Отечественная историография городского ремесленного производства России icon

Отечественная историография городского ремесленного производства России


Смотрите также:
Отечественная историография помещичьих и буржуазных партий россии...
Отечественная историография помещичьих и буржуазных партий россии...
Отечественная историография экономической истории россии начала XX века...
Методические указания при изучении курса и подготовке к семинарским занятиям по учебной...
Ремесленного профессионального образования в россии...
Реферат мгуу
Отечественная историография российского либерализма начала ХХ века...
Отечественная историография советско-монгольских приграничных отношений в 1960-1990 гг...
Отечественная историография о роли США в развязывании “холодной войны”. Раздел 07. 00...
Отечественная историография о роли иностранного капитала в экономике Урала в последней трети Х i...
Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945...
Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать
На правах рукописи


ЧИСТОВА СВЕТЛАНА МИХАЙЛОВНА


Отечественная историография городского ремесленного производства России


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Специальность 07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования


Москва

2010

Работа выполнена в НОУ ВПО «Университет Российской академии образования» на кафедре философии и всеобщей истории.


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Егоров Владимир Георгиевич


^ Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Уткин Анатолий Иванович


кандидат исторических наук, доцент

Морова Ольга Викторовна


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого»


Защита состоится 23 марта 2011 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.05 по историческим наукам при Московском государственном областном университете по адресу: г. Москва, ул. Энгельса, д. 21а, ауд. 305.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а.


Автореферат разослан «___»___________201__ г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент Е.Б. Никитаева


^ Общая характеристика работы.


Актуальность темы исследования.

История отечественного городского ремесленного производства стала предметом специального изучения с середины XIX в. Причем актуализация проблематики, связанной с традиционными формами промышленного производства, в том числе и ремесла, была вызвана не потребностью осмысления накопленного опыта, а, прежде всего, стремлением доказать бесперспективность существования в индустриальную эпоху мелкой городской промышленности.

Актуальность историографического прочтения поставленной в настоящей работе задачи обусловлена целым рядом обстоятельств, центральное место среди которых занимает общественная востребованность качественно нового освоения исторического опыта функционирования традиционных форм промышленного производства. Не последнюю роль в ренессансе традиционных хозяйственных устоев играет их нравственная составляющая, способная стать ориентиром в преодолении несвойственной российскому обществу целевой установки на обогащение любыми средствами.

В последнее время все ощутимее становится необходимость сохранения и возрождения национальных традиций, в том числе в формировании хозяйственного строя обновленной России. Кроме того, два десятилетия реформ, направленных на обновление страны, показали, что усилия по ее хозяйственному преобразованию без подключения инициативы всего населения, рекрутирования в реальную экономику значительной его части, оказываются бесплодными и могут усугубить глубину и тяжесть потрясающих общество финансовых кризисов.

В настоящее время идет процесс постепенного возрождения ремесленного производства в городах. Более десяти лет действует Ремесленная палата РФ. Многие проблемы современных ремесленников в чем-то схожи с теми, что испытывали на себе их предшественники. В связи с этим изучение и анализ историографии мелкой городской промышленности, основанной на индивидуальных качествах и инициативе участников производственной деятельности, представляет не только академический, но и практический интерес.

Возврат к традиционным истокам национальной промышленности диктуется, кроме всего прочего, потребностью общества в реализации высокохудожественных и малосерийных производств и восстановлении национальных и культурных ценностей, являвшихся неотъемлемым сущностным качеством «народной промышленности».

Таким образом, в настоящее время прослеживается диссонанс между социальной значимостью ретроспективного представления и функционирования традиционных форм промышленного производства и степенью изученности темы. Отсутствие сколько-нибудь полного освещения пройденного исторической наукой пути в этом направлении является серьезным препятствием к ликвидации имеющегося несоответствия актуализации и реального освоения проблемы городской ремесленной промышленности, важной составляющей национального сектора мелкого промышленного производства.

Необходимость активизации в научной проблематике вопросов, связанных с традиционными формами промышленности, обусловлена не только прагматическими соображениями, но и важностью уяснения общего и особенного в цивилизационном устройстве России. Известно, что городское ремесло сыграло фундаментальную роль в становлении и развитии европейской цивилизации, тем самым определив свое общечеловеческое значение в иерархии ценностей, составляющих содержание мирового прогресса в целом.

Участие ремесленников в европейском коммунальном движении X – XIII вв. внесло свою лепту в формирование городского самоуправления, в частности, основ и принципов демократии и гражданского общества в целом1. Ничего подобного в отечественной исторической реальности не происходило. Это обстоятельство требует специального конкретно-исторического и историографического анализа. Еще Б.А. Рыбаков, обращая внимание на низкий уровень разработки истории городского ремесла, писал: «История изучения русских городов и, в частности, городского ремесла, не может считаться разработанной областью нашей исторической науки»2.

Помимо выяснения особенности становления индустриального типа общества в России, интерес к разрешению проблемы «нереализованной исторической миссии» отечественного городского ремесла обоснован еще и тем, что исходные, стартовые возможности древнерусского мелкопромышленного производства были, по мнению многих исследователей, не ниже потенции европейского ремесла3. И, тем не менее, уже в период до монголо-татарского нашествия (на счет которого «списывается» общее отставание России от передовых держав мира) выкристаллизовались условия и факторы, действие которых направило развитие мелкой городской промышленности России по пути, отличному от европейского. Это развитие пробивало себе дорогу под неусыпным контролем государства до первой трети XX в., пока не завершилось окончательной победой машинной индустрии.

Специально решением указанных исследовательских задач никто из историков не занимался. Однако их труды содержат целый ряд выводов и положений, способных не только воссоздать подлинную картину развития ремесленного производства, но и существенно прояснить вопросы, связанные с его спецификой и неординарностью.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования определяется, в первую очередь, необходимостью историографического обобщения большого количества конкретно-исторических исследований в целях определения перспективных направлений научного поиска, а также дискретностью изучения темы и отсутствием единой историографической традиции. Это особенно важно для исследований последних лет, не подвергавшихся историографическому анализу. Кроме того, в связи с расширением источниковой базы и появлением исторических исследований, свободно использующих всё многообразие методологических подходов, весьма актуальным представляется сопоставление результатов исследовательского поиска и подробный анализ накопленного материала.

^ Научная новизна представленной работы обусловлена тем, что впервые в исторической науке осуществлена попытка комплексного историографического анализа всего массива работ, специально посвященных заявленной проблематике или рассматривающих ее отдельные аспекты в контексте общеисторических работ. В диссертационном исследовании обобщены итоги и отражены перспективы дальнейшего освоения темы. Городское ремесло рассмотрено в историографическом контексте как целостный социально-экономический феномен, имеющий свои институциональные характеристики. Историография городской ремесленной промышленности отражена во взаимосвязи с общетеоретическими и конкретно-историческими достижениями отечественной науки. Для освещения процесса освоения проблемы были привлечены труды отечественных историков, археологов, экономистов, политиков, практиков хозяйственного строительства, существенно повлиявших на историографический процесс.

^ Объектом исследования является дореволюционная, советская и современная историография, рассматривающая отечественный опыт изучения истории городской ремесленной промышленности России как совокупного социального и экономического феномена.

Предметом работы является многообразный, достаточно сложный и противоречивый процесс разработки, изучения и анализа в отечественной историографии проблем, связанных с городским ремесленным производством России, начиная с VIII–IX вв. до первой трети XX в.

^ Цель исследования заключается в проведении историографического анализа достижений научной мысли российских и советских исследователей и их вклада в изучение истории городского ремесла в России.

Реализация поставленной цели связана с решением ряда исследовательских задач:

  1. определить хронологические рамки и содержание основных историографических периодов, характеризующихся качественными сдвигами в расширении научных направлений, методологических подходов освоения темы;

  2. осветить особенности и основные этапы историографии городского ремесла Древней Руси в контексте двух цивилизационных парадигм;

  3. показать процесс формирования научного представления о мелкой промышленности городов Московского государства в контексте общеисторической тенденции, характеризовавшейся ростом влияния формирующегося государства на все стороны общественной жизни;

  4. отразить историографию и проанализировать развитие городского ремесла периода централизованного государства XVII в.;

  5. провести анализ изученности эволюции городской ремесленной промышленности в связи с общенациональными процессами модернизации в XVIII – первой половине XIX вв.;

  6. исследовать исторические взгляды отечественных ученых относительно социально-экономической трансформации городского ремесла во второй половине XIX – первой трети XX вв. во взаимосвязи с форсированной индустриализацией и капитализацией страны.

  7. рассмотреть процесс изучения социалистического кооперирования ремесленной промышленности;

  8. выявить идеологические, общественные, общенаучные условия, оказавшие существенное влияние на ход исследования ученых;

  9. подвести итоги развития отечественной историографии проблемы, отметить успехи и достижения, выявить характерные недостатки и ошибки в подходах к истолкованию истории городского ремесленного производства;

  10. наметить перспективные направления для будущих конкретно-исторических исследований истории городского ремесленного производства.

^ Хронологические рамки исследования. В работе используются историографические материалы, опубликованные со второй половины XIX в. (начало проявления интереса исследователей к проблемам городского ремесла) – до начала XXI в. В этих исследованиях рассматривается история развития городского ремесленного производства России, начиная с VIII–IX вв., когда на Руси впервые фиксируется городское ремесленное производство, до первой трети XX в., когда после слома новой экономической политики городское ремесленное производство прекращает свое существование. В настоящее время городское ремесло только начинает возрождаться и для анализа связанных с ним проблем пока не накоплено достаточного количества историографического материала.

^ Источниковой базой исследования являются несколько групп историографических источников. Среди них основными являются труды профессиональных историков. Историческое источниковедение относит их к группе исторических пособий, однако историографическое источниковедение традиционно уделяет им первостепенное значение4. В то же время, в представленном исследовании эти работы не охватывают всего рассматриваемого периода. Значительное место в историографическом материале диссертации принадлежит систематическим обобщающим трудам, позволяющим в полном объеме рассмотреть эволюцию городского ремесленного производства, проследить ее связь с изменениями общественно-экономической, политической и идеологической обстановки в стране, вписать проблемы городского ремесла в общий контекст изучения отечественной истории. Помимо этого, репрезентативность исследования обеспечена широким географическим охватом используемых историографических материалов.

Использованные при разработке темы труды отечественных исследователей представлены в виде двух основных категорий: монографические исследования и научные статьи. Преимущества монографий очевидны, так как в них авторы могут развернуто представить свой взгляд на ту или иную проблему. Однако в статьях есть свои положительные стороны, поскольку узкие рамки работы заставляют авторов более четко и сжато аргументировать свою позицию.

Большое значение для написания представленного исследования имели труды, связанные с работой различных конференций, где в той или иной степени затрагивались вопросы городского ремесленного производства. Данные материалы в сжатой форме отражают сущность и глубину полемики по рассматриваемым вопросам5.

Отдельную группу историографических источников представляют труды практиков хозяйственного строительства второй половины XIX в., принимавших активное участие в разработке фабрично-заводского законодательства и высказывавшихся по широкому кругу вопросов, связанных с городским ремеслом6.

Значительно дополнили историографическую базу исследования материалы общенациональных дискуссий о путях развития России, месте и значении городского ремесла в российском цивилизационном пространстве7.

Таким образом, к проблеме диссертационного исследования привлечен обширный комплекс историографического материала, позволяющего разносторонне осветить процесс разработки рассматриваемой темы и решить основные задачи, поставленные в работе.

^ Степень изученности темы. До настоящего времени в отечественной историографии нет обобщающей работы по городскому ремесленному производству России. Вместе с тем, было бы неверным утверждать, что в исторической науке не существовало отправных точек для изучения обозначенного нами предмета.

В дореволюционной историографии многие вопросы, связанные с историей мелкой городской промышленности, обсуждались в ходе широких (порой общенациональных) дискуссий. Одной из первых в их ряду была дискуссия середины XIX в. о путях развития России. Главным ее достоянием, в плане изучения историографического опыта, стала концепция, согласно которой мелкое промышленное производство вообще и городское ремесленное производство в частности, имеет свое функциональное пространство, как в эпоху модернизации общества, так и в период его зрелого индустриального состояния8.

В тот же дореволюционный период ценным, с точки зрения историографического анализа, является содержание дискуссии народников и марксистов о развитии капитализма в России9. Сторонники марксизма, спешившие доказать, что капитализм в короткий исторический период унифицирует облик отечественного промышленного производства и приведет к всеобщему обобществлению хозяйства, явно поторопились с категорическими выводами. Капитализм не привел к полному вытеснению мелкого производства, а городское ремесло лишь скорректировало свои функциональные границы пределом, в котором массовое машинное производство явно проигрывало высокохудожественному рукоделию.

В советский период дискуссионный процесс отличался особой насыщенностью, и это не случайно. Идеологический формат, противоречащий исторической фактуре, инициировал множество попыток аргументации непреодолимых догм. Осознавая временное «отставание» отечественного капитализма, историки нескольких научных направлений попытались это опровергнуть. Система М.Н. Покровского («торгового капитализма»), представители «вотчинного капитализма» пытались найти признаки буржуазных отношений в крепостной России10.

Критики концепции «раннего капитализма» утверждали, что товарное производство при феодализме хотя и создавало предпосылки капитализма, все же не обслуживало потребности феодального общества и всецело находилось под его влиянием. Последнее слово в научных дискуссиях о товарном производстве при феодализме принадлежало И.В. Сталину. В своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» он указал, что нельзя рассматривать товарное производство при феодализме «как нечто самодовлеющее, независимое от окружающих экономических условий»11. Лишь постепенный процесс дифференциации мелких товаропроизводителей создавал предпосылки победы буржуазных отношений.

В свете указаний И.В. Сталина в 1953 г. во время дискуссии в Институте истории РАН были подвергнуты критике взгляды З.В. Мосина, В.В. Стоклицкой-Терешкович, М.Я. Сюзюмова и А.П. Каждан, полагавших, что город XII – XV вв. был относительно автономным центром мелкотоварного производства12.

В монографии К.А. Пажитнова «Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма» автор провел историографический анализ концепций предшественников, касающихся вопроса цеховой организации и ее преемственности институтам древнерусского ремесла. Автор считал, что вопрос о том, были ли в Древней Руси организации ремесленников, аналогичные западноевропейским цехам до сих пор в исторической науке не может считаться решенным13. По мнению К.А. Пажитнова, причина разногласий ученых в этом вопросе заключалась «в том, что не было уделено достаточно внимания, во-первых, точному определению понятия ремесленный цех, во-вторых, – соотношению цеха с другими организациями»14.

Подробно разобрав характеристики ремесленной организации Древней Руси, автор утверждал, что не было никакой схожести отечественных дружин и артелей с западноевропейскими цехами. Однако в историографическом очерке не прозвучало главного: привнесенные на российскую почву цехи, которые, конечно же, не являлись продуктом эволюции мелкой промышленности России, независимо от функций и задач, которые на них возлагало государство, вобрали в себя общинный опыт коллективного мироустройства, свойственный всем предшествующим организациям ремесла. Именно наличие общинных устоев (или, по крайней мере, их элементов) в цеховой ремесленной системе страны придавало им социальную значимость и устойчивость. Несмотря на утверждение либералов-экономистов, практиков второй половины XIX в. о том, что цехи являются тормозом развития ремесла, факты говорили об обратном15.

Также в советской историографии несомненный интерес представляет монография Ф.Я. Полянского «Городское ремесло и мануфактура в России XVIII в.»16. Автор попытался проанализировать историографию вопроса в контексте проблемы роли цехового ремесла России в становлении отечественного крупного производства. Однако ценность работы значительно снижала «идеологическая выдержанность» его содержания. В духе официальных установок Ф.Я. Полянский пытался обосновать правомерность положения о том, что «характер возникновения городов в России и на Западе Европы был аналогичным». В обоих случаях рождение городов, по мнению историка, обусловливалось, прежде всего, развитием ремесла и торговли. С этих позиций Ф.Я. Полянский подверг критике тех авторов, которые подчеркивали аграрный характер значительной части русских городов, а также административно-военную роль других.

Выражая консолидированную точку зрения большинства исследователей своего времени, Ф.Я. Полянский писал, что «советские историки вполне обоснованно критикуют традиционную концепцию старой историографии и в своих исследованиях все глубже вскрывают большую роль городов и ремесла в истории экономики России»17. Изначально заложенная теоретическая установка – доказать генезис отечественной мануфактурной промышленности – вела автора к необоснованной критике ученых, придерживавшихся другой точки зрения. Мало того, историк был вынужден признать, что и его конкретно-историческое исследование не дает основания полагать, что вопрос генезиса мануфактуры на основе ремесла решен.

В отношении ремесленных цехов автор показал стремление обосновать общие с западноевропейскими корни русских цехов, что дало повод отвергать точки зрения, не согласующиеся с мнением о том, что в декретировании Петром I цеховой организации не «преобладали государственно-административные интересы», а ее введение являлось «средством притягивания ремесленников, насаждения технической культуры, повышения мастерства и развития мелкой промышленности». «Не было оснований отрицать и некоторую близость русских артелей с корпоративным строем средневекового ремесла» – утверждал автор18. Ф.Я. Полянский с удовлетворением отметил появление плеяды авторов, продолживших поиск корней петровской цеховой системы в традиционных организациях русских ремесленников.

В современной историографии несомненный интерес представляют исследования В.Г. Егорова и М.В. Перовой по вопросам развития городского ремесленного производства, начиная со второй половины XIX в. Авторы в своих работах пришли к выводам, которые не фигурировали в предшествующей историографии. В частности, В.Г. Егоров показал, что формирование всероссийского рынка обусловило активное участие мелкой промышленности городов в общенациональном разделении труда. По мнению автора, товаризация ремесленного производства генерировала тенденцию к укрупнению мелкой промышленности, а модернизация мелкой городской промышленности обусловила рост численности ремесленников большинства экономических районов19. М.В. Перова, проанализировав обширные архивные материалы, показала, что сплошной характер переписи населения позволил выделить специфику мелкого городского производства в основных экономических районах России, а «имеющиеся данные о фабрично-заводских предприятиях позволяют судить о сохранении функционального пространства городского ремесла и степени его замещения крупной капиталистической промышленностью»20.

Таким образом, краткий обзор предшествующих настоящему исследованию трудов по историографии темы отечественного городского ремесла убеждает, что в этом направлении сделаны лишь первые шаги. Учитывая назревшую необходимость дальнейшего продвижения в конкретно-исторических исследованиях, попытка обобщающего историографического анализа проблемы представляется своевременной. Настоящая работа представляет собой первый опыт историографического освещения важнейшего вопроса отечественной истории. Вместе с тем вполне очевидно, что поставленные в ней вопросы привлекут внимание российских историков и послужат импульсом дальнейшему плодотворному освоению темы.

^ Методология исследования. В настоящей работе диссертанту наиболее продуктивным представилось использование методологического синтеза, предполагающего учет различных историософских теорий и применение комплексного, критического и сравнительного методов. Системность исследования основывалась на диалектике концепций и методов анализа. В стремлении к научному анализу предмета исследования диссертант следовала требованиям объективности, историзма и системного подхода, применяемого на основе критического анализа источников.

При этом объективный научный анализ стал возможен только на основе многообразия представленных позиций и неприятия какой-либо идеологической направленности. При рассмотрении конкретных историографических проблем для достижения максимальной объективности представлялось необходимым отказаться от какой-либо заданности и однозначности. Важнейшим фактором, обеспечивающим объективность результатов работы, являлся учет репрезентативности источниковой базы авторов.

Принцип историзма диктовал необходимость рассматривать историческую фактуру на основе соблюдения временной последовательности и закономерной смены периодов. Именно историзм позволяет выяснить причины выдвижения на первый план различных проблем на разных этапах развития исторической науки и оценить достижения авторов по сравнению с их предшественниками.

Системный подход позволил рассмотреть каждый период и его течение в истории исторической науки как систему взаимосвязанных составляющих (источниковой базы, методологии, методов и приемов критики источников и т.д.)

Методологические принципы, изложенные выше, преломлялись в научных подходах к оценке конкретных историографических проблем. В представленной работе они реализуются при помощи определенных методических приемов: сравнительно-исторического, конкретного и логического анализа, периодизации и метода перспективности. Выбор этих методов не случаен, поскольку они наиболее соответствуют сформулированным целям и задачам работы.

^ Теоретическая и практическая значимость работы состоит в анализе трансформации исторической мысли на фоне эволюции концептуальных представлений. В теоретическом плане авторская концепция, материалы и выводы исследования могут быть использованы при подготовке различных научных работ, в том числе при написании монографий по проблемам социально-экономической истории России. Материалы и выводы, содержащиеся в исследовании, могут быть использованы в гуманитарных ВУЗах в учебном процессе, при чтении лекций и проведении практических занятий по общему курсу историографии истории России, а также при разработке спецкурсов и спецсеминаров по проблемам экономической истории. Материалы диссертации могут использоваться при написании учебно-методических работ, практикумов, программ и учебных пособий для углубленного изучения истории традиционных форм промышленности. Свое практическое применение результаты исследования могут найти при решении проблем, связанных с возрождением городского ремесленного производства в современной России.

^ Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование было обсуждено, одобрено и рекомендовано к защите на кафедре философии и всеобщей истории Университета Российской академии образования. Основные положения работы изложены в научных статьях. Ключевые идеи исследования были представлены на научных конференциях: «Татищевские чтения» в Московском государственном областном педагогическом институте (2008); «Актуальные проблемы методологии отечественной истории и культурологии» в Московском государственном университете леса (2009); «Кооперация: вчера, сегодня, завтра» в Российском государственном торгово-экономическом университете (2009); «Проблемы методологии отечественной истории и культурологии» в Московском государственном университете леса (2010). Материалы диссертации опубликованы в пяти научных статьях, общим объемом 6,24 п.л.

^ Положения, выносимые на защиту:

- Историография городского ремесла Древней Руси, в основном, развивалась по пути освоения трех групп источников, отражавших различные парадигмы развития ремесла: кровнородственных поселений – городищ, торгово–ремесленных городов–эмпорий и новых городов (с XI в.) – центров формирования единого древнерусского ремесленного производства. Имеющиеся немногочисленные примеры комплексного подхода к изучению проблемы (Б.А. Рыбакова, Г.С.Лебедева, В.А. Булкина, И.В. Дубова) требуют дальнейшего историографического развития.

- Анализ современной историографии показал, что господствовавшее в советской исторической науке представление о решающем значении монголо-татарского нашествия в упадке ремесленного производства городов не должно рассматриваться как единственное. Исследования современных ученых позволяют рассматривать в качестве фактора, сдерживающего свободное развитие городского ремесла и рыночных отношений, формирование на Северо-востоке Руси самодержавного государства.

- Труды исследователей, освещающих опыт функционирования городского ремесла периода централизованного государства, показывают, во-первых, складывание и развитие системы взаимоотношений государства и ремесла в контексте полного подчинения мелкого промышленного производства интересам государства; во-вторых, отсутствие в этой связи процессов сословной консолидации ремесла и формирования собственных интересов городских ремесленников.

- Анализ работ, рассматривающих начало модернизационных процессов в XVIII – первой половине XIX вв., позволил выявить основные направления исследований: стремление доказать или опровергнуть преемственность петровских ремесленных цехов западноевропейским, анализ правительственных шагов по дальнейшему развитию цехового ремесла, а также исследования социального и количественного состава городских ремесленников.

- Анализ историографии, рассматривающей городское ремесленное производство во второй половине XIX – начале XX вв., показал, что рассуждения о судьбе городского ремесла развивались под влиянием общенациональной дискуссии о путях дальнейшего развития России, что является актуальным и для настоящего времени. Как показали труды исследователей, именно эта дискуссия дала толчок к началу изучения истории городского ремесленного производства.

- Анализ историографии советского периода, рассматривающей социалистическое преобразование городского ремесленного производства, показал, что практически все работы, посвященные этой теме, следовали логике марксистского представления о социально-экономическом устройстве нового общества, основанного на крупном производстве, в котором не оставалось места для городского ремесла. Необъективность взгляда на эту проблему из-за отсутствия на том этапе плюрализма мнений может быть преодолена в дальнейших исследованиях.

Структура диссертации основана на проблемно-хронологическом и тематическом подходе и включает: введение, три главы, заключение, список использованных источников и литературы и список сокращений. Структура работы выстроена с учетом поставленных в исследовании задач.


^ Содержание работы.

Во введении обосновывается научная актуальность темы, ее новизна; представлены объект и предмет диссертации, раскрывается методологическая база, хронологические рамки, сформулированы цели и задачи, дана характеристика источников и обзор литературы.

^ В первой главе «Отечественная историография городского ремесленного производства Древней Руси» проанализирован материал по историографии городского ремесла Древнерусского государства. Исследования ученых показали, что становление отечественной ремесленной промышленности имело свои специфические черты, обусловленные комплексом естественно-географических, внешних и внутренних социально-экономических и политических факторов, определившим его отличие от средневекового западноевропейского ремесла.

В первом параграфе «Древнерусское городское ремесло в дореволюционной историографии» показано, что в дореволюционной исторической науке, располагавшей ограниченным кругом археологического материала и, в основном, использовавшей письменные источники (летописи, писцовые и лавочные книги и др.), удалось лишь наметить основные вехи изучения истории городских мастеров Древней Руси. Авторами этого периода, порой на уровне научной гипотезы, высказывались положения, большинство из которых, тем не менее, не утратило актуальность и значимость в наши дни. Первый опыт академического описания ремесленного производства Древней Руси связан с публикацией книги Н. Аристова21, в которой отражены все достоинства и недостатки работ этого периода. Исследования автора привели к выводу о низком уровне развития древнерусского ремесла, незавершенности процесса общественного разделения труда, специфической зависимости городского ремесла от государства, его товарного содержания. Автором было отмечено, что городское ремесло Древней Руси, оторванное от потребностей основной массы восточнославянского общества, имело иную, нежели общественное разделение труда, природу, а, следовательно, выполняло иную, чем ремесло европейских стран, социальную роль22.

Концептуальные установки выдающегося историка С.М. Соловьева сыграли важную роль в изучении, в том числе, и проблемы ремесленного производства в истории древней России. Автор обращал внимание на то, «ход событий постоянно подчиняется природным условиям»23. Это положение получило свое развитие в работах В.О. Ключевского24.

Во втором параграфе «Городское ремесло Древней Руси в историографии советского периода» отмечается, что, в отличие от дореволюционной историографии, в целом достаточно скептически оценивавшей уровень социально-экономического и политического потенциала восточнославянских племен, советские историки в поисках корней отечественной урбанизации и государственности исходили из абсолютной экономической опосредованности и формационного видения исторического процесса. В связи с этим истоки возникновения городов и городского ремесла Древней Руси усматривались большинством ученых в развитии производительных сил земледелия и эволюции феодализма25. Классическим стало определение природы городов Древней Руси, данное М.Н. Тихомировым: «Настоящей силой, вызвавшей к жизни русские города, было развитие земледелия и ремесла в области экономики, развитие феодализма в области общественных отношений»26. Позднее, правда, автор скорректировал эту позицию27.

В то же время советский историографический период, несмотря на жесткие методологические установки, был очень результативным в плане привлечения широкого круга археологических данных, позволивших выстраивать новые подходы к изучению проблемы. Явно наметившиеся противоречия между теоретическим форматом и накопленным багажом эмпирического материала проявились в преодолении исследователями границ идеологических постулатов. Уже на этом этапе, когда любые несоответствия официальной общепринятой точке зрения подвергались обструкции, появились труды историков, освещающих проблему с принципиально новых позиций. Первой работой, посвященной проблемам ремесла, стала статья А.В. Арциховского, где он впервые отметил отличие природы новгородского ремесла от основной части древнерусского промышленного производства28.

В 1948 г. появился фундаментальный труд Б.А. Рыбакова «Ремесло Древней Руси»29. Б.А. Рыбаков был не только глубоким теоретиком исторической науки, но и археологом-практиком, и это предопределило характер исследования, фундаментальность и фундированность источниками которого поражает современных исследователей30. Несмотря на то, что Б.А. Рыбаков, по вполне объяснимым причинам, был апологетом советской методологии, содержание археологического материала обусловило выделение им двух центров ремесленного производства Древней Руси – городского и сельского, что, в принципе, противоречило марксистской аксиоме о центрах ремесла и торговли, выделившихся из сельской сферы. Допустив с большими условностями типологию центров ремесла (городские и сельские), автор фактически проанализировал археологический материал, относящийся в первом случае к городам-факториям (по В.О. Ключевскому), а во втором – к родоплеменным центрам, в том числе и восточных славян.

Таким образом, в советский историографический период сложилась парадоксальная ситуация, когда фактура, отраженная археологами, порой серьезно противоречила идеологизированной официальной позиции по вопросам социально-экономического развития страны. Так, негативную оценку в официальной науке в конце 1970-х гг. вызвала коллективная монография В.А. Булкина, Г.С. Лебедева и И.В. Дубова31, в которой авторы, на основе систематизации археологических данных, утверждали, что в VIII – IX веках существовали, с одной стороны, протогорода, аккумулировавшие функции племенных центров, которые, по мере своей эволюции, вбирали в себя торгово-ремесленную компоненту; с другой стороны, имели место раннегородские образования, представлявшие собой открытые торгово-ремесленные поселения с полиэтничным населением и выраженной варяжской составляющей. Остракизм в отношении свежих идей исследователей фактически заблокировал перспективное направление изучения древнерусских городов вообще и ремесла в частности, хотя разница этих двух цивилизационных парадигм была очевидна.

Анализ работ показал, что отечественная историческая наука располагает достоверными данными об отделении от сельского хозяйства в большинстве родоплеменных центров (вплоть до их разложения в конце X – начале XI в.) лишь наиболее жизненно важной промышленной отрасли – металлообработки32. По этой же причине тормозилось разложение кровнородственной организации общества в целом, являвшегося главным условием формирования социальной базы городского ремесла.

Таким образом, анализ историографических источников показал, что дихотомия цивилизационных направлений с дистанцией в уровнях социально-экономического развития (земледельческого населения и военно-торговых поселений Волжско-Балтийской и Днепровской транспортных магистралей) породила дискретность в эволюции отечественного городского ремесла. С одной стороны, оторванное от хозяйственных потребностей основной массы автохтонов и восточных славян и не фундированное процессом общественного разделения труда, ремесло открытых торгово-ремесленных поселений ограничивалось удовлетворением спроса военно-торговой знати и отчасти экспорта, и в силу этого было представлено достаточно узким слоем мастеров, в том числе пришлых. Активное пополнение их рядов за счет умельцев из земледельческих общин, как это было в виках Северной Европы, в условиях господства кровнородственной организации было невозможно. С другой стороны, ремесло родоплеменных центров ориентировалось на потребности больших семейных коллективов и обусловливалось натуральным характером общественного хозяйства.

В исторических исследованиях показано, что на протяжении IX – X вв. ремесло, соответствующее двум цивилизационным «векторам» и имеющее разные социальные характеристики, развивалось относительно обособленно. Влияние наиболее передового ремесла военно-торговых поселений на ремесло племенных центров ограничивалось «грубым» внешним подражанием, не касающимся даже технологических приемов.

Историографические материалы показали, что подлинный рост городской мелкой промышленности, на основе технической и технологической преемственности, стал возможен только с начала XI в. в результате сложных интеграционных процессов и формирования «древнерусского ремесла», сохранявшего свои институциональные черты вплоть до XVII в. Исключение составляли северные города Древней Руси, объединенные в единую балто-славянскую социокультурную общность. Становление промышленного производства в них происходило по сценарию, во многом схожему с европейским. Промысловая направленность общественного хозяйства Верхней Руси способствовала интеграции населения вокруг торгово-ремесленной деятельности открытых торгово-ремесленных поселений. Слияние двух направлений цивилизационного развития, как и формирование единой традиции ремесла, здесь протекало значительно быстрее, чем в земледельческих регионах, преемственно и поступательно.

Анализ историографических источников показал, что, в отличие от ремесла европейских городов, где его прогрессу способствовало развитие рыночных отношений, подчиненное положение городского ремесла Древней Руси в генетической связи с нарождающейся государственностью определило дальнейший характер отношений государства и ремесла, в которых последнему отводилась роль исполнителя воли и материальных интересов первого33. Смещение центра государственности на Северо-Востоке способствовало дальнейшему оформлению и развитию редистрибутивных отношений государства и ремесла. Исследователи отметили эту специфику отечественной ремесленной промышленности, которая определила ее явное отставание в рыночной трансформации и генерации корпоративной идентичности ремесленников, что в конечном итоге не позволило им на всем протяжении дальнейшего исторического пути обрести сословную организацию и иметь свои оформившиеся социальные интересы. Анализ работ показал, что развитию специализации и технического совершенствования городской мелкой промышленности и социального самосознания мастеров препятствовала и органичная встроенность древнерусского города XI – XII вв., а, соответственно, и всех слоев горожан, в аграрную сферу. Вплоть до начала XX столетия значительная часть мелких городских промышленников сочетала занятия ремеслом с огородничеством и хлебопашеством34.

В третьем параграфе «Современная историография городского ремесленного производства Древней Руси» показано, что современным историкам в разработке проблемы пришлось решать задачи не только расширения источниковой базы, хронологических и пространственных рамок, но и преодоления теоретических стереотипов и нового осмысления уже накопленного фактического материала. В первую очередь, к таким исследованиям необходимо отнести последние работы В.В. Седова, который на примере древнего Изборска уточнил свою позицию в оценке социально-экономического строя городов этого периода35. Из содержания его книг и статей следует, что особенностью полиэтничных военно-торговых факторий в Северной Руси явилось то, что процесс их формирования и развития проходил в тесной взаимосвязи с хозяйственной и социально-политической эволюцией местных славянских и неславянских племен36.

Современные исследования показали, что ремесло Древней Руси было лишено той фундаментальной социокультурной основы, каковой для европейского ремесла являлась связь с античностью, выражавшаяся не только в преемственности художественных стилей, технических и технологических приемов, но и в социальных условиях, генерирующих рост мелкой городской промышленности37. Оценки уровня развития отечественного ремесленного производства, ориентирующиеся на отдельные образцы древнего мастерства, явившиеся продуктом функционирования направления цивилизационного развития, вызванного к жизни включением восточноевропейской территории в орбиту международной торговли, явно завышены. Наличие в средневековом европейском ремесле передовых технологий, показывает более высокий, по сравнению с отечественным, уровень его развития38. Даже ювелирное мастерство (в частности, филигрань), наиболее показательное с точки зрения достижений ремесла Киевской Руси, в X–XI вв. находилось в зачаточном состоянии39.

Благодаря появлению новых археологических материалов, отечественную историографию проблемы пополнили исследования, знаменующие качественно новый подход в изучении истории городской ремесленной промышленности Древней Руси40. В частности, изменилось представление о решающем значении монголо-татарского нашествия в упадке ремесленного производства городов. В современных исследованиях все чаще в качестве фактора, сдерживающего свободное развитие городского ремесла и рыночных отношений, рассматривается формирование на Северо-востоке Руси самодержавного государства41.

^ Во второй главе «Отечественная историография городского ремесленного производства России в XIV – середине XIX вв.» предпринята попытка обобщающего историографического анализа проблемы развития отечественного городского ремесла, начиная с периода постепенного возрождения городов после монголо-татарского нашествия, затем изменения характера, отраслевой специализации и объема городского ремесленного производства России в XVII веке, связанного с постепенным вхождением страны в модернизационный процесс. В этой главе, в основном, рассматриваются монографии и научные статьи, основанные на письменных источниках (разрядные, дозорные, писцовые, лавочные, переписные книги, правительственные указы, Судебники и др.), и рассматривающие развитие городского ремесла в контексте изменений, происходящих в городах в целом.

В первом параграфе «Историография городского ремесла в период становления и развития Московского государства (XIV – XVI вв.)» отмечено, что обобщающих трудов по отечественной историографии городского ремесла этого периода нет. В дореволюционной историографии сведения о городском ремесле дают общее представление о его развитии, однако не позволяют представить динамику численности городских мастеров за три века и факторы, способствующие или препятствующие развитию мелкого промышленного производства42. В этот период, в основном, представлены работы, посвященные проблемам развития городов в целом43. Из исследователей истории городского ремесла в советский период в первую очередь необходимо отметить работы М.Н. Тихомирова, А.П. Пронштейна, С.В. Бахрушина и А.Л. Шапиро44. В современной историографии исследования этого периода практически отсутствуют.

В целом, анализ историографии городской ремесленной промышленности России XIV – XVI вв. убеждает, что разработка проблемы находится на начальном этапе. Вне поля зрения историков остается несколько проблем. Окончательно не выяснен механизм государственного влияния на городскую мелкую промышленность, социальный состав ремесленного населения и его место в формирующейся системе крепостной зависимости, уровень товарности ремесла и его институциональные возможности к концентрации степени участия городской промышленности в градообразовательных процессах. Все эти и многие другие вопросы рассмотрены историками в первом приближении или только ждут внимания исследователей.

Большим недостатком имеющихся работ по проблемам городского ремесла этого периода является неполное освоение данных археологии. Этот пробел тем более досадный, что в советский период был накоплен значительный археологический материал. Введение этих данных в научный оборот позволит расширить знание об одной из важнейших сторон хозяйственной жизни русских городов XIV – XVI вв. – городском ремесленном производстве.

^ Во втором параграфе «Историография мелкого промышленного производства в хозяйстве и социальной структуре городов русского централизованного государства в XVII в.» отмечено, что историография русского города и городского ремесла освещена лучше предшествующих периодов. Усилиями отечественных историков представление о городской ремесленной промышленности России XVII в. стало приобретать зримые очертания.

Уже в дореволюционной историографии роль и значение государства в исторической судьбе мелкой промышленности городов были очерчены достаточно выпукло. Большинство работ показало, что присутствие или, скорее, доминирование государства в экономической жизни, а в нашем случае – в мелкой городской промышленности, реализовывалось по двум направлениям. Во-первых, государство стремилось заместить потребности в промышленном труде, не компенсируемые на рыночной основе, созданием специальных категорий дворцовых и казенных ремесленников, предоставляя им соответствующие льготы. В число таковых входили, в том числе, и иностранцы, широко привлекаемые для выполнения «хозяйственных пробелов», порожденных слабым развитием общественного разделения труда. На эти особенности обратили внимание Я.О. Плошинский45, С.М. Соловьев46 и М.В. Довнар-Запольский47.

Анализ работ по этому периоду показал, что как сам город, так и его хозяйство, составной частью которого являлось ремесло, развивались в новых условиях. Исследователи выделили основные черты этого периода: завершение централизации российского государства, а, следовательно, включение всех территорий в единый процесс хозяйственной интеграции; вытекающая из первого адаптация всех сфер общественного хозяйства, в том числе ремесла, к потребностям и правилам централизованного государства; участие ремесленного производства в начавшемся процессе общенациональной экономической специализации и складывании предпосылок модернизации страны48.

Как показали исследования, московское правительство вело строгий учет наличных ремесленных сил страны и активно распоряжалось ими, привлекая к выполнению необходимых для государства работ49.

Особенностью исторического пути отечественного ремесла, по мнению большинства исследователей советского периода, явилось то, что оно встраивалось в систему господствующих социальных отношений и не обрело собственного статуса. Исследования по этому периоду дают более четкое представление о количестве, социальном составе городских мастеров, который включал в себя все известные слои российского общества XVII в.: от дворян и духовных чинов до крестьян всех категорий50. Показав борьбу «тяглого посада» с «беломестцами», ученые еще раз подчеркнули то обстоятельство, что серьезным препятствием на пути интеграции городских ремесленников в единое сословие являлся приобретавший доминирующее значение в общественной жизни России политический порядок, в котором центральное место принадлежало самодержавному государству51.

Замечательной чертой исторических работ, посвященных указанному периоду, стала разработка вопроса об отдельных группах городских ремесленников, характеризовавшихся особыми условиями существования. Например, казенных мастеров, ремесленников-иностранцев, мелких промышленников городов Сибири. Отражение их облика значительно расширило общее представление о развитии городского ремесла52.

Вместе с тем, продвижение по пути исследования городского ремесла XVII в. позволяет определить пробелы, заполнение которых является актуальной проблемой современной исторической науки. Задачей сегодняшнего дня является не только расширение источниковой базы новых исследований, сколько новое осмысление уже имеющейся исторической фактуры. Потраченные многими учеными усилия для аргументации идеологических установок советского периода о линеарном направлении социально-экономического развития, выстраиваемого в парадигму продвижения от менее прогрессивных укладов к более прогрессивным, представляются малопродуктивными53. Отказ от многих прежних искусственно выстроенных методологических барьеров может придать уже собранным историческим материалам новый концептуальный смысл и значение.

Третий параграф «Историография городской ремесленной промышленности в условиях начавшейся модернизации страны (XVIII – первая половина XIX в.)» Анализ историографических источников этого периода показал, что исследования отечественных ученых истории городского ремесленного производства России XVIII – первой половины XIX в. охватили широкий круг проблем. Вместе с тем внимание историков фокусировалось, прежде всего, на процессах и явлениях, лежащих на поверхности, и лишь некоторые работы выходили за рамки общепринятых направлений изучения мелкой городской промышленности.

Особое место в исследовательской проблематике принадлежало государственной политике в отношении ремесла. Введение Петром I цеховой организации, принятие Положения и Ремесленного устава на протяжении XVIII в. свидетельствовали о качественно новом этапе во взаимоотношениях государства и ремесленников. Важность отражения этой метаморфозы, вкупе с доступностью источников, ее характеризующих, определили большое количество трудов дореволюционных исследований, посвященных политическому аспекту истории городской ремесленной промышленности54.

Развернувшаяся в российском обществе дискуссия о путях развития страны наложила отпечаток на выбор исследовательского ракурса и методологические установки историков взявшихся за освещение цеховой организации ремесла. Многие из них явно подменяли исторический контекст рассуждениями, вытекающими из политических установок и мировоззренческих взглядов. Так, вместо того, чтобы дать объективную оценку предпосылок нового содержания государственной политики, ее последствий для мелкой промышленности городов, значительная часть историков акцентировала внимание либо на поиске, либо полном отрицании «родовых признаков» петровских цехов в древнерусской организации ремесла, полемике об общем и особенном в развитии отечественной цеховой системы. Практически все дореволюционные исследователи, посвятившие свои труды изучению истории городского ремесла XVIII – первой половины XIX в., отметили, что усиливавшееся государственное присутствие в экономике страны, в том числе в мелком промышленном производстве городов, исключало формирование корпоративных интересов и, в конечном итоге, сословия ремесленников (в европейском смысле этого понятия). Социальный состав ремесленного населения страны в этот период, конечно, претерпевал существенные изменения55. Доминанта воинских чинов (стрельцов, служилых людей по прибору) и посадских мастеров среди ремесленников уступает место «временноцеховым», в основном из числа крестьян, замещавших недостаток товарности традиционной отрасли – сельского хозяйства – промышленными заработками. Однако по-прежнему каждая социальная страта ремесленного населения оставалась обособленной и не интегрировалась в совокупную общность. Мало того, даже фискальная политика в отношении отдельных групп ремесленников значительно отличалась, а селянин, иногда подолгу остававшийся в числе временноцеховых, тем не менее являлся членом крестьянского мира со всеми вытекавшими из этого последствиями56.

В советский период из исследователей историографии вопроса о петровских цехах и их преемственности западным цеховым организациям в первую очередь необходимо отметить К.А. Пажитнова57 и Ф.Я. Полянского58.

Безусловные успехи в изучении полуторовековой истории городской мелкой промышленности не могут быть свидетельством сколько-нибудь полного исследования проблемы. Активному продвижению по пути углубления знаний о социально-экономическом строе городского ремесла отчасти препятствовала слабая фундированность источниками, в значительном количестве уничтоженных во время пожаров, или попросту отсутствующих в силу слабости хозяйственного учета и статистики того времени.

Слабая проработка экономической истории мелкой промышленности в советский историографический период «восполнялась» идеологическими установками, на аргументацию которых ушло много непродуктивно потраченных сил историков. Поиск в мелкой промышленности истоков крупного капиталистического производства, призванный доказать доморощенность материальной основы социализма был малопродуктивным. Ф.Я. Полянский с сожалением констатировал, что вопрос перерастания городского ремесла в мануфактуру остается в отечественной исторической науке открытым и призывал ученых восполнить этот «досадный пробел в науке»59.

Из современных исследований этого периода можно выделить монографию Н.А. Ивановой, В.П. Желтовой, в которой авторы, рассматривая историю складывания сословий в Российской империи, в том числе, уделили внимание и положению городских ремесленников60.

Таким образом, несмотря на слом отживших методологических установок, представление о важнейших сторонах эволюции городского ремесла в контексте модернизационных процессов, активно протекавших в XVIII – первой половине XIX в. остается незавершенным.

^ Третья глава «Отечественная историография городского ремесленного производства России второй половины XIX –первой трети XX в.» посвящена анализу историографических источников, рассматривающих период, когда бурный рост российской экономики во второй половине XIX в. выдвинул в ряд важнейших социально-экономических проблем и проблему места и значения мелкопромышленного производства в новых условиях. Проводимые по инициативе и под непосредственным руководством власти либерализация хозяйственного строя и индустриализация страны требовали определения позиции государства в отношении кустарей и ремесленников. Основой исследовательской базы по этому периоду являются монографии и статьи, опубликованные в различных изданиях.

^ В первом параграфе «Историография городского ремесла в социально-экономической структуре и государственной политике России второй половины XIX – начала XX в.» отмечено, что материалы по историографии вопроса показывают характер российской модернизации, как ограничивающий рыночные механизмы функционирования экономики, который, в случае отсутствия государственного протекционизма, обрекал мелкое промышленное производство на деградацию, практически полное вытеснение из товарных отраслей или превращение в придаток крупного предпринимательства61.

Анализ историографических источников показал, что гигантские успехи в промышленном отношении, каких, при тех же обстоятельствах, не делало ни одно государство, возбудили интерес к состоянию и перспективам развития традиционных форм промышленного производства, в частности – городского ремесла, в среде общественно-политической и академической элит страны62. В научной литературе дискуссия по вопросам истории, теории и практики городского ремесла развернулась в нескольких направлениях:

Во-первых, товаризация общественного хозяйства поставила на повестку дня вопрос об укладной принадлежности мелкой городской промышленности. Наличие в среде ремесленников социальных групп, обусловленных масштабом производства, принадлежностью к рынку явилось основанием полемики относительно их сущностных качеств и места в экономике страны;

Во-вторых, результатом проникновения в общественное сознание мнения о том, что развитие фабричного производства, аккумулирующего все достижения технологического прогресса, ставит под сомнение целесообразность существования традиционных форм хозяйствования, явилось представление о рудиментарности городского ремесла и необходимости его «подтягивания» до уровня машинной индустрии. Не желая видеть принципиальной сущностной разницы фабричной и ремесленной промышленности, сторонники индустриализации полагали, что их отличие сводится лишь к отсутствию или наличию в технологическом процессе машин63.

В отношении деятельности в этот период ремесленных цехов в исследовании отмечено, что в настоящее время только начинают появляться материалы, проливающие свет на дискуссионные моменты их истории. Введение в научный оборот практически не привлекаемых до настоящего момента архивных фондов местных ремесленных управ позволило наметить пути восполнения пробелов в историографии темы64. Таким образом, будущие исследования должны строиться вокруг важнейшего вопроса, каковым является соотношение фискально-полицейских функций ремесленных цехов, в сохранении которых было заинтересовано государство, и функций, наполняющих их деятельность общинным содержанием (обеспечения взаимной материальной помощи и социальных гарантий; сохранения и развития корпоративных культурно-исторических традиций и уникального мастерства; поддержания морально-нравственных устоев ремесленного общества и т.д.). Продвижение изучения темы в этом направлении могло бы заложить основы репрезентативной оценки исторической роли и значения ремесленных цехов в целом.

Во втором параграфе «Историография городского ремесленного производства в период социальных катаклизмов 1905–1917 гг.» показано, что в отличие от дореволюционных исследователей конца XIX в., стремившихся определить социальную идентичность городских ремесленников, исходя из практических потребностей хозяйственного строительства (установления социальных граней для выработки налоговой политики; концентрации направлений государственных инвестиций в экономику и т.д.), теоретики партий и политических движений учитывали, прежде всего, соображения, прямо вытекающие из тактики и стратегии организаций и социальных сил, представителями которых они являлись, они понимали, что мелкая буржуазия представляет собой довольно многочисленный слой и от того куда он двинется зависела судьба российского политического процесса65. В вопросах социальной ориентации для будущей борьбы за власть либералы и марксисты в одинаковой мере не рассматривали ремесленников, как и в целом мелких собственников, самостоятельным источником политических требований (в чем, кстати, в отличие от партий, ориентирующихся на них, просчитались). И те, и другие видели в них «ведомую» «промежуточную» массу. Однако, в отличие от кадетов, все же выносивших за рамки социальной идентичности «средних классов» интеллигенцию и видевших в последней большой потенциал укрепления своих позиций, марксисты объединяли в это понятие все социальные слои, находившиеся между пролетариатом и буржуазией: крестьян, кустарей, ремесленников, мелких торговцев, служащих и интеллигенцию66.

В современной историографии, несмотря на расширение источниковой базы и совершенствование исследовательского инструментария, задачу освещения истории городского ремесленного производства в период социальных катаклизмов удалось решить лишь в контурном приближении67. Серьезные научные исследования по этому вопросу практически отсутствуют. Скорее, авторам удалось лишь наметить направления для дальнейшего изучения темы.

^ В третьем параграфе «Социалистическое преобразование городской ремесленной промышленности Советской властью в 1917 – 1930-х гг. в отечественной историографии» показано, что социалистическое кооперирование городского ремесла остается практически не изученным сюжетом отечественной истории. Во-первых, объективности освещения этого процесса препятствовали господствовавшие в советский историографический период идеологические установки. Социалистическое кооперирование характеризовалось как процесс объективный, обусловленный потребностями мелкого производства68. Во-вторых, изучению обобществления предприятий городских ремесленников препятствовало отсутствие в научных трудах дифференцированного взгляда на мелкую промышленность. Городские ремесленники, обладавшие целым набором институциональных качеств, отличавших их от сельских кустарей, тем не менее, рассматривались в общей массе «мелкой буржуазии»69. Такой подход не позволял объяснить многие обстоятельства исторического прошлого нашей страны, например, живучесть, несмотря на жесткость мер противодействия частной инициативе, довольно значительной группы городских портных, сапожников, точильщиков и т.д., и необходимость отражения этой реалии в советском законодательстве.

В современной историографии эти недостатки успешно преодолеваются. В этой связи необходимо отметить работу В.Г. Егорова, посвященную проблемам кооперирования городских ремесленников, раскрывающую сущность происходивших в этот период процессов70.

В заключение диссертации сформулированы основные выводы исследования в соответствии с поставленными задачами, указаны имеющиеся недостатки и намечены перспективы дальнейшего рассмотрения темы.

В исследовании показано, что изучение истории городской ремесленной промышленности России, начавшееся во второй половине XIX в., протекало в условиях, не всегда способствующих развитию творческого процесса ученых. Сам интерес к проблеме был вызван не столько научными потребностями, сколько возникшей в 30-е – 40-е гг. XIX в. и активно продолжавшейся во второй половине века дискуссией российской общественности о путях развития России, месте и роли традиционных форм хозяйствования.

В дореволюционный историографический период в основном были освоены письменные источники, отражающие развитие отечественного городского ремесла. Фрагментарность и несистематичность документальных источников, дошедших до XIX в., определили специфику работ по данной теме. Исследователям удалось воссоздать картину развития мелкой городской промышленности или в относительно узких хронологических и сюжетных рамках, или ограниченную территориально. Многие периоды истории ремесла остались совсем не изученными.

По известным причинам история мелкой промышленности рассматривалась, как правило, сквозь призму государственной полезности и политики. Даже работы, посвященные самым ранним этапам развития ремесла, отталкивались, прежде всего, от роли традиционного промышленного производства в иерархии ценностей, составлявших могущество княжеского государства (А. Корсак)71. Эту историографическую традицию, при рассмотрении более поздних периодов истории ремесла, продолжили В. Лешков72, Н. Рычков73, Н. Степанов74, И. Дитятин75, П. Смирнов76 и др.

Другой историографической традицией, также связанной с особенностью российской общественной практики, является поиск места и роли ремесла в системе социальных отношений. Пожалуй, нигде и никогда вопрос социального устройства не стоял так остро, как в России. В этом контексте не представляло исключение и ремесло, эволюция социальных функций которого составляла предмет многих исследований. Ученые обратили внимание на изменение социального состава мелких промышленников города, наличие в их среде казенных ремесленников, взаимоотношение с другими секторами промышленности, в том числе крестьянской. Тем не менее, обозначившиеся направления изучения темы в основном только обнажили неосвоенное исследовательское пространство даже тех сюжетов, которые получили освещение в большей степени.

Намеченная исследовательская линия проходила и через советский историографический период (К.А. Пажитнов77, Ф.Я. Полянский78). Гносеологические корни внимания исследователей к вопросу взаимоотношения государства и ремесла очевидны. Присутствие государства в экономике, или, даже, его доминирование здесь – одна из особенностей отечественного исторического процесса.

Большой вклад в расширение источниковой базы проблемы внесли советские археологи. В научный оборот был введен огромный массив материалов полевых раскопок. Этот фактический багаж настолько велик, что его возможности для современной науки в целом и городского ремесленного производства в частности далеко не исчерпаны. Многие археологические отчеты по сей день ждут серьезного объективного анализа.

Свой вклад в изучение истории городского ремесла внесли исследователи тех регионов нашей страны, где архивы пострадали не в той мере, как в центральных областях России. В частности, это относится к исследованию городов Сибири и Приуралья79.

Однако, несмотря на значительный вклад советских ученых в исследование проблемы, он мог быть более весомым, если бы историческая наука в тот период не была связана идеологическими рамками. Попытки историков доказать идентичность русского ремесла западноевропейскому, преемственность отечественного мануфактурного производства мелкой промышленности, целесообразность всеобщего кооперирования ремесленников после победы Советской власти – оказались безуспешными. Очевидно, что каждый из этих теоретических постулатов требовал неоправданно больших затрат научных сил для подбора материалов в их защиту и сокрытия фактов, не подходящих под принятый шаблон.

В современной историографии в последнее время стали появляться исследования, рассматривающие сословную принадлежность, социальный состав, место и роль городских ремесленников в экономическом развитии нашей страны. Это относится как к столичным, так и к региональным исследователям80. К сожалению, часто эти работы, как и в предыдущий период, ограничены либо территориальными, либо хронологическими рамками.

Таким образом, в представленном исследовании показано, что одной из главных задач отечественной историографии в настоящее время является новое прочтение уже собранного фактического материала. Другая задача состоит в расширении исследовательской проблематики, освоении малоизученных в предшествующие периоды тем. В частности, практически отсутствуют исследования конкретизирующие зарождение именно городского ремесла Древней Руси, нет обобщающих сведений о контроле государства над городскими ремесленниками в последующие периоды и показывающих, в связи с этим, проблему невозможности корпоративных объединений, действующих в интересах самих ремесленников. Отсутствуют исследования по вопросам развития цеховой организации в контексте пользы для государства и для самих ремесленников. Практически не исследованы причины, по которым цехи, в одних случаях продолжали свое существование, в других – прекращали. Более подробно исследователям следует обратить внимание на конкуренцию городских ремесленников с мануфактурами и роль государства в этом вопросе. Не исследован вопрос о количественном превосходстве городских ремесленников над фабрично-заводскими рабочими и не обобщены сведения об основных направлениях их деятельности. Очень мало работ, а обобщающие и вовсе отсутствуют, по вопросам ученичества в городском ремесле. Также нет исследований, где бы без идеологических установок рассматривалась роль городского ремесла в первые годы Советской власти. В отечественной историографии очень мало материалов, связанных с повседневной жизнью городских ремесленников81, их материальным положением, нет обобщающих исследований и в гендерной области, хотя статистические материалы показывают большой процент участия женщин в городском ремесленном производстве82. Решением этих и многих других задач и должны заняться будущие исследователи.





оставить комментарий
страница1/2
Дата16.10.2011
Размер0.54 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх