Клинико-лабораторные особенности формирования анемических состояний у беременных женщин и оценка здоровья их детей 14. 00. 09 педиатрия icon

Клинико-лабораторные особенности формирования анемических состояний у беременных женщин и оценка здоровья их детей 14. 00. 09 педиатрия



Смотрите также:
Клинико-иммунологические особенности и состояние здоровья детей...
Психологические реакции беременных женщин с онкологическими заболеваниями...
Особенности сочетанной хронической патологии у детей в экологически неблагополучных регионах...
Клинико-микробиологические особенности атопического дерматита у детей...
Клинико-биохимические и иммунологические особенности развития легочной гипертензии при...
Клинико-биохимические особенности сердечной деятельности у детей с хроническим гастродуоденитом...
Тематический план лекций для студентов 3 курса 5 семестра по ортопедической стоматологии (8...
Комплексная оценка состояния здоровья детей от матерей страдающих бронхиальной астмой 14. 00...
Клинические и психологические особенности состояния здоровья матерей подросткового возраста и их...
Вэтот день принято поздравлять матерей и беременных женщин, в отличие от...
Вэтот день принято поздравлять матерей и беременных женщин, в отличие от...
Вэтот день принято поздравлять матерей и беременных женщин, в отличие от...



страницы: 1   2   3
вернуться в начало
скачать

Результаты исследования и их обсуждение

^ Динамика состояния здоровья беременных женщин и детей Приамурья

Одной из наиболее часто встречающейся патологии беременных являются анемические состояния, которые остаются серьезной проблемой в акушерстве и как ее следствие в педиатрии. Проведенный мониторинг распространенности анемией у беременных по данным статистического управления Хабаровского края показал, что за последние 17 лет частота анемий возросла почти в 2 раза (1991 г.– 18% женщин к числу закончивших беременность, 2007 г.– 35,3%). Частота анемий, осложнивших роды, увеличилась в 4,2 раза (1991 г.– 55,4о/оо на 1000 родов, 2007 г.– 230,0о/оо). В ходе проведенного анализа заболеваемости анемическими состояниями детей Хабаровского края в возрасте до 1 года за последних 15 лет выявлено увеличение показателей на 13,0о/оо: 1993 г.– 54,8о/оо (на 1000 детей), 2007 г.– 67,8о/оо, что значительно выше данных Всероссийской диспансеризации. Несмотря на высокую частоту анемических состояний во время беременности, лечебные мероприятия дали определенные результаты, что выразилось в снижении кривой показателей, характеризующих осложненное течение родов, а также частоту анемий у детей первого года жизни в целом по сравнению с частотой анемий у беременных. С помощью корреляционного анализа нами установлена достоверная прямая направленность взаимосвязи между частотой анемий у детей первого года жизни, частотой анемических состояний во время беременности и родов у женщин, проживающих на территории Хабаровского края. Сильная связь выявлена между частотой анемий у беременных женщин и осложнивших роды (r= +0,88), частотой анемий у детей (r= +0,73) и средней степени силы между частотой анемий, осложнивших роды, и частотой анемий у детей (r= +0,56). Подобный анализ необходим для выявления возможных факторов, отрицательно влияющих на состояние репродуктивного здоровья женщин, детей и здоровья населения в целом, оценки результативности лечебно-профилактических мероприятий, различных экологических ситуаций и биогеохимических особенностей.

Одна из проблем анемических состояний связано с тем, что их выявление проводится преимущественно по гемоглобину, значительно реже определяется сывороточное железо и ферритин. Это приводит к гиподиагностике латентного анемического состояния и невозможности определения структуры и характера заболеваемости в полном объеме. С целью более точного выявления структуры анемических состояний были использованы разработанные диагностические программы и получены следующие результаты. Частота встречаемости анемий оказалась в 1,4 раза выше (49,1%) показателей официальной статистики в сравнении с показателями за прошедший год (2007 г.– 35,3%). Дефицит железа отмечен в 63,5% случаев, из них скрытый дефицит железа встречался в 2,9 раза чаще (47,4%), чем истинная железодефицитная анемия (16,1%). Нормальные показатели ферродинамики при наличии снижения гемоглобина выявлены у 36,5% беременных женщин: ЛАС–13,9% и САА–22,6%. Частота различных вариантов анемических состояний зависит и от срока беременности на момент диагностики. При обследовании женщин в ранние сроки гестации (1 триместр) анемические состояния встречались в 43,1% наблюдений, более половины, из которых составляли ЛДЖ (20,1%). На долю САА приходилось 10,4%, ЖДА–5,6% женщин. Во 2-ом триместре группа сравнения уменьшилась в 2,4 раза (1 триместр–56,9%, 2 триместр–24,1%), при этом почти в 2 раза увеличились частота ЛАС–12,0%, САА–21,5%, в 3,8 раза – ЖДА. В 3 триместре число беременных женщин в контрольной группе снизилось до 19,1%. Число женщин с САА сохранялось на уровне 2 триместра, заболеваемость ЖДА увеличилась до 27,9% случаев. Диагностика ЛДЖ характеризовалась достаточно стабильными показателями: 1 триместр–20,1%, 2 триместр–21,2%, некоторым повышением в 3 триместре–29,4%.

Таким образом, выявлено, что у беременных женщин Приамурья среди экстрагенитальной патологии наиболее часто встречаются анемические состояния. По статистическим данным за последние 17 лет частота анемий выросла как у беременных женщин, так и у детей раннего возраста. Отмечен относительно высокий процент (36,5%) анемических состояний у беременных женщин с нормальными показателями железа. Дефицит железа представлен преимущественно скрытой (латентной) формой (47,4%).

Клинико-лабораторная характеристика

анемических состояний у беременных женщин

С целью выявления клинических особенностей анемических состояний проведена сравнительная оценка частоты встречаемости симптомов по группам методом Pearson Chi-square и M-L Chi-square (Максимум правдоподобия) и представляла следующую картину. Было выявлено, что латентная форма анемических состояний с нормальными показателями ферродинамики (ЛАС) наиболее часто сопровождалась сонливостью (66,7%), в равной степени головокружением и болями или тяжестью в эпигастральной области (по 33,3%), запорами (27,8%), мушками перед глазами (22,2%). У 11,1% случаев наблюдались незначительные носовые кровотечения по утрам, 5,6% женщин отмечали затрудненное глотание. При латентной (скрытой) форме дефицита железа (ЛДЖ) клинические изменения носили иной характер. Наиболее высокий процент беременных отмечали выпадение волос (52%). С равной частотой встречались бледность (46%), сердцебиение (46%) и одышка (44%) при физической нагрузке. Боли или тяжесть в эпигастральной области были у 34% женщин, усиленное слюноотделение у 23%, мышечные боли, слабость у 10% беременных.

Такие симптомы как слабость (САА–55,6%, ЖДА–62,5%), шум в ушах (САА–11,1%, ЖДА–18,8%), извращение вкуса (САА–18,5%, ЖДА–25,0%), рвота (САА–22,2%, ЖДА–18,8%), судороги (САА–22,2%, ЖДА–18,8%) наиболее часто наблюдались при явно выраженных анемических состояниях независимо от содержания железа в организме. При САА в 44,4% случаев встречались одышка и сердцебиение при физической нагрузке, в 40,7% – тошнота, ломкость ногтей – 37%, мушки перед глазами –25,9%, носовые кровотечения –14,8%, жжение языка –7,4%. Сидеропения, обусловленная дефицитом железа при ЖДА, проявила себя в виде сонливости (68,7%), сухости кожных покровов (56,2%), снижения работоспособности (50%), пристрастия к запахам (43,8%), головокружения (31,3%), усиленного слюноотделения (25%), сердцебиения даже в покое (6,3%). Таким образом, проведенный сравнительный анализ клинических проявлений анемических состояний у беременных женщин Приамурья выявил ряд общих симптомов и особенностей для каждого варианта изучаемого состояния.

Общие симптомы для латентных форм анемических состояний стали боли или тяжесть в эпигастральной области, для истинных анемий - слабость, шум в ушах, извращение вкуса, рвота, судороги. Отличительный симптомокомплекс для ЛАС включал головокружение, затрудненное глотание, запоры, мушки перед глазами, незначительные носовые кровотечения по утрам. Клинические признаки при САА к двум последним симптомам дополнились одышкой при физической нагрузке, тошнотой, ломкостью ногтей, жжением языка. Для ЛДЖ было характерно выпадение волос, бледность, усиленное слюноотделение, мышечные боли и слабость, сердцебиение при физической нагрузке. При ЖДА, как проявление явного дефицита железа, более часто встречались сонливость, сухость кожных покровов, снижение работоспособности, пристрастие к запахам, сердцебиение даже в покое. Значительно увеличился процент беременных с бледностью, усиленным слюноотделением, мышечными болями и слабостью. В подтверждении мнения ряда авторов нами были получены достоверные различия только по трем симптомам. При ЖДА у 81,2% беременных наблюдалась бледность кожных покровов (p<0,05) и в 31,3% случаев – мышечные боли и слабость (p<0,05). Характерной особенностью клинического проявления САА явились обмороки до 18,5 % (p<0,05).

Сравнительная характеристика лабораторных данных представлена 6-ю группами: группа сравнения вне беременности и во время беременности, 4 группы с анемическими состояниями: ЛАС, САА, ЛДЖ, ЖДА.

У беременных женщин на ранних сроках гестации без анемических состояний в сравнении с 6-й группой (вне беременности) отмечено достоверное снижение Hb, Ht (табл. 1). Количество эритроцитов и цветной показатель при нормально протекающей беременности практически не изменялись. Индексы эритроцитов MCH, MCV у беременных женщин сохранялись в пределах нормы. Однако, в сравнении с данными, полученными при обследовании женщин вне беременности, эти показатели были достоверно ниже. Необходимо заметить, что MCV у женщин вне беременности выше показателей, представленных данными литературы ряда авторов (Долгов В.В. и др., 2002, Лория С.С., 2003).

При анализе данных в группах с анемическими состояниями отмечено достоверное снижение Hb, эритроцитов при ЛАС, САА, ЖДА. При скрытой форме дефицита железа эти показатели достоверно снижались по сравнению с контрольной группой, но оставались нормальными в сравнении с данными литературы. Только при ЖДА отмечалось достоверное снижение цветового показателя и увеличение ретикулоцитов по сравнению с группой сравнения, что подтверждает характер анемии. Достоверное снижение Ht характеризовало все анемические состояния. Динамическое наблюдение за лабораторными показателями даже на субнормальных уровнях имеет важное значение в расчетах дискриминантной функции при прогнозировании патологии у детей.

Было отмечено, что в группе беременных женщин с нормально протекающей беременностью MCV) находился в пределах общепринятой нормы, но он снижен при сопоставлении с группой сравнения у женщин вне беременности в условиях нашего региона. При анемических состояниях, сопровождающихся дефицитом железа, MCV остается на том же уровне. При анемических состояниях с нормальным содержанием железа MCV поднялся до верхней границы нормы при ЛАС (p<0,05), САА (p<0,001) и стал достоверно выше показателей, представленных у беременных в группе сравнения. Среднее содержание гемоглобина в эритроците (MCH) достоверно снижено при анемиях независимо от концентрации железа.

^ Таблица 1

Показатели гемограммы, эритроцитометрии и трансформации эритроцитов


у беременных женщин при анемических состояниях и в группах сравнения





Группы сравнения

Анемические состояния




вне берем-ти (n=31)

во время бер-ти (n=170)

ЛАС

(n=48)

САА

(n=94)

ЛДЖ

(n=115)

ЖДА

(n=105)

Hb, г/л

137,81±1,97

128,0±0,7'''

116,1±0,3***

107,9±0,4***

122,3±0,9***

104,7±0,7***

Er, х 1012

4,30±0,07

4,21±0,02

3,83±0,03***

3,60±0,02***

4,01±0,03***

3,55±0,03***

Ц.П.

0,91±0,01

0,90±0,004

0,90±0,01

0,89±0,005

0,90±0,004

0,88±0,004***

ретик. ‰

3,87±0,5

3,9±0,5

3,7±0,4

4,5±0,5

4,0±0,4

6,3±0,6*

Ht, %

44,28±0,81

37,8±0,3'''

35,8±0,4***

33,9±0,4***

36,4±0,3**

32,3±0,4***

MCV, фл.

102,58±3,00

89,58±0,58'''

92,50±1,25*

94,32±1,16***

90,71±0,80

90,50±1,03

Ср.Т, эр. мкм

2,00±0,02

2,01±0,02

2,05±0,04

2,06±0,02

2,04±0,02

2,12±0,02**

MCH, пг

32,26±0,63

30,39±0,15'''

30,27±0,26

29,64±0,20**

30,31±0,21

29,28±0,21***

MCHC, г/дл

31,43±0,41

33,88±0,18'''

32,58±0,38***

32,16±0,24***

33,37±0,20

32,45±0,22***

Диам.эр. мкм

7,52±0,07

7,50±0,06

7,50±0,08

7,45±0,05

7,47±0,04

7,33±0,05*

Сфер.инд., ед.

3,71±0,05

3,70±0,06

3,64±0,09

3,58±0,04

3,63±0,04

3,45±0,04***

Диск. %

62,13±1,26

55,67±0,72'''

54,86±2,29

55,37±1,68

55,23±1,10

57,07±1,26

Пер.ф. %

36,65±1,19

42,53±0,72'''

43,30±2,06

42,06±1,47

42,37±0,90

40,40±1,37

Сф-ды %

31,74±1,16

36,13±0,77'

34,27±1,52

31,71±1,46**

35,11±1,04

31,36±1,85*

Эх. %

3,31±0,98

3,88±0,42

5,30±1,72

5,69±0,99*

4,70±0,71

3,07±0,67

Стом. %

1,59±0,31

2,52±0,34

3,73±1,47

4,66±0,83**

2,58±0,38

6,02±1,01***

Дегенер. %

1,22±0,29

1,89±0,23

1,84±0,46

2,57±0,50

2,40±0,50

2,52±0,52

ИТ

0,63±0,03

0,84±0,03'''

0,91±0,11

0,87±0,07

0,85±0,04

0,77±0,04

ПКТ

3,05±0,52

2,84±0,21

3,23±0,57

2,43±0,34

2,49±0,26

2,53±0,38

Примечание. Достоверность различий в группах сравнения вне и во время беременности: ' - p<0,05; '' - p<0,01; ''' - p<0,001;

Достоверность различий с группой сравнения во время беременности: * - p<0,05; ** - p<0,01; *** - p<0,001.

Средняя концентрация гемоглобина в эритроците (MCHС) также достоверно снижена при анемических состояниях железонасыщенного характера и при ЖДА. Для ЖДА характерно достоверное более резкое повышение такого показателя как средняя толщина эритроцитов, при снижении среднего диаметра эритроцитов и сфероцитарного индекса в сравнении с группой контроля.

В связи с отсутствием в литературе достаточных данных по оценке трансформации эритроцитов у беременных женщин, проведены сравнительные исследования во всех наблюдаемых группах.

У женщин вне беременности, проживающих в условиях Приамурского региона, количество дискоцитов (62,13±1,26%), показатель компенсаторной трансформации – ПКТ (3,05±0,52) ниже, индекс трансформации – ИТ (0,63±0,03) выше, чем представлены рядом авторов (75,2±1,3%, 80,3±1,01%, 8,50±1,04, 0,33±0,04 соответственно). Отмечена тенденция к увеличению остальных разновидностей переходных (эхиноцитов, стоматоцитов), а также дегенеративных форм эритроцитов, особенно сфероцитов. Более выраженные нарушения со стороны трансформации красных клеток крови были у беременных женщин без проявлений анемических состояний: повышение ИТ – 0,84±0,03 (p<0,001), ПКТ имел тенденцию к снижению 2,84±0,21 (p>0,05) во время гестации на фоне достоверного снижения нормальных эритроцитов – дискоцитов до 55,67±0,72% (p<0,001). Изменение соотношения клеток определилось достоверным увеличением переходных форм эритроцитов за счет сфероидов.

При анализе показателей трансформации выявлено, что количество дискоцитов и переходных форм эритроцитов у беременных женщин при всех вариантах анемических состояниях оставалось сниженным. На фоне достоверно сниженного числа сфероидов при САА выявлено достоверное повышение эхиноцитов и менее выраженное, но достоверное повышение стоматоцитов, при ЖДА перераспределение в группе переходных форм представлено достоверным повышение только стоматоцитов. Такие изменения при различных вариантах анемических состояний можно назвать «трансформационным перекрестом» (рис. 1).




Рис. 1 Содержание эхиноцитов и стоматоцитов (так называемый «трансформационный

перекрест») при анемических состояниях у беременных женщин.


Тенденция к увеличению дегенеративных эритроцитов сохранялась за счет сфероцитов при всех вариантах анемических состояний, особенно при истинных анемиях САА и ЖДА.

Оценка ферродинамики в группах сравнения вне беременности и во время беременности показала, что достоверных отличий в содержании сывороточного железа, ферритина, ОЖСС, ЛЖСС и КНТ не отмечалось.Из биохимических показателей крови у беременных женщин группы сравнения было достоверно снижено содержание общего белка, повышены β-ЛП, но находились на субнормальном уровне.

Для анемических состояний оценка показателей ферродинамики имеет определяющее значение, как для диагностики, так и особенно для выбора терапии. В группе сравнения беременных женщин показатель сывороточного Fe соответствовал 21,45±0,48 мкмоль/л. Практически такое содержание было отмечено в группе женщин с ЛАС – 20,17±0,82 мкмоль/л и САА – 20,36±0,64 мкмоль/л. При железодефицитных состояниях выявлена достоверная разница в содержании сывороточного железа по сравнению с первой группой и с группами железонасыщенных анемических состояний. У беременных в группе сравнения (41,53±1,70 мкг/л), при ЛАС (38,75±3,12 мкг/л) и САА (40,89±3,14 мкг/л) содержание ферритина соответствовали принятой норме. Более чем в 2 раза зафиксировано снижение содержания ферритина при ЛДЖ – 15,75±1,57 мкг/л (p<0,001), при ЖДА – 12,85±1,48 мкг/л (p<0,001), повышение ОЖСС при САА – 69,05±2,43 мкмоль/л (p<0,01), при ЛДЖ – 67,10±2,28 мкмоль/л (p<0,05), более выраженое при ЖДА – 73,80±2,50 мкмоль/л (p<0,001). При обследовании беременных женщин выявлено снижение КНТ с 37,78±1,21% в группе сравнения, до 33,76±1,61% в группе с ЛАС (p>0,05), 31,84±1,55% в группе САА (p<0,01), до 24,38±1,36% (p<0,001) при ЛДЖ и самые низкие показатели при ЖДА 20,10±1,02 (p<0,001).

Учитывая имеющиеся изменения со стороны морфологии эритроцитов, определение некоторых показателей липидного обмена имеет большое значение, например: общий холестерин, как представитель нейтральных жиров и важный компонент клеточных мембран, и β-липопротеиды (β-ЛП), как липопротеины низкой плотности, АЛТ, АСТ. Несмотря на то, что содержание холестерина находилось на верхней границе общепринятых норм, было выявлено его достоверное повышение при скрытой форме дефицита железа ЛДЖ (p<0,01), более выраженное при истинных анемиях: САА (p<0,001) и ЖДА (p<0,001). Содержание β-ЛП в крови у беременных женщин, страдающих анемиями сидероахрестического (p<0,01) и железодефицитного (p<0,001) характера, достоверно выше, чем в группе сравнения . Анализ полученных данных при анемических состояниях и в группе сравнения показал повышение тимоловой пробы даже при ЛАС (p<0,05), более выраженное при анемиях: САА (p<0,001), ЖДА (p<0,001). При обследовании беременных женщин с анемическими состояниями нами получено достоверное снижение уровня АЛТ при САА (p<0,01), ЛДЖ (p<0,001), ЖДА (p<0,001).

Несмотря на ведущую роль железа в патогенезе анемических состояний, в литературе описаны нарушения других микроэлементов при данной патологии. Для уточнения их роли в формировании анемий была проведена оценка микроэлементного статуса крови у беременных женщин и представлены следующие результаты. Содержание Cu в сыворотке крови (табл. 2) у женщин вне беременности находилось в пределах нормы, в форменных элементах с учетом статистических колебаний в 2-3 раза ниже. У беременных женщин группы сравнения содержание Cu в сыворотке находилось на верхней границе нормы, но в сравнении с показателями женщин вне беременности результаты были достоверно выше. При анемических состояниях Cu сыворотки достоверно выше при САА, при ЛДЖ и более выражено при ЖДА. Практически у всех беременных женщин, включая группу сравнения и все формы анемических состояний, отмечалось снижение Cu в форменных элементах крови. Соотношение Cu в сыворотке к содержанию в форменных элементах у всех беременных женщин увеличилось в 1,4-1,7 раз по сравнению с группой вне беременности, что подтверждает компенсаторное увеличение элемента в сыворотке крови при беременности и низко сохраняющемся содержании в форменных элементах.

Определение Сo мотивировалось его участием в гемопоэзе. Содержание элемента в сыворотке крови в группе сравнения не отличалось от такового у женщин вне беременности. Достоверное снижение выявилось при ЛАС, более выраженное при явных анемиях независимо от характера ферродинамики. Показатели квартелей в этих группах также значительно ниже, чем в группах сравнения вне и во время беременности. В форменных элементах крови отмечена тенденция к повышению Co начиная с группы сравнения у беременных при ЛАС, ЛДЖ, ЖДА и достоверное повышение при САА. Представленные данные указывают на изменение соотношения между содержанием Co в сыворотке и форменных элементах непосредственно при анемиях, а именно снижение в жидкой части крови и повышении в клеточной составной, особенно при САА.

Необходимость определения Mn в крови обусловлена несколькими причинами. Во-первых, элемент стимулирует процессы гемопоэза, во-вторых, является активатором или составляющей частью центров ряда ферментов, в том числе и ферментов, участвующих в каталитическом цикле СРО, в-третьих, регион проживания обследуемых женщин, характеризуется высоким содержанием Mn в окружающей среде: в воде, почве, растениях. В связи с этим следует ожидать повышенное содержание данного элемента и в крови, что подтвердилось полученными результатами. У обследованных беременных без каких-либо изменений со стороны красной крови и ферродинамики отмечалось некоторое повышение Mn в сыворотке в сравнении с показателями группы женщин вне беременности. При анемических состояниях констатировалось достоверное увеличение содержания микроэлемента при всех формах анемий (ЛАС, ЛДЖ, САА, ЖДА). Верхняя граница показателей квартельной оценки данных подтвердила тенденцию повышения содержания Mn в сыворотке крови, особенно при железодефицитных состояниях. В форменной части крови при ЛДЖ содержание Mn оставалось на уровне группы сравнения, а при ЖДА – резко возрастало. ЛАС у беременных сопровождалось тенденцией к повышению Mn в форменных элементах, САА – достоверным повышением.

В ходе проведенных исследований было установлено, что во время беременности средние показатели содержания Se в сыворотке крови в 5-ти наблюдаемых группах достоверно не отличались (0,81-1,01 мкмоль/л).

^ Таблица 2

Содержание эссенциальных микроэлементов в крови у женщин вне и во время беременности






Гр. сравн. (n=177)

ЛАС

(n=51)

САА

(n=102)

ЛДЖ

(n=120)

ЖДА

(n=98)




M ± m

M ± m

M ± m

M ± m

M ± m

Cu s, мкмоль/л

23,49 ± 0,62***

25,55 ± 1,037

26,27 ± 0,755**

25,51 ± 0,715*

27,12 ± 0,758***

L Q- U Q

18,93 - 27,43

21,01 - 27,35

21,3 - 31,97

20,84 - 29,53

22,7 - 32,23

Cu e, мкмоль/л

6,67 ± 0,288

6,71 ± 0,534

7,4 ± 0,483

7,13 ± 0,362

6,56 ± 0,287

L Q- U Q

4,66 - 8,61

5,25 - 9,22

4,82 - 9,78

5,3 - 8,47

5,67 - 7,94

Cu s/Cu e

4,24 ± 0,289

4,5 ± 0,599

4,84 ± 0,669

3,95 ± 0,288

3,89 ± 0,202

L Q- U Q

2,56 - 5,3

2,95 - 5,39

2,44 - 5,46

2,44 - 4,72

3,1 - 4,59

Со s, мкмоль/л

0,27 ± 0,013

0,2 ± 0,028*

0,17 ± 0,021***

0,24 ± 0,016

0,13 ± 0,018***

L Q- U Q

0,2 - 0,33

0,1 - 0,27

0,04 - 0,25

0,17 - 0,31

0,02 - 0,2

Co e, мкмоль/л

1,03 ± 0,047

1,03 ± 0,067

1,45 ± 0,128***

1,24 ± 0,203

1,12 ± 0,091

L Q- U Q

0,8 - 1,2

0,76 - 1,17

0,87 - 1,81

0,73 - 1,4

0,72 - 1,36

Mn s, мкмоль/л

0,3 ± 0,018

0,41 ± 0,069*

0,37 ± 0,045

0,4 ± 0,044*

0,43 ± 0,073*

L Q- U Q

0,2 - 0,34

0,23 - 0,36

0,16 - 0,43

0,2 - 0,39

0,17 - 0,44

Mn e, мкмоль/л

1,12 ± 0,05

1,22 ± 0,144

1,57 ± 0,142***

1,11 ± 0,058

1,7 ± 0,139***

L Q- U Q

0,82 - 1,36

0,88 - 1,38

0,97 - 1,8

0,88 - 1,24

1,12 - 2,07

Se s, мкмоль/л

0,92 ± 0,078

0,81 ± 0,095

1,02 ± 0,099

1,0 ± 0,074

1,01 ± 0,1

L Q- U Q

0,64 - 1,15

0,65 - 0,97

0,54 - 1,21

0,7 - 1,21

0,63 - 1,23

Se e, мкмоль/л

1,66 ± 0,22

0,79 ± 0,362

0,55 ± 0,081***

1,25 ± 0,26

0,51 ± 0,066***

L Q- U Q

0,73 - 2,91

0,28 - 1,37

0,35 - 0,52

0,33 - 2,03

0,33 - 0,51

Se s/Se e

0,91 ± 0,286

1,85 ± 0,926

2,33 ± 0,499

1,51 ± 0,48

2,55 ± 0,424*

L Q- U Q

0,28 - 1,86

0 - 2,85

1,35 - 2,5

0,72 - 2,3

1,31 - 3,39



Примечание. s – содержание элемента в сыворотке крови,

e – содержание элемента в форменных элементах крови;

достоверность различий с группой сравнения: * - p<0,05; ** - p<0,01; *** - p<0,001;

LQ – HQ – нижний (25%) и верхний квартиль (75%).

Они соответствовали показателям нижней границы нормы по данным литературы или незначительно сниженными, что подтвердилось и квартельным анализом. Более значимым, на наш взгляд, является определение микроэлементов в форменных элементах крови. Данные исследования выявили снижение уровня Se относительно группы сравнения при ЛАС, при ЛДЖ и достоверно низкое содержание при САА и ЖДА. Соотношение между содержанием Se в сыворотке крови и форменных элементах выше при всех анемических состояниях, более выражено при ЖДА, что доказывает снижении элемента непосредственно в клетках крови. Более четкое представление по обеспеченности Se беременных женщин дал анализ процентного соотношения в каждой группе (рис. 2).





Рис. 2 Степень выраженности дефицита селена в крови (%)

у беременных женщин.


Отмечен дефицит селена в сыворотке крови у 65,9% обследованных женщин группы сравнения до 0,649±0,038 мкмоль/л, в форменных элементах крови у 33,3% человек и составил всего 0,521±0,072 мкмоль/л. При0%.5%, в форменных элементах -%, в форменных элементах - всего анемических состояниях изменения были более выражены. Дефицит селена при Fe-насыщенных состояниях усилился: количество женщин с недостатком элемента, начиная со стадии преданемии (ЛАС), увеличилось до 75,0% случаев по данным в сыворотке крови (0,709±0,057 мкмоль/л), до 66,7% женщин по количеству Se в форменных элементах (0,259±0,035 мкмоль/л) в сравнении с 1-й группой (65,9% и 33,3% соответственно). При САА недостаток Se в сыворотке крови (0,659±0,040 мкмоль/л) встречался у 51,4% беременных, при этом дефицит в форменных элементах крови (0,409±0,024 мкмоль/л) возрос до 90,3% обследованных. Такая же тенденция сохранялась и при Fe-дефицитных состояниях. Латентный дефицит железа сопровождался недостатком Se в 50,0% случаев и в сыворотке (0,714±0,052 мкмоль/л), и в форменных элементах крови (0,357±0,033 мкмоль/л). При истинных ЖДА число беременных с дефицитом Se в сыворотке крови (0,649±0,048 мкмоль/л) достигло 59,1%, в форменных элементах (0,398±0,026 мкмоль/л) 90,6%.

К малоизученным микроэлементам относится литий (Li). Одно из его основных действий является влияние на поддержание гомеостаза Na, K, Mg, Ca. Имеются сведения (Скальный А.В., Рудаков И.А., 2004, Панченко Л.Ф. и др.,), что он может изменять метаболизм жирового и углеводного обменов, выработку тиреоидных гормонов, активность СРО. Учитывая поставленные задачи по изучению влияния микроэлементов на состояние клеточных мембран эритроцитов и функциональная характеристика Li в организме, логично оценить его статус у беременных женщин. Особенностью микроэлементного статуса крови у женщин в период гестации было достоверное повышение Li при железонасыщенных анемических состояниях: при ЛАС в сыворотке крови, при САА в сыворотке и в форменных элементах. При ЛДЖ выявилась только тенденция к увеличению Li, ЖДА характеризовалась отсутствием различий по сравнению с группами вне беременности и группой сравнения во время беременности.

Особую тревогу вызывает дефицит йода, активно участвующего практически во всех обменных процессах организма матери и плода. В ходе проведенных исследований было установлено снижение среднего содержания йодидов крови во всех наблюдаемых группах (11,55-13,74 мкмоль/л) с более выраженной тенденцией при САА до 10,54±1,08 мкмоль/л. В группах сравнения как вне беременности, так и у беременных на ранних стадиях гестации без каких-либо изменений со стороны красной крови и ферродинамики достоверных различий в соотношении нормального (14,3-14,9%) и дефицитного (81,8-85,7%) содержания йодидов крови не обнаружено (рис. 3).




Рис. 3 Степень выраженности дефицита йодидов крови (%)

у женщин вне и во время беременности


Анализ степени выраженности недостаточности йода показал, что у беременных даже в группе сравнения нормальные показатели йодидов крови (20-50 мкмоль/л) отмечались лишь в 14,9% случаев. При анемических состояниях число женщин, не имеющих отклонений со стороны йодидов крови на момент обследования, в 1,5-1,7 раза, а при ЖДА в 4,4 раза меньше. Резко выраженную йодную недостаточность до 6,31-6,95 мкмоль/л испытывали 75,0% женщин с САА и 69,3% с ЖДА.

Участие изучаемых микроэлементов в патогенезе анемических состояний подтверждено корреляционным анализом. Наличие достоверных различной силы корреляционных связей между их содержанием в сыворотке, форменных элементах и показателями гемограммы, морфологии эритроцитов, ферродинамики, липидного и белкового обменов свидетельствуют о наличии нестабильности в функциональном состоянии системы эритрона при беременности, значительно выраженной при анемических состояниях у женщин, проживающих в экологических условиях Приамурья.

Таким образом, проведенные исследования убедительно подтвердили, что анемические состояния нельзя расценивать как нарушение метаболизма только железа, а дисбаланс других микроэлементов как последовательные изменения. Проживание беременных женщин в условиях биогеохимической провинции с недостатком I, Se, избытком Mn, Fe в окружающей среде способствовало развитию определенного микроэлементного статуса крови, подобного экологическим особенностям. Это позволяет с позиций доказательной медицины отнести анемические состояния к полимикроэлементозам и обосновать коррекцию выявленных нарушений.

Учитывая тот факт, что Приамурье относится к йоддефицитной провинции, важна оценка функционального состояния ЩЖ у беременных женщин, проживающих в регионе. Среди 278 обследованных женщин патология ЩЖ в целом выявлена у 29,6% беременных, что на 14,4% выше показателей жительниц Центральной России (Московская область) (Петрухин В.А., 2004). Среди патологии ЩЖ преобладал зоб (в 68,3% случаев), преимущественно 1-2 степени. Диффузные изменения были характерны для 75,6% случаев, узловые - для 15,6%, кистозные - для 4,4% беременных и в 2,2% случаев изменения носили смешанный характер. Содержание гормонов ЩЖ в группах сравнения вне и во время беременности показало, что в период гестации наблюдалось достоверное повышение Т3, Т4, снижение содержания СТ4. Анализ гормонального статуса крови у беременных женщин с анемическими состояниями выявил, что уровень свободного Т4 находился в пределах нормы и не зависел от форм анемических состояний. Наиболее активный гормон общий Т3 повышался, начиная с преданемических состояний, с максимальным подъемом при САА и ЖДА. Подобная тенденция отмечена и в содержании общего Т4. Определение ТТГ выявило его достоверное увеличение при САА, ЛДЖ, ЖДА относительно показателей группы сравнения. По данным ТТГ дана оценка активности ЩЖ у беременных в условиях Приамурского региона. Показатели ТТГ при САА расценивались как функциональный гипотериоз в 11,4% случаев, при ЛДЖ у 10% женщин, при ЖДА – у 12,8% человек. Гестационный транзиторный гипертиреоз также достаточно часто определялся на ранних сроках гестации в среднем у 19,1 % беременных и практически не зависел от формы анемий.

Таким образом, проведенные исследования показали, что женщины, проживающие в регионе с недостатком йода в окружающей среде, являются группой высокого риска по развитию йоддефицитных состояний и патологии ЩЖ. В большей степени это касается беременных с экстрагенитальной патологией (анемии, заболевания ЩЖ).

При анемических состояниях важное место в определении химических элементов отводится железу. Прежде всего, такая необходимость вызвана решением вопросов лечения и профилактики препаратами железа. Необоснованное их назначение может привести к его избыточному количеству в организме или повышенной к нему чувствительности, способствовать патологическому усилению свободно-радикальных процессов (СРП) и нарушению клеточных мембран эритроцитов.

Использование ХМЛ метода позволило определить, что у наблюдаемых беременных достоверно повышена интенсивность свободно-радикальных процессов (S сп.) и скорость образования и накопления перекисных радикалов (S ind.1) в группе сравнения и при железонасыщенных формах анемических состояний. Зарегистрировано значительное усиление СРО при железодефицитных анемиях скрытого и явного характера. Это сопровождалось достоверным увеличением гидроперекисей липидов (h1). Повышение показателя h2 свидетельствовало о снижении потенциальной способности или резистентности к перекисному окислению в этих же группах беременных. Ответной реакцией на происходившие свободно-радикальные процессы стало достоверное снижение показателей активности антиоксидантной защиты (S ind.2) при всех вариантах анемических состояний, особенно при дефиците железа. Обоснованным явилось и нарушение глутатионового звена СРП в условиях дефицита эссенциального микроэлемента селена, которое проявилось в снижении общего глутатитона и его фракций (восстановленного и окисленного), что следует расценить как функциональную недостаточность. При анемических состояниях процесс принимал более выраженный характер. Достоверно снижены общий и восстановленный глутатион при явных формах анемических состояний (САА и ЖДА), отмечена тенденция к снижению – при преданемиях и показателей окисленного глутатиона независимо от выраженности патологического процесса.

Нарушение СРП способствовало дестабилизации клеточных мембран эритроцитов. Выявленный дисбаланс микроэлементного статуса крови, усугубляя эти процессы, приводил к изменению формы и конфигурации эритроцитов, т.е. трансформации. Это явилось основой разработанного и предложенного способа ранней, доклинической диагностики воздействия избыточных доз или длительное воздействие малых доз микроэлементов, в том числе тяжелых металлов, обусловленных состоянием окружающей среды. Повышенная чувствительность мембран эритроцитов к тяжелым металлам является показателем нарушений системы эритрона на клеточном уровне. Полученные статистически достоверные показатели трансформации свидетельствовали о том, что во время беременности, протекавшей без каких-либо изменений со стороны крови, снижалось не только общее количество дискоцитов до 55,67±0,72 % по сравнению с женщинами вне беременности 62,13±1,26 % (p<0,001), но и их количество при воздействии металлов. У беременных с анемическими состояниями количество дискоцитов и дегенеративных форм эритроцитов при воздействии тяжелых металлов достоверно не изменялись в зависимости от форм заболевания. Снижение резервных способностей эритроцитов отражено в дисбалансе переходных форм клеток, достоверно выраженном при воздействии на них таких микроэлементов как Zn, Mn, Ni, Pb in vitro.Суммарным итогом чувствительности клеточных мембран эритроцитов явился рассчитанный коэффициент чувствительности (рис.4). Определена повышенная чувствительность мембран эритроцитов у беременных женщин к микроэлементам, относящимся к группе токсических: к свинцу в 59,4 – 86,7% случаев, к никелю - у 71,0 – 92,3% беременных. Несмотря на то, что марганец входит в группу эссенциальных элементов, количество женщин с повышенным коэффициентом чувствительности данному микроэлементу достаточно велико, особенно при ЖДА (81,8%).




Рис. 4 Показатели коэффициента повышенной чувствительности

эритроцитов к тяжелым металлам у беременных женщин (%)


Таким образом, у беременных женщин с анемическими состояниями, проживающие в условиях региона с дисбалансом микроэлементов в окружающей среде, выявлены изменения в виде клеточной патологии эритроцитарного пула гемопоэза. Определение коэффициента чувствительности эритроцитов к тяжелым металлам позволило не только доказать участие некоторых микроэлементов в формировании анемических состояний, но и обосновать дополнительные пути коррекции выявленных нарушений.

Оценка эффективности этиопатогенетической терапии

при анемических состояниях у беременных женщин

В последнее время и в России, и за рубежом при оценке эффективности лекарственных средств стало общепризнанным требование доказательств эффекта в ходе исследований, то есть использование принципов доказательной фармакотерапии. С учетом этого, эффективность в целом (общую) для медицинских исследований можно представить в виде формулы:

Эффективность общая = эффективность потребления блага (клиническая)+

эффективность экономическая + эффективность социальная

^ Оценка клинической эффективности

Проведена статистическая обработка и анализ эффективности комплексного лечения у 408 беременных женщин с различными формами анемических состояний, наблюдавшихся в течение всей беременности соответственно разработанным алгоритмам диагностики и коррекции.

Сложность решения вопроса о комплексной оценке эффективности лечения обычными методами у беременных женщин обусловлена тем, что при длительном до 7-8 месяцев и регулярном динамическом наблюдении могут изменяться результаты начатого лечения, варианты анемических состояний, требующих коррекции терапии. В связи с этим появилась необходимость в суммарном коэффициенте, который бы включал постановку диагноза по основным параметрам с учетом проводимого лечения за весь период беременности (интегральный бальный показатель - ИБП). Эффективность лечения оценивалась по 5 уровням. Положительный результат от полученного комплексного лечения соответствующего диагнозу, наблюдался у 53,6% женщин и достоверно отличался от группы беременных не получавших подобные комплексы - 11,4%. Средний ИБП в первом случае составил +0,64±0,06, во втором - он был отрицательным –0,69±0,21 (< 0,001). Используя доктрину доказательной фармакотерапии, обследованные нами женщины были разделены на группы в зависимости от диагноза и получаемого лечения. Первую группу (ЖДС – железодефицитные состояния) составили беременные с дефицитом железа (скрытого и явного), выявленного в течение всего периода гестации. Комплекс терапии состоял из обязательного приема препаратов железа, фолиевой кислоты, препаратов йода, селена. Дозы коррекции недостаточности микроэлементов соответствовали суточным потребностям. Во вторую группу (ЖНС – железонасыщенные состояния) вошли беременные с анемическими состояниями сидероахрестического характера. Вторая группа получала лечение в виде витаминно-энергетического комплекса (витамины группы В, фолиевая кислота) и дополнительного приема препаратов йода и селена. В третью группу (смешанную) вошли беременные, у которых за весь период гестации были диагностированы анемические состояния различного характера. Лечение назначалось соответственно выявленным нарушениям. Эффективность лечения оценивалась также по 5 уровням с расчетом ИБП. Средние величины ИБП достоверно отличались в группе получавших и не получавших предложенные нами схемы как при ЖНС (+1,38±0,17 и -0,78±0,46, p<0,01) и ЖДС (+0,47±0,09 и -0,69±0,24, p<0,01), так и при сочетании той и другой форм анемических состояний (+0,42±0,08 и -0,5±0,5, p<0,05).

Факт проживания наблюдаемых женщин в йоддефицитном регионе, выявленный дефицит йодидов крови у 91,6% беременных женщин, еще раз позволил доказать полиэтиологичность развития анемичных состояний в условиях конкретной экосистемы и отнести их к группе ЙДС, а также показал необходимость поиска новых обоснованных дополнительных методов коррекции выявленных нарушений. Нами использовался новый диетический (лечебно-профилакти-ческий) продукт, йодсодержащий природный энтеросорбент «Ламифарэн», разработанный и изготовленный из бурых водорослей Laminaria Japonica с использованием уникальной низкотемпературной технологии, разрешенный к применению (Санитарно-эпидемиологическое заключение №77.99.02.928.Д.006922.09.03 от 22.09.2003 г.).

Оценку эффективности лечения ЙДС осуществляли в двух группах беременных женщин. Первая группа включала 86 беременных, получавших комплексное лечение, соответствующее форме анемического состояния, препарат «Калия йодид – 200» или «Йодомарин» (фармацевтическая компания «Берлин-Хеми») и дополнительно продукт «Ламифарэн». Вторая группа состояла из 65 беременных, также получала комплексное лечение в зависимости от анемии и препарат «Калия йодид - 200». Контроль коррекции осуществляли путем определения активности йодидов в цельной крови. Каждая группа была разделена на подгруппы: контрольная, анемические состояния с дефицитом железа и без дефицита железа. В контрольной подгруппе при получении «Ламифарэна» отмечалось приближение содержания йодидов крови к нижней границе нормы (норма 20-50 мкмоль/л). У женщин данной подгруппы, не получавших продукт, зарегистрировано резкое снижение показателей: с 17,32±2,08 до 9,47±2,58 мкмоль/л (p<0,05). При анемических состояниях, сопровождающихся дефицитом железа, при дополнительном назначении «Ламифарэна» показатели йодидов крови стали соответствовать норме: до лечения 14,24±2,16 и после лечения 21,17±4,52 мкмоль/л (p<0,05). При отсутствии лечебно-профилактического продукта в комплексе лечения, недостаток йода в цельной крови компенсировался незначительно: 11,97±1,96 и 13,23±4,72 мкмоль/л (p>0,05). В подгруппе с анемическими состояниями сидероахрестического характера при дополнительном получении «Ламифарэна» отмечалось увеличение йодидов крови до 16,84±3,44 мкмоль/л (p>0,05). При приеме только препарат «Калия йодид – 200» выявлено снижение показателей в 2 раза: 12,32±2,23 и 6,15±1,79 мкмоль/л (p<0,05). Ссылаясь на проведенные исследования необходимо сказать, что в условиях йоддефицитных провинций назначение суточной потребности йода в виде 200 мкг не полностью решает вопрос коррекции дефицита йода у беременных женщин. Более эффективно дополнительное включение йодсодержащего продукта-энтеросорбента «Ламифарэна» в комплексное лечение ЙДС.

^ Оценка фармако-экономической эффективности

Согласно стандартам (Шевченко Ю.Л., 2002, Габитов С.З., 2006) фармако-экономическая эффективность (ФЭЭ) оценивается по коэффициенту (К), вычисляемому по формуле: К = стоимость лечения/клинический эффект лечения. Подобный расчет в наших исследованиях не представлялся возможным. Это связано с тем, что клинический эффект проводился не по изменению одного параметра, а учитывались несколько показателей в течение всего периода наблюдения. Рассчитана стоимость схем лечения на 1 день для различных форм анемических состояний, а также стоимость курсового лечения за период наблюдения. Для анализа фармако-экономической эффективности согласно стандартам и с учетом интегральной оценки нами был введен коэффициент экономической эффективности терапии (КЭЭТ). Коэффициент позволил рассчитать эффективные затраты для предлагаемых нами алгоритмов лечения (при ЖДС – 909,4 руб., при ЖНС – 1160,2 руб., в группе беременных, получавших ферро- и витаминотерапию – 812,1 руб.). Достоверно ниже оказались эффективные затраты при традиционных, наиболее часто используемых в практике схемах терапии (при ЖДС –106,2 руб., при ЖНС – 153,3 руб., в группе беременных, получавших ферро- и витаминотерапию – 345,0 руб.) (рис. 5).

Из представленных данных следует, что общая курсовая стоимость предлагаемых нами схем не значительно превышала обычное лечение, при этом эффективность затрат была достоверно выше, особенно при ЖНС.

^ Оценка социальной эффективности

Эффективность социальная в медицинском смысле – это изменение уровня заболеваемости изучаемой патологии, на которую направлены методы профилактики и лечения. В данном случае предметом обследования и лечения были дефицитные состояния (анемические, в том числе железодефицитные, йод- и селендефицитные) у беременных женщин, наблюдавшихся на базе женской консультации №2 г.Хабаровск с 2001 г. по 2006 г.





Рис. 5 Общая стоимость и эффективные затраты при предлагаемых и «традиционных»

схемах лечения у беременных с различными формами анемических состояний.


Для оценки социальной эффективности нами проведен сравнительный анализ показателей частоты анемических состояний в динамике за эти годы (рис. 6).




Рис. 6 Частота анемий у беременных женщин, наблюдавшихся в ЖК № 2


Полученные данные показали постепенный плавный спад частоты анемических состояний с 62,4 % в 2001 году до 19,8% в 2006 году. Одним из обобщающих показателей, характеризующих социальную эффективность, явился уровень абсолютного прироста (или убыли) частоты анемических состояний за период наблюдения в сравнении с другими женскими консультациями города. Из 11 лечебных учреждений такого же профиля в 3-х – наблюдался абсолютный прирост частоты анемических состояний у беременных женщин от 6,7 до 8,3. У остальных зафиксирована убыль, свидетельствующая о положительных результатах мероприятий, проводимых в данном направлении. Однако наиболее выраженный эффект получен в женской консультации №2 – (-42,6), превышающий общегородской показатель (-8,7) в 4,9 раза.

Таким образом, использование патогенетически обоснованных схем лечения различных форм анемических состояний (ЖДС, ЖНС, смешанная группа) у беременных в условиях определенного микроэлементного дисбаланса в окружающей среде и в крови женщин способствовало повышению качества терапии при данной патологии. Уровень общей эффективности, как важнейшей характеристики качества системы и качества решений, представлен положительными результатами клинической, фармако-экономической и социальной эффективности.

Определение информативности показателей эритрона у беременных

женщин и прогностические расчеты риска реализации патологии у детей

Для оценки состояния здоровья детей с позиций клинико-диагностичес­кой информативности показателей функционального состояния эритрона у женщин в период гестации на основе данных, сгруппированных по срокам беременности, были выявлены репрезентативные факторы для прогнозирования и создания медико-математической модели соматической патологии у детей с уровнем достоверности p ≤ 0,05 для каждой из сформированных групп.

На основе выявленных отклонений в некоторых показателях эритрона и проведенного статистического анализа, были просчитаны прогностические сценарии развития патологии у детей в возрасте от 0 до 6 месяцев и от 6 месяцев до 1 года. Учитывая регулярное наблюдение за беременными, коэффициенты и расчет дискриминантной функции проводились в ранние периоды обследования женщин и в динамике, что позволило сделать заключение в виде благоприятного и неблагоприятного прогноза наиболее часто встречающейся нозологии у детей раннего возраста.

Расчет суммарного коэффициента прогноза (СКП) у женщин во время беременности предоставил возможность детализировать оценку реализации патологических процессов у детей первого года жизни, в том числе и при ЖДС, по степеням: минимальная (СКП=0-0,25), низкая (СКП=0,25-0,50) и высокая (СКП > 0,50). При значениях СКП приближенных или равно 1 – вероятность развития ЖДС наиболее высокая и определялась с точностью 74,1-100,0 % в зависимости от срока беременности и возраста ребенка (табл. 3), для которого производился расчет.

Проведенные исследования и полученные данные стали основой для разработки прикладных медико-математических моделей, которые обеспечили решение проблем по прогнозу не только ЖДС, но и наиболее часто встречающейся патологии в наблюдаемой группе детей (табл. 4): атопический дерматит, микробиоценоз кишечника, дисплазия тазобедренных суставов, кривошея.

Исходя из полученных данных, следует сделать вывод, что для улучшения здоровья будущего ребенка беременная женщина должна быть обследована на ранних сроках гестации и в динамике в полном предлагаемом объеме с расчетом прогностических сценариев для наиболее часто встречающейся патологии с точностью до 72,5-100%.

^ Таблица 3

Информативность расчета прогнозов развития для ЖДС у детей первого года жизни (%)



Нозология и

возраст у детей

Наблюдение

при берем-ти

Репрезентативные

признаки

Инф

-ть %

ЖДС

(0-6 мес.)

Поступление


Динамика 1


Динамика 2

триместр, моноциты, время свертывания, Кчм-Mn,

ПСМ-Mn, Mn s, возраст матери, ферритин, переходные формы,

деструктивные формы-Ni, ПКТ-Ni,

белок общ., S sp

дискоциты-Zn, дискоциты-Pb, ИТ-Zn, ИТ-Pb, ОЖСС, сахар, I

91,7


95,0


100,0

ЖДС

(6-12 мес.)

Динамика 1


Динамика 2

эозинофилы, длительность

кровотечения, тимоловая проба,

холестерин, сфероиды-Zn, стоматоциты-Zn, стоматоциты-Ni, стоматоциты-Pb, ВЛ-протеиды, глутатион общ.

74,1


76,5


^ Таблица 4

Информативность расчета прогнозов развития для отдельных нозологий


у детей первого года жизни (%)


Нозология и

возраст у детей

Наблюдение

при берем-ти

Репрезентативные

признаки

Инф

-ть %

Атопический

дерматит

Поступление

Динамика 2

ПКТ-Ni, Cu s, Cu s/Cu e

ПКТ-Mn, белок общ., I, глутатион вос.

72,5

87,5

Микробиоценоз

кишечника

Поступление


Динамика 2

Hb, эхиноциты-Zn, дегенеративные- Pb, сфероциты-Mn, ПКТ-Mn, Hb, Er, Ср.конц.Hb,

дискоциты спонт., ПСМ-Zn,

переходные формы, дегенеративные формы-Zn, ИТ спонт.

82,2


75,8

ДТБС

Динамика 1

Hb, дегенеративные формы, ОЖСС, белок общ., Pb s, S sp, S ind 1, h 1, S ind 2, h 2

96,7

Кривошея

Поступление


Динамика 1

ПСМ-Zn, ПСМ-Mn, Кчм-Ni, эхиноциты/стоматоциты, Pb e, глутатион общ., глутатион вос., Fe s, стоматоциты спонт., Pb e, S sp, S ind 1, S ind 2, h 2,

глутатион общ., глутатион вос.

91,7


80,95


Оценка состояния здоровья детей раннего возраста в зависимости от форм анемических состоянийу матерей во время беременности

Оценка состояния здоровья детей, рожденных от матерей с различными формами анемических состояний во время беременности, проводилась в возрастные сроки 1, 3, 6, 9 месяцев и в 1 год. Сравнивались 3 основные группы детей, рожденных от матерей, перенесших ЖНС, ЖДС и от матерей со смешанным вариантом анемических состояний, с группой детей, матери которых страдали анемиями и не получали разработанный нами комплекс терапии.

Физическое развитие оценивалось центильным методом с определением соматотипа, гармоничности и представлено в таблице 5.

При анализе данных были выявлены достоверные различия результатов у детей основных групп и группы сравнения (рис. 7). Из этого следует, что дети, матери которых не получали разработанное нами комплексное лечение, (группа сравнения), чаще имели нарушения физического развития в виде дисгармоничного, за счет макро- или микросомии.

^ Таблица 5

Физическое развитие детей до 1 года (%)




Возраст

детей


Признаки

у детей

Анемические состояния у беременных


Группа сравнения

n=30

ЖНС

n=13

ЖДС

n=42

Смеш. группа

n=31

3 мес.

Макросомия

7,1

4,8*

6,5

20,0




Мезосомия

78,6

80,9

90,3*

66,7




Микросомия

14,3

14,3

3,2

13,3




Гарм.

100,0

97,6

100,0

90,0




Дисгарм.

0

2,4

0

10,0

6 мес.

Макросомия

0

16,7

12,9

20,0




Мезосомия

76,9

69,0

83,9**

50,0




Микросомия

23,1

14,3

3,2**

30,0




Гарм.

92,3

90,5

93,5

76,7




Дисгарм.

7,7

9,5

6,5

23,3

9 мес.

Макросомия

7,7

9,8

12,9

20,0




Мезосомия

76,9*

70,7*

83,9***

43,3




Микросомия

15,4

19,5

3,2***

36,7




Гарм.

92,3

90,2

90,3

76,7




Дисгарм.

7,7

9,8

9,7

23,3

1 год

Макросомия

7,7

2,6*

3,6*

20,0




Мезосомия

76,9*

81,6**

89,3**

43,3




Микросомия

15,4

15,8

7,1**

36,7




Гарм.

92,3

97,4

89,3

76,7




Дисгарм.

7,7

2,6**

10,7

23,3

Примечание. Достоверность различий с группой сравнения:

* - p < 0,05; ** - p < 0,01; *** - p < 0,001.




Рис. 7 Мезосоматический тип физического развития у детей до 1 года (%) в зависимости

от форм анемических состояний у матерей во время беременности


Направленность и тенденции таких нарушений сохранялись во всех группах и исследуемых возрастных периодах на протяжении первого года жизни. Достоверно значимые результаты получены у детей в 9 и 12 месяцев от матерей с ЖНС и ЖДС во время беременности. При лечении беременных препаратами железа и витаминными комплексами (смешанная группа) число детей с мезосоматическим и гармоничным типом физического развития достоверно выше в течение всего первого года жизни. Дана обобщенная характеристика детей раннего возраста (табл. 6) по оценке нервно-психического развития (НПР). Из чего следует, что процент детей с нормальным НПР выше, а в группах ЖДС и смешанной достоверно выше (p< 0,01, p< 0,05), чем в группе сравнения на первом году жизни.

^ Таблица 6

Оценка НПР у детей раннего возраста (%) в зависимости от форм анемических


состояний у матерей во время беременности


Возраст

детей

Признаки

у детей

Анемические состояния у беременных

Группа сравнения

ЖНС

ЖДС

Смеш. группа

До 1 года

n=116

n=13

n=42

n=31

n=30




Норма

76,9

80,9**

80,6*

50,0




Задержка

15,4

16,7

19,4

36,7




Опережение

7,7

2,4

0

13,3

1 – 2 года

n=111

n=13

n=37

n=31

n=30




Норма

69,2

81,1*

80,7*

53,3




Задержка

23,1

10,8***

16,1**

46,7




Опережение

7,7

8,1

3,2

0

2 – 3 года

n=87

n=13

n=22

n=22

n=30




Норма

92,3

90,9

100,0

86,7




Задержка

0

4,55

0

13,3




Опережение

7,7

4,55

0

0


Соответственно в группе сравнения число детей с задержкой НПР превышало показатели в наблюдаемых группах в 1,9-2,4 раза. На втором году жизни не только сохранялась такая же тенденция, но и имело место более выраженное соотношение показателей задержки НПР в основных группах и группе сравнения (2,0 – 4,3 раза) и повышение числа детей с опережением НПР. Достоверных изменений на 3-ем году жизни не выявлено, хотя направленность нарушений оставалась.

Оценка общей двигательной активности у детей, рожденных от женщин с анемическими состояниями во время беременности представлена в таблице 7.

У большинства наблюдаемых нами детей возраст удерживания головы в вертикальном положении приходился на конец 1-го и 2-й месяцы жизни, что свидетельствовало о хорошей двигательной активности. Дети, матери которых перенесли во время беременности ЖНС и ЖДС, стали сидеть самостоятельно достаточно рано: в 5-6 месяцев в 53,8% и 56,1% соответственно. В группе детей от матерей со смешанными формами анемий данный показатель выше и составил 75,9%. Такая же тенденции сохранилась в навыках стоять самостоятельно. Число детей, которые начали самостоятельно ходить раньше предполагаемого срока (9-10 месяцев) и в срок (11-12 месяцев) оказалось практически одинаковым во всех группах. Сопоставляя полученные данные с группой сравнения, очевидно, что общая двигательная активность проявляется в более раннем возрасте у тех детей, матери которых получали адекватную форме анемического состояния терапию (ЖНС, ЖДС), особенно у детей в смешанной группа.

^ Таблица 7

Оценка общей двигательной активности у детей (%),


рожденных от женщин с анемическими состояниями во время беременности



Признаки

у детей


Возраст

детей

Анемические состояния у беременных


Группа сравнения

n=30

ЖНС

n=13

ЖДС

n=42

Смеш.группа n=31

Держит голову

1 мес.

53,8**

45,2**

51,6**

13,3




2 мес.

46,2

50,0

45,2

66,7




3 мес.

0

4,8*

3,2*

20,0

Сидит

5-6 мес.

53,8

57,1

77,4*

50,0




7-8 мес.

46,2

42,9

22,6*

46,7




> 8 мес.

0

0

0

3,3

Стоит

7-8 мес.

76,9

78,6

90,3*

66,7




9-10 мес.

23,1

21,4

9,7*

33,3

Ходит

9-10 мес.

53,8

47,6

45,2

50,0




11-12 мес.

46,2

50,0

48,4

43,3




> 12 мес.

0

2,4

6,4

6,7




оставить комментарий
страница2/3
Дата15.10.2011
Размер0,85 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх