Лекция Историография как научная дисциплина Лекция Исторические знания в Древней Руси icon

Лекция Историография как научная дисциплина Лекция Исторические знания в Древней Руси


16 чел. помогло.
Смотрите также:
Лекция Историография как научная дисциплина Лекция Исторические знания в Древней Руси...
Курс лекций Москва 2008 Содержание Лекция Введение 4 Лекция Научные знания в средневековой Руси...
«уроки»
«уроки»
«уроки»
1. экономическое развитие древней руси лекция Экономическое развитие Древней Руси...
Лекция Диглоссия и двуязычие в Древней Руси...
Тема Государство и право России с древнейших времен до середины XV века...
Лекция 1 (4 часа). Раздел Эволюция управления как науки...
Тематика лекций раздел философия и наука в системе культуры 14 ч. Лекция 1...
Лекция Налоги Древней и средневековой Руси Несколько позже стала складываться финансовая система...
Лекция Налоги Древней и средневековой Руси Несколько позже стала складываться финансовая система...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
скачать



БАСЫРОВА С.Г.


ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИИ РОССИИ


Основное содержание лекционного курса


Содержание



Лекция 1. Историография как научная дисциплина

Лекция 2. Исторические знания в Древней Руси

Лекция 3. Историческая мысль в Русском государстве в XV-XVI вв.

Лекция 4. Российская историческая мысль XVII в.

Лекция 5. Исторические знания в России в первой четверти XVIII в.

Лекция 6. Становление российской исторической науки в середине XVIII в.

Лекция 7. Историческая наука в России во второй половине XVIII в.

Лекция 8. Развитие исторической науки в России в первой трети XIX в.

Лекция 9. Российская историческая наука во второй трети XIX в.

Лекция 10. Историческая наука в России в последней трети XIX – начале XX вв.: общие тенденции развития, методологические поиски

Лекция 11. Петербургская и Московская исторические школы

Лекция 12. Основные направления российской исторической науки в последней трети XIX – начале XX вв.

Лекция 13. Историческая наука России в 1917 – 1920-е гг.

Лекция 14. Историческая наука в СССР в 1930-е – начале 1940-х гг.

Лекция 15. Отечественная историческая наука в 1941-1955 гг.

Лекция 16. Развитие советской исторической науки во второй половине 1950-х – 1960-е гг.

Лекция 17. Советская историческая наука в 1970-е – середине 1980-х гг.

Лекция 18. Отечественная историческая наука во второй половине 1980-х – начале 1990-х гг.

Лекция 19. Российская историческая наука в 1990-е – начале 2000-х гг.



Лекция 1. Историография как научная дисциплина


План:

  1. Предмет и задачи историографии.

  2. Историографический факт, историографический источник.

  3. Принципы и методы историографического познания.

  4. Становление историографии как науки. Основные труды по историографии истории России.


Литература:

    • Могильницкий Н.А. Введение в методологию истории. – М., 1989.

    • Сахаров А.М. Методология истории и историографии. – М., 1981.

    • Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования – М., 1987.

    • Методологические проблемы истории: учеб.пособие. – Минск, 2006.

    • Репина Л.П., Зверева В.В., Парамонова М.Ю. История исторического знания. – М., 2004.

    • Зевелев А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. – М., 1987.


Предмет и задачи историографии.

Изучение новой научной исторической дисциплины следует начать с определения самого термина «историография». В науке закрепилось несколько значений этого слова. Первоначальный смысл термина происходит от греческого: «История» (разведывание, узнавание прошлого) + «графо» (писать), т.е. первоначальное смысловое значение – «писание истории». Поэтому первоначально историографами называли тех писателей, которым поручалось написать историю своей страны по поручению царствующих особ. В современной науке термин «историография» употребляется как синоним исторических произведений, исторической литературы вообще. Другое значение термина «историография» связано с обозначением исторической литературы по какому либо вопросу, проблеме, периоду. Еще одно значение термина «историография» - это история исторической мысли, исторических знаний, исторической науки.

Как определялся и определяется предмет этой научной дисциплины?

В дореволюционной историографии сложилось две точки зрения. Первая принадлежала тем авторам, которые стремились в своих трудах дать лишь биографии отдельных историков, назвать, прокомментировать их сочинения (С.М. Соловьев «Писатели русской истории XVIII в.», К.Н. Бестужев-Рюмин «Биографии и характеристики»). Вторая точка зрения была обоснована в работе М.О. Кояловича «История русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям» (1884), где историография выступает как процесс развития исторической мысли, как часть народного самосознания. Позицию Кояловича разделяли В.О. Ключевский, П.Н. Милюков, А.С. Лаппо-Данилевский и др.

В советской историографии предмет историографии не был сразу определен. Исторические работы ученых 20-30-х гг. особого внимания этой теоретической проблеме не уделяли, считая, что главное для марксистского историка не изучение трудов своих дореволюционных предшественников, а их яростная критика с классовых позиций.

Позже, в 50-е гг. историография была определена как наука, изучающая историю накопления знаний о развитии человеческого общества, историю усовершенствования методов исторического исследования, историю борьбы различных течений в области истолкования общественных явлений. Такое определение предмета историографии сближало её с историей общественной мысли, причем, главное внимание уделялось анализу общественно-политических взглядов, а не научных концепций историков. Наибольшее место в советской историографии отводилось изучению взглядов представителей революционного движения.

В ходе дискуссий начала 1960-х гг. были высказаны новые точки зрения о предмете историографии. Так, сформировались несколько подходов к определению предмета историографии.:

  • представление об историографии как истории исторической мысли, которое сближало её с историей философии, общественной мысли, социологией (точка зрения авторов «Очерков истории исторической науки в СССР»);

  • изучение процесса распространения исторических знаний в обществе и отражение прошлого в произведениях литературы и искусства. В рамках этой точки зрения историография понимается как история исторических знаний ( С.О. Шмидт, Л.В. Черепнин);

  • Историография как история исторической науки с включением истории изучения прошлого отечественной и всемирной истории, истории развития специальных и вспомогательных исторических дисциплин (М.В. Нечкина), изучения организационных форм функционирования исторической науки, эволюции научных учреждений и исторической периодики, политики государства и различных общественных сил в области исторической науки (Е.Н. Городецкий). Этот подход отражен в трудах А.М. Сахарова, М.В. Нечкиной и др.

В современной исторической науке наибольшее признание получила точка зрения, наиболее полно сформулированная в трудах А.М. Сахарова. Историография – специальная историческая дисциплина, изучающая процесс развития исторической науки и всех ее подсистем.

Современные ученые выделяют следующие задачи, которые должна решать историография:

  1. Изучение закономерностей смены и утверждения исторических концепций и их анализ.

  2. Анализ теоретико-методологических принципов разных направлений в исторической науке.

  3. Исследование процесса накопления фактических знаний о человеческом обществе, введения в научный оборот ранее неизвестных источников.

  4. Изучение процесса совершенствования методов и приемов источниковедчекого анализа.

  5. Рассмотрение закономерностей изменения проблематики исторических исследований.

  6. Изучение развития и особенностей функционирования исторических научных учреждений, а также системы подготовки кадров для исторической науки.

  7. Изучение объективных условий развития исторической науки , правительственной политики в области исторической науки и образования и т.д.

Решение этих задач и позволяет составить представления о направленности, тенденциях, особенностях исторической науки.


Историографический факт, историографический источник.


Исходным материалом для историографических исследований являются историографические факты. ^ Историографический факт во многом базируется на историческом факте. Исторический факт – это фрагмент исторической действительности, связанный с субъектом познания, вошедший в сферу его общественно-исторической практики и ставший элементом системы научного знания, включенный в теоретические обобщения как исходное основание. Рассмотрим логико-гносеологическую структуру исторического, а на основе его и историографического факта (по образному выражению М.В. Нечкиной, исторический факт является жилплощадью для факта историографического), которая отражает звенья в цепи процесса исторического, а также историографического познания (См. схему).


Исторический факт как реальное событие исторического процесса




Факт, заключенный в историческом источнике (изучает источниковедение)





Научный исторический факт. Историографический факт как реальное событие истории исторической науки




Историографический источник





Научный историографический факт.


Под историографическим фактом А.М. Сахаров понимал научное знание, добытое исследователем, в результате определенных научных операций. Однако предложенное определение вызывает возражение как несколько общее. Чаще других в литературе используется определение, данное в статье А.И. Зевелева и В.П. Наумова: «Историографическим фактом является факт исторической науки, несущий информацию об исторических знаниях, используемых для выявления закономерностей развития истории исторической науки».

Важным понятием историографии как науки является историографический источник. Это всякий источник, содержащий данные по истории исторической науки. Правда, такое несколько упрощенное определение вызывает серьезные возражения. Так, Е.Н. Городецкий считает, что «определение историографического источника нуждается в большей масштабности», оно должно включать «… материалы, которые важны и необходимы для понимания процесса развития исторической науки». Историографический факт по своей функциональной нагрузке шире, чем историографический источник. Не каждый историографический факт «материализуется» в источник, доступный для широкого изучения (например, материалы лаборатории историка, рукописи книг и диссертаций, неизданные стенограммы дискуссий и научных конференций). Историографические источники принято классифицировать по видам, происхождению и авторству. Одним из самых многочисленных историографических источников считаются труды историков

Принципы и методы историографического познания.

Для историографического познания особую важность имеет принцип историзма. В историографии принцип историзма включает конкретные требования. События и явления в исторической науке рассматриваются на основе соблюдения временной последовательности, преемственности смены периодов и этапов ее развития. Каждый историографический факт анализируется в процессе возникновения, становления и развития. Исследование событий исторической науки осуществляется в тесной связи с конкретными историческими условиями их появления. Не менее важен принцип объективности. Его применение в историографии предполагает свободу историка от «социального заказа», ангажированности, непредвзятый анализ имеющейся исторической литературы, «вписание» историографических источников в конкретное историческое время, отказ от роли «судьи» своих предшественников, учет национальной историографической традиции. Принцип целостности в историографическом познании предполагает изучение каждого периода, направления в истории исторической науки как системы взаимосвязанных элементов исторического знания и причин, обусловливающих их изменения. Принцип ценностного подхода предполагает выделение тех идей, положений в истории исторической науки, которые имеют значение для современного этапа развития научных знаний.

Ещё один важный принцип историографического познания в советской историографии получил название партийности и был поставлен в жесткие идеологические рамки. Суть его формулировалась следующим образом: «Партийность в исторической науке – подход ученого к исследованию исторической действительности с позиций определенного класса, проявляющийся в проведении в его историографической практике идей, взглядов, настроений, идеалов этого класса» (Б. Могильницкий. 1989. С. 74.) В советской историографии зачастую пытались свести всё многообразие явлений в историографии к тем или иным классовым позициям и интересам, объяснить взгляды ученого его социальным происхождением, видом и величиной его собственности. В современной историографии произошел отход от классового подхода в историографии. Однако полный отказ от этого принципа вряд ли оправдан. При изучении наследия того или иного ученого нельзя отрешиться от его общественно-политических взглядов. Ведь сами историки, их сознание, исторические воззрения, являются частью объективной исторической реальности, отражают степень исторической культуры определенной эпохи. Историческая наука всегда социально обусловлена, она неразрывно связана с потребностями общества. Таким образом, исследуя исторические концепции, очень важно иметь в виду, мировоззренческие, идеологические, политические позиции авторов, иметь в виду социальную обусловленность исторических произведений.

Одной из важнейших задач методологии истории является выявление природы, назначения и специфики методов историографии. В настоящее время в историографии применяется система методов, включающая методы общие для всех общественных наук, применяемые с учетом своеобразия и задач историографии; специфические, свойственные именно историографическому познанию; заимствованные из других, прежде всего, смежных наук. Применение оптимальных методов зависит от уровня развития науки, квалификации исследователя, его социальной позиции, научных традиций. Первое место, среди других, занимает сравнительно-исторический метод, позволяющий проводить исторические сравнения, сопоставления, устанавливать параллели. Сравнительно-исторический метод не исключает, а наоборот, предполагает применение в историографии метода конкретного анализа. Этот метод ориентирован на исследование отдельных историографических явлений и ситуаций с учетом условий их возникновения и взаимовлияния, «взаимопересечений» теоретического и фактического материала. В своем исследовательском арсенале историография имеет и метод логического анализа. В этом методе заложены большие возможности. Логический анализ выражает основную линию развития, как бы очищенную от случайностей, он позволяет раскрыть закономерности теоретического развития исторической мысли. В историографии действует и хронологический метод. Он способствует изучению историографических фактов с позиций взаимосвязанного процесса, Хронологический метод изложения порой оказывается неприемлемым для аналитического изучения историографического процесса. В связи с этим историографы часто применяют проблемно-хронологический метод. Этот метод предполагает «расчленение» более или менее широкой темы на ряд узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности.

Все большую методологическую значимость приобретает применение метода периодизации исторического процесса. Именно на этом методе основано выделение цивилизаций, формаций, эпох, периодов, этапов, отличающихся друг от друга уровнем общественного развития, в исторической науке. В связи с применением данного метода встает проблема критериев периодизации истории исторической науки. В отечественной науке выделяется два основных подхода: 1) нельзя оторвать науку от тех процессов, которые протекают в обществе, этапы развития исторической науки – это те же этапы развития общества; 2) историческая наука существует сама по себе и исходит из своих собственных законов развития. (Привести примеры периодизаций по советским учебникам историографии). В ходе дискуссий начала 1960-х гг. ученые пришли к выводу, что историю исторической науки следует изучать в рамках периодов и этапов , свойственных её собственному развитию А.М. Сахаров подчеркнул: «Критерий периодизации лежит в самой науке, а не во внешних условиях («такой-то период в науке, а не наука в такой-то период»)».

Историография, как уже отмечалось, пользуется методами заимствованными из других наук, прежде всего смежных: социологии, психологии. В то же время используются методы математики и естественных наук. В современной исторической науке все более остро ощущается настоятельная потребность освоения достижений смежных дисциплин, новой ориентации исторического знания. Для истории это и социология, и историческая антропология, и историческая психология, и история ментальностей. Историками все более четко осознается важность полидисциплинарного подхода к изучению исторического прошлого, что неизбежно приводит к расширению границ традиционных для историографии социальных, экономических, политических подходов.


Становление историографии как науки. Основные труды по историографии истории России


Проблемы историографии привлекали внимание ученых, занимавшихся отечественной историей, уже в XVIII в., когда исторические знания превратились в науку. Ярким примером такого внимания стало издание в 1772 г. Н.И. Новиковым «Опыта исторического словаря о российских писателях», в которых Новиков дал характеристику некоторым историкам и их работам.

Первые опыты создания специальных трудов по историографии в России относятся к 20-40-м гг. XIX в. Среди них отметим работы А. Зиновьева, А. Федотова, А. Старчевского. В этих трудах в основном приводятся самые общие сведения об известных в то время исторических источниках, их основных изданиях, об авторах исторических сочинений. Отделения историографии от источниковедения здесь ещё не произошло.

Начало разработки историографических проблем историками относятся также к этому же времени. Заслуга в этом деле принадлежит скептической школе во главе с М.Т. Каченовским (Московский университет). В форме рецензий, обзоров он и его ученики начали критическое осмысление достижений отечественной историографии. Оно началось с изучения и критики «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина. Новые научные принципы историографического познания получили дальнейшее развитие и в докторской диссертации Н.Г. Устрялова, в работе Н. Надеждина. Завершение процесса выделения историографии в особую научную дисциплину связывают с научной деятельностью С.М. Соловьева, который в 50-е гг. XIX в. посвятил серию работ русской историографии XVIII – первой половины XIX вв. Основоположниками русской исторической науки Соловьев считал немецких историков Байера и Шлецера.

Среди историков второй половины XIX в. важный вклад в становление историографии как науки следует отметить К.Н. Бестужева-Рюмина, М.О. Кояловича Автор существенно расширяет хронологические рамки изучения исторической мысли - с древнейших времен до 80-х гг.XIX в. и излагает её историю с позиций позднего славянофильства. Важной вехой в становлении историографии как специальной отрасли знаний стал выход в свет труда П.Н. Милюкова «Главные течения русской исторической мысли», в котором автор проследил воздействие западноевропейских идей на развитие исторических знаний в России. Труд профессора Киевского университета В.С. Иконникова «Опыт русской историографии» вышел в свет в 2-х томах (Киев, 1891, 1908), он вырос из лекционного курса. Его особенностью является преимущественное внимание к истории создания, открытия и введения в научный оборот различных источников. Более высоким научным уровнем отличаются изыскания В.О. Ключевского по историографии. Ему принадлежит работа «Исторические портреты. Деятели исторической мысли», а также опубликованный курс лекций по историографии, которые он читал в Московском университете в качестве спецкурса. При изучении российской исторической мысли выдающийся историк проследил и подчеркнул ведущее значение национальных традиций в развитии отечественной науки.

После революции 1917 г. и на протяжении 20-х – начала 30-х гг. развитие историографических знаний определялось в основном М.Н. Покровским, первым советским историком, стоявшим у истоков советской историографии. Уже в 1923 г. от прочитал курс русской историографии и издал работу «Классовая борьба и русская историческая литература». С позиций классового подхода был позже издан и сборник трудов Покровского и его учеников, слушателей Института Красной Профессуры «Русская историческая литература в классовом освещении» (Т.1, 1927; Т.2, 1930).

Первым советским учебником по историографии, написанным на высоком научном уровне стала «Русская историография» Н.Л. Рубинштейна (1941), правда, раскритикованная в ходе кампании 1948 г. Автор дал глубокий анализ развития русской исторической мысли с древнейших времен до начала XX в., включая период империализма. Важной вехой в развитии отечественной историографической науки стала подготовка и выход в свет «Очерков истории исторической науки в СССР». Этой работой занималась, созданная в 1946 г. Комиссия истории исторической науки при Институте истории АН СССР.

Среди классических работ отечественных ученых (учебников, учебных пособий, курсов лекций), вышедших в свет с конца 50-х гг. XX в. следует назвать труды Черепнина Л.В., Шапиро А.Л., Сахарова А.М. и других. Среди современных учебников следует выделить Историографию истории России до 1917 г.: Учеб. для студентов высш. учеб. заведений: В 2 т. / Под. ред. М.Ю. Лачаевой. – М., 2003.


Лекция 2. Историческая мысль Древней Руси.


План:


  1. Мифология древних славян. Русский эпос, былины.

  2. Проблема начала русской историографии. Первые исторические сказания.

  3. Летописи как основной жанр средневековой исторической литературы. «Повесть временых лет».

  4. Летописные памятники исторической мысли XII – первой половины XV вв.

  5. Нелетописные сочинения исторического характера XII - первой половины XV вв.


Источники и литература:

    • Кизилов Ю.А. Эволюция миропонимания и религиозных представлений первобытных славян // Вопросы истории СССР. Сб. ст. – Ульяновск, 1974.

    • Мирзоев В.Г. Историческое познание в русском героическом эпосе // Из истории и методологии исторической науки. – Ростов-на-Дону, 1974.

    • Мирзоев В.Г. Былины и летописи – памятники русской исторической мысли. - М., 1978.

    • Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. – Л., 1986.

    • Пропп В.Я. Русский героический эпос. – М., 1958.

    • Рыбаков Б.А. Исторический взгляд на русские былины // История СССР. – 1961. - № 5.

    • Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. – М., 1997.

    • Рыбаков Б.А Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. – М., 1963.

    • Фроянов И.Я.. Юдин Ю.И. Старинная история: [Былинный эпос]. – М,, 1991.

    • Буганов В.И. Отечественная историография русского летописания. М., 1975.

    • Данилевский И.Н. Замысел и название Повести временных лет // Отечественная история. - 1995. - № 5. – С. 101-109.

    • История государства Российского. Хрестоматия. X-XIV вв. / Сост. Г.Е. Миронов, РГБ. М., 1996.

    • Кузьмин А.Г. Начальные этапы древнерусского летописания. М., 1977.

    • Лихачев Д.С. О летописном периоде русской историографии // Вопросы истории. - 1948. - № 9. – С. 21-40.

    • Лихачев Д.С. Русские летописи и культурно-историческое значение. М.; Л., 1947.

    • Повесть временных лет // Памятники литературы Древней Руси. XI – начало XII века. - М., 1978.

    • Приселков М.Д. История русского летописания XI-XV вв. - Л., 1940.

    • Пронштейн А.П. Источниковедение в России. Эпоха феодализма. - Ростов-на-Дону, 1989. - С. 16-39.

    • Рубинштейн Н.Л. Русская историография. - М., 1941. - С.20-26.


Мифология древних славян. Русский эпос. Былины


Решающая духовная предпосылка возникновения исторического сознания заключалась в способности человека, общественного индивида вычленить себя из мира природы и противопоставить себя ему. Осваиваясь в окружающем мире, архаические люди с развитием мышления стремились объяснить явления природы и общественной жизни. Познание человеком окружающего мира началось с разгадки его генезиса. Человек формулировал вопросы исторически.

Ответы приобретали форму переплетения первобытных верований и мифологии и приводили к созданию универсального мифа о происхождении бытия. Люди ощущали в нем острую потребность, поскольку им необходимо было ориентироваться в круговороте природы. Появление солнца, неба, природы выглядело в мифах как результат творения сверхъестественных сил, демиургов, также объяснялось появление ремесел, орудий труда, других элементов человеческой культуры.

Остановимся на характерных, специфических чертах мифологической формы исторического сознания.

  1. Миф сосредоточен на сверхъестественных, божественных началах всего сущего.

  2. Для мифологического сознания характерен идеологический синкретизм – нерасчлененность представлений о природе и обществе.

  3. Высокая степень обращенности сознания к истокам всего сущего сочетается с отсутствием малейшего представления о генезисе как процессе возникновения, становления. Мифы убеждены в одномоментности акта творения. Мифологическое время – время одномоментное, оно не из чего не вытекает и ни во что не выливается. Это время вне потока времени.

  4. Мифологическое сознание не знает пространственно-временной локализации событий. Это сознание обращено не к началу данного рода, территории, а к первоначалу всех вещей, к истоку времени.

  5. Космизм. Мифологическое сознание – это мировосприятие, в котором все события вне и внутри Я причастны к Вселенной, к тому, что в ней происходит.

  6. Космизм мифологического сознания сочетается с циклическим восприятием времени. В мифах царит представление о непрестанном круговращении, идея «вечного возврата».

Итак, мифологическое сознание является формой исторического сознания. В нем заключены представления архаических людей о их прошлом, настоящем и будущем, хотя все эти временные проекции и не расчленены и базируются на неподвижных архетипах. Мифы дали возможность ориентироваться в окружающем мире, ответили им на вопрос о происхождении Вселенной и человека.

Древние славяне, как и другие народы, прошли через свою эпоху мифотворчества. Однако ни поэтическая форма, ни время живого бытования славянских мифов нам по-настоящему неизвестны, т.к. записи фольклористов XIX – XX вв. уловили лишь схемы сказаний, получивших еще в средневековье христианскую окраску. Эти древнейшие мифы изучены очень плохо, есть лишь некоторые догадки (В.Я. Пропп, Б.А. Рыбаков). До наших дней дожили лишь незначительные крупицы этих мифологических сказаний в письменности XII в., в фольклоре. Судить о них очень трудно.

С точки зрения крупнейшего исследователя славянского язычества Б.А. Рыбакова, к первобытным охотникам палеолита и мезолита восходит целый ряд элементов восточнославянского фольклора: заговоры сил природы, заговоры от зла (упырей), образ окруженного огнем хоботистого чудовища (мамонта?), культ медвежьей лапы, сказочного богатыря Медвежье Ушко, получеловека – полумедведя. Из палеолита идет культ Велеса.

В эпоху Владимира Мономаха выделяли два периода древнего язычества: 1) люди приносили жертвы упырям и берегиням, 2) поклонение Роду и рожаницам, которых было две. Матриархальный культ предшествовал культу патриархального Рода. Культ двух рожаниц, богинь плодовитости и плодородия, прошел две стадии, охотничью и земледельческую. На первой стадии они представлялись полуженщинами – полулосихами, находились на небе, отождествлялись со звездными ориентирами, носившими названия Лосихи и её теленка. Рожаницы олицетворяют более позднюю стадию охотничьих представлений по отношению к Волосу. Мир перестает быть одномерным и расслаивается на три яруса. Рожаницы земледельческой стадии – покровители урожая, подательницы небесной влаги – дождя. Одновременно с представлениями о двух рожаницах у ранних земледельческих племен появилось и представление о единичном женском божестве рождающей земли. Великая Мать мыслилась, с одной стороны, космогонически как прародительница мира, мать богов и всего сущего, а, с другой стороны, как Мать-Земля (Макошь) Представление о единичном женском божестве и двух рожаницах переплеталось и не создавало строгой системы. Фольклорные материалы позволяют восстановить имена двух славянских рожаниц – мать Лада и её дочь Леля – богини весенне-летнего цикла.

При переходе от присваивающего хозяйства к производящему произошел серьезный перелом в отношении человека к природе. Рождаются представления о всемогущих, грозных, капризных божествах неба, от воли которых зависела жизнь земледельца. Земледельцы энеолита выработали свою систему представлений о мире и его происхождении. Земля, вспаханная и засеянная, уподоблялась женщине, «понесшей во чреве своем». Над небом, землей и дождем, который олицетворялся с червем, властвуют две рожаницы.

Пора расселения пастушеских племен Европы в бронзовом веке внесла много новых изменений в сознание людей. Раздвинулся кругозор, появились могильные сооружения – курганы, которые имитировали округлость земли. Люди обратили пристальное внимание на небо, на созвездия, движение солнца и луны. Была создана геоцентрическая теория. Солнце движется с лебедями или конями днем по небу, а ночью по подземному океану. Выдвигается культ солнца.

С идеей неба, небесного владыки и солнца связаны ежегодные праздники славян на масленицу (весеннее равноденствие) и на Ивана Купалу (летнее солнцестояние). Появляется культ небесного бога Сварога и связанного с ним Сварожича – огня. Многие ученые отождествляют Сварога с Родом. Род заслонил собою рожаниц, функции которых никогда не выходили за идеи плодовитости и плодородия. Род в русских средневековых источниках обрисован как небесный бог, находящийся на воздухе, управляющим тучами и вдувающим жизнь во все живое. Наиболее ярко космогонические представления славян можно рассмотреть на примере археологического памятника Збручского идола (См. т.з. Б.А. Рыбакова). Идол выступает обобщенным образом вселенной, разделенной на три яруса. Первое тысячелетие до нашей эры было временем расцвета праславянского патриархального язычества. Усиление власти вождей, появление элементов государственности рождало новые религиозные представления и содействовало созданию славянского Олимпа с мужским божеством во главе. В соответствие с ними развивались и мифологические представления о природе и обществе.

Значительное место в славянской мифологии занимал миф о поединке бога грозы Перуна с богом, живущим на земле, змеевидным Велесом. Завершался поединок победой Перуна и дожем, приносящим плодородие, а Велес становился богом скота. Одной из его ипостасей было владычество в потустороннем, подземном мире. Такой сюжет имел место у многих народов.

В первом тысячелетии до н.э. формируются первичные формы мифологически построенного древнейшего богатырского эпоса. Борьба с киммерийцами, скифами, сарматами – все это нашло отражение в мифах и эпических сказаниях. Первыми мифическими героями стали кузнецы, победившие змея (олицетворение степняков) и пропахивающие на нем гигантскую борозду – вал, ограждая русскую землю от врагов. Кузнецы и пахаря представлялись богами-героями. Образ бога-героя солнечного происхождения долго держался на Руси, соединяясь с именем Георгия-Победоносца.

К первому тысячелетию до н.э. относятся ряд мифов-сказок о Золотом царстве, о герое Святовите-Святозаре, Святогоре и т.д.


На основе мифологии возникает эпос. Формирование эпического жанра характерно для более высокого уровня общественной жизни. Эпос, по мнению советских историков, возникает в период разложения родового строя. Усовершенствование орудий труда, развитие производства привело к ослаблению чувства зависимости человека от сил природы. В.Я. Пропп считал, что миф и эпос отличаются тем, что в первом ярко выражен момент подчинения человека стихийным, божественным сверхъестественным силам, а во втором резко выражен момент борьбы с природной стихией, с чудовищами. В эпосе мир населен чудовищами, которые наносят вред человеку. Герой же побеждает, уничтожает, очищает от них землю.

Переходным от мифов к эпосу Б.А. Рыбаков считает змееборческий цикл. Они относятся к архаическому героическому эпосу. В.Я. Пропп к архаическому эпосу относит легенду о Садко, который отправляется в подводный мир. Архаичность этого сюжета в том, что морской царь божество не безусловно враждебное герою.

К классическому русскому эпосу относятся былины. Научное изучение былин началось в XIX в. При исследовании содержания, языка, поэтической формы, происхождения былин выделилось два подхода.

  1. Мифологический подход (школа): Ф.И. Буслаев, А.Н. Афанасьев, О. Миллер уводили происхождение былин в глубокую древность, считали, что они отражают представления славян о природе, настаивали на мифологичности, художественном вымысле былин («художественная школа»).

  2. Историческая школа занялась историческим осмыслением былин., сопоставлением имен былинных героев с историческими лицами. Она имела два направления. Представителем первого был А.Н. Веселовский, который рассматривал русский эпос как часть мирового творческого процесса, как объект всестороннего влияния то с Запада, то с Востока. Он считал, что русские былины заимствовали» бродячие сюжеты» мирового фольклора. Это была школа компаративистов.

Другое направление было собственно историческим (или историко-бытовым). Его возглавили Л. Майков, В. Миллер. Их последователями были М.И. Сперанский, Б.М. и Ю.М. Соколовы. Задача этого направления состояла в историческом толковании былин, сопоставлении их с письменными источниками, расположении в хронологической последовательности сюжетов.


В советской историографии также выделилось два подхода к изучению былин. Первое следовало тезису Б.Д, Грекова: «Былина – это история, рассказанная самим народом». Оно продолжало традиции дореволюционной исторической школы и было названо «советской исторической школой» (Б.А. Рыбаков, Д.С. Лихачев). Второе, «первобытно-поэтическое» по словам Рыбакова, направление возглавлял В.Я. Пропп, который утверждал: «Былина основана не на пересказе в стихах исторического факта, а на художественном вымысле». Это направление приближалось к дореволюционной мифологической школе и не связывало былины с конкретными историческими событиями.

Наибольшее признание в советской историографии получила историческая школа. По мнению её представителей, построение хронологического ряда былинных сюжетов X-XII вв. позволяет рассмотреть былины историографически, как сумму народных взглядов на этот важнейший период в жизни русского народа. Создание былин хронологически и по существу связано с объединением славянских союзов племен в единое государство.

Первый владимирский цикл былин (X век) отражает в идеализированной форме расцвет русского государства, борьбу с печенежскими ордами, ради которой Владимир возвел линии пограничных крепостей. Она была воспета как создание застав богатырских вокруг столицы (циклы о Добрыне и Илье Муромце).

Второй былинный цикл (XI в.) повествует о нашествии на Русь половцев во главе с ханом Шаруканом, в нем отражены киевские события 1068 г., связанные с народным выступлением (отсюда описание ссоры Ильи Муромца с князем Владимиром).

Эпохе Владимира Мономаха, летописца Нестора, игумена Даниила соответствует третий владимирский цикл былин (конец XI – начало XII вв. ) Вокруг имени Владимира Мономаха, принимавшего половецкие удары, возрождается старый владимирский цикл, воспевавший борьбу с «силушкой поганой». Новый цикл былин связан с новым героем – Алешей Поповичем – и сливается со старым циклом X в., их объединяет имя князя Владимира.

Русские былины упоминают около 30 исторических лиц, известных по письменным источникам с 975 по 1240 гг.

Другая точка зрения, которую разрабатывал В.Я. Пропп, нашла последователей в лице И.Я. Фроянова, Ю.И. Юдина и др. Они считают, что эпос – это отражение предфеодальной эпохи древней Руси, это слияние мифологии и истории. Содержание былин не стоит сводить к исторической фактологии. Речь должна идти об отражении в былинах народного понимания смысла и значения больших исторических эпох, которые передаются в песнях в фантастических сюжетах. Сюжетные мотивы былин следует сопоставлять с этнографическими данными.


Проблема начала русской историографии.

Первые исторические сказания.

Одной из дискуссионных проблем изучения русской исторической мысли является вопрос о том, с чего она начинается, какие сочинения исторического характера являются первыми в нашей истории. Наиболее распространенной точкой зрения является мнение о том, что первыми произведениями исторического характера на Руси являются летописи. Однако М.Н. Тихомиров обратил внимание на то, что летописные своды основывались на ряде источников исторического характера. Летописные своды – не мнению М.Н. Тихомирова, связывать с началом русской историографии.

На основе анализа ранних летописных сводов ПВЛ, Новгородской и Устюжской летописей, Тихомиров выделил сказания, на которых они основаны. Во-первых, сказание о начале Русской земли (рассказ об основании Киева, о притязаниях хазар на Киев, об убиении Аскольда и Дира и т.д.); во-вторых, легенда о призвании варягов, в-третьих, сказание о русских князьях X в. (повествование об Игоре, его потомках, княжении Святослава, борьбе киевлян и древлян и т.д.). Последний является наиболее ранним и был написан вероятнее всего в Киеве вскоре после крещения Руси. По мнению М.Н. Тихомирова это и есть первое историческое сочинение на Руси – начало русской историографии.

Другой важной проблемой изучения появления исторической мысли на Руси является время появления первых исторических сочинений. В основном исследователи высказывают свои позиции относительно начала русского летописания, поскольку с ним отождествляют начало русской историографии.

Большинство исследователей относят начало русского летописания к первой половине XI в. Основой этого мнения послужила точка зрения А.А. Шахматова, который считал 1039 г. началом составления киевского свода. Эта точка зрения защищалась М.Д. Приселковым. Д.С. Лихачев отнес появление русских летописей ко второй половине XI в. Он считал, что первым произведением русской историографии следует считать сказание о крещении Руси, которое было составлено в 40-е гг. XI в.

Существуют и другие точки зрения. Историк XIX в. И.И. Срезневский считал возможным отнести начало русского летописания уже к X в. В советской историографии на это мнение обратили внимание М.Н. Тихомиров, Л.В. Черепнин и поддержали его. Б.А. Рыбаков отнес начало русского летописания даже к IX в.


Летописи как основной жанр средневековой исторической литературы. «Повесть временых лет»

Летописи являются основными историческими источниками по эпохе средневековья. В XI-XVI вв. они были самой распространенным типом исторических сочинений на Руси. В большинстве летописных сводов XV-XVI вв. в основании лежит «Повесть временных лет». Именно этот факт побуждал воспринимать «Повесть...» как первоначальное сочинение, принадлежавшее одному автору. Чаще всего назывались имена Нестора или Сильвестра. Нестора упоминали южнорусские летописные сборники XV-XVI вв., Сильвестра — летописи Северо-восточной Руси.

«Повесть временных лет» замышлялась как труд именно исторический. В заголовке сочинения обозначены три вопроса: «Откуду есть пошла Русская земля», «Кто в ней начал первее княжити», «Откуду Русская земля стала есть». А ответы оказываются существенно разными. В «Повести...» воспроизводятся две версии начала Руси: миграция славян и руси с верховьев Дуная из Норика по традиционному Дунайско-Дпепровскому пути, и миграция славян, варягов и руси по Волго-Балтийскому пути. При этом само понятие «варяги» осмысливается трояко: как все население от Дании до Волжской Болгарии («предел Симов»), как одно племя наряду с другими прибалтийскими, как совокупность прибалтийских племен.

«Повесть временных лет» — фундамент почти всего летописного древа и в большинстве случаев главная цель исследовательского поиска. Именно в этом произведении поставлены основные вопросы, связанные с началом народности, государства, христианства; здесь спрессованы те идеологические и политические факты, которые многие столетия питали этническое и политическое сознание Руси. И хотя и на ранних этапах существования государства противоборствовали разные историко-политические традиции, «Повесть временных лет» остается главным трудом о первых веках русской истории.

История Руси, народа предстает в ПВЛ включенной в мировую историю, хотя для этого и используется библейская версия происхождения человечества. В летописи нарисованы пути расселения народов после вавилонского столпотворения, картина их географического расселения. Славян рассмотрены в летописи как полноправные потомки Иафета, сына Ноя, они предстают в летописи такими же историческими народами, как и греки, римляне.. Таким образом, летописцы строят историческую концепцию происхождения своего народа, занимаются поиском его исторических коней.

ПВЛ – произведение эпохи средневековья, пропитанное теоцентрическим восприятием мира. Методологической основой этого сочинения является провиденциализм. Бог – источник исторических событий, от его воли зависит всё: кому будет принадлежать власть и т.д. Праведные князья появляются там, где удобно Богу. Апелляция к библейским пророкам – неотъемлемая черта русских летописей, да и других средневековых произведений. В ПВЛ эта черта проявляется в посылке Богом ангелов для помощи в свершении добрых дел. Так, во время битвы, описанной под 1111 г. войску Владимира бить половцев помогает ангел. Но этот эпизод вмешательства Бога в отдельные события русской истории исключителен. Исследователями уже давно подмечено, что ПВЛ при изложении событий истории редко упоминает божественную волю. Этим русские летописи отличатся от европейских средневековых хроник.

Идея Бога как определяющей силы в истории подразумевалась в их размышлениях, но историческая жизнь народов определяется не только божественным промыслом, но и борьбой двух начал – добра и зла. Если люди пренебрегают нравственными, божественными законами, то они выбирают путь дьявола и навлекают на себя гнев Божий. С этих морально-нравственных позиций рассматривается политическая история Руси.

Летописцы при составлении летописей пользовались разнообразными источниками (сказания, византийские хроники, церковно-политическая литература, фольклор и т.д.). В науке возник вопрос о методике работы летописцев с источниками. Точки зрения: 1. Методы работы летописцев с источниками были примитивными, принцип отбора фактов прост, голая последовательность механически соединенных фактов (Н.Л. Рубинштейн, И.П. Еремин). 2. Летописец, порой преодолевая провиденциализм, старался найти реальные начала исторических явлений. Д.С. Лихачев выделил у летописцев «первые проблески критического отношения к своим источникам». Эту точку зрения разделяли А.А. Шахматов, М.Н. Тихомиров и др.

А.П. Пронштейн указывает, что летописцы руководствовались «принципом одного источника», располагая материал в хронологической последовательности. К основному тексту они добавляли новые материалы. Основной летописный свод переписывался, как правило, дословно, иногда с некоторыми редакторскими изменениями. Следовательно, летописи представляли собой исторические компиляции. Органически связывать свидетельство источника с повествованием и создавать на основе их оригинальный текст летописцы ещё не умели.. Компилятивный характер летописи признали не только ученые 30-40-х гг. Рубинштейн и Еремин, но к этому пришли в 60-е гг. и Лихачев, и Тихомиров.

Однако летописец не только компилировал, но и отбирал из своих источников нужные материалы, сознательно относился к источнику. Летописцы стремились излагать по тому источнику, который с их точки зрения был наиболее достоверным и точным. Зачастую они ссылались на реальные свидетельства, сознательно приводили два известия об одном факте, сравнивали их, выбирали то, что им казалось достовернее. То есть, элементы критики источников у летописцев присутствовали.

Характер работы летописцев с источниками определялся и позициями автора, с которых он подходил к материалу. В исторической литературе развернулась дискуссия о степени беспристрастности летописцев. А.А. Шахматов: «Рукой летописцев управляли политические страсти и мирские интересы». Д.С. Лихачев: в летописи отражена не только идеология разных феодальных центров, но и идеология определенного общественного класса. М.Д. Приселков вторил Шахматову. И.П. Еремин читал, что летописец правдиво описывал всё, что знал, был в стороне от княжеских раздоров, занимал независимую позицию, летописцы – моралисты, а не политики.

Характеризуя позиции летописцев, не следует забывать о провиденциальном характере их взглядов, связанную с ним систему группировки и изложения материала. В летописном жанре не прослеживаются причинно-следственные связи событий, хотя часто присутствуют элементы рационалистического объяснения событий. Летописец располагал материал по годам, применяя событийно-перечневую систему изложения событий. При этом на первый план выдвигаются хронологическая связь событий. Логическое единство событий при этом страдает.

Историческое мышление летописца называют допрагматическим, в нем происходит выпадение реальных причинно-следственных связей. История представляет собой ряд не связанных между собой фактов, они связаны только временем. Таким изложением летописец стремился показать суетность светской мирской жизни. Летописи как жанр средневековой литературы покончили с замкнутостью сюжетного времени, которая была характерна для былин и сказаний. Летопись не имеют конца. Летопись фиксирует часть событий, не замыкается на одном сюжете.

Итак, летописи - основной тип средневековой исторической литературы. Характерные для летописей принципы исторического повествования были господствующим способом освещения событий с XI – XVI вв.


Летописные памятники исторической мысли XII – первой половины XV вв.

В развитии исторической мысли XII – XV вв. выделяется два этапа: XII-XIII вв. и XIV-XV вв. XII-XIII вв. в русской истории – время политического обособления княжеств и городов, политической дезинтеграции. Для этого периода характерен значительный подъем средневековой городской культуры, общественной мысли, исторических знаний. В этот период развития русской исторической мысли наблюдается стремление к политической замкнутости, приводящее к созданию исторических произведений местного значения, посвященным событиям локального характера. Но продолжала действовать важная и прежде идея единства русской земли.

Для развития летописного жанра в период раздробленности характерно появление новых летописных центров, появление местного летописания. Если применительно к XI в. исследователи говорят о киевском и новгородском летописании, то в XII – начале XIII вв. летописание велось ещё и во Владимире, Суздале, Переславле-Залесском, Ростове, Чернигове и т.д. Большое развитие летописание получило в XII в. в Новгороде, а в XIII в. в Пскове. Его называют городским, в нем много сюжетов местной тематики: волнения черни, борьба на вече, борьба со шведами и немцами, отношения с князьями, пожары и т.д. До образования новгородской республики в XII в. важная роль в создании новгородского летописания принадлежала князю, а позже она перешла к новгородскому епископу.

Появились и новые виды летописей. ^ Личные и фамильные летописцы отдельных князей, которые составлялись при местных княжеских дворах (Летописец князя Игоря Святославовича, Летописец Даниила Галицкого, Летописец Юрия Долгорукого и др.) В них описываются политические биографии отдельных князей, их военные походы, дипломатические переговоры, события семейной жизни. В результате такого подхода тематика летописей сужалась, темы общерусского характера терялись.

Другой разновидностью памятников летописного типа является Галицко-Волынская летопись. Она как историческое произведение по форме и содержанию близка к воинским и ратным повестям, в ней много светского.

Ещё одна разновидность летописей – иллюстрированные (украшенные миниатюрами) лицевые своды, которые появляются в это время (Владимир, XIII в.). До нас они не дошли, зато стали оригиналами с которых были сделаны копии, находящиеся в Радзивиловской летописи.

Итак, в XII-XIII вв. расцветает местное летописание, преобладает интерес к истории, событиям отдельных русских земель. Тем не менее, общерусское летописание не угасает полностью.

Из летописей XII в. характерные черты общерусского свода выступают наиболее ярко во владимирском своде 1177 г. Владимирское летописание велось под наблюдением Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. В нем проводится идея о необходимости сильной княжеской власти. Она получает религиозное обоснование. На владимирском летописании имеется налет церковности, так как велось при непосредственной участии духовенства. Ярко проявляются черты провиденциализма. Владимирский свод 1177 г. выдвигает положение о перенесении иконы Богоматери из Киева во Владимир, что означало перенос столицы, политического центра всех русских земель.

Таким образом, летописные памятники XII-XIII вв. свидетельствуют о том, что сознание этнической и религиозной общности русского народа не исчезло. Местный патриотизм не подавил общерусского патриотизма. Это проявлялось особенно ярко, когда речь шла об общем враге – монголо-татарах.

В XIV-XV вв. наблюдается усиление общерусских сюжетов в летописях. После монгольского нашествия Владимир утратил свое значение политического центра русских земель, центра общерусского летописания. Общерусское летописание впервые после монгольского нашествия возродилось в Твери. К 1305 г. относится общерусский летописный свод, который позже лег в основу Лаврентьевской летописи. В него были включены известия не только тверские, но и новгородские, рязанские и т.д. Это было сделано не случайно. Михаил Александрович Тверской, при котором составлялся свод, одним из первых стал употреблять титул «Великий князь всея Руси».

Борьба князей за великое княжение за роль собирателя русских земель отразилась в летописании. Москва, становясь инициатором политического объединения, начиная с XIV в. , а особенно с XV в., становится центром русского летописания. Летописные записи велись в Москве, по-видимому, с начала XIV в. Общероссийские летописные своды появляются здесь в конце XIV в. Наиболее известен московский свод 1408(или 1409) г., создание которого связано с митрополитом Киприаном (Троицкая летопись, названная так Н.М. Карамзиным). Московские летописцы рассматривают историю Руси XIV-XV вв. в тесной связи с историей древнерусского государства. Поэтому в основе московского летописания – ПВЛ.

Таким образом, в XIV- начале XV вв. общерусские тенденции усилились, но до середины XV в. идея подчинения всех русских князей великому московскому князю в исторической литературе не восторжествовала.


Нелетописные сочинения исторического характера XII - первой половины XV вв.


Летописи не были единственным типом исторических произведений на Руси. Историческое сознание русского народа отразилось в древнерусской литературе, прежде всего, в воинских и ратных повестях. Особо следует выделить «Слово о полку Игореве», написанной в конце XII в. Исторические вопросы поднимаются в этом произведении в тесной связи с проблемами современности. Оценка настоящего в Слове дана с точки зрения опыта прошлого. А историческое событие прошлого оценивается с углом зрения настоящего. В этом историчность этого памятника древнерусской литературы.

В «Слове о полку Игореве» есть представление о том, что писать его надо не по «замышлению Бояна», а «по былинам сего времени», периодах русской истории (века Трояновы, годы Ярославовы, настоящее). Произведение проникнуто идеей необходимости единения русских князей, общности исторических судеб русского народа.

Во второй половине XIII в. было составлено Житие князя Александра Невского, представляющее собой сочетание чисто светской воинской повести с чертами церковного жития. Чертой этого исторического произведения является стремление дать целостное жизнеописание Александра Невского на широком фоне положения Руси, показать его значение во внутриполитической, внешнеполитической жизни русского народа.

Вступлением к Житию Александра было «Слово о погибели русской земли», которое сохранилось и в самостоятельном виде. Автор показывает положение Руси среди других народов, напоминает о её величии и славе. У этого произведения много общего со «Словом о полку Игореве». Обоих авторов историческое прошлое интересует не само по себе, а в сопоставлении с настоящим. Оба осознают необходимость единства Руси, которое олицетворяется в личностях отдельных князей.

В XIV-XV вв. в период объединения русских земель вокруг Москвы особо злободневной была тема борьбы с монгольским игом. Типичное для этого времени произведение – «Задонщина». Одним из её источников явилось «Слово о полку Игореве»( общие идеи, тема, связь битв на реке Калке в 1223 г. (отождествление с битвой на Каяле 1185 г., о которой речь в «Слове…») и Куликовской битвы). Автор «Задонщины» проводит важную мысль о преемственности Киева и Москвы как политических центров русских земель. Битва на Куликовом поле – дело общерусское.

Таким образом, сочинения нелетописного характера также представляют нам историческую мысль древнерусского общества, свидетельствуют о развитии исторического самосознания народа.





Скачать 5,06 Mb.
оставить комментарий
страница1/18
Дата27.09.2011
Размер5,06 Mb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
плохо
  4
не очень плохо
  1
средне
  1
хорошо
  2
отлично
  38
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх