Хакеры Сновидений «Хакеры Сновидений» icon

Хакеры Сновидений «Хакеры Сновидений»


Смотрите также:
Доклад конгресса сша: хакеры из Китая атаковали спутники США...
Хакеры, герои компьютерной революции...
Реферат по дисциплине: Информационные технологии в социальной сфере на тему: Компьютерная...
Реферат по дисциплине «Технологии обработки и поиска экономической информации» на тему:...
Номера Из подполья...
Лаберж С. и Рсйнголд Х. Исследование мира осознан- ных сновидений, Пер, с англ. Д. Е. Шумова...
Лаберж С. и Рсйнголд Х. Исследование мира осознан- ных сновидений, Пер, с англ. Д. Е. Шумова...
Лаберж С. и Рсйнголд Х. Исследование мира осознан- ных сновидений, Пер, с англ. Д. Е. Шумова...
Материалы по парапсихологии, самогипнозу, йоге, медитации, непознанному...
Первые врата исследование сновиденной реальности шаг за шагом...
Алексей ксендзюк. Пороги сновидений 4 сновидение как трансформация энергетического тела 5...
Дисциплина «Семиотика» Реферат Семиотика сновидений...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
^

Глава шестая



Поиски мальчишки не принесли никаких результатов. Прошло десять дней с момента его исчезновения – Крамер хмурился, понимая, что ему нечего сказать Дагсу. Владыка не любил неудачников, и очередная встреча с ним могла закончиться очень плохо. Несколько утешало то, что удалось добиться подвижек по некоторым другим направлениям работы – в частности, активизировать работу одной из крупных религиозных сект. На это не пожалели ни сил, ни денег, тысячи активистов секты прямо на улицах зазывали теперь людей в свою организацию, раздавали красочные рекламные буклеты. Все это было частью планомерной работы против Русской Православной Церкви, борьбе с ней Иерархи легиона придавали огромное значение. Не будет РПЦ – не будет и России.

Тем не менее, успешная деятельность сектантов служила слабым утешением – Дагс вряд ли это оценит. Его головной болью были и остаются хакеры.

Ситуацию спасла Яна – по ее словам, ей удалось выйти на нескольких последователей хакеров сновидений. С некоторых пор Крамер приблизил ее к себе, отдавая дань ее уму и талантам. Порой он думал, что она одна стоила всех его помощников, вместе взятых. Вот и на этот раз хорошие новости принесла именно она.

– Всё очень просто, – объяснила Яна Крамеру. – Наши технари попытались залезть в компьютеры некоторых участников хакерских форумов, создали для этого нового «трояна». С большинством машин проблем не возникло, но три компьютера взломать не удалось. При этом все попытки взлома заканчивались одинаково – не буду вдаваться в детали, но наши ребята считают, что на всех трех машинах установлена одинаковая система безопасности, причем нестандартная. А теперь скажи, почему эти три компьютера выделяются из всех остальных? С чем это связано?

– Это интересно, – согласился Крамер. – Но это не сами хакеры?

– Исключено, – покачала головой Яна. – Они сами задают на форумах вопросы, многого не знают. Но мыслят очень толково, у них встречаются весьма интересные идеи. У меня есть подозрение, что они общаются с хакерами по каким то тайным каналам. А чтобы не произошло утечки, хакеры помогли им защитить свои машины.

Крамер задумался.

– Надо срочно взять этих ребят в разработку, – сказал он. – Кто они? Их ники?

– А чем я, по твоему, занимаюсь? – с долей сарказма в голосе поинтересовалась Яна. – Что касается ников, то это Змей, Эвелина и Феликс.

Ситуация выглядела обнадеживающе, Крамер воспрянул духом. Теперь он знал, что пойдет к Дагсу не с пустыми руками.

– Только не спугни их, – попросил он Яну. – Действуй аккуратно, не лезь на рожон.

– Не бойся, пусик… – Яна потянулась к Крамеру и нежно поцеловала его. – Все будет хорошо, ты же знаешь меня…

– Потому и предупреждаю… – проворчал Крамер, чувствуя, как ловкие руки Яны расстегивают его пояс. – Не сейчас, у меня через десять минут встреча с мэром… – Он нехотя остановил девушку, Яна улыбнулась.

– Не сейчас, значит, не сейчас, – сказала она. – Да, я совсем забыла предупредить: вечером я улетаю в Самару.

– Это ты чтобы позлить меня? – догадался Крамер.

– Ничуть, – улыбнулась Яна. – Мне надо встретиться с одним пареньком.

– Из этой тройки? – с тревогой спросил Крамер.

– Может быть, – загадочно улыбнулась Яна. – Не бойся, все пройдет хорошо. Этот дурачок думает, что я еду в командировку, и не прочь со мной встретиться – раз уж так сложились обстоятельства… – Яна засмеялась, однако взгляд ее оставался холодным. – После этой встречи он будет предан мне душой и телом.

– Как раз в этом я ничуть не сомневаюсь… – Крамер окинул жадным взглядом точеную фигурку девушки, взглянул на часы. Несколько секунд явно колебался, затем обнял Яну и крепко прижал к себе, его руки скользнули под ее блузку.

– А как же мэр? – с улыбкой осведомилась Яна.

– Подождет… – мрачно ответил Крамер.


Борис пробыл в резиденции хакеров несколько дней и снова уехал. На вопрос Максима о том, куда, только усмехнулся и похлопал его по плечу.

– Дела, Максим. Очень срочные дела. Приеду, расскажу.

– А когда приедешь? – поинтересовался Максим.

– Все во власти Духа… – Борис демонстративно воздел глаза кверху. – Но думаю, за недельку другую управлюсь.

Максим улыбнулся. В прошлый раз, уезжая, Борис тоже говорил о недельке другой. Это был ответ, который на деле ни о чем не говорил.

– А пока слушайся Раду, – добавил Борис. – Она знает, что делает…

К Раде Максим и в самом деле относился с огромным уважением. Казалось невероятным, что эта хрупкая симпатичная девушка обладает такой фантастической властью над реальностью. Самым удивительным для Максима являлось то, что для демонстрации чудес – а именно, своего хищного любимца Гектора и ползущей по потолку каракатицы, она не использовала никаких внешних действий. Не произносила заклинаний, не выполняла магических ритуалов, не пользовалась чудодейственными снадобьями или талисманами. Ей хватало одного Намерения…

Задания Рады Максим выполнял с огромным энтузиазмом – просто понимал, что они того стоят. Если первые две недели прошли для него в суматохе, то вскоре Максим с удивлением осознал, что у него даже появляется свободное время. Трудно было вписаться в ритм жизни этого дома – теперь, когда ему это удалось, все пошло на лад.

Занятия магией были интересны, однако Максим старался приобщаться и к другим сторонам жизни обитателей этого дома. В отсутствие Бориса старшим оставался Роман, именно он понемногу знакомил Максима с раскладом сил в городе, объяснял, что есть что. Как раз сейчас город готовился к новым выборам: легионеры рассчитывали оставить на новый срок нынешнего мэра, своего человека, хакеры активно пытались этому помешать. Силы были неравными, но Романа это не смущало.

– Легко объяснять неудачи ссылками на обстоятельства, – сказал он Максиму. – И совсем другое дело, когда ты добиваешься успеха вопреки всему.

Максиму Роман очень нравился – своим спокойствием, тонким чувством юмора. Борис рассказал ему, что в середине девяностых Роман работал в Волгограде руководителем небольшой охранной фирмы. В какой то момент он ощутил, что в городе появилась новая сила. Сначала принял ее за обычную бандитскую группировку, потом стало ясно, что все гораздо серьезнее. Так Роман впервые соприкоснулся с Легионом. О самом Легионе он тогда еще ничего не знал, поэтому считал, что город пытается подмять под себя одна крупная финансово промышленная группа. Эти люди действовали весьма умело, при этом всегда добивались своего. В какой то момент интересы Романа и интересы Легиона пересеклись. Само дело было достаточно пустяковым, но для Легиона оно стало поводом прибрать к рукам перспективное охранное предприятие. Роману как руководителю фирмы выдвинули ультиматум – или работать под их опекой, или не работать совсем. Взвесив все за и против, Роман согласился. Просто хорошо понимал реалии, к тому же работа в содружестве с крупной структурой сулила и свои несомненные преимущества. Однако вскоре выяснилось, что деятельность новых хозяев имела весьма специфичные черты – все, к чему они прикасались, разваливалось или влачило самое жалкое существование. В какой то момент Роман понял, что не может работать с этими людьми, их заказы требовали сделок с совестью – на что он пойти не мог. Попытка выяснить отношения со своим новым шефом закончилась мордобоем – лишь год спустя Роман узнал, что набил морду не кому нибудь, а Наместнику Легиона по Волгоградской области. Тогда ему удалось вырваться, с группой преданных ему людей, включая Дениса, Роман ушел в подполье. Понимая, что законными методами ничего добиться не удастся, он и его соратники выбрали вариант силового противодействия. Это была война без правил – Роман и его люди охотились за легионерами, те, в свою очередь, охотились за ними. Потери несли обе стороны. Именно тогда Роман и встретился с Борисом…

Эта встреча перевернула все. Именно от Бориса Роман узнал о Легионе, именно Борис помог Роману осознать бессмысленность грубой силовой борьбы – уж слишком неравными были силы. В итоге Роман и его люди перебрались в Сибирь, это оказалось единственной возможностью вывести уцелевших бойцов из под удара. Постепенно группа Романа настолько тесно сошлась с хакерами, что стала, по сути, их неотъемлемой частью. Именно Роман и его люди обеспечивали безопасность и отвечали за все силовые акции хакеров. Со временем Роман и сам влился в число хакеров, он оказался прирожденным сталкером. Все непосредственное руководство группой он передал Денису, со своими новыми обязанностями тот справился блестяще.

Теперь, узнав о предстоящих выборах мэра, Максим сам вызвался помогать хакерам в их работе – разумеется, в меру своих сил, это восприняли как должное. Так и получилось, что Максим время от времени и сам стал выполнять различные мелкие поручения.

Сегодня ему предстояло наведаться в южный гараж, так называлось одно из мест, где хакеры держали свои «рабочие» машины. Ни одна из этих машин никогда не приближалась к резиденции хакеров, этого требовали строгие правила безопасности. Сам автопарк регулярно обновлялся, иногда машины заменяли даже после единичных акций.

К южному гаражу Максим добрался в половине девятого утра. Добрался на трамвае, выполнив все предписанные Романом процедуры – надо было убедиться, что за ним не следят. В принципе, ничего подозрительного в последние недели не замечали, но чем черт не шутит – а потому делал все Максим на совесть.

– В нашей работе нет мелочей, – сказал ему два дня назад Роман. – Приучись всегда работать с гарантией, не оставляй ничего на авось. Если возникла даже тень сомнения, не отмахивайся от нее – проверь все от и до, чтобы не было потом всяких неожиданностей. Не торопись, не стремись все сделать одним махом – помни о том, что прямые пути часто ведут на кладбище. Смотри, примечай, доверяй интуиции. Будь всегда внимателен, но расслаблен, собран – но спокоен. Здесь нет противоречий, со временем ты поймешь, о чем я говорю…

На этот раз все действительно было спокойно. Сойдя с трамвая, Максим несколько минут шел вдоль тенистой тополиной аллеи, затем свернул на боковую улочку и вскоре уже подходил к интересовавшему его неприметному с виду домовладению. Во дворе этого старого дома находились три больших гаража – в одном из них стоял тентованный «КАМАЗ», в двух других несколько легковушек. Это и были «рабочие» машины – те, которыми пользовались для выполнения ответственных поездок. Каждая имела несколько комплектов номеров и соответствующие им документы.

В самом доме жил Степаныч, бородач лет шестидесяти – участник многих военных конфликтов, бывший командир элитного диверсионного подразделения. Его карьера оборвалась лет тридцать назад в одной из жарких африканских стран – машина, на которой Степаныч и его люди возвращались с задания, попала под минометный обстрел. Тогда и закончилась его служба – врачи не смогли спасти раздробленную руку, но сохранили ему жизнь.

Судьба свела Степаныча с хакерами в девяносто восьмом – так уж случилось, что одинокий старик в трехкомнатной квартире показался легкой добычей для неких предприимчивых молодцев. Квартиры были в цене, а потому вопрос казался уже решенным. Увы, события пошли совсем не по тому сценарию. Однорукий старик оказался на редкость упрямым, и когда трое добрых молодцев с помощью ножа и пистолета попытались популярно разъяснить ему, кто есть кто в этом мире, старому бойцу пришлось вспомнить молодость. Правда, потом он и сам признавал, что слегка погорячился… Как бы то ни было, все закончилось довольно быстро – старик вызвал «скорую», после чего пошел на кухню пить чай.

«Скорая» приехала через двадцать минут – оценив ситуацию, врач тут же вызвал милицию. Двум молодым людям помощь уже не понадобилась, третьего увезли в реанимацию. Старик, допив чай, сдал прибывшему наряду милиции отобранные у налетчиков нож и пистолет «ТТ». В обойме не хватало ровно двух патронов…

Старику грозил срок – якобы за превышение пределов самообороны, к тому же покалеченный отрок оказался сыном очень известного в городе человека. Известного настолько, что два адвоката отказались участвовать в процессе – после небольшой беседы с представителями разгневанного папаши. Надо было сохранить паритет, и к делу подключилась команда Романа. Телефонные уговоры не принесли желаемого эффекта, разгневанный папа обещал закатать всех недругов в асфальт. Пришлось применить «меры третьей степени» – не прошло и недели, как отцовский гнев поутих, голос папы в телефонной трубке звучал уже вполне по человечески. В итоге Степаныч отделался условным сроком, но из квартиры ему все же пришлось съехать, в основном под влиянием Романа – последний не без оснований полагал, что оставаться там старику будет все же небезопасно. Впрочем, жаловаться Степанычу не пришлось. Новое место ему понравилось, к тому же здесь нашлась и работа – присматривать за машинами. Вот так и получилось, что Степаныч уже который год присматривал за машинами, получая за это более чем солидную прибавку к пенсии. В дела хакеров он посвящен не был, хотя имел твердое убеждение, что работает на некую государственную спецслужбу, чему его офицерская душа была весьма рада.

Максима Степаныч уже знал, поэтому на его звонок открыл без промедления. Рукопожатие старого бойца оказалось на редкость крепким, Максим не без основания подумал о том, что темной ночью на узкой тропинке с этим дедом лучше не встречаться.

– Какую возьмешь? – Степаныч вопросительно взглянул на Максима.

– «Десятку».

– Лады… – Дед порылся в укрепленном на стене в коридоре шкафчике и протянул Максиму ключи от машины.

– Держи…

Максим взял ключи, Степаныч запер шкаф, затем оба вышли во двор.

Дед снял с крайнего гаража два массивных замка, Максим помог распахнуть тяжелые двери.

У самого края гаража стоял роскошный серый «БМВ», за ним белела «десятка».

– Подожди, я «немца» отгоню, а то не выедешь. – Дед открыл дверь «БМВ» и весьма ловко для своего возраста забрался в машину. Наверное, управляться одной рукой с машиной было не так уж и просто, но Степаныча это, судя по всему, ничуть не смущало. Мягко заурчал двигатель, чудо заморской техники плавно вырулило во двор.

Заводя «десятку», Максим улыбался – настолько колоритно смотрелся бородатый Степаныч за рулем иномарки. Едва Максим выехал из гаража, Степаныч не без лихости загнал «БМВ» обратно в гараж.

Максим помог деду закрыть двери гаража, подождал, пока тот запирал замки. Наконец Степаныч спрятал ключи в карман и взглянул на Максима.

– Когда вернешь? – в голосе деда звучали чисто хозяйские нотки.

– Завтра утром. Наверное, – добавил Максим, дед понимающе улыбнулся.

– Буду ждать, – сказал он и пошел отворять ворота…

Максим не знал, кому и для чего понадобилась эта машина. Данное ему задание звучало очень просто: в такое то время забрать машину из гаража и оставить у одного из городских магазинов. Назад ее потом пригонят без него или скажут, где и когда забрать. Максим не обижался, что его пока не посвящали во все тонкости проводимой Романом и его людьми работы. Всё объяснялось очень просто – зачем знать детали того, в чем ты активно не участвуешь? Попади он к легионерам, и лишние знания могут привести к беде.

Об этом у них вчера был разговор с Романом. Максим между делом обмолвился о том, что в целом его удивляет хорошее к нему отношение. А точнее, чрезмерное, на его взгляд, доверие.

– Ведь как ни крути, – сказал он, – а вы меня совсем не знаете. При этом привезли сюда, в свою резиденцию. Пусть даже все это чисто теоретически, но вдруг я возьму и по каким то соображениям перебегу к легионерам? По моему, вы поступаете слишком опрометчиво.

– Все немножко не так, как ты думаешь, – улыбнулся Роман. – Любой человек, вступивший в контакт с нами, подвергается тщательной проверке. Другое дело, что он об этом ничего не знает. Догадываешься, как такое может произойти?

– Нет, – честно признался Максим.

– Проверку потенциальных кандидатов в наши ряды ведут опытные сновидящие. Тобой занимались Борис и Рада. Ты прошел несколько очень жестких тестов, но все они проходили в сновидении. Более того, на левой стороне твоего осознания – думаю, ты уже знаешь, что это такое?

– Да, – кивнул Максим. – Знаю.

– Тогда ты должен знать, что левостороння память запрятана так глубоко, что недоступна для нашего обычного осознания. Ты выдержал четыре из пяти тестов, это очень неплохой показатель.

Максим не ответил. Несколько секунд осмысливал услышанное, потом снова взглянул на Романа.

– Но ведь сон – это только сон. Разве можно по нему оценивать человека?

– Можно, – кивнул Роман. – В сновидении человек сбрасывает с себя все маски и ведет себя в соответствии с тем, кем он является на самом деле. Сам тест проходит примерно так: хакеры создают полигон – то есть формируют ту или иную сновиденную ситуацию, затем перетаскивают тебя в этот сон и оставляют наедине с проблемой. А дальше смотрят, как ты себя поведешь. Например, тебя ставят в ситуацию, когда выбор стоит между твоей жизнью и предательством. Или между твоей жизнью и жизнью друга. Проверяют жадность человека, его сексуальные пристрастия. Например, сможет ли его соблазнить какая нибудь молоденькая легионерша. – Роман усмехнулся. – Скажу по секрету, что именно последний тест ты и не выдержал.

Максим вздрогнул, потом слегка покраснел. Роман засмеялся.

– Не смущайся, – сказал он. – В конце концов, все мужики одинаковы, на этом тесте прокалывается девяносто процентов проверяемых. Женщины подобный тест проходят легче, но и они примерно в шестидесяти процентах случаев его заваливают.

– И каждый кандидат в хакеры проходит сновиденную проверку? – не поверил Максим.

– Каждый. Если ты лазил в Сети, то наверняка видел там много смышленых парней и девчонок, интересующихся хакерскими техниками. Однако хакерами из них станут единицы. Почему? Потому что большинство из них заваливается на первых же тестах. Эти люди и дальше будут тусоваться на сновиденных форумах, участвовать в хакерских практикумах, будут даже создавать свои группы. Им можно искренне пожелать удачи, но к нам они уже не будут иметь никакого отношения. И все потому, что в каком то из важных тестов они проявили слабость.

– А можно в сновидении что нибудь узнать у человека? Например, какие то его тайны?

– Можно, – кивнул Роман. – Хакеры придумали технику сновиденного допроса, она напоминает технику нейро лингвистического программирования Критичность мышления в сновидении очень снижена, поэтому человек может выболтать самые сокровенные тайны. Могу сказать, что за этой техникой охотятся спецслужбы многих стран мира. Хакеры используют ее для сновиденного допроса легионеров и их пособников и для выявления «кротов» на своих форумах.

– «Кротов» – в смысле, шпионов?

– Да. Легионеры постоянно пытаются подослать к нам своих людей, мы их выявляем. После этого либо плавно прекращаем с ними все контакты, либо используем их в своих играх, передавая им дезинформацию. Последний вариант часто используется в Сети: мы устраиваем какой нибудь практикум, на него обязательно записываются и легионеры. Сначала практикум идет в открытом режиме, затем переходит в закрытый. В закрытую часть попадают не все, однако мы намеренно берем кого то из легионеров. После перехода в закрытую стадию на форуме ведется неспешное обсуждение каких нибудь малозначимых тем – например, Пасьянса Медичи или простеньких сновидческих техник. Такие форумы обычно ведет кто нибудь из новичков, для них это поле для отработки сталкерских техник. Легионеры клюют на эту уловку, внимательно следят за этим форумом, пытаются через него выйти на нас. Мы знаем это, а потому у легионеров из этого никогда ничего не выходит. Пока легионеры возятся с подставными форумами, мы спокойно ведем в закрытом режиме несколько реальных перспективных групп. Наконец, в Сети есть наш собственный форум – мы называем его внутренним. На этот форум мы приглашаем уже только тех, в ком абсолютно уверены.

– А не будет ли это нечестно по отношению к рядовым участникам форумов? – поинтересовался Максим. – Получается, что вы водите их за нос.

– Нет, – покачал головой Роман. – Не забывай о том, что каждый из участников имеет реальные шансы проявить себя и попасть в одну из реально работающих групп. Так что все в их руках – насильно никто никого тащить не будет, но если человек подает надежды и выдержит проверочные тесты, его пригласят. Согласись, что иметь шанс приобщиться к реальным знаниям – это уже не мало.

– Наверное, – согласился Максим, потом взглянул на часы. – Роман, мне пора идти. Меня ждет Рада…


Яна вернулась через четыре дня. Крамер уже знал, что она в городе, и теперь с нетерпением ждал ее появления. Стрелки каминных часов подползали к полудню, когда за дверью кабинета наконец то послышался тихий стук каблучков.

– Вот и я, – сказала Яна, прикрывая за собой дверь. Взглянула на Крамера, и по ее сияющей улыбке тот понял: все прошло хорошо.

– Получилось? – спросил он, даже приподнявшись в кресле.

– Ты забыл сказать «здравствуй», – ответила Яна, подходя ближе. Опершись на край стола, чмокнула Крамера в губы, потом устало опустилась в кресло напротив.

– У тебя получилось? – повторил Крамер.

– Неужели ты мог в этом сомневаться? – осведомилась девушка, поудобнее устраиваясь в кресле. – Две ночи потрачены не зря. Надеюсь, ты не ревнуешь?

– Не говори глупостей, – отмахнулся Крамер. – Я жду подробностей.

– Об этих двух ночах? – спросила Яна и звонко захохотала. Иногда она была невыносима.

– Что тебе удалось узнать?

– Пока не слишком многое, – ответила Яна. – Мальчик умен, хорош собой, работает менеджером в престижной фирме. Мы много говорили о хакерах и их техниках, ни о чем полезном для нас он так и не проболтался. Но за душой у него что то есть, я это чувствую. Его так и подмывало поведать мне свои тайны.

– И это всё? – насупился Дагс. – Я ожидал большего.

– Почти всё, – улыбнулась Яна. – Мне удалось загрузить на его компьютер «трояна» – с дискетки, пока этот дурачок был в душе. Информация уже пошла, ребята с ней разбираются. Кстати, наш Феликс оказался Сергеем Кондратенко, ему двадцать шесть лет.

– Это уже лучше. – Крамер слегка расслабился. – Что то конкретное в этой информации есть?

– Ребята разбираются, – с нажимом повторила Яна. – Вряд ли здесь нужна спешка. Как только появится отчет, я тут же перешлю его тебе.

– Хорошо… – проворчал Крамер. – Буду ждать…


Отчет поступил ближе к вечеру. Приняв от посыльного папку, Крамер дрожащими руками достал из нее листки с распечатками и углубился в чтение. И чем больше он читал, тем радостнее становилось у него на душе.

Яна оказалась права, Феликс входил в число ближайших последователей хакеров сновидений. Передаваемая «трояном» информация оказалась очень важна – здесь был адрес закрытого форума хакеров, несколько почтовых ящиков. Особенный интерес представлял некто с ником Моран, он явно входил в число ХС. Несколько его писем уже ушли в криптографический отдел, там их сравнят с посланиями других хакеров. На основании стиля речи, частоты употребления некоторых слов эксперты смогут безошибочно определить, является ли Моран кем то из новых хакеров, или кто то из «старичков» просто сменил ник.

С этим уже можно было работать, Крамер потирал руки от нетерпения. Появлялась реальная возможность выйти не только на отдельных хакеров, но и на их базу, хотя бы региональную. А база – это архив, это поистине бесценные сведения о методиках хакеров. За это можно отдать всё…


За последнюю неделю Максим уже взял себе за правило каждый день выполнять по одной цепочке Пасьянса Медичи. Если первая цепочка прошла как надо и принесла ему выигрыш, пусть и смехотворный, то несколько следующих оказались менее успешными. Максим проводил их не только на выигрыш в лотерею, но и на самые разные задачи – например, заказывал вариант, при котором кто то спрашивал у него время. Странно, но ничего не получалось, и если первые цепочки еще как то шли, то вскоре всё совершенно разладилось. Волшебство поманило и пропало, это здорово раздражало. После нескольких очередных безуспешных попыток Максим решил проконсультироваться у Рады.

– Первая цепочка прошла замечательно, – объяснил он, – затем они стали идти все хуже и хуже. Сейчас я их вообще не чувствую, всё идет через пень колоду. Не пояснишь, что я делаю неправильно?

– Ты все делаешь правильно, – улыбнулась Рада. – Просто ты на практике столкнулся с одним из защитных механизмов реала. Вспомни школьный курс химии – а точнее, принцип Ле Шателье. Я не помню его дословно, но общий смысл сводится к тому, что система всегда стремится восстановить равновесное состояние. Выполняя цепочки Пасьянса Медичи, ты вносишь в систему возмущение и она, в полном соответствии с принципом Ле Шателье, запускает механизм противодействия. Пользуясь компьютерной терминологией, тебе просто обрубают трафик. Выход здесь один: не отступать ни на шаг. Если ты не отступишься и будешь продолжать свои изыскания, то произойдет следующая вещь: точка равновесия в системе начнет постепенно смещаться в нужном тебе направлении. Другими словами, твое вмешательство в дела реала будет вызывать все меньшее противодействие, а однажды оно исчезнет совсем. Ты получишь новый расширенный статус, волшебство станет для тебя обычным явлением. В твоих таблицах мироописания появится новая запись. Могу сказать, что этот же механизм противодействия существует и в сновидении. Если сновидящий не знает о нем, он может столкнуться с серьезными проблемами, самые простые из которых – исчезновение осознанных сновидений. На более серьезном уровне можно получить реальные физические заболевания – например, болезни печени.

– Что то прояснилось… – произнес Максим, оценивая сказанное Радой. – А нет какого нибудь трюка, чтобы избежать этого противодействия?

– Ты мыслишь как хакер, – улыбнулась девушка. – К сожалению, каких то стопроцентных методик избавления от противодействия реала не существует. Дело в том, что это естественный защитный механизм мироздания, своеобразный иммунитет тоналя. Ты вторгаешься в тонкие механизмы мироздания, система тут же замечает нарушителя и пытается поставить его на место. Поэтому сейчас единственная полезная для тебя рекомендация звучит так: не подставляйся. Что это значит для сновидения, мы еще поговорим. А в реале постарайся не иметь никаких навязчивых идей. Просто чем больше ты чего то хочешь, тем меньше у тебя шансов это получить. Вспомни слова дона Хуана – если успех и приходит, то он должен приходить без навязчивых идей и потрясений. Заметь, это очень тонкий момент: ты просто идешь и берешь то, что тебе нужно. Здесь прямая связь с намерением, а намерение не есть желание. Намерение – это, скорее, безусловное знание. Скажем, играешь ты в лотерею. Чем больше ты хочешь выиграть, тем меньше у тебя на это шансов. Своим желанием ты запускаешь механизм противодействия, конфигурация реала изменится таким образом, чтобы не дать тебе выиграть. И ты не выиграешь – а почему? Да только потому, что ты подставился, сообщил всему миру о своем желании. И мир наказал тебя за это. Вывод: не оповещай мир о своих желаниях, а просто пойди и возьми то, что тебе нужно. То же самое с цепочками ПМ – относись к ним спокойнее. Многие пытаются воздействовать на мир волей, не понимая, что это самый простой способ получить по голове. Сначала вроде бы что то получается, мир прогибается под тебя. А потом приходит ответный удар и ты разом теряешь все, что получил, а то и больше. Поэтому приучись просто знать, что тебе нужно. Скажем, сейчас на улице тучи, но дождя нет. Его может не быть совсем – если я захочу. Опять же, через пять минут я устрою настоящий ливень – пора немножко помыть этот город. Для меня это очень просто, потому что я знаю, как правильно намереваться, моя связь с намерением очень чиста. Правильное намерение – это не удар кувалды, а дуновение ветра. Не насилие, но скольжение в потоках окружающих нас сил. Смотри, дождь уже пошел – только потому, что несколько минут назад я об этом подумала…

Максим глянул в окно – по стеклу уже скользнули первые капли. Рада улыбнулась.

– Видишь? – сказала она. – Никакого насилия, никакой ломовой воли. Я просто указала путь, проложила своим намерением дорогу – и цепочка событий реализовалась нужным мне образом. На деле все очень просто.

Рада смотрела в окно, дождь шел все сильнее. Прошла еще минута, и он превратился в ливень.

– Видишь? – снова спросила Рада, с улыбкой взглянув на Максима. – Этот мир слушается меня.

– А можешь прекратить дождь? – поинтересовался Максим. – Прямо сейчас?

– Могу, – ответила Рада. – Но не буду этого делать. Просто это будет неправильно, нельзя два раза за короткое время менять направление потока. В действиях мага всегда должна быть последовательность. И если я вызвала дождь, то пусть он идет.

– Я понял, – кивнул Максим, глядя на ползущие по стеклу капли дождя. – Значит, мне надо просто практиковать ПМ, и всё наладится?

– Да, Максим. Но лучше, если ты сделаешь на недельку перерыв. Пусть мироздание отдохнет от тебя, – по губам девушки скользнула улыбка, – а ты от него.

– Хорошо, – согласился Максим. – Я согласен.

– Тем лучше. А сейчас давай поговорим немного о сновидениях. Я видела тебя сегодня ночью, ты довольно близок к осознанию. Но твоя точка сборки слишком неподатлива, чтобы ты достиг осознания сам… – Рада поднялась с кресла и прошла к шкафу.

– Вот, – сказала она, достав из шкафа светлый кристалл размером с палец. – Возьми, это тебе поможет.

– А что это? – спросил Максим, осторожно взяв кристалл. С одного конца кристалл оказался просверлен – очевидно, чтобы его можно было носить как амулет. На самой поверхности кристалла Максим разглядел выцарапанные чем то острым непонятные символы.

– Слюда, – ответила Рада, садясь в кресло. – Этот кристалл я когда то нашла на море. Точнее, на водохранилище. Обточила его, отшлифовала. Вырезала на нем подходящие руны. Теперь этот кристалл помогает осознавать себя во сне. Точнее, он помогает точке сборки сдвинуться туда, где осознание может быть достигнуто легче всего. Носи его на шее, длину шнурка отрегулируй так, чтобы кристалл находился в ямочке – там, где кончик груди. Ну, или где грудная кость переходит в живот. – Рада снова улыбнулась. – Засыпай на спине, кристалл должен лежать в этой ямочке. Засыпая, концентрируйся на точке контакта между кристаллом и телом.

– Спасибо, – сказал Максим, внимательно разглядывая кристалл. – Я попробую…


Он и в самом деле попробовал. И если первые две ночи ничего не принесли, то на третью произошло что то необычное. Максим уже знал, что войти в сновидение сразу в момент засыпания для новичка почти невозможно, поэтому не особенно об этом и думал. Он просто концентрировался на точке контакта с кристаллом, при этом мысли то и дело уползали куда то в сторону. В какой то момент Максим вдруг увидел перед собой школьный класс, он возник перед глазами совершенно из ниоткуда. И тут же осознание начало брать верх, Максим ощутил восторг – ему удалось войти в сновидение! И не как нибудь, а в момент засыпания. Огляделся, пытаясь вспомнить, как нужно вести себя в сновидении, и тут же ощутил, что теряет контроль. Мир вокруг померк, Максим открыл глаза и несколько секунд лежал, заново переживая происходящее. Потом нащупал кристалл – выходит, эта штука ему и в самом деле помогла…

Больше в ту ночь сновидений у него не было. Не было их и в следующие, однако что то начало меняться. Менялось само качество снов, они становились все более «прозрачными». Максим чувствовал, что он на пороге осознания, ему не хватало совсем чуть чуть. Это подтвердила и Рада.

– Ты уже очень близко подобрался к сновиденному миру. И самое главное для тебя сейчас – не переусердствовать. Вспомни о том, о чем мы говорили несколько дней назад. Не дави на себя, не стремись к успеху – просто пойди и возьми его. Относись к нему так, словно он уже у тебя в кармане. Когда оказываешься в сновидении, сдерживай эмоции. Это сложно, но тебе придется научиться контролировать себя. Иначе сновиденная программа заметит твои эмоции и постарается тебя слегка придавить – чтобы ты не нарушал равновесие своими эмоциональными всплесками.

– Я понял, – кивнул Максим. – Скажи, а что можно делать в сновидении? Попал я туда, и что дальше?

– Начни его изучать. Не забывай, что хакеры в первую очередь исследователи. Оглядись вокруг себя, осмотри свое тело. Если рядом есть зеркало, посмотри на свое отражение. Попробуй пройти сквозь стену. Полетай. Поговори с кем нибудь, оцени адекватность этого разговора. Наконец, оцени собственную степень осознания. А именно, помнишь ли ты, где спишь в данный момент? Какой идет месяц, какое число? Главное для тебя сейчас – освоиться в сновидении, научиться входить в него по желанию и оставаться там хотя бы несколько минут. Тогда ты сможешь перейти к более серьезным исследованиям и упражнениям. Опять же, ты должен помнить, что здесь тебе помогает сновидеть энергетика этого дома, и процент твоего личного вклада в твои достижения пока еще очень мал.

– Да, я это понимаю, – согласился Максим. Рада едва заметно улыбнулась.

– И вообще, будь легче, – сказала она. – Ты слишком серьезен, я еще ни разу не слышала, как ты смеешься. Учись радоваться этому миру, дружи с ним. Не загружай себя проблемами. Тогда все у тебя будет получаться само собой, как бы между делом. Мы сами увеличиваем значимость встающих перед нами проблем – научись не придавать им большого значения, и проблемы убегут от тебя. Вот увидишь.

Максим улыбнулся.

– Скользящий по морю жизни? – сказал он.

– Именно, – подтвердила Рада. – Ты даже не представляешь, сколько смысла таится в этой простой фразе. Ее можно считать девизом хакеров, их стилем жизни. Большинство людей слишком поглощены собой и своими проблемами, они разучились радоваться жизни. Кто то делает деньги, кто то растит детей, кто то озабочен карьерой или покупкой жилья. Миллионы людей, миллионы проблем. Мы не замечаем, как превращаем свою жизнь в маленький персональный ад. А однажды наступает день, человек оказывается на смертном одре и понимает, что загубил свою жизнь, что она пролетела впустую. Сгорела как порох, и дым унесло налетевшим ветром. А ведь мечтал о чем то, грезил о великих свершениях. И куда же все это делось, а? – Рада в упор взглянула на Максима.

– Не знаю, – пожал плечами тот. – Каждый живет так, как может.

– Просто ты пока этого не улавливаешь, – печально улыбнулась Рада. – Не улавливаешь того, что Кастанеда называл Абстрактными Ядрами. Но это придет к тебе, ты научишься видеть мир по другому. И там, где простой человек видит лишь внешнюю цепь событий, ты будешь видеть ее истинный смысл.

– Будем надеяться, – сказал Максим, Рада снова улыбнулась. Ее взгляд был очень мягким и немного печальным.

– Есть еще какие нибудь вопросы? По любым темам?

– Их у меня всегда полно, – ответил Максим. – Можешь объяснить мне, что такое ДНК тоналя?

– Могу, – кивнула Рада. – Но это тема для отдельного разговора, поэтому давай оставим ее на будущее. Спроси что нибудь другое.

– Хорошо, – согласился Максим. – Тогда другой вопрос: что идет после Пасьянса Медичи? Ведь ты им не пользуешься, и у Бориса я тоже карт не заметил?

– Видишь ли, Пасьянс Медичи позволяет войти в контакт с мирозданием, с его помощью можно подергать за какие то небесные ниточки. Но для решения практических задач он очень громоздок и неудобен. В нем участвуют не одна, а сразу четыре цепочки событий, каждая из которых отвечает за одну из сфер жизни. Пики – сфера воли, крести – быт и работа и так далее. Но для нас обычно важна какая то конкретная цель, и четыре сферы для ее достижения просто избыточны. Четыре масти в этом смысле являются четырьмя потоками. Сложение по масти в ПМ – это движение в потоке, сложение по номиналу – переход из одного потока в другой. Сейчас у тебя на руках все исходные данные для того, чтобы придумать новый, более удобный инструмент для взаимодействия с реалом. Мне будет приятно, если ты поразмыслишь на досуге над всем этим и расскажешь потом о своих выводах. А на сегодня, думаю, мы закончим.

– Хорошо. – Максим поднялся с кресла. – Я подумаю над всем этим…


Увы, дальнейшие события вечера смешали все планы Максима. Всё началось с приезда Бориса, он вернулся вместе с Романом. Оба выглядели весьма мрачно. Максим понял: что то случилось.

– Что то случилось? – озвучила его невысказанный вопрос Оксана.

– Легионеры разгромили воронежскую группу, – сказал Борис. – Час назад. Взяли Марьяну и Костю. У Данилы пуля в плече, сейчас наши везут его в Белгород. Остальным удалось уйти.

Стало очень тихо, в этой тишине отчетливо скрипнула лестничная ступенька – к ним спускалась Рада. Очевидно, она все слышала.

– Кто с Данилой? – спросила Рада, подойдя ближе.

– Кирилл и Стас, – ответил Борис.

– Архив?

– Успели уничтожить. Подробностей пока не знаю.

– Пройдемте в зал… – предложил Роман. – Нужно решить, как нам быть. Денису я позвонил, он сейчас подъедет.

В зале Максим сел на диванчик рядом с Оксаной, Рада присела в кресло у окна. Роман и Борис расположились в креслах у журнального столика.

– Для начала оценим наши риски, – начал Борис. – Костя и Марьяна здесь никогда не были, с их стороны утечки не будет. Они знают москвичей и питерцев, но те о себе позаботятся. Архив уничтожен, через почтовые ящики на нас не выйдут. Значит, здесь безопасно. Есть уточнения?

– Марьяна знает Гончарова, – сказала Рада. – А он бывал здесь. Надо его срочно предупредить.

– Черт… – вырвалось у Бориса. – Я об этом не подумал… – Он достал сотовый телефон, набрал номер. Все напряженно ждали.

– Илья? Это Борис. На тебя могут выйти, тебе надо срочно уходить… Не знаю, чем быстрее, тем лучше… Просто отсидись пока у кого нибудь… Нет, остальным пока ничего не грозит. Подробности потом. Всё, пока…

– Больше они никого не достанут… – Борис тяжело вздохнул. – Остается решить, как быть с Костей и Марьяной?

– Надо их вытаскивать, – тихо ответила Рада. – Дайте мне час, и я скажу, где они. Ты пока свяжись с Айрис, вдвоем мы не справимся.

– Хорошо… – Борис вскинул голову, услышав стук входной двери.

Это оказался Денис. Рада поднялась к себе в комнату, Денису рассказали подробности произошедшего. Сразу после этого он ушел – отдать распоряжения охране, предупредить своих людей о повышенном уровне опасности.

– Вы никогда этого не делали, – сказала Оксана, взглянув на Бориса. – Получится?

– Когда нибудь это должно было случиться, – ответил Борис. – К тому же сейчас на нашей стороне элемент неожиданности. Я предупрежу Айрис. – Борис поднялся и вышел в коридор, на ходу достав телефон.

Максим не вмешивался в разговор, однако уже понял, что хакерам предстояло сделать что то необычное. Он не знал людей, о которых здесь говорили, но понимал, что они в руках легионеров. Борис и Рада решили их вытащить – но как? Через портал? Возможно ли это?

– Я не знал, что в Воронеже есть хакеры, – сказал Максим, чувствуя, что не может больше безучастно наблюдать за происходящим. – У них есть шанс уйти самим? Через тот же портал?

– Воронежской группе нет еще и трех лет, они только только начали нормально работать. И такой финал… – Роман сокрушено покачал головой. – Даже не знаю, на чем они могли проколоться… А открывать порталы они пока не могут. Это не так просто.

– Данила вел группу «хакерос», – напомнила Оксана.

Максим уже знал, что термином «хакерос» назывались группы последователей хакеров сновидений. Занятия с такими группами хакеры обычно вели на закрытых форумах.

– Кто то из новичков? – предположил Роман.

– Возможно, – пожала плечами Оксана. – Обвинять кого то рано, но пока это самый реальный вариант. Если легионеры добрались до их форума, то постепенно могли вычислить и адреса всех членов группы.

– В Воронеже была такая же база, как здесь? – спросил Максим.

– Нет, – покачал головой Роман. – Они жили в самых обычных домах и квартирах. Я ведь говорил, они только начинали свою работу. Данила специально перебрался в Воронеж, чтобы помочь им как следует закрепиться. Это важный регион, нам не хотелось оставлять их одних.

Вернулся Борис.

– Айрис уже в курсе, – сказал он. – И на этот раз легионеры ее разозлили.

– Из за Данилы? – по губам Оксаны скользнула слабая улыбка.

– Да. Им не стоило его трогать. – Борис тоже улыбнулся. – Теперь она на них непременно отыграется.

Максим ощутил некоторое облегчение. Если они улыбаются, значит, не все потеряно…

Рада вернулась минут через сорок, все это время разговор шел о всякой ерунде. У Максима сложилось впечатление, что обитатели этого дома на время намеренно ушли в сторону от главной темы.

– Они в подвале большого особняка, – сказала Рада. – Костя привязан к стулу, его бьют. Кроме того, у него прострелена нога. Марьяна пока одна в отдельной камере. Вроде цела, только губа разбита. Тоже ремнями привязана к стулу.

– Ты ее предупредила? – спросила Оксана.

– Нет, – покачала головой Рада. – Там видеокамеры. И кажется, им обоим вкололи какой то наркотик. Как Айрис?

– Сказала, что будет ждать нас на Поляне. Нам лучше поторопиться. Роман, наполните ванны водой. Мы пошли… – Борис взял Раду за руку, они быстро поднялись по лестнице.

– Оксана, наполни ванны, – велел Роман. – Я позвоню Герасимову, нам нужен будет врач… – не дожидаясь ответа, он быстро вышел из зала.

Максим и Оксана остались вдвоем.

– Максим, наполни ванну холодной водой, – сказала Оксана. – А я наполню наверху.

– Холодной? – переспросил Максим.

– Да. И еще нам потребуется одежда и одеяла… – о чем то задумавшись, Оксана вышла из зала и поднялась на второй этаж.

Максим торопливо прошел в ванную. Заткнул в ванне пробку, открыл кран. Потом присел на край ванны и стал ждать, когда она наполнится…


Еще неделю назад Крамер и не мечтал о такой удаче – читая переданные ему отчеты, он не переставал удивляться талантам Яны. Что бы он без нее делал?

Внедренный в компьютер Феликса «троян» сделал свое дело, дав людям Крамера так необходимые им «ниточки». Потянув за них, размотали и весь клубок. Выяснилось, что данная группа осела в Воронеже. Труднее всего было вычислить первого члена группы, хакеры имели продуманную систему безопасности. Но с этим справились, остальное уже оказалось совсем просто: отследив контакты этого человека, выявили всю группу. Как минимум, ее ядро из четырех человек. Выявлять связи группы дальше Крамер не стал – лучше синица в руках, чем пресловутый журавль в небе. Почувствуй эти люди опасность, и все рухнет.

Захват решили провести вечером седьмого июня, однако проблемы возникли сразу же после начала операции. Началось с того, что хранитель Марьяна Крутикова задержалась на работе и вместо половины шестого вышла из своего института только в четверть седьмого. Ее тут же схватили, усадили в микроавтобус и увезли, однако заминка не прошла даром – один из ее коллег почувствовал опасность, заметив во дворе дома незнакомый ему фургон и подозрительные передвижения. Он тут же сделал несколько звонков по мобильному, предупредив своих друзей о начале охоты, отслеженные звонки послужили сигналом к немедленному захвату. Дверь оказалась прочнее, чем предполагали, ее удалось вскрыть лишь через пару минут. Хакер оказал группе захвата ожесточенное сопротивление, однако уйти ему не удалось.

Двух оставшихся членов группы взять не смогли. Один, уже предупрежденный об опасности, сделал звонок в милицию и сообщил о вооруженном нападении на его квартиру. Потом позвонил пожарным, те приехали на удивление быстро – быстрее, чем группа захвата смогла взломать двойную стальную дверь. Бойцам группы пришлось спешно ретироваться, а хакер, кинув в подъезд пару дымовых шашек и воспользовавшись возникшей суматохой, сумел ускользнуть, затерявшись среди спешно покидающих свои квартиры жителей дома.

С четвертым хакером тоже вышла промашка. Он жил в частном доме, и когда группа захвата ворвалась внутрь, взорам бойцов предстал лишь открытый подвальный люк. В подвале обнаружили узкий лаз, выводивший в систему подземных коммуникаций. Уловив в темноте какое то шевеление, бойцы тут же обстреляли подозрительное место, но поймать ускользнувшего хакера не удалось. Однако самым неприятным оказалось то, что хакер успел уничтожить жесткий диск своего компьютера. Крамер понимал, что на нем находилось что то очень ценное, ведь хакер не попытался унести диск с собой, а именно уничтожил. Значит, он допускал возможность того, что уйти ему не удастся. Все говорило о том, что диск содержал очень важные сведения, а ускользнувший хакер был руководителем группы.

Несмотря на досадные ошибки, Крамер остался удовлетворен проведенной операцией. Два хакера схвачены, а это уже немало, они смогут рассказать много интересного. Велев своим людям в Воронеже пока слишком не усердствовать и дождаться его прибытия, Крамер отправился к Дагсу.

Разговор прошел не так хорошо, как предполагал Крамер, Дагс сразу же указал на допущенные ошибки. Тем не менее, в конце беседы он все же похвалил Крамера за проделанную работу.

– Завтра утром летим в Воронеж, – сказал он, – я прикажу подготовить самолет. Вы летите со мной.

– Хорошо, Владыка, – ответил Крамер, радуясь такому повороту дел. Дагс мало кого приглашал в свой самолет, и это о чем то, да говорило.

Вылетели утром и уже к одиннадцати часам были в Воронеже. Пока черный бронированный лимузин вез их по улицам города, Крамер то и дело незаметно поглядывал на шефа. Дагс явно пребывал в хорошем расположении духа, и это радовало.

Вот и резиденция Легиона. Массивные металлические ворота бесшумно распахнулись, лимузин плавно въехал во двор и остановился. Подскочившие охранники ту же открыли двери.

Первым из машины вылез Дагс, за ним и сам Крамер. Удовлетворенно вздохнул, встретился глазами с Малыгиным, местным руководителем легионеров – и вздрогнул. Уж как то слишком бледно выглядел Малыгин, не было в его глазах радости. Да и охранники казались малость пришибленными – уж не случилось ли чего?

– Доброе утро, господин Дагс… – срывающимся голосом пролепетал Малыгин. – Вы уже прилетели?

– Нет, я еще в Москве, – ответил Дагс, его голос тяжелел на глазах. – Докладывай…

– Они исчезли, господин Дагс… – ответил Малыгин, на него жалко было смотреть. – Я… не знаю, как это могло случиться… Мы всё учли, мы дали им наркотик… Мы даже привязали их к стульям, за ними следила охрана… А около двух часов ночи видеокамеры… перестали работать. Мы сразу туда, а там никого… Одежда есть, а их самих… нету… Простите, господин Дагс… – Малыгин опустил голову, его губы тряслись.

– Почему не доложили об этом сразу? – подал голос Крамер, чувствуя, что надо как то спасать ситуацию. Точнее, снять с себя ответственность за произошедшее. – Вы понимаете, что зря заставили нас сюда прилететь?

– Мы пытались разобраться… – всхлипнул Малыгин. – Снова обыскали их дома – думали, они там. Ведь должны же они были где то появиться…

– Насчет вашей судьбы я подумаю, – хмуро произнес Дагс. Потом взглянул на одного из охранников. – Проводите нас в камеры.

Сбежать из этих камер было невозможно. Тем не менее, хакерам удалось скрыться. Взглянув на вмурованный в бетонный пол металлический стул с обвисшей на нем одеждой беглеца – в этой камере содержали Костю Прилукова – Дагс задумался.

Что то не сходилось. Одно дело, если бы задержанные были опытными хакерами вроде Слая, тогда их исчезновение, даже после укола сильнейшего нейролептика, еще можно было как то объяснить. Но сбежавшие хакеры явно не обладали большим опытом, об этом свидетельствовала вся перехваченная переписка. Кроме того, – Дагс взглянул на с корнем выдранный из видеокамеры наблюдения бронированный провод, – уж вот этого привязанный к стулу Костя Прилуков точно сделать не мог…

Оставалось последнее логичное объяснение: этим людям помогли сбежать более опытные хакеры. А это значит, что они еще сильнее, чем он думал. Одно дело – исчезнуть самому. И совсем другое суметь попасть в закрытое помещение и кого то из него вытащить. Это уже не магия, это какая то дьявольщина… – Дагс мысленно чертыхнулся.

– Придется сделать из этого выводы, – сказал он, стоявший позади Крамер ловил каждое слово шефа. – Едем домой. – Дагс с неприязнью посмотрел на Крамера и вздохнул. – Нам здесь больше делать нечего.


Прошло больше двух часов, прежде чем на лестнице послышались шаги. Это оказался Борис, он выглядел немного бледным.

– Пока не получается, – сказал он. – В камере у Кости два человека, они не позволят нам его увести. А спасать одну Марьяну нельзя, тогда мы точно не сможем вывести Костю. Надо ждать.

– Горячий чай? – спросила Оксана, вскочив с кресла. – Всё готово, я принесу.

– Да, – кивнул Борис, потом повернулся и медленно поднялся наверх.

Оксана убежала на кухню, Максим взглянул на Романа.

– А зачем нужен чай? – спросил он. – Это как то помогает сновидеть?

– Они не просто сновидят, а покидают тела, – пояснил Роман. – Даже если тепло укутываешься, все равно холодно, тело тяжело переносит такие эксперименты. Поэтому перед новой попыткой надо прийти в себя. Лучше всего выпить горячего чая с сахаром.

– А в чем разница между сновидением и тем, что делают сейчас они? – поинтересовался Максим. – Я не улавливаю разницы.

– В уровне задействованных энергий. Борис с Радой и Айрис не просто сновидят, а наблюдают наш реальный мир. Это как раз то, что называют астральным выходом. Подробности тебе объяснят Борис или Рада. – Роман улыбнулся. – Я в этих делах не специалист…

Снова потянулись томительные часы. Разговоры вскоре затихли, оставалось только ждать. Чтобы хоть чем то себя занять, Максим взял с полки одну из книг Кастанеды и углубился в чтение.

Развязка наступила в пятом часу утра. Наверху скрипнула дверь, послышались голоса. Роман и Оксана, вскочив с кресел, бросились вверх по лестнице, Максим поспешил за ними.

В комнате Бориса оказалось людно. Не считая Бориса и Рады, здесь находились Айрис, незнакомая Максиму светловолосая девушка, очень бледная, и сидевший на кровати парень лет двадцати пяти. Но удивило Максима даже не чудесное появление незнакомцев и Айрис, а то, что все трое оказалась голыми.

Впрочем, это никого не смущало. Рада и Айрис подхватили находившуюся в полуобморочном состоянии Марьяну и потащили ее в ванную, им помогала Оксана, открывая двери. Борис и Роман понесли вниз по лестнице парня – Максим только сейчас обратил внимание на то, что тот сильно избит, из раны на левой ноге сочилась кровь. Его несли в ванную на первом этаже, Максим стал помогать.

Костю до подбородка погрузили в ванну, над водой оставили и раненую ногу. Хакер был очень бледен, его отсутствующий взгляд блуждал по комнате. Попытался было выбраться из ванны, Борис удержал его.

– Все в порядке, Костя, мы дома, – сказал Борис, удерживая парня. – Потерпи еще немного.

Максим уже знал, что холодная вода помогала «собраться» после подобных путешествий. Нечто подобное он уже встречал у Кастанеды.

Костя находился в холодной воде минут пятнадцать, за это время Роман успел наспех обработать рану на его ноге и забинтовать ее. Лечением позже займется врач. Затем Костю извлекли из ванны, завернули в одеяло и отнесли в спальню. Там его заставили выпить несколько таблеток, напоили горячим чаем – Костя пил, его зубы громко стучали о край кружки. Тем не менее, в его взгляде уже теплилась жизнь.

Борис тоже выглядел явно уставшим, но на губах его уже играла улыбка.

– Ну и как ты? – спросил он Костю. – В порядке?

– Да… – слабо кивнул тот. – Вот же вляпались… Как Марьяна?

– С ней все в порядке, она в соседней комнате. Всё, отдыхай. Будет надо, зови…

Костю оставили одного – как сказал Борис, с ним теперь все будет в порядке, утром рану осмотрит врач.

– Пошли на кухню, – предложил он, спустившись вниз. – Я бы тоже не отказался от кружки горячего чая.

Вскоре к ним присоединились девушки. Если Рада выглядела уставшей, то Айрис была самой бодростью.

– Тесновата, но подойдет, – сказала она, явно имея ввиду свою одежду. Максим узнал ее, это были джинсы и свитер Оксаны. – Освобождайте даме место – полцарства за стакан чая!

Чаепитие продолжалось больше двух часов, все были веселы и по настоящему счастливы. Максим просто физически ощущал, какая гора свалилась с плеч его друзей. Айрис не упустила случая пошутить над ним, сказав, что он наверняка впервые в жизни видел сразу двух голых девушек, да еще и таких красивых. Это, – сказала она, – легко было понять по отвисшей челюсти Максима. Максиму осталось только с ней согласиться.

В седьмом часу утра приехал врач, им оказался невысокий пожилой мужчина с очень приятной улыбкой. Он осмотрел ногу Кости и заявил, что ничего страшного нет, кость не задета. Тем не менее, он колдовал над раной больше получаса, ему помогала Оксана. Когда врач уехал, все отправились спать, усталые, но вполне довольные собой…


Проснувшись, Максим взглянул на часы – третий час. Несколько секунд не мог сообразить спросонья, как это может быть, когда за окном день, потом вспомнил – они же легли спать только в восьмом часу утра…

Когда он спустился вниз, то с удивлением услышал доносившийся из спортивного зала лязг мечей. Пройдя туда, покачал головой – так и есть, они уже здесь.

Роман и Оксана, как обычно, упражнялись с мечами, Борис возился с гирями. Больше в зале никого не было. Увидев Максима, Борис улыбнулся.

– Присоединяйся, – сказал он. – Война войной, а спорт по расписанию.

О расписании говорить не приходилось – тем не менее, Максим не без радости прошел к установленным в правой части зала тренажерам. С некоторых пор физические нагрузки начали доставлять ему удовольствие.

Он занимался почти сорок минут, потом в зал заглянула Айрис и позвала всех обедать. Быстро сполоснувшись в душе, Максим отправился на кухню.

Сразу после обеда девушки отправились наверх, в комнату Рады, а Максим с Борисом и Романом расположились в зале. Разумеется, разговор сразу зашел о ночных событиях.

– Вы с Радой и Айрис вытащили их через портал? – спросил Максим, имея в виду чудесное спасение Кости и Марьяны.

– Не совсем, – покачал головой Борис. – В данном случае мы использовали сновиденные техники. Сначала Рада отыскала Марьяну и Костю, выяснила, как их охраняют. Потом мы втроем – Айрис, Рада и я собрались на Поляне, это наше место для встреч в сновидениях. Оттуда Рада провела нас в резиденцию легионеров. Дальше я занимался Марьяной, а Рада и Айрис – Костей.

– А почему не наоборот? – поинтересовался Максим.

– Марьяна умеет сновидеть, перетащить ее легче, чем Костю. Я мог справиться с ней один. А для Кости нужны были совместные усилия Рады и Айрис. Ровно в четыре пятнадцать утра мы появились в их камерах – так, чтобы нас не заметили видеокамеры наблюдения.

– Что значит – появились? – вставил Максим. – Реально?

– Почти, – улыбнулся Борис. – Это то, что Кастанеда называет «временем дубля». Твое тело сновидения становится реально видимым и осязаемым – находясь в нем, ты можешь взаимодействовать с обычным физическим миром. После этого я оборвал провод видеокамеры – для дубля с его силой это раз плюнуть, подошел к Марьяне. Сместив ей уровень осознания, вытянул ее сновиденное тело и переправил в спальню этого дома. А дальше помог ей проснуться, для нее это стало пробуждением в удаленной позиции сновидения. При таком трюке происходит своеобразное «переливание» человека из одной точки пространства в другую. Сначала перемещается сновиденное тело, затем в новую позицию перетягиваются и все эманации физического. Человек реально исчезает, от него остается только одежда. Дальше мне оставалось только проснуться в своем теле и пройти в спальню к Марьяне.

– А твой дубль? – поинтересовался Максим. – Куда он делся?

– Дубль существует столько, сколько он нужен, – пояснил Борис. – Как нибудь я тебе это продемонстрирую, сейчас я малость устал для таких экспериментов. Что касается Кости, то его наши ведьмы вытянули точно таким же способом. После этого Айрис могла уйти к себе, но тоже предпочла проснуться здесь, именно поэтому она оказалась без одежды.

– Одежда всегда теряется?

– Нет. Можно прихватить с собой и одежду, но Айрис было просто не до этого.

Максим немного помолчал, осмысливая сказанное. Потом снова взглянул на Бориса.

– Хорошо, а чем отличается перемещение через портал от перемещения с помощью сновидения? Только тем, что при перемещении через портал ты не спишь?

– Нет, – покачал головой Борис. – Видишь ли, существует множество разных схем. И тот же классический портал – это некое монументальное сооружение вроде Стоунхенджа. Слышал о нем?

– Конечно, – кивнул Максим. – Круг из каменных блоков.

– Именно. Ученые до сих пор гадают, что это – культовое сооружение, какая то астрономическая обсерватория или что то еще. Хакеры считают, что Стоунхендж – центральный элемент древней системы порталов. Вспомни, как он устроен: через определенное расстояние в круг выстроены каменные блоки, сверху перекрытые такими же плитами. Получается кольцо со множеством п образных ячеек. А теперь представь колесо – скажем, от телеги, где центральная втулка и есть Стоунхендж. Лучи спицы задают направление перемещения. А обод колеса представлен ответными п образными элементами – то есть две вертикальных плиты и перекрывающая их сверху третья. Таким образом, мы имеет центральный узел – собственно Стоунхендж – и систему удаленных порталов. Путешествие из одного удаленного портала в другой всегда проходило через центр: маг входил в удаленный портал, выходил через соответствующую ему ячейку центрального узла. Оказавшись внутри Стоунхенджа, он подходил к ячейке, ведущей к нужному ему удаленному узлу. Входил в нее, и выходил в нужном месте. В этом смысле Стоунхендж выступал в роли центральной пересадочной станции.

– Круто, – улыбнулся Максим. – И всё это реально работало?

– А почему нет? Просто современные люди не верят в порталы, для них это фантастика. Вот и считают Стоунхендж чем угодно, только не тем, чем он был на самом деле. Могу сказать, что такие системы порталов существовали и на территории России. В простейшем случае это были выложенные в круг – разумеется, с промежутками – массивные камни. Пространство между двумя камнями определяло направление перехода. Остатки таких сооружений можно встретить даже сегодня.

– Но получается, что это стационарные порталы, – сказал Максим. – Такой портал с собой не унесешь. А когда ты ушел из Интернет кафе, там камней не было.

– Не было, – согласился Борис. – Там ситуация немножко иная. Ты читал о взгляде хакеров на структуру мира?

– Скорее слышал, – пожал плечами Максим. – Встречал упоминания о том, что мир имеет то ли голографическую, то ли сетевую структуру. То ли то и другое вместе. Но что это представляет собой реально, пока не разобрался.

– Тогда об этом и поговорим, – улыбнулся Борис, потом взглянул на Романа. – Если Роман не против.

– Я вообще весь внимание, – ответил Роман, поудобнее устраиваясь в кресле. Потом улыбнулся Максиму и доверительно пояснил: – Когда они с Радой вот так начинают что нибудь объяснять, можно слушать часами.

– Тогда слушай, – сказал Борис. – Начну с того, что мироздание устроено по голографическому принципу. Что это значит? Для начала давай вспомним о том, что такое голограмма. Голограмма – это сделанная с помощью лазера трехмерная фотография. Фотографируемый объект освещают одним лучом, отраженный от него свет взаимодействует со вторым лазерным лучом, образуя интерференционную картинку. Эту картинку фиксируют на пленке. Если мы посмотрим на фотографию, то увидим лишенную смысла хаотичную картину черных и светлых полос и пятен. Но если эту пленку осветить лазерным лучом, то мы тут же увидим в пространстве голографическое изображение сфотографированного предмета. Так вот: самое интересное для нас заключается в том, что если мы разрежем фотопластинку пополам, то каждая из половинок при освещении лучом лазера будет давать полное изображение объекта – а не разрезанное пополам. Сколько бы мы ни разрезали фотопластинку на части, каждый кусочек, даже самый маленький, все равно будет давать изображение сфотографированного предмета. Значит – внимание! – информация о предмете заключена в каждой части фотопластинки. Именно этот принцип и положен в основу вселенной. А именно: мир, который мы считаем миром отдельных предметов и явлений, на деле таковым не является. Всё тесно взаимосвязано, каждый атом вселенной связан со всеми другими атомами и несет в себе информацию о всех объектах вселенной. Всё во всем, всё связано между собой. Более того, на том уровне связи, о котором я говорю, не существует даже времени. Это внехрональный уровень, прошлое настоящее и будущее существуют там одновременно. При таком устройстве мира становятся возможны путешествия во времени, а сам мир приобретает многовариантность и ветвится, словно дерево. И наша реальность, которую мы имеем честь лицезреть, есть лишь один срез мироздания, одна его грань. Ее размерность меньше, здесь исчезает явная связь между предметами и появляется течение времени. Заметь, это очень важный момент: на уровне голографической вселенной все едино. На нашем уровне начинается определенная структуризация. Так водяной пар, конденсируясь на стеклах, образует морозные узоры – прекрасный пример сетевой организации мира. Первозданный хаос высоких измерений, выпадая в нашу реальность, начинает самоорганизовываться в иерархические сетевые структуры. Что то из этого мы можем наблюдать воочию – например, реки с их центральными руслами, более мелкими притоками и массой впадающих в них речушек. Горы с их центральными грядами и более мелкими боковыми хребтами. Деревья с толстым стволом, более тонкими ветвями и совсем тонкими веточками. Это и многое другое лежит на поверхности. С другой стороны, какие то сетевые структуры выражены менее явно, мы их не замечаем. Но это не значит, что их не существует. И если внимательно присмотреться к окружающему нас миру, то мы во всем сможем увидеть проявления сетевой организации мира. Даже в этой комнате. – Борис обвел рукой зал.

– Например? – тут же спросил Максим.

– Кресла, в которых мы сидим. Картины на стенах. Книги на полках. Мы сами. Все, на что наткнется твой взгляд, является элементами Сети.

Максим несколько секунд задумчиво осматривал зал, потом снова перевел взгляд на Бориса.

– Не понял, – честно признался он. – С узорами мороза на стекле или с реками понятно, там действительно похоже на Сеть. Но как связаны между собой наши кресла?

– Просто ты пока видишь лишь один уровень Сети, – улыбнулся Борис. – Тот, что лежит на поверхности. Но давай взглянем на окружающие тебя вещи иначе. Возьмем для примера гроздь винограда: каждая виноградина – сама по себе, они не срастаются друг с другом. В этом плане каждая виноградинка – отдельная ягода. Но это не значит, что она не связана с другими виноградинами через черешок. И тот же муравей, начав ползти по одной виноградине, вполне может попасть на другую – так?

– Так, – подтвердил Максим, уже понимая, к чему клонит Борис.

– А теперь представь вместо виноградин наши кресла. Конечно, ты не видишь у них черешков, но это не значит, что их нет. – Борис внимательно смотрел на Максима. – И в этом смысле все однотипные предметы связаны друг с другом – так же, как ягоды в грозди винограда. Более того, связаны и не однотипные предметы, но это уже элементы разных гроздей – улавливаешь? Связь все равно есть, просто между креслом и картиной она более удаленная, нежели между двумя креслами или двумя картинами. Вот и получается, что кругом, куда ни ткнись, везде Сеть. Сеть столбов и лампочек освещения, сеть канализационных колодцев и женских туфелек, сеть сумок и целлофановых пакетов, сеть мусорных урн и кучек собачьего дерьма на газонах.

– Да, но где здесь иерархия? Большие кучки дерьма и маленькие кучки?

Борис засмеялся. Роман сдерживал себя, но тоже посмеивался. Этот разговор явно доставлял ему удовольствие.

– Иерархия не между кучками, – покачал головой Борис. – Говоря об однотипных предметах, мы делаем некий срез, рассматриваем элементы одного уровня. Скажем, ногти на твоей руке и есть пример такой связи. У них нет иерархии, они равны. А иерархией здесь будет движение от ногтя вдоль пальца. То есть фаланги, – что там у нас дальше, – пясть, запястье, лучевые кости, плечевая и так далее. При рассмотрении Сети надо учитывать два аспекта: наследование элементов, то есть движение в русле потока, и взаимосвязь элементов одного уровня иерархии. Если связать это дело с Пасьянсом Медичи, то движение от ногтя к плечу будет сложением по масти, движением в русле. А перепрыгивание с ногтя на ноготь – сложением по номиналу, переходом в другой поток – то есть на другой палец. Как видишь, все сходится. – Борис улыбнулся.

В принципе, что то начинало проясняться. Максим еще не до конца уловил тонкости этой схемы, но сам принцип сетевой организации мира начал обретать некие очертания.

– Ну хорошо, это понятно, – сказал он. – Но что нам реально дает сетевая организация мира? Точнее, знание об этой организации?

– Это знание дает тебе всё, – ответил Борис. – Скажем, сейчас ты сидишь в кресле. Но ведь кресел в мире очень много, и среди них, наверное, есть и хорошо тебе знакомые. И если подумать, то что мешает тебе переместиться по Сети из одного кресла в другое? Понимаешь, о чем я говорю? Они связаны между собой – а значит, между ними возможно образование перехода, транзита.

– Можно перемещаться даже с унитаза, – вставил Роман. – На унитаз в знакомом тебе доме.

– Точно, – подтвердил Борис. – Главное, чтобы второй унитаз не оказался занят. – Он засмеялся, Роман тоже захохотал.

Максим улыбался. Да, вроде бы во всем этом чувствовалась какая то логика. И все равно не верилось, что можно переместиться из одного кресла в другое. Или с унитаза на унитаз…

– Ну хорошо, – сказал он. – Допустим, все так и есть и я теперь знаю о сетевой организации мира. Но как реально переместиться, скажем, из этого кресла в кресло в моей комнате? Что для этого надо сделать? Я вижу это кресло, чувствую его задом. – Максим демонстративно попрыгал в кресле. – Знаю и кресло в комнате наверху. Но это знание не помогает мне переместиться.

– В любом деле всегда есть сложности, – согласился Борис, они с Романом взглянули друг на друга и снова рассмеялись. У них и в самом деле было хорошее настроение. Отсмеявшись, Борис продолжил уже более серьезно:

– Видишь ли, Максим, знание само по себе ничего не дает, им еще надо уметь воспользоваться. Скажу тебе еще одну крамольную вещь: Сеть – это осознающая структура, некий глобальный сетевой разум. И только от мага зависит, сможет ли он наладить с ней отношения. Вспомни слова дона Хуана о том, что Земля живая – он знал, что говорил. Сетевой разум можно назвать разумом Земли, хотя это тоже будет не совсем верно – скорее, речь идет о земном уровне иерархии. Но нам важно то, что Сеть, этот глобальный мировой разум, осознает себя и может с нами взаимодействовать. Может, но не с каждым захочет. Это подобно обычной работе в сети Интернет – для того, чтобы войти в Сеть, надо иметь разрешение, допуск. Но если для Интернета время можно купить или даже украсть, то с мирозданием такие штуки не проходят. Здесь нужна долгая кропотливая работа – Сеть должна понять, что ты исследователь, а не хапуга, что с тобой можно взаимодействовать. Сложность здесь в том, что Сеть не может перейти на наш уровень, мы сами должны сделать шаг ей навстречу. Как? Осознавая наличие Сети, выявляя ее проявления в окружающем нас мире. Ты должен ввести Сеть в контекст своей жизни, должен понимать, что всё, что тебя окружает, тоже является частью Сети. Но даже это является лишь началом – дальше тебе придется изучать свойства Сети, законы, по которым она функционирует. Со временем ты во всем будешь видеть проявления Сети, происходящие вокруг тебя и с тобой события станут восприниматься не капризами судьбы, а следствием вовлечения в тот или иной поток. И однажды произойдет чудо: твоя настройка на Сеть станет настолько полной, что ты войдешь с Сетью в резонанс. Тогда и все чудеса, о которых мы здесь говорим, перестанут быть для тебя сказками о силе.

– И много уходит на это времени? Хотя бы примерно?

– Здесь нет точных сроков, – пожал плечами Борис. – Все зависит только от тебя. Это как с иностранным языком – можно выучить его за год, а можно учить всю жизнь.

– Я понял, – кивнул Максим и улыбнулся. – Буду учить…


Костя и Марьяна пробыли у них около недели. Могли оставаться и дольше, но просто не захотели – как сказал Костя, кое кому настало время платить по счетам. Речь явно шла о легионерах.

– Только не увлекайтесь там! – предупредил их Роман перед отъездом. – То есть все как договорились: сначала сбор информации, все обсуждаем. А потом уже вместе принимаем решения.

– Разумеется, – улыбнулся Костя. – Так и сделаем.

– Знаю я тебя… – проворчал Роман. – На этот раз вам повезло, но это не значит, что кто то каждый раз будет исправлять ваши ошибки. Так что будь аккуратнее.

– Роман, я все понимаю, – ответил Костя. – Всё будет нормально…

Максиму Костя понравился. Они были ровесниками, однако в облике Кости, в его поведении и манере говорить чувствовалась сила – чем сам Максим пока похвастать не мог. Общий язык они нашли весьма быстро и остались вполне довольны друг другом. Что касается Марьяны, то она показалась Максиму скромной серой мышкой – молчаливая и спокойная, с мягким печальным взглядом, девушка редко когда заговаривала первой. Тем не менее, пару раз Максим уловил блеснувший в ее глазах огонь и понял, что и она не столь проста. Да и могло ли быть иначе?

– Марьяна – неплохой сталкер, – сказал ему как то в разговоре Борис. – Обычно она старается быть в тени, однако при этом полностью контролирует ситуацию. Вспомни вчерашний вечер – мы все о чем то болтали, Марьяна читала книгу. Но уверяю тебя, она не пропустила из нашего разговора ни единого слова. И образ, который она создает, всего лишь маска, причем очень эффективная. Марьяну обычно никто не воспринимает всерьез. А зря. – Борис усмехнулся. – Как известно, черти водятся именно в тихом омуте.

Марьяна и Костя уехали в Белгород – по словам Романа, они поживут какое то время там, пока не выяснят до конца причин своего провала. После этого переберутся в какой то другой город, а их место в Воронеже займет новая группа.

– Если группа засветилась, то ей лучше не оставаться на прежнем месте, это опасно, – пояснил Роман. – Проще начать все заново в другом городе.

Айрис вернулась в Ростов уже на следующую ночь после спасения Кости и Марьяны. Как объяснила она Максиму, у нее там еще оставались дела.

– Возвращайся в Ростов, – с улыбкой предложила она Максиму во время ужина. – Ты такой славный мальчик.

Максим только улыбнулся. Он уже научился не реагировать на провокационные высказывания Айрис, просто игнорируя их. Вот и сейчас отметил только суть предложения, но не «славного мальчика».

– Может, и вернусь, – пожал он плечами. – К осени.

– Тогда я буду готовиться к этому событию, – ответила Айрис, все засмеялись.

Утром Айрис не вышла из своей комнаты. Максиму было интересно, действительно ли она переместилась, или все еще спит. Он осторожно постучал, никто не ответил. Постучал сильнее, потом толкнул дверь.

– Айрис?

В комнате никого не было, взятая у Оксаны взаймы одежда лежала на стуле. Аккуратно заправленная постель свидетельствовала о том, что Айрис в нее не ложилась. Похоже, на этот раз она просто воспользовалась порталом…

Поймав себя на этой мысли, Максим даже усмехнулся. «Просто воспользовалась»… Ему бы такую простоту…

Снова потянулись довольно спокойные дни. Максим опять начал практиковать цепочки Пасьянса Медичи, они проходили не так уж и плохо. Картографировал сны, пытался создать точку входа в сновиденный мир. Учился созерцанию, разбирался с сетевой структурой мира. Наконец, продолжал изучать боевые искусства. Занятия в спортзале Максиму очень нравились – он прилежно выслушивал объяснения Дениса, отрабатывал с ним технические элементы. И хотя не все пока получалось, в тренировочный зал он ходил со все большим удовольствием.

Тренировки не прошли для Максима даром, он с удивлением и радостью замечал, что тело его постепенно становится другим. Нет, не внешне – оно осталось таким же, как и прежде, разве что стало чуть мускулистее. Дело было в другом – появилось некое незнакомое ему прежде ощущение легкости, плавности, кошачьей грации. Движения наполнились смыслом, из них исчезла первоначальная угловатость – Максим с удивлением заметил, что это проявляется даже на простом бытовом уровне. Меньше месяца занятий, и такие перемены…

– Неплохо, – оценил его результаты Денис после очередного спарринга. – По крайней мере, от шпаны отобьешься.

Но в полной мере оценить результаты этих тренировок Максиму помог достаточно неприятный инцидент, происшедший как то вечером в одном небольшом кафетерии. Максиму нравился вечерний город, он часто бродил по его тихим улицам, дыша свежим воздухом и размышляя о своей новой жизни В кафетерии он взял пирожное и стакан яблочного сока, сел за уютный столик в самом конце небольшого зала. Он только начал есть, когда в кафетерий вошли трое молодых, круто упакованных ребят. Весело гогоча и не обращая никакого внимания на окружающих, они взяли пива и огляделись, выбирая себе столик, затем подошли к Максиму.

– Земляк, освобождай стол… – вид у парней был настолько хозяйский, что Максим даже несколько ошалел от подобной наглости и сразу не нашелся, что ответить. Молча взглянув на подошедших ребят, он лишь откусил пирожное и хлебнул сока. Однако молчание его было истолковано совсем по иному.

– Ну ты чего, братан, глухой что ли? – стоявший ближе всех к нему парень сгреб его за ворот и выволок из за стола. При этом Максим нечаянно опрокинул стакан, часть сока выплеснулась парню прямо на фирменный спортивный костюм.

– Мать твою… – протянул парень, отпрянув в сторону и стряхивая с брюк капли сока. – Ну ты, урод… – злобно взглянув на Максима, он дернулся в его сторону и, почти без замаха, коротко и точно саданул в челюсть.

Максим не понял, что и как произошло. Его рука выпустила пирожное и рефлекторно сбила несущийся на него кулак, а вытянутые пальцы сами ткнули противника в горло.

Наверное, произошедшего не понял не только он. Все случилось очень быстро, движение Максима больше походило на неумело поставленный блок, именно так его и восприняли два других парня. Но почему же тогда их предводитель хрипит, вцепившись руками в вожделенный столик?

Максим не стал ждать эскалации конфликта – рванувшись к выходу, он успел садануть костяшками пальцев по бицепсу попытавшейся остановить его руки и быстро выскользнул за дверь.

Только теперь в его душе наконец то начала просыпаться злость – увидев у самых дверей нахально распластавшийся поперек тротуара «БМВ», Максим изо всех сил саданул ногой в дверцу машины, оставив на полированном металле приличную вмятину, и бросился бежать под надрывный вой включившейся сирены. Уже поворачивая за угол, успел заметить выскочивших наружу парней и их разъяренные крики.

Максим никогда не считал себя героем, а потому бежал что есть мочи. Один проулок, второй, а вот и трамвай как нельзя кстати… Заскочив в закрывающуюся дверь, Максим оглянулся – за ним больше никто не гнался…

Как бы то ни было, этот случай заставил его еще больше уважать методы преподавания Дениса, а его желание изучить все тонкости этого искусства только возросло. Но его ждало разочарование – после очередного занятия Денис сказал, что на этом его краткий курс закончен.

– Почему? – спросил Максим, несколько опечаленный таким поворотом дел, он уже успел полюбить эти тренировки.

– У тебя все неплохо получается, для начала этого хватит. – Денис мягко улыбнулся. – Дальше начинается магия боя, а это уже вне моей компетенции.





оставить комментарий
страница6/15
Дата16.10.2011
Размер5.07 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх