А. А. Иванов // Вестник связи : ежеме icon

А. А. Иванов // Вестник связи : ежеме


Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
вернуться в начало
скачать

Иоффе, Х. Один из зачинателей отечественной радиопромышленности: С.М. Айзенштейн / Х. Иоффе // Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещанию. - 1991. - N 9. - С. 46-47





Имя С. М. Айзенштейна, талантливого инженера, основателя и руководителя завода «Русское Общество Беспроволочных Теле­фонов и Телеграфов» (Р.О.Б.Т.иТ.) — единственного до рево­люции русского частнокапиталистического акционерного обще­ства в этой отрасли промышленности— оказалось у нас не­заслуженно забытым. В отечественной исторической литературе нет посвященных ему публикаций.

Семен Моисеевич Айзенштейн родился в Киеве в 1884 г., по­лучил образование, учась сначала в Киевском, затем в Берлин­ском университетах, завершил его в Шарлоттенбургском поли­техникуме. С юных лет он страстно увлекся беспроволочным те­леграфом и в конце 1901 г. демонстрировал такую связь между домами в родном городе с помощью самодельных искрового пе­редатчика и когерентного приемника. Будучи студентом, он до­бился специального разрешения присутствовать в декабре 1901 г. в Москве на съезде инженеров-электриков, где в программе зна­чилась лекция профессора А. С. Попова по беспроволочной теле­графии. Эту лекцию он запечатлел в памяти на всю жизнь и спустя 50 лет оставил о ней воспоминания .

В 1904 г. С. М. Айзенштейн получил свой первый патент на устройство беспроволочного телеграфа и организовал в Киеве маленькую частную лабораторию, в составе которой было три че­ловека. Экспериментами Айзенштейна заинтересовалось воен­ное ведомство, оказавшее поддержку молодому изобретателю в постройке двух экспериментальных станций по его проекту. Эти станции — одна в Киеве, вторая в Жмеринке — были сооружены в 1906—1907 гг. Из Жмеринки была установлена связь с Одес­сой (около 350 км) и Севастополем (более 550 км).

В это время правительственные круги ощутили потребность ос­новать в России радиозавод, который мог бы удовлетворять воз­растающие запросы военного, морского, почтово-телеграфного ведомств, министерства промышленности и торговли, частных промышленных предприятий, далеко отстоящих от проводных те­леграфных линий. Однако для реализации этого предприятия не­обходимо было заручиться патентами на аппаратуру. Попытка войти в соглашение о приобретении привилегий с иностранными компаниями — немецкой «Телефункен» и английской «Марко­ни» — не увенчалась успехом, так как эти компании, естествен­но, усмотрели в намечавшемся русском предприятии нежела­тельного конкурента.

Пришлось ограничиться патентами, выданными на этого рода изобретения в России. Среди них выделялись привилегии Айзен­штейна, предложившего тем временем продолжить строитель­ство военных станций. Айзенштейн и другие инициаторы дела сумели получить поддержку русских промышленников, и в 1907 г.

возникло акционерное «Общество беспроволочных телеграфов и телефонов системы С. М. Айзенштейна». Он сам стал крупным пайщиком нового Общества и его руководителем. Было решено перенести лабораторию-мастерскую из Киева в Петербург. Устав Общества был утвержден 3 октября 1908 г.; у Общества уже име­лись вполне оборудованные мастерские в трех помещениях од­ного из флигелей на Васильевском острове.

Однако с самого начала было ясно, что новые мастерские не смогут обеспечивать выполнение полученных заказов. К тому же быстрое развитие техники радиотелеграфа диктовало необходи­мость иметь собственную лабораторию. Это побудило Общество решиться на сооружение завода с лабораторией на участке земли, приобретенном по Лопухинской улице (ныне улица академика Павлова). Постройка здания завода была начата в августе 1909 г., и к 1 января 1910 г. в нем уже заработали мастерские и лабо­ратории.

Ранее приобретенные у С. М. Айзенштейна патенты теряли прежнее значение, и было принято решение об изменении назва­ния Общества. С июля 1910 г. оно стало именоваться «Рус­ское общество беспроволочных телеграфов и телефонов». Из заказов, выполненных на конец 1910 г., надо назвать станции в Бобруйске и Уржумке (на Урале) (дальность связи — 1500 км), в Севастополе, Тифлисе, Карее, Брест-Литовске, Либаве, Свеаборге (около 400 км), армейские полевые станции. Новаторской была радиосвязь Бобруйск — Уржумка: до этого вообще не существо­вало станций, работавших с такой большой дальностью связи по суше, и при создании проекта пришлось воспользоваться опытом, имевшимся по гораздо меньшим станциям.

Обществу полностью принадлежала заслуга создания полевой станции на четырех двуколках при дальности связи 150 км; на­помним, что полевая станция Маркони размещалась на 14 дву­колках и обеспечивала радиосвязь на 45 км. Тем не менее, мо­лодому Обществу пришлось бороться за заказы с именитыми иностранными конкурентами путем назначения низких цен на торгах. В результате большая часть заказов давала Обществу только убытки. Нависла угроза постепенного разорения .

В целях выживания в октябре 1911 г. Общество пошло на выпуск дополнительных акций, и при выборе новых пайщиков остано­вилось на английской компании «Маркони», тем самым не только добившись притока новых капиталов, но и приобретя высокий авторитет благодаря имени союзнической фирмы. По количе­ству акций «Маркони» получила право на свою долю прибыли и на место в составе Правления Р.О.Б.Т.иТ. при неизменной, од­нако, организации Общества, с Айзенштейном во главе. Об­щество осталось самостоятельным русским предприятием, ра­ботая исключительно на удовлетворение национальных потреб­ностей в радиоаппаратуре .

Когда началась первая мировая война, Р.О.Б.Т. и Т. взялось за строительство мощных радиостанций, предназначавшихся для связи с союзниками,— Московской (Ходынской) и Царскосель­ской передающих мощностью 300 кВт каждая и Тверской прием­ной. Автором проектов радиостанций был С. М. Айзенштейн . Им же был подписан от имени Р.О.Б.Т.иТ. контракт с Главным Военно-техническим управлением на их строительство. Станции были сооружены в короткий срок; Московская открыта 6 декабря 1914 г., Царскосельская — 28 января 191 5 г., Тверская — 11 нояб­ря 1914 г. За заслуги Айзенштейн был зачислен французским правительством офицером Почетного легиона.

В 1915—1916 гг. Айзенштейн провел работу по установлению радиосвязи с подводными лодками в погруженном состоянии, с использованием длинных волн. Он считается одним из пионеров в этом виде связи. В 1914—1917 гг. в лаборатории Р.О.Б.Т. и Т. были созданы первые в России радиолампы и первая отечественная ламповая радиоаппаратура . В декабре 1914 г. С. М. Айзен­штейн и Н. Д. Папалекси провели впервые в России опыты по ра­диотелефонированию между заводом и Царским Селом . В 1917 г. Общество оснастило аппаратурой известную радио­станцию Главного морского штаба «Новая Голландия». Отметим также, что Айзенштейн предпринял издание первого русского радиотехнического журнала «Вестник телеграфии без проводов» (1912—1914 гг.).

После Октябрьской революции завод Р.О.Б.Т.иТ. был нацио­нализирован, лаборатория и часть оборудования перевезены в Москву, где Айзенштейн продолжил свою деятельность в каче­стве руководителя групп заводов под названием «Секция Радио Объединенных государственных электротехнических предприя­тий слабого тока». Главным делом С. М. Айзенштейна стало по­рученное ему и В. М, Лебедеву строительство в Москве на Шаболовке 100-киловаттной радиостанции с дуговым генерато­ром и антенной башней конструкции Шухова.

Одновременно Айзенштейн активно включился в деятельность основанного в марте 1918 г. Российского общества радиоинже­неров (РОРИ), стал членом его Совета. На общих собраниях РОРИ им было сделано 13 докладов [8]. Он был в декабре 1918 г. ос­новным докладчиком на совещании при Высшем радиотехни­ческом совете по вопросу об устройстве радиосети Республи­ки . Айзенштейн — один из инициаторов учреждения в стране Радиоассоциации — научного объединения институтов, лаборато­рий, с целью постоянного научного общения и согласования науч­но-технической деятельности, а после утверждения в ВСНХ По­ложения об этой Ассоциации (январь 1921 г.) стал заместителем председателя ее московской группы.

Во второй половине 1921 г. либо в начале 1922 г. С. М. Айзен­штейн эмигрировал в Англию. Вскоре стал руководителем созда­вавшихся под эгидой фирмы «Маркони» новых радиозаводов в Польше (с 1922 по 1935 гг.), затем в Чехословакии. В период второй мировой войны работал во вновь созданных фирмой «Маркони» электровакуумных лабораториях, а с 1947 г. возгла­вил образованную на базе этих лабораторий самостоятельную английскую компанию English Electric Valve Company Limited. Пост генерального директора этой компании он занимал до ухода на пенсию в 1955 г.

С. М. Айзенштейн скончался 3 сентября 1962 г.


ЛИТЕРАТУРА

Young A. J. Obituary // The Marconi Review.— Furth quarter. 1962.— P. 243—249.

Aisenstem S. IW. // The Wireless World.— May 1914.— P. 71.

Русское Общество беспроволочных телеграфов и телефонов. Возникновение Общества и его современное положение. До­кладная записка в Государственную Думу. Декабрь 1910. Под­линник. ЦМС им. А. С. Попова, фонд «Радио», on. 1, ед. хр. 397.

Юсупов Э. С. История и производственная деятельность за­вода Р.О.Б.Т. и Т. Машинопись.— Там же, фонд «ЦМС», on. 1, ед. хр. 572.

Акт закладки Царскосельской радиостанции. Подлинник.— Там же, фонд «Радио», on. 1, ед. хр. 1.

Иоффе X. А. В начале века // Радио.— 1990.— № П.— С. 14.

Бонч-Бруевич М. А. К истории радиовещания в СССР // Радио — всем.— 1927.— № 21.— С. 499.

Юбилейное собрание РОРИ //ТиТбп.—№ 13.—Март 1922.— С. 344—345.

Краткий отчет Совещания представителей науки и специа­листов по радиотехнике при Высшем радиотехническом Совете 21 декабря 1918 г. // Радиотехник.— № 5.—Июнь 1919.— С. 16—30.

10. Радиоассоциация // ТиТбп.— № 12.— Январь 1922.— С. 242—243


Карпов, Е. А. К 110-летию изобретения радио / Е. А. Карпов // Электросвязь. - 2004. - № 8. - С. 48-49. : фото.цв.


Потребность в средствах быстрой связи издавна присуща человеку. С момента открытия электрической энергии вначале в виде статического электричества (И. Вигнером в 1744 г.), а затем и динамического (А. Гальвани в 1780 г.), усилия многих людей были направлены на применение его для целей связи. Необхо­димость связи, притом как можно более быстрой, для управле­ния государством, особенно во время войны, явилась одной из причин, побудивших ученых многих стран изыскивать пути ее создания. Немало труда было затрачено в конце XVIII столетия при попытках применить статическое электричество для пере­дачи сигналов, однако для передачи их на большие расстояния оно не было пригодно, поэтому не нашло практического применения. И только с открытием в 1888 г. немецким физиком Г. Герцем электромагнитных волн или так называемых радио­волн, начались интенсивные исследования в отношении их применения для нужд связи.

Каковы же причины возникновения беспроводного телегра­фа, в современном понятии - радио - именно в России? Это, прежде всего, традиционное внимание русских ученых и изобре­тателей к исследованию и использованию электрических явле­ний и их выдающиеся достижения в электротехнике.

Как известно, начало теории и практики электричества было положено в середине XVIII в. трудами М.В. Ломоносова, который в 1756 г. высказал твердое убеждение, что "електрическая сила есть действие". При этом он рассматривал электричество как особую форму движения материи. М.В. Ломоносов проводил многочисленные опыты по исследованию электрических явлений и первый из ученых столкнулся с искусственно созданным веществом. Дело М.В. Ломоносова продолжили русские ученые в XIX в. Среди них - создатель электрической дуги В.В. Петров, изобретатель электромагнитного телеграфа П.Л. Шиллинг, Э.Х. Ленц, открывший важнейшие законы электротехники, Б.С. Якоби, П.Н. Яблочков, А.Н. Лодыгин, внесшие существенный вклад в ее развитие. Заметную роль в области электричества сыграла группа специалистов-электротехников: В.Н. Чикалев, Д.И. Лачинов, Н.Г. Егоров, И.И. Боргман и др.

Широкое распространение естественнонаучных знаний, вы­сокий уровень электротехнического образования в России - все это было характерно для конца XIX столетия. Особенно славился физико-математический факультет лучшего в России Петербургского университета, где учился А.С. Попов. Среди профессоров университета были воспитанники всемирно извест­ных ученых И.М. Сеченова, П.Л. Чебышева, A.M. Бутлерова, Д.И. Менделеева. Русские ученые одни из первых начали преподавать электротехнику в военных и гражданских учебных заведениях, при этом они проделали огромную работу по созданию научных основ курсов, посвященных электричеству. Русские же в числе первых после открытия электромагнитных волн начали заниматься экспериментальными исследованиями. Среди них - университетские преподаватели А.С. Попова: И.И. Боргман, О.Д. Хвольсон, Ф.Ф. Петрушевский, Н.Г. Егоров.

После окончания учебы (с 1883 по 1901 гг.) А.С. Попов служил в Кронштадте в Минном офицерском классе, хорошо знал потребности моряков в беспроводной связи. Имея хоро­шую подготовку, он был не только прекрасным физиком и электротехником, но и изобретателем.

Минный офицерский класс был оснащен приборами высокой точности и славился богатой научной библиотекой. Она по­полнялась зарубежными физическими и электротехническими журналами, где публиковались результаты исследований ученых разных стран. В журналах, издаваемых в России, описывались достижения отечественных ученых, а поскольку эти журналы распространялись и за рубежом, научно-техническая обществен­ность других стран была в курсе всех событий, происходящих на научном поприще в России и, следовательно, была знакома с работами А.С. Попова.

Вся научная деятельность А.С. Попова была направлена на реализацию главной цели: осуществление связи без проводов. Проводя многочисленные опыты и выступая перед широкой общественностью, А.С. Попов зарекомендовал себя не только как высоклассный профессионал в области электричества, но и как выдающийся физик-экспериментатор.

В 1893 г. А.С. Попов, уже признанный ученый, был командирован в США. на Всемирную выставку в Чикаго, где ему довелось познакомиться с учеными разных стран, побывать в лаборатории Эдисона, других научных и учебных заведениях. Возвращаясь в Россию, А.С. Попов посетил Англию, Германию, Францию, где сумел установить деловые и научные связи (он знал несколько иностранных языков, поэтому ему было легко общаться с коллегами).

А.С. Попов убедился, что многие ученые работают над проблемой создания беспроволочного телеграфа. По возвраще­нии на Родину, используя и глубокие теоретические знания, и результаты лабораторных исследований, он приступил к изгото­влению приборов для установления связи без проводов.

А.С. Попов поставил себе задачу изготовить приемник электромагнитных колебаний, способный принимать информа­цию (т.е. короткие и длинные сигналы, передаваемые азбукой Морзе), которую можно было бы читать. И он эту задачу выполнил. Разработанный, изготовленный, прошедший испыта­ния приемник вместе с ранее специально выполненным высоко­частотным генератором (ставшим передатчиком) явился завер­шением пятилетнего цикла работ по созданию системы элект­рической связи без проводов. Система обеспечивала уверенный прием информации, которую можно было читать. Именно в этом заключалось изобретение А.С. Попова, которое он был готов представить научному миру.

мая (25 апреля по ст.ст.) 1895 г. А.С. Попов публично продемонстрировал единую техническую систему, способную решать задачу передачи и приема сообщений с помощью высокочастотных электромагнитных колебаний. Подробное описание приборов и принцип действия системы связи без проводов были опубликованы в январском номере журнала Русского физико-химического общества за 1896 г., распростра­нявшегося и за рубежом. Вскоре А.С. Попов получил целый ряд хвалебных откликов ученых из разных стран. После успешной демонстрации приемника он приступил к его усовершенствова­нию, поставив задачу увеличить дальность связи.

марте 1896 г. впервые в мире А.С.Попов осуществил радиопередачу осмысленного текста: "Генрих Герц". Газеты того времени восторженно писали об этом событии. Продолжая совершенствовать аппаратуру, А.С. Попов достиг дальности связи в сотни километров.

В процессе изготовления и испытания своего приемника А.С. Попов обнаружил его чувствительность к атмосферным разря­дам, что сказывалось на надежности радиосвязи. Заинтересо­вавшись этим явлением, он провел серию соответствующих экспериментов, результаты которых послужили основанием для создания другого, конструктивно отличающегося от первого, приемника. Для обеспечения круглосуточной надежной реги­страции атмосферных электрических разрядов без участия оператора, детектор приемника подключался к громоотводу и заземлению в виде водопроводной сети. Параллельно к звонку подключался самопишущий прибор с недельным заводом.

Прибор записывал на движущуюся бумажную ленту сигналы, вызванные электромагнитным излучением гроз. А.С. Попов назвал этот прибор "разрядоотметчиком", а с 1897 г. его стали называть "грозоотметчиком". В историю он вошел как прибор, открывший возможность использования природных электромагнитных волн в интересах человека. Грозоотметчик нашел применение в метеорологии (служил для предсказания погоды), но особенно он был востребован на военно-морском флоте.

Несмотря на то, что к моменту демонстрации радиоприем­ника 7 мая 1895 г. грозоотметчик был изготовлен и испытан, продемонстрировать его в действии не удалось - в этот день небо над Петербургом было чистым.

Об опытах с грозоотметчиком стало известно в научных кругах и зарубежной печати. Например, английский журнал "The Electrician" за 1897 г. дал подробную информацию о новом изобретении русского ученого. В 1900 г. на международной выставке в Париже грозоотметчик А.С. Попова получил Золотую медаль.

В 1899 г. А.С. Попов от Морского министерства был командирован в Англию и Францию для заключения договора с заводом Дюкрете о совместном изготовлении радиостанций. Радиостанции А.С. Попова использовались в крупных спаса­тельных работах, например, благодаря такой радиостанции были спасены от неминуемой гибели 27 рыбаков. Дальность радиосвязи, обеспечиваемая радиостанцией, в это время достиг­ла 45 км.

Заслуги А.С. Попова были высоко оценены царским прави­тельством. Изобретатель на основании "высочайшего соизволе­ния" получил 33 тыс. руб. "в вознаграждение за ... непрерывные труды по применению телеграфирования без проводов на судах флота". Ему присуждались премии и почетные звания многих организаций в России. А.С. Попова знал весь ученый мир: каждое его изобретение получало лестные отзывы специалистов разных стран.

В 1897 г. английский журнал "The Electrician" писал: "...Бес­проводный телеграф был описан в 1895 г. и публично показан русским ученым А.С. Поповым". Американская газета "The North American" от 11 сентября 1901 г. поместила заметку, где было сказано: "...Профессор Попов известен как отец бес­проводного телеграфа и является изобретателем первого прак­тического прибора в том виде, в каком применяется сейчас". На международной конференции в 1903 г. в Берлине председатель конференции министр почт и телеграфов Германии Кретке говорил: "...B 1895 г. А.С. Попов устроил первый аппарат искровой телеграфии". На этой конференции были рекомендо­ваны к применению термины "радиотелеграфия", "радио", "изобретение радио", "изобретатель радио", которые связыва­лись с именем А.С. Попова.

Россия по праву гордится тем, что приоритет в величайшем достижении науки и техники - изобретении радио - принадлежит выдающемуся ученому, профессору А.С. Попову.


Крыжановский, Л. Гульельмо Маркони и зарождение радиосвязи [Текст] / Л. Крыжановский // Радио : аудио, видео, связь, электроника, компьютеры. - 1995. - N 1. - С. 15-17


Весной 1896 г. Вильяма Приса (1834-1913), главного инженера Бри­танского почтового ведомства, посе­тил молодой человек с рекоменда­тельным письмом от известного ин­женера-электрика Кэмпбелла Суинтона. В письме говорилось: "Я взял на себя смелость послать к Вам с этой запиской молодого итальянца по фамилии Маркони, который при­был в нашу страну с идеей внедрить разрабатываемую им новую систему телеграфии без проводов. Она, как оказалось, основана на использова­нии герцевых волн и когерера Оли­вера Лоджа, но, насколько я могу судить, он продвинулся в этом на­правлении дальше других...".

Гульельмо Маркони было в то вре­мя 22 года (он родился 25 апреля 1874 г.). Его отец, Джузеппе, владел доходным родовым поместьем под Болоньей и торговал шелком. У ма­тери Гульельмо, Анни, шотландско-ирландского происхождения (урож­денная Джеймсон), были влиятельные родственники в Англии, которые и по­могли установить необходимые кон­такты.

Маркони не получил систематичес­кого образования. Летом с ним обычно занимались частные учителя в ро­довом поместье, а остальную часть года он нерегулярно посещал заня­тия в учебных заведениях Флоренции и Ливорно, где увлекся электричест­вом. В Ливорно юноша брал частные уроки по электричеству у известно­го физика Винченцо Розы. Анни Мар­кони получила разрешение для Гу­льельмо пользоваться лабораторией профессора Болонского университе­та Августо Риги (1850-1920), при­знанного специалиста по электро­магнитным волнам.

Отдыхая летом 1894 г. в Альпах, Маркони прочитал об опытах Герца в статье Риги, посвященной памяти безвременно скончавшегося немецко­го ученого. Именно тогда у Маркони возникла мысль о беспроводной те­леграфии. Поиск ответа на вопрос, как практически использовать эти волны для передачи сообщений, пол­ностью поглотил Гульельмо. Мать от­вела ему для опытов две большие комнаты, помогла сыну убедить отца, чтобы тот дал денег на приобретение необходимых материалов и приборов.

Юноша принялся повторять неко­торые опыты Герца. Передатчик Мар­кони содержал индукционную катуш­ку и вибратор с тремя разрядными промежутками (с четырьмя шарами), как у Риги. Частота генерируемых ко­лебаний соответствовала метровому диапазону. В качестве детектора Маркони применил когерер — стек­лянную трубку с металлическими опилками, сопротивление которой резко уменьшается под действием электромагнитных волн. Для того что­бы направлять волны на устройство детектирования, Маркони, вслед за Герцем, помещал за вибратором ме­таллический рефлектор в виде пара­болического цилиндра.

Уже в начале 1895 г. Маркони мог приводить в действие электрический звонок на расстоянии около 10 м, на­жимая на ключ в цепи вибратора. Весной 1895 г. Маркони вынес свои опыты за пределы дома, при этом расстояние, на котором удавалось принимать сигналы, не превышало нескольких сотен метров. В сентяб­ре 1895 г. Маркони, усовершенство­вав систему, добился существенно­го увеличения дальности передачи. Эти усовершенствования состояли в следующем. Он присоединил боль­шие металлические пластины с каж­дой стороны искрового промежутка генератора и поднял над землей го­ризонтальную дипольную антенну. Пластины повышали емкость устрой­ства, что снижало частоту генериру­емых колебаний, при этом дальность передачи увеличивалась.

Затем одну из пластин Маркони по­ложил на землю, а другую поднял в воздух, соединив ее и генератор длинным вертикальным проводом. Подобную антенную конструкцию Маркони применил и на приемной стороне. Пластины, которые лежали на земле, было решено зарыть в зем­лю. В результате дальность связи еще больше увеличилась — прибли­зительно до километра. Следует за­метить, что передающая и приемная антенны с заземлением применялись в 1893 г. Николой Теслой (1856-1943) в его опытах по передаче электри­ческой энергии без проводов (идеи антенны и заземления были извест­ны и до Теслы).

Но вернемся к опытам Маркони. Оказалось, что холм, находившийся на пути электромагнитных волн, не являлся препятствием для приема сигналов. Впоследствии Лодж отме­тил "великое открытие Маркони": волны могут огибать землю.

По авторитетному совету Маркони решил запатентовать систему бес­проводной телеграфии. Но итальян­ское Министерство почт и телегра­фов не заинтересовалось предложе­нием Маркони. В феврале 1896 г. Гу­льельмо с матерью отправился в Анг­лию, полагая, что в этой индустри­альной стране к его аппаратуре про­явят интерес.

Пребывание в Англии началось плохо: таможенники повредили аппа­ратуру. Починив ее, Маркони 2 июня 1896г. подал заявку в Британское патентное ведомство. После встре­чи с Присом молодому изобретате­лю было предложено провести в июле демонстрацию беспроводного телеграфа для работников Почтово­го ведомства. Маркони установил свою аппаратуру на двух крышах в не­скольких сотнях метров друг от дру­га, но прямой видимости препятст­вовали высокие здания. Успешная передача сигналов произвела впечат­ление на присутствующих и они за­требовали новых демонстраций свя­зи на больших расстояниях.

Следующая официальная демон­страция состоялась в сентябре 1896 г. на равнине Солсбери, причем к на­блюдателям из Почтового ведомст­ва присоединились сотрудники Воен­ного ведомства и Адмиралтейства. Среди них был капитан Генри Брэду-ордин Джексон (1855-1929), который проводил секретные опыты по бес­проводной телеграфии с 1895 г.

Главная цель сентябрьских опытов состояла в том, чтобы показать воз­можность управлять направлением передачи сигналов. С этой целью за передающей и приемной антеннами Маркони установил параболические рефлекторы. Он успешно передал сигналы длиной волны приблизитель­но 2 м на расстояние почти в 3 км.

В декабре 1896 г. пресса и публи­ка были приглашены на лекцию При­са о беспроводной телеграфии. Прис держал черный ящик, в которой на­ходился генератор электромагнитных волн, приводимый в действие теле­графным ключом, а Маркони ходил по аудитории с другим черным ящиком, в котором размещался приемник с подключенным к нему звонком. Вся­кий раз, когда Прис замыкал ключ, к изумлению слушателей в ящике Мар­кони четко звонил звонок.

В марте 1897 г. были проведены очередные демонстрации. На сей раз применялись более длинные волны в сочетании с проволочными антенна­ми, поднятыми примерно на 36 м над землей с помощью воздушных шаров и змеев. В результате сигналы при­нимались на расстоянии более 7 км. В мае, осуществив передачу между одним из населенных пунктов на Уэльском побережье близ Кардиффа и одним из островов в Бристольском канале (расстояние 14 км), Маркони показал, что беспроводным телегра­фом можно покрывать значительные расстояния над водой.

4 июня 1897 г. Прис сделал доклад об этих опытах в Королевском инсти­туте. Содержание доклада было на­печатано в ближайшем номере жур­нала The Electrician (от 11 июня 1897 г.). Это было первое печатное сооб­щение о работах Маркони, в котором излагалась техническая сущность системы беспроводной телеграфии (см. рисунок). Вскоре после этого, 2 июля 1897 г., Маркони был выдан патент на "усовершенствования в передаче электрических сигналов и в аппаратуре для этого". К числу этих усовершенствований относится весь­ма чувствительный и стабильный ко­герер в виде откачанной стеклянной трубки (откачка трубки когерера была известна ранее) с пришлифо­ванными скошенными серебряными электродами, между которыми нахо­дятся мелкие частицы сплава никель-серебро со следами ртути. Клиновид­ный зазор между электродами позво­ляет регулировать чувствительность когерера поворотом трубки вокруг ее оси.

При поступлении электромагнит­ной волны сопротивление когерера резко снижается, ток в его цепи уве­личивается и срабатывает реле, за­мыкая цепь звонка, который создает звуковой сигнал и одновременно слегка ударяет по когереру, тем са­мым подготавливая его к приему сле­дующей волны. В цепь звонка вклю­чался телеграфный аппарат. Идея автоматического встряхивателя коге­рера была в принципе реализована и описана Оливером Лоджем (1851 — 1940) в 1894 г. (см. "Радио", 1994г., № 11, с. 4, 5).

Маркони мало что изобрел, но ра­ботая над "мелочами" с верой в ус­пех дела, он добился "первых прак­тических результатов по телеграфи­рованию [без проводов — Авт.] на значительных расстояниях"и"первый имел смелость стать на практичес­кую почву", по словам русского пио­нера беспроводной телеграфии А. С. Попова (1859-1906)'.

В июле 1897 г. Маркони основал Компанию беспроводного телеграфа и сигнализации, которая с 1899 г. стала называться Компанией беспро­водного телеграфа Маркони. В 1897 г., возвратившись в Италию, Марко­ни продемонстрировал возможность беспроводной связи на расстоянии 18 км между береговой станцией и военными кораблями. Вскоре итаита­льянский военно-морской флот при­нял систему беспроводного телегра­фа Маркони.



В конце 1897 г. Маркони продемон­стрировал надежную связь на рассто­янии 30 км между станцией беспро­водного телеграфа, установленной на о.Уайт в канале Ла-Манш, и кораб­лями.

Несмотря на успехи, заказов на ап­паратуру было мало. Но вот 3 марта 1899 г. представился случай показать возможность применения беспровод­ного телеграфа для спасения людей на море. В тот день из-за сильного тумана в Ла-Манше пароход "Р.Ф.Мэ-тьюз" наткнулся на плавучий маяк "Ист-Гудвин". Аппаратура Маркони позволила передать сообщение на стационарный маяк, откуда были по­сланы спасательные шлюпки. 27 мар­та 1899 г. Маркони передал сообще­ние со станции в Уимре близ Булони (Франция), на станцию на мысе Саут-Форленд, близ Дувра (Англия), пере­крыв расстояние в 50 км и связав Англию с континентом.

Итак, Маркони еще раз доказал со­мневающимся практическую цен­ность беспроводного телеграфа.

Была еще одна нерешенная про­блема. Ненастраиваемые искровые передатчики генерировали сигналы с крайне широким спектром частот. Две станции могли общаться между собой. Но если одновременно вела передачи третья, каждая станция на­чинала глушить другие. Требовался способ, который позволил генериро­вать только одну, "свою" частоту. В попытках осуществить настройку Маркони в 1897 г. применил вместо непосредственной связи приемной антенны с когерером связь через вы­сокочастотный трансформатор — "джиггер", как он назвал его.

Первые результаты, полученные с джиггером, принесли разочарование. Маркони понял, что первичная и вто­ричная стороны джиггера образуют резонансные контуры, которые нуж­но настроить на одну и ту же часто­ту. На эту же частоту следовало на­строить передающую антенну. Про­должая опыты с джиггером, Марко­ни достиг некоторой настройки при­емника при использовании антенны надлежащей длины. Применение джиггера для связи передатчика с антенной позволило в известной сте­пени настроить и передатчик. Эта система настройки была запатенто­вана Маркони в 1898 г.

Предложенный способ все же не обеспечивал необходимой настрой­ки передатчика и приемника. Продол­жая опыты, Маркони пришел к схеме антенной связи с применением ин­дуктивности с отводами в сочетании с переменным конденсатором. Это позволяло осуществлять настройку передающей и приемной антенны на желаемую частоту. Кроме того, сис­тема обеспечивала настройку как ге­нератора в передатчике, так и цепи когерера в приемнике. Передача энергии в более узкой полосе час­тот не только допускала одновремен­ную работу нескольких станций, но и увеличивала дальность связи. 26 ап­реля 1900 г. ему был выдан британский патент № 7777 на этот способ настройки.

Однако система настройки Марко­ни сохраняла основные особенности системы, запатентованной Лоджем еще в 1897 г. Чтобы не доводить дело до судебного разбирательства, фир­ма Маркони в 1911 г. выкупила у Лод­жа права на его патент 1897 г.

В 1900 г. была основана Компания международной морской связи Мар­кони. Несмотря на трудное финансо­вое положение, в 1901 г. Маркони за­думал грандиозную демонстрацию: показать возможность трансатланти­ческой радиосвязи. С передающей станции в Полдью (Англия) на при­емную станцию на холме Сент-Джонс (Ньюфаундленд, Канада) в опреде­ленное время азбукой Морзе пере­давалась буква "S" (три точки). При этом Маркони с помощником вели прием на слух с помощью наушника. До сих пор достоверно неизвестно, принял ли Маркони 12 декабря 1901 г. в самом деле сигналы "S" или это были атмосферные помехи. Зато ясно, что длина волны (оценки колеб лютея в пределах от 366 до 3000 м и время суток (день) были выбраны неудачно.

Но в феврале следующего года Маркони неопровержимо доказал возможность трансатлантической связи по радио, установив приемную аппаратуру на пароходе "Филадель­фия", следовавшем из Англии в США. В дневное время сигналы из Полдью были приняты на телеграфную ленту на расстоянии 1100 км. При наступ­лении темноты полные сообщения принимались на расстоянии почти 2500 км, а буква "S" регистрирова­лась на расстоянии 3360 км.

Летом 1902 г., по случаю визита в Россию итальянского короля Викто­ра Иммануила III, в Кронштадт при­был итальянский крейсер "Карло Аль-берто", оснащенный радиоаппарату­рой Маркони. На борту крейсера на­ходился сам Маркони. Виктор Имма­нуил показывал корабль российско­му императору Николаю II, а Марко­ни демонстрировал свою аппарату­ру. На борту крейсера с Г. Маркони встречался А. С. Попов.

С 1902 г. Маркони стал посвящать все больше и больше времени административной работе. Ему удиви­тельно везло на талантливых сотрудников и консультантов. Среди них были Дж. А. Флеминг — он проекти­ровал передатчик в Полдью, а впос­ледствии изобрел электровакуумный диод; X. Дж. Раунд, который незави­симо от Л. Де Фореста изобрел три­од; Р. М. Вивиан — разработчик ис­кровых станций и С. С. Франклин — направленных антенн.

В 1905 г. Маркони изобрел антен­ную решетку, которая обеспечивала эффективную направленную переда­чу и прием длинных волн. Маркони построил разрядник с вращающими­ся дисками, создававший практичес­ки незатухающие колебания. Ис­пользуя эти разработки, он в октяб­ре 1907 г. приступил к эксплуатации первой коммерческой системы трансатлантической беспроволочной телеграфии. В 1912 г. благодаря ра­диоаппаратуре Маркони было спа­сено 712 человек с "Титаника". В 20-е годы радиолюбителям были ^отданы волны короче 200 м, как не-. пригодные для дальней связи. Но вскоре любители обнаружили, что именно короткие волны обеспечива­ют наибольшую дальность связи. Маркони, который в начале своей ка­рьеры добился успехов благодаря увеличению длины генерируемых волн, самокритично заявил в 1927 г.: "Я признаю, что ответственен за принятие длинных волн для дальней связи. Все последовали за мной, строя станции в сотни раз более мощные, чем потребовалось бы, если бы использовались короткие волны. Теперь я понял свою ошиб­ку". В 1927 г. фирма Маркони завер­шила создание глобальной сети ко­ротковолновых станций направлен­ного действия.

В 1932 г. Маркони обнаружил воз­можность приема еще более корот­ких волн далеко за горизонтом, го­раздо дальше, чем это предсказы­вала любая теория. Это явление в дальнейшем стало использоваться в системах рассеянного распро­странения радиоволн, повысив на­дежность связи в арктических регионах.

Обладатель различных почетных титулов, доктор четырнадцати уни­верситетов и член многих академий, президент двух итальянских акаде­мий, лауреат Нобелевской премии (1909 г. совместно с К. Ф. Брауном) и десятков других премий, кавалер орденов и медалей, включая орден Св. Анны — одну из высших наград Российской империи, —таково было признание Гульельмо Маркони во всем мире.

В 1923 г. порыв патриотизма при­вел Маркони в фашистскую партию Муссолини. Впоследствии он был из­бран сенатором от этой партии. В 30-е годы Маркони духовно уединяется в Италии.

Маркони скончался 20 июля 1937 г. от инфаркта. По свидетельству его младшей дочери Джойи, его послед­ними словами были: "Я знаю, что умираю, но мне совсем безразлич­но". На следующий день, отдавая дань уважения человеку, стоявшему у истоков радиосвязи, радисты мно­гих стран мира в установленный час отключили на две минуты свои пере­датчики.





оставить комментарий
страница3/14
Дата16.10.2011
Размер3.68 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх