Хакеры Сновидений «Хакеры Сновидений» icon

Хакеры Сновидений «Хакеры Сновидений»


Смотрите также:
Доклад конгресса сша: хакеры из Китая атаковали спутники США...
Хакеры, герои компьютерной революции...
Реферат по дисциплине: Информационные технологии в социальной сфере на тему: Компьютерная...
Реферат по дисциплине «Технологии обработки и поиска экономической информации» на тему:...
Номера Из подполья...
Лаберж С. и Рсйнголд Х. Исследование мира осознан- ных сновидений, Пер, с англ. Д. Е. Шумова...
Лаберж С. и Рсйнголд Х. Исследование мира осознан- ных сновидений, Пер, с англ. Д. Е. Шумова...
Лаберж С. и Рсйнголд Х. Исследование мира осознан- ных сновидений, Пер, с англ. Д. Е. Шумова...
Материалы по парапсихологии, самогипнозу, йоге, медитации, непознанному...
Первые врата исследование сновиденной реальности шаг за шагом...
Алексей ксендзюк. Пороги сновидений 4 сновидение как трансформация энергетического тела 5...
Дисциплина «Семиотика» Реферат Семиотика сновидений...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
^

Глава пятая



Первые дни своего пребывания на новом месте Максим чувствовал себя не совсем уютно, однако вскоре вполне освоился. Правда, ему пришлось принять и некоторые традиции этого дома – например, утреннюю разминку в спортзале. Сначала Максим смотрел на это дело без особого оптимизма, однако уже на третий день почувствовал, что занятия начинают ему нравиться. Разминка проходила до завтрака, более серьезным упражнениям отводились вечерние часы.

Занятия были самые разные, от чисто физического тренинга до работы с холодным оружием и рукопашного боя. Искусству боя его начал учить Денис, начальник местной охраны, именно ему Роман поручил немного «натаскать» новичка.

Максим никогда раньше не соприкасался с боевыми искусствами, и многое для него стало настоящим откровением. Да и учеба оказалась совсем не такой, какой ее представлял себе Максим вначале. Критически оглядев его при первой встрече и услышав, что Максим никогда ничем не занимался, Денис только усмехнулся и заявил, что за месяц сделает из него Стивена Сигала. Максим приготовился к жестким тяжелым тренировкам, но ничего подобного не оказалось и близко. Не было традиционных кимоно, он был одет в простые джинсы и темную рубашку с короткими рукавами, на ногах – обычные кроссовки. Как объяснил ему Денис, работать надо в той одежде, в которой обычно ходишь, в противном случае все это превращается в обычный спорт, весьма далекий от реальности. Денис не заставлял Максима до изнеможения отрабатывать какие то стандартные удары или комбинации, в его системе все было основано на спонтанности, на естественных реакциях человека, поэтому приемов как таковых просто не существовало.

– Не воспринимай то, что я тебе показываю, как застывшие схемы, – внушал Максиму Денис. – Важно иметь культуру движений, важно научить тело работать спонтанно, исходя из конкретной ситуации. Никогда не учи приемы как таковые, их просто не существует – оперируй принципами, общими формами движений. Ведя бой, ты никогда не знаешь, что сделаешь в следующее мгновенье – это решает твое тело, и главное – не мешать ему. Никогда не обдумывай свои действия, тело должно работать спонтанно – только в этом случае получится толк…

Денису слегка перевалило за тридцать и, по его словам, он занимался боевыми искусствами лет семь, не больше. Но поверить в это было трудно, особенно глядя на то, что он вытворял в бою. Тело Дениса напоминало сгусток ртути – настолько пластичными выглядели все его движения.

– Попробуй схватить меня, – предложил Денис своему новому ученику во время первого урока. – Давай, не стесняйся…

Максим попробовал – сначала достаточно робко, затем, после первых неудачных попыток, разошелся не на шутку. Но схватить Дениса ему так и не удалось, непонятным для Максима образом он все время ускользал, легко выкручиваясь из любых объятий, срывая внешне неприметными движениями любые захваты. Он был здесь, он никуда не убегал, и все же схватить его оказалось невозможно… Более того, Максим то и дело падал – всякий раз, когда Денис был почти у него в руках, тот делал неприметное, почти неуловимое движение и Максим, потеряв опору, падал на пол, при этом Денис еще и успевал его подстраховать.

Разгоряченный, тяжело дышащий Максим стоял и устало отдувался, Денис смотрел на него с ироничной улыбкой.

– Хорошо, разрешаю бить меня, – сказал он. – Нападай, бей руками, ногами – короче, делай что хочешь.

В груди Максима росла злость. «Ну, раз так…» – и он с новыми силами бросился на Дениса.

Он гонял его по залу минут пять, и результат был практически тот же, с той лишь разницей, что падал теперь Максим еще чаще. Неприметными, смазанными движениями Денис доводил любые действия Максима до абсурда – что бы тот ни делал, все обращалось против него. Казалось, вокруг Дениса существовала заколдованная область пространства, абсолютно непроницаемая для любых внешних воздействий… «Господи! – подумал Максим, в очередной раз подымаясь с пола. – А что же будет, если он начнет еще и драться?..»

Это был первый показательный урок, потом настала очередь собственно техники. К обучению Максима Денис подошел очень ответственно – впрочем, как и ко всему, что он делал.

– Нет, неправильно… – объяснял Денис во время очередной тренировки. Его голос звучал очень спокойно, в нем не чувствовалось нетерпения или раздражения. – Не убегай от удара, не надо уклоняться назад – в этом твоя ошибка. Наоборот, подшагивай к противнику, липни к нему. И обкатываешь удар ты неправильно. Показываю снова. Бей…

Максим шагнул к Денису и медленно – так проще было понять суть движений – нанес удар.

– Смотри, – все так же спокойно продолжил Денис. – Я встречаю твою правую руку своим левым запястьем, поддевая ее снизу, затем приподымаю локоть – заметь, локоть теперь выше кисти. Понял? А теперь просто сопровождаю твою руку, контролируя ее предплечьем, голова слегка отклоняется – ты словно отмахиваешься от удара… Видишь? Весь смысл именно в естественности этого движения, в его рефлекторности – поймешь один раз, и будет работать всю жизнь. Еще раз…

Максим повторил удар, внимательно следя за действиями Дениса.

– Итак, встречаю запястьем, обкатываю – обрати внимание, что корпус слегка скручивается… А теперь дальше – подшагиваю левой ногой, и на раскрутке корпуса удар коленом в пах… Хотя продолжений здесь может быть масса – кистью в пах, локтем в лицо и так далее… – Денис продемонстрировал на Максиме, как на манекене, возможные продолжения контратаки. – Теперь попробуй сам…


Разумеется, в жизнь Максима вошли не только боевые искусства. Тренировки в спортзале отнимали примерно два часа в сутки, все остальное время Максим посвящал магии. Следуя указаниям Бориса, основное внимание он уделил двум темам: картографии сновидений и Пасьянсу Медичи. Картографию пришлось начинать заново, все его прежние записи и рисунки остались в Ростове. Впрочем, теперь в распоряжении Максима были не скудные объяснения с Интернет форумов, а расписанные до мелочей подробные инструкции.

Оказалось, что важное место в картографии занимало общее понимание структуры сновиденного мира. Засыпая, мы не просто попадаем в сон, но оказываемся в так называемом шаре восприятия. Шар восприятия – это кусочек виртуального сновиденного пространства. Своеобразный шарик, внутри которого для нас разыгрывается тот или иной сновиденный сюжет. В обычном сне мы не осознаем границ этого пространства, поэтому принимаем все за чистую монету. Хакерам удалось выяснить иллюзорность этих миров – для того, чтобы убедиться в этом, достаточно в любом из своих снов какое то время идти прямо, никуда не сворачивая. При этом сновидящего то и дело пытаются отвлечь от намеченной цели, на его пути возникают разные препятствия. Но если он будет непреклонен, то реально дойдет до конца сновиденного шара восприятия. Он буквально упрется в некую преграду, своеобразный занавес мира – границу сновиденного пузыря. Нечто подобное мы наблюдаем в кинотеатрах – вроде бы видим разворачивающийся перед нашими глазами сюжет, но если постараемся подойти как можно ближе, то обязательно упремся в экран.

Таким образом, сюжеты всех наших снов разворачиваются в том или ином сновиденном шаре восприятия. И именно от того, в какой сновиденный шар мы попадем, зависит содержание нашего сна. Есть хорошие сновиденные шары, есть очень плохие. Переходы между шарами восприятия определяются сложной сетью транзитов, своеобразных сновиденных порталов. Если уделять внимание моментам перехода из одного сна в другой, то можно заметить, что почти всякий раз это связано с каким то элементом сновиденного шара. Таким элементом может быть практически любой предмет, он просто перетягивает сновидящего в другой шар восприятия. Изучив систему транзитов, сновидящий может по желанию перемещаться в любой нужный ему шар восприятия.

Именно здесь и выходила на первый план картография сновидений. Составляя карту сновиденной местности, хакеры вносили в сновиденный мир элемент упорядоченности, создавали некие точки отсчета. Шары восприятия, прежде разрозненные, начинали постепенно сливаться – это происходило, когда на сновиденной карте удавалось объединить воедино какие то кусочки местности. Самым интересным оказалось то, что на этой карте удивительным образом объединялись элементы самых разных городов, и какая то улица Москвы могла, например, вести на одну из улиц Киева. Фактически, сновиденная карта объединяла элементы всех городов, в которых человек бывал раньше. И не только городов, здесь находилось место для сел и деревень, полей и лесов, рек и морей. Сотни и сотни разрозненных некогда шаров восприятия объединялись в странную, но вполне связанную картину.

Некоторые сложности у Максима вызвала непривычная ориентация сновиденной карты. Исходя из того, что сновиденный мир зеркален по отношению к реальному, хакеры слегка изменили систему координат. И если запад и восток у них остались на месте, то север и юг поменялись местами. Как оказалось, хакеры не были первыми, кто применил такую систему ориентации – в частности, до них это уже сделали даосы и наши северные шаманы. Поразмыслив над этой схемой, Максим выбрал соломоново решение – а именно, стал отмечать направления как верх, низ, левую сторону и правую. Так ему было гораздо проще.

Особое место на карте сновидений занимали так называемые граничные пределы. Ими обычно являлись моря, пустыни, горы и леса. Считалось, что проникнуть за граничные пределы или невозможно, или очень трудно.

Примерно в центре карты расположен наш дом. Особенность этого места заключается в том, что оно находится в зоне трансмутаций и, в отличие от других участков сновиденной карты, постоянно изменяется. Если сновидящий часто менял место жительства, то это становится еще заметнее, его дом каждый раз приобретает какие то новые черты. Относиться к этому надо спокойно, ведь цель картографии состоит не в создании карты как таковой, а в самой работе по упорядочиванию сновиденного мира. И карта в данном случае – это трикс, призванный добиться неких вполне определенных целей. А именно, осознанию себя во сне и «взрыву» сновиденной памяти. В первом случае человек начинает узнавать во сне знакомые места и в какой то момент понимает, что спит, сон превращается в сновидение. Со временем происходят изменения и в сновиденной памяти, сновидец начинает всё чаще вспоминать свои старые сны. Сначала это единичные сны, потом их поток резко увеличивается, превращаясь в настоящую лавину. Фактически, человек вспоминает все сны, когда либо ему снившиеся, в это время он может нарисовать карту во всех деталях. Этот процесс и является основной задачей картографии – хакеры считали, что только после этого момента человек и начинает сновидеть по настоящему.

Охватить всю картографию за один раз оказалось просто невозможно – чем больше Максим вчитывался в объяснения хакеров, тем лучше понимал всю обширность этой темы. В конце концов, убедившись, что даже теорию ему не одолеть за один раз, Максим решил действовать постепенно. А именно, начать составлять карту, постепенно разбираясь в тонкостях метода. По совету Оксаны он стал уделять картографии не меньше часа в день, работая не только с нынешними снами, но и со всеми старыми, которые удавалось вспомнить.


Если с картографией Максим более менее разобрался, то Пасьянс Медичи оказался довольно сложной штукой. К удивлению Максима, Оксана отказалась помочь ему в этом вопросе, сказав, что ПМ – это чисто сталкерская техника и она ею почти не занималась.

– Просто у хранителей свои методики подготовки, – с улыбкой объяснила она. – Со сновидениями помогу с удовольствием, но сталкинг – не моя стихия. Обратись лучше к Борису или Роману, они в этом разбираются гораздо лучше меня.

Вот так и получилось, что с ПМ Максиму пришлось разбираться самому. Сначала он просто читал материалы диска, потом, осознав, что многое от него ускользает, завел тетрадь и начал выписывать в нее все интересующие его тонкости метода.

Тонкостей оказалось много. Насколько понял Максим, в основе пасьянса лежали понятия симпатии и валентности. Симпатией было некое бессознательное стремление подобного к подобному – в частности, ею обладали карты одной масти. Валентность определяла размер, количество, меру чего либо. В картах она соответствовала их номиналу, при этом карты одинакового номинала тоже «притягивались».

Каждой карте изначально придавался определенный смысл. Одна из стандартных схем выглядела так:

Туз – сила. Любое внешнее событие, происходящее не по нашей воле и зачастую принуждающее нас к каким то действиям.

Король – закон. Необходимость подчиняться каким то правилам, действовать так, а не иначе. Всё, что накладывает на нас какие то ограничения.

Дама – персона. Любое живое существо, от человека до комара.

Валет – курьер силы. В данном случае это мы, а именно, наши желания и побуждения.

10 – результат или ожидание.

9 – действие, в данном случае наше.

8 – общение.

7 – поглощение.

6 – перемещение.

Масти тоже имели свое значение.

Пики – волевые, силовые проявления.

Бубны – всё, что связано с деньгами, плюс интерес в широком смысле.

Червы – чувственная сфера. Любовь, дружба, ненависть – другими словами, любые чувственные проявления.

Крести – быт, работа, рутина.

Для лучшего понимания этой схемы приводилось конкретные примеры. Скажем, тузом мог быть начальник, вызвавший вас на ковер. Если начальник вызвал вас для разноса, то это явный туз пик – Тп. Если сообщил вам о повышении оклада, то это уже туз бубен – Тб. Просто поговорил с вами о текущей работе – туз крести – Тк. Наконец, если начальник к вам неравнодушен, то это туз черви – Тч. Тузами так же могли быть обдавшая вас грязью машина, сломавшийся компьютер, выключившийся свет. Им же могло стать нежданное радостное событие, выигрыш в лотерею, любое удачное стечение обстоятельств.

Короли соответствовали закону. Например, остановились у светофора – король крести – Кк. Нужно за что то заплатить – Кб. Не хочется идти на работу, а надо, приходится заставлять себя – Кп. У кого то день рождения, надо подарить подарок – Кч. Или Кб, если вас больше заботят деньги, которые на этот подарок придется потратить.

Дамой – персоной – мог стать кто угодно. Встретили друга – Дч. Облаяла собака – Дп. Кассирша – Дб. Водитель автобуса – Дк. Особенностью персон являлось то, что взаимодействие с ними было необязательно, вы могли просто отмечать их в своем окружении.

Валет соответствовал нашим желаниям. Имеешь твердое намерение чего то добиться – Вп. Хочешь заработать много денег – Вб. Хочешь с кем то познакомиться – Вч. Захотел получше выполнить свою работу – Вк.

Десятками отмечалось ожидание или результат. Завершение какой то работы – 10к. Рад, что все завершилось – 10 ч. Результат получился плохим – 10п. Результат связан с деньгами – 10б.

Девяткам отводилось любое наше действие. Причесал волосы – 9к. Что то купил – 9б. Дал кому то в глаз – 9п. Или 9 ч, если это доставило тебе удовольствие.

Восьмерки – общение. Любые разговоры с окружающими нас существами. С кем то поругался – 8п. Общаешься с продавцом в магазине – 8б. Обсуждаешь какие то деловые проблемы – 8к. Болтаешь с приятным тебе человеком – 8 ч.

Семерки – поглощение. Сюда входило как банальное поглощение еды, так и восприятие какой то информации. Например, узнал что то неприятное – 7п. Наоборот, хорошая новость – 7 ч. Сел завтракать – 7к. Пересчитал деньги в кошельке – 7б.

Шестерки – перемещение. Это как наши передвижения, так и перемещение чего либо или кого либо с места на место. Идешь утром на работу – 6к. Идешь в магазин – 6б. Идешь на свидание – 6 ч. Идешь выяснять отношения – 6п.

Очень важным являлось понимание того, что любое событие мы могли описать картой практически любой масти или номинала, все зависело от нашего отношения к этому событию. Скажем, выпил с удовольствием стаканчик сока – 7 ч. Не хочу, но пью – 7п. Пью, думая о том, что это стоит денег – 7б. Просто пью – 7к. То есть схема не была застывшей, каждый мог менять ее по своему желанию и усмотрению. Более того, предписывалось подогнать стандартную схему под себя, сделать ее удобной. Здесь допускалось всё – можно было изменять толкования карт, расширять эти толкования, никаких ограничений не существовало. Фактически, каждый хакер составлял свой, присущий только ему, язык общения с мирозданием.

После знакомства с программным языком начиналось знакомство с техникой раскладывания пасьянса. Несмотря на то, что у хакеров существовали компьютерные программы сборки пасьянса, необходимо было научиться собирать его вручную.

Пасьянс раскладывался следующим образом. Сначала в ряд, слева направо, рубашкой вниз выкладывались любые три карты, после этого начинался их анализ с учетом масти и номинала карт. «Сложение» происходило в том случае, когда средняя из трех карт оказывалась между карт одинаковой масти или номинала. Например, в тройке карт Вб 8п Вч пиковая восьмерка оказывалась между двух валетов. Соответственно, Вб и Вч «притягивались» друг к другу вследствие сродства по номиналу, при этом восьмерка «выдавливалась» наверх и накрывала Вб. Получалась цепочка из двух карт: 8п Вч. Далее выкладывалась очередная карта. Допустим, ею оказывалась 9п. Тогда цепочка приобретала вид 8п Вч 9п. Валет оказывался между двух пиковых карт, происходило сложение по масти – а именно, Вч накрывал 8п. Цепочка приобретала вид Вч 9п, далее выкладывалась новая карта. Если очередная выложенная карта не приводила к сложению, выкладывалась новая – до тех пор, пока не происходило очередное сложение. Например, это могло происходить так:

Вч 9п Дб 7к 10п Дк.

В этой цепочке до Дк сложения не происходило. Выложив Дк, мы получили свертку по масти между 7к и Дк. Соответственно, 10п накрывает 7к, и наша цепочка приобретала такой вид:

Вч 9п Дб 10п Дк.

Теперь следовало проанализировать полученную цепочку на предмет новых возможных сверток. Их в нашей цепочке получилось сразу две, между 9п и 10п и между двумя дамами. И здесь следовало учитывать очень важное правило: если в ходе сложения цепочки мы получали несколько возможных сверток, то первой складывалась самая левая. В нашем случае это свертка между пиковыми девяткой и десяткой. Свернув ее, мы получим цепочку Вч Дб 10п Дк. Теперь можно провести свертку по дамам, получим цепочку Вч 10п Дк. Дальше эта цепочка не складывается, можно выкладывать новые карты.

Используя данный способ сложения пасьянса, выкладывались все остальные карты. Если пасьянс складывался, то мы имели стопку карт слева и последнюю карту справа. Сложенный таким образом пасьянс соответствовал закону Орла – а значит, наделялся качествами приоритетности перед другими цепочками. Составив пасьянс, нужно было выполнить его на практике, выполняя или отмечая вокруг себя события, соответствующие конкретным картам. Например, наша цепочка могла иметь такой вид:

[Вб 8п Вч][9п][Дб 7к 10п Дк][Тч 9к][6к Кб 7п 9б][Тп][Тк Дч Вк][7 ч][Вп][Кч][10к 10б Кк][Дп Тб 10 ч 8к Кп 7б 6 ч 8б][8 ч][6б][9 ч][6п]

Скобки означали границы тактов, или сверток. Целевой картой в данной цепочке являлся Тб, поэтому ее можно было использовать для получения денежного результата – например, для игры в лотерею.

Для удобства выполнения пасьянс записывался в блокнот, проставлялся тайминг – то есть примерное время, отводимое на реализацию каждой карты. Существовало несколько схем тайминга, в самой простой вы сами задавали удобный вам ритм – например, по десять минут на одну карту. И если Вб – бубновое желание – вы загадывали в 9.00 утра, то 8п должна быть реализована примерно в 9.10. Третья карта, Вч, реализовывалась в 9.20, и так далее, до полной реализации всей цепочки. При этом примерно после пятой – седьмой карты цепочка входила в автоматический режим. Это значило, что закон Орла вступил в действие и цепочка будет развиваться до своего логического завершения, по ходу дела реализовав ваш результат. Каждое действие следовало фиксировать вниманием, в противном случае оно не учитывалось и ход цепочки нарушался. Опять же, после того, как цепочка входила в автоматический режим и события начинали происходить сами собой, следовало внимательно следить за ходом цепочки, чтобы не потерять ее и не отметить вместо события своей цепочки какое то схожее. По словам хакеров, у новичков подобные свалы с цепочки случались сплошь и рядом, однако с опытом подобных сбоев становилось все меньше и меньше.

Следовало так же точно выбирать момент начала цепочки, исходя из знаменитого принципа «вчера было рано, завтра будет поздно». Время начала выполнения цепочки определялось по так называемым Знакам Силы. Например, если вы решали выполнить бубновую цепочку, то начинали выполнять ее после того, как получали от окружающего вас мира какой то знак в виде упоминания о деньгах. Это мог быть чей то разговор, фраза из телевизионной передачи, найденная монета. Во многих случаях использовался более продвинутый метод: следовало мысленно задать Силе – то есть Духу, Мирозданию вопрос о начале цепочки, и если все совпадало, вы тут же получали ответ реала. Им могла быть пролетевшая птица, падающий листок, выглянувшее из за туч солнце. Утверждалось, что маг никогда не ошибается в трактовке знаков и всегда чувствует, когда реал отвечает на его запрос, а когда хранит тишину. Если ответа реала не последовало, выполнение цепочки следовало на какое то время отложить, дождавшись более благоприятного момента. Это могли быть и десять минут, и сутки.

Все эти объяснения Максима страшно заинтриговали. Получалось, что мы реально можем заказывать реализацию нужных нам событий, просто вставив их в цепочку Пасьянса Медичи. Неудивительно, что Максим тут же решил проверить это на практике…

Шел двенадцатый день его пребывания в сибирской резиденции хакеров, Максим только что вернулся из спортзала – Денис провел с ним очередное занятие, руки слегка дрожали. Сидя за компьютером, Максим разбирался с компьютерной программой по составлению цепочек Пасьянса Медичи, когда в комнату вошел Роман.

– Держи, – сказал он, с улыбкой вручив Максиму новенький паспорт и военный билет. – С этой минуты ты Игорь Новоселов. С военным билетом тоже все нормально, даже поставлен на учет. Будешь уезжать, снимешься. Водительские права будут через пару дней. Ну, а это на мелкие расходы. – Роман положил на стол конверт. – Здесь десять тысяч долларов. Позже получишь доступ к одному из основных счетов.

– Спасибо… – Максим неуверенно взял конверт. – Я верну, как только смогу.

– Вернешь, – согласился Роман. – Своим вкладом в копилку человеческого духа… – подмигнув Максиму, Роман вышел из комнаты.

Руки все еще дрожали, Максим осторожно раскрыл паспорт. Игорь Новоселов – чужое имя, чужая фамилия. А лицо его. Заглянул в военный билет, всмотрелся в маленькую фотографию. Да, это тоже он…

Внимательно изучив документы, Максим вскрыл конверт. В нем оказалась пластиковая карточка, инструкция по ее использованию и информация о пин коде. Десять тысяч долларов – достаточно приличная сумма, Максим еще никогда не имел на руках таких денег. Смущало только то, что деньги эти чужие. И хотя Роман говорил что то о вкладе в копилку человеческого духа, Максим сразу принял решение вернуть долг при первой возможности. Так ему было спокойнее.

К Пасьянсу Медичи он вернулся минут через сорок, радуясь тому, что теперь у него есть новые документы – а значит, можно без опаски выходить на улицу. Старый паспорт лежал рядом на столе, его вид навевал грусть. Максим еще надеялся, что однажды он все же сможет вновь стать собой.

Свою первую цепочку он составил на выигрыш в лотерею – не потому, что срочно хотел вернуть долг, просто это упражнение предлагалось одним из первых. Цепочка, с учетом некоторых тонкостей, получилась такая:

[Вб 9п Тб][Дк Кк Вч 9к][Кч][7п 6п Дб Кп][Дп][Тп][7к 7б 10п 9 ч Тк 9б][8п 10 ч 6б 10б][Тч 6 ч 10к 7 ч][Кб Вк 8б][6к][Дч 8к][Вп 8 ч]

В этой цепочке первый блок – Вб 9п Тб – считался блоком приветствия Духа. Он выполнялся слитно, без учета тайминга. Сначала молча выражалось желание – Вб. Следующая карта 9п при таком варианте считалась флаговой. Флагами в ПМ назывались действия, обращенные к Духу. Эти действия предписывалось подбирать так, чтобы окружающие не замечали в них чего то необычного. В качестве флага можно было поправить воротник, причесать волосы, расстегнуть или застегнуть пуговицу на рубашке – спектр возможных действий ограничивался только вашей фантазией. Максим выбрал вариант с воротником. Третья карта – Тб – являлась ответом Духа. Если Дух давал ответ, цепочка продолжалась. Если ответа не было, следовало какое то время выждать и начать все заново.

Особое внимание Максим уделил оформлению целевого блока. Он начинался с 9б – отдать деньги продавцу в лотерейном киоске. Сразу же следовал флаг 8п, его надо было реализовать до получения лотерейного билета. Взяв билет – результат покупки 10 ч – следовало пройти – 6б – к месту ознакомления с выигрышем. Сам выигрыш символизировала бубновая десятка. Дальше шла радость Тч, возвращение к киоску 6 ч, получение выигрыша 10к. Все остальные карты Максим оставил на усмотрение Духа.

Составленную цепочку Максим тщательно переписал в блокнот. Тайминг не проставлял, решив довериться интуиции, такой вариант тоже существовал. Выполнение цепочки он решил начать с утра, поэтому не без сожаления отложил блокнот…

Утром он едва дождался окончания завтрака, слова Максима о том, что он пойдет выполнять цепочку ПМ, вызвали у хакеров сдержанные улыбки.

– Не стоит переоценивать этот метод, – сказал Роман. – Но и недооценивать тоже. Пасьянс Медичи – это не волшебная палочка, а отмычка к дверям Духа. Айрис и вовсе называет ПМ Букварем для первоклашек. Букварь никогда не заменит тебе серьезных книг, но и без него – никуда. Когда нибудь ты будешь смеяться, вспоминая свои нынешние опыты. Но без них ты не сможешь пойти дальше. Так что действуй, и не забывай главное: ты идешь не бабки сшибать, а учиться Намерению, взаимодействию с Духом.

– Я понимаю это, – ответил Максим.

– Тогда удачи, – напутствовал его Роман. Оксана, все это время слушавшая их беседу, лишь загадочно улыбнулась.

Итак, все было готово. Чувствуя необыкновенный подъем, Максим вышел за территорию усадьбы, охранник запер за ним калитку. Отойдя немного в сторону, Максим оглянулся – не наблюдает ли кто за ним, вынул блокнот и авторучку. Глубоко вздохнув, молча выразил желание выиграть в лотерею, отметил в блокноте галочкой реализацию первой карты. Затем выполнил флаговое действие – поправил воротник, поставил галочку против второй карты. Стал ждать ответа реала, и даже вздрогнул – прямо перед ним прошелестела крыльями стайка воробьев. Это произошло настолько своевременно, что у Максима не осталось даже сомнений – это и был ответ Духа! Отметив третью карту, Максим пошел в сторону парка, размышляя о том, не является ли появление стайки воробьев простым совпадением. Да, это просто воробьи, ничего необычного. Но как вовремя они появились!

Четвертой картой была крестовая дама. Максим шел по тротуару, гадая, что считать дамой и не является ли ей кто то из случайных прохожих, когда увидел девушку почтальона с сумкой через плечо. Девушка шла, чему то улыбаясь, она показалась Максиму очень симпатичной. И тут же его бросило в жар – да это ведь и есть дама крести! Он ощутил это всем телом – казалось, что то просто совпало. Девушка прошла мимо, Максим торопливо вынул блокнот и отметил четвертую карту…

Дальше все шло не менее хорошо. Наиболее запомнившимися картами для Максима стали крестовый король – необходимость остановиться у перехода и пропустить машину, пиковая дама – сурового вида женщина с кожаной папкой в руках. Туз пик реализовал себя в виде подметающего тротуар угрюмого пожилого кавказца. В том, что это именно туз пик, у Максима не возникло даже сомнений – кавказец наградил его тяжелым взглядом, Максим прибавил шаг, чтобы быстрее миновать это место и не мешать кавказцу работать. Совпадения не просто поражали, они вызывали недоумение – как это могло происходить, что связывало воедино все эти внешне несвязанные вещи? Или это действительно обычные совпадения и из тысяч протекающих вокруг нас событий всегда можно отыскать подходящие, укладывающиеся в цепочку?

Впрочем, все эти вопросы Максим предпочел пока оставить – впереди показался заветный лотерейный киоск, его Максим приметил еще во время поездки с Оксаной. То, что его подход к киоску совпал с началом целевого блока, тоже впечатляло. Крестовым тузом стала очередь из трех человек – как ни крути, а надо ждать. Внешнее обстоятельство, не зависящее от нашей воли. Типичный туз…

Наконец подошла его очередь, Максим протянул пятирублевую монету, молча отметив – 9б.

– «Спринт», пожалуйста, – попросил он. – Один билетик.

Продавцом оказалась женщина лет пятидесяти, весьма добродушная. Пока она искала нужные билеты, Максим ладонью причесал волосы – флаговое действие 8п. Жест, обращенный к Духу. Тем временем продавщица отыскала билеты и протянула их Максиму.

– Спасибо… – выбрав билетик, Максим отошел в сторону. Итак, билет у него в руках. По картам это… – Максим достал блокнот, сверился с записями. По картам это 10 ч. Отметив в блокноте последние действия, он не торопясь пошел к находившейся в сотне метров от киоска скамейке. Да, не забыть отметить дорогу до нее – 6б…

Вот и скамейка. Сев, Максим с замиранием сердца вскрыл билет, аккуратно развернул его. Надпись внутри гласила: «Десять рублей».

Он действительно выиграл – осознав это, Максим ощутил ликование. И тут же отметил в блокноте – радость Тч. Да, десять рублей – это мизер, ерунда, о которой не стоило и говорить. Но ведь деньги в этом упражнении не главное. Важно то, что у него действительно все получилось!

Встав со скамейки, Максим снова пошел к киоску – 6 ч. У окошка никого не было. Отдал развернутый билетик продавщице, та взяла его, просмотрела.

– Возьмете еще? – спросила она, протянув Максиму пачку билетиков.

Соблазн был велик. Тем не менее, Максим отказался, не желая портить впечатление от цепочки. Что, если больше он не выиграет?

– Спасибо, в другой раз, – ответил он, продавщица молча спрятала билеты и столь же моча протянула ему мятую десятирублевую купюру. Очевидно, отказ Максима играть дальше ей не понравился.

Максима это уже не заботило. Спрятав купюру в карман, он достал блокнот и отметил крестовую десятку. Всё, он действительно выиграл!

Оставшаяся часть цепочки роли уже не играла, однако Максим довел ее до конца – таковы были правила. Сложилась цепочка, нет, в любом случае нельзя бросать ее на произвол судьбы. Это объяснялось тем, что незаконченная цепочка, оставленная без присмотра, все равно продолжала выполняться. И неизвестно, к каким последствиям это могло привести. Наконец, довести цепочку до конца требовало понятие безупречности: если маг взялся за какое то дело, он должен его закончить. При таком подходе слово мага становилось законом.

Максиму не терпелось вернуться домой. Дойдя до калитки – а точнее, до украшенной коваными завитушками металлической двери, он нажал пуговку звонка. Дверь открылась сразу же, Максим вспомнил, что пространство перед домом контролировалось видеокамерами. К безопасности здесь относились очень серьезно.

Охрана уже сменилась, Максима встретил Иван, высокий добродушный детина ростом под два метра. Он уже знал Максима, а потому сразу с улыбкой протянул широкую ладонь. Не без смущения пожав ее и перекинувшись с Иваном парой слов, Максим прошел в дом. Он еще не привык к своему новому статусу и чувствовал себя скованно.

У них были гости, Максим понял это, услышав со стороны кухни громкие голоса и мягкий девичий смех. Смеялась не Оксана, ее голос Максим узнал бы сразу.

Не зная, как ему поступить – подняться к себе или пойти знакомиться с гостями – Максим остановился в коридоре. Решил все же подняться, так казалось правильнее. Не хотелось оказаться не к месту.

Впрочем, уйти он не успел. Открылась ведущая в кухню дверь, на пороге показалась Оксана.

– Пошли, Максим, – сказала она, явно с трудом сдерживая смех. – Борис зовет…

С плеч словно свалилась гора. Облегченно вздохнув, Максим прошел на кухню.

– Вот и наш сталкер, – поприветствовал его Борис. – Максим, знакомься – это Рада.

Справа от Бориса сидела девушка. Сначала Максим оценил ее возраст лет в двадцать пять, потом решил, что она все же постарше.

С первого же взгляда Максим ощутил в облике Рады странное спокойствие. Особенно удивлял ее взгляд – чистый, лучистый, он, тем не менее, обладал странной внутренней силой. В нем была и толика снисходительности – Рада смотрела на Максима так, как умудренный жизнью учитель смотрит на малыша первоклашку.

Внешне Рада тоже напомнила Максиму учительницу. Весьма стройная, одета в строгий деловой костюм, заплетенные в косу каштановые волосы аккуратно уложены на затылке. Высокий открытый лоб, чистое лицо, мягкая улыбка. И удивительные глаза…

– Здравствуйте, – поздоровался Максим.

– Здравствуй, Максим, – ответила Рада, ее голос звучал тихо и спокойно. – Только давай сразу перейдем на «ты». Мы теперь будем видеться очень часто. Присаживайся…

– Рада – сновидящая, – пояснил Роман, он удобно расположился на диванчике у стены. – Именно она теперь будет тебя учить сновидениям.

– И вы с ней уже встречались, – добавил Борис. – Другое дело, что ты об этом вряд ли помнишь.

– Не помню, – признался Максим, сев рядом с Романом. – У меня хорошая память на лица. Когда это было?

– Скорее, где, – произнес Борис, все засмеялись. Смех был искренним и добродушным, Максим против воли тоже улыбнулся.

– Мы встречались в Замке Роз, в сновидении, – мягко ответила Рада. Она говорила довольно тихо, однако ее слова воспринимались удивительно ясно и отчетливо. – Но это знание находится на левой половине твоего осознания и пока для тебя недоступно.

Из книг Кастанеды Максим уже знал, что маги делят осознание на правостороннее, обыденное, и левостороннее, отвечающее за магическое восприятие мира. Одной из особенностей левостороннего осознания являлось то, что память о нахождении в нем оказывалась в обыденном состоянии недоступна. Другими словами, человек мог просто не помнить о том, что он делал, находясь на левой половине. Максим считал, что понятия лево и правосторонней памяти относятся только к реальному миру, поэтому слова Рады о том, что в сновидении тоже есть левосторонняя память, его слегка озадачили. Требовались разъяснения – Максим хотел было задать вопрос, но Борис удержал его от этого, едва заметно покачав головой.

– Как прогулка? – спросил он, с улыбкой глядя на Максима. – Выиграл миллион?

Все засмеялись, но смех этот был добрым, беззлобным. Максим против воли улыбнулся.

– Выиграл десять рублей, – ответил он. – А цепочка действительно сложилась.

– Куда бы она делась, – произнес Роман, все снова улыбнулись. Максим почувствовал какой то подвох.

– Максим, все замечательно, – успокоил его Борис. – Ты впервые увидел, как мир откликается на твои желания, как внешне разрозненные и никак не связанные между собой события и вещи объединяются в одну цепочку. Это и есть магия, способность взаимодействовать с миром на недоступном логике обычного обывателя уровне. И ПМ в данном случае – только отмычка к дверям Духа. Однажды наступит время, когда мир будет откликаться даже на твои мысли.

– А это, – добавила Рада, – подразумевает и ответственность за свои мысли. Если злая мысль принадлежит обычному человеку, большого вреда от нее не будет. Но мысль мага обладает силой. Ты сгоряча послал кого то к черту и забыл, а у человека начнутся неприятности. Именно поэтому ведущую роль в магии играет понятие безупречности.

– Я читал об этом. Быть безупречным – значит делать лучшее во всем, во что ты вовлечен, – сказал Максим.

– Да, – согласилась Рада. – И в то же время, безупречность – это нечто гораздо большее.

– Вот они, учителя… – усмехнулся Роман. – Им только дай волю, и будут поучать целыми днями.

– Да я не против, – пожал плечами Максим, по лицам присутствующих скользнули улыбки.

– Ловим на слове! – Борис поднял палец. – Как, Рада – займешься его воспитанием?

– Займусь, – согласилась девушка, с легкой улыбкой глядя на Максима. – Мы проведем с тобой курс занятий, своеобразный месячник интенсивной терапии. Задача – научить тебя самостоятельно входить в сновидение. Просто хакер сновидений, не умеющий сновидеть – это нонсенс.

– Можете начать прямо сейчас, – порекомендовал Борис. – А нам с Романом надо кое что обсудить. Покалякать о делах наших суетных.

– Хорошо. – Рада поднялась со стула, взглянула на Максима. – Пошли…

Комната Рады находилась на южной стороне дома, сквозь тяжелые зеленые шторы пробивались солнечные лучи.

– Садись, – предложила Рада. Максим сел в кресло рядом с журнальным столиком, с интересом разглядывая комнату. Стены комнаты покрывали зеленоватые обои, на стенах висели горшки с цветами. Традесканция, бегония, колеус. Роскошный золотистый сциндапсус, – без труда определил Максим.

Рада села в кресло напротив, с мягкой улыбкой взглянула на Максима. Несмотря на явную расслабленность, облик Рады лучился силой. Казалось, ее переполняла скрытая энергия, и лишь глаза давали выход внутренней силе. Ее взгляд обладал реальным весом – Максим невольно опустил глаза. Рада снова улыбнулась.

– Нам придется крепко поработать, – сказал она. – Я могу многое, но в конечном счете успех зависит только от тебя. Для начала мне нужно получить твое согласие учиться у меня. Это не простая формальность, твое согласие позволит мне ввести тебя в поток моей силы. Без такого согласия знания не будут иметь нужной силы.

– Я согласен, – произнес Максим, чувствуя легкую нервозность. Сочетание полумрака комнаты и мягкого голоса Рады казалось просто поразительным, во всем этом чувствовалась необыкновенная гармония.

– Хорошо, тогда перейдем к делу. Для начала задам тебе вопрос: что такое сновидение? Я хочу знать, как ты его понимаешь.

– Это способность осознавать себя во сне, – ответил Максим. – Я уже был один раз в сновидении, вместе с Борисом.

– Ты был в сновидении уже раз пять, – поправила его Рада. – Просто о других случаях ты сейчас не помнишь.

– Я как раз хотел спросить об этом: почему я об этом не помню? Если я правильно понял, существует два мира: реал и мир сновидений. Реальный мир – это тональ, правая половина. Сновиденный мир – нагваль, левая половина. Просыпаясь, мы можем вынести воспоминания из нагваля в тональ. Или всё не так?

– Всё действительно не так, – согласилась Рада. – Прежде всего, нельзя приравнивать сновиденный мир к нагвалю, это ошибка. Существует тональ, состоящий из реального мира и сновиденного. Есть и другие слои тоналя, но пока мы оставим их в покое. Когда ты засыпаешь, то просто меняешь один слой тоналя на другой, и не более того. То есть тональ – это все то, для чего у нас есть описание, это сфера разума. Мы можем говорить о сновидениях, можем их изучать, описывать. Соответственно, сновиденный мир относится к тоналю. Нагваль же находится за пределами понимания. О нем нельзя говорить разумно, мы можем лишь быть свидетелями его проявления. Что касается памяти, то она напрямую связана с положением точки сборки.

О точке сборки Максим уже читал в книгах Кастанеды. Эта точка находилась в энергетическом теле позади человека, за его правой лопаткой. Маги видели ее как точку интенсивного свечения, окруженную более бледным гало. Считалось, что именно точка сборки ответственна за наше восприятие. Если она смещалась в ту или иную сторону, менялось и восприятие человека. Насколько понял Максим, точку сборки можно было сравнить со стрелкой на шкале радиоприемника. Крутим ручку настройки, стрелка смещается, позволяя настроиться на другие радиостанции. Смещая точку сборки, можно было не только менять восприятие этого мира, но и «собирать» совершенно новые миры. Фактически, человек исчезал из этого мира, переносясь в тот, на который он в данный момент был настроен. Подвижности точки сборки маги придавали очень большое значение, стараясь расшатывать ее привычное положение всеми доступными способами.

– У Кастанеды ты читал о том, что человек имеет два типа осознания, правостороннее и левостороннее, – продолжила Рада. – Правостороннее осознание связано с обычным положением точки сборки. При смещении точки сборки можно войти в левостороннее осознание. Его особенностью является то, что память в этом положении точки сборки не связана с обыденной памятью. В реальном мире можно находиться как на правой половине, так и на левой. Точно такой же маневр можно произвести и в сновидении. И как в реальном мире ты не будешь помнить того, что происходило с тобой на левой половине, так и левосторонние сновидения тоже окажутся для твоей памяти недоступными. Представь, что у тебя на компьютере находятся два винчестера: ты пользуешься одним, доступа ко второму у тебя по какой то причине нет, система его вообще не видит. Ты даже не подозреваешь о его существовании – именно так ведет себя левосторонняя память. В ней могут храниться огромные массивы информации, но вся она для нас недоступна. Но однажды наступает момент, когда две части целого начинают объединяться, человек вдруг вспоминает то, чего в его жизни вроде бы никогда не было. Обрывки левосторонней памяти начинают просачиваться на правую половину, человек вспоминает все больше и больше, пока не объединит свою память в единое целое. У тебя пока нет опыта нахождения на левой стороне в реале, но есть опыт левосторонних, или нагвальных, сновидений. Когда нибудь ты всё обязательно вспомнишь.

Некоторое время Максим молчал, осмысливая услышанное. Потом снова взглянул на Раду:

– Хорошо, но ведь сны тоже связаны со смещением точки сборки. И мы, соответственно, не должны помнить того, что нам снилось. Но мы ведь часто помним сны – как это объяснить?

– Это объясняется именно положением точки сборки, – пояснила Рада. – Представь лист бумаги, на котором нарисован круг. В центре круга поставь точку. Точка – это обыденное положение точки сборки. Вся область внутри круга – это зона небольших флуктуаций точки сборки. Она может двигаться внутри этого круга, при этом наше осознание слегка меняется. Человек может воспринимать такие колебания точки сборки как смену настроения. Вся зона внутри круга соответствует бодрствующему состоянию человека. За пределами круга находится сновиденный мир. То есть сдвинулась точка сборки за грань круга, человек засыпает. Характер сновидений определяется тем, куда именно сдвинулась точка сборки. Но обрати внимание: где бы не находилась точка сборки, в нашей модели она не покидает поверхности листа. То есть все это – правостороннее осознание. Но если дать точке сборки возможность двигаться не только по плоскости, но и вверх вниз, мы получим еще одну шкалу отсчета. Такое движение, уход от перемещения по плоскости и будет переходом в левостороннее осознание.

– Да, что то проясняется… – Максим ненадолго задумался. – Я вот что еще хотел спросить: в Сети я встретил упоминание хакеров о том, что существуют осознанные сновидения и сновидения контролируемые. В чем их разница?

– Разница в степени осознания. В осознанных сновидениях она может меняться от минимальной, когда ты едва понимаешь, что спишь, до весьма высокой, когда ты можешь достаточно адекватно оценивать окружающее, способен проводить какие то исследования. Тем не менее, ты все еще остаешься в сновидении гостем. Контролируемые сновидения появляются тогда, когда ты становишься хозяином. Это – стадия абсолютного контроля. Ты входишь в сновидение тогда, когда хочешь и остаешься в нем столько, сколько нужно. Сновиденный мир становится для тебя не экзотикой, доступной при редких проблесках осознания, а полноценной средой обитания. Грань между тем миром и этим стирается.

– Это ты о бытии в сновидении?

– Не совсем. Я просто говорю о том, что два мира становятся для тебя равноценны. Ты сейчас обитаешь в этом мире как хозяин и приходишь в сновиденный как гость. Я одинаково хорошо контролирую оба мира, для меня нет разницы, где находиться. Скажем, для тебя что эта комната, что соседняя в целом равноценны. Ты можешь находиться в одной, можешь пойти в другую. Они чем то отличаются, но по статусу для тебя равны, тебе без разницы, где находиться. Для хакеров столь же равноценны этот мир и мир сновиденный. Что касается бытия в сновидении, то это немножко другое. Возьмем наш пример с комнатами – они могут быть для тебя равнозначны, но, в то же время, остаются отделенными одна от другой. Ты можешь быть в одной, можешь в другой, но тебе все равно приходится переходить из комнаты в комнату. Но если захотеть, можно сломать разделяющую комнаты стену, объединив их. В нашем случае мы объединяем реальный мир и мир сновиденный, при этом каждый из них приобретает черты другого. Понятно? – Рада улыбнулась.

– Не очень, – признался Максим. – Теоретически я понял, но что это дает на практике?

– Очень многое. Посмотри сюда. – Рада указала на горшок со сциндапсусом. – Этот цветок – хищник, его не рекомендуется держать в спальне. Здесь он только потому, что я изучаю энергетику растений. Сейчас это просто цветок, весьма красивый. Но давай объединим обычный мир и сновиденный. – Рада с улыбкой взглянул на цветок.

Ничего не произошло. Максим уже хотел было задать вопрос, как вдруг заметил, что цветок шевельнулся. Пригляделся внимательнее – он и в самом деле шевелился! Красивые пятнистые листья медленно поворачивались, словно обнюхивая пространство, на гибком стебле появились тонкие хищные усики. Они шарили по обоям, впивались в них, цветок на глазах у Максима начал стремительно тянуться вверх, выбрасывая все новые и новые листья. Всё происходило почти в полной тишине, за какую то пару минут хищное создание успело затянуть почти треть стены.

Сердце гулко билось, Максим вцепился в подлокотники кресла. То, что он видел, казалось ему чудом…

– Протяни к нему руку, – велела Рада. – Не бойся, ничего страшного не произойдет. Кстати, его зовут Гектором.

Максим медленно поднялся с кресла, страх в его душе боролся с любопытством. Подошел к стене, осторожно протянул руку.

Цветок явно почувствовал его приближение. Он неожиданно замер, листики развернулись в сторону Максима. Ощущение было очень неприятное, Максим вдруг понял, что цветок смотрит на него. Непонятно, как и чем, но ощущение холодного пристального взгляда не проходило. Максим смотрел на цветок, цветок – на Максима.

– Коснись его, – предложила Рада. – Смелее.

Максиму очень не хотелось этого делать, но не выполнить указания Рады он не мог. Протянул руку к одному из листков, тот слегка отпрянул. В эти минуты цветок напоминал не растение, а какое то необычное животное. Максим настойчиво потянулся к листику, осторожно коснулся его. И тут же вскрикнул и отскочил – хищный зеленый усик, стремительно развернувшись, словно лезвием полоснул по пальцу.

– Вот черт… – пробормотал Максим, опасливо разглядывая палец – на нем уже проступил ряд мелких красных пятнышек.

– Думаю, хватит… – сказала Рада. Максим снова взглянул на цветок, и едва не вздрогнул. Захватившие четверть стены буйные зеленые заросли исчезли, в горшке теперь рос все тот же привычный взгляду сциндапсус. Единственным, что напоминало о произошедшем, была ноющая боль в пальце.

– Извини, ты ему не понравился, – с улыбкой сказала Рада. – Гектор не любит чужаков. Не бойся, скоро все пройдет. Присаживайся.

Максим сел, взглянул на протянувшийся поперек пальца ряд кровавых пятнышек. Потом посмотрел на цветок, и лишь после этого перевел взгляд на Раду. Девушка улыбнулась.

– Ты видишь, цветок ничуть не изменился. Но палец у тебя болит. Это и есть бытие в сновидении – слияние двух миров, двух мироописаний.

– И что, все цветы ведут себя подобным образом? – спросил Максим.

– Да нет. – Рада пожала плечами. – В данном случае цветок просто отражал мое намерение. Пожелай я, и он вполне мог откусить тебе руку. А почему? – Рада внимательно посмотрела на Максима. – Потому что в пространстве этой комнаты ты являешься гостем, а я – хозяйкой. И именно я устанавливаю здесь правила игры. Понимаешь?

– Да, – сказал Максим. – Понимаю.

Рада снова улыбнулась, ее улыбка была очень мягкой.

– Теперь ты видишь, как может меняться окружающая тебя реальность. Тебе предстоит научиться менять ее самому. Не сейчас, на это уйдут годы и годы. Но ты должен видеть всю картину в целом, должен понимать смысл того, чем занимаешься. – Рада на несколько секунд замолчала, собираясь с мыслями.

– Ты уже знаешь, что маги делятся на сновидящих и сталкеров. Сновидящие начинают работу со сновиденного мира, сталкеры – с мира реального. Но конечный результат для тех и для других практически одинаков. Это как с палкой: у нее есть два конца, но есть и середина. Сталкеры двигаются к середине с одного конца, сновидящие – с другого. Конечный результат – полный контроль над реальностью, общение – а скорее, слияние с Духом. У тебя талант к сновидению, поэтому с тобой общаюсь я, а, например, не Айрис. Могу сказать, что тебе очень повезло. – Рада улыбнулась.

– Повезло с тобой? – Максим тоже невольно улыбнулся.

– Нет, – покачала головой Рада, ее глаза блеснули. – Повезло с тем, что ты не попал к Айрис. У нее бы ты парой болячек на пальце уж точно не отделался. – Рада тихо засмеялась, ее смех показался Максиму очень приятным.

– Но продолжим, – сказала она. – Как я уже говорила, твоя задача – научиться входить в сновидение. А для этого тебе придется создать сновиденный портал. Или, как сказал бы Борис, точку входа в систему. Просто он любит компьютерные термины, – пояснила Рада. – Точку входа можно создать разными методами. Например, научиться визуализировать пятно определенного цвета – этим способом пользуюсь я. Мой цвет – зеленый. Чтобы войти в сновидение, мне достаточно просто закрыть глаза. Я вижу зеленый свет, затем он рассеивается, как туман, и за ним проступает сцена сновидения. Но этот способ сложен, он требует долгой практики. Поэтому я предложу тебе другой. Он состоит в следующем: когда ляжешь спать, какое то время полежи, чтобы успокоиться. Когда почувствуешь, что уже можешь заснуть, представь перед собой длинный коридор с рядами дверей по сторонам. Это может быть как знакомый тебе коридор, так и созданный твоим воображением. Второй вариант лучше тем, что не будет фиксации на знакомых тебе элементах. Твоя задача – представить коридор как можно лучше. Обращай внимание на пол, стены, потолок, лампы освещения. Вместо ламп могут быть факелы. Ощутив себя в коридоре, иди по нему, в конце коридора увидишь дверь. За ней – сновиденный мир, дверь является точкой входа. Женщины должны выбрать одну из дверей по бокам – или левую, или правую. Впрочем, – улыбнулась Рада, – тебя это не касается, дверь для мужчин расположена точно по центру. Увидев дверь, постарайся рассмотреть ее как можно лучше. Кроме того, можно сразу окрасить ее в свой цвет. Как я сказала, у меня это зеленый, у тебя может быть какой то другой – например, желтый, оранжевый или любые их оттенки. Важно, чтобы цвет тебе нравился, был твоим цветом. Дальше открывай дверь, проходи через нее и спокойно засыпай, ни о чем не думая. Войти в сновидение сразу ты пока не сможешь, твои первые сновидения будут появляться уже под утро. Со временем ты научишься осознавать момент засыпания и сразу входить в сновидение, коридор и дверь трансформируются сначала просто до двери, а потом останется только зеленый цвет. Закрыл глаза, увидел пятно – и ты в сновидении. Но начинать надо именно с коридора и двери, визуализируя их каждую ночь. Думаю, здесь все понятно?

– Да, – кивнул Максим, думая о том, что все это непременно нужно будет записать.

– Замечательно, – улыбнулась Рада. – Пойдем дальше… – Она на секунду замолчала, потом продолжила:

– Способность осознавать себя в сновидении напрямую связана с уровнем нашей энергетики и тренированностью внимания. Как ты помнишь, дон Хуан советовал Кастанеде не тратить энергию на ерунду, стать в этом смысле настоящим скрягой. Это абсолютно верно, ты тоже должен следовать этому совету, не тратя силы на пустые заморочки. Однако как быть с той силой, которую мы уже потратили? – Рада приподняла брови, приглашая Максима ответить на вопрос.

– Не знаю, – признался Максим. – Потратили – значит, потратили. Мы должны сделать выводы из этого и не допускать подобных ошибок в будущем.

– Это верно, – согласилась Рада, – но хакеры пошли дальше этого. Вспомни перепросмотр своей жизни, рекомендуемый Кастанедой – восстанавливая в памяти былые события, переживая их заново, маги возвращают свою энергию и отдают чужую. Это действенный метод, но сложный и очень долгий. Если ты помнишь, донья Соледад провела в ящике для пересмотра пять лет. Хакеры не столь терпеливы, – в глазах Рады мелькнула усмешка. – Мы в этом смысле халявщики, и вместо того, чтобы долбить неприступную стену, делаем под ней подкоп, а то и вовсе подбираем отмычку к двери. Именно так мы поступили и с восстановлением энергетики. Существуют два основных метода: сталкерский, с использованием Пасьянса Медичи, и сновидческий, с поиском утерянной энергии в сновидениях. Ты будешь практиковать оба метода. О том, как восстанавливать энергию с помощью пасьянса, спроси у Бориса, он объяснит это лучше меня. Я расскажу о втором методе, он называется возвращением светимости. Суть его в следующем… – Рада снова ненадолго замолчала.

– Исследуя сновидения, – продолжила она, – хакеры заметили интересную вещь: посещение некоторых сновиденных мест вызывает резкий приток энергии. Улучшается способность осознавать себя, повышается жизненный тонус. Это заметно даже по внешнему облику – кожа становится упругой, исчезают морщинки. Исходя из этого и некоторых других наблюдений, хакеры сделали вывод: происходит возвращение нашей собственной энергии, некогда нами утерянной – а скорее, отобранной у нас. Существует пять основных мест, откуда мы можем вернуть свою светимость, каждое такое место находит свое отражение на сновиденной карте. У разных людей эти места могут отличаться, но сходство их в том, что они охраняются и нас туда не пускают. Обычно тебе препятствуют охранники, какие нибудь враги или разного рода монстры. Твоя задача – проникнуть туда, несмотря на козни, и найти некий предмет. Обычно это что то красивое – какой нибудь амулет, драгоценность, старинная книга. Нужный предмет ты узнаешь сразу. Если тебе удается добраться до предмета и взять его, ты получаешь бонус в виде притока энергии. Из четырех мест мы можем забрать свою светимость полностью. Пятое в этом плане отличается – сколько бы мы ее ни забирали, она все равно потом от нас ускользает. Обычно это пятое место ассоциируется у сновидящих с тюрьмой, казармой, местами, где мы учились, большими административными зданиями и тому подобными сооружениями. Забрать оттуда светимость просто, но сохранить ее не получается. Однако возвращение светимости из четырех других мест позволяет значительно поднять уровень своей энергетики.

– Но чтобы вернуть светимость, нужно уметь сновидеть? – спросил Максим. – А чтобы поднять уровень энергии и добраться до сновидений, нужно вернуть светимость. Получается замкнутый круг?

– В некотором роде, – улыбнулась Рада. – Просто все эти техники надо практиковать в комплексе. Зная о принципах возвращения светимости, ты уже не упустишь подвернувшуюся возможность. Ну, а чтобы добраться до сновидений, достаточно даже той энергии, которой мы обычно располагаем. Так что пока создай точку входа, картографируй сновидения и возвращая энергию с помощью Пасьянса Медичи. Вечером мы с тобой поговорим о внимании. А пока всё. – Рада улыбнулась и поднялась с кресла.


Поговорить с Борисом удалось примерно через час. На вопрос о том, как использовать ПМ для возвращения энергии, Борис лишь улыбнулся.

– Всё это есть на диске, что я тебе дал, – ответил он. – Надо только поискать. Но раз спросил, могу и объяснить. Пройдем ко мне…

В комнате Борис сразу же приступил к объяснению:

– Думаю, ты уже заметил, что в Пасьянсе Медичи используется не совсем обычная связь элементов. Выполняя цепочку по правилам ПМ, мы искусственно наделяем элементы мира теми или иными атрибутами. Можно сказать, что мы вешаем на них ярлыки. Вопрос: а зачем нам это? Да только затем, что таковы условия нашей игры. Разбираясь с Пасьянсом Медичи, создавая присущий только тебе программный язык, ты создаешь некое виртуальное пространство, некую подпрограмму, которая начинает оказывать влияние на протекающие вокруг события. Можно сказать, что ты сам задаешь реалу условия, по которым он должен работать. Это – первая важная особенность.

– Пойдем дальше, – продолжил Борис после небольшой паузы. – Ты спрашиваешь о том, как с помощью ПМ возвращать энергию. Но для того, чтобы понять это, надо сначала разобраться в другом – как именно мы тратим эту энергию, что эти траты определяет. Давай для примера разберем какую то ситуацию – например, ты решил организовать некую фирму. У тебя есть компаньон, вы горите желанием осуществить свой проект. Начинаете работу, у вас возникают разногласия. Возьмем два варианта развития событий: первый – вы ругаетесь, спорите, но все эти споры чисто рабочие. В конце концов вы приходите к каким то решениям, создаете фирму и нормально работаете, вполне довольные собой и друг другом. И второй вариант: вы не можете прийти к компромиссу и в итоге разбегаетесь, неся в себе полный набор отрицательных эмоций и груз разочарования от несбывшихся надежд. В общем то, вполне стандартные ситуации, но давай рассмотрим их с энергетической точки зрения. В первом случае цепочка сложилась, запланированный результат получен. А значит, практически вся вложенная в цепочку энергия возвращается к вам – учти, это очень важно. Проект реализован, на тебе не висит груз незавершенного дела. И второй вариант, когда вы разбежались – у вас ничего не получилось, цепочка событий не сложилась, вложенная в проект энергия к вам не вернулась. А теперь подумай, какой хвост незавершенных дел имеет каждый из нас, сколько у нас было всяких начинаний, больших и маленьких, которые по тем или иным причинам не удалось довести до конца. Нам кажется, что мы обо всем этом уже давно забыли – ан нет, все эти цепочки до сих пор висят на нас мертвым грузом, прижимая нас к земле. Мы должны освободиться от них, но как? Можно заняться перепросмотром, как советует Кастанеда. Но это долгий и нудный процесс, хочется чего то более быстрого. Хакеры научились складывать незавершенные цепочки с помощью ПМ, возвращая потраченную энергию. Принцип очень прост: ищем в своей жизни какую то незавершенную цепочку. Сначала целенаправленно работаем с самыми крупными, висящими на нас тяжким грузом. Например, пусть это будет неразделенная любовь. – Борис усмехнулся и поудобнее устроился в кресле. – Раз цепочка не сложилась, значит, существовало какое то препятствие – назовем его тузом пик. Всё, что шло до туза пик, тоже обзываем какой то картой. Любовь – это черви, значит, предысторию можно обозначить как 8 ч. Восьмерка – потому что шло общение с кем то, – пояснил Борис. – Разумеется, ты можешь обозвать предысторию и любой другой картой – так, как сочтешь нужным, в соответствии с твоей оценкой ситуации. Дальше составляем цепочку ПМ с началом 8 ч Тп и выполняем ее за какое то короткое время – скажем, в течение пары часов. Этим немудреным действием мы складываем зависшую цепочку, вся потраченная некогда энергия возвращается к нам. Целенаправленно поработав с самыми важными событиями, можно перейти ко второму этапу – а именно, начать бить по площадям. Здесь мы уже не фиксируем конкретные события, мы просто выполняем цепочки ПМ, по несколько штук в день, каждый раз слегка изменяя их начало. Скажем, сначала это 6п Тп, потом 7п Тп, далее 8п Тп, 9п Тп и так далее. Расправились с пикушками, переходим к крестям – 6к Тп, 7к Тп, 8к Тп… Далее берем бубнушки и червушки, перебирая таким образом всю колоду. Каждая начальная карта в этом случае соответствует какой то начатой и незавершенной цепочке, Тп символизирует препятствие, не позволившее цепочке завершиться. Выполняя такие цепочки, мы каждый раз складываем какую то незавершенную цепочку прошлого. Дальше можно изменить условия задачи – например, брать не Тп, а Тч. Здесь Тч будет символизировать эмоциональные траты, причем любые, от смеха и радости до ненависти и слез. А дальше все то же самое, так же ставим Тч на второе место и перебираем всю колоду. Здесь важно понять сам принцип блочной подмены – осознав его, ты можешь в любой нужный момент составить и прогнать цепочку для решения какой то зависшей проблемы. Подобная работа с цепочками прошлого позволяет вернуть массу потраченной энергии и освободиться от висящего на нас хлама прошлого. Энергетический уровень повышается, что сразу сказывается на текущей жизни. После этого самое важное – не насобирать нового груза незавершенных цепочек. А для этого надо принять за правило доводить до конца все свои начинания. Сталкеры исходят из того, что любое дело должно выполняться с максимальной быстротой и эффективностью, оно не должно размазываться на годы. Опять же, действовать надо так, чтобы не порождать лишних цепочек событий – обрати на это внимания, данный пункт очень важен. Скажем, когда плывет корабль, он оставляет за собой волны. Точно так же и человек, плывя по жизни, оставляет за собой след в виде множества порожденных им цепочек. Сталкер в этом смысле не плывет, он скользит по морю жизни, оставляя на его поверхности едва заметный след.

– А если в моей жизни было много цепочек с одинаковым началом? – поинтересовался Максим. – Тогда одной цепочки с соответствующим началом не хватит, чтобы закрыть весь хвост подобных цепочек?

– Не хватит, – согласился Борис. – Однако никто не мешает тебе повторить этот процесс несколько раз. Самое важное здесь – вовлечься в процесс, возбудить соответствующий поток. И дальше уже поток потащит тебя в нужном направлении. Попробуй, и ты убедишься в этом сам.

– Попробую, – согласился Максим. – Обязательно…


День оказался очень насыщенным, Максим едва справлялся с потоком хлынувшей на него информации. Сразу после обеда он уединился в своей комнате и несколько часов приводил мысли в порядок, записывая в тетрадь наиболее важные моменты объяснений Рады и Бориса. В шесть вечера его ждала очередная тренировка в спортзале, после нее Максим вышел мокрый от пота. После душа ужинали, затем был час свободного времени – и новая встреча с Радой.

На этот раз говорили о внимании. Точнее, говорила Рада, Максиму оставалось только слушать да задавать уточняющие вопросы.

– Основную роль как в этом мире, так и в сновиденном играет наше внимание, – начала она. – Именно внимание создает этот мир. Как ты помнишь, Кастанеда делил внимание на первое – обыденное, и второе – магическое. Соглашаясь в этом вопросе с Кастанедой, хакеры, тем не менее, ввели некоторые новые термины. Один из них – таблицы мироописания. Фактически, это инвентарный список всего, что нас окружает, что существует для нашего сознания. Это шаблон, определяющий наше поведение и наши оценки, наше отношение к окружающему миру. Таблицы мироописания формируются с самого детства, постепенно становясь все прочнее и незыблемее. Это – та призма, сквозь которую мы смотрим на мир, наши розовые очки. И если мы рассмотрим процесс восприятия, то он будет выглядеть так: человек что то воспринимает, полученная информация тут же сверятся с данными таблиц мироописания. Фактически, это некая проверка на истинность, а истинность определяется тем, что заложено в таблицы. Если поступающая информация не противоречит существующим в таблицах записям, она допускается к осознанию нашим разумом. Если информация не соответствует записям, возникает конфликт. Этот конфликт может быть разрешен несколькими способами. Первый – придание конфликтной информации приемлемой конфигурации. Например, человек видит ночью в небе НЛО. Если он не верит во все эти «тарелочки», то таблицы мироописания тут же подкинут ему неконфликтное решение – человек решит, что видел самолет, ракету или просто какое нибудь редкое природное явление. Второй вариант – человек допускает, что видел что то необычное и это явление нуждается в дальнейшем изучении. Это мягкий вариант, при котором постепенно начинается изменение таблиц мироописания, введение в них новых записей. И когда человек снова увидит НЛО, он уже будет готов к адекватному восприятию этого явления, его таблицы мироописания изменились и конфликтной ситуации не создается. Наконец, возможен третий вариант, когда то, что видит человек, настолько не совпадает с содержанием таблиц мироописания, что те просто блокируют канал восприятия. Нет информации, нет проблемы. Вспомни ситуацию с Кастанедой, когда дон Хуан и Хенаро знакомили его с древними видящими. Эти существа зашли за ними в дом, но Кастанеда их не воспринимал. Всё, что он почувствовал, это порыв ворвавшегося через открытую дверь холодного воздуха. Его таблицы мироописания оказались незыблемы, в них не нашлось места древним магам – а значит, Кастанеда их и не видел. Барьер таблиц мироописания существует для каждого из нас, именно он отделяет нас от необычного восприятия. Могу заверить, что левосторонняя память каждого человека хранит множество эпизодов необычного восприятия, но память о них не может прорваться на правую сторону, этому мешает жесткий барьер таблиц мироописания.

– Да, но когда ты показывала мне этот цветок, – Максим кивком указал на сциндапсус, – я ведь видел его совершенно нормально. То есть видел, что он шевелился, что он был живой. Что в это время делали мои таблицы мироописания?

– Хороший вопрос, – улыбнулась Рада. – Дело в том, что любые объяснения несут лишь часть истины и их не надо воспринимать как застывшие схемы. Таблицы мироописания каждого человека имеют свои особенности. Кто то готов принять чудеса, кто то нет. Одни явления можно игнорировать, другие проявляют себя в нашем слое тоналя настолько ярко, что их нельзя игнорировать при всем желании. А значит, степень восприятия у каждого человека будет своя, она зависит от его личных особенностей и сложившейся ситуации. Наконец, не забывай о том, что пространство этой комнаты контролирую я. Ты находишься в потоке моей силы, и именно я определяю, что ты можешь здесь воспринять, а что нет. Например, сейчас по потолку этой комнаты ползет очень странное существо. – Рада с улыбкой указала в угол комнаты. – Видишь?

Максим оглядел потолок, и ничего не заметил.

– Нет, – сказал он, покачав головой. – Там ничего нет.

– Восприятие – это настройка, – продолжила Рада. – Можно сказать, что обычно мы жестко фиксированы на восприятие одной длины волны. Это как с радиоприемником, ручка настройки которого зафиксирована на одной радиостанции. Разных станций много, но приемник выбирает только одну – ту, на которую он настроен. Ты можешь воспринять ползущее по потолку существо в двух случаях: либо оно переместится в твою область восприятия, в твой частотный диапазон, либо ты изменишь свою настройку. Есть и третий вариант. – Рада снова улыбнулась. – Твою настройку изменю я…

Максим хотел было задать новый вопрос, и не смог. В ушах слегка зазвенело, зрение поплыло. Начал быстро моргать, зрение прояснилось. Посмотрел на Раду, потом перевел взгляд на потолок – и вздрогнул.

По потолку действительно ползло нечто, напоминающее бесхвостого крокодила или огромную безобразную жабу. Казалось, на него не распространялась сила тяжести – сделав шаг, существо ненадолго замирало, затем выбрасывало вперед очередную лапу и замирало снова.

– Оно настоящее? – спросил Максим, его голос звучал тихо и слегка испуганно.

– Вполне. Я просто слегка изменила твою полосу восприятия. А теперь я перестаю тебя держать…

Зрение снова затуманилось, Максим заморгал. Когда он снова увидел потолок, там уже ничего не было.

– Оно по прежнему здесь, – пояснила Рада. – Но тебя отделяет от него барьер восприятия. Могу сказать, что будет происходить дальше. Во первых, необычный опыт, который ты сейчас получил, начнет изменять твои таблицы мироописания. Раньше ты считал, что существует только то, что ты видишь. Теперь ты начал понимать, что есть и другой диапазон частот, другие полосы восприятия. И этих полос восприятия можно достичь. Однако надо помнить, что таблицы мироописания не меняются сразу, они очень прочны. И если ты, например, сейчас порвешь с нами и вернешься в мир обычных людей, то велика вероятность, что твое сознание, поиграв в чудеса, подыщет для всего произошедшего какое нибудь приемлемое объяснение. Ты будешь считать, что я тебя загипнотизировала, напоила отваром мухоморов или еще чем нибудь. Не важно, что объяснение будет выглядеть глупо – главное, чтобы оно соответствовало заложенному в таблицы. С другой стороны, если ты не уйдешь и будешь все глубже погружаться в мир магии, твои таблицы мироописания поневоле начнут меняться в соответствии с новыми установками. И однажды, когда в них будут реально внесены новые записи, ты обретешь новые возможности. Какие именно, зависит от твоего намерения, от того, в каком направлении ты работаешь. Вспомни, как дон Хуан убеждал Кастанеду – он говорил ему, что магия очень проста, что она на кончиках наших пальцев. Сложно лишь убедить себя в том, что все это возможно. А убедить себя – значит внести в таблицы мироописания запись, разрешающую те или иные чудеса.

– А порталы – это тоже смена таблиц мирописания?

– Скорее, это внесение в них новой записи. Обыденное сознание не допускает возможности существования порталов, как не допускает и существования многих других необычных вещей. И переубедить его в этом зачастую не может даже страх смерти. Вспомни, как Кастанеда прыгал в пропасть – его внимание должно было собрать другой мир. Кастанеде это удалось, он перешел в другой слой тоналя, не долетев до дна пропасти. Его таблицы мироописания позволяли это, они были подготовлены долгой кропотливой работой. Но были и другие люди – те, кто по примеру Кастанеды шагнули в пропасть, надеясь на чудо. Они погибли – а почему? Потому что в их таблицах мироописания была другая запись: тот, кто падает с большой высоты, всегда разбивается. И храбрость в данном случае никак не спасает от глупости. Прыгает такой человек в пропасть, орет благим матом – «Верую!» А внутренний голос ему в ответ – «А я нет…» Чудеса возможны лишь тогда, когда ты к этому готов.

– Значит, я должен убедить себя в том, что порталы возможны?

– Ты не сможешь просто убедить себя, – улыбнулась Рада. – И в этом вся сложность. Как капля точит камень, так и таблицы мироописания меняются долгой кропотливой работой. В случае с порталами начинать надо с осознания строения мира – понять, как он устроен, какие законы им управляют. Это даст тебе намеки на то, каким образом может быть осуществлен переход через портал. Ты получишь какие то зацепки, которые позволят тебе искать варианты практического выхода на эти возможности. В итоге однажды ты действительно откроешь портал, но это будет не счастливой случайностью, а результатом долгой и упорной работы.

– Хорошо, а какую роль во всем этом играет внимание?

Рада тихо засмеялась, потом с притворным осуждением покачала головой.

– Есть старый анекдот, – сказала она. – На заре автомобилестроения проводилась лекция об устройстве автомобиля. Все слушали, восторгались, кивали. Наконец лекция закончилась, лектор спрашивает – есть вопросы? Тогда одна дама поднимает руку и говорит: «Все это было очень интересно и познавательно, я не поняла только одного: куда запрягается лошадь?»

Максим улыбнулся. Рада смотрела на него, ее глаза сияли.

– Ты сейчас задал подобный вопрос, – сказала она. – Всё это время мы как раз и говорили о внимании – а точнее, о фильтрах первого внимания, фильтрах тоналя.

– Просто мне сложно воспринять все это с первого раза, – ответил Максим.

– Не оправдывайся! – погрозила ему пальчиком Рада. – Забудь эту глупую привычку. Итак, еще раз: именно наше внимание создает мир. А внимание завязано на таблицы мироописания, определяющие, что есть что в этом мире. Мы видим мир в отредактированном виде, не таким, каков он есть в действительности. Наше внимание приучено воспринимать лишь то, записи о чем есть в таблицах мироописания. В этом смысле внимание действительно создает мир – а точнее, его проекцию, доходящую до нашего разума. Таблицы имеют гриф «настройка по умолчанию». Магам это не нравится, и они изменяют эти настройки так, как им требуется. В результате мы начинаем воспринимать то, чего раньше не замечали. А функция замечать – не замечать и есть основная функция внимания. Поэтому, работая с таблицами мироописания, мы работаем именно с вниманием. Теперь только посмей сказать, что ты не понял, и мы с Гектором, – Рада взглянула на цветок, – устроим кровавую расправу.

– Тогда будем считать, что я понял, – ответил Максим и засмеялся вместе с Радой. Потом добавил: – Я разберусь. Просто мне нужно время, чтобы всё это утряслось в связанную картину.

– Будем надеяться, – сказала Рада. – Хорошо, давай поговорим о более привычном тебе внимании. Для того, чтобы осознавать происходящее в сновидении, нам нужно тренировать наше внимание, нашу способность к концентрации. Для этого годятся самые разные методы – например, созерцание, описанное у Кастанеды. На этой полке, – Рада указала на одну из настенных книжных полок, – полно подходящего хлама для созерцания. Выбери несколько понравившихся тебе вещиц, я дам тебе коврик… – поднявшись с кресла, Рада открыла тумбочку, вынула из нее несколько аккуратно сложенных тонких ковриков, скорее даже скатерок.

– Выбирай, – предложила она. – Будет лучше, если цвет совпадет с цветом твоего сновиденного портала.

Скатерок оказалось штук десять, все разных цветов.

– Вот эту, – попросил Максим, остановив свой выбор на коричневато оранжевом цвете.

– Точно? – переспросила Рада. – Учти, маги не меняют своих решений. Этот цвет должен тебя действительно притягивать.

– Он мне нравится, – ответил Максим. – Теплый, но не слишком яркий.

– Хорошо, – согласилась Рада, убрав остальные коврики. – Созерцать будешь так: садишься у стены на матрасик – он у тебя в шкафу, под спину подсовываешь подушку. Если нужно, подсунешь маленькие подушечки под колени, здесь важен комфорт. В метре от себя расстилаешь коврик, на него кладешь выбранную для созерцания вещицу. Глаза слегка прикрыты, смотри спокойно, расслабленно. Все внимание сосредоточено на объекте созерцания. Старайся просто смотреть, не анализируя то, что видишь – это очень важно. Этому упражнению ты должен уделять не меньше двух часов в день. Больше – пожалуйста, но не меньше. Можешь заняться этим прямо сейчас – после того, как я закончу, – по губам Рады скользнула улыбка. – Кроме того, у тебя будет еще одно задание: учись концентрироваться на том, чем ты занимаешься в текущий момент. Другими словами, твои мысли не должны метаться, как стая испуганных обезьян, внимание должно фокусироваться на чем то одном. Всё это служит укреплению внимания. – Рада замолчала, потом улыбнулась.

– Думаю, на сегодня хватит, – сказала она. – Выбери три вещицы для созерцания, и не забудь коврик.

– А что лучше выбирать? – поинтересовался Максим, поднявшись с кресла и подойдя к полочке. Здесь было всё – маленькие статуэтки, украшения, бюстики поэтов и музыкантов, детские кубики, высохшие каштаны, множество разноцветных камней и многое многое другое…

– Что угодно, – ответила Рада. – Лучше, если это будет что то природное. Предметы, созданные людьми, несут на себе их отпечаток.

Подумав, Максим выбрал сухой каштан и два красивых камня.

– Подойдет, – сказала Рада, оценив его выбор. – Созерцать по одному предмету, желательно слишком часто их не менять. То есть один предмет можно созерцать несколько месяцев. На этом все, об остальном поговорим завтра.

– Я понял, Рада. Спасибо… – Максим взял коврик и вышел из комнаты.

Вернувшись в свою комнату, Максим с сожалением констатировал, что ему катастрофически не хватает времени. Пасьянс, картография, занятия в спортзале, созерцание… Сейчас ему нужно было сесть и созерцать, но вместо этого Максим сел за стол и начал делать в тетради пометки – просто чувствовал, что ему нужно как то систематизировать полученные знания. А созерцанием он займется перед сном…





оставить комментарий
страница5/15
Дата16.10.2011
Размер5.07 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх