1. Нарушения прав журналистов и средств массовой информации icon

1. Нарушения прав журналистов и средств массовой информации



Смотрите также:
Правила аккредитации журналистов средств массовой информации при Правительстве Иркутской области...
Конкурс на лучшее освещение журналистами и коллективами редакций муниципальных средств массовой...
«Политика и средства массовой информации»....
Положение о проведении окружного конкурса профессионального мастерства «Журналист года»...
Заявление о положении средств массовой информации в Кыргызской Республике...
Редакцией средства массовой информации...
Положение о муниципальном конкурсе детских и молодёжных средств массовой информации...
Всоответствии со статьей 12 Закона РФ от 12 декабря 1991 года №2124-1 «Осредствах массовой...
Реферат на тему: "Роль средств массовой информации в политической жизни"...
Цель Конкурса «Золотое перо-2009»...
Цель Конкурса «Золотое перо-2011»...
Очередной, уже третий по счету...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7
скачать



Москва, 2004 год


Авторский коллектив:


Подберезкин Алексей Иванович, доктор исторических наук - руководитель;

Стреляев Сергей Павлович, кандидат политических наук;

Ястребов Ярослав Иосифович.


С О Д Е Р Ж А Н И Е



Предисловие…..……………………..........................................….


8

1. Нарушения прав журналистов и средств массовой информации ......................………………………………………..

1.1. Преследования журналистов в невоенное время .......

1.2. Журналистика, война и свобода слова. Нарушения прав журналистов в условиях военных конфликтов........................................................................................


2. Журналистика и цензура……………………………………...

2.1. Реалии современной цензуры ..................……………

2.2. Применение цензуры в США: во благо или во вред? .

2.3. Свобода слова в Канаде..........................................……

2.4. Свобода слова в Единой Европе……………………….

2.5. Свобода слова – на экспорт! .............…………….……



17

19


31


47

47

66

80

88

100

3. Проблема ответственности СМИ перед обществом ...........


4. СМИ и национальная безопасность. Когда не действует первая поправка ………………………………………………….

4.1. В поисках решения проблемы национальной безопасности............................................................................…

4.2. Защита национальной безопасности в действии …………...

105


116


116

128


5. Особенности государственной информационной политики США ..........................................................................….

5.1. Участие ЦРУ и иных спецслужб США в проведении общей государственной информационной политики ...................

5.2. Независимые модераторы общественного мнения ......

5.3. Роль западных СМИ в «легализации» агрессии ………



141


146

156

158

Послесловие……………………………………………………….



Приложение……………………………………………………….

163


185















Настоящая книга посвящена проблемам свободы слова и самовыражения журналистов в государствах, признанных в мире развитыми демократиями. В соответствии с установившейся политической модой ряд государств, объединенных общим понятием «Запад», предстает неким «идеалам», где «расцветают сто цветов» и нет предела для самореализации раскрепощенной, свободной индивидуальности.

Государства Запада традиционно рассматриваются в качестве образца для подражания, когда речь идет о соблюдении прав журналистов, свободы слова, и считаются признанными законодателями моды в реализации таковых прав и свобод. Более того, не просто законодателями мод, но подлинными законодателями, вершителями судеб чужих народов и государств, которые посмели по тем или иным причинам в чем-то не соответствовать «общепринятому» в узком кругу западных демократий шаблону.

Впрочем, даже и такой взгляд на проблему навязывается… самим Западом. Как говорится в таких случаях – «суров, но справедлив». Мол, даже если и разбомбили Югославию или Ирак, то демократия в общем и целом торжествует! Не так ли?!

То-то и оно, что не так. Действительно (не будем спорить!), существуют общие демократические принципы и свободы, весьма тщательно разработанные в теоретической области и работающие в определенных (и весьма подвижных) границах в странах с рыночной экономикой и связанной с ней социально-политической структурой.

Однако идеального воплощения демократических свобод, включая свободу слова, в мире не существует в принципе и истерические всхлипывания по поводу величия свобод в Соединенных Штатах – как правило, всего лишь пропаганда. Да, очень и очень хорошо оплаченная. Да, зачастую исполненная на высоком профессиональном уровне. А очень хорошо оплаченная высокопрофессиональная пропаганда на очень высоком уровне – это уже почти искренняя исповедь. Есть такие деньги, за которые даже самый отъявленный негодяй постарается выглядеть искренним.

Но, к сожалению, уровень свободы в конкретной стране от этого не повысится. Демагогия и провозглашение святых принципов свободы – это все-таки разные вещи.

Собственно, именно этому и посвящено исследование, которое и легло в основу данной книги. Обращение к конкретным фактам западной демократии обнаруживает удивительные вещи, о которых никогда не говорят идеологи, пропагандирующие «святость первой поправки», а уж ответственные политические руководители даже, наверное, не смеют и думать.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что ситуация в этих странах не идеальна, что перед ними стоят немало задач, которые необходимо решить. Чтобы понять реалии журналистской практики Запада, следует рассмотреть теоретические и правовые основы свободы слова и СМИ, в том числе и конкретные примеры законодательств различных государств, познакомиться (разумеется, в рамках книги) с рисками журналистской профессии, выяснить, как соотносятся между собой проблема национальной безопасности и свобода СМИ, а так же выяснить, существует ли в так называемом «цивилизованном мире» цензура и, наконец, разобраться с проблемой ответственности журналиста как перед государством, так и перед обществом. Этому и посвящена данная книга, авторы которой постарались в популярном изложении донести до российского читателя ту информацию, которая позволит ему делать самостоятельные объективные выводы. Во всяком случае, именно на это авторы и надеялись.

Книга может представлять интерес для широкой аудитории, для всех тех, кого волнуют проблемы свободы слова, свободы самовыражения личности, демократии, гражданского общества и правового государства.


Предисловие



О свободе слова, свободе распространения информации в современном понимании мы заговорили относительно недавно. Увы, как правило в нашей стране разговор на эти темы все время переводится в русло обвинений «свинцовых мерзостей российской жизни». При этом и подразумевается, и утверждается, что вот на Западе, в отличие от России, гражданское общество твердо стоит на страже прав и свобод и государство есть не более чем ночной сторож, который и не смеет покуситься на право самовыражения свободной личности. Ну а уж частные корпорации только и делают, что основывают новые благотворительные фонды содействия развитию СМИ да рассылают по свету своих эмиссаров спасать диссидентов в Китае или Бирме.

При этом вполне взрослые люди с университетским образованием и даже отягощенные многочисленными степенями и званиями не стесняются говорить о том, что «Западу внутренне присуща гражданская свобода», а «человек западной цивилизации c рождения получает прививку от авторитаризма». Понятно, что рядом с такими чудесами можно только благоговейно молчать и внимать великим «гуру от демократии».

Однако действительность разрушает любые, даже самые прекрасные иллюзии. Даже у самых больших оптимистов нападение НАТО на Югославию в 1999 году и последующее хозяйничанье западных миротворцев в Косово не могло не вызвать, как минимум, удивления: так распоряжаются в чужом доме «привитые от авторитаризма»?! А уж «наведение конституционного порядка» в Ираке силами американо-британской коалиции и вовсе повергло в изумление тех, кто поверил в то, что теория развития демократии полностью применима к реальной жизни.

Оказалось, что в реальной действительности есть и цензура, и преследования журналистов (включая такие «прививки», как стрельба из танка по расположению работников СМИ, равно как и пальба по журналистам из различных видов стрелкового оружия), и увольнения за убеждения.

Когда несколько лет назад российский министр печати заявил, что готовит доклад о нарушениях свободы слова на Западе, это вызвало у многих недоумение. Сегодня очевидно, что такой доклад действительно давно следовало подготовить, чтобы узнать не «сусальные сказки», а реалии развития гражданского общества. Если Россия строит именно такое общество, то ей как раз и нужно знать не только его теоретические достоинства, но и практические недостатки.

К примеру, не стоит принимать на веру тезис о «полной политической независимости» западных СМИ. Дело не только в том, что ситуация разнится от страны к стране. В ряде европейских стран есть даже и партийная печать. К примеру, в Германии газета «Форвертс» является официальным органом социал-демократов. Но даже если речь и не идет о том, что данное средство массовой информации есть «центральный партийный орган», что это меняет по существу, если в политической борьбе оно поддерживает именно ту или иную партию?

Так, принято считать, что «Дейли миррор» в Англии якобы только «выражает мнение» лейбористской партии. Значит ли это, что данный печатный орган независим? Разумеется, нет. Когда в конце мая 2004 года возник скандал из-за публикации в этой газете снимков, на которых были запечатлены британские солдаты, издевающиеся над пленными иракцами, главный редактор немедленно вылетел из своего кресла. Причем не являлось секретом, что причиной «неожиданного кадрового решения» был гнев премьер-министра Тони Блэра – лидера лейбористов. Все это, конечно, можно было прочитать на сайте Би-би-си.

Не следует забывать, что «единый Запад» как таковой – всего лишь образ, используемый в политике. Все-таки даже НАТО не тождественно Западу, при том что и этот военно-политический альянс далек от монолитного единства. А уж противоречия между «Старой» и «Новой» Европой, противоречия между Британией и Континентом, наконец, между ЕС и США достаточно ярко проявились в последние годы.

Соответственно, существуют и различия в подходах к обеспечению свободы слова. Так, считается, что наиболее она обеспечена в Соединенных Штатах Америки, где первая поправка Билля о правах гласит, что конгресс не может принимать законы, которые бы ограничивали гражданские права и свободы. (Правда, в действительности находятся пути для установления таких ограничений.) В законодательствах европейских стран существуют различные подходы, при том что Евросоюз в последние годы стремится к известной унификации порядка функционирования СМИ и осуществления свободы слова.

Вот что пишет кандидат исторических наук, доцент кафедры массовых коммуникаций и связей с общественностью Дипакадемии В.Г. Сеидов в сборнике «Информация. Дипломатия. Психология» применительно к Великобритании: «В британском законе о телевидении 1954 года и последующих законодательных актах, касающихся коммерческого вещания, оговаривается, что регуляторный орган должен предпринимать все возможное, чтобы в телепрограммах не было ничего, что могло бы оскорблять хороший вкус и приличия или же могло провоцировать преступность и оскорблять человеческие чувства. Би-би-си как общественная корпорация не подпадала под его действие, но, тем не менее, после спора с правительством взяла обязательство соблюдать дух и букву телевизионного закона».

(Информация. Дипломатия. Политика. – М.: Известия. 2002. с. 201.)

При этом до недавних пор в Европе, в частности в Великобритании или в Германии, подобных ограничений было, безусловно, больше, нежели в США. Начало XXI века ознаменовалось серьезными переменами в деятельности американских СМИ. Ясно проявилась тенденция на ограничение свободы слова под лозунгом обеспечения национальной безопасности и противодействия террористической деятельности.

Неслучайно по рейтингу свободы СМИ, составляемом правозащитной организацией «Репортеры без границ», США стали скатываться ниже многих европейских стран. Проблема здесь не только в том, что в условиях «третьей мировой войны» против международного терроризма Вашингтон неизбежно должен налагать известные ограничения на распространение информации. Проблема в ином: война с международным терроризмом является лишь внешним проявлением глубинных сдвигов, происходящих на планете, свидетельством глубокого кризиса современной цивилизации, в котором особую роль стала играть информация.

Значение информации в судьбе человечества наиболее емко передает библейский стих: «В начале было Слово. И Слово было у Бога. И Слово было Бог». Именно этим стихом начинается Евангелие от Иоанна. Понятно, что в Священном Писании речь идет о более широком и глубоком понимании Слова. Но, тем не менее, даже такое приземленное явление, как информация, оказывает сегодня определяющее влияние на развитие мировой цивилизации.

В этих условиях Америка стремится вновь быть впереди всех и контролировать все глобальные информационные потоки. Это – одно из важнейших проявлений процесса глобализации в информационной области.

«По мнению экспертов, процессы информатизации американского общества приводят к изменению структуры и технологии власти, аккумуляции последней в руках тех, кто управляет информационными потоками и ресурсами. Именно это подталкивает Белый дом к активному формированию национальной информационной политики, совершенствованию национальной информационной структуры, защите и обеспечению безопасности информационных систем, международному обмену информацией и созданию правительственных компьютерных систем. Только в предыдущие два десятилетия в США было принято более 400 правовых актов, регулирующих информатизационные аспекты общества.

Таким образом, одним из важнейших средств достижения национальных интересов США становится информационный фактор, который вносит существенные коррективы в стратегию оборонной и внешней политики. В частности, наряду со стратегией применения «жесткой силы» (hard power) – прежде всего военной и экономической – в условиях становления информационного общества получает динамичное развитие новая концепция «мягкой силы» (soft power), что, в конечном счете, подразумевает способность США достигать желаемых результатов в международных делах путем целенаправленного контроля и воздействия на мировое общественное мнение, формируя притягательный образ демократии и свободный рынок американского типа». (Информация. Дипломатия. Политика. С. 225-226.)

Кто-то скажет, что нет ничего страшного в пропаганде «притягательного образа демократии и свободного рынка американского типа». Но дело все в том, что между демократическими принципами вообще и их реальным воплощением в конкретных исторических условиях существует, мягко говоря, некоторая разница. К примеру, наивно было бы навязывать политические институты современной демократии папуасам в джунглях Новой Гвинеи. Более того, вызывают сомнения и идеи насильственного насаждения этих институтов в странах Ближнего и Среднего Востока (американский план «Большой Ближний Восток»).

Развитие демократии в сложной, глубокой цивилизации с древними и богатыми традициями требует трезвого учета… не будем говорить «национальных особенностей», но - реальных условий (политических, социальных, экономических, культурных и т.п.).

Навязывание же «американского образца» ведет лишь к одному – продвижению интересов Соединенных Штатов Америки без учета интересов конкретных стран, в том числе и России, что не может представляться разумным с российской точки зрения. Но сами США именно так свои интересы по всему миру и продвигают.

И это при том, что развивавшаяся у них более двухсот лет модель демократического устройства буквально на глазах нынешних поколений начинает претерпевать изменения. Причем отнюдь не в лучшую сторону.

По сути дела, ряд шагов Соединенных Штатов в последние несколько лет представляет уже неприкрытую угрозу свободе слова мирового сообщества, когда, используя свои огромные финансовые, политические и информационные ресурсы, Вашингтон проводит массированные операции дезинформации глобального масштаба, жертвами которой становятся не только прямые противники Америки, но и миллионы людей на Земле, не испытывающие к США негативных чувств.

Не лишним будет напомнить, что дезинформация является одним из средств воспрепятствования получения людьми достоверной информации. И если регламентированное использование дезинформации в военное время специалистами в особых условиях нельзя не признать приемлемым, то нынешний взгляд Белого дома и Пентагона на весь Земной шар как на полигон дезинформационной войны является недопустимым. Тем более, что такое массированное ведение пропаганды вовне неизбежно приводит к стремлению ограничить доступ к информации собственно граждан США, а затем и ограничить их свободу слова.

Своеобразно по этому поводу высказался в апреле 2002 года, то есть еще в ходе афганской кампании, министр обороны Соединенных Штатов Дональд Рамсфелд. Так, на встрече в американской ассоциации газетных редакторов, когда речь зашла о том, каким образом Пентагон предоставляет журналистам информацию о боевых действиях в Афганистане, он заявил, что у него «никогда не было потребности и желания лгать прессе», но в то же время он «не считает себя обязанным отвечать на те вопросы, на которые ему не хочется отвечать». (ИТАР-ТАСС, 16.04.2002.)

Такой подход главы военного ведомства США показывает, что право отбора и дозирования информации он оставляет за собой и своими подчиненными, что по меньшей мере странно для страны, провозгласившей свободу слова в качестве «неприкасаемого права». Право на доступ к информации, особенно для работников СМИ, которые обязаны информировать общество об объективном положении дел, Рамсфелдом в данном заявлении просто игнорируется. Не случайно он сослался в качестве аргументации своей позиции на опыт Второй мировой войны: «В качестве примера правильного отношения между военными и прессой Рамсфелд привел поведение генерала Дуайта Эйзенхауэра перед высадкой союзных войск в Нормандии, который «не лгал, но активно использовал дезинформацию», что в итоге «внесло сумятицу в стан немецких войск и спасло жизни многих американских солдат». (Там же.)

Каким образом дезинформация отличается от лжи, глава Пентагона не уточнил. Как не уточнил и того, что распространяемая его подчиненными в ходе афганской кампании дезинформация вводила в заблуждение не «талибов» (у которых телевидение было под запретом), а мировое сообщество. К слову сказать, специалисты оценили психологические, в том числе дезинформационные операции спецподразделений армии США непосредственно против «Талибана» (радиопередачи, распространение листовок) как недостаточно эффективные. Так что лавры генерала Эйзенхауэра Дональд Рамсфелд примерял напрасно. Если кто и был дезинформирован, так это не противник, а граждане США и сочувствующие им после 11 сентября 2001 года жители других стран мира.

При этом американская администрация находит прекрасных исполнителей своих задач в «независимых» СМИ. В конце 2002 года журналист «Вашингтон пост» Боб Вудворд опубликовал книгу «Буш на войне». Помимо прочего в книге повествовалось о сотрудничестве Белого дома и телекомпании «Фокс Ньюс». Оказалось, что Роджер Айлес – председатель совета директоров вышеназванной телекомпании – консультировал президента Джорджа Буша в области проведения пиар кампании по поводу афганской войны.

По поводу наличия «особо приближенных» к Белому дому СМИ, из числа самых маститых и независимых, вышел нешуточный скандал. Си-эн-эн даже провела обсуждение этой истории в прямом эфире. В конце концов многим стало ясно то, что было очевидно и ранее: СМИ нередко идут на сделку с властью, чтобы получить ту или иную помощь, в частности, через открытие доступа к секретной или иной эксклюзивной информации.

Однако «смычка» ведущих СМИ с властью (кстати, при Буше-старшем, а затем и при Клинтоне в «фаворитах» Белого дома ходила как раз «правдоискательница» Си-эн-эн, оказавшая немало услуг в деле обеспечения информационной кампании администрации Белого дома в Персидском заливе, а потом в Югославии). Но главное даже не в этом, а в том с какой готовностью нынешние власти Белого дома идут на ограничение свободы слова и распространения информации.

Проявление этих тревожных тенденций в США уже сегодня вызывают опасения многих экспертов в области СМИ и правозащитников.

Парадоксально, но факт: в то время как Россию систематически обвиняют на Западе в нарушении свободы СМИ, именно она, пусть и не всегда последовательно, в чем-то противоречиво, но стремится идти путем развития гражданских прав и свобод; в то же время Соединенные Штаты, служившие странам западной цивилизации едва ли не «маяком прогресса», стремятся к информационной гегемонии, что угрожает развитию свободы слова и средств массовой информации во всем мире.

И это лишний раз убеждает нас в том, что обращение к теме свободы слова на Западе особенно актуально сегодня для России, для российского читателя.


^ 1. Нарушения прав журналистов и средств массовой информации

Относительно опасности журналистской профессии сказано и написано немало. Существуют различные оценки специалистов, а так же и самих журналистов, ставящих свою работу по степени опасности то на третье, то на пятое место, рядом со спасателями, пожарниками, каскадерами или разведчиками в тылу врага. Какие оценки точнее – сказать трудно, но в любом случае процесс сбора и обнародования информации подчас бывает связан со множеством опасностей как объективного, так и субъективного характера. По данным ЮНЕСКО, в 2003 году погибли 19 журналистов в Ираке, 5 на Филиппинах и 3 в Колумбии.

При этом международная организация «Репортеры без границ» еще в отчете за 2002 год отмечала: «Практически ни одно из убийств журналистов, произошедших за последние несколько лет, до сих пор не раскрыто. Заказчики этих преступлений разгуливают на свободе и совершенно не боятся возбуждения против них уголовных дел в своих странах». Такое положение мало изменилось и к 2004 году.

Если обратиться к статистике за последние годы, становится ясно, что наличествует тенденция к явному ухудшению положения СМИ и журналистов. По данным доклада организации «Репортеры без границ», в 2002 году 25 журналистов были убиты; не менее 692 арестованы; не менее 1420 стали объектами физических нападений или угроз расправы; не менее 389 СМИ подверглись цензуре.

По состоянию на 1 января 2003 г., 118 журналистов в разных странах мира находились в тюрьмах. Для сравнения: в 2001 году соответствующие показатели составили: число убийств - 31; арестов - 489; нападений и угроз расправы - 716; случаев цензуры - 378.

А ведь на рубеже тысячелетий, в своем обзоре за 2000 год, организация «Репортеры без границ» констатировала «некоторое улучшение положения в области свободы прессы». По данным «Репортеров», в 2000 году было «убито, осуждено и подвергнуто цензуре меньше журналистов, чем в 1999 году».

Всего число жертв в журналистских рядах составило 26 человек (по сравнению с 36 погибшими в 1999 году). На 3 января 2001 года в тюрьмах пребывали 77 журналистов по сравнению с 85 представителями СМИ, находившимися за решеткой в начале 2000 года. Аресту в 2000 году подверглись 329 журналистов против 446 человек, арестованных в 1999 году.

Облегчилась в 2000 году и жизнь СМИ: были закрыты или подвергнуты цензуре 295 газет, теле- и радиостанций по сравнению с 357 пострадавшими за 1999 год редакциями.

Но эта тенденция оказалась опрокинутой в XXI веке. Общий рост насилия в мире не обошел стороной и средства массовой информации.

9 января 2004 года на пресс-конференции в Париже генеральный директор Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) Коитиро Мацуура решительно осудил убийства представителей средств массовой информации. Это заявление было вызвано тем, что только за предшествовавшие несколько недель в разных странах было убито пять журналистов, что стало показателем крайне тревожной тенденции.

«До тех пор, пока насилие будет использоваться как средство заставить журналистов замолчать, свободное распространение идей, которое отстаивает ЮНЕСКО, останется недосягаемым идеалом», — сказал Коитиро Мацуура.

Он выразил также серьезную обеспокоенность ростом числа арестов представителей журналистов. Так в 2003 году арестам подверглись около 900 представителей СМИ.


^ 1.1. Преследования журналистов в невоенное время


Собственно, давление властей на СМИ не только для развивающихся стран, но и для западного общества вовсе не новость. Так, международная организация "Репортеры без границ" весной 2003 года обнародовала рейтинг стран по уровню свободы печати в них. Первые 4 строки в рейтинге заняли страны Северной Европы: Финляндия, Исландия, Норвегия, Нидерланды. Это, кстати, соответствует их рейтингу за 2003 год по индексу развития человеческого потенциала.

В то же время такие известные демократические страны, как Канада, Германия, Франция, Великобритания, Япония, заняли более низкие места, а США вообще «докатились» до 17-го места.

Это было связано с полицейским преследованием ряда журналистов за отказ последних раскрывать источники информации. Причем не лишним будет отметить, что общее ужесточение полицейских мер началось в США еще до 11 сентября 2001 года, что сразу стало тревожить многочисленные правозащитные организации и экспертов в области прав человека.

Представление о том, что журналист может подвергаться риску только на войне, не соответствует действительности. Сама по себе общественная функция получения, обработки и передачи гражданам социально значимой информации часто ставит работника СМИ в положение конкурирующего с теми, кто стремится сохранить свое монопольное право на обладание данной информацией - чиновниками, бизнесменами, представителями криминального мира и т.д. В этом смысле интересно рассмотреть несколько типичных примеров, ярко характеризующих реальные угрозы, возникающие при исполнении журналистом своего профессионального долга.


а) Нападения со стороны преступного мира

Даже в благополучной Европе СМИ нередко становятся жертвами угроз и даже насильственных действий со стороны преступного мира.

Так, в ноябре 2003 года в Амстердаме неизвестные злоумышленники ночью обстреляли здание редакции популярного иллюстрированного ежемесячника «Кворт». Поражает дерзость преступления - по окнам редакции было сделано 19 выстрелов, причем 15 пуль попали в потолок внутри здания. И что показательно: до этого был обстрелян дом владельца журнала Маартена ван дер Биггелаара. Тогда одна из пуль попала в потолок детской комнаты.

В «Кворт» часто публикуются материалы о бизнесменах, имеющих связи с преступным миром. Кроме того, каждый год журнал издает список 500 самых богатых людей Нидерландов, из-за чего, кстати, нередко подвергается критике. Следует отметить, что последнее имело место и накануне обстрела.

Куда более печально завершается подчас карьера колумбийских журналистов, бросивших вызов наркокартелям или военизированным группировкам (правда, между первыми и вторыми часто трудно найти различия). Однако, если убийства журналистов в Колумбии можно объяснить сложной внутриполитической обстановкой (в стране уже несколько десятилетий идет партизанская война, многие районы страны контролируются правыми или левыми экстремистами, а то и просто наркобаронами), то трудно понять, почему мафия совершенно безнаказанно орудует буквально на границе Соединенных Штатов – в Мексике. И почему американские правозащитники, готовые видеть «руку Кремля» даже в заурядном увольнении журналиста с НТВ, не очень-то активны в вопросах, прямо касающихся Соединенных Штатов.

Вот что сообщил ИТАР-ТАСС в среду 23 июня 2004 года:

«Выстрелами в упор в мексиканском городе Тихуана на границе США во вторник убит редактор местного политического еженедельника «Сета» Франсиско Ортис Франко. По сообщениям полиции штата Нижняя Северная Калифорния, киллер расстрелял 50-летнего журналиста, когда он сажал в автомобиль своих сыновей 8-ми и 10-ти лет. Дети, на глазах которых был расстрелян отец, остались невредимыми, но получили тяжелый психологический шок.

Многое говорит в пользу заказного убийства. Преступники действовали хладнокровно и, не мешкая, скрылись с места преступления на автомобиле, который позже был найден полицией брошенным. Это уже не первый случай, когда журналисты и издатели еженедельника «Сета» подвергаются нападениям. В 1988 году от рук наемных убийц пал один из основателей издания Эктор Феликс Миранда. В 1997 году было совершено покушение на главного редактора еженедельника Хесуса Бланкорнеласа, который чудом уцелел в перестрелке, стоившей жизни одному из телохранителей издателя.

Пограничная Тихуана имеет печальную славу города, где сильны позиции наркомафии. О ее преступлениях и скандальных связях с местными деловыми и политическими кругами неоднократно писал еженедельник «Сета».

Жестокое убийство журналиста потрясло Мексику. Президент страны Висенте Фокс выступил с заявлением, в котором решительно осудил преступление. Глава государства дал поручение федеральным правоохранительным структурам немедленно подключиться к расследованию убийства».

б) Преследования со стороны экстремистских организаций

Нередко журналисты становятся объектами преследования каких-либо групп или организаций по политическим мотивам. Причем подобное происходит даже в таких благополучных странах, как Швеция.

К примеру, международная организация «Репортеры без границ» в мае 2002 года призвала шведского министра юстиции Томаса Бодстрема воспрепятствовать угрозам неонацистов в адрес представителей СМИ после того, как пятеро экстремистов разбили окна в доме журналиста Бьорна Локстрема в Мотала (245 км к юго-востоку от Стокгольма).

Они были вскоре арестованы и, как оказалось, имели при себе дубинки и гранаты со слезоточивым газом. «Репортеры без границ» утверждали: «Локстрем известен своими расследованиями незаконных действий неонацистских групп и много раз подвергался угрозам».

В сентябре того же года Локстрем вновь подвергся угрозе со стороны правых. На этот раз он вместе с фотографом Олафом Абрахамсоном из газеты «Квалс Постен» освещал муниципальные выборы в Карлскроне на юге Швеции, где выставил свою кандидатуру представитель правого Национал-социалистского фронта. Когда группа правых радикалов узнала сидевшего в машине Локстрема, то на шести машинах организовала его преследование через весь город. Однако журналистам удалось скрыться.

В сравнении со шведскими правыми, косовские албанские экстремисты представляют гораздо большую угрозу. Так, когда ведущий албанский журналист Косово Ветон Суроя стал критиковать их методы, применяемые к сербам, назвав их фашистскими, он тут же стал объектом нешуточных угроз и преследования. Одна из газет экстремистского толка выразилась в его адрес так: «От Суроя воняет славянами; не будет ничего удивительного, если с ним случится несчастье».

И в такой перспективе действительно нет ничего удивительного – политические убийства албанцами албанцев в Косово не редкость. Так 23 ноября 2000 года в Приштине был убит Джемаил Мустаф - один из ближайших соратников лидера Демократического союза Косово (ДСК) Ибрагима Руговы. Неизвестные подстерегли его у дома и выпустили в него несколько пуль.

Полиция блокировала район Дардания, где произошло преступление, но следов убийц не нашла. Джемаил Мустаф, помимо того, что был советником Ибрагима Руговы, являлся журналистом. Ранее он длительное время возглавлял редакцию газеты на албанском языке «Рилиндиа», а затем занял пост пресс-секретаря ДСК.

Миссии ООН и ОБСЕ в Косово осудили убийство видного представителя Демократического союза Косово, назвав это преступление «мрачным знаком» для будущего края. На состоявшихся в октябре муниципальных выборах в Косово в подавляющем большинстве общин победил ДСК.

Между тем, власть на местах ко времени выборов в Косово уже была захвачена явочным путем сторонниками Хашима Тачи, создавшего на базе якобы распущенных подразделений «Освободительной армии Косово» Демократическую партию Косово (ДПК). Последовавшие после выборов покушения на активистов ДСК наблюдатели оценили как месть со стороны соратников Тачи более умеренным сторонникам Руговы.

Албанские экстремисты в Косово стали все чаще проявлять враждебность и в отношении зарубежных журналистов. Так, во время Рождественских праздников 2004 года при посещении Дечан группой российских журналистов и представителей гуманитарных организаций их автобус забросала камнями толпа албанцев.

Спустя две недели в центре города Джаковица группа немецких тележурналистов государственного телеканала АРД подверглась нападению со стороны албанцев в тот момент, когда производила съемку развалин сербского православного храма Святой Троицы, взорванного албанскими экстремистами в 1999 году. Когда три десятка агрессивных албанцев, выкрикивая оскорбления и угрозы в адрес немецких журналистов, стали приближаться к ним, те поспешили укрыться в микроавтобусе.

Разъяренные албанцы не ограничились выкрикиванием угроз, но с очевидными, отнюдь не миролюбивыми намерениями попытались напасть на микроавтобус и даже на бронетранспортер миротворцев, охранявших представителей СМИ.

После этого микроавтобус и бронетранспортер покинули место инцидента и на большой скорости направились к итальянской базе сил КФОР. Миротворцы ретировались столь поспешно, что на полном ходу снесли итальянцам шлагбаум при въезде на территорию базы.


в) Насилие со стороны «стражей порядка»

К сожалению, имеют место и печальные инциденты, когда журналисты оказываются в эпицентре общественных акций и подвергаются насилию со стороны сил полиции.

В июле 2003 года в Тегеране погибла от кровоизлияния в мозг канадская журналистка иранского происхождения Захра Каземи. В результате проведенного властями Ирана расследования был арестован один из охранников тюрьмы «Эвин», который во время незаконного задержания журналистки ударил ее по голове, нанеся смертельную черепно-мозговую травму.

Сотрудница канадского издания «Камера пресс» и внештатная фотокорреспондентка монреальского журнала «Ректо Версо» была задержана в момент съемок тюрьмы в ходе студенческих волнений в Тегеране.

Причем практика избиений представителей СМИ не является прерогативой азиатских государств. То же самое происходит и в Европе.

Так, бельгийский журналист Мишель Коллон 3 апреля 1999 года в самом начале акции протеста противников НАТО, проводившейся по призыву Антиимпериалистической лиги и Ассоциации в защиту мира «Фрике» в бельгийской столице, был задержан спецбригадой полиции Брюсселя, закован в наручники, повален на землю и в течение 20 минут подвергался избиению дубинками. У журналиста было сломано четыре ребра, он получил также многочисленные раны, ушибы и в результате на несколько недель утратил работоспособность. Мишель Коллон так описал события того дня: «Одна из столиц Европы превращается то ли в Анкару, то ли в Сантьяго-де-Чили. Сотни полицейских и жандармов, бронетехника, водометы, вертолеты… При этом 141 человека подвергают аресту, на дорогах останавливают междугородные автобусы, грубо вытаскивают пассажиров, отца избивают прямо на глазах его детей, в брюссельском метро останавливают молодых людей на том основании, что они «похожи на пацифистов». Фоторепортерам не дают рассказать миру об увиденном». (Мишель Коллон. Нефть, PR, война. Глобальный контроль над ресурсами планеты. – М.: Крымский мост-9Д. 2002. С. 316.)

Эти действия были санкционированы бургомистром Брюсселя Франсуа-Ксавье де Доннэа, который накануне запретил любые мирные демонстрации в городе «до окончания войны», то есть агрессии НАТО против Югославии. Поразительно, но даже когда Совет Европы осудил такое нарушение прав и свобод граждан, де Доннэа всего лишь… подтвердил свое постановление, запрещающее манифестации.

Жестко подчас ведет себя в отношении журналистов полиция и в Испании. В феврале 2003 года десять сотрудников газеты «Эускалдунон Экункариа» были задержаны в ходе проведения полицейской операции против руководства газеты по подозрению в сотрудничестве этого издания с баскским сепаратистским движением ЭТА. Выход самой газеты был «временно прекращен», причем запрет на ее выпуск неоднократно продлевался властями. Ведущий редактор газеты Мратксело Отаменди Эгигурен заявил, что во время пятидневного заключения на него оказывалось психологическое и физическое воздействие.

Не откажешь в решительности при пресечении деятельности работников СМИ и французским полицейским.

В январе того же 2003 года двое малийских журналистов были арестованы в парижском аэропорту за съемку депортации группы нелегальных иммигрантов из Мали.

20 февраля 2003 года двенадцать журналистов были задержаны без объяснения причин перед зданием министерства иностранных дел Франции в Париже, куда они пришли для подготовки репортажа о демонстрации против присутствия на франко-африканском саммите президента Зимбабве Роберта Мугабе.

Французский фотограф Бенжамен Баше при выполнении профессиональных обязанностей, а именно - освещении демонстрации в опере Гранье 10 июня 2003 года - подвергся грубому обращению со стороны представителей парижской полиции. Стражами порядка у него «всего лишь» была конфискована камера, причем никаких объяснений со стороны полицейских не последовало.


г) Полицейская слежка

Как оказалось, силовые ведомства не только стоят на защите граждан и, в частности, журналистов, или же, напротив, бьют их дубинками, но одновременно и следят за некоторыми гражданами, особенно за журналистами.

В декабре 2003 года конституционный суд Германии вынес решение о том, что полиция имеет право контролировать телефоны журналистов в рамках расследования тяжких преступлений и отклонил жалобы двух немецких журналистов на действия полиции.

С точки зрения германского конституционного суда подобные полицейские акции не нарушают принципы свободы прессы. При этом, правда, было разъяснено, что полиция не имеет права автоматически прослушивать телефоны журналистов, однако она может установить, с какими номерами производилось соединение.


д) Проявления расовой нетерпимости

Одной из острых проблем остается и дискриминация журналистов по различным признакам со стороны как руководства, так и некоторых коллег. Хотя нередко подобные обвинения в адрес руководства различных западных СМИ носят откровенно конъюнктурный характер, тем не менее многие предрассудки и нарушения прав человека и журналиста продолжают иметь место.

Так, агентство Рейтер и одно из его подразделений в США были обвинены в расовой дискриминации в отношении сотрудников-афроамериканцев. В иске, поданном против интернет-провайдера Редианс, расположенного в США филиала Рейтер, было заявлено, что темнокожие члены коллектива вынуждены трудиться в «возмутительных, откровенно оскорбительных условиях». К примеру, один из сотрудников, Этик Бери, постоянно выслушивал в свой адрес пренебрежительные замечания и расистские шутки от белых руководителей.

Более того, однажды Берри получил по электронной почте письмо с собственной фотографией, на которой были дорисованы петля на его шее, а также огромный черный пенис. По словам одного из адвокатов истцов, подобные письма поступали и в адрес других 27 темнокожих сотрудников компании.

Но если все это еще можно было бы списать на чьи-то неумные шутки, то другие факты прямо говорят об умышленной дискриминации: в иске были зафиксированы случаи, когда афроамериканцы получали меньшую зарплату за исполнение одинаковых с белыми сотрудниками обязанностей.

Руководство Редианс поспешило заявить, что по результатам расследования указанных в иске случаев виновные были наказаны, причем один из сотрудников подвергся увольнению. Однако обвинения в расовой дискриминации в компании были решительно отвергнуты.


е) Террористические акты в отношении СМИ и журналистов

Но куда опаснее теракты в отношении средств массовой информации. Так, в связи с «урановым скандалом», вызванным применением ВВС США в ходе бомбежек Югославии боеприпасов с обедненным ураном, в Италии пострадали как минимум две газеты.

Первой была газета «Манифесто». Она сыграла особую роль в том, что подняла проблему последствий применения обедненного урана. Тревогу итальянских журналистов вызвал факт гибели осенью 1999 года от лейкемии двух итальянских миротворцев, вернувшихся из Боснии в апреле того же года. В Италии этой проблемой занялись такие организации, как «Пакс Кристи» и «Пункт наблюдения за личным составом вооруженных сил», которые утверждали, что и министерство обороны Италии, и НАТО скрывают информацию о реальной угрозе, исходящей от обедненного урана. Так, к примеру, указывалось, что необходимые инструкции по мерам безопасности до итальянских миротворцев были доведены лишь спустя полгода после ввода в Косово, а мирное население вообще остается в неведении о существующей опасности.

И, наконец, в декабре 2000 года разразился «урановый скандал». В Италии умер еще один миротворец, проходивший ранее службу в Боснии. На этот раз «Манифесто» и общественные организации сумели поднять волну общественного недовольства. «Пункт наблюдения за личным составом вооруженных сил» прямо заявил, что лейкемия, от которой умирают итальянские военнослужащие, вызвана именно обедненным ураном. Министр обороны Италии Серджо Маттарелла вынужден был отдать распоряжение о проведении расследования.

Следует отметить, что «зеленые» нейтральных стран и раньше обращали внимание на проблему обедненного урана. Так, министр по охране окружающей среды Финляндии Сату Хасси задолго до начала скандала в Италии утверждала, что обедненный уран опасен для человека.

Скандал приобрел угрожающий для репутации НАТО характер. И тут последовало непредвиденное событие: в центре Рима в редакции левой газеты «Манифесто» накануне нового 2001 года взорвалась бомба. Виновные, как водится, найдены не были.

Но на этом приключения итальянских журналистов не закончились. 5 января 2001 года пострадала другая «не в меру любопытная» газета - в городе Падуя на севере Италии была взорвана бутылка с зажигательной смесью у входа в редакцию правоцентристского ежедневного издания «Гадзеттино». Был поврежден подъезд, но, к счастью, обошлось без пострадавших. И на этот раз никто не взял на себя ответственность за диверсию.

Опасна и работа испанских журналистов. Так, 12 декабря 2002 года в офисе барселонской газеты «Эль Паис» было обезврежено взрывное устройство, присланное по почте. Предварительным расследованием было установлено, что бомбу отправила некая «антикапиталистическая группа» из Милана (Италия).

Подчас терроризм смыкается с организованной преступностью. Журналист из Северной Ирландии Мартин О`Хейген был застрелен перед своим домом 28 сентября 2001 года. Причина покушения – профессиональная деятельность журналиста по разысканию доказательств того, что протестантские группировки, в частности Добровольческие Силы Лоялистов (ЛВФ) убивали католиков для прикрытия контрабанды наркотиков.

В июне 2004 года вновь «отличились» исламские фундаменталисты, на этот раз в Эр-Рияде. Как сообщили «Известия» 8 июня 2004 года: «Съемочная группа Би-би-си подверглась нападению со стороны неизвестных боевиков на окраине столицы Саудовской Аравии Эр-Рияда. В результате погиб оператор и фотожурналист Саймон Камберс. Корреспондента Би-би-си Фрэнка Гарднера доставили в больницу с многочисленными ранениями. 36-летний Саймон Камберс снимал новости для крупных информационных компаний по всему миру. 42-летний журналист Фрэнк Гарднер считался ведущим специалистом по проблемам безопасности и терроризма. Съемочная группа отправилась в Саудовскую Аравию вскоре после того, как в городе Хубар боевики «Аль-Каиды» захватили иностранных заложников».

Следует отметить, что нападение в Хубаре было совершено на иностранных специалистов, работавших в королевстве, и привело к человеческим жертвам. Новое удачное нападение исламистов наводит на подозрение, что и в данном случае цели для атаки выбирались не случайно, ибо Би-би-си представляет страну – верную союзницу США.


^ 1.2. Журналистика, война и свобода слова.

Нарушения прав журналистов в условиях военных конфликтов


Одна их опаснейших ситуаций, в которой приходится работать журналисту, – это война. Ведение боевых действий в современных условиях сопряжено с колоссальными материальными затратами, с большими разрушениями и гибелью людей. Естественно, любой факт с арены военных действий вызывает большой общественный интерес.

Журналистская профессия требует добыть достоверную информацию непосредственно на месте события, здоровый журналистский азарт подвигает собрать и представить информацию о событиях во всей полноте и подробностях. Поэтому журналисты часто оказываются в самых горячих и опасных точках.

Журналисты не являются комбатантами и защищены международным гуманитарным правом о войне. В то же время они должны соблюдать ряд условий для сохранения своего статуса нонкомбатанта. Так, к примеру, они должны иметь соответствующие документы и аккредитации, не имеют права брать в руки оружие и т.п.

Тем не менее, невзирая на все права журналистов, война является чрезвычайным обстоятельством, где всякие законы нарушаются, а потому права журналистов и даже их жизнь не могут быть достаточно надежно защищены.


а) Право на жизнь

Соединенные Штаты рассматривают «недружественных журналистов» едва ли не как прямых врагов. Этим объясняется ракетный удар по белградскому телецентру в апреле 1999 года. Тогда погибли 16 журналистов и технических сотрудников телевидения. Разрушение телецентра объяснялось казуистическими рассуждениями: этот объект-де выполняет пропагандистскую функцию и, таким образом, являясь важным элементом режима Милошевича, относится к «военным» объектам. То, что в телецентре находится только гражданский персонал, и он относится к гуманитарным объектам, никакого значения для командования НАТО не имело – целью было уничтожение сербской системы СМИ.

Следует отметить, что такое поведение американских военных не было случайным. Значение СМИ в обеспечении сопротивления противника было осознано американцами еще во времена войны за Независимость в XVIII веке. Поэтому в военных конфликтах вооруженные силы рассматривают СМИ противника как объекты, транслирующие вражескую пропаганду, то есть подлежащие уничтожению. Это в полной мере проявилось в ходе конфликтов последних лет с участием США – в Югославии, Афганистане и Ираке.

Война в Афганистане быстро открыла счет потерь среди работников СМИ. Так, уже в ноябре 2001 года произошли убийства четырех иностранных журналистов. Как отметили «Репортеры без границ», министерства обороны и внутренних дел Афганистана, пытаясь скрыть от приехавших с инспекцией официальных представителей европейских стран свою беспомощность при расследовании произошедшего, выступили с ложными заявлениями о якобы произведенных по делу арестах подозреваемых.

Увы, убийства журналистов продолжались в регионе и позже. Самым громким преступлением исламских фундаменталистов в Пакистане стало в 2002 году похищение и убийство корреспондента американской «Уолл-стрит джорнел» Дэниэла Перла. Однако, по заявлениям пакистанских властей, убийца Перла был арестован и понес наказание.

Война в Ираке, начавшаяся в марте 2003 году, унесла жизни многих журналистов.

Так, в марте 2003 года исчезли оператор Фред Нерак и переводчик Хусейн Осман, сотрудники съемочной группы английского телеканала Ай-Ти-Эн. Их коллега репортер Терри Ллойд погиб под обстрелом. Еще один оператор группы, Дэниел Демустье, был ранен во время обстрела, но его спасли британские военнослужащие. Это случилось по дороге к Басре на юге Ирака. Обстоятельства исчезновения Нерака и Османа до сих пор неясны.

О судьбе же Терри Ллойда в интервью «Дейли миррор» рассказал житель Ирака Хамид Аглан. По его словам, в ходе боя между войсками Саддама Хусейна и американцами Ллойд был ранен в плечо. Аглан, находившийся поблизости, подобрал 50-летнего журналиста и попытался вывезти его на своем автомобиле в ближайший госпиталь. Его обстрелял вертолет (американский, по словам Аглана), но иракец сумел выехать из-под огня и добраться до госпиталя. Но там выяснилось, что Ллойд скончался. Как утверждал иракец, журналисту попала в голову пуля, выпущенная, возможно, с вертолета.

Как передала телекомпания «Скай Ньюс», по мнению британской военной полиции, проводившей расследование, Аглан, скорее всего, рассказал правду.





оставить комментарий
страница1/7
Дата15.10.2011
Размер1,87 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх