Традиции благотворительности в истории Иркутска XVIII – начала ХХ века как фактор оптимизации современной практики социальной помощи и поддержки в городе icon

Традиции благотворительности в истории Иркутска XVIII – начала ХХ века как фактор оптимизации современной практики социальной помощи и поддержки в городе


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Вопросы к экзамену по курсу «русская литература XVIII в.»...
Администрация города Иркутска...
Художественное течение в западноевропейском и американском искусстве и литературе во второй...
Р. Г. Апресян Дилеммы благотворительности...
«Круг идей и эволюция сибирской прозы начала XX века»...
Новые теоретико-методологические подходы в постсоветской социальной истории XVIII начала XX вв...
Темы курсовых работ Безработица среди молодежи как социальная проблема...
Программа по спецкурсу Исламский фактор в истории России ХХ века...
Новгородское старообрядчество XVIII века предварительный о черк историографии (преимущественно...
40. как представляли себе мировую историю некоторые немецкие авторы XVII-XVIII веков. Книга...
План конспект открытого урока в 8 классе Итоговое повторение по Всемирной истории 19 начала 20...
Государство как фактор экономического развития России: XVIII век...



Загрузка...
скачать
Гаврилова Н.И.

(Национальный исследовательский

Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск)


Традиции благотворительности в истории Иркутска XVIII – начала ХХ века как фактор оптимизации современной практики социальной помощи и поддержки в городе

Важной составляющей исторической памяти иркутян, требующей серьезного осмысления и популяризации, выступает накопленный Иркутском богатейший опыт частной и общественной благотворительной деятельности. Ее возрождение в современных условиях обуславливает необходимость формирования и развития у горожан системы общественного признания благотворительности, повышения осведомленности о филантропическом секторе.

Стимулирующее воздействие на развитие современной культуры благотворительности в городе, на содержание соответствующих стратегий действия отдельных личностей, социальных групп и организаций, укрепление культурной идентичности иркутян способно оказать создание позитивного образа прошлого иркутской благотворительности на основе комплексной программы, важное место в которой должна занять соответствующая просветительская деятельность. В связи с этим появление в Иркутске в последние годы общественных объединений, позиционирующих себя в качестве преемников традиций иркутских благотворителей прошлых веков, выглядит закономерным.

Целью данной статьи является акцентирование внимание на практическом значении изучения традиций благотворительности в иркутском обществе XVIII – начала XX вв. как факторе формирования позитивного имиджа благотворительной деятельности в современном Иркутске, как значимой черты его историко-культурного образа, наконец, важного элемента исторической памяти горожан.

Первые упоминания о филантропической деятельности иркутских граждан относятся к началу XVIII в. Уже к концу столетия главными объектами жертвуемых капиталов выступали церкви и богадельни. С начала Х1Х в. немалые деньги тратятся на образование, библиотеки, театр, больницы. К середине рассматриваемого периода благотворительность была достаточно глубоко внедрена в общественный быт Иркут­ска. От 14 до 50% событий общественной жизни города в течение 2 половины Х1Х в. оказывались прямо или косвенно связанными с благотворительными акциями (1), наиболее интенсивно проходившими в 80-х гг. Х1Х в., что соответствовало общему оживлению общественной жизни Сибири в этот период.

Отличительной особенностью благотворительных акций начала ХХ в. стала их символизация и многократность. Ярким воплощением новых традиций явился «День Белого цветка», организованный Всероссийской лигой для борьбы с туберкулезом. Впервые в Иркутске, как и других российских городах, он был проведен в 1911 г. и вплоть до 1918 г. ежегодно отмечался в апреле, собирая более 300 иркутян (сумма ежегодно собираемых ими средств превышала 10 тыс.руб.). С 1910-х гг. в Иркутске проходили организованные благотворительными обществами «День солдатского погона», «День сибирского стрелка», «День ополченского креста», «День Ермака Тимофеевича», «День незабудки», «Вербные базары»; осуществлялась продажа флажков в пользу детских приютов и Красного Креста. Начиная с 1909 г. на протяжении 9 лет проводились вечера-сборы от родительских комитетов в пользу недостаточных учащихся. Количество, массовость и разнообразие благотворительных акций возросло в период Русско-японской и I Мировой войн. Пиками активности стали 1904 г. и 1914-1915 гг., когда различные благотворительные акции проводились в Иркутске каждый месяц и чаще.

В течение 2 половины Х1Х в. шел процесс кристаллизации заложенных ранее общественной и частной форм филантропии. Наиболее интенсивно развива­лись традиции частной благотворительности, некоторый опыт был приобретен в создании филантропических объединений. Неспособность государственного призрения оказывать в значительных размерах помощь социально обездоленным остав­ляла нишу вакантной для общества. Во 2 половине Х1Х в. благотворительная деятельность становится одним из ведущих направлений социальной активности населения, удовлетворяющей весьма разнообразные социальные запросы и личные устремления жертвователей.

Условно можно выделить следующие формы благотворительной деятельности горожан: участие в массовых благотворительных акциях общероссийского, регионального и городского уровней; единоличная благотворительная деятельность; участие горожан в деятельности благотворительных обществ и попечительных советов. Сохраняла значение милостыня как наиболее архаическая форма подаяния.

К концу XIX в. широкое бытование в Иркутске получает система частных прошений, вырабатываются основные ролевые функции просителя и дарителя. Важное влияние на развитие благотворительности оказывала правительственная политика на местном и центральном уровнях.

Во второй половине XIX в. благотворительность в Иркутске приобретает особый размах, расширяются сферы и увеличивается количество жертвуемых капиталов. Характерной чертой периода стало расширение социального состава участников благотворительных акций по сравнению с предшествующими этапами (ранее 1850-х гг.). Состав жертвователей был представлен практически всеми слоями городского общества: купечеством, чиновничеством и дворянством, мещанством и цеховыми. Однако ведущее место в данной области по-прежнему принадлежало торгово-промышленным слоям города. Группе удалось не только активно действовать в этой сфере общественной жизни, но придать ей устойчивость и насыщенность. Вторая половина XIX в. стала расцветом благотворительности местной буржуазии, а влияние филантропии на жизнь города максимальным. 1 млн.руб. превышали пожертвования Сибиряковых, Трапезниковых, Базановых, И.С. Хаминова и др.

Значимым мотивом целенаправленной деятельности на поприще благотворительности, прежде всего, для интеллигенции, выступало широко распространенное в российском обществе второй половины XIX в., представление о филантропии как «амортизаторе» и «регуляторе» социального равновесия при крайней поляризации богатства и бедности. Позитивно воспринималась благотворительность в рамках культурничества и системы «малых дел», получивших широкое распространение в Иркутске в 1890-х гг. Имело место восприятие филантропии как модной и престижной деятельности, завоевавшей популярность в широких слоях общества.

Крупные суммы вкладывались в развитие просвещения и культуры, освоение и изучение Сибири, здравоохранение, благоустройство города, передавались на «богоугодные дела». Значительная часть благотворительных капиталов направлялась на поддержку образования, содержание и строительство начальных, средних и средне-специальных учебных заведений города и региона, в целом. Доля благотворительных капиталов в расходах города на начальное образование становится особенно заметной в 80-90-х гг. XIX в. В 1898 г. из 17 училищ 4 существовали на средства иркутского купечества. Примечательно, что за период с 1890 г. и до конца столетия рост начальных школ Иркутска шел исключительно благодаря поддержке местных коммерсантов.

Дотациями со стороны частных лиц пользовались и средние учебные заведения Иркутска. К 1880 г. в городе действовали губернская мужская гимназия, уездное училище, девичий институт, женская гимназия, еврейское училище, женская прогимназия, городское 5-классное и 4-классное училища. Их содержание осуществлялось за счет казны, однако при необходимости крупных расходов администрация края обращалась за пожертвованиями к купечеству. По «приглашению» генерал-губернатора были собраны средства на сооружение Девичьего института (1845 г. - Голубев, Мясников, Асташев -112 тыс. руб., 1861 г. - Е.А.Кузнецов 100 тыс. руб.); 4-классного училища (1882 г. - И.С.Хаминов -103 тыс. руб.), мужской гимназии (1875 г. - Хаминов - 20 тыс. руб.) и т.д. Особенно велики были частные вклады в развитие женских учебных заведений города.

Большое влияние оказало купечество на развитие средне-специального, прежде всего, технического образования, финансово поддерживая Ремесленно-воспитательное заведение, Техническое и Горное училища города. Крупные суммы поступили из Иркутска на строительство и содержание первого сибирского университета, открытого в Томске в 1888 г. (в частности, А.М.Сибиряковым было пожертвовано университету 100 тыс.руб. и передана в дар богатая библиотека П.А.Жуковского, А.К.Трапезниковым - 110 тыс. руб.).

Определенная часть благотворительных капиталов направлялась на поддержание учащихся: в каждой школе или училище, как правило, существовало несколько именных стипендий, за счет местных предпринимателей сибирским студентам удавалось продолжить образование в европейской части страны. При различных образовательных, воспитательных, медицинских и культурных заведениях Иркутска только в течение 2 половины Х1Х в. действовало 24 попечительства, в деятельности которых в разные годы принимало участие почти 400 иркутян.

Важное значение для культурного развития Иркутска имели пожертвования на библиотеки и театр города, на издательское дело. Благодаря частным капиталам были опубликованы научные труды и литературные произведения П.А.Словцова, В.И.Семевского, И.В.Омулевского, Гл.Успенского, Ф.М.Решетникова, АА.Уманьского, Н.И.Наумова, И.А.Худякова, Д.М.Головачева, Доржи Банзарова, Н.М.Ядринцева, В.И.Межова, Э.К.Пекарского, Г.Н.Потанина и др. Благотворительные капиталы лежали и в основе деятельности частных иркутских газет - «Амура» (1860-1862) и «Сибири» (1874-1887). Финансовой поддержкой местной буржуазии пользовалась газета «Восточное обозрение».

Ни одна сколько-нибудь крупная экспедиция Восточно-Сибирского Отделом Русского Географического Общества (ВСОРГО) не обходилась без денежной помощи частных лиц. Среди наиболее значительных можно выделить Туруханскую экспедицию 1866 г. (Кузнецов, Токарев - 1,8 тыс.руб.), экспедицию 1883-1886 гг. Г.Н.Потанина в Восточную Монголию (В.П.Сукачев, 15 тыс.руб.), его 2-ю экспедицию в Восточную Монголию 1891 г. (И.М.Сибиряков, А.Д.Протопопов); знаменитую Якутскую экспедицию 1894-1896 гг., организованную на средства И.М.Сибирякова (27 тыс.руб.).

Ряд крупных экспедиций по освоению Северного Морского пути и изучению Сибири (самым значительным стало участие в организации знаменитой экспедиции А.Э.Норденшельда по Северо-Восточному проходу и вокруг Евразии, 1878-80 гг.) были профинансированы A.M.Сибиряковым; им же организованы и осуществлены самостоятельные экспедиции по освоению водных и сухопутных сообщений в Сибири и на Дальнем Востоке. Предпринимательская, изыскательская и благотворительная деятельность А.М.Сибирякова тесно переплетались.

Благодаря крупным пожертвованиям частных лиц в Иркутске действовали Александрийский детский приют (1851 г.) и детский приют императрицы Марии Федоровны (1883 г.). Своим существованием они во многом были обязаны И.С.Хаминову, потратившему на них около 230 тыс. руб. Немалые пожертвования были сделаны и другими гражданами города (П.А.Сиверс - 8 тыс. руб., И.Е.Семенов - 9 тыс.руб. и др.). Одним из самых крупных был приют, построенный в 1873 г. на средства И.И.Базанова. С середины 1880-х гг. туда стало ежегодно поступать до тысячи подкидышей (в 1879 г. в приюте проживало 159 детей). Своим существованием семейству Хаминовых обязано и открытое в 1894 г. училище для слепых детей, ставшее первым подобным заведением в Сибири.

Некоторая часть благотворительных средств направлялась на благоустройство города. Крупные пожертвования поступили в 1879 г. после пожара, уничтожившего центральную часть города и принесшего колоссальные убытки. При его тушении были использованы пожертвованные А.М.Сибиряковым (1877 г., 27 тыс. руб.) и другими купцами пожарные машины.

На средства иркутских благотворителей осуществлялось строительство и содержание библиотек, музеев, училищ, народных домов в Томске, Барнауле, Минусинске, Ишиме, Ачинске, Красноярске, Нерчинске, других городах. Крупные благотворительные суммы иркутянами были вложены в строительство зданий Высших женских (Бестужевских) курсов в С.-Петербурге, создание Женского медицинского института (1897 г., ныне Медицинский университет им. И.П.Павлова, Петербург). В 1893 г. иркутский купец 1 гильдии И.М.Сибиряков передал 200 тыс.руб. и принадлежавший ему в Петербурге дом стоимостью 150 тыс.руб. П.Ф.Лесгафту на создание Биологической лаборатории с музеем и печатным органом, организацию курсов по подготовке руководительниц и воспитательниц физического образования.

В 1896 г. на средства иркутской купеческой вдовы Ю.И.Базановой в Москве была построена Клиника ушных, носовых и горловых болезней с полным клиническим обзаведением, переданная Московскому университету. 515 тыс. руб. выделялись на содержание 25 кроватей в клинике, служебного и обслуживающего персонала.

Вдова иркутского, впоследствии московского купца 1 гильдии И.Л.Медведникова, Александра Ксенофонтовна, завещала (ум. 1899 г.) около 5,2 млн.руб. на благотворительные цели. Пожертвование стало одним из крупнейших за всю историю столицы. На эти средства в Москве в начале ХХ в. были построены мужская гимназия; благотворительный комплекс, состоящий из больницы и богадельни, часовни и двух храмов (ныне Центральная клиническая больница при Московской патриархии во имя Святого митрополита Алексия); приют для эпилептиков (ныне детская психиатрическая больница № 6 г.Москвы); мастерские в Алексеевской психиатрической больнице.

На средства иркутского предпринимателя конца Х1Х в. В.Т.Зимина в 1896 г. в Томске была открыта бактериологическая пастеровская станция, ставшая со временем первым в Сибири Бактериологическим институтом.

Характерной чертой жизни российского общества 2 половины Х1Х – начала ХХ вв. стало образование и деятельность различных общественных объединений, в том числе благотворительных. В течение 2 половины Х1Х в. в городах Иркутской губернии функционировало не менее 20 благотворительных обществ и комитетов, подавляющая часть которых сосредотачивалась в Иркутске (2). Около трети из них дополняли благотворительную деятельность культурно-просветительской работой и деятельностью по организации досуга. Именно в благотворительности городской общественностью при условии отсутствия более зрелых форм самоорганизации была найдена оптимальная форма общественной работы.

Благотворительность расширяла пространство общественного быта города, переживалась населением как данность. Иркутяне были погружены в специфическую ономас­тическую среду, сохраняющую память о благотворителях и благотворительных акциях. Яркими пространственными ориентирами города выступали Базановский приют, Хаминовские гимназия и прогимназия, Солдатовская больница, Михеевская лечебница, Пономаревские училища, Кузнецовская больница, Сукачевский сквер, Медведниковская больница, Сибиряковский приют и т.д. Горожа­не ходили по улицам, названным именами бла­готворителей. Крупные пожертвования и разворачивающиеся вок­руг них события становились заметными моментами публичной жизни города, вовлекая в свою орбиту порой значительное число горожан; широко обсуждались, оставаясь в городских легендах.

Иркутянин Х1Х – начала ХХ вв., «воспитанный» на практике крупных пожертвований, в том числе, и по завещаниям в пользу города, всякий раз пристально следил за действиями наследников многомиллионных состояний, предъявляя достаточно высокие нравственные требования к новым владельцам капиталов. Яркими положительными примерами тому, формировавшими устойчивые традиции и образы, служили изъявления последней воли иркутской купеческой вдовы Е.М. Медведниковой (1787-1828), передавшей городу 70 тыс.руб. на создание в Иркутске Сиропитательного дома для девочек и банка при нем (Иркутск стал одним из первых российских городов, где функционирование подобного заведения было обеспечено не «вечным капиталом», а специально созданным для него банком. Реализация этой идеи потребовала от наследников Е.М.Медведниковой нескольких лет упорного отстаивания своей позиции в Петербурге); иркутского купца 1 гильдии Е.А.Кузнецова (1783-1850), выделившего 250 тыс.руб. на возведение Иркутского кафедрального собора; иркутского купца П.И.Катышевцева, завещавшего в 1881 г. крупные суммы бедным жителям, а также на создание приюта для лиц, «одержимых темнотою зрения».

Согласно воле умершего в 1883 г. иркутского купца 1 гильдии, русского вице-консула в Хань-коу П.А.Пономарева, капиталы были употреблены на строительство сети народных школ на территории Иркутской губернии. В составленном в 1877 г. завещании Пономарев писал: «…Мысль моя – посвятить жизнь мою на пользу людям, науке и искусству» (3).

Начало 1880-х гг. было памятно иркутянам и оглашением завещания одного из богатейших иркутских купцов И.И.Базанова (ум. 1883), наследниками которого 500 тыс. руб. согласно воле усопшего были направлены на строительство первой в Сибири крупной специализированной детской больницы, по уровню технического оснащения превосходившей медицинские учреждения столицы (ныне Детская городская Ивано-Матренинская больница в Иркутске).

Обсуждения обстоятельств передачи городу благотворительных капиталов и практика распоряжения ими нередко выходили за рамки досужих разговоров, приобретая общественное звучание. Именно таким стало дело по духовному завещанию иркутского купца 1 гильдии И.Н.Трапезникова (1830-1865), длящееся почти 20 лет (1866-1882 гг.). Большая часть завещанных капиталов согласно воле жертвователя передавалась на «устройство в г.Иркутске мужского благотворительного для обучения грамоте и ремеслам заведения, подобного Иркутскому Сиропитательному дому, с наименованием в память родителей … «Ремесленным заведением Н.Трапезникова» (4). Поскольку из завещания не было ясно видно, какая именно сумма выделялась на благотворительное заведение, наследники купца (В.П.Сукачев, А.Н.Портнова) предъявили в Иркутском губернском суде иск. Началась судебная тяжба, окончившаяся подписанием Мировой сделки, утвержденной Сенатом 1 марта 1882 г.

Трапезниковское дело породило массу мнений и слухов в городе, «долго занимало иркутские умы. Та часть интеллигенции, которая хоть сколько-нибудь интересовалась городскими делами и состоянием городской кассы, разделилась на два лагеря: одни стояли за город, другие за Сукачева» (5). Были составлены два язвительных памфлета – «Думское Бородино» и «Золотая пшеничка», возникло дело «О потере дела духовного завещания И.Н.Трапезникова». Наконец, в местных типографиях вышло несколько брошюр, касающихся рассмотрения данного вопроса, которые быстро раскупались иркутянами (6).

В 1882 г. Иркутск стал обладателем огромного, более 2 млн.руб., благотворительного капитала, который, по мысли И.Н.Трапезникова, следовало направить на развитие образования и просвещения. Вопрос о правильности распоряжения капиталом стал, пожалуй, одним из самых обсуждаемых на заседаниях городской думы. По меткому выражению Г.Н.Потанина, «вопрос о трапезниковском наследстве для иркутян сделался пробным камнем. По отношению к этому вопросу определяли степень развития социальных чувств человека; по нему судили о степени нашего великодушия, нашего бескорыстия. По нему судили о том, строго ли вы разбираетесь в своих правах на то, что попадает вам в руки под видом собственности: принадлежит ли вам она всецело или в значительной степени кому-то другому. Для иркутского общества рассуждения о трапезниковском наследстве имели большое воспитательное значение» (7).

В 1914 г. об Иркутске писали: «Иркутск можно считать одним из лучших городов не только одной Сибири: по богатству, образованию, развитию население его стоит выше населения многих губернских городов Европейской России. Обращает на себя широкое развитие в Иркутске общественной благотворительности, которая дала городу миллионы. Иркутяне - истинные сибиряки, любящие город» (8).

Примечания

1. Подсчитано: Пежемский П.И., Кротов В.А. Иркутская летопись. – Иркутск, 1911; Романов Н.С. Иркутская летопись. 1857-1880 гг. – Иркутск, 1914; Романов Н.С. Летопись города Иркутска. 1881-1901 гг. – Иркутск, 1993.

2. Гаврилова Н.И. Благотворительные организации и частная филантропия в общественном быту горожан Восточной Сибири 2 половины Х1Х в. // Проблемы благотворительности в современном мире: Мат-лы XIII Международного конгресса. С.-Петербург, 22-24 ноября 2005 г. / Под ред. Е.А.Вороновой. – СПб., 2005. – С. 151.

3. Завещание П.А.Пономарева // Сибирский архив – 1911 - № 1 – С.25-33.

4. РГИА. – ф.1287. – оп.38 – д.751. – л.7.

5. Потанин Г.Н. Воспоминания // Литературное наследство Сибири. – Т.7. – Новосибирск, 1986. – С.56-57.

6. Дело города Иркутска с наследниками умершего почетного гражданина И.Н.Трапезнико-ва Сукачевым и Портновой. – Иркутск, 1882; Очередин Н. Доклад 14 июля 1882 г. об исполнении духовного завещания И.Н.Трапезникова. – Иркутск, 1882. – 31 с.; Романов Н.С. Летопись города Иркутска. 1881-1901 гг. – С.49.

7. Потанин Г.Н. Указ.соч. – С.57.

8. Азиатская Россия. Том 1: Люди и порядки за Уралом. – СПб., 1914. – С.309.


Размещение статьи на сайте в авторской редакции




Скачать 133,43 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер133,43 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх