В. А. Ацюковский icon

В. А. Ацюковский


1 чел. помогло.
Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать

В.А.Ацюковский




ВЕКОВОЙ БЛЕФ





ФИЗИЧЕСКОЙ «ТЕОРИИ»

В.А.Ацюковский




ВЕКОВОЙ БЛЕФ



ФИЗИЧЕСКОЙ


«ТЕОРИИ»

Москва


2008 г.


В.А.Ацюковский. Вековой блеф физической «теории»

М.: «Петит», 2008. 52 с.


Автор: Владимир Акимович Ацюковский – доктор технических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, почетный академик Российской академии электротехнических наук, академик Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского.


В книге рассмотрено кризисное состояние физики, связанное с применением ею порочной идеалистической методологии. Показана несостоятельность лежащей в основе современной теоретической физики Специальной и Общей теории относительности А.Эйнштейна и дан краткий перечень событий, связанных с реальным обнаружением эфирного ветра. Показано, что развитие физики неизбежно приведет к становлению новой теоретической физики, основанной на представлениях об эфире.

Для всех, интересующихся перспективами развития теоретической физики и вообще судьбами естествознания.


Отзывы и замечания высылать автору по адресу:

140187 г. Жуковский Московской области ул. Дугина д. 6 кв. 14

Тел. д. 8-49648-219-22; моб. 8-916-813-41-84.

Е-mail: atsuk@dart.ru; Sait: www.atsuk.dart.ru.


ISBN 5-85101-061-4 © В.А.Ацюковский, 2008


Введение


В конце 19-го – начале 20-го вв. в естествознании началась подлинная революция: были открыты рентгеновские лучи (1885), явление радиоактивности (1896), электрон (1987), радий (1898) и многое другое. Развитие науки показало ограниченный характер существовавшей до тех пор физической картины мира, но физическая теория оказалась неподготовленной к восприятию новых явлений. Классическая физика полагала, что весь мир уже понятен, что все законы уже «хорошо изучены», но когда вновь открытые явления нарушили эти представления, среди физиков началось метание. Отдельные физики стали говорить об «исчезновении» материи, стали отрицать объективное значение научных теорий, усматривать цель науки лишь в описании явлений и т.п.

В мае 1909 г. вышла в свет книга В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм [1]. В книге показано, что кризис физики произошел потому, что сами физики не были готовы к тому, чтобы проникать в глубины строения материи. Атом считался неделимым. Никакая радиоактивность наукой не предусматривалась, так же как и электромагнитные излучения. Но когда все это было обнаружено в экспериментах, началась паника. Вместо изучения природных явлений на уровне более глубоком, чем атом, началась замена физической сущности явлений математическим описанием. «Материя исчезла, остались одни уравнения», так охарактеризовал В.И.Ленин этот процесс.

Процесс отказа от физических представлений на некоторое время был приостановлен Э.Резерфордом, создавшим планетарную модель атома и показавшим тем самым его сложность. Но в течение нескольких десятилетий все, связанное с этой моделью, было исчерпано, и физика вновь оказалась в кризисном состоянии. По-существу, сегодня мы имеем продолжение того же кризиса, который разразился в физике сто лет тому назад. Опять математика подменяет физику. Опять частные явления выдаются за всеобщие законы природы. Опять так называемые «хорошо изученные» закономерности выдаются за абсолютную истину, забывая, что все найденные законы есть только некоторое приближение к ней, что каждое явление имеет бесчисленное множество свойств, и исследователи вытаскивают только те из них, которые им нужны для конкретных целей. Забывают также, что результаты любого эксперимента могут иметь бесчисленное множество толкований и соответствовать бесчисленному множеству теорий.

Сегодня главная проблема физики – это отсутствие материалистической методологии. В советское время книга В.И.Ленина изучалась во всех высших учебных заведениях. И что? А ничего! Изучение шло само по себе, критика идеализма шла сама по себе, а физическая наука развивалась сама по себе и прочно въехала в идеализм.

Со времени выхода в свет ленинского труда прошло сто лет. За это время появились новые области науки, давшие самые разнообразные теоретические и прикладные результаты. Но чем дальше, тем все очевиднее становилось, что физические, а точнее, математические идеи начала двадцатого века себя исчерпали. С середины двадцатого столетия наметился спад в наращивании новых достижений. Физическая теория оказалась неспособной, и эта неспособность все усиливается, оказать действенную помощь практике в решении возникших новых неотложных задач, которые выдвинула жизнь. И это не случайно, так как теоретические изыскания, проводимые физиками-теоретиками, все больше отрываются от действительности, причем сам этот отрыв стал почитаться за некоторую доблесть, научную смелость.

Целью физики было объявлено создание «безумных идей», т. е. идей, максимально оторванных от реальности, а генеральной задачей объявлено не познание законов и устройства природы, а создание ТВО – теории Великого Объединения, т. е. формального (даже не сущностного) объединения в единой теории четырех фундаментальных взаимодействий – сильного и слабого ядерных, электромагнитного и гравитационного. Физика фактически превратилась в некий раздел математики, свободно оперирующий абстрактными понятиями – множественностью размерностей пространства, множественностью размерностей времени, множественностью Вселенных, всевозможными «кривизнами» и «дискретностями» пространства и времени, а также многими другими, не имеющими никакого отношения к реальной природе.

Сегодня физики научились работать с большими объемами энергии, и это становится смертельно опасным для человечества. Потому что, жонглируя большими объемами энергий и не понимая физической сущности процессов, можно реально взорвать весь земной шар. Однако безответственные теоретики, пользуясь тем, что руководители экономики ничего не смыслят в их делах, спекулируют на том, что, якобы без «науки», как они ее понимают, остановится научно-технический прогресс, и требуют все новых средств для постановки и проведения опаснейших экспериментов, несмотря на то, что многолетний опыт уже показал, что все эти коллайдеры и «Токамаки» ничего не дали и, можно быть уверенным, ничего и не дадут, несмотря на гигантские потраченные средства. Но большие руководители им верят, боясь прослыть ретроградами, хотя на самом деле, речь идет всего лишь о хорошо налаженной кормушке, а настоящей наукой, которая должна иметь цель понимания реальной природы, здесь и не пахнет.

Все это не может длиться вечно, поэтому в процесс развития науки приходится вмешаться нам, прикладникам, которые обязаны решать назревшие проблемы – энергетику, экологию, сырьевую проблему и т.д. Но мы не можем эффективно решать эти проблемы, не понимая внутренней сущности физических явлений. А поскольку ждать от современных «ученых» продвижения в этой области бессмысленно, нам приходится самим подумать о создании своей альтернативной теории. И, похоже, что в этом направлении задел уже создан.
^

1. Вековой блеф современной физической «теории»


А король-то голый!

Г.Х.Андерсен. Новое платье короля.


На протяжении многих десятков лет мы слышим о великих достижениях физической науки, преодолевающей неимоверные трудности, пытаясь разобраться в тайнах строения материи. Поскольку для этого нужно проникать вглубь атомных ядер, приходится строить так называемые коллайдеры – ускорители высоких энергий, в которых разгоняются частицы вещества – электроны и протоны, а теперь даже и ядра свинца, для того чтобы шлепнуть их друг о друга и посмотреть, какие осколки, виноват, «элементарные частицы» вещества оттуда посыплются.

Автор сильно сомневается в строгости такого метода изучения строения материи, вытекающего из квантовой механики совместно со Специальной теорией относительности Эйнштейна, потому что это напоминает ему метод, описанный венгерским композитором Имре Кальманом в оперетте «Принцесса цирка» в 1926 году. В этой оперетте две дамы колотили посуду, в результате чего тоже сыпались осколки, поэтому вполне можно предположить, что именно Имре Кальман надоумил физиков-теоретиков изучать строение материи подобным способом, потому что первый ускоритель был построен вскоре после выхода в свет означенной оперетты, а именно в 1931 году в Америке, любительнице оперетт. Сомнения автора заключаются в том, что, может быть, этих осколков до произведенной операции ни в материи, ни в посуде не содержалось, а появились они как раз в результате изложенного научного эксперимента. Но ускорительщикам виднее. Все-таки они занимаются этим всю жизнь.

С тех пор физики всего мира соревнуются друг с другом в наращивании мощности ускорителей заряженных частиц, без чего, как они полагают, научного прогресса быть не может, потому что иначе, как? Без этого даже атомной энергии не будет! Правда существует мнение, что на самом деле атомную энергию раздобыли не столько физики-теоретики, сколько инженеры-прикладники, но этому никто не верит, потому что раз инженеры не являются академиками физико-математических наук, то значит, им и не дано. Они в этом деле всего лишь подмастерья.

Но, раз начавшись, дело пошло.

Как всем хорошо известно, чем меньше длина волны фотона, тем больше в нем содержится энергии, это утверждает закон Планка. Поэтому, если вы хотите узнать, как устроено вещество, вам нужно ударить по нему частицами, обладающими высокой энергией, ибо, чем выше их энергия, тем глубже они проникнут вглубь вещества и тем мельче будут те частицы, которые они оттуда выбьют. И, значит, зондирующие частицы нужно разгонять до больших скоростей. А уж потом, ударив их о мишень, посмотреть, что из этой мишени посыплется. И, проанализировав эти осколки, можно будет сделать вывод о том, из каких же осколков, виноват, элементарных частиц состояло вещество до того, как об него шлепнулась зондирующая частица. Вот для этой цели и приходится создавать ускорители частиц высоких энергий, основанные на расчетах теории относительности Эйнштейна.

Однако у автора есть и второе сомнение: он не понимает, почему фотонная логика Эйнштейна вообще распространяется на все частицы микромира. Даже если сам Луи де Бройль провозгласил всеобщность корпускулярно-волнового дуализма. Ведь у разных частиц массовая плотность может быть разной, значит, и энергосодержание у них будет разное. Почему вообще энергосодержание любой массы определяется через скорость света? Ведь это всего лишь скорость распространения фотонов в свободном пространстве и ничего более. Какое отношение все это имеет к частицам, образующим, например, ядро атома, в котором нет фотонов, нет свободного пространства для перемещения фотонов, а есть ядерные силы, не имеющие к электромагнитной природе фотонов никакого отношения? Правда, квантовая механика утверждает, что частицы микромира, как бы, не имеют размера, они, как бы, точечные, хотя имеют массу. Массу имеют, а объема не имеют? А их массовая плотность?.. М-да! И так далее.

Но, так или иначе, физики всего мира в попытках узнать тайну строения материи, а попутно сделать атомную бомбу пострашнее, начали строить различные ускорители, с помощью которых можно разгонять заряженные частицы и шлепать их о мишени. И тут развернулось соревнование между нами и американцами.

В 1931 году американцы построили первый электростатический генератор, а в 1932 году англичане добавили к нему каскадный генератор. Эти генераторы получали ускоренные частицы с энергией 1 МэВ (один миллион электронВольт). В 1940 году американцы построили бетатрон. В 1944 году у нас придумали автофазировку и создали синхротрон. Американцы спохватились, изобрели то же самое и тоже создали синхротрон, но побольше. А в 50-е годы они придумали принцип знакопеременной фокусировки и резко повысили предел допустимых энергий в линейных ускорителях.

В 1966 году в Станфорде они запустили линейный резонансный ускоритель на 22 ГэВ (гига-электронВольт, это что-то очень много). Но у нас в 1967 году под Серпуховом был создан синхрофазотрон на 76 ГэВ, и мы этим самым переплюнули американцев.

Тогда американцы, которые тоже не лыком шиты, создали синхрофазотрон на 200-400 ГэВ. Но не на таких напали! И мы создали ускорительный монстр на еще больше. А для этого вырыли в поселке Протвино под Серпуховом тоннель на глубине 50 м. и длиной в 22 км, в котором предыдущий ускоритель, в свое время переплюнувший американцев, является лишь промежуточным каскадом. К 80-м годам прошлого века наше богатое государство успело зарыть в этот подземный ускоритель сколько-то десятков миллиардов доперестроечных рублей. Но сейчас этот ускоритель простаивает, потому что денег для его запуска нет, и созданные для определения его перспективы комиссии разводят руками, не зная, что с этим ускорителем делать.

Но тут, похоже, и у нас, и у американцев оказалась кишка тонка. У нас вообще началась перестройка. А американцы подзастряли, возможно, потому, что они, благодаря развитию нашей экономики после 1985 года, и так сохранили свое первенство в размерах ускорителей. Исчез стимул.

Но перерыв продолжался недолго. И, как сообщили научные источники, в Европейском центре ядерных исследований – ЦЕРНе на границе Франции и Швейцарии построили шестой по счету самый большой и самый мощный в мире ускоритель элементарных частиц длиной в 26,65 км с энергией столкновения пучков до 1250 ТэВ (тераэлектронВольт). В этом Большом адроном коллайдере (БАК) или Large Hadron Collider (LHC), такого его название, будут разгоняться и сталкиваться протоны, а также ядра свинца, чтобы создавать черные дыры, которые как надеются авторы, не разнесут Землю в клочья (такие сомнения высказываются) и даже не обеспечат ускорение глобального потепления (и такие сомнения высказываются), а, наоборот, помогут узнать что-нибудь новенькое в устройстве материи или хотя бы добавить к уже открытым сотням (или тысячам?) элементарных частиц вещества еще одну, так называемый «бозон Хиггса». По мнению разработчиков ускорителя, это станет доказательством правильности нынешних релятивистских представлений об устройстве мира.

Однако российским ученым-ядерщикам такое превалирование Запада показалось не престижным, и поэтому в подмосковном наукограде Дубна в Объединенном институте ядерных исследований принято решение о строительстве линейного коллайдера длиной в 45 км, наплевав при этом на 22-х километровый коллайдер, уже построенный в Протвино. Туда, в Протвино, расположенном на юге от Москвы, ездить из Дубны, расположенной на севере, далеко, а дороги неудобные. Ну, и еще понятно, что для того, чтобы на руках что-нибудь осталось, кусок сала должен быть большим.

А теперь о современной физической теории в целом.

В марте 1985 года глава теоретической физики страны академик А.Б.Мигдал, выступая по телевидению в передаче "Очевидное – невероятное", нарисовал стройное и величественное здание современной теоретической физики. В его основе лежал фундамент, состоящий из трех блоков, – ньютоновской механики, Специальной теории относительности и квантовой механики. А далее из этих блоков-корней вырастала развесистая клюква: Общая теория относительности и теория гравитации, квантовая теория поля как развитие квантовой механики и специальной теории относительности, квантовая статистика как прямое следствие и развитие той же квантовой механики, квантовая хромодинамика – теория сильных взаимодействий как следствие и развитие квантовой механики и СТО, принципы симметрии как привлечение геометрических форм с использованием свойств пространства-времени, выведенных из СТО, теория суперсимметрии как дальнейшее развитие принципов симметрии, теория суперструн как результат объединения теории поля и общей теории относительности.

– Вот видите, – сказал академик, – какое стройное и разветвленное здание представляет собой современная теоретическая физика. Из него нельзя вынуть ни одного кирпичика. Все это увязано между собой и представляет одно целое. Физическая теория была создана несколькими поколениями физиков, и сегодня это построение практически завершено.

Хотя с тех пор прошло более 20 лет, это завершенное здание физической теории существует и сегодня, являясь теоретической основой всего естествознания.

Академик не сказал, что фундамент этого стройного здания базируется на постулатах – положениях, принимаемых без доказательств, не имеющих обоснования и даже противоречащих друг другу. Так, СТО – Специальная теория относительности Эйнштейна – базируется на пяти постулатах (а не на двух, как пишут в учебниках), в основе которых лежит ложное истолкование результатов ранних опытов Майкельсона, а ОТО – Общая теория относительности – уже на десяти постулатах, из которых последний находится в вопиющем противоречии с первым, поскольку первый постулат утверждает отсутствие в природе эфира, а десятый – его наличие. Квантовая механика базируется, по меньшей мере, на девяти постулатах, подтверждаемых в своих следствиях лишь частично. А все последующие блоки здания теоретической физики, кроме упомянутых, в своей основе имеют свои ни откуда не вытекающие постулаты, общее число которых перевалило за три десятка. Три десятка я называю потому, что могу их перечислить, а на самом деле, если произвести ревизию тщательнее, их значительно больше.

И это и есть "стройное и разветвленное" здание современной физической теории?! Уважаемые теоретики, что же вы такое построили за все двадцатое столетие?! А что будет со всем вашим храмом, если выяснится ложность хотя бы одного из исходных постулатов, например, если будет доказано наличие в природе эфирного ветра и самого эфира? Не рухнет ли все это ваше грандиозное сооружение, над которым столь эффективно и не безвозмездно трудились последние поколения физиков?

Нам говорят, что, возможно, оно и так, но ведь современная теория, несмотря на некоторые нетипичные недостатки, подтверждена экспериментами, обеспечила продвижение науки и помогла решить многие прикладные задачи. Возможно, возможно... Но так ли уж современные достижения обязаны именно этому теоретическому монстру? Давайте, посмотрим.

Существует не очень известное, но, тем не менее, правильное положение о том, что любой эксперимент может соответствовать любому числу теорий, и если какая-то теория предсказала результаты эксперимента, и они получились именно такие, то это всего лишь не противоречит исходной теории, но не подтверждает ее, т.к. эти же результаты могут соответствовать и другим теориям. Приведем пример.

Как известно, все формульные следствия СТО базируются на преобразованиях Лоренца, которые Эйнштейн вывел на основе представлений об отсутствии в природе эфира, а сам Лоренц, давший свое имя этим преобразованиям, вывел их же за год до создания СТО, т.е. в 1904 году, на основе представлений о существовании в природе абсолютно неподвижного эфира. И, значит, все так называемые подтверждения Специальной теории относительности можно с равным успехом отнести к лоренцовой теории эфира.

Знаменитое соотношение E = mc2 было получено еще Дж.Дж.Томсоном в 1903 году и тоже на основе представлений об эфире. А что такого особенного оно означает? Половина этой энергии – это всего-навсего энергия поступательного движения фотона, а вторая половина – внутренняя энергия вращения его вихрей. И относится эта формула только к фотону. Распространение ее на все виды материи – очередной постулат, не вытекающий вообще ни откуда и ничем не подтвержденный. Энергия, реализуемая в атомных реакциях – это энергия связей нуклонов, а вовсе не самих нуклонов.

Единственное, что действительно нового дала Специальная теория относительности, это то, что, как выразился Эйнштейн, «аксиоматическая основа физики должна быть свободно изобретена»... Это и есть главное достижение физической «теории»?!

Квантовая механика дала неплохие методы вычисления внутриатомных явлений. А что дала ее философия? Заменили массовую плотность на «плотность вероятности появления электрона в данной точке» и этим исключили возможность выявления внутреннего механизма явления, фактически узаконив непознаваемость микромира. И куда нам теперь податься с этой непознаваемостью?

Может быть, благодаря столь хорошо обоснованной теории, мы имеем большие достижения в прикладных областях?

Нет, уважаемые, не имеем!

В прикладной физике различные торжественные обещания все никак не сбываются. Уже много лет прошло с тех пор, как была получена «устойчивая» плазма, просуществовавшая «целых» 0,01 секунды. За эти годы построены многочисленные установки для проведения термоядерных реакций, призванные навечно обеспечить человечество энергией. Однако установки есть, созданы институты и заводы для этих целей, проводятся конференции и заседания, чествования и награждения. Нет лишь самого термояда, для которого все это затеяно, и никто не знает, будет ли он когда-нибудь.

То же самое и с МГД – магнитной гидродинамикой. То же самое и со сверхпроводимостью, то же самое и со всеми остальными прикладными делами. И лишь в области атомной энергетики дела как-то сдвинулись, поскольку атомные станции реально существуют и продолжают строиться. Правда, иногда они создают Чернобыли, что также не свидетельствует об их высокой полезности.

Современные экспериментальные исследования в области физики становятся все более дорогими, и далеко не каждое государство способно выдержать столь тяжкое бремя расходов на науку. И если наше государство, так же как и некоторые другие страны, идет на это, то лишь в надежде, что эти затраты окупятся сторицей. Реально же результаты исследований приносят все более скромные плоды. Таким образом, налицо еще одно противоречие – экономическое.

Сейчас муссируются достижения физики, связанные с получением нанотехнологий. Слов нет, это большое технологическое достижение. Но при чем тут теория относительности? И так ли уж нанотехнология обязана своим появлением именно квантовой механике, а может быть, инженерам-технологам?

Наличие «парадоксов», отсутствие качественно новых идей означает, что существовавшие до сих пор в естествознании идеи уже исчерпаны и естествознание вообще и физическая теория, в частности, находятся в глубоком кризисе.

Давно и много говорится об НТР – научно-технической революции, о достижениях науки. Однако следует констатировать, что качественно новых открытий становится все меньше, что развитие носит в основном количественный характер, и даже при изучении «элементарных частиц» вещества используются не качественно новые приемы, а просто наращивается мощность ускорителей частиц в слепой вере, что новый энергетический уровень, может быть, даст что-нибудь новое, хотя пока что ничего качественно нового он не дал.

Фундаментальные исследования, базирующиеся на общепризнанных идеях, стали невообразимо дороги, а результаты все более скромны. Однако главным признаком кризиса естествознания является то, что теория и методология современной фундаментальной науки оказываются все менее способными помочь прикладным наукам в решении задач, которые выдвигает практика. А это означает, что методы современной фундаментальной науки стали тормозом в развитии производительных сил общества, в использовании человеком сил природы, а, следовательно, в развитии общества в целом.

Подобные трудности, имеющиеся в большинстве областей естествознания, отнюдь не являются, как это принято считать, объективными трудностями развития познавательной деятельности человека. Непонимание сути явлений, предпочтение феноменологии, то есть внешнего описания явлений исследованиям внутреннего механизма, внутренней сути явлений неизбежно порождает все эти трудности и неувязки, подобно белым ниткам, скрепляющим лоскутное одеяло современной физической картины мира, безнадежно далекой от того, чтобы иметь право называться единой и реалистичной.

Но может быть, несмотря на это, на самом деле в физической теории все прекрасно. Ой, ли?

Уже внутри самой физической теории появились и продолжают накапливаться противоречия, деликатно именуемые «расходимостями», которые имеют фундаментальный характер.

Представляется, что самым главным противоречием теоретической физики сегодня является противоречие между необходимостью объяснения на единой основе многочисленных, в том числе и вновь открытых явлений природы, и невозможностью сделать это в рамках предпосылок, заложенных в основу фундамента существующей теоретической физики.

Практически оказалось невозможным на основе существующих в физике представлений объединить основные фундаментальные взаимодействия. Представляется весьма неопределенной структура не только «элементарных частиц» вещества, числа которых уже давно никто не может определить, но и атомного ядра. Непонятна природа генерации вещества ядрами галактик, когда из, казалось бы, совершенно пустого пространства непрерывно испускается протонно-водородный газ, из которого затем формируются звезды. Даже в такой освоенной области, как электродинамика, имеются целые классы задач, которые не могут быть решены с помощью существующей теории.

Существует множество так называемых «парадоксов», суть которых заключается в несоответствии реально наблюдаемых фактов положениям теории. Думали, что это так, а оказалось – этак. Парадокс!

А что такое все эти многочисленные «перенормировки»? А это вот что такое. Из теории следует, что значение такого-то параметра должно быть таким-то. Но эксперимент показывает, что на самом деле оно и рядом не лежит с этим значением, на самом деле оно такое-то. Ну что ж! Давайте «перенормируем» этот параметр, то есть подставим вместо теоретического значения то, которое дал эксперимент. И смотрите, как все хорошо получилось! А у студентов этот «научный» метод называется подгонкой под известное решение и сурово карается преподавателями, если это обнаруживается.

Каковы же главные пороки современной методологии физики, загнавшие ее и все естествознание в тупик?

Прежде всего, речь должна пойти о целях физической теории.

В отличие от физики ХVIII и ХIХ веков, пытающейся понять внутреннюю сущность явлений и сводящей сложные явления к поведению и взаимодействию элементов, участвующих в этих явлениях, физика ХХ столетия фактически сняла эти цели. Ее целью было объявлено создание внутренне непротиворечивого описания явлений с помощью все усложняющегося математического аппарата. В качестве же самой важной, стратегической цели физики в целом представлена задача создания Теории Великого Объединения – ТВО, т.е. такой теории, которая позволит единым математическим приемом охватить все частные теории, что, по мнению физиков-теоретиков, и докажет единство всех явлений природы.

Нужно сказать, что в направлении поставленных целей современная физика добилась определенных успехов. Однако все чаще оказывается, что созданные физические теории не позволяют охватить все необходимые случаи, все чаще применяются искусственные приемы, в результате чего первоначально стройное здание начинает усложняться, надстраиваться и превращаться в теоретического урода. Но даже там, где получен успех, например, при объединении слабого и электромагнитного взаимодействий, становится совершенно непонятным, чего же добились физики и чего они добьются, если ТВО будет создана. Что-нибудь изменится в понимании сути явлений? Какие-нибудь новые приборы можно будет создать? Или просто теоретики будут наслаждаться «красотой» новой теории?

А на самом деле непонимание внутренней сути явлений, наличие лишь их частичного описания, всегда и принципиально неполного, не дает основания для надежды, что такое «объединение» вообще можно сделать на проторенных путях. Да и зачем и кому оно нужно?

Физика стала постулативной. Общепринятой является методология, допускающая выдвижение постулатов, под которые затем сортируются природные явления. То, что укладывается в выдвинутые постулаты, принимается, то, что не укладывается, – отвергается либо замалчивается. Так было, например, с эфирным ветром, и это перевернуло все естествознание с ног на голову. Но так же было и со многим другим. И это одно из проявлений идеализма в современной физике.

Автор не собирается здесь исследовать все пороки методологии современной теоретической физики. В определенной степени это сделано им в книге «Материализм и релятивизм. Критика методологии современной теоретической физики» [2]. Здесь ограничимся лишь перечислением ее недостатков.

Современная физика феноменологична, т.е. она предпочитает внешнее описание явлений в ущерб изысканиям их внутренней сущности.

Современная физическая теория это набор математических следствий из принятых произвольных постулатов и провозглашенных «принципов», которым якобы должна следовать природа, она оказалась подчиненной математике вместо того, чтобы математика, как необходимое и полезное дополнение, как инструмент, использовалась физикой и ей подчинялась. Сама физика стала частью математики, из нее совершенно исчезла материя, т.е. исчезли представления о материальной природе явлений, об их внутреннем механизме. Остались только формальные отношения, представленные функциональными зависимостями или дифференциальными уравнениями. Об опасности такого положения еще в 1909 году писал В.И.Ленин в известной работе «Материализм и эмпириокритицизм». Сегодня эта опасность лишь усилилось. Физики перестали интересоваться реальными явлениями, материей, они полагают, что природу можно высосать из математического пальца. Но из пальца, даже математического ничего высосать нельзя.


Современная физика вместо изучения движений материи во внутренних механизмах явлений сводит физические явления к искажениям пространства и времени, ко всяким «искривлениям» пространства и «дискретностям» времени, совершенно игнорируя тот факт, что все эти нелинейности пространства и времени есть функции, которые могут существовать лишь тогда, когда существуют их линейные аргументы, а сами по себе нелинейности относительно самих себя просто не могут существовать.

Физическая теория совершенно игнорирует задачу познания структур микрообъектов. Они состоят... из ничего, у них даже нет размеров! Все их свойства – заряды, магнитные моменты, спины и т.п. взялись ниоткуда. Вся их структура вероятностная. И это так устроено в природе потому, что так удобнее физической теории. Вот уж, поистине, нет предела зазнайству!

Перечень пороков современной теоретической физики можно продолжить, но, наверное, в этом нет необходимости.

Сегодня многие ученые сомневаются в эффективности методологии современной теоретической физики. Как понимать, например, категорическое отрицание Специальной теорией относительности Эйнштейна эфира, передающего энергию взаимодействий между телами, (1905, 1910) и категорическое настаивание на существовании того же эфира Общей теорией относительности того же автора (1920, 1924)? Как понимать тот факт, что практически все положения современной теоретической физики основаны на постулатах, т.е. догадках «гениальных» авторов? Почему считается правильным то, что основные положения современной физической теории никто, кроме самих физиков, понять не может и понимать не должен? Не кажется ли, что все это не более, чем хорошо организованный в мировом масштабе блеф, предназначенный для того, чтобы вся эта научная мафия могла безбедно существовать? Не пора ли тем, кто отпускает средства на все эти масштабные эксперименты, безопасность которых никак не обоснована, задуматься об эффективности использования «учеными» отпускаемых средств, которых у государства не так уж и много?

А теперь, уважаемые, не пора ли, наконец, задать вопрос, чем вообще занимаются наши «теоретики», насколько грамотна их «методология» и какой прок от всех этих занятий?

Для того чтобы на такие вопросы не отвечать, «большие ученые» изобрели простой метод. Они утверждают, что то, чем они занимаются, понять простым смертным невозможно, это слишком сложная материя. А развивать науку надо (Вы, что, против прогресса?!), поэтому, дорогие правители, если вы не хотите прослыть ретроградами, гоните средства и побольше. И правители государства российского, так же как и правители других стран, эти средства гонят, во-первых, чтобы не прослыть ретроградами, а во-вторых, в надежде, что наука их когда-нибудь отблагодарит большими достижениями. Но если правители свои обещания выполняют и средства отпускают, то у ученых с достижениями почему-то происходит задержка.

Не пора ли государственным мужам, власть и финансы предержащим, поинтересоваться, куда и на что идут выделяемые на подобную «науку» средства и могут ли когда-нибудь оправдаться надежды на получение результатов от этих вложений?

Автор настоящей статьи полагает, что уже сегодня на уровне Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям должны быть рассмотрены следующие вопросы:

1. Установление моратория на проведение каких бы то ни было экспериментальных работ с помощью ускорителей частиц, по крайней мере, до тех пор, пока авторы всех этих помпезных проектов не представят убедительных доказательств того, что подобные эксперименты безопасны для человечества, а также полезны для науки. В России нужно на это время остановить работы по созданию новых ускорителей, а для этого прекратить и запретить их финансирование. Только после тщательной проверки состоятельности доказательств безопасности подобные работы могут быть возобновлены. Хорошо бы при этом понять, оправдают ли себя средства, затраченные на все эти конструкции, и приближают ли такие эксперименты к реальному пониманию тайн мироздания, или все это не более чем легенда.

2. Определение того, что на самом деле является наукой, а что – лженаукой. Если на протяжении десятилетий официально существующая методология исследований основана на постулатах, требует все больших расходов и не приводит к ожидаемым результатам, то это и есть лженаука, кто бы за ней ни стоял, и какими бы регалиями эти люди ни обладали. Нужно распустить Комиссию РАН по лженауке, как не оправдавшую себя, и отменить запреты на критику Теории относительности А.Эйнштейна и на публикации работ по эфиру. Эти запреты действуют с 1964 года и не отменены до сих пор. Только тогда у фундаментальной науки появятся реальная альтернатива и реальная перспектива, связанные с пониманием глубинных физических процессов.

3. Необходимо, наконец, обратить внимание научной общественности на то, что уже разработано альтернативное направление развития естествознания – эфиродинамическое [3] Эфиродинамика продолжает традиции кинетической теории материи, которую развивали еще М.В.Ломоносов, Д.И.Менделеев, (у Менделеева эфир упоминался в первой «нулевой» строке его таблицы), ленинградский академик-электротехник В.Ф.Миткевич, профессора МГУ А.К.Тимирязев, Н.П.Кастерин и З.А.Цейтлин, а также Л.Больцман, Дж.К.Максвелл, Дж.Дж.Томсон и многие другие.

Эфиродинамика – теория эфира – не лженаука, как утверждают заинтересованные лица. Она объясняет многое из того, что современная «наука» объяснить не сумела – структуру протона, нейтрона, электрона, фотона, структуру атомных ядер, физическую сущность всех фундаментальных взаимодействий, позволила уточнить ряд зависимостей, предложила новые технологии, часть из которых проверена. Эфиродинамика не требует больших расходов, ее положения просты и, в отличие от современной физической теории, понятны всем, даже школьникам. Для определения ее перспективы давно пора создать комиссию из ученых-прикладников.

«Большие ученые» ее упорно не замечают, потому что эфиродинамика неизбежно поставит вопрос, чем же вы, «ученые-теоретики», занимались в течение целых ста лет, за что вам платили зарплату? Но жизнь идет, проблемы множатся, но не решаются, и постановка такого вопроса неизбежна.

Современная теоретическая физика находится в глубоком кризисе. Она, вероятно, долго бы в нем пребывала, если бы в нее не начали стучаться прикладники. Именно нас, прикладников, не устраивает далее положение в теоретической физике, состояние которой вовсе не является личным делом абстрактов-теоретиков. Нам для решения наших задач, которые выдвигает жизнь, нужна физическая теория, которая объясняет природу явлений, иначе как же мы будем строить машины и приборы, добывать энергию и решать экологическую проблему?!

И поэтому мы, прикладники, предупреждаем вас, господа теоретики, или вы займетесь делом, или мы обойдемся без вас!


Экономическая и философская газета №№ 4-5, 6 Февраль2008.


2. Блеск и нищета Теории относительности Эйнштейна





оставить комментарий
страница1/3
Дата16.10.2011
Размер0,57 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
плохо
  1
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх