Глеб Булах радость жизни. Тюрьма. Записки инженера, часть вторая Публикация А. Г. Булаха Санкт-Петербург 2008 icon

Глеб Булах радость жизни. Тюрьма. Записки инженера, часть вторая Публикация А. Г. Булаха Санкт-Петербург 2008



Смотрите также:
Глеб Булах мгновения жизни стремительной записки инженера, часть четвёртая Публикация А. Г...
Глеб Булах ссылка. В армии в иране записки инженера, часть третья Публикация А. Г...
“Санкт-Петербург – Гастро-2008”...
“Санкт-Петербург – Гастро-2008”...
“Санкт-Петербург – Гастро-2008”...
Тексты лекций Санкт-Петербург 2008 Одобрено и рекомендовано к изданию Методическим советом...
Книга пятая
«Алетейя», Санкт-Петербург, 2011...
04. 09. 2008 нтв: Новости (Санкт-Петербург) // Сегодня в «Ленэкспо» открылся форум...
Программа III всероссийской научно-практической конференции 25 26 февраля 2006 года...
Филологические записки: материалы герценовских чтений...
Юридический институт (Санкт-Петербург) А. М...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать
^

ИНОСТРАННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ И МЫ


На обязанности Судопроверфи лежало составление проектов новых верфей и модернизации старых. Мне в должности заместителя начальника строительного отдела надлежало проектировать новые набережные и стапеля на реконструируемой Северной верфи (бывшей Путиловской).

Большинство сотрудников Судопроверфи были новыми для меня людьми, но несколько человек оказались знакомыми мне по преж­ней работе, а один, некто Г.А.Клодт, был знаком ещё с той по­ры, с начала двадцатых годов, когда Таня училась в школе Рус­ской Драмы.

Георгий Алексеевич был внуком знаменитого скульптора баро­на Клодта. Каждый, кто бывал в Ленинграде, не мог не видеть и не восхищаться знаменитыми клодтовскими скульптурами на Аничковом мосту. Во время Германской войны, сразу же по окончании гимназии Г.А. Клодт был призван в армию, окончил одно из пехот­ных училищ и был произведён в прапорщики перед самой Февраль­ской революцией. Воевать ему не пришлось, а вот всю дальнейшую жизнь пришлось прожить с отметками в анкетах "бывший офицер царской армии", что нередко было связано с рядом неудобств и неприятностей.

В первые годы после революции Г.А. Клодт пытался попасть на сцену, но из этого не вышло ничего другого, кроме женитьбы на одной из начинающих актрис, таниной подруге по школе Рус­ской драмы. Потерпев неудачу на актёрском поприще, Клодт начал рабо­тать чертёжником, и в Судопроверфи я его застал уже заведующим чертёжной.

Начальником канцелярии Судопроверфи был Константин Петрович Славинский, знакомый мне ещё по прежней работе в Судотресте. К.П. Славинский в Русско-японскую войну был командиром миноносца, погибшего в Цусимском бою. Сам К.П.Славинский был ранен осколком снаряда в голову и без сознания втащен матросом в шлюпку. В японском плену врачи-японцы его выходили, сдела­ли трепанацию черепа и заменили раздробленные черепные кости пластинкой из слоновой кости. С этой пластинкой вернувшийся из плена К.П. Славинский прожил всю жизнь.

Были и другие знакомые по прежним моим работам, и в их числе Н.Н.Радкевич, корабельный инженер, участвовавший в про­ектировании того самого дока, который я строил в 1927-29-ом году. Работали мы все очень слаженно и дружно, воодушевлённые грандиозными перспективами индустриализации нашей Родины, су­лившими ей в скором времени выйти в число самых передовых технически развитых держав.

К сожалению, в нашей работе не раз появлялись самые нео­жиданные обстоятельства, препятствующие успешному и рациональному составлению проектов. Вот, например, одно из таких не­лепых и неожиданных препятствий на пути к завершению проекта реконструкции Северной верфи.

Для правильного размещения корпусов новых цехов среди тех старых, которые можно было не сносить, а использовать, разместив в них современное оборудование, необходимо было иметь генеральный план Северной верфи. Такого плана в распо­ряжении проектировщиков не было. Не было его и на Северной верфи. Вероятно, он когда-то существовал, но бесследно исчез.

Решено было послать геодезистов для съёмки нового плана верфи в современном её состоянии. Но для этого сначала надо было получить разрешение тех организаций, которые следили за сохранностью государственных секретов. Разрешения получить не удалось, так как Северная верфь была сочтена за за­секреченное предприятие (на этой верфи ремонтировались военные суда). Положение проектировщиков становилось безвыходным, ибо, не имея плана, можно было напроектировать так, что один цех налезал бы на другой.

Выход нашёлся. Северная верфь когда-то, до революции и до войны принадлежала германскому акционерному об­ществу. И вот, в известном немецком справочнике "Шиффбау" за 1913-й год было найдено подробнейшее описание Северной верфи вместе с фотокопией генерального плана. Но чиновник запретил им воспользоваться и немедленно наложил на справочник штамп "Совершенно секретно". Впрочем, такие приключения повторялись не один раз, хотя и в несколько иных вариациях. Вот, наш сотрудник Н.Н.Радкевич был командирован в Италию на верфи. Он заранее предвкушал, с каким эффектом он начнёт один за другим показывать нам добытые им заграничные проспекты, столь полезные для нашей работы. Не тут-то было! Всё было объявлено "совершенно секретным" и изъято.

К таким осложнениям в работе к осени тридцатого года, в первый же год первой пятилетки добавились консультации иностранных специалистов. Это дело, само по себе вполне разумное, выливалось зачастую в прямую противоположность поставленной цели. И потому нередко бывали такие казусы, как в "Ленинградстрое", глав­ным консультантом которого был приглашённый из Германии простой печник, не имеющий даже среднего технического образования. А нашим инженерам пришлось пережить много трудностей при утверждении проекта гидроэлектростанции на Свири в Подпорожье. Он был высмеян главным консультан­том-американцем полковником Купером, строителем плотины Кулиджа, самой знаменитой в те годы гидротехнической стройки. Только авторитет академика Г.О.Графтио помог отстоять наш русский проект Свирьстроя. Станция была построена по нему, она живёт и работает.

Поздней осенью 1930-го на техсовете Северной верфи в присутствии немецкого консультанта герра Пооля обсуждался мой проект железобетонных конструкций. В пре­жние времена герр Пооль был одним из директоров акционерного общества, которому принадлежала наша верфь. Теперь оно изготавливало различные металлоконструкции. Герр Пооль рассеянно слушал переводчика и временами переговаривался с сидящим с ним рядом представителем Высшего совета народного хозяйства. У того был столь угодливый вид, что даже гля­деть на него было противно. Когда я закончил доклад и ответил на вопросы, Пооль буркнул одну только фразу: "Нигде во всём мире не делают железобетонной наклонной части у стапеля. Надо сделать её стальной!" Услышав эту фразу, представитель ВСНХ сначала заулыбался в сторону Пооля, а потом, грозно нахмурив брови, спросил меня, что я могу сказать в своё оправдание.

Я начал злиться, но, сдержав себя, пояснил, что железобетон обеспечивает большую экономию металла, а это в наших, а не заграничных условиях, имеет очень существенное значение. Не успел ещё переводчик перевести герру Поолю то, что я ответил, как он, явно понимая по-русски, довольно громко буркнул немецкую грубость. Я понял её, взорвался и громко и отчётливо сказал: "Передайте этому невоспитанному типу, что он всё равно не добьётся того, что его фирме передадут заказ на металлоконструкции!" Начался переполох, герр Пооль побагровел, но смолчал и не выдал своё владение русским языком, а представитель ВСНХ не дал мне дальше говорить.

Председатель техсовета, всеми уважаемый Владимир Полиэвктович Костенко, приказав мне сесть на место, начал своё заключительно слово так, как будто перепалки и не было, и этим очень тактично замял скандал. Умело обойдя все острые углы, он предложил принять мой проект лишь с небольшими поправками.

Мало пользы и много зла принесли нам эти заграничные кон­сультанты времён первой пятилетки. Благоприятные условия для их процветания создавались тем, что кое-кто из влиятельных, но безграмотных людей преклонялся перед любым иностранным специалистом.

В январе 1931 года было опубликовано постановление о по­всеместной по Союзу мобилизации транспортников. Это и послужило для меня поводом для того, чтобы распрощаться с Судопроверфью и перейти в ЛАДИ на основную работу. Я уже работал там, но теперь мне присвоили звание доцента, и с этого времени, по существу, и началась моя педа­гогическая карьера.

^ ВСТРЕЧА И ПЕРЕМЕНЫ В ЖИЗНИ

Летом 1934 года я получил обычный отпуск и решил снова съездить во Владикавказ, а оттуда по Военно-Грузинской дороге в Тбилиси и затем закончить отпуск в Сочи. Из Ленинграда я уезжал один и в плохом настроении, думая о неустроенности лич­ной жизни. На следующий день на перроне в Москве я познако­мился с молодой очень интересной женщиной, как выяснилось, ехавшей в другом купе моего вагона. Магдалина Николаевна была армянка, жившая замужем за ленинградским журналистом и теперь, едущая на лето к родителям в Тбилиси. Её отца, известного архитектора Н.А.Мадатова, я, оказывается, знал ещё по работе в Чай-Грузии в 1929 30 году.

Роман начал завязываться в дороге, и когда мой поезд под­ходил к Владикавказу, стало ясно, что он не оборвется, если я выйду из поезда, чтобы ехать в Тифлис, как запланировано, по Военно-Грузинской дороге. Условившись встретиться в Тбилиси, я вышел, а Магдалина Николаевна этим же поездом продолжала свой путь до Тбилиси. В те времена ещё не было железнодорожного пути от Сочи до Сухуми. Поэтому поезд в Тбилиси шёл через Баку.

И вот снова я оказался во Владикавказе и в небольшом от­крытом автобусе пустился в путь. В этом же автобусе ехала группа москвичей - самодеятельных туристов. Сразу же по приез­де во Владикавказ они обзавелись осетинскими войлочными шля­пами и громадными посохами, считая, что на Кавказе только в таком виде и следует появляться. Через несколько дней, уже в Тбилиси, я встретил их в этом экзотическом виде, с пастушескими палками в руках, ходя­щих по людным улицам гуськом, вызывая у тбилисцев иронические улыбки.

Ещё до выезда из Владикавказа, пока мы на автобусной станции ожидали отправки, эти туристы узнали от меня, что я не впервые на Кавказе. Тотчас они начали засыпать меня вопро­сами о Грузии, о местных обычаях и преданиях и т. д., расспросы продолжались и в дороге до первой остановки в Казбеги. Я охотно отвечал на вопросы, мороча им голову всевозмож­ными неправдоподобными баснями, которые они принимали за чистую монету. Но все расспросы прекратились и на меня начал обрушиваться град упреков после остановки в Казбеги, когда нам предстояло ещё взять Крестовый перевал и затем спускаться в долину Арагвы.

В Казбеги все пассажиры пошли в духан, и чтобы подкрепиться, с ними пошел и шофёр автобуса. Ехали до Казбеги мы по просьбе туристов очень медленно и осторожно, и это меня удручало, так как я всегда любил быструю езду. Чтобы развеселить нашего шо­фёра-грузина и подбавить ему прыти, по тбилисскому обычаю, я поручил официанту от моего имени поднести шофёру стакан порт­вейна. Тот с благодарной улыбкой принял стакан и, приподняв его, пригласил выпить и меня. Мы выпили, а после этого шофёр в свою очередь послал мне стакан и мы снова выпили. Всё это видели мои спутники и пришли в ужас. Ужас усилился до крайних пределов, когда мы выехали из Казбеги и автобус пошёл на подъём более чем весело, обгоняя все попутные машины и не замедляя хода у крутых поворотов. Приехали мы в Тбилиси, как говорится, с ветерком, но без каких бы то ни было аварий. Всё обошлось благополучно. Я взял себе номер в Палас-отеле и в тот же вечер побывал в семье Мадатовых.

Несколько дней я пробыл в Тбилиси, постоянно встречаясь с Магдалиной Николаевной, а потом, как планировал, уехал в Сочи, обещав, однако, ещё вернуться в Тбилиси. За неделю или полторы, проведённых в Сочи, я вёл обычный в дни отпуска образ жизни. Большую часть времени проводил на пляже, обязательно на общем, много купался и флиртовал с купальщицами, не любившими женского пляжа, так же как я не любил мужского, один раз начал­ся было даже серьёзный роман, но не развился, так как я решил выполнить обещание вернуться в Тбилиси, чтобы оттуда вместе с Магдой поехать в Красную Поляну, а из Поляны пешком сходить на озеро Кардывач, о котором я давно уже слышал много инте­ресного.

Не один раз впоследствии я думал о том, что, быть может, вся жизнь моя пошла бы по-другому, если б я увлёкшись сочинским романом, не вернулся бы в Тбилиси. Сочинский роман благо­получно закончился бы с отъездом с Чёрного моря, и не было бы тех перемен, которые произошли в итоге заезда в Тбилиси. Но от судьбы никуда не уйдешь. Кизмет! Что было предопределено, то и произошло!

Из Сочи пароходом я доехал до Поти, где вышел, чтобы даль­ше уже поездом ехать в Тбилиси. Там, в ресторане на вокзале, в ожидании поезда я написал Люсе письмо о том, что надвига­лось на нашу общую жизнь, написал о том, что я не считал возможным от неё скрывать. Это было 5-го августа 1934 года, в седь­мую годовщину регистрации нашего брака в Велико-Устюжском загсе.

По приезде в Тбилиси я снова остановился в Палас-отеле и через два или три дня вместе с Магдой выехал в Батум, а оттуда пароходом в Сочи. По дороге разыгрался сильный шторм и пароход в Сочи не зашёл, так как тогда в Сочи ещё не было современных портовых сооружений, а нас высадили в Туапсе, оттуда поездом мы доехали до Сочи, а из Сочи на такси до Красной Поляны. Побывав на Кардываче, к концу августа мы вернулись в Ленинград, Магда к мужу, а я в свой кабинет.

На моё предложение предоставить друг другу полную свободу, но жить одной семьёй с сыновьями, Люся ответила отказом. Она вскоре уехала в Петрозаводск на постройку электростанции в пригородном селе Соломенном. В Соломенном Люся начала создавать новую семью с главным инженером строительства А.И.Марченко, тоже ленинградцем, семья которого оставалась в Ленинграде. Летом 1935 года на один день, чтоб повидать сыновей, я ездил туда.




оставить комментарий
страница5/10
Дата15.10.2011
Размер1,33 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх