Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Липецкой области в 2003 году icon

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Липецкой области в 2003 году


Смотрите также:
Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Липецкой области в 2005 году...
Доклад о соблюдении прав человека в Липецкой области и деятельности Уполномоченного по правам...
Д оклад о соблюдении прав человека в Липецкой области и деятельности Уполномоченного по правам...
Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Липецкой области в 2006 году...
Доклад уполномоченного по правам человека в Пермской области "о деятельности уполномоченного по...
Доклад о соблюдении прав и свобод человека и гражданина на территории Амурской области и...
Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Липецкой области в 2004 году...
Доклад "О деятельности Уполномоченного по правам человека в Алтайском крае в 2008 году"...
Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека свердловской области в 2008 году...
Ежегодный доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Пермской области за 2002 г...
Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Саха (Якутия) в 2003 году...
Доклад подготовлен в соответствии с пунктом 1 статьи 30 Закона Кемеровской области «Об...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать

^ 2. ПРАВО ГРАЖДАН НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ


Ст. 39 Конституции Российской Федерации гарантирует право каждого на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, предусмотренных законом.

Однако жалобы и обращения граждан, поступающие в адрес Уполномоченного, свидетельствуют о том, что нарушения прав граждан в области социального обеспечения остаются достаточно распространенными. Граждане просят содействовать защите их прав по начислению пенсий, пособий и других социальных выплат, по предоставлению льгот, установленных федеральным и областным законодательством и другим вопросам, связанным с социальной защитой населения. Исходя из важности и ответственности затрагиваемых вопросов, Уполномоченным по правам человека в Липецкой области принимались активные меры по отстаиванию законных интересов жителей области и положительному разрешению возникающих проблем.


Несовершенство законодательства по-прежнему создаёт трудности гражданам в оформлении и расчёте пенсий. Так, к Уполномоченному по правам человека в Липецкой области обратился гр. П. (вх. № 222), который работал с 1980 по 1993 гг. в Специализированном строительно-монтажном управлении "Центрдомнаремонт-1" по специальности каменщик-огнеупорщик, специальность входила в список №2, по которому предусмотрен льготный выход на пенсию. В феврале 2003 г. гр. П. обратился в УПФР для назначения ему пенсии на льготных основаниях, но получил отказ, т.к. Постановлением Правительства РФ от 26.01.1991 г., специальность заявителя не предусмотрена для выхода на пенсию по льготному списку. То есть фактически было ухудшено положение работников имеющих право выхода на пенсию по Спискам №1 и №2, профессии которых не были включены в это Постановление. Аппарат Уполномоченного включился в работу – заявителю была дана юридическая консультация, проведены переговоры с представителем УПФР, и самое главное - вышло Постановление Правительства от 24.04.2003 г., в котором даны уточнения о праве назначения льготной пенсии некоторым категориям граждан, в том числе указано и льготное право выхода на пенсию по специальности гр. П. Таким образом права заявителя были восстановлены. Но вероятность повторения таких случаев из-за подобных пробелов в законодательстве ещё достаточно велика.


Остаётся острой проблема социальной защиты граждан, пострадавших в результате аварии на Чернобыльской АЭС. К Уполномоченному обратились жители Усманского района гр.М и гр.С. (вх. № 369), в связи с невыплатой им недополученных сумм компенсации к пенсии за 2001-2003 гг. как гражданам подвергшимся радиационному воздействию в результате чернобыльской катастрофы. Согласно п. 4 Постановления Правительства РФ от 08.06.2001 № 455 компенсации неработающим гражданам, в том числе пенсионерам, должны выплачиваться органами социальной защиты населения. Уполномоченный направил запрос в Управление социальной защиты администрации Липецкой области с предложением разобраться в сложившейся ситуации. В связи с тем, что в соответствии с п. 2 указанного Постановления, право давать в установленном порядке разъяснения по его применению, было предоставлено Министерству труда и социального развития Российской Федерации Управление социальной защиты администрации области направило свой запрос в министерство.

Из разъяснений данных министерством следовало, что ассигнования на финансирование вышеуказанной компенсации предусматриваются Минфином России как главным распорядителем средств федерального бюджета на планируемый период и, исходя из этого, формирование средств на выплату недополученных сумм компенсации в бюджете на 2002 и 2003 годы находится в компетенции Министерства финансов РФ. Как далее сообщало управление социальной защиты, по имеющейся у них информации из отделения Пенсионного Фонда по Липецкой области, в целях практической реализации Постановления Правительства Российской Федерации № 455 от 08.06.2001 г. Бюджетный Департамент Пенсионного Фонда РФ запросил представить заявку на финансирование указанных в данном Постановлении выплат. Уполномоченный надеется, что это позволит решить проблему выплаты положенных компенсаций гражданам.

Другой вопрос, с которым сталкиваются участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС – обмен удостоверений, согласно Распоряжению Правительства РФ ОТ 31.11.99 г., № 1773-р. К Уполномоченному поступил целый ряд заявлений ликвидаторов чернобыльской аварии с просьбой оказать помощь в получении новых удостоверений. В качестве примера таких обращений можно привести заявление вдовы ликвидатора гр. С. (вх. № 479) с просьбой содействовать в получении ряда необходимых документов, подтверждающих участие мужа в ликвидации аварии. После смерти мужа в 1992 г. она пользовалась льготами и получала пенсии на детей, при оформлении документов в соответствии с новыми требованиями, выяснилось, что некоторые из них не сохранились. На запрос в архив Московского военного округа, где находилась воинская часть мужа, заявитель ответа не получила, из Центрального архива Министерства обороны сообщили, что документов по этой воинской части за 1986 г. к ним не поступало. Что делать дальше женщина не знала. Получив письмо, Уполномоченный связался с Липецкой областной общественной организацией «Союз «Чернобыль», отделом по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и других радиационных катастроф ГУ по делам ГО и ЧС Липецкой области, к решению вопроса подключился военный комиссариат г. Липецка. Дальше работа шла по линии военкомата. Благодаря совместным действиям, необходимые документы были получены и вопрос удалось решить положительно.

По вопросу отказа в замене удостоверения участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 г. к Уполномоченному обратился гр. С. (вх. № 62). Гражданин жаловался на то, что он не может самостоятельно восстановить необходимые документы по причине их утраты органами и лицами ответственными за их сохранность, в результате чего он лишен возможности пользоваться льготами, предусмотренными Законом РФ от 15.05.1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Заявитель в июле 1986 года был призван военкоматом г. Грязи на специальные военные сборы и в составе войсковой части № 39356 в период с 19.07. по 16.08.1986 г. участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Работал непосредственно в зоне отчуждения (30 км); получил дозу радиоактивного излучения и в настоящее время является инвалидом. У ликвидатора аварии имеются подтверждающие документы: военный билет (серия МН № 2469681) с соответствующими отметками; сведения об объявлении благодарности командиром части в/ч 39356 от 27.07.1986 г.; справка ОАО «НЛМК» о выплате заработной платы за июль-август 1986 года в пятикратном размере; удостоверение участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 г. от 12.04.1991 г. (серия А № 794110); карточка учета доз радиоактивного облучения. Однако, этих документов оказалось недостаточно для замены удостоверения.

При обращении в различные инстанции по вопросу получения удостоверения нового образца, гр. С. стало известно, что какие-либо иные данные в отношении него не сохранились по вине ответственных должностных лиц. Так, из представленных документов усматривается, что в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, Государственное предприятие «Чернобыльский архив», отраслевой государственный архив МО Украины, сведения в отношении гр. С. на хранение не поступали.

Согласно сообщению начальника архива штаба МВО (письмо от 29.08.2003 г. № 16/1552 исх.), данные в отношении гр. С. о его работе по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в указанный им период, сохранились в книге алфавитного учета в архиве штаба МВО. Однако, подтверждающие документы, по предположению работников штаба, были уничтожены командирами войсковой части № 39356 на Чернобыльской АЭС – как радиоактивно загрязненные.

Для решения вопроса, Уполномоченный обратился в Главное управление по делам ГО и ЧС Липецкой области и в военный комиссариат Грязинского района. На данный момент запросы Уполномоченного находятся на рассмотрении компетентных органов.

И подобные примеры, к сожалению, далеко не единичны. В 2003 г. к Уполномоченному поступило несколько обращений граждан, связанных с обменом удостоверений участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (вх. №34, 62, 223, 400, 479).

Обмен удостоверений начался ещё в 2000 году, но до сих пор около 40% ликвидаторов чернобыльской аварии в России это сделать не успели. Учитывая сложившуюся ситуацию, Правительство РФ решило продлить обмен удостоверений до 1 января 2006 года. На затягивание обмена повлияли слишком сложная процедура и жесткие правила обмена. Рань­ше для получения удостоверения ликвидатора достаточно было предъявить пропуск в зону. На данный момент пропуск не является до­казательством пребывания в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС. Кроме того, при обмене удостоверения, справка из воинской части является доказательством только в том случае, если эта часть дислоцировалась в то время в 30-кило­метровой зоне. Если нет - требу­ется справка из архива Минобо­роны, причем в ней должны быть указаны номера приказов, по ко­торым военнослужащий коман­дировался в зону. Но такую справку не всегда можно получить, архи­вы некоторых частей, подтверждающие пребывание военно­служащих в 30-километровой зоне, уничтожены. Да и не всегда в то время приказы на бумаге со­ответствовали действительно­сти в связи с засекреченностью проводимых мероприятий. В таком случае для ликвидаторов чернобыльской аварии остаётся один выход - искать свидетелей и идти в суд.

Сложилась порочная практика, когда бремя доказательств того, что человек является участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС государством возложено на самого заявителя, что является абсолютно несправедливым, так как в своё время именно государство в лице конкретных должностных лиц направляло этих людей ликвидировать последствия ядерной аварии.

На основании сложившейся практики, Уполномоченный предлагает расширить перечень подтверждаю­щих документов и доказательную базу, дать больше полномочий комиссиям по обмену, чтобы в спорных ситуациях она сама принимала решение, не доводя дело до суда. Данное предложение будет направлено в соответствующие министерства и ведомства РФ.


В 2003 году продолжались обращения граждан с просьбой разъяснить порядок присвоения звания «Ветеран труда». На все обращения давались квалифицированные ответы по нормативным требованиям необходимым для получения звания и льгот, предусмотренных законодательством. В некоторых случаях требовалось и участие сотрудников аппарата Уполномоченного в судебных разбирательствах для содействия в восстановлении прав граждан. К Уполномоченному по правам человека в Липецкой области обратился гр.Т. (вх. № 20) участник ликвидации националистических банд на Украине в послевоенные годы. Согласно ФЗ «О ветеранах» военнослужащие, ликвидировавшие националистическое подполье западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики, приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны. Гр.Т. обратился в ФСБ за подтверждением своего участия в борьбе с националистическим подпольем на Украине. Пришли документы, указывающие, что часть, где служил заявитель, действительно принимала участие в боевых действиях на Западной Украине, но из-за отсутствия списков рядового личного состава воинской части, в выдаче удостоверения участника ВОВ ему было отказано. При содействии сотрудника аппарата Уполномоченного по правам человека в судебном порядке гр-н Т. смог доказать своё участие в боевых действиях и получил статус ветерана Великой Отечественной войны.


За прошедший период поступало большое число обращения граждан по пересмотру и проверке правильности начисления пенсий и социальных льгот. На все эти обращения гражданам давались подробные ответы, в большинстве случаев нарушений в работе пенсионных органов выявлено не было.

Большую тревогу Уполномоченного вызывали и социальные последствия вступившего в силу нового закона от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации». Главная проблема, связанная с этим законом состоит в том, что переселенцам из республик СНГ, после приезда в РФ, пока они не получат вид на жительство, не выплачивают пенсии или социальные выплаты, люди не могут воспользоваться в полном объёме медицинским обслуживанием, устроиться на работу и т.д. На это уходит не менее полугода и люди вынуждены жить без средств к существованию. Несмотря на то, что многие из них приобрели на территории области жильё, отмечены отдельные случаи, когда пенсионеры-переселенцы вынуждены возвращаться обратно в страны ближнего зарубежья, хотя жить им там уже негде, у людей не осталось ни имущества, ни родственников.

Для иллюстрации сложившегося положения можно привести несколько писем: гр.Б (вх. №434) «…переехали из Крыма…в оформлении пенсии мне отказано, т.к. нет постоянной прописки и пенсия нам не положена, т.к. мы её не заработали в России. Мы живём на квартире и оформить вид на жительство при отсутствии жилья не представляется возможным…из-за отсутствия полиса медицина нам не доступна. Мы в отчаянии, находимся в замкнутом круге. Время идёт не в нашу пользу»; Гр.К (вх. № 187) «Я проработала на государственных предприятиях 37 лет, являюсь ветераном труда и имею законное право на получение пенсии по возрасту, а выходит, что гражданам, приехавшим в РФ из стран СНГ пенсия выдаваться не будет в течение года или более, пока не получим вида на жительство и постоянную прописку. А чем платить за воду, свет, тепло? На что жить?!»

Обратившаяся к Уполномоченному гр. Н. (вх. №99) приехала 14 ноября 2002г. в г. Липецк из Узбекистана. В своём заявлении она пишет: «…никакого материального пособия и пенсию мы не получаем, материальное положение тяжёлое, кроме того, нужно оплачивать коммунальные услуги, на работу с такой пропиской не принимают, страхового полиса не имею». В ответе паспортно-визовой службы УВД Липецкой области, на запрос Уполномоченного, говорится, что заявитель «…вправе обратиться с заявлением о выдаче вида на жительство… однако в данный момент заявление о выдаче разрешений на временное проживание не принимаются по причине отсутствия, утверждённого Правительством РФ, перечня документов предусмотренных Федеральным законом». То есть данная проблема не была решена на федеральном уровне. Только в апреле 2003 г. – практически через полгода после вступления в силу нового закона «О гражданстве РФ» начался приём документов от переселенцев для получения гражданства. Некоторые переселенцы этих разъяснений так и не дождались – гр. К. (вх. № 187) приехала с семьёй из Туркмении, приобрела дом в с. Измалково, но после выяснения всех сложностей получения российского гражданства и неопределённости с федеральными нормами, прожив в области полгода и прождав всё это время, когда её семье разрешат сдать документы для получения гражданства, вынуждена была вернуться обратно в Туркменистан.

Ещё не изжиты случаи произвольного толкования законодательства некоторыми государственными службами. К Уполномоченному поступило заявление гр. М. (вх. №105) – инвалида 2-й группы, ветерана Вооружённых сил, гражданина Белоруссии, который постоянно проживает в г. Липецке с 1999 г. Всё это время он, как инвалид и ветеран, пользовался льготами по коммунальным платежам, однако 2002 г. получил отказ от органов социальной защиты г. Липецка на социальные льготы, положенные ему по закону. Заявителя вынудили пройти повторное освидетельствование в г. Липецке, которое признало инвалидность, но вопрос о предоставлении льгот не был решён. По ходатайству Уполномоченного Управлением социальной защиты администрации Липецкой области был направлен запрос в Министерство труда и социального развития Российской Федерации о разъяснении применения федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». В полученном разъяснении было подчёркнуто, что иностранные граждане не могут ограничиваться в правах по сравнению с гражданами РФ. Льготы гр. М. были восстановлены, в районы было направлено разъяснение для работников органов соцзащиты.

Другой пример – заявление гр. Г. (вх. №513), которая обратилась к Уполномоченному в связи с волокитой допущенной органами социальной защиты г. Липецка в вопросе получения статуса лица, пострадавшего от политических репрессий. Пожилая женщина переехала из Азербайджана и в апреле 2003 г. обратилась в Октябрьский отдел социальной помощи населению г. Липецка. На протяжении полугода происходила переписка различных органов. Получив подтверждение из прокуратуры и министерства внутренних дел Республики Азербайджан, тем не менее, перестраховываясь, органы соцзащиты направляют ещё один запрос в отдел реабилитации Генеральной прокуратуры РФ и рекомендует сделать то же самое гр. Г., хотя на основании представленных материалов, согласно действующему законодательству, уже можно было оформить документы, дающие право на льготы для реабилитированных лиц.

В аппарате Уполномоченного по правам человека в Липецкой области внимательно проанализированы документы, представленные заявительницей, а также ответ из Октябрьского отдела социальной помощи населению г. Липецка и приложение к нему. В соответствии со ст. 12 Положения «О порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанными пострадавшими от политических репрессий», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 03.05.1994 г. №419 - «реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий в государствах – бывших республиках СССР, но постоянно проживающим на территории РФ, свидетельства о праве на льготы выдаются на основании документов о реабилитации или признании пострадавшими от политических репрессий, выданных уполномоченными на то органами в этих государствах…». Учитывая, что гр. Г. представила в органы соцзащиты документы, подтверждающие, что она является жертвой политических репрессий, а именно: справку о реабилитации, выданную Генеральной Прокуратурой Азербайджанской Республики, справку Министерства Внутренних дел Азербайджана, можно утверждать, что у заявительницы имелись достаточные основания, соответствующие российскому законодательству, для получения свидетельства о праве на льготы реабилитированным лицам. На основании всего вышеперечисленного, руководителю Октябрьского отдела социальной защиты населения г. Липецка было рекомендовано выдать заявителю свидетельство о праве на льготы установленного образца, что и было сделано в октябре 2003 г.


Примером обращений ветеранов-инвалидов участников антитеррористической кампании на Северном Кавказе является заявление гр. Ф. (вх. № 235) инвалида 3-й группы, кавалера ордена Мужества и медали «За воинскую доблесть», в котором он просил оказать содействие и помощь ввиду тяжёлого материального положения его семьи. Заявитель писал, что после тяжелого ранения у него значительно нарушены функции левой руки, из-за этого он не может найти работу, а назначенная ему пенсия – минимальна. Жена гр. Ф., студентка техникума, ждёт ребёнка, но жить молодой семье практически не на что.

К сожалению, социальная защита ветеранов локальных войн, которые пронеслись после распада Советского Союза в конце ХХ века, не соответствует тому вкладу и тем жертвам, которые принесли граждане, выполняя свой долг в горячих точках. Возвращаясь домой, израненные, перенесшие значительный психологический стресс, который известен в нашем обществе под названием «афганский синдром», молодые люди не знают куда и к кому им обратиться, кто поможет им адаптироваться в мирной жизни, в которой у них оказывается столько новых проблем – нужно найти работу, жильё, содержать семью и т.д. Почему-то военкоматы, которые непосредственно призывают граждан на военную службу, самоустраняются в случаях, когда гражданам, вернувшимся на «гражданку», необходима в том числе, и их помощь – информационная, психологическая, материальная. Не проявляют достаточной инициативы в отношении таких людей и органы социальной защиты населения. Получается, что когда нужен призывник – государственные органы говорят ему о его долге, обязанностях и пр., но когда человек честно отслужил Родине, то о долге и обязанностях перед бывшим солдатом государство, в лице конкретных должностных лиц, как-то забывает. Так, после обращения Уполномоченного в областной военкомат, он получил ответ – ввиду того, что гр. Ф. не является пенсионером Министерства обороны, оказать ему помощь не представляется возможным. Для решения вопроса Уполномоченный обратился в Управление социальной защиты населения администрации области и к Главе администрации г. Ельца. В результате дальнейшей работы заявителю была назначена ежемесячная доплата к государственной пенсии как инвалиду вследствие военной травмы – участнику боевых действий в соответствии с постановлением областного Совета депутатов, а также оказана денежная и материальная помощь по линии соцзащиты, но вопрос предоставления жилья ветерану так и остался открытым.


К Уполномоченному по правам человека в Липецкой области поступали и обращения граждан, требующие законодательной инициативы на региональном или федеральном уровне.

Гр. К (вх № 261) инвалид детства блокадного Ленинграда, обратился к Уполномоченному содействовать в вопросе уравнивания статуса ветеранов – инвалидов Великой Отечественной войны и инвалидов с детства, получивших ранение или увечье в годы Великой Отечественной войны. В Липецкой области к этой категории относится 108 человек и для выполнения социальных обязательств перед ними, в случае принятия подобных поправок в действующем законодательстве потребуется 1 405 тыс. руб. в год. Уполномоченный по правам человека в Липецкой области обратился к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Миронову О.О. с ходатайством рассмотреть этот вопрос и обратить на него внимание депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Письмо Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации было рассмотрено на заседании комитета по делам ветеранов Государственной Думы. Было отмечено, что проблема социальной защиты инвалидов с детства, получивших ранение или увечье в годы Великой Отечественной войны существует. Сегодня инвалиды с детства вследствие ранения, контузии или увечья, связанными с боевыми действиями в период Великой Отечественной войны либо с их последствиями - это люди старше 60 лет, которые в послевоенное время не имели полной возможности в силу указанных обстоятельств реализовать свои права, получить образование, профессию и, как следствие - хорошую пенсию, которая, как правило находится на уровне минимального размера. Однако, в сложившейся экономической ситуации любой акцент на выделении из общего ряда или повышении материальной обеспеченности одной категории населения, вызовет негативную общественную реакцию, поскольку к числу жертв войны (тем более периода Второй мировой войны) относится весьма широкий круг населения старших возрастов, имеющий в настоящее время крайне низкий уровень материального обеспечения. На основании этих аргументов данное предложение депутатами Государственной Думы было отклонено. Тем не менее, 27 января 2004 г. во время юбилейных торжеств посвящённых прорыву блокады Ленинграда, президент РФ В.В.Путин предложил правительству к лету 2004 г. разработать необходимую нормативную базу в целях уравнивания статуса ветеранов – инвалидов Великой Отечественной войны и инвалидов с детства, получивших ранение или увечье в годы Великой Отечественной войны.

Другой вопрос, который требует на взгляд Уполномоченного дополнительной проработки на федеральном уровне – это социальная защита прав граждан, получившим увечье в детском возрасте.

Так к Уполномоченному в интересах своего сына, обратилась гр. Л. (вх. № 61). Сын заявительницы, малолетним ребёнком, в 1995 г. получил травму правого глаза, в результате которой глаз был удалён и ребёнок был признан инвалидом с детства. По заключению медико-социальной экспертизы в 2002 инвалидность была снята. После обращения Уполномоченного в управление социальной защиты Липецкой области был получен ответ, что в соответствии со ст. 14 Положения о признании лица инвалидом, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации 13 августа 1996 года № 965, основаниями для признания гражданина инвалидом являются:

- нарушения здоровья со стойкими расстройствами функции организма обусловленные заболеванием, последствиями травм и дефектами;

  • ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

  • необходимость осуществления мер социальной защиты гражданина.

Наличие одного из указанных признаков не является условием, достаточным для признания лица инвалидом. Вопрос об инвалидности по зрению независимо от возраста свидетельствуемого рассматривается с позиции влияния этого вида зрительных нарушений на отдельные категории жизнедеятельности, обязательно с учетом клинико-функциональных, психологических факторов, социально-средовой, социально-трудовой адаптации и необходимости в мерах социальной защиты.

В связи с вышеизложенным, как говорится в ответе, полная потеря зрения на один глаз не всегда является фактором, приводящим к определению инвалидности при отсутствии каких-либо иных признаков ограничения жизнедеятельности и необходимости мер социальной защиты. Учитывая эти критерии, оснований для определения инвалидности по зрению гр. Л. комиссия не усмотрела. Однако тут же в ответе говорится, что группа инвалидности при полной слепоте на один глаз может устанавливаться в связи с военной или производственной травмой.

То есть получается, что ребёнок, который потерял в детстве орган, например, как в указанном случае - глаз, но смог адаптироваться к создавшимся условиям жизни признаётся таким же здоровым и не имеет никаких прав на получение помощи со стороны государства, как человек, которого эта беда минула. Вот если бы он был взрослый и получил военную или производственную травму, в результате которой потерял орган, тогда бы другое дело - можно получить инвалидность. Просто ребёнку не повезло с тем, что взрослые люди, писавшие указанное выше Положение, подумали о военных и производственных травмах и совсем забыли про детские – не менее жестокие и трудные. Само понятие – «адаптация» - достаточно условно, оценочно и во многом зависит от субъективных мнений членов МСЭ. А ведь решение признавшее потерявшего навсегда глаз ребёнка здоровым человеком не учитывает, каких трудов стоило ему получить такое же образование и развитие как у сверстников, сможет ли он найти работу, оплачивать необходимые лекарства и т.д. Но новый орган не появится снова и человек остаётся один на один со своими проблемами, со своим здоровьем, со своим будущим. Таким образом, вопрос социальной защиты граждан, получивших инвалидность в детском возрасте, нуждается в более чётком и конкретном правовом урегулировании. С целью внесения изменений в Постановление Правительства РФ № 965 от 13 августа 1996 года, Уполномоченным по правам человека были направлены предложения в Министерство труда и социального развития РФ по дополнительной социальной защите детей-инвалидов и граждан, получивших травму или увечье в детском возрасте и имевших инвалидность.


На контроле Уполномоченного находится коллективное обращение граждан (вх. №508), проживающих в ОГУ «Липецком доме-интернате для престарелых и инвалидов общего типа» по вопросу несогласия с условиями оплаты за стационарное обслуживание. В договоре о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов говорится о том, что за время отсутствия проживающего в доме-интернате свыше 15 календарных дней в месяце плата на обслуживание за текущий месяц не взимается. Однако часто бывает, что период отсутствия проживающих граждан выпадает на вторую половину текущего и первую половину следующего месяца. И в этих случаях с граждан высчитывают полную плату за пребывание, так как в обоих месяцах их отсутствие оказалось меньше срока записанного в договоре. Нетрудно подсчитать что человек может отсутствовать в доме-интернате в течении 28 дней, но согласно действующему договору у него вычтут из пенсии полную стоимость пребывания в учреждении. Заявители справедливо посчитали, что данное положение договора нарушает их права. Разделяя позицию обратившихся граждан, Уполномоченный направил обращение в управление социальной защиты Липецкой области в котором предлагал конкретизировать формулировку некоторых пунктов договора и предусмотреть возможность возврата денежных средств гражданам с учётом их фактического отсутствия в учреждении социального обслуживания, что способствовало бы более полной реализации прав престарелых и инвалидов проживающих в домах-интернатах.

В своем ответе начальник Управления социальной защиты населения администрации Липецкой области, ссылаясь на то, что применяемая в области форма договора с обеспечиваемыми о плате за стационарное обслуживание полностью соответствует типовой форме примерного договора, утвержденного Постановлением Минтруда РФ от 17 мая 2002года №35 «Об утверждении Положения о порядке заключения, изменения и расторжения договоров о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов и формы примерного договора о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» указал на невозможность внесения предлагаемых изменений в указанный договор, поскольку данный нормативный акт в установленном порядке зарегистрирован в Минюсте РФ 13.06.2002г. 9№Ф3551), то есть признан соответствующим законодательству России и подлежит применению, пока не будет изменен или отменен принявшим его органом, либо признан незаконным Верховным Судом РФ.

Однако, в обращении Уполномоченного не шла речь о противозаконности указываемого нормативного акта Министерства труда и социального развития, более того, из самого наименования постановления министерства, на которое ссылается начальник Управления социальной защиты населения следует, что предлагаемая форма договора является примерной, и не исключает возможности внесения в него уполномоченными органами субъекта федерации изменений, дополнений, направленных на улучшение обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов.

При этом и утвержденная форма договора о стационарном обслуживании граждан не исключает возможности возврата денежных средств гражданам, проживающим в домах-интернатах, в связи с фактическим отсутствием такого обслуживания. Вопрос заключается в правильной трактовке п.2.3, утвержденного Министерством договора, который гласит: - «За время отсутствия «Заказчика» в «Учреждении» свыше 15 календарных дней в месяц плата за стационарное обслуживание за текущий месяц не взимается».

В настоящее время в соответствии с рекомендациями Управления социальной защиты населения, сотрудники подведомственных учреждений при исчислении месячного срока учитывают временной отрезок исключительно с 1-го по 30-е или 31-е число. По мнению Уполномоченного было бы справедливым и правильным исчисление срока вести с момента выбытия обеспечиваемого из стационарного учреждения социального обслуживания, например с 20 августа по 19 сентября, с 7 октября по 6 ноября и т.п. Начальный момент течения срока, определенного периодом времени, установлен ст. 191 Гражданского Кодекса РФ и предполагает вести отсчет с момента наступления события, которым определено его начало.

Не согласившись с мнением управления социальной защиты, Уполномоченный направил запрос в Министерство труда и социального развития РФ с просьбой изложить позицию министерства по данному вопросу. Согласно полученном разъяснениям, срок периода отсутствия пенсионера в учреждении социального обслуживания может устанавливаться промежутком времени либо конкретными датами. В том случае, когда период отсутствия пенсионера определен конкретными датами, то исчисление срока временного отсутствия начинается непосредственно с календарной даты, определяющей его начало.

На основании полученных разъяснений, Уполномоченный повторно обратился в Управление социальной защиты населения администрации Липецкой области с предложением проявить более гибкий подход к вопросу оплаты стационарного обслуживания граждан пожилого возраста за период их временного отсутствия. По имеющейся информации работа в этом направлении уже проводится и права граждан будут восстановлены.

В непосредственной связи с обозначенной выше проблемой находится и вопрос оплаты за стационарное обслуживание в домах-интернатах на основании заключенных договоров. Уполномоченному по правам человека в Липецкой области поступила информация от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Миронова О.О., который сообщил, что при рассмотрении в 2002-2003гг. жалоб инвалидов Великой Отечественной войны, боевых действий, участников войны, ставших инвалидами от общего заболевания, и других категорий граждан, получающих две пенсии, проживающих в стационарных учреждениях социального обслуживания (домах-интернатах) выявлено, что администрациями этих учреждений, в нарушение Постановления Правительства Российской Федерации от 17.04.2002г. №244 и Постановления Минтруда России от 17.05.2002г. №35 взимается плата за стационарное обслуживание на основании заключенных договоров в размере до 75% от суммы двух пенсий (вместо размера до 75% одной получаемой), чем нарушены права этих граждан и им нанесен материальный ущерб.

По жалобе инвалида Великой Отечественной войны К. из Пригородного пансионата ветеранов войны и труда Калачеевского района Воронежской области о нарушении администрацией пансионата его права взиманием платы за стационарное обслуживание в размере до 75% от суммы двух пенсий Уполномоченный по правам человека в РФ обратился в защиту его прав с исковым заявлением в Калачеевский районный федеральный суд, которым в судебном заседании 08.10.2000г. его требования в защиту прав К. были удовлетворены. Судом было признано, что взимание платы с двух пенсий является необоснованным.

К сожалению, практика взимания платы с двух пенсий имеет место и в стационарных учреждениях социального обслуживания Липецкой области.

Эта плата определена в пункте 2.1. Договоров о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов, заключаемых администрациями указанных заведений с гражданами, проживающими в данных учреждениях.

Согласно части 1 статьи 422 Гражданского Кодекса РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим на момент его заключения.

В апреле 2002г. было принято Постановление Правительства Российской Федерации №244 «О плате за стационарное обслуживание граждан пожилого возраста и инвалидов». Во исполнение этого постановления 17.05.2002г. было принято Постановление Минтруда России №35 «Об утверждении Положения о порядке заключения, изменения и расторжения договоров о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов и формы примерного договора о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов. Оба эти правовые акты закрепили норму о том, что конкретный размер ежемесячной платы не может превышать 75% установленного размера пенсии.

Таким образом, в нормах, устанавливающих размер платы за стационарное обслуживание (п.1 Постановления Правительства РФ №244, п.13 названного Положения), в словосочетании «установленного размера пенсии» в окончании слова «пенсии», употребляется буква «и», что указывает на единственное число этого понятия, и позволяет сделать вывод о том, что плата за стационарное обслуживание должна взиматься с одной из установленных инвалидам Великой Отечественной войны, участникам войны, ставшими инвалидами от общего заболевания, и другим категориям граждан, приравненных к ним, пенсий.

При этом следует учитывать, что трудовая пенсия и пенсия по государственному пенсионному обеспечению – пенсия по инвалидности является различными видами пенсий и объединение их в одну выплачиваемую пенсию недопустимо.

Федеральным Законом от 17.12.2001г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях Российской Федерации» трудовая пенсия в Российской Федерации определена как ежемесячная денежная выплата в целях компенсации гражданину заработной платы или иного дохода, которые получало застрахованное лицо перед установлением ему трудовой пенсии.

Федеральным Законом от 15.12.2001г. №166-ФЭ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» под пенсией по государственному пенсионному обеспечению – пенсией по инвалидности частника Великой Отечественной войны понимается выплата, которая предоставляется инвалиду войны в целях компенсации вреда, нанесенного его здоровью при прохождении военной службы.

Кроме того, различаются эти две пенсии и по источникам финансирования:

  • трудовая пенсия: базовая ее часть – за счет сумм единого социального налога (взноса), зачисляемых в федеральный бюджет, страховая часть – за счет средств бюджета Пенсионного фонда РФ (пункт 3 статьи 9 Федерального Закона от 15.12.2001г. №167-ФЗ);

  • пенсия по государственному пенсионному обеспечению – пенсия по инвалидности – за счет средств Федерального бюджета (статья 6 Федерального Закона от 15.12.2001г. №166-ФЗ).

Общим правилом является получение гражданином пенсии одного вида,

что и следует понимать при использовании термина «пенсия» в указанных постановлениях Правительства РФ. Получение дополнительных видов пенсий основано на исключительных, предусмотренных государством, основаниях и являются по своей правовой сути разновидностью компенсации тех или иных утрат, понесенных в интересах государства.

Кроме того, статьей 19 Конституции Российской Федерации закреплен принцип равенства граждан перед законом. Установлено, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина. В соответствии со статьей 3 Федерального Закона от 02.08.1995г. №122-Фз «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» деятельность в сфере социального обслуживания этих граждан строится на принципах соблюдения прав человека и гражданина, обеспечения равных возможностей в получении социальных услуг, предоставления государственных гарантий. В то же время, взимание с инвалидов Великой Отечественной войны и с лиц, приравненных к ним, проживающих в учреждениях социального обслуживания Липецкой области, платы за стационарное обслуживание с суммы двух установленных пенсий в отличие от других категорий граждан, проживающих в указанных учреждениях, с которых такая плата взимается с одной пенсии, нарушает упомянутый выше конституционный принцип и государственные гарантии равенства граждан перед законом.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что плата за стационарное обслуживание инвалидов Великой Отечественной войны, боевых действий, участников войны, ставшими инвалидами от общего заболевания, и других категорий граждан, получающих две пенсии должна быть установлена в размере, не превышающем 75% их трудовой пенсии по старости, поскольку существующий порядок взимания платы с двух пенсий ведет к нарушению прав указанной категории граждан и нанесению им материального ущерба.

На основании вышеизложенного, Уполномоченный обратился к начальнику Управления социальной защиты населения администрации Липецкой области Явных В.И. с предложением дать соответствующие поручения руководителям подведомственных учреждений, в которых проживает указанная категория лиц, о пересмотре ранее заключенных договоров о стационарном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов для восстановления их нарушенных прав. Однако Управление социальной защиты населения администрации Липецкой области не согласилось с доводами изложенными в обращении Уполномоченного, утверждая, что порядок расчетов за стационарное обслуживание используется в России повсеместно. В связи с вышеизложенным, после получения дополнительной информации из федеральных органов государственной власти, Уполномоченный оставляет за собой право в соответствии со ст. 24 закона Липецкой области «Об Уполномоченном по правам человека в Липецкой области» обратиться в суд с заявлением в защиту прав и свобод указанной категории граждан.


В августе 2003 года, с началом введения платного проезда в общественном транспорте г. Липецка, в адрес Уполномоченного по правам человека в Липецкой области стали поступать обращения жителей города, которые посчитали эти действия городских властей незаконными. После изучения вопроса сотрудниками аппарата Уполномоченного выяснилось, что жалобы граждан были достаточно обоснованными. В соответствии с пунктом 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина не могут применяться, если они официально не опубликованы для всеобщего сведения.

Но в нарушение данной нормы постановление главы администрации города Липецка от 26.06.03 №2717/1 было опубликовано лишь 09.07.03, а решение XXIV сессии Липецкого городского Совета депутатов от 24.06.03 №333 - 10.07.03. Несмотря на это, фактически платный проезд на городском пассажирском транспорте был введен 05.07.03, то есть до официального опубликования указанных нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

После обращения Уполномоченного по правам человека в Липецкой области в Прокуратуру Липецкой области и проведения проверки в целях устранения нарушений прав граждан на транспортное обслуживание главе администрации г. Липецка прокуратурой области внесено представление, в котором поставлен вопрос о привлечении к ответственности виновных должностных лиц.

Уполномоченный и впредь будет внимательно изучать нормативные акты, принимаемые органами местного самоуправления, прежде всего на предмет реализации и соблюдения прав человека, а также принимать все необходимые меры в рамках своих полномочий для устранения положений ограничивающих или нарушающих права и свободы граждан.

^ 3. ПРАВО НА МЕДИЦИНСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ


В 2003 году к Уполномоченному продолжали поступать жалобы граждан на медицинское обслуживание. Они касались вопросов неудовлетворительного обеспечения медицинских учреждений, в первую очередь лекарственными средствами, бездушия или грубости в отношении пациентов со стороны медицинского персонала и халатного отношения к своим обязанностям некоторых медработников.

Примером такого отношения к людям служит заявление гр. Ш. (вх. № 360), жительницы Липецкого района. По словам заявительницы, ей было отказано в оказании необходимой медицинской помощи в Сырской больнице, куда она была доставлена машиной «Скорой помощи» в мае 2003 года. Дежурный врач, не оказав медицинской помощи, несмотря на высокое артериальное давление у гр. Ш., направил её в больницу с.Борино. Утром, в больнице, у неё, ещё не пришедшей в себя от приступа и действия лекарств, потребовали сдать свою кровь или купить донорскую, а так же системы для капельниц и шприцы, якобы для возмещения средств, затраченных на её лечение. Узнав, что денег у больной нет, посоветовали всё необходимое для лечения приобрести «в долг». Проведя в больнице ночь и столкнувшись с медицинским произволом, не имея средств для оплаты такого лечения, заявительница была вынуждена уйти из больницы.

После обращения в управление здравоохранения администрации Липецкой области, был получен ответ, в котором говорилось: «При проверке установлено, что со стороны медперсонала Боринской уча­стковой больницы имел место факт грубого обращения среднего медперсонала в отношении гр. Ш. Проведена работа в коллективе по предупреждению нарушений деонтологических норм, применены меры дисциплинарного воз­действия к виновным лицам».

Во взаимодействии с управлением здравоохранения администрации области удалось решить положительно проблему, с которой к Уполномоченному обратился ветеран Великой Отечественной войны и труда из г. Усмань (вх. № 389). После обследования в областной клинической больнице он был поставлен в очередь на получение слухового аппарата. Заявитель писал, что ожидать в очереди нужно полтора года, однако ему также предложили купить этот прибор за 1700 руб. и тогда он получит его немедленно. Ветеран просил содействовать в бесплатном получении слухового аппарата, так как ему 76 лет, он часто болеет, а его пенсия составляет 1200 руб. и он не может приобрести аппарат за деньги. Через два дня после обращения заявитель получил слуховой аппарат.


Особую тревогу Уполномоченного вызывает кадровая проблема учреждений здравоохранения. На сегодняшний день значительное количество медперсонала составляют люди пенсионного и предпенсионного возраста, обеспеченность врачебными кадрами больниц, поликлиник и других лечебных учреждений явно не достаточна. Из-за низкой заработной платы врачи просто переходят на другую зачастую малоквалифицированную, но более высокооплачиваемую работу.

Всё большее распространение получает практика подработки врачей, которые становятся представителями различных фармакологических и медицинских фирм и предлагают своим пациентам приобретать продукцию этих компаний по коммерческой цене, имея свой процент. Многие из этих препаратов или их аналоги имеются в лечебных учреждениях и больные могут их получить бесплатно или по значительно более низкой цене. Такие факты, мягко говоря, неэтичного поведения трудно доказуемы, т.к. врачи, занимающиеся этой практикой, обычно не имеют официальных регистрационных документов и на своей основной работе предпочитают такую информацию не афишировать, но их коллеги и пациенты знают к кому обращаться. Рекомендуя приобрести препараты по коммерческой цене, такой врач выступает уже не как лечащий доктор, а как частное лицо. Больной человек или его родственники стремятся использовать любой шанс поправить здоровье и верят, что рекомендованное им средство, единственное, которое может вылечить или спасти.

В 2003 г. Уполномоченному пришлось столкнуться с двумя подобными случаями. В первом, мужу гр. С. (вх. № 224) после инфаркта врачом было рекомендовано приобрести кардиостимулятор за 30 тыс. рублей у одной московской фирмы. Испытывая крайнюю нужду в средствах, стремясь спасти мужа, заявительница была вынуждена занять эту сумму под проценты. Отдать взятые в долг деньги, женщина, сама инвалид 2-й группы, только вставшая после сложной операции, не могла. Каково же было её разочарование, когда выяснилось, что такие кардиостимуляторы бесплатно устанавливаются в областной клинической больнице.

Во втором случае, обратившийся гр. Б. (вх. № 457) жаловался на то, что лечащий врач его жены рекомендовал приобрести лекарство, которое отсутствовало в перечне бесплатных медикаментов. Однако как считает заявитель, лекарство, которое он приобрёл, не только не помогло, но и ухудшило состояние здоровья жены, в результате чего она стала инвалидом и находится на аппарате «искусственная почка». Одновременно, гр. Б. обратился по данному вопросу с иском в суд к управлению здравоохранения Липецкой области о материальной и моральной компенсации. И хотя суд гр. Б. проиграл, сама тенденция того, что лечащие врачи вынуждены становиться коммерсантами, используя своё служебное положение, достаточно тревожна. Решить её можно только обеспечив медицинскому персоналу достойную оплату труда, ведь от его искусства и профессионализма зависит человеческая жизнь.


В разделе, посвящённом социальной защите, Уполномоченный уже обращал внимание на те трудности, с которыми сталкиваются переселенцы из республик СНГ после приезда в Россию. В 2003 г. Уполномоченным отмечены факты нарушения прав переселенцев в вопросе получения медицинской помощи. Вот что пишет гр. Б: «До приезда в Липецкую область проживала на Украине. Приехала к единственному сыну, полковнику запаса, потому, что мое состояние здоровья стало резко ухудшаться. До этого 40 лет работала акушеркой. Тысячам новорожденных помогла появить­ся на свет. Теперь, увы, у меня немало заболеваний: и гипертония, и живу с одной почкой, и все чаще болят сердце, отказывают ноги. В больницы меня не берут. Дело в том, что в ноябре 2002 года Госдума РФ приняла новый закон о граждан­стве. А документы для получения вида на жительство рассматриваются очень долго, да ещё оказывается паспортно-визовая служба не получила многих инструкций к новому закону.

А если нет вида на жительство — нет и страхового полиса. А без него в больницу не попадешь. Правда, в областном Фонде медицинского страхования

мне выдали временный полис, но срок его уже давно закончился. А продлить отказываются.

Как же мне жить дальше? Неужели нет никаких исключений из правил, чтобы положить меня на три недели в больницу? Ведь я принимала на свет и украинцев, и русских, и армян. и белорусов, и чернокожих, и принимала роды у тех женщин, которые проездом оказывались в моём городе…Почему же в Липецке меня никто не хочет принять?»

Или другой пример. Переехав в Липецкую область из Казахстана, и не успев оформить российское гражданство, гр.Н. (вх. № 296) родила сына и обратилась в городской отдел здравоохранения г. Липецка с просьбой выдать ей на ребёнка медицинский страховой полис. В отделе здравоохранения г. Липецка гр. Н. выдали временный полис на 3 месяца, а по окончании срока продлить его отказались, мотивируя это тем, что мать ещё не получила гражданство РФ. Фирмы, которые занимаются обязательным страхованием, отказывались работать с заявительницей, ссылаясь на то, что обязательное медицинское страхование предоставляется только гражданам России. Гр. Н. обратилась в страховую медицинскую компанию, где ей предложили только платные услуги в поликлинике, которая находится на другом конце города, что для матери с грудным ребёнком, естественно, было неприемлемо. Из-за отсутствия страхового полиса грудной ребёнок длительное время не мог получить необходимые прививки и своевременную медицинскую помощь. После вмешательства в сложившуюся ситуацию Уполномоченного по правам человека, Управление здравоохранения администрации Липецкой области оказало содействие заявительнице и выдало медицинский полис гр. Н. сроком на один год.





оставить комментарий
страница3/6
Дата16.10.2011
Размер1,53 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх