Ссср в 70-х первой половине 80-х гг icon

Ссср в 70-х первой половине 80-х гг


3 чел. помогло.
Смотрите также:
Нашего урока «Русская культура в первой половине ХIХ в.». Часть материала будет изложена мною...
Тема: «Таможенное дело и таможенная политика России в первой половине 18 в.»...
Вероисповедная политика в отношении христианских конфессий в СССР в 1929 первой половине 1931 гг...
План урока: I. Проверка домашнего задания. II. Система образования в первой половине XIX в...
Нашего урока «Православная церковь в первой половине ХIХ в.»...
Эта книга выросла из работы, проделанной автором в первой половине 60-х годов в Калифорнийском...
Становление генетики человека в СССР в первой половине ХХ в...
-
1. Социально-экономическое развитие России в первой половине XIX в...
Миграция христиан сирии и ливана и общественно-политические сдвиги в регионе во второй половине...
Программы обусловлена тем...
Положение сословий в Российской империи в первой половине ХIX века. (Билет 17) 18...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать
СССР в 70-х – первой половине 80-х гг.

Нарастание кризисных явлений


Введение

В 1913 г. в связи с празднованием трехсотлетия Дома Романовых в России появилась официальная статистика; с тех пор все достижения страны сравнивались с этим годом. Однако после 1991 г. историки, экономисты и политики предпочитают сверять положение дел в той или иной области жизнедеятельности Российской Федерации с доперестроечным периодом, проявляя интерес к высшим достижениям СССР первой половины 1980-х годов. Нет секрета в том, что это сравнение нередко оказывается не в пользу современности...

Советский Союз уже более 15 лет отсутствует на политической карте мира, но разнообразные памятники (пусть даже в виде технологических руин) этого типа индустриального общества (альтернативного и, вероятно, самим ходом истории предназначенного для синтеза, конвергенции) и его социокультурные паттерны (например, вера в «прекрасное далёко», отсутствие массовой бедности, «товаров-убийц», социальная однородность и т.д.) не только существуют, но и определяют специфику современной России. Чем дальше мы удаляемся от эпохи Брежнева и чем больше осознаем трудности и противоречия либерализма (прекрасно показаны в работе «Политика и страсть» живого классика социологии М.Уолцера, опубликованной в 2004 г.), тем больший интерес вызывает история СССР «эпохи застоя».

В современной России, наряду с обильной и нередко изрядно политизированной критикой эпохи Брежнева, все чаще появляются научные публикации, в которых предпринимаются попытки объективного, непредвзятого исследования этой главы советской истории. Следует учитывать и тот непреложный факт, что значительные социальные слои современного российского общества воспринимают историю Советской державы второй половины 1960-х - первой половины 1980-х гг. не иначе, как предмет гордости.

Вне зависимости от оценочных суждений конъюнктурного характера история Отечества интересующего нас периода ценна уже сама по себе хотя бы тем, что это неотъемлемая часть нашей и всеобщей истории. Нет сомнения, что этот отрезок истории будет всегда привлекать интерес многочисленных исследователей: история СССР как одной из великих сверхдержав, эпоха «золотой осени» империи таит в себе много тайн и загадок, нереализованных возможностей, великих свершений и не менее великих провалов.

  1. ^ Л. И. Брежнев и новый курс в политической и социально-экономической жизни страны

Став в октябре 1964 г. первым секретарем Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза, Леонид Ильич Брежнев в течение 18 лет был руководителем и политическим символом огромной социалистической сверхдержавы. Сформировавшаяся вокруг Брежнева команда («днепропетровская группировка») в первую очередь занялась устранением экспериментов Н.С. Хрущева, свертыванием его либеральных начинаний и определением стратегии будущего спокойного, без опасных социально-экономических новаций, раз­вития. Поэтому не случайно восстановление прежней системы аппарата власти сопровождалось с изъятия в 1966 г. из партийного устава пункта об ограничении сроков пребывания на руководящих постах КПСС. Однако, как показывает исторический опыт, современный либерализм не столь щепетилен в этих вопросах, нередко допуская второй срок президентства.

В апреле 1966 г. на XXIII съезде КПСС ру­ководящий орган ЦК (Президиум) вновь получил старое наименование Политбюро, а для «добрейшего Леонида Ильича» был восстановлен пост Генерального секретаря ЦК. Недостаток у Л.И. Брежнева необходимого авторитета в советском обществе и на международной арене предполагалось компенсировать магией высоких званий и должностей.

В окружение Брежнева, наряду с А. Н. Косыгиным (председатель Совета Министров СССР) и Н. В. Под­горным (председатель Президиума Верховного Совета СССР), вошли К.У. Черненко, Д.А. Кунаев, В.В. Щербицкий и др. По мнению некоторых исследователей, в 1964 г. к власти пришел триумвират «Брежнев-Косыгин-Подгорный». По-видимому, это не совсем точно, потому что в команду Брежнева на самом деле входило гораздо большее число партийных руководителей. В состав его команды, например, входили три члена Политбюро (А. П. Ки­риленко, А. Я. Пельше, Д. С. Полянский) из одиннадцати избранных на XXIII съезде партии. Группировка Брежнева вначале формировалась на принципах «коллектива равных», где генсек лишь был первым среди равных, и опиралась на традицию кланового руководства партией и государством.

Брежнев возвратил в руководящие органы устраненных Хрущевым от власти Ф. Д. Кулакова, М. С. Соломенцева, Г. С. Павлова и др. Позднее на важные посты были поставле­ны работавшие в Молдавии С. П. Трапезников (на должность заведующего отделом науки), С. К. Цвигун (стал заместителем председателя КГБ). Министром внутренних дел был назначен близкий Брежневу Н.А. Щелоков.

В начале 70-х гг. была развернута кампания по замещению лиц внутри Политбюро, что отражало противоборство между Л. И. Брежневым и А. Н. Косыгиным. Даже внешние наблюдатели (например, посол Индии в СССР Т.Н. Кауль) отмечали усиление в советском руководстве личного соперничества и ревности. Увеличив на XXIV съезде КПСС (1971 г.) число членов Политбю­ро с 11 до 15 человек, Брежнев укрепил свои позиции и получил искомое большинство. В 1971 г. из Политбюро был выведен обвиненный в коррупции В. П. Мжа­ванадзе, возглавлявший Компартию Грузии, в 1973 г. - П. Е. Шелест, обвиненный в национализме, и Г. И. Во­ронов, сомневавшийся в сельскохозяйственной про­грамме Л. И. Брежнева. Вместо них в Политбюро вошли сторонники Брежнева Ю. В. Андропов (пред­седатель КГБ), А. А. Громыко (министр иностранных дел), А. А. Гречко (министр обороны). В 1976 г. был выве­ден из состава Политбюро Д. С. Полянский. Влияние А. Н. Косыгина в руководстве упало. В начале 70-х гг. он почти отстранился от дел в Совете Министров. (Подробнее см.: Л.И. Брежнев. Материалы к биографии / Сост. Ю.В. Аксютин. – М.: Политиздат, 1991)

Десять лет (1965-1975 гг.) потратил Бреж­нев на устранение от власти А. Н. Шелепина, одного из главных действующих лиц смещения Хрущева. На­конец, Шелепин был выведен из По­литбюро «по личной просьбе». После этого Брежнев окончательно укрепился на вершине партийной власти (тем не менее не превратившись в единоличного диктатора). Его команда приобрела новый характер: властолюбие, амбициозность и политическая непроницательность Брежнева разрушили ее монолитность (правда, некоторые исследователи считают, что команда не обладала этим качеством изначально). Так, М. А. Суслова аналитики справедливо относят к «маневрирующим союз­никам», а А. Н. Шелепина - к «временным попутчикам» (в борьбе с Н. В. Подгорным). Явное политическое соперничество существовало между А. Н. Косыгиным и Н. В. Подгорным.

Интересна характеристика Брежнева, данная М. Стуруа в 1988 г. в статье «Две фотографии к одному портрету»: «Нет, Брежнев был сработан не из глины сентиментальности, замешанной на слезах умиления и растроганности. Это был беспощадный человек со стальными кулаками, хотя и в бархатных перчатках». Стуруа делал такой вывод на основании тех фактов, что Брежневу блестяще удались устранение слишком занесшегося Кириленко, укрощение строптивого Шелеста, расправа со взбунтовавшимся Егорычевым, избавление от Мазурова «по состоянию здоровья». Примерно так же оценивал Брежнева Ричард Никсон, бывший президент США, который в своих мемуарах писал о советском генсеке как о человеке властном, честолюбивом и беспощадном, который при «иных режимах» вполне мог претендовать на титул «Леонида великого» по аналогии с Иваном IV и Петром I. Даже вежливость Брежнева была, по мнению Никсона, как бы «осадком» его безграничной власти. Он вспоминал, что иногда Брежнев вел с ним переговоры в тоне «следователя КГБ, допрашивающего трудного узника».

Вместе с тем существует немалое число трудов, в которых подчеркиваются доброжелательность, отзывчивость, общительность, юношеский задор, хлебосольство, незлопамятность генерального секретаря, его чувство юмора (Р. Медведев, Ф. Бурлацкий, М. Антонов и др.). (Подробнее см.: Медведев Р.А. Личность и эпоха: политический портрет Л.И. Брежнева: в 2 кн. – М.: Новости, 1991)

Расположение Брежнева можно было приобрести неприкрытой лестью и бесконечными славословиями в его адрес, мастерством чего в полной мере овладело его ближайшее окружение, особенно «серый кардинал партии» М.А. Суслов, а также многочисленные партаппаратчики рангом пониже. Однако, на наш взгляд, вряд ли это стоит ставить в вину тогдашним партийным руководителям; скорее сей феномен неистребим в нашем обществе при любом режиме.

Общепризнано, что со второй половины 1960-х гг. в СССР наступил «золотой век» партийно-госу­дарственного аппарата, представителем которого, по сути, и был сам Брежнев. Отсутствие систематической ротации кадров вело к безнаказанности руководителей лю­бого ранга, расцвету коррупции, злоупотреблений служебным положением, все большему разрыву между словом и делом. (Подробнее см.: Коржихина Т. П., Фигатнер Ю.Ю.Советская номенклатура: Становление, механизмы действия // Вопросы истории. 1993. № 7). Однако и в последующие десятилетия наши чиновники и политическая элита не только не стали лучше, но уже совершенно отдалились от народа, превратившись в небожителей-олигархов и имея на своих счетах миллиардные суммы. По крайней мере при Брежневе это было невозможно в таких масштабах и столь открыто..

Партийное руководство во главе с Л.И. Брежневым было убеждено, что партийное влияние в обществе следует непрерывно наращивать. Это убеждение в принципе абсолютно не противоречило политической стратегии предыдущих вождей и руководителей партии, а также социалистической теории. Оно было быстро реализовано повсеместно: в стране практически не осталось организаций, в которых не было бы первичных партийных и комсомольских органи­заций. Предметом заботы руководства стал и количественный рост партии, что имело, однако, катастрофические последствия. Здесь также успех был достигнут, но ценой пополнения рядов людьми, стремящимися подняться по служебной деятельности и улучшить свое материальное положение. Число коммунистов в стране резко выросло - с 2,5 млн в 1966 г. до 19 млн в 1985 г. В 1971 г. на XXIV съезде КПСС в Уставе КПСС было закреплено право партийных организаций непроизводственной сферы (министерства, научно-исследовательские институты, образовательные и ле­чебные учреждения, и т.д.) контроли­ровать деятельность администрации. Таким образом, в партийных документах фактически была закреп­лена функция КПСС как силы не только направляющей, но и управляющей. Однако определенные положительные последствия это начинание имело, так как низовые партийные организации теперь состояли из большого числа рядовых сотрудников, с мнением которых администрация вынуждена была считаться.

В 70-е гг. приобрела реальное значение коллек­тивность партийного руководства. В состав Политбюро вошли главы важнейших государственных ведомств - предсе­датель КГБ, министры иностранных дел и обороны. Безусловно, это свидетельствовало о своеобразном превращении Политбюро в некую разновидность органа государ­ственного управления, обладавшего реальными властными полномочиями. Здесь в известной степени соблюдался баланс интересов и сил при разрешении различных споров. Центральный комитет глав­ным образом «ратифицировал» решения, внесенные Политбюро. Съезды же партии все больше превращались в грандиозные триумфальные торжества, смотры достижений и свидетельство единения партии и народа. Кстати, любой партийный форум любой либеральной парии в любой стране мира сегодня представляет собой нечто похожее.

Интересно, что в 1970-х гг. были предприняты две попытки демократизации внутрипартийной жизни: постановление ЦК КПСС 1969 г. «О практике проведения партийных собраний в Ярославской городской партийной организации» и постановление 1975 г. «О состоянии критики и самокритики в Тамбовской областной партийной организации». Оба документа имели общепартийное значение, но их реализация ограничилась лишь кратковременными кампаниями.

Значительно повышено качество партийных документов и решений, принимаемых высшими партийными инстанциями. К их разработке стала привлекаться большая группа талантливых помощников, обладавших солидным теоретическим потенциалом. В связи с этим весь комплекс партийных решений, партийных докладов той поры не только стилистически безупречен, но содержит в известной степени, если не считать некоторых догматических построений, положения, вызывающие интерес и сегодня. По сравнению с ними документы и материалы российских партий 90-х гг. XX в. и первого десятилетия нынешнего столетия выглядят крайне неубедительно.

Кроме того, была введена практика согласования текстов официальных документов перед выступлениями ли­деров партии перед общественностью и были запрещены несогласованные выступ­ления членов Политбюро и секретарей ЦК на Плену­мах и съездах партии,

Выдвинув лозунг борьбы с субъективизмом и волюнтаризмом предшественника, брежневская команда фактически осуществила возврат к прежней централизованной системе управления, которая резко разрослась. Только за 1976—1983 гг. численность управленческого аппарата выросла на 3 млн. и достигла 18 млн. чел. – колоссальной для СССР цифры, но этот рекорд был с легкостью побит в последние десятилетия.

Непомерное возвеличивание, искусственное «повышение авторите­та» Генерального секретаря стало одной из специфических черт эпохи. Это, в частности, в полной мере проявилось в присвоении Брежневу званий генерала армии, а затем и Маршала Советского Сою­за, награждении его несколькими звездами Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда, орденом «Победа», двумя орденами Октябрьской Ре­волюции, Международной Ленинской премией «За укрепление мира между народами», многочисленны­ми наградами зарубежных стран.

Авторству Брежнева были приписаны даже публицистические произведения «Целина», «Малая Земля» и «Возрождение», которые зачитывались на партийных собраниях, а в газетах публиковались восторженные отзывы о художественных и политических достоинствах этих произведений. Изучение книг было включено в школьные программы. Каждая из книг была издана тиражом в 15 млн экземпляров. В апреле 1980 г. Брежнев получил за них Ленинскую премию по литературе, став одним из самых издаваемых в СССР писателей. Написанные талантливыми журналистами (по одной из версий, авторы трилогии – А. Аграновский, А. Сахнин, А. Мурзин), эти труды действительно обладали некоторыми художественными достоинствами, но по содержанию были не лучше и не хуже многочисленных романов и повестей на производственные темы. Ставя в упрек Брежневу все перечисленное, нельзя, однако, не учитывать того факта, что многие демократические президенты современности получают не менее экзотические награды, не имея на то никаких оснований (Брежнев хотя бы действительно был фронтовиком, политработником, и принимал участие в развитии промышленности и сельского хозяйства), а их фолианты (не в пример тонким брошюрам Леонида Ильича), явно тоже написанные «меморайтерами», публикуются огромными тиражами по всему миру, принося их «авторам» баснословные гонорары.

Поездки Генерального секретаря в союзные республики превращались во всесоюзное шоу, что можно рассматривать в некоторой степени либо как дурной пример заокеанских президентов либо, с позиций современного менеджмента, как необходимый PR. На эти дополнительные праздники под названием «встреча дорогого и любимого Леонида Ильича» насильственно сгонялось местное население, устраивались шумные торжества с песнями и танцами, роскошными обедами и, естественно, подарками Брежневу. Особенно преуспел в постановке таких шоу первый секретарь КП Азербайджана Г.А. Алиев. В одну из таких встреч Брежнев произнес бессодержательную фразу «Широко шагает Азербайджан!», которая многие годы красовалась на огромных алых лозунгах по всей республике. (Подробнее см.: Семанов С. Леонид Брежнев. – М.: Эксмо, Алгоритм, 2006)

С целью идеологического обоснования наступления нового этапа государственного строительства, когда уже не требуются никакие революционные преобразования, окружение Брежнева (во главе с секретарем ЦК КПСС М. А. Сусловым) выработало кон­цепцию «развитого социализма». Есть другие свидетельства: термин предложил О.В. Куусинен, первым задумавшийся о том, что социалистические страны Восточной Европы добились значительных успехов, но СССР тем не менее ушел уже куда-то вперед, а следовательно социализм здесь уже другой – более «развитый», чем в других странах «народной демократии».

В 1966 г. в «Правде» была опубликована статья «О строительстве развитого социализма». В ней, по существу, содержался отказ от идеи «развернутого строительства коммунизма» и ут­верждалось, что в СССР построено развитое социа­листическое общество. В основе новой концепции, начало разработки которой пришлось на празднование 50-летия Октября, лежала идея полной, хотя и относительной однородности советского общества; отсутствия внутри него каких-либо реальных противоречий, а соответственно, предполагалось и бескон­фликтное его развитие. Началось смещение акцентов с пропаганды це­лей коммунистического строительства на пропаганду уже достигнутой ступени развития. Это, в свою очередь, вело к формированию у руководства КПСС благодушного и самоуспокоенного восприятия окружающей действи­тельности. В принципе концепция развитого социализма опиралась на вполне реальное создание индустриаль­ного общества в СССР, что и было объявлено как факт построения развитого социализма. Одной из основных его характеристик стало «развитие социа­лизма на его собственной основе» (то есть на фунда­менте индустриального общества).

Политику эпохи Л.И. Брежнева нередко называют «неосталинизмом». Частичная (негласная) реабилитация Сталина в СССР была более чем заметна не только для советских людей, но и для зарубежного наблюдателя. Была свернута критика сталинщины, вновь стали говорить о роли Сталина в истории партии, в победе над нацизмом в годы Великой Отечественной войны, снимались фильмы, в которых Сталин представал перед зрителями мудрым и добрым лубочным вождем, принимающим трудные, но единственно правильные решения. Известно, что еще в преддверии XXIII съезда КПСС вы­дающиеся представители науки и культуры П. Капи­ца, И. Тамм, М. Леонтович, В. Катаев, К. Паустов­ский, К. Чуковский, О. Ефремов, И. Смоктуновский, Г. Товстоногов, М. Ромм и др. обратились к Брежне­ву с письмом, в котором выражали беспокойство по поводу наметившейся «частичной или косвенной ре­абилитации Сталина». Как своеобразный ответ на не­го прозвучало выступление на съезде первого секре­таря Московского городского комитета КПСС Н. Егорычева, который заявил: «В последнее время стало модным... выискивать в поли­тической жизни страны какие-то элементы так назы­ваемого "сталинизма", как жупелом, пугать им обще­ственность, особенно интеллигенцию. Мы говорим им: "Не выйдет, господа!».

На рубеже 60-70-х гг. окончательно сформирова­лись два крыла в руководстве страной: рефор­маторское и консервативное. Реформаторы были сто­ронниками экономических преобразований, укрепляющих систему. Виднейшим представителем этого направления был председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин.

С конца 1974 г. Брежнев стал испыты­вать серьезные проблемы со здоровьем. С середины 1976 г. он утратил контроль за положением дел, все меньше внимания и времени уделял исполнению своих служебных обязанностей. Фактическое руководство страной перешло в руки партийной элиты в составе Ю. В. Андропова, А. А. Громыко, А. А. Греч­ко (после его смерти - Д. Ф. Устинова), А. Н. Косыгина, К. Т. Мазурова, М. А. Суслова, Б. Н. Пономарева, М. В. Зимянина. Все они были преклонного возраста, в среднем - 70 лет. Олигархия превратилась в геронтократию.

Все более популярным в стране стало обоснование «исторических преимуществ социализма». Антидогматические тенденции, проявившиеся в ряде исторических, философских, экономических исследований в 60-е гг., были подавлены, ученых-об­ществоведов, пытавшихся с научных позиций анали­зировать события прошлого и настоящего, лишили возможности продолжать свои исследования. Особенно негативную роль в укреплении позиций догматизма сыграли М.А.Суслов и С.П.Трапезников. Они опирались не только на мощный идеологический аппарат, но и на значительную часть обществоведов, сделавших научную карьеру на комментировании официальных документов.

Вместе с тем в стране появилось огромное количество брошюр, направленных на критику маоизма. Критика эта была талантливой, беспощадной и объективной. Парадокс состоял в том, что блистательное развенчание тоталитаризма в социалистической Великой Поднебесной легко соотносилось с нашей историей, достаточно было заменить китайские имена и названия...

Идеологами режима стала пропагандироваться теория обострения идеологической борьбы, на практике, однако, превращающаяся в систему запретов, ограничений во многих отраслях научной и культурной жизни. Все это приводило к культивированию «образа врага», неприятию на­растающих глобальных проблем.

Некото­рые ноты тревоги прозвучали в Отчетном док­ладе ЦК КПСС XXV съезду партии в феврале 1981 г., где основной упор Брежнев сделал на объек­тивных причинах экономических трудностей, ожидае­мых в 80-х гг. (сокращение людских ресурсов, рост расходов на защиту окружающей среды и т. д.). Особое беспокойство внушало положение с проовольствием. Решать эти проблемы было поручено молодому и избегающему конфликтов новому члену Полит­бюро (с 1980 г.) М. С. Горбачеву.

В мае 1982 г. председатель КГБ Ю.В.Андропов был избран секретарем ЦК КПСС вместо умершего М. А. Суслова. По инициативе Андропова и Горбачева началась борьба против коррупции в верхах власти Краснодарского края. Был смещен брежневский любимец, первый секретарь крайкома С. Ф. Медунов. Его сменил В. И. Воротников. За 1984-1986 гг. в крае были ис­ключены из партии более 5 тыс. человек, изобли­ченных в коррупции, в том числе 1,5 тыс. отданы под суд. В обществе возродилась идея «чистки партии», настроения наведения порядка «революционным путем». В ноябре 1982 г. страна и весь мир были оповещены о смерти Л.И. Брежнева. (Подробнее см.: Млечин Л.М. Брежнев. – М.: Проспект, 2006)

^ Правление Андропова. В ноябре 1982 г. в Советском Союзе произошла смена власти - умер Л. И. Брежнев и Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Юрий Владимирович Андропов (1914-1984 гг.). Сразу же приступив к борьбе против коррупции, в том числе в высших эшело­нах власти, он уже в ноябре 1982 г. вывел из состава ЦК КПСС и осво­бодил от должности министра внутренних дел СССР Н. А. Щелокова, а также понизил в должности его первого заместителя Ю. В. Чурбанова. В состав Политбюро вошел Г. А. Алиев (первый секре­тарь ЦК Компартии Азербайджана), а во главе отдела организационно-партийной работы встал Е. К. Лигачев (первый секретарь Томского обкома КПСС). Жесткость нового генсека проявилась практически сразу. Основным лейтмоти­вом его требований был принцип: «Чтобы хорошо жить, надо больше и лучше работать!». Это стало ос­новой всей деятельности по наведению порядка. За 18 месяцев своей работы Ю. В.Андропов задал неви­данный темп ротации кадров. Было сменено 18 союз­ных министров и лиц их ранга, 37 секретарей центральных комитетов компартий союзных республик, обкомов и крайко­мов.

Новый коммунистический лидер был хорошо осведомлен о реальном социально-экономическом состоянии страны и понимал, что страна нуждается в реформах. Положение, сложившееся в обществе, Ю.В. Андропов в 1983 г. охарактеризовал так: «...Мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому попрой вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок». (Избр. речи. 1983, с.294).

В идейной же сфере существенных изменений не произошло. Была лишь выдвинута идея «совершенствования развито­го социализма» и объявлено, что это будет весьма дли­тельный исторический этап. Теоретическая статья Ю. В.Андропова «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР» удивила многих. По оценкам специалистов-общество­ведов 80-х гг., в ней проявился определенный отход от догматического понимания марксизма-ленинизма. Ю. В. Андропов признавал, что объективный харак­тер экономической системы социализма требует изба­виться «от всякого рода попыток управлять экономикой чуждыми ее природе методами». Подчеркивая, что важнейшим ориентиром развития социалистической экономики являются интересы общества в целом, он утверждал: из этого не следует, что во имя идеи обще­го блага социализм подавляет или игнорирует интере­сы личные, местные, не признает специфических по­требностей различных социальных групп. В целом Ю. В. Андропов сводил проблему преобразования всей совокупности общественных отношений совет­ского общества к решению одной из задач — совер­шенствованию хозяйственного механизма. «Конкрет­ные исторические пути совершенствования социализ­ма, — писал он, — пролегли не во всем так, как пред­полагали основоположники нашей революционной теории». Это была первая констатация подобного рода за мно­гие десятилетия. Крайне удивительным для многих была вторая часть названия статьи: «...некоторые воп­росы социалистического строительства в СССР». По­чти половина руководящих деятелей, приславших за­мечания на статью, вместо слова «социалистического», вписали «коммунистического строительства». Но название статьи, скорректированное лично Андроповым, осталось неизменным. В ней он проводил ясную мысль о не­завершенности так называемого развитого социализма.

Особенно болезненной Ю. В. Андропов считал проблему перехода к интенсивному развитию совет­ской экономики, подчеркивая недопустимость даль­нейшего сохранения значительной доли ручного и низкоквалифицированного труда. Ю. В. Андропов по­нимал и мог оценить комплекс проблем советского общества, всю их драматичность, но тем не менее не в силах был отрешиться от административно-бюро­кратических методов и представлений.

Мероприятия по наведению порядка на произ­водстве, сопровождавшиеся нарушением элементар­ных конституционных норм и принявшие характер единовременных кампаний, дали лишь некоторый экономический эф­фект, но он носил временный характер. Стратегические задачи народного хозяйства не решались. Коррупция в высших эшелонах бюрократической элиты не только не прекратилась, но даже выросла.

Центральное место в экономических планах нового руководства занимали ме­ры, связанные с реализацией Продовольственной программы, 1982 г. Рассчитанная на период до 1990 г., она считалась главной задачей партии и государства в одиннадцатой и двенадцатой пятилетках.

В области внешней политики первейшей задачей провозглаша­лось укрепление социалистического содружества и борьба за мир во всем мире. Однако именно при Андропове отношения СССР с Запа­дом существенно обострились.

Ю. В. Андропов (с июня 1983 г. - также Председатель Президиума Верховного Совета СССР) с осени 1983 г. управлял страной, находясь на больничной койке. Обострение болезни Ю. В. Андропова, а затем его смерть изменили соотношение сил в пользу консерва­тивной части руководства. В феврале 1984 г. Андропов умер. (Подробнее см.: Волкогонов Д. Семь вождей: Галерея лидеров СССР: В 2 кн. Кн. 2: Леонид Брежнев, Юрий Андропов, Константин Черненко. Михаил Горбачев. - М.: Новости, 1996)

^ Правление Черненко. Новым Генеральным секретарем стал ближайший соратник Л. И. Брежнева, К. У. Черненко (1911-1985 гг.), руководивший партией и страной до марта 1985 г.

Обладав­ший большой работоспособностью, неплохими чело­веческими качествами, но не имевший широкого го­сударственного мышления и даже систематического образования, К. У. Черненко пришел к власти поздно. Ти­пичный партийный функционер, Черненко не был крупным полити­ческим деятелем, и оказался на высшем посту во многом благодаря стечению обстоятельств. По мнению некоторых историков, это была «переходная фигура» в истории СССР.

Как и Андропов, Черненко вскоре после избрания Гене­ральным секретарем стал и Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Вместе с тем политологи на примере Черненко указывают на удивительный парадокс советской по­литической атмосферы: слабость генсека обеспечива­ла силу и устойчивость режима. Система в начале 80-х гг., для того, чтобы существовать, уже могла довольство­ваться номинальным руководителем, главное, чтобы он был лояльным к привилегиям партийной элиты.

Чер­ненко в Политбюро не имел твердого большинства и вынужден был считаться с оппонентами. Поэтому он далеко не случайно в качестве второго лица в партийной иерархии опре­делил М. С. Горбачева, использовав его как противовес претендовавшим В. В. Гришину и Г. В. Романову.

В 1984 г. под руководством Черненко была разработана платфор­ма «На уровень требований развитого социализма. Некоторые актуальные пробле­мы теории, стратегии и тактики КПСС». В этом документе обосновывавалась необходимость прохождения исторически длительного этапа развитого социализма, а центральной проблемой объявлялось достижение высшей производительности труда. Центральное место отводилось идеологической, политико-массо­вой работе партии.

Яркая специфика правления Черненко - нарастание догматизма и начетничества, глубокий кризис в идейно-теоретической жизни, отдаление КПСС от западных коммунистических партий, а ру­ководства КПСС - от рядовых коммунистов, от беспартийных граждан СССР.

Главным направлением работы стала подготовка к XXVI съезду КПСС, на котором Черненко предполагал рассмот­реть вопрос о переработке программы партии (третьей по счету).

В области внешней политики за время его короткого правления серьезных изменений не произошло, хотя в начале января 1985 г. в ходе встречи министра иностранных дел СССР А. А. Громы­ко и Государственного секретаря США Дж. П. Шульца были достигнуты соглашения о предмете и целях будущих советско-американских переговоров по ядерным и космическим вооружени­ям — стратегических и средней дальности. В начале марта 1985 г. К. У. Черненко скончался. (Подробнее см.: Кац А. Константин Устинович Черненко // http://zhurnal.lib.ru/k/kac_a_s/chernenko.shtml)

^ Конституция СССР 1977 г. Известно, что попытки разработать новую конституцию в СССР предпринимались еще с 1946 г. По мнению тогдашнего партийного руководства, конституция обязательно должна была закрепить новые достижения советского общества, но разработка основного закона отодвигалась на неопределенное будущее. Наконец, в преддверии 80-х гг., когда в полном соответствии с третьей Программой КПСС в СССР уже должен быть построен коммунизм (до него не только было очень далеко, в стране наблюдалась нехватка продуктов и товаров первой необходимости), проект новой конституции был разработан.

Подготовку проекта контролировал секретарь ЦК КПСС Б. Н. Пономарев. Проект не­сколько раз обсуждался на заседаниях Секретариата и Политбюро ЦК. 23 мая 1977 г. Конституционная ко­миссия одобрила текст проекта в основном. Решено было вынести проект на всенародное обсуждение. Оно шло в периодической печати и на радио. Письма граждан поступали в ЦК КПСС, Верховный Совет, Конституционную комиссию. Они были бук­вально завалены не только поправками к тексту Кон­ституции, но и предложениями об улучшении работы государственных структур, жалобами на их действия. 21 июля 1977 г. ЦК КПСС принял постановле­ние «О ходе всенародного обсуждения проекта Кон­ституции СССР», которое предлагало активизировать работу с предложениями граждан, обратив особое внимание на разбор их жалоб и просьб.

В результате предложений граждан были сделаны редакционные поправки некоторых статей. 7 октяб­ря 1977 г. на VII внеочередной сессии Верховного Совета СССР новая конституция (конституция «развитого социализма», «брежневская конституция») единогласно была утверждена. Многие современные исследователи считают, что Конституция СССР 1977 г. является лишь редакцией Конституции СССР 1936 г. В принципе это верно. Однако в новую конституцию была включена статья, в которой указывалось, что коммунистическая партия — организующая и направляющая сила советского общества, ядро политической сис­темы (ст. 6). Такого положения не было даже в сталинской конституции.

В то же время из основного закона исключили детали регламентационного ха­рактера, добавили положение о запрете преследова­ния граждан за критику. Местные органы власти стали именоваться советами народных депутатов. Увеличил­ся срок их полномочий. Главным же отличием Кон­ституции СССР 1977 г. была ее преамбула, где давалось определение понятия «развитого со­циалистического общества».

Статьи конституции о правах и свободах человека и гражданина во многом были заимствованы из прежней конститу­ции. Большинство из них было простой декларацией. Как и сталинская, новая конституция на первый взгляд была самой демократичной в мире, поскольку служи­ла фасадом для внешнего мира. Однако ее статьи не были рассчитаны на безоговорочное применение.

Вместе с тем в конституции закреплялись такие формы «народо­властия», как всенародные обсуждения крупных актов государствен­ного законодательства, участие трудовых коллективов в управлении производством и т. п. положения. Конституция провозглашала за­прет на пропаганду войны. (Подробнее см.: История России в новейшее время (1945-1999): Учебник для вузов / Под ред. А.В. Безбородова. – М.: Олимп, Астрель, АСТ, 1999)






  1. Скачать 0.83 Mb.
    оставить комментарий
    страница1/5
    Дата27.09.2011
    Размер0.83 Mb.
    ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
плохо
  3
средне
  2
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх