий, направленных на устранение и упреждение кризисных ситуаций, в том числе и в области национальной безопасности.

Связь культурной политики и национальной безопасности отражена в государственных документах – Конституции Российской Федерации, Концепции национальной безопасности и Доктрине информационной безопасности Российской Федерации. В суммарном выражении национальная безопасность «представляет собой в современной парадигме состояние защищённости жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз в основных сферах их жизнедеятельности»1.

К этому определению можно добавить ещё один акцент – устойчивое состояние общественной системы, достигаемое за счет имеющихся в ней факторов, предохраняющих её от распада, хаоса и застоя в развитии. В круг национальной безопасности входит защита общества и государства от внутренних и внешних угроз политического, экономического, социального, военного, техногенного, экологического, информационного и иного характера. Подрыв национальной безопасности означает не только переход страны в положение политически и экономически зависимой, но и лишение её культурной самобытности и исторических ценностей.

Как известно, культура представляется фундаментальным источником духовного здоровья народа и социальной стабильности. Она обладает всепроникающей способностью (кумулятивным эффектом) позитивно воздействовать на общественные отношения через сознание людей. Благодаря этим качествам, культура способна выступать системообразующим фактором международной и национальной безопасности, будучи сфокусированной в целостной концепции культурной политики. Приоритеты этой политики состоят в укреплении роли семьи, сохранении и упрочении национальных традиций, повышении значимости русского языка как главного онтологического модуса отечественной культуры. Симметричную конфигурацию с ними составляют общечеловеческие ценности, начиная с равенства права всех людей (не только представителей «золотого миллиарда») на достойную жизнь.

Диссертант полагает, что идеологическое изменение приоритетов культурной политики должно сопровождаться организационными мерами, а именно: усилением роли государства как гаранта кристаллизации культуры в качестве духовной основы добровольного единства входящих в него народов и возможностей прогрессивного развития полиэтнической стра-ны без маргинальных проявлений шовинизма и национализма.

В третьем параграфе «Духовно-практические предпосылки нейтрализации угроз обществу и государству» рассматриваются условия и специфика приведения в действие системы мер культурного характера для обеспечения стабильного (внутреннего и внешнего) положения страны.

Как гласит Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, обеспечение национальной безопасности включает в себя защиту культурного, духовно-нравственного наследия норм общественной жизни, введение запрета на пропаганду насилия, экстремизма и информации, эксплуатирующей низменные стремления1. Тезис этот как руководство к действию очень актуален, поскольку в настоящее время российское социокультурное пространство находится в состоянии кризиса. Его основными признаками можно считать следующие явления:

- утрата страной прежней целостности культурно-информационного пространства;

- появление в социальной атмосфере антиментального типа поведения людей;

- отход в социальной практике от преемственности в передаче культурных ценностей с преимущественной ориентацией на текущие (сиюминутные) проявления культурной жизни;

- формирование деструктивных стереотипов сознания и поведения людей под влиянием продуктов массовой культуры.

Автор в этой связи определяет национальную безопасность, подвергающуюся подобной социокультурной эрозии, важнейшей целью культурной политики, которая может эффективно противостоять внутренним и внешним угрозам стабильности российского общества.

Источник внутренних угроз проистекает из актуализации в стране проблемных ситуаций, которые воспроизводят явления ксенофобии, религиозной и этнической нетерпимости, экстремизма, девиантного поведения, маргинализации и криминализации социума, ослабления института семьи как ретранслятора общечеловеческих ценностей. Внутренние причины социокультурного кризиса в России вызываются ослаблением действия механизмов социальной регуляции, когда духовная культура, раскачиваясь, как маятник, то в сторону демократии, то в сторону авторитаризма, перестаёт быть адекватной социальным отношениям: «В обществе развивается неадекватная мысль, неадекватные отношения, неадекватность человека самому себе. В обществе властвуют фантомы»1.

Источник внешних угроз проистекает из условий глобализации, которые продуцируют опасности утраты ментальной идентичности, возникновения монополии одной страны в мировом медиапространстве, ведения бесконечных информационных войн, появления новых форм международного терроризма и экстремизма и, наконец, наступление культурного единообразия, которое ведёт к потере индивидуальности национальной культуры. Например, информационное проникновение западных ценностей в ядро российской культуры по массово-коммуникативным каналам плохо контролируется – это приводит к формированию стойкой бездуховности как стиля жизни: контент-анализ еженедельных программ кабельного телевидения с выявлением пропорций показа нашим зрителям «своего» и «чужого» кино наглядно демонстрирует, что «в цивилизационном (по С. Хантингтону) противостоянии «Россия – США» на российской духовной почве отечественное телевидение подыгрывает иноземцам, атакующим наше культурное пространство»2.

Отстранённое отношение общества и государства к внутренним и внешним угрозам национальной безопасности препятствует утверждению России в качестве одного из центров влияния в многополярном мире. Противодействие факторам дестабилизации российского общества может осуществляться с помощью культурно-воспитательных мер, имеющих системный характер - образовательный, нравственный, толерантный, правовой и др., в частности, путём возврата к разнообразию народной культуры, которая отражает укоренённый в русском национальном архетипе принцип соборности с единой для всех этносов «идеей-правительницей». В этом случае культурная политика от имени общества и государства реализует функцию «мягкой власти», устраняя причины социокультурного кризиса и микшируя его последствия массово-коммуникативными средствами убеждения и воспитания граждан.

Во второй главе «Культурно-политическая практика в формате национальной безопасности России» обобщаются прикладные аспекты духовно-практического опыта защиты общества и государства от внутренних и внешних угроз и предлагаются верифицированные формы и методы эффективной культурной политики страны в условиях глобализации.

В первом параграфе «Социокультурные основы противодействия феномену экстремизма» изучаются современные константы культурной политики, способной устранять и упреждать явления и тенденции маргинализации бытия и сознания в трансформирующемся обществе.

В социальной теории экстремизм определяется как приверженность к крайним мерам в сфере общественных отношений1. Он также рассматривается как крайняя степень недовольства людей или организаций своим статусно-ролевым положением, которая выражается не только в отношениях и мнениях, но и в социальных действиях, расшатывающих стабильность в обществе. Федеральный Закон Российской Федерации «О противодействии экстремистской деятельности» относит к понятию экстремизма возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды.

Автор считает, что в шоково-переходных условиях, в которых сейчас находится российское общество, феномен экстремизма располагает всеми исходными данными для своего воспроизводства.

С одной стороны, экстремизм онтологически подпитывается существенными социально-экономическими трудностями адаптации к рыночным основам бытия, которые испытывает большинство граждан страны, столкнувшись с непривычными формами материальных (собственности, обмена, потребления) и духовных (образования, культуры, семьи) отношений.

С другой стороны, экстремизм аксиологически закрепляется инфицированным деструктивной (разноречивой, спонтанной, безыдейной) информацией социокультурным пространством, где почти не просматриваются традиционные национально-культурные ценности, которые нередко подменяются привнесёнными из-за границы суррогатами массовой культуры.

Отсюда проистекает живучесть многих фобий - этнической, расовой, ксеновой, религиозной и др., побуждающих многих, подпавших под их влияние людей, к использованию различных форм насилия (события в Кондопоге, Ставрополе, Воронеже и др.). При этом экстремизм и в простом, и в расширенном вариантах формирует множественные «концепты антикультуры» (термин автора), противонацеленные гуманистическим нормам и правилам людского сообщества:

а) в общественном бытии кристаллизуется «культура» нетерпимости, например: «Вчера в Мосгорсуде состоялось слушание по делу учебника «История Отечества» для 6-7-х классов, одобренного Минобразования. Причиной разбирательства, тянущегося уже почти год, стало освещение в учебном пособии Куликовской битвы: трое жителей Набережных Челнов увидели в школьной трактовке оскорбление своего национального достоинства»1;

б) в общественном сознании кристаллизуется «культура» страха, например: «В Тольятти задержали двух участковых милиционеров – их заподозрили в избиении шести человек, грабеже, вымогательстве и превышении полномочий»2.

Соответственно, социокультурные основы противодействия феномену экстремизма имеют два вектора его санации (преодоления): против «культуры» нетерпимости – в общественном бытии и против «культуры» страха – в общественном сознании, поскольку ни та, ни другая «культуры» не могут ни в коей мере отвечать социально-природной (креативно-миссионерской) роли человека в окружающем его мире.

Нейтрализовать экстремистские проявления возможно с помощью интегрированного культурной политикой комплекса идеологических и технологических мер, которые имеют разъяснительный характер и воспитательное значение и вызывают замену в массовом сознании негативных стереотипов на позитивные, наполненные национальными и общечеловеческими жизнеутверждающими ценностями. Таким комплексом, в частности, является принятая ЮНЕСКО программа борьбы с экстремизмом и терроризмом (Культура Мира), названная политиками «императивом III тысячелетия, императивом в общечеловеческом смысле этого слова»3.

По мнению автора, эффективными средствами борьбы с экстремиз-мом в российском социокультурном пространстве являются:

- создание и реализация целевых программ противодействия экстремизму на федеральном и региональном уровнях;

- разработка и распространение учебно-воспитательных комплексов межнационального и межэтнического общения;

- формирование в прессе принципов толерантного сознания и образцов гуманного поведения;

- организация медийного образования, увязанного с этико-правовым воспитанием, в школьных и вузовских учреждениях.

Во втором параграфе «Национально-культурные ценности в кон-цептах массмедийной деятельности» показываются роль и значение средств массовой информации в утверждении традиционного (отечественного) образа жизни, повышающем уровень безопасности страны.

Автор считает, что гармоничное соединение общественно значимой (массмедийной) информации, понимаемой как социальный процесс переноса сообщений и смыслов от одной страты к другой, от властных структур ко всему социуму, с высокой (общепризнанной) культурой, симметрично аккумулирующей национально-культурные и общечеловеческие ценности, становится в условиях трансформации и глобализации главной задачей общества и государства.

Этот тезис по необходимости проистекает из реальной оценки деятельности отечественных массмедиа, которая сейчас не позволяет говорить о них как о генераторе культурных ценностей высокого уровня: на телевидении преобладают детективные и развлекательные жанры, в печати доминирует ёрнический и провокационный стиль, в рекламной и маркетинговой продукции наблюдается засилье иноязычия, несмотря на де-факто существующие возможности правовой защиты родного языка.

И первое обстоятельство, и второе, и третье есть креативное следствие алогично-социального подчинения большинства отечественных журналистов принципам рыночного фундаментализма, свойственного для философии западного мира и непримиримо настроенного по отношению к евразийско-славянским (ментальным) ценностям.

Действительно, рыночные отношения, порой ставящие массмедиа в ситуации выживания, понуждают их искать необычные, аффективные, эксцентричные – на западный манер – формы общения с потребителями массовой информации, когда в жертву коммуникативному эффекту приносится реальность, подменяемая виртуальностью. Вместе с тем, никто ещё не отменял миссионерской роли прессы в обществе – снабжать последнее (по Конституции) объективной и достоверной информацией и, таким образом, осуществлять публичными средствами нравственно-смысловую организацию отечественной культуры с опорой на базисные ценности российского суперэтноса (Л.Н. Гумилёв).

Если отечественные массмедиа в отношениях с народом и властью осуществят переход к ценностно-смысловому подходу к отражению действительности, который разумно сочетает упрочение в массовом сознании национально-культурных концептов с культурными универсалиями постиндустриального общества, то они смогут позитивно решить ключевую духовно-практическую проблему - санацию инфицированного социокультурного пространства страны от деструктивной информации.

При условии идентификации своей работы с социокультурным креативом (сотворчеством) средства массовой информации способны привнести значительный вклад в герменевтическую составляющую культуры и при этом сорганизовать широкий конструктивный дискурс по отношению к глобализированным (общечеловеческим) ценностям при сбережении национальных традиций вместе с населением и территорией. Это тоже важный момент обеспечения безопасности России в духовной сфере – необходимость формирования благоприятной для прогрессивного общественного развития социокультурной информационной среды путём демократического участия в данном процессе всех без исключения социальных групп, слоёв, классов, а не только политиков, журналистов, медиа-бизнесменов, нередко преследующих, в первую очередь, личные и корпоративные интересы.

Решающим деятельностным акцентом в контексте духовной безопасности страны представляется постоянное присутствие национально-культурных ценностей в концептах повседневной массмедийной практики, опирающейся на общественную и профессиональную мораль. Такая практика, адекватная по нравственно-психологическому императиву коммунитарному типу бытия и сознания, свойственному евразийскому образу жизни, в итоге образует продуктивный синкретизм «множественного – единичного», «общего – особенного», «национального – интернационального» при формировании глобальной и локальной информационной среды.

В третьем параграфе «Внешняя культурная политика страны и имидж России» обосновываются пути и способы формирования позитивного образа страны на международной арене в целях укрепления её национальной безопасности.

Автор полагает, что важным параметром национальной безопасности и эффективным средством борьбы за национальные интересы России является внешний образ страны, которая по цивилизационной необходимости вступает в повседневные коммуникации с мировым сообществом. Качество этого образа складывается, в основном, из публичных оценок зарубежных политиков, отношения собственных и зарубежных граждан, позиции «своих» и «чужих» средств массовой информации, а также действенности культурной политики, которая выстраивается во внешнем аспекте на симметрии (асимметрии) экспорта-импорта духовной продукции. К сожалению, по всем названным индикаторам внешний образ России в настоящее время имеет тенденцию к ухудшению и даже искажению.

Разумеется, формирование образа (имиджа) подчиняется определенным закономерностям: в современном мире при лавинообразном росте информационных потоков наблюдается «неуклонное увеличение скорости представления индивидууму имиджесодержащей информации, которое вызывает растерянность и нервозность у людей»1. В этой связи диссертант отмечает, что кодирование внешней и внутренней информации, влияющей на имидж России, проявляется в четырёх основных тенденциях.

Во-первых, происходит намеренное искажение образа России зарубежными политическими деятелями и иностранной прессой. Во-вторых, образ России искажается многими отечественными политиками при контактах с населением внутри страны. В-третьих, население России имеет превратное представление об имидже страны из-за ориентации на прежние её успехи. В-четвертых, российские средства массовой информации невольно достигают отрицательного эффекта в конструировании образа России, используя антиисторические аналогии, некорректный язык, игровые формы сообщений и т.п.

В результате наблюдается постепенное ослабление духовно-практи-ческого иммунитета национального организма, приводящее, в конечном счёте, к неспособности отторжения им внешней культурной и иной экспансии.

Исправить сложившееся положение, по мнению автора, возможно путём коренной модернизации культурной политики государства, особенно внешнего её аспекта, и объединения усилий на этом направлении дипломатов, журналистов, деятелей культуры, представителей общественности, бизнесменов. Всем без исключения гражданам, заинтересованным в сильной России, необходимо озаботиться позитивным кросс-культурным формированием зарубежного образа страны, который является существенным духовно-практическим концептом её национальной безопасности.

В качестве функции внешней культурной политики России формирование имиджа страны в мировом сообществе предусматривает: создание надежных каналов коммуникации за рубежом, регулярное проведение международных торгово-промышленных выставок с демонстрацией на них культурных достижений, организацию кафедр мира в университетах под эгидой ЮНЕСКО, расширение туристических обменов и др. В этой связи для России важно использовать опыт зарубежных стран, например Китая и США, в этой области.

Механизмы формирования собирательного образа России средствами культурной политики состоят в его сегментации, в определении связей каждого из сегментов с институтами и структурами, влияющими на образ, в установлении гармоничных пропорций между различными его сторонами (политической, экономической, этнографической, культурной, исторической, религиозной), в определении социальных субъектов, занятых целенаправленным формированием этого образа. Особо важным моментом здесь является соблюдение рациональной (безопасной для менталитета нации) пропорции «своего» и «чужого» социокультурного материала, регулярно потребляемого гражданами страны через массмедийные каналы.

Диссертант считает, что внешняя культурная политика, имеющая целью создание позитивного имиджа страны, способна помочь изменению сложившегося в мире стереотипа о России как о державе, наделённой имперскими амбициями. А популяризация российской культуры за рубежом будет способствовать успешному продвижению национальных интересов на мировой арене.

В Заключении анализируются полученные научные результаты, их теоретическая новизна и прикладная значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, намечаются пути дальнейшего исследования темы диссертации, предлагаются рекомендации по применению результатов работы в социокультурной практике.

В частности, обосновывается необходимость формирования и осуществления в условиях глобализации внутренней и внешней культурной политики как фактора национальной безопасности Российской Федерации. Эта политика должна иметь сообразные вызовам современности идеологические константы и технологические механизмы позитивной регуляции социального развития, выстраивать адекватные возникающим социокультурным кризисам приоритеты по их преодолению и последующему предупреждению, обладать духовно-практическими предпосылками для нейтрализации любых угроз стабильному прогрессу общества и государства.


^ III. ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ


1. Сулименко Е.Г. Влияние культуры на стабильность общества // Вопросы культурологии. – 2008. – № 6. – С. 19-24.

2. Сулименко Е.Г. Внешние и внутренние угрозы российской культуре в условиях глобализации // Обозреватель-Observer. – 2008. – № 5 (220). – С. 12-23.

3. Сулименко Е.Г. Культура как объект анализа в советском марксизме (1960-1980-е гг.) // Вопросы культурологии. – 2006. – № 5. – С. 59-68.

4. Сулименко Е.Г. Культура в арсенале социальной регуляции / Культура и культурная политика. Альманах. Выпуск 5. – М.: Изд-во РАГС, 2008. – С. 216-219.


Общий объём авторских публикаций по теме диссертации составляет 2,3 печатных листа.


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

СУЛИМЕНКО Елена Геннадиевна


Тема диссертационного исследования


^ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


Научный руководитель –

доктор социологических наук, профессор

КИРИЧЁК Петр Николаевич


Изготовление оригинал-макета

Сулименко Е.Г.


Подписано в печать ___ . Тираж _____ экз.


Усл.п.л. ____.


ФГОУ ВПО

«Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации»


Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № ___

119606, г. Москва, пр. Вернадского, 84.


1 Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1998. С. 8.


1 Воронина Н.И. Теоретическая культурология. Саранск, 2006; Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991; Егоров В.К. Философия русской культуры. М., 2007; Ерасов Б.С. Цивилизации: универсалии и самобытность. М., 2002; Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. СПб., 2004; Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996; Лисаковский И.Н. Художественная культура. Термины. Понятия. Значения. М., 2002; Лотман Ю.М. Культура и взрыв /Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2004; Луман Н. Общество как социальная система. М., 2004; Межуев В.М. Идея культуры. М., 2006; Моль А. Социодинамика культуры. М., 1973; Назаров М.М. Массовая коммуникация и общество. М., 2004; Николаев П.А. Культура как фактор национальной безопасности. М., 2007; Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М., 2000; Радугин А.А. Культурология. М., 2001; Сайко Е.А. Образ культуры Серебряного века: культур-диалог, феноменология, риски, эффект напоминания. М., 2005; Серов Н.В. Цвет культуры: психология, культурология, физиология. СПб., 2004; Уайт Л. Избранное: Наука о культуре. М., 2004; Флиер А.Я. Культурология для культурологов. М., 2000; Хантингтон С. Кто мы? М., 2004; ХХI век: мир между прошлым и будущим. Культура как системообразующий фактор международной и национальной безопасности. Киев, 2004.

1 Абрамян Е.А. Судьба цивилизации. Что нас ожидает в ХХI веке? М., 2007; Аванесова Г.А., Астафьева О.Н. Социокультурное развитие российских регионов. М., 2004; Акопян К.З. ХХI век в контексте искусства. М., 2005; Востряков Л.Е. Менеджеры культуры: стратегии выживания в рыночных условиях //Обсерватория культуры. 2005. № 6; Многоликая глобализация /Под ред. П. Бергера и С. Хантингтона. М., 2004; Поелуева Л.А. Массовая информация в культурной парадигме переходного общества. Саранск, 2005; Соколов В.М. Российская ментальность и исторические пути Отечества: Записки социолога. М., 2007; Сорос Д. О глобализации. М., 2004; Третьяков В.Т. Наука быть Россией. М., 2007;

2 Богатырёва Т.Г. Глобализация и императивы культурной политики современной России. М., 2002; Воробьёв Г.Г. Твоя информационная культура. М., 1988; Генрих Н. Проблемы развития теории национальной безопасности //Обозреватель-Observer. 2006. № 8; Гудима Т.М. Культурная политика: поворот к рынку или вложения в человека //Обсерватория культуры. 2007. № 2; Дорошенко Н.И. Культура и проблема безопасности наций //Вопросы культурологии. 2006. № 6; Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющееся общество //Полис. 1996. № 6; Ржанова С.А. Речевая культура как феномен массовой коммуникации. Саранск, 2005; Танатова Д. Перспективы и последствия глобализации: точка зрения //Безопасность Евразии. 2007. № 1; Флиер А.Я. Культурология для культурологов. М., 2000.

1 Аннинский Л.А. Русские плюс… М., 2003; Арапова Н.П. Социально-информациоло-гический подход к теории информационных войн. М., 2007; Ахиезер А.С. Катастрофы в природе и обществе как нравственная проблема. М., 2005; Горшков М.К. Свобода. Неравенство. Братство: Социологический портрет современной России. М., 2007; Гудков Л.В. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 годов. М., 2004; Зотов В.В. Трансформация социокультурного пространства в условиях становления информационно-коммуникативной среды современного общества //Личность. Культура. Общество. 2007. № 2; Киреев Х.С. Кризис духовно-нравственных ценностей и приоритетов как угроза национальной безопасности России //Безопасность Евразии. 2005. № 2; Фёдоров В.П. Россия: внутренние и внешние опасности. М., 2005; Флиер А.Я. Культура насилия /Новая цивилизация. Междисцип. науч.-практ. сборник. Самара, 2007; Шафаревич И.Р. Русский вопрос. М., 2003; Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы. М., 2004; Шепель В.М. Эффективный менеджмент: мыслить по-русски. М., 2005.

2 Бокань Ю.И. Декларация принципов толерантности – антиэкстремистский манифест ХХI века //Толерантный мегаполис. Информационно-аналитический бюллетень. 2003. № 1; Бухарин С.Н. Методы и технологии информационных войн. М., 2007; Галумов Э.А. Инфоколониализм. М., 2007; Землянова Л.М. Коммуникативистика и средства информации. М., 2004; Зотов В.В. Информационная культура как условие жизненного успеха специалиста в ситуации интеллектуализации профессиональной деятельности //Вопросы культурологии. 2007. № 10; Кара-Мурза С.Г. Власть манипуляции. М., 2007; Карпухин О.И. Управление процессами формирования культурной политики государства //Социально-гуманитарные знания. 1999. № 4; Кириллова Н.Б. Медиасреда российской модернизации. М., 2005; Киричёк П.Н. Средства массовой коммуникации и информационная культура общества. М., 2006; Маклюен М. Понимание медиа: Внешние расширения человека. М., 2003; Панарин И.Н. Информационная война и дипломатия. М., 2004; Попов В.Д. Социальная информациология и журналистика. М., 2007; Скородумова О.Б. Культура информационного общества. М., 2004; Суминова Т.Н. Информационные ресурсы художественной культуры (артосферы). М., 2006; Цыганов В.В. Информационные войны в бизнесе и политике: Теория и методология. М., 2007.

1 Быба Ю. Государство должно нравиться своему народу (размышления о роли имиджа страны) //Власть. 2007. № 12; Галумов Э.А. Международный имидж России: стратегия формирования. М, 2003; Исаев С.М. Правительственная социальная реклама. М., 2002; Лужков Ю.М. Культура мира – императив III тысячелетия //Толерантный мегаполис. Информационно-аналитический бюллетень. 2003. № 1; Семененко И.С. Формирование образа России в современном мире: социокультурные механизмы //Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 12.

2 Асмолов А.Г. Формирование установок толерантного сознания: что могут СМИ? //Толерантный мегаполис. Информационно-аналитический бюллетень. 2004. № 2; Как мы думали в 2004 году: Россия на перепутье. М., 2005; Левада Ю.И. Ищем человека: Социологические очерки. 2000-2005. М., 2006; Макаревич Э.Ф., Карпухин О.И., Луков В.А. Социальный контроль масс. М., 2007; Мизес Л. фон. Бюрократия. Челябинск, 2006; Михайлова Л.И. Социология культуры. М., 2006; Назаров М.М. Политическая культура российского общества 1991-1995 гг.: опыт социологического исследования. М., 1998; Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПб., 2000.

1 Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1998. С. 79.

1 См.: Астафьева О.Н., Богатырёва Т.Г., Егоров В.К. Культурология. М., 2007. С. 133-134.

1 Возжеников А.В. Национальная безопасность России в контексте глобального развития (вопросы теории) /Международная безопасность России в условиях глобализации. М., 2007. С. 242.

1 См.: Доктрина информационной безопасности Российской Федерации // Российская газета. 2000. 28 сентября.

1 Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Т.1. От прошлого к будущему. Новосибирск, 1997. С. 797.

2 Киричёк П.Н. Современная информационная политика: императивно-модусная трансформация // Социологические исследования. 2007. № 10. С. 90.

1 См.: Российская цивилизация: Этнокультурные и духовные аспекты: Энцикл. словарь. М., 2001. С. 505.

1 Татары вступились за честь предков // Московский комсомолец. 2008. 11 июня.

2 Моя милиция меня… // Аргументы и факты. 2008. № 21. 21-27 мая.

3 Лужков Ю.М. Культура мира – императив III тысячелетия // Толерантный мегаполис. Информационно-аналитический бюллетень. 2003. № 1. С. 90.

1 Тоффлер Э. Шок будущего. М., 2003. С. 189.




Скачать 394,25 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер394,25 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх