Отчёт сибирского центра синхротронного icon

Отчёт сибирского центра синхротронного



Смотрите также:
Отчёт сибирского центра синхротронного...
Отчет о проведении Чемпионата Сибирского...
Исследование стадийности процессов химического взаимодействия твёрдых металлических сплавов с...
Отчет о научно-организационной и общественной деятельности члена рамн по Сибирскому отделению...
Отчет о научно-организационной и хозяйственной деятельности...
Реферат отчет о научно-исследовательсой работе состоит из 8 разделов, 9 подразделов, 22 рисунков...
Исследование проблемы развития медиакомпетентности школьников и студентов в рамках деятельности...
Реферат отчет о научно-исследовательской работе состоит из 33 рисунков, 8 разделов...
Особенности измерения и нормативные лимиты интервала qt...
Программа дней магистратуры сибирского федерального университета 16-17 апреля 2009 г...
Отчет о научно-исследовательской работе по теме...
16-я Байкальская Всероссийская конференция информационные и математические технологии...



страницы:   1   2   3   4
скачать
Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН





ОТЧЁТ СИБИРСКОГО ЦЕНТРА СИНХРОТРОННОГО

ИЗЛУЧЕНИЯ ЗА 2001 ГОД.


НОВОСИБИРСК - 2002

В настоящем отчете в краткой форме изложены основные направления и результаты деятельности Сибирского центра синхротронного излучения в 2001 году. Описаны существующие и разрабатываемые экспериментальные станции на пучках синхротронного излучения из накопителя ВЭПП-3, обсуждаются результаты исследований, проведенных на этих станциях в 2001 году. Описаны результаты деятельности Сибирского центра СИ по направлениям: разработка и создание новой экспериментальной аппаратуры, создание специализированных накопителей – источников СИ и специальных генераторов СИ – вигглеров и ондуляторов, работы по лазерам на свободных электронах и строительству Сибирского центра фотохимии. Приведен также список статей, докладов и других материалов, опубликованных в 2001 году. Мы благодарны всем сотрудникам Сибирского центра и других организаций, предоставившим свои материалы для этого отчёта.


Редакторы–составители: В.Б.Барышев и К.В.Эпштейн.


^

СИБИРСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР СИНХРОТРОННОГО ИЗЛУЧЕНИЯ




630090 Новосибирск, пр. Лаврентьева 11 , ИЯФ им. Г.И.Будкера СО РАН

Факс: (3832) 34 21 63 INTERNET http://ssrc.inp.nsk.su


^ Директор Центра, зам. директора Института ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН, член–корреспондент РАН КУЛИПАНОВ Геннадий Николаевич

Тел. (3832) 39 44 98 email:kulipanov@inp.nsk.su


^ РУКОВОДИТЕЛИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СИБИРСКОГО ЦЕНТРА СИ:


ВИНОКУРОВ Николай Александрович, д.ф.м.н., зав. лабораторией 81

Тел. (3832) 39 40 03

email: vinokurov@inp.nsk.su


МЕЗЕНЦЕВ Николай Александрович, к.ф.м.н., зав. сектором 812

Тел: (3832) 39 41 55

email: mezentsev@inp.nsk.su


КОРЧУГАНОВ Владимир Николаевич, к.ф.м.н., зав сектором 813

Тел. (3832) 39 42 38

email: korchuganov@inp.nsk.su

Введение.


Сибирский центр синхротронного излучения, организованный на базе лабораторий Института ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН, как и в прежние годы, является основным местом проведения исследований с синхротронным излучением (СИ) и лазерами на свободных электронах (ЛСЭ) в России. Программа работ Сибирского центра синхротронного излучения в 2001 году включала в себя следующие направления:

  • проведение исследований и разработка новых технологий с использованием синхротронного излучения накопителя ВЭПП–3, подготовка к проведению работ на ВЭПП-4М;

  • создание экспериментального оборудования для работы с СИ (каналы, экспериментальные станции, рентгеновская оптика, монохроматоры, детекторы);

  • разработка и создание ускорителей  специализированных источников СИ,

  • разработка и создание вигглеров и ондуляторов;

  • создание лазеров на свободных электронах и Сибирского центра фотохимии.

  • обучение и профессиональная подготовка студентов и аспирантов.

В 2001 г. работы Сибирского центра СИ, помимо небольшого бюджетного базового финансирования, проводились за счёт:

а) государственной научно–технической программы "Синхротронное излучение, лучевые применения";

б) грантов РФФИ (инициативные проекты и научная школа “Синхротронное излучение и лазеры на свободных электронах”), грантов МНТЦ, Интеграционной программы СО РАН (проекты № 51, 86, 87);

в) доходов от работ, выполненных по контрактам с организациями России и зарубежных стран;

г) международного сотрудничества.


  1. ^ Работа на накопителях ИЯФ СО РАН.


В 2001 г. на эксперименты с синхротронным излучением на ВЭПП–3 выделено 1932 часа из 3900 часов общего времени работы комплекса (49.5 %). 4 декабря 2000 г. работы на ВЭПП-2М были остановлены в связи с реконструкцией комплекса (проект ВЭПП-2000). Работы на пучках СИ на ВЭПП-4М в 2001 г. не проводились в связи с подготовкой и началом эксперимента по физике высоких энергий на низкой (1.5 ГэВ) энергии.

В связи с закрытием работ на ВЭПП-2М, в 2001 г. все экспериментальные работы на пучках СИ были сосредоточены на накопителе ВЭПП-3, где действовали 10 экспериментальных станций; еще 2 станции находятся на разных стадиях разработки и запуска (Таблица 1)..


^ Таблица 1. Экспериментальные станции на пучках СИ из накопителя ВЭПП-3 ИЯФ СО РАН.


Канал СИ

Станция

0

LIGA–технология–2 (новая станция на канале 11-полюсного вигглера, создается, тестируется, в 2001 г. проведены первые эксперименты)

0

“Взрыв - 1” - изучение процессов детонации и свойств вещества при прохождении детонационного фронта на пучке СИ из разрабатываемого 5 Т вигглера (планируется создать в течение 2001 -2002 гг.).

2

Дифрактометрия с высоким разрешением и аномальное рассеяние (работает)

3

Рентгенофлуоресцентный элементный анализ–1 (модернизирована, работает).

4

Дифрактометрия в области 30 – 34 кэВ, дифрактометрия при высоких давлениях (новая станция, работает).



Рентгеновская микроскопия и микротомография (временно не используется).

5b

Дифрактометрия с временным разрешением – дифракционное “кино” (работает).

5c

Макромолекулярная кристаллография (работает).

5d

Неупругое рассеяние, малоугловое рассеяние (работает).

5e

Наносекундная дифрактометрия и изучение детонационных процессов (в 2001 г. демонтирована).

5f

Рентгенофлуоресцентный элементный анализ–2 (создается, тестируется)

6

Люминесценция с временным разрешением (работает).

7

Технический канал. Стабилизация положения пучка СИ (работает).

8

EXAFS–спектроскопия (работает)

10

Рентгеновская литография и исследования десорбции под пучком СИ (в 2001 г. установлен бесфольговый канал вывода СИ, станция эапускается, проведены первые эксперименты).


Основные усилия в 2001 году были сосредоточены на трех приоритетных направлениях: создание новой станции для исследования процессов детонации и поведения вещества при прохождении детонационного фронта, реконструкция сигналов палеоклимата в кернах донных осадков оз. Байкал, создание новой станции и разработка LIGA-технологии.

.

  1. ^ Результаты исследований на пучках синхротронного излучения, разработка новых методов и аппаратуры.


2.1 Дифрактометрия с наносекундным временным разрешением. Исследования детонации и поведения вещества в детонационных процессах.


При сотрудничестве трех институтов СО РАН - ИХТТМ, ИЯФ и ИГиЛ, на ВЭПП-3 был разработан метод с использованием синхротронного излучения для исследования изменений атомной структуры взрывчатого вещества (ВВ) во время взрыва, основанный на импульсном отклонении электронного пучка – источника СИ в накопителе. Методика позволяла получать структурную информацию о взрывчатом веществе и образцах в зоне взрыва при больших давлениях ( 500 кбар) с временным разрешением порядка времени оборота пучка в накопителе (250 нс). В 1999-2000 г.г. на первой экспериментальной станции “Взрыв” была проведена серия экспериментов по исследованию детонации и поведения вещества в детонационных процессах. Была получена, обработана и опубликована уникальная информация, полученная в первых экспериментов (взрыв мощностью до 20 г тротилового эквивалента): 1) о динамике изменения плотности ВВ; 2) о развитии флуктуаций электронной плотности при прохождении детонационного фронта; 3) о процессе сжатия образца вещества, помещенного в зоне взрыва; 4) о распределении электропроводности в зоне детонации. Полученные данные представляют несомненную ценность для понимания процессов, происходящих в детонационных волнах и при обжатии вещества ударными волнами.

Тем не менее к началу 2001 г. возможности первой экспериментальной станции были практически исчерпаны. Получаемые на ней результаты носили качаственный характер. Для получения количественных характеристик детонационного процесса было необходимо: 1) существенно улучшить экспериментальную технику – источник излучения (вигглер), детектор, взрывную камеру; 2) разработать принципиально новые методы получения информации о детонационных процессах.

Поэтому в 2001 г. первая экспериментальная станция “Взрыв” была демонтирована и начато сооружение новой станции в комплексе с разработкой новой аппаратуры и методик Ведущие разработчики проекта – Б.П. Толочко, А.И. Анчаров (ИХТТМ СО РАН), С.И. Мишнев, В.М. Аульченко, П.Д. Воблый, Е.И. Антохин, М.Г. Федотов (ИЯФ СО РАН).

Разработка аппаратуры. Вигглеры. Один из решающих факторов, позволяющих перевести эксперимент по исследованию детонации на новый качественный уровень – увеличение интенсивности пучка СИ и смещение спектра излучения в более жесткую область. Этому вопросу в 2001 году было уделено особое внимание – был разработан и запущен в производство вигглер с полем 5 Т для установки на ВЭПП-3. Начато изготовление 7-ми полюсного вигглера с полем 3 Т для установки на ВЭПП-4. Проработан вариант изготовления 21-полюсного вигглера с полем 3 Т для установки на ВЭПП-4. Рассмотрена возможность изготовления и установки 100-полюсного вигглера с полем 7 Т на ВЭПП-3. Последовательная реализация программы установки вигглеров на накопителях позволит увеличить поток жёстких фотонов (порядка 50 кэВ) на 5 порядков (от 10 9до 10 14 фот/сек/мрад/0.1% bw).

Детекторы. Второй решающий фактор, необходимый для разработки методов исследования детонационных процессов – создание однокоординатных рентгеновских детекторов с временным разрешением наносекундного диапазона. Было рассмотрено несколько вариантов детекторов – полупроводниковые (Si и AsGa) микростриповые и газовые микростриповые. После анализа достоинств и недостатков каждого детектора, учитывая возможности их практической реализации и возможные финансовые затраты, предпочтение было отдано газовому детектору. Прототип такого детектора DIMEX (ОД-5) уже изготовлен и прошёл тестирование на пучке СИ.

Каналы СИ и экспериментальные станции. Первые эксперименты по исследованию детонационных процессов были выполнены на канале 5-а ВЭПП-3. Этот канал был выделен для проведения экспериментов со взрывом на очень короткое время и после завершения серии взрывов эксперименты были прекращены. Решением руководства Сибирского центра СИ на канале «0-б» было начато строительство специальной станции для исследования детонационных процессов. Также разработан проект экспериментальной станции для исследования детонационных процессов на ВЭПП-4 с использованием излучения из 7-ми, а затем 21 – полюсных вигглеров.

В 2001 г. новая экспериментальная станция "Взрывные процессы" смонтирована на нулевом (центральном) канале вывода СИ из ВЭПП-3,. Станция расчитана на работу с гибридным вигглером с магнитным полем в вакуумной камере ВЭПП-3 до 5 Т. В экспериментах предполагается использовать поле в диапазоне от 2 до 4.5 Т. Разработана и изготовлена новая взрывная камера для работы со взрывчатыми веществами (ВВ) мощностью до 50 г тротилового эквивалента (Рис. 1).





Рис. 1. Монтаж новой экспериментальной станции “Взрыв-1”, предназначенной для исследования детонационных процессов при мощности взрыва до 50 г тротилового эквивалента.


Разработка методов. Восстановление распределения плотности. Одна из основных проблем, которая была решена в 2001 году – восстановление распределения плотности, устанавливающейся при протекании детонационных процессов. Для этого разработан математический аппарат, который был опробован на модельных объектах.

Определение параметров флуктуаций электронной плотности. Математический аппарат для малоуглового рентгеновского рассеяния монохроматического излучения давно разработан и постоянно совершенствуется. Однако в данном случае эксперимент проводится на полихроматическом излучении поэтому существующий математический аппарат использовать нельзя. Модернизация метода расчета была сделана в 2001 году. В частности, было показано, что достоверность получаемых результатов существенно возрастает при работе со спектром излучения, имеющего резкие «края».

Определение функции радиального распределения атомов. Математический аппарат для определения функции радиального распределения атомов также хорошо разработан и широко используется в рентгеноструктурном анализе. Но этот математический аппарат не может быть использован для обработки экспериментальных данных, полученных на полихроматическом излучении. В частности, абсолютно не приемлем широко используемый метод обратного фурье-преобразования. Была предложены методы, позволяющие получить требуемую информацию из данных по рассеянию полихроматического рассеяния.

Регистрация дифрагированного кристаллом рефлекса с наносекундным временным разрешением. Разработка новых источников СИ с большими потоками рентгеновских фотонов позволяет надеяться, что в ближайшем будущем можно будет использовать в экспериментах монохроматическое излучение. С появлением прототипа детектора DIMEX (ОД-5) начата подготовка эксперимента такого рода. Основная цель эксперимента – оценить возможность регистрации дифракционной картины за время порядка одной наносекунды.

Исследование продуктов детонации. Для интерпретации данных полученных во время детонации, чрезвычайно важно знать о том, какие продукты получаются после всех превращений. Был выделены пробы продуктов детонации различных смесей ВВ и выполнен их рентгеноструктурный анализ с использованием СИ.


^ 2.2 Работы на станции прецизионной дифрактометрии и аномального рассеяния.


В 2001 г. отработана методика синтеза мезоструктурированных мезофазных материалов (силикатов и элемент-силикатов) в области pH реакционной среды ~2.5–3.5. Получаемые с использованием триблокполимерного сурфактанта Pluronic 123 мезоструктуры имеют параметр двумерной гексагональной ячейки ~12 нм и обладают высокой степенью пространственной упорядоченности мезопор размером около 10 нм. Области когерентного рассеяния таких материалов составляют ~200–300 нм. Такие мезоструктуры демонстрируют хорошую гидро- и термостабильность в отличие от мезоструктур, получаемых в щелочных средах.

Исследованы образцы катализаторов ZnO различного времени мехактивации. Определен преимущественный характер дефектов структуры, возникающих на начальной стадии мехактивации. Показано появление межблочных границ в кристаллитах ZnO с разориентацией блоков на малые углы ~1°.

Исследованы образцы Pt/Au, полученные электрохимическим осаждением Pt. Методом дифракции под скользящими углами показано существование твердого раствора AuxPty в объеме Au вблизи границы Au–Pt. Концентрация Pt резко падает с глубиной.

Исследованы процессы в диффузионно-твердеющих сплавах, в частности реакции взаимодействия жидкой галлий-оловянной эвтектики с порошками пересыщенных твердых растворов галлия в меди Cu(Ga) + Ga-Sn = CuGa2 + Sn при комнатной температуре. Показано, что за первые 3 часа образуется около 90% интерметаллида, тогда как олово проявляется рентгенографически только после 3 часов.

Исследована структура тонких пленок смешанного сульфида CdXZn1-XS, полученных плазмохимическим разложением паров лигандных комплексов Cd(/Zn)(S2CN(C2H5)2)2 ·C10H8N2. Тонкие пленки представляют собой твердый раствор сульфида кадмия и цинка с параметрами решетки а = 4.13 Å и с = 6.71 Å. На монокристаллических подложках происходит образование ориентированных кристаллитов смешанного сульфида с размерами ~200–400 Å.

Исследованы тонкие пленки карбонитрида бора, синтезированные плазмохимическим и термическим разложением (CH3)2NBH3 и (C2H5)3NBH3. Обнаружено наличие ориентированных кристаллов гексагональных нитрида и карбида кремния, углерода и карбонитрида бора. Размер кристаллов неориентированной фазы оценен в 20 – 50 Å.

Выполнены исследования фазового состава тонких пленок на поверхности Si(100), полученных методом Remote Plasma Chemical Vapor Deposition (RP CVD) Si,C,N-содержащего прекурсора (CH3)2HSiNHN(CH3)2. Показано, что в образцах присутствует фаза, близкая к -Si3N4, которая представляет собой небольшое количество крупных (>100 нм) кристаллитов наряду с аморфной тонкой пленкой состава SixCyNz.


^ 2.3 Разработка и тестирование рентгеновской оптики.


За последние годы в ИЯФ достигнуты значительные успехи в разработке элементов многослойной рентгеновской оптики - многослойных зеркал, тонкопленочных рентгеновских волноводов и многослойных дифракционных решеток. Так, например, в 2000 г. в экспериментах на ВЭПП-3 с помощью тонкопленочных рентгеновских волноводов получено рекордное усиление плотности интенсивности резонансно захваченного рентгеновского пучка ( 300). В 2001 году эти работы были продолжены.

На станции прецизионной дифрактометрии и аномального рассеяния отработана методика резонансного диффузного рассеяния для исследования многослойной рентгеновской оптики. С использованием этой методики были исследованы многослойные зеркала W/Si и показано существование микрошероховатостей на границах раздела слоев. Методом диффузного рассеяния исследованы многослойные зеркала Ni/C. Отработана технология изготовления зеркал и определена оптимальная температура отжига. Получены коэффициенты отражения ~85%.

Для станции метрологии и EXAFS-спектроскопии в мягкой рентгеновской области (0.1  6 кэВ) начата разработка монохроматора на основе рентгеновских многослойных зеркал и многослойных дифракционных решеток.

В 2001 г. ИЯФ совместно с Всероссийским институтом экспериментальной физики (Арзамас-16, Нижегородская обл.). получили грант МНТЦ №1794 “Создание высокоэффективных дифракционных решеток на основе многослойных структур для монохроматоров и полихроматоров синхротронного излучения и диагностики рентгеновского излучения сверхвысокого спектрального разрешения в диапазоне 0.1-10 кэВ”. Проект продолжительностью 2.5 года предусматривает разработку технологии и изготовление серии высококачественных многослойных дифракционных решеток для диагностики высокотемпературной, в частности лазерной, плазмы и экспериментов на пучках синхротронного излучения в диапазонах мягкого и ультрамягкого рентгена.


^ 2.4 Изучение методом дифрактометрии на СИ процессов отверждения диффузионно-твердеющих сплавов на основе галлия в целях развития технологии холодной пайки.


Одним из методов соединения деталей является пайка диффузионно-твердеющими сплавами на основе галлиевых эвтектик, при которой элементы конструкции соединяются без предварительного подогрева и без применения флюсов. Диффузионно-твердеющими сплавами (ДТС) или металлическими клеями называют соединения, получающиеся в результате взаимодействия твердого металлического порошка и металлического расплава. В результате диффузии жидкой компоненты в твердую матрицу образуется интерметаллид с температурой плавления более высокой , чем температура плавления жидкой компоненты (на 150-400 К, в зависимости от состава). Смешивая твердую и жидкую компоненты, получают пасту, которой можно спаивать различные материалы. Основное преимущество пайки с использованием ДТС по сравнению с обычной пайкой заключается в том, что соединение происходит при комнатной температуре или при небольшом нагреве. Поэтому не происходит деформации деталей, особенно тонкостенных, связанных с локальным нагревом.

С целью получения более полной информации о реакциях образования диффузионно-твердеющих сплавов (ДТС) на четырех станциях накопителя ВЭПП-3 рентгеноструктурными методами проведено комплексное исследование реакций образования ДТС в системе Cu-Ga-Sn. Исходный порошок получался механо-химическим сплавлением меди и галлия, в качестве жидкой компоненты использовалась галлий-оловянная эвтектика. После смешивания компонентов и получения пасты, методами аномального рассеяния, дифракционного кино и EXAFS-спектроскопии изучался процесс образования ДТС. Исследовались реакции взаимодействия жидкой галлий-оловянной эвтектики с порошками пересыщенных твердых растворов галлия в меди:

Cu(Ga) + Ga-Sn = CuGa2 + Sn .

Станция "Прецизионной дифрактометрии" на 2-ом канале СИ накопителя ВЭПП-3 оборудована двухкристальным монохроматором, прецизионным гониометром и сцинтилляционным детектором с германиевым кристалл-анализатором. Высокая степень монохроматизации излучения, параллельная схема съемки, отсутствие дублетных линий и флуоресцентного фона позволяет получать дифрактограммы с высоким угловым разрешением. Съемки проводились на монохроматическом излучении с длиной волны  = 1.539 Å в диапазоне углов сканирования 30-52 с шагом сканирования 0.05. Время измерения в точке составляло 4 сек, и съемка дифрактограмм проводилась с интервалом в 40 минут. По дифрактограммам определялись положения дифракционных максимумов и проводился фазовый анализ. Дифрактограммы, полученные через разное время после смешения компонент, представлены на рис. 2.


Р
ис. 2. Рентгеновские дифрактограммы, полученные за первый час после смешения компонент жидкой галлий-оловянной эвтектики с порошками пересыщенных твердых растворов галлия в меди.


Анализ дифракционных данных показал, что за первые 3 часа образуется около 90% интерметаллида. В то же время оказалось, что олово проявляется рентгенографически только после 3 часов. Чтобы более точно зафиксировать момент появления интерметаллида, проведено исследование на станции "Дифракционное кино". Станция оборудована фокусирующим монохроматором и однокоординатным детектором ОД-3. Большой поток излучения, падающего на образец, и наличие однокоординатного детектора позволяет получать качественные дифрактограммы за короткое время. Использовалось монохроматическое излучение с длиной волны  = 1.505 Å. В течение первых семи часов после смешения компонентов производилась непрерывная съемка дифрактограмм со временем экспонирования кадра 1 мин. В последующие часы снимался один кадр в час, время экспонирования 1 мин.

Из дифракционных данных можно сделать вывод, что образование интерметаллида происходит по схеме, когда в начале происходит растворение медного порошка в жидкой фазе, а затем из жидкой фазы идет кристаллизация интерметаллида. При расходовании галлия из эвтектики получается метастабильная система, находящаяся в жидком состоянии. И только после того, как значительное количество галлия будет израсходовано, начинается кристаллизация олова, которое кристаллизуется в виде довольно крупных кристаллов. Таким образом, комплексное изучение структурными методами с использованием синхротронного излучения позволило описать механизм образования ДТС, что открывает возможности дальнейшего усовершенствования процессов холодной пайки.


^ 2.5 Исследования структурных изменений в интерфейсе частица-подложка при холодном газодинамическом напылении металлических частиц.

В ИТПМ СО РАН разработан метод "холодного" газодинамического напыления (ХГН), при котором частицы направляются на подложку сверхзвуковой струей газа. Несмотря на то, что метод ХГН нашел широкое применение в практике для получения покрытий с различными защитными и электротехническими характеристиками, механизм закрепления частицы на поверхности до конца не ясен и требует уточнения. Это позволит проводить теоретическое моделирование процессов напыления в рамках континуальной механики сплошных сред в целях оптимизации технических характеристик покрытий. В практическом плане дифрактометрия на пучке СИ позволяет определить рехимы напыления, при которых напыляемые частицы образуют интерметаллическое соединение с материалом подложки, то есть покрытие становится неотделяемым.

Образцы для исследования были приготовлены в Институте теоретической и прикладной механики. На подложку из никеля, поликристаллическая поверхность которой имела шероховатость менее 1 мкм, напылялись частицы алюминия размером от 1 до 20 мкм. Скорость струи газа составляла 600 м/с. Среднестатистический размер частиц равнялся 10 мкм. Для получения покрытия с размером частиц алюминия 1–2 мкм напыление проводилось под малым углом (около 1 градуса). При таком режиме напыления на подложке закрепляются только частицы размером около 1 мкм.

С помощью метода скользящей рентгеновской дифрактометрии на станции "Дифракционное кино" (канал 5-б) на накопителе ВЭПП-3. проведено исследование образования интерметаллидов на интерфейсе частица-подложка. Идентифициовано, что в данном процессе образуется интерметаллит Ni3Al. Сравнение уширений наиболее интенсивного рефлекса Ni3Al и рефлексов от никеля и алюминия, с учетом угловой зависимости, позволяет сделать вывод, что основной вклад в уширение рефлекса Ni3Al дает малый размер области когерентного рассеяния (порядка 250 Å).

На дифрактограммах образца, полученного напылением частиц алюминия на никелевую подложку, отчетливо виден рефлекс при 2 = 23.9 градусов. Соответствующее межплоскостное расстояние кристаллической решетки d = 3.58 Å. Сравнение его с параметрами решетки известных интерметаллических соединений никеля с алюминием позволяет предположить, что этот рефлекс соответствует фазе Ni3Al.

^ 2.6 Разработка новых детекторов для рентгеновской дифрактометрии.





оставить комментарий
страница1/4
Дата16.10.2011
Размер0,67 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх