Задачи и природа кассации в советском уголовной процессе icon

Задачи и природа кассации в советском уголовной процессе



Смотрите также:
Университет Кафедра «юриспруденции»...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Дипломная работа на тему: «освобождение от уголовной ответственности» Руководитель Дипломной...
Конституционные гарантии прав и свобод человека и их реализация в современной уголовной политике...
Р. михеев
Особенности уголовной политики, борьбы с преступностью в России и странах атр...
Курсовая работа на тему: «понятие и основания освобождения от уголовной ответственности»...
Конституционные гарантии прав и свобод человека и их влияние на формирование уголовной политики...
Вина и наказание в советском...
От уголовной ответственности...
Статья вышла в 1989 г в советском журнале «Природа»...
А. С. Евстегнеев Настоящая статья посвящена вопросам квалификации преступлений...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать

3. Если приговор был обжалован, но сторона отказы­вается от своих требований, вправе ли вышестоящий суд проверить приговор? Можно ли признать за субъектами права на обжалование, приговора возможность отказать­ся от уже поданной жалобы или протеста?1.

Сущность каждого субъективного права, в том числе и права на обжалование приговоров, состоит в предоставле­нии субъектам этого права гарантированной возможно­сти требовать совершения или несовершения определен­ных действий. От усмотрения лиц, наделенных этими правами, зависит их фактическая реализация. Никто не может лиц, наделенных субъективными правами, прину­дить воспользоваться ими. Поэтому сторона, подавшая кассационную жалобу, или протест, может эту жалобу или протест отозвать.

Действующее процессуальное законодательство не со­держит указаний о праве сторон отозвать поданную кас­сационную жалобу или протест. В связи с этим интерес­но отметить, что Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г.2 предусматривало такую возможность. Более поздние инструктивные материалы, принятые пос­ле издания Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, свидетельствуют о том, что за сторонами признавалось право отозвать жалобу или протест. Так, циркуляром Военной Коллегии Верховного Трибунала ВЦИК от 28 ноября 1922 г. было разъяснено, что «поскольку по­дача кассационной жалобы на приговоры судов РСФСР является правом осужденных, а не их обязанностью (ст. 433 УПК РСФСР), то и подавший кассационную жа­лобу впредь до отсылки последней в кассационную ин­станцию может взять ее обратно, если, конечно, заявле­ние о возвращении или аннулировании жалобы будет сделано в срок, предусмотренный ст. 437 УПК, то есть до отсылки трибуналом дела в кассационную коллегию Верхтрибунала»3.


- 69 -


То же положение — право стороны отказаться от при­несенной жалобы —подтвердил в 1927 году Пленум Вер­ховного Суда Украинской ССР4.

Приведенный нами циркуляр Верховного Трибунала не только говорит о праве сторон отказаться от принесенной жалобы, но и устанавливает момент, до которого этот отказ может быть сделан — до момента отсылки жалобы в кассационную инстанцию.

Как же следует решить вопрос о моменте, до которо­го допустим отказ от жалобы?

Обращение в суд второй инстанции с требованием проверить правосудность постановленного приговора зависит от усмотрения сторон. Только при наличии этого требования суд второй инстанции правомочен приступить к проверке приговора. Но сама деятельность суда второй инстанции подчинена началу публичности. Поэтому отзыв жалобы или протеста допустим лишь до момента, с которого суд приступает к своим обязанностям по проверке законности и обоснованности постановленного приговора, до начала судебного заседания. Именно так ре­шен данный вопрос Положением о прокурорском над­зоре в СССР применительно к отзыву кассационного протеста. Признав, что прокурор, принесший протест, и вышестоящий прокурор вправе отозвать протест, ст. 26 Положения установила, что отзыв допустим до рассмот­рения протеста судом.

4. Сказанное выше раскрывает подлинную свободу обжалования и опротестования приговоров с точки зре­ния круга субъектов, которые пользуются правом касса­ционного обжалования и опротестования. Реальность права этих лиц, объем действительной возможности огра­дить свои интересы путем кассационного обжалования или опротестования находятся в прямой зависимости от решения вопроса о том, по каким делам, приговоры каких судов могут быть предметом кассационной жа­лобы.

В советском уголовном процессе кассация призвана служить гарантией прав сторон; гарантией законности и процессе. Соответственно этому ее назначению по мере


- 70 -


развития советского уголовного процесса расширяется круг уголовных дел, по которым допускается кассацион­ное обжалование.

Некоторое предметное ограничение права сторон на обжалование приговоров было установлено первыми де­кретами о суде. Так, декрет СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г.1, провозгласив право сторон на обжалование при­говоров, предусмотрел и исключение из этого правила. Согласно ст. 2 декрета допускались кассационные жало­бы «по делам, по коим присуждено денежное взыскание свыше 100 руб. или лишение свободы свыше 7 дней...». Таким образом, началом, определяющим наличие у сторон права на обжалование приговоров, служил размер наказания, назначенного судом.

Тот же принцип был сохранен декретом СНК РСФСР от 20 июня 1918 г. и инструкцией НКЮ от 28 июля 1918 г. Декрет о суде № 3 в статье 5 установил: «По делам, по коим присуждено взыскание свыше 500 рублей или лише­ние свободы свыше 7 дней, допустить кассационные жа­лобы в Советы местных народных судей»2.

Весьма важно подчеркнуть, что, ограничив право на обжалование приговоров размером наказания, советское законодательство предоставило это право всем тем, кому наказание определено выше указанного предела. Мо­тивом недопущения обжалования служила незначитель­ность определенной судом меры наказания.

Ограничение права на обжалование размером, опреде­ленного судом наказания, существовало в советском уго­ловном процессе лишь до ноября 1918 г. Положение о на­родном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г.3, знаменуя расширение процессуальных гарантий личности, устано­вило, что «приговоры по уголовным делам, а также ре­шения по гражданским делам могут быть обжалованы в кассационном порядке в Совет народных судей» (ст. 75).

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 года закрепил сложившуюся судебную практику, установив, что стороны имеют право на кассационное обжалование независимо от характера преступления и назначенной судом меры наказания. Иное решение и не могло быть принято. Мирное хозяйственное строительство Советской


- 71 -


республики, переход к новой экономической политике по­требовали строжайшего проведения законности во всех областях общественной жизни. IX Всероссийский съезд Советов указал, что «...очередной задачей является во­дворение во всех областях жизни строгих начал револю­ционной законности. Строгая ответственность органов и агентов власти и граждан за нарушение созданных Со­ветской властью законов и защищаемого ею порядка должна, идти рядом с усилением гарантий личности и имущества граждан»1.

Право на обжалование приговоров является одной из наиболее существенных гарантий личности в процессе; одной из наиболее существенных гарантий законности в уголовном процессе. В свете общей задачи охраны со­циалистического правопорядка было закономерным за­крепление таких процессуальных правил, которые обеспе­чивали свободу обжалования приговоров, не допускали ограничений права на обжалование и опротестование приговоров.

Однако усиленно пропагандировавшаяся мысль о не­обходимости упрощения уголовного процесса привела к внесению изменений в действующий процессуальный ко­декс. Эти изменения ограничивали право на обжалование приговоров в зависимости от вида преступления и опре­деленного судом наказания. Ст. 347 УПК РСФСР в редакции 1928 года не допускала обжалования приговоров по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 112 и ст. ст. 113, 120, 121 Уголовного кодекса РСФСР, если в качестве меры наказания применялось общественное порицание или исправительно-трудовые работы без ли­шения свободы по месту работы. Ограничение обжалова­ния в зависимости от меры наказания было предусмот­рено и в 1930 году2. Важно отметить, что, сохранив огра­ничение права на обжалование приговоров в зависимо­сти от размера наказания, постановление ВЦИК и СНК возложило на районную прокуратуру обязанность «...рас­сматривать поступающие к ней заявления и жалобы граждан и опротестовывать в краевой (областной) суд


- 72 -


все приговоры и решения, вынесенные с существенным нарушением закона»3.

Ограничение права на обжалование приговоров не могло содействовать укреплению законности в уголовном процессе4. В связи с этим в 1933 году ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление «О расширении права обжалования приговоров народного суда»5. В постанов­лении было указано, что расширение права на касса­ционное обжалование необходимо «в целях укрепления революционной законности».

Ограничение обжалования в зависимости от размера наказания было полностью устранено в 1936 году6.

Внесение в ст. 347 УПК РСФСР изменений, ограни­чивающих право сторон на обжалование приговоров ха­рактером преступления и размером наказания, обосновы­валось необходимостью разгрузить кассационные инстан­ции от рассмотрения жалоб по незначительным делам и тем самым повысить качество судебной работы. В действительности это дало, и не могло не дать, обратный результат. Изъятие из-под контроля вышестоящих судов значительной массы уголовных дел снизило ответственность судов первой инстанции за качество работы.

По новеллам 1928 и 1930 гг., изменившим первона­чальную редакцию ст. 347 УПК РСФСР, допустимость обжалования приговоров ставилась в зависимость от ха­рактера преступления и меры наказания, при осуждении за менее серьезные преступления и назначении наиболее мягких наказаний обжалование не допускалось. Такой критерий вообще неприемлем, на наш взгляд, с точки зрения задач и целей советского уголовного процесса, ибо он может привести к представлению о том, что сам факт признания гражданина виновным в совершении преступления не имеет существенного значения.

Советскому государству дорога честь каждого гражданина. Поэтому лишение обвиняемого одного из


- 73 -


важных средств на защиту — права на обжалование при­говоров — по мотивам мягкости назначенного судом на­казания, не могло долго сохраняться в советском уголов­ном процессе, стоящем на страже законных интересов личности.

Следует также иметь в виду, что авторитет советско­го суда, возможность успешного разрешения им задач социалистического правосудия находится в прямой зави­симости от законности и обоснованности его приговоров. Эта зависимость не устраняется ни избранной судом квалификацией действий подсудимого, ни сравнительно небольшим размером назначенного им наказания. Только законный и обоснованный приговор может служить раз­решению задач правосудия и оправдывать свое политиче­ское и процессуальное назначение. Одной из гарантий правосудности приговоров является право на кассацион­ное обжалование. В связи с этим нельзя определенную группу лиц лишить права на обжалование приговора в связи с незначительностью назначенного наказания.

В системе революционных трибуналов допустимость кассационного обжалования была предусмотрена не­сколько позднее, чем в общих судах. Однако уже декретом ВЦИК от 11 июля 1918 г. был учрежден кассационный отдел при ВЦИКе и было допущено обжалование приговоров, постановленных революционными трибуна­лами1.

Особое назначение революционных трибуналов, при­званных бороться с наиболее опасными для Советской пласта преступлениями, призванных служить орудием по­давления сопротивления контрреволюции — требовало точного и немедленного принятия мер судебной репрессии к врагам народа. Одним из средств, обеспечив­ших незамедлительность мер судебной репрессии, применяемых революционными трибуналами, было вступление приговоров трибунала в законную силу в момент их огла­шения. По Положению о революционных трибуналах от 20 ноября 1919 г. приговоры трибуналов не подлежали обжалованию. Эта мера носила временный характер, и 18 марта 1920 г. Положением о революционных трибуна­лах было установлено, что «в кассационном порядке при­говоры могут быть обжалованы, кроме приговоров Вер­ховного Трибунала при Всероссийском Центральном


- 74 -


Исполнительном Комитете и приговоров военных трибуналов и трибуналов, приравненных к ним, в том числе военно-железнодорожных»2.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, принятый в 1922 году, закрепил право сторон на обжалование при­говоров революционных трибуналов (ст. 433).

История советского уголовного процесса свидетельствует о том, что определенный период времени приговоры революционных трибуналов не подлежали обжалованию. Эта мера отвечала интересам революции, была целесооб­разной. Вместе с тем весьма важно подчеркнуть и другое. И при недопущении кассационного обжалования, приговоры не только революционных трибуналов, но и революционных военных трибуналов не оставались бескон­трольными. Так, Положением о революционных военных трибуналах от 4 мая 1920 г. председателю Революцион­ного Военного Трибунала Республики было предоставлено право в ревизионном порядке истребовать дела из всех революционных военных трибуналов и в случае необходи­мости отменять или изменять постановленные ими приговоры1.

Революционные трибуналы могли выполнить возло­женные на них задачи только при строжайшем соблюде­нии законности в их деятельности. Это требование настой­чиво и последовательно предъявлялось к деятельности всех трибуналов. Верховный Революционный Трибунал при ВЦИКе указал в одном из своих постановлений: «...все законы равно обязательны для трибуналов и об­щих судов, и оценка трибуналом интересов революции не может находиться в противоречии с декретами»2.

Развитие советской демократии повлекло за собой принятие в 1936 году Чрезвычайным VIII съездом Сове­тов Конституции СССР, на основе которой в 1938 году был принят Закон о судоустройстве СССР, союзных и ав­тономных республик. Закон о судоустройстве закрепил право сторон на кассационное обжалование и опроте­стование приговоров всех судов, кроме Верховного Суда СССР и верховных судов союзных республик.

Исключение, установленное Законом о судоустройстве в отношении приговоров Верховного Суда СССР и верхов-


- 75 -


ных судов союзных республик свидетельствует не об от­ступлении от принципа социалистического демократизма советского уголовного процесса, а, наоборот, о его по­следовательном проведении.

Советский Союз есть добровольное объединение рав­ноправных союзных республик, суверенитет которых ограничен лишь в пределах, указанных в ст. 14 Конституции СССР. Вне этих пределов каждая республика совершенно самостоятельна. Самостоятельна каждая республика и при осуществлении правосудия. Немедленное вступление в законную силу приговоров верховных судов союзных республик — одно из проявлений суверенитета союзных республик.

Верховный Суд СССР представляет собой высший, наи­более авторитетный судебный орган нашего государства (ст. 104 Конституции СССР). Руководящее положение Верховного Суда СССР в системе судебных органов несов­местимо с правом сторон на обжалование его приговоров. Этим и объясняется немедленное вступление в законную силу приговоров, постановленных Верховным Судом СССР.

Отсутствие у сторон права на обжалование приговоров Верховного Суда СССР не представляет собой сколько-нибудь существенного ограничения по двум причинам: авторитет Верховного Суда СССР служит надежной гарантией неуклонного соблюдения прав сторон и правильного разрешения рассматриваемых им уголовных дел; в качестве суда первой инстанции Верховный Суд рассматривает незначительное количество дел. Подавляющее же большинство уголовных дел рассматривается народными и областными (краевыми) судами, приговоры которых стороны имеют право обжаловать.

Закрепленное Законом о судоустройстве СССР, союз­ных и автономных республик право сторон на обжалование приговоров не ограничено ни размером наказания, ни характером преступления, за которое осужден подсуди­мый3.


- 76 -


Приведенные сведения об объеме права сторон на об­жалование приговоров дают основания сделать следую­щие выводы.

Ограничение права на обжалование приговоров в за­висимости от того, каким судом и по какой категории дел постановлен приговор, не было значительным в со­ветском уголовном процессе.

Расширение права на обжалование приговоров, сопут­ствовавшее историческому развитию советского уголов­ного процесса, находится в прямой связи с возрастанием требования строжайшей законности, подчинено ему и яв­ляется выражением данного требования в области со­ветского уголовного процесса. Эволюция пределов права на обжалование приговоров прямо подчинена непрерыв­ному возрастанию требования строжайшего соблюдения социалистической законности.

5. Подлинная свобода обжалования приговоров опре­деляется не только тем, кто, в каком объеме, приговоры каких судов и по какой категории дел вправе обжало­вать, но также рядом косвенных и вместе с тем весьма существенных для реального использования права на об­жалование обстоятельств. Одним из них является при­нятое в данной процессуальной системе решение вопроса о форме кассационной жалобы.

Советской кассации как институту процесса нового высшего типа вообще чужд формализм. Отказ от право­вой регламентации формы кассационной жалобы — одно из проявлений этой черты.

Отсутствие требования обязательной формы жалобы объясняется двумя причинами.

Назначением института обжалования приговоров в со­ветском уголовном процессе является гарантия закон­ности и обоснованности приговоров. Обеспечивая истин­ность приговоров, институт обжалования тем самым га­рантирует законные интересы обвиняемого и иных участ­ников процесса. В соответствии с указанным назначением обжалования приговоров развитие этого института идет по пути создания условий, максимально облегчающих принесение кассационной жалобы, если к этому есть ос­нования. Поэтому требование определенной формы жа­лобы, ограничивающее возможность обжалования, зат­рудняющее реализацию права на обжалование, неприем­лемо в советском уголовном процессе.


- 77 -


Вместе с тем одной из наиболее существенных черт советской кассации является ревизионное начало, то есть обязанность суда второй инстанции проверить законность и обоснованность приговора всесторонне и в полном объе­ме, не ограничиваясь доводами жалобы и протеста. С этой точки зрения сама жалоба является лишь необходимым поводом кассационной проверки.

Поскольку жалоба представляет собой лишь повод для кассационной проверки, а сама проверка приговора осу­ществляется в ревизионном порядке, нецелесообразно возлагать на стороны обязанность составления жалобы строго определенной формы, которая, несомненно, преду­сматривала бы обязанность сторон четко указать кон­кретные доводы жалобы.

Необходимо заметить, что освобождение сторон от обязанности составлять жалобу строго определенной формы и в том числе освобождение их от обязанности указывать свои доводы, ни в коей мере не умаляет обя­занности суда второй инстанции самым тщательным об­разом исследовать те доводы, которые приводятся в жалобе. Ибо гарантия прав и законных интересов сто­рон, чему служит институт обжалования приговоров, предполагает самое тщательное исследование доводов жалобы.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 1 декабря 1950 г. «Об устранении недостатков в работе судов по рассмотрению уголовных дел в кассационном порядке» указал судам «...на необходимость самого вни­мательного и вдумчивого отношения к кассационным жалобам и протестам, в связи с чем при кассационном рассмотрении дела должны быть тщательно изучены, ра­зобраны и сопоставлены с материалами дела все доводы, изложенные в жалобе (протесте), с тем, чтобы ни один из этих доводов не оставался без ответа в определении».

Поскольку жалоба лишь повод для кассационного производства, всякое заявление стороны, выраженное в любой форме, из которого усматривается требование про­верки приговора, должно рассматриваться как кассацион­ная жалоба, обязывающая суд второй инстанции прове­рить законность и обоснованность приговора. Вполне допустимо принесение кассационной жалобы в устной форме1.


- 78 -


Требования, которым должно удовлетворять заявле­ние для того, чтобы служить обязательным поводом кас­сационной проверки, весьма немногочисленны: заявление должно быть сделано в установленный срок2; в суд, ре­шавший данное дело, или соответствующий вышестоя­щий суд; надлежащим лицом; в заявлении должна быть изложена просьба о проверке приговора3.

Сказанное относится к форме кассационной жалобы, но, как мы указывали, право требовать проверки при­говора принадлежит и прокурору, который реализует его путем принесения протеста.

Наш закон не устанавливает обязательной формы ни для кассационного протеста, ни для кассационной жало­бы. Тем не менее, мы не можем столь же категорически, как и в отношении жалобы, утверждать о неприемлемо­сти требования обязательной формы протеста, ибо субъектом права на принесение кассационного протеста является представитель органа надзора за законностью— прокурор, а субъектом права на кассационную жалобу —


- 79 -


обвиняемый, гражданский истец, потерпевший по делам частного обвинения, гражданский ответчик, в качестве ко­торых в подавляющем числе случаев выступают лица, не обладающие специальными, юридическими знаниями. Поэтому при решении вопроса о возможности установле­ния обязательной формы для протеста отпадает одно из основных соображений против принятия этого требования в отношении формы жалобы — неминуемое фактическое ограничение возможности обжаловать приговор при установлении обязательной формы кассационной жалобы.

Вопрос о форме кассационного протеста имеет боль­шое практическое значение, ибо принесение кассацион­ных протестов и протестов в порядке надзора является основным процессуальным средством, при помощи кото­рого прокурор реагирует на нарушения, допущенные су­дом.

Нет необходимости доказывать, что юридически грамотно составленный, хорошо мотивированный протест прокурора помогает вышестоящему суду более глубоко и всесторонне проверить законность и обоснованность опротестованного приговора. Поэтому прокурор в своем протесте должен указать все допущенные судом наруше­ния, не ограничиваясь ссылкой на некоторые из них. Но этим не исчерпывается задача прокурора, который «...не может ограничиться простым констатированием наличия в деле... нарушений... Он должен конкретно указать, что по его мнению надо сделать, чтобы эти неправильности исправить»1.


- 80 -


Прокурор имеет возможность без ущерба для осу­ществления предоставленного ему права на опротестова­ние приговоров составлять каждый протест юридически грамотно, обоснованно. Значит ли это, что требователь­ное отношение к кассационным протестам как докумен­там органа власти по надзору за законностью должно привести к законодательному установлению формы про­теста? Мы полагаем, что нет.

При положительном решении данного вопроса выше­стоящий суд должен был бы оставлять без рассмотрения протесты, форма которых не соответствует требованиям закона. Такое положение не отвечает задачам кассации. При решении любой проблемы, связанной с обжалова­нием и проверкой приговоров, мы должны исходить из задач этого института, принимая то, что содействует их успешному разрешению, и отвергая то, что будет умалять возможность их разрешения. Потому следует признать, что в законе не должна быть предусмотрена форма протеста.


- 81 -


Глава III

^ ВСЕСТОРОННОСТЬ И ПОЛНОТА ПРОВЕРКИ

ПРИГОВОРОВ ПО ЖЛЛОБДМ И ПРОТЕСТАМ СТОРОН


Как было показано выше, в советском уголовном про­цессе стороны пользуются подлинной свободой обжалова­ния приговоров. Но это — лишь одна сторона вопроса. Фактическое, реальное значение института обжалования и опротестования приговоров во многом определяется тем, какие нарушения дают сторонам право принести кассационную жалобу или протест и обязывают вышестоя­щий суд проверить приговор. Ценность рассматриваемого института как гарантии законности в процессе в значи­тельной мере определяется допустимым пределом обжалования приговоров и объемом проверки приговоров судом второй инстанции.

* * *

Каждое нарушение процессуальных норм может при­вести к постановлению неправосудного приговора. Поэто­му сторонам должно быть предоставлено право прино­сить жалобу или протест по поводу каждого нару­шения их прав. Именно так и решается этот вопрос в со­ветском уголовном процессе. Статья 349 УПК РСФСР предоставляет сторонам возможность принести жалобу или протест по поводу нарушения прав и интересов дан­ной стороны, не ограничивая эту возможность каким-либо заранее установленным перечнем нарушений.

Законные интересы сторон состоят, в конечном итоге, в том, чтобы по делу был постановлен правосудный при­говор. Это качество приговора достигается соблюдением процессуальных норм, установлением фактических обстоя­тельств дела в соответствии с действительностью и


- 82 -


правильным применением закона. В связи с этим сама задача кассации — служить гарантией законных интере­сов сторон — требует предоставления им права обжало­вать не только каждое нарушение их прав, но и любое по характеру нарушение их интересов, выражающееся как в несоблюдении закона, так и в неправильном решении дела по существу.

Предоставление сторонам такого права будет беспред­метным, если этому праву не будет соответствовать обя­занность вышестоящего суда проверить каждый приговор с точки зрения его законности и обоснованности, то есть всесторонне.

Задачи правового института определяют его содержание и характерные черты. В этом и находит объяснение тот факт, что в советском уголовном процессе стороны вправе принести кассационную жалобу и протест как на нарушение закона, так и на неправильное решение дела по существу, а вышестоящий суд обязан проверить каж­дый приговор всесторонне.

Всесторонность проверки — важная, органическая черта рассматриваемого института, без которой советская кассация не могла бы служить гарантией законности, так как выявить все существующие нарушения закона, допущенные по данному делу, можно только на основе всесторонней проверки обжалованного или опротестован­ного приговора1.

Всесторонность кассационной проверки закреплена Законом о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик, в ст. 15 которого сказано, что вышестоящие суды обязаны проверять законность и обосно­ванность приговоров. Формула «незаконность и не­обоснованность» охватывает нарушения любого характе­ра, которые встречаются в судебной практике и могут повлиять на правосудность приговора. Для того чтобы это утверждение было доказанным, необходимо раскрыть содержание понятий законность и обоснованность при­говора. Это и будет сделано в данной главе.

Сформулированное Законом о судоустройстве требо­вание законности и обоснованности приговора не было нововведением в советском уголовном процессе. Всесто­ронность проверки в кассационном порядке присуща со-


- 83 -


ветской кассации с момента ее возникновения. Так, дек­рет ВЦИК о суде от 7 марта 1918 г. (декрет о суде № 2) установил, что при «обжаловании в кассационном поряд­ке суд имеет право отменить решение не только по фор­мальным нарушениям, признанным им существенными, но и в том случае, если признает, что обжалованное реше­ние явно несправедливо» (ст. 5)1. Последующее законо­дательство неизменно подтверждало эту обязанность вышестоящих судов2.

1. Законность и обоснованность приговора взаимосвя­заны и взаимообусловлены. Эта связь находит отраже­ние и в тексте закона. Так, в ст. 415 УПК. РСФСР сказа­но, что существенными нарушениями форм судопроиз­водства являются такие нарушения, которые «помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на вынесение правильного приговора».

Связь законности и обоснованности приговора опре­деляется содержанием судебной деятельности, которая состоит в применении общих норм права к установлен­ным судом конкретным фактам. В связи с характером деятельности суда проверка законности приговора невоз­можна в отрыве от проверки его обоснованности, а про­верка правильности решения дела по существу невоз­можна без проверки законности приговора. Рассмотрим это несколько подробнее.

Фактические обстоятельства дела суд устанавливает на основе восприятия, исследования и оценки доказа­тельств.

Эта деятельность суда протекает в определенных правовых формах, точное соблюдение которых необходи­мо для того, чтобы установленные судом факты были до­стоверными, соответствовали действительности. Следова­тельно, судить о правильности решения дела по существу нельзя, не проверив соблюдения судом и органами расследования процессуальных форм их деятельности.


- 84 -


Соблюдение же процессуальных форм является одним из элементов законности приговора.

Деятельность суда не ограничивается установлением определенных фактов. Суд обязан при разрешении уго­ловного дела дать оценку установленным им фактам с точки зрения требований уголовного права. Но судить о правильности применения норм уголовного права к дан­ному конкретному составу вышестоящий суд не может иначе, как проанализировав и норму закона, и данный конкретный случай. Проверяя правильность квалифика­ции действий подсудимого (что входит в проверку закон­ности приговора), суд второй инстанции обязан устано­вить, правильно ли дана юридическая оценка действий, действительно совершенных данным обвиняемым. Для этого проверяющий обязан установить, какая сово­купность фактов была установлена судом первой инстан­ции, на основе каких доказательств и правильно ли эти доказательства оценены. Следовательно, нельзя прове­рить законность приговора, не касаясь существа дела1.

В силу специфики деятельности суда решение вопро­сов факта и права в суде первой инстанции связано меж­ду собой, а проверка вышестоящим судом законности приговора невозможна в отрыве от проверки его обосно­ванности (и наоборот — проверка обоснованности при­говора невозможна в отрыве от проверки его законности).

Поэтому только всесторонняя проверка может обеспе­чить выявление всех нарушений закона, допущенных по делу, только при всесторонней проверке институт обжа­лования и опротестования приговоров может служить гарантией законности.

Учитывая естественную связь права и факта, закон­ности и обоснованности, решение уголовных дел по су-


- 85 -


ществу в советском уголовном процессе возложено на единую коллегию суда первой инстанции, а проверка обжалованных приговоров осуществляется с точки зре­ния их законности и обоснованности.

Закон о судоустройстве возлагает на суды второй инстанции обязанность проверять как законность, так и обоснованность приговоров. Законность и обоснован­ность — две стороны единого приговора, две сторо­ны единого качества, которым должен обладать каж­дый приговор — правосудности. Утрата одной из сторон влечет за собой утрату данного качества в целом.

Законность и обоснованность раскрывают правосудность приговора с различных сторон: с точки зрения со­блюдения норм права и с точки зрения соответствия выводов суда фактам объективной деятельности. При этом законность приговора — залог его обоснованности, незаконность же влечет за собой неправильность при­говора по существу, а необоснованность приговора всегда свидетельствует о его незаконности2.

Практическое значение рассматриваемого указания ст. 15 Закона о судоустройстве состоит именно в том, что только всесторонняя проверка с точки зрения закон­ности и обоснованности дает возможность установить правосуден ли обжалованный приговор. А только пра­восудный приговор может служить разрешению задач социалистического правосудия.

2. Проверка законности приговоров, будучи нераз­рывно связана с проверкой их обоснованности, имеет и свои особенности. Это дает основание самостоятельно рассмотреть вопрос о том, что представляет собой и чем вызывается задача проверки законности судебных при­говоров.

Будучи органом охраны социалистической законности, суд сам должен быть образцом законности. Свидетель­ством исключительной важности соблюдения этого тре-


- 86 -


бования в судебной деятельности служит закрепление в Конституции СССР принципа независимости судей и подчинения их только закону.

Поскольку возложенную на него задачу по борьбе с нарушениями социалистической законности суд разре­шает путем разбирательства в судебном заседании уго­ловных дел и применения установленного законом на­казания к лицам, виновным в совершении преступлений1 особое значение приобретает законность приговора.

Содержание требования законности приговора определяется задачами, которые непосредственно стоят перед судами при разрешении каждого уголовного дела. Их и необходимо иметь в виду, решая поставленный вопрос.

При разрешении любого уголовного дела суд должен установить факты, относящиеся к исследуемому им со­бытию, и на их основе — отношение обвиняемого к дан­ному событию. Суд должен оценить установленные им факты с точки зрения принципов и требований уголовно­го права и назначить осужденному наказание. В необхо­димых случаях суд должен решить вопрос о гражданско-правовых последствиях действий, совершенных подсуди­мым.

Деятельность суда по установлению фактов и их юри­дической оценке осуществляется в определенных формах, закрепленных нормами уголовно-процессуального зако­на. Наиболее важные начала социалистического право­судия установлены Конституцией СССР. Соблюдение этих норм Конституции СССР и уголовно-процессуаль­ного закона является важным условием установления фактов уголовного дела в соответствии с действительно­стью и их правильной юридической оценкой.

Из содержания этих задач, стоящих перед судом при разрешении уголовного дела, следует, что требование за­конности приговора обязывает суд строго придерживаться процессуальных форм деятельности, правильно приме­нять закон при установлении преступности совершенного деяния, виновности преданного суду лица и меры его наказания, а также правильно применить закон при оп­ределении гражданско-правовых последствий действий, совершенных подсудимым.


- 87 -


Приговор подводит итог всему производству по уго­ловному делу. Поэтому его законность зависит и от пра­вомерности действий органов расследования.

Суммируя сказанное, приходим к выводу, что требо­вание законности приговора включает: а) соблюдение органами расследования и судом норм Конституции СССР и уголовно-процессуальных законов в процессе расследования и разрешения данного уголовного де­ла, б) правильное применение уголовного закона при решении вопроса о вине подсудимого, квалификации его действий и назначении меры наказания, а также правиль­ное применение норм гражданского права при определе­нии гражданско-правовых последствий деяния, совершен­ного подсудимым2.

Проф. М.М.Гродзинский суживает, на наш взгляд, требование законности приговора, утверждая, что «за­конность приговора — это соблюдение уголовно-процессу­альных законов при рассмотрении и расследовании дела, а также правильное применение закона при решении во­проса о квалификации преступления»1. За пределами требования законности проф. М.М.Гродзинский остав­ляет правильность применения закона при определении меры наказания и при определении гражданско-право­вых последствий действий, совершенных подсудимым. Между тем не вызывает сомнений, что в случае, напри­мер, неприменения акта амнистии при определении меры наказания, когда он подлежал применению, или назначе­ния наказания с превышением пределов санкции, при­говор не будет отвечать требованию законности.

Содержание требования законности приговора и опре­деляет то, на что должно быть обращено внимание суда второй инстанции при проверке законности обжалован­ного или опротестованного приговора. Вышестоящий суд по каждому делу должен выяснить правильность юриди­ческой и политической оценки фактов, установленных по делу, то есть правильность квалификации действий под-


- 88 -


судимого и законность назначенного ему наказания. Следовательно, по каждому делу проверяется соблюде­ние норм общей и особенной части Уголовного кодекса2.

Вышестоящий суд должен вместе с тем проверить правильность применения норм процессуального права. Это требует выяснения ряда обстоятельств: были ли со­вершены действия, требуемые законом, своевременно ли эти действия совершены, надлежащим ли органом эти действия выполнены и соблюдены ли требования закона о порядке совершения процессуальных действий.





оставить комментарий
страница3/10
Дата15.10.2011
Размер3,07 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх