Бинарная оппозиция «любовь / ненависть» в разносистемных языках: лингвокультурологический аспект (на материале русского, английского и кабардино-черкесского языков) 10. 02. 19 теория языка icon

Бинарная оппозиция «любовь / ненависть» в разносистемных языках: лингвокультурологический аспект (на материале русского, английского и кабардино-черкесского языков) 10. 02. 19 теория языка



Смотрите также:
Оценочная категоризация действительности в пословичной картине мира (на материале...
Когнитивное моделирование этимологических гнезд в разносистемных языках (на материале...
Экспериментально-теоретическое исследование восприятия звукоподражаний в разносистемных языках...
Соматизмы в разносистемных языках: семантико-словообразовательный и лингвокультурологический...
Соматизмы в разносистемных языках: семантико-словообразовательный и лингвокультурологический...
Парадигмальность метафоры как когнитивного механизма (на материале кабардинского...
Лингвокультурологический аспект обучения русскому языку в условиях формирования...
Модальность научно-педагогического текста (на материале английского и русского языков) 10. 02...
Функционально-семантические особенности глаголов движения (на материале разносистемных языков)...
Диссертации по фонетике речи...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
Прагмалингвистический аспект перевода общественно-политических текстов (на материале английского...



скачать
На правах рукописи


ХУТОВА ЭЛЬМИРА РУСЛАНОВНА


БИНАРНАЯ ОППОЗИЦИЯ «ЛЮБОВЬ / НЕНАВИСТЬ»

В РАЗНОСИСТЕМНЫХ ЯЗЫКАХ:

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

(на материале русского, английского

и кабардино-черкесского языков)


10.02.19 - теория языка


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Нальчик 2008


Работа выполнена в ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»


^ Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Бижева Зара Хаджимуратовна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Габуниа Зинаида Михайловна


кандидат филологических наук, доцент

^ Хабекирова Зарема Схатбиевна


Ведущая организация: Северо-Осетинский

государственный университет


Защита состоится 24 декабря 2008 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.212.076.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).


Автореферат разослан ноября 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Щербань Г.Е.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Реферируемая диссертационная работа выполнена в русле лингвокультурологических исследований и посвящена анализу эмоциональных концептов «любовь» и «ненависть» в разносистемных языках.

^ Актуальность тем диссертационного исследования состоит в следующем: 1) проблема языковой концептуализации эмоций в различных лингвокультурах мало исследована, а в кабардино-черкесском языке лишь обозначена; 2) любовь и ненависть являются одними из ключевых концептов, характеризующих внутренний мир человека; анализ данных концептов в различных лингвокультурах позволит выявить универсальность и специфичность восприятия действительности носителями разных языков, что, в свою очередь, углубит адекватную трактовку языковой картины мира.

Лингвокультурологический анализ рассматриваемых концептов, предлагаемый в данном исследовании, будет способствовать определению особенностей русского, английского и адыгского языкового сознания.

Объектом данного исследования являются концепты «любовь» и «ненависть» в русской, английской и адыгской лингвокультурах.

Предмет исследования - языковая концептуализация любви и ненависти в русской, английской и адыгской лингвокультурах.

Цель исследования заключается в том, чтобы выявить особенности концептуализации бинарной оппозиции «любовь / ненависть» в таких разносистемных языках, как русский, английский и кабардино-черкесский. Исходя из указанной цели, в диссертации ставятся следующие исследовательские задачи: 1) обобщив опыт отечественных и зарубежных ученых, выделить и охарактеризовать подходы к изучению лингвокультур, а также дать определение понятию «эмоциональный концепт» как виду культурных концептов; 2) провести лингвокультурологический анализ концептов «любовь» и «ненависть» в русском, английском и кабардино-черкесском языках; 3) определить универсальные и специфичные признаки в функционировании исследуемых концептов в анализируемых лингвокультурах.

Материалом для исследования послужили лексические, фразеологические и паремиологические единицы рассматриваемых языков, извлеченные из текстов художественных произведений, а также различных словарей (этимологические, толковые, переводные, синонимические, фразеологические, словари сочетаемости слов), сборники пословиц и поговорок. Фактический материал составил около 1700 единиц.

^ Методы исследования. Так как лингвокультурология является междисциплинарной отраслью науки, в диссертации представляется наиболее целесообразным использование комплексной методики исследования. В работе используются описательный и семантический методы исследования, а также элементы этимологического, концептуального, контекстуального и когнитивного анализа.

^ Изученность проблемы. Для исследования выбрана бинарная оппозиция «любовь / ненависть», так как до недавнего времени концепт «ненависть» практически не входил в орбиту внимания лингвистов. Впервые Е.Ю.Балашова в своем диссертационном исследовании «Концепты любовь и ненависть в русском и американском языковых сознаниях» [Саратов, 2004] рассматривает концепт «ненависть» как бинарную оппозицию концепта «любовь». Однако данные концепты рассматриваются автором в контексте ассоциирования на базе языкового сознания русских и американских информантов.

Ряд исследователей затрагивают проблему функционирования концепта «любовь». Например, С.Г.Воркачев сопоставляет образы любви на базе русского и испанского языков («Культурно-языковая специфика концепта любви в русском и испанском языках: опыт этносемантического анализа») [Краснодар, 1997], Л.Е.Вильмс - на базе русского и немецкого языков («Лингвокультурологическая специфика понятия «любовь» (на материале русского и немецкого языков)») [Волгоград, 1997], Е.Е.Каштанова исследует смысл концепта «любовь» в текстах рок- и поп-культуры («Лингвокультурологические основания русского концепта «любовь» (аспектный анализ)») [Екатеринбург, 1997] и другие.

В настоящей работе исследование бинарной оппозиции «любовь / ненависть» в трех лингвокультурных традициях позволяет выявить универсальное и специфичное в их функционировании.

^ Научная новизна исследования состоит в том, что в работе впервые рассматривается бинарная оппозиция «любовь / ненависть» в таких разносистемных языках, как русский, английский и кабардино-черкесский. Исследование концептов «любовь» и «ненависть» в данных лингвокультурах позволяет установить общие и специфические характеристики данных концептов на материале лексико-семантической, фразеологической, паремиологической систем с учетом особенностей выражения любви и ненависти в художественных текстах.

^ Теоретическая значимость работы заключается в том, что исследование языкового обозначения эмоциональных концептов в разносистемных языках способствует более глубокому изучению природы языковой картины мира, что предопределяет дальнейшее развитие лингвокультурологии в целом. Анализ концептов «любовь» и «ненависть» позволяет выявить специфические черты национально-языкового сознания.

^ Практическая ценность настоящего исследования состоит в том, что собранный материал и результаты исследования могут способствовать повышению уровня знаний в области лингвокультурологии. Результаты диссертации могут использоваться в учебном процессе на спецкурсах по лингвокультурологии, а также при написании студентами курсовых и дипломных работ. Кроме того, материалы исследования могут быть применены в лексикографической практике при составлении словарей концептов.

Гипотеза данной работы заключается в том, что концепты «любовь» и «ненависть» представляют собой бинарную оппозицию, которая является универсальной, так как встречается во всех языках, но она находит различные способы выражения в них, имеет определенную структуру, частично совпадающую в русском, английском и кабардино-черкесском языках и в языковом сознании разных групп общества. Рассматриваемые концепты обладают как универсальными, так и этноспецифическими характеристиками.

^ Теоретическую базу исследования концептуализации анализируемых в диссертации эмоциональных концептов составляют следующие основные положения:

  1. язык и культура взаимодетерминированы;

  2. концепт является базовым понятием лингвокультурологии;

  3. анализ концептов «любовь» и «ненависть» способствует пониманию природы эмоциональных концептов.

^ Методологическая база исследования - труды отечественных и зарубежных авторов по лингвокультурологии и общей теории языка: Ю.Д.Апресяна, А.Вежбицкой, С.Г.Воркачева, В.В.Воробьева, В.З.Демьянкова, В.И.Карасика, Н.А.Красавского, Е.С.Кубряковой, Ю.С.Степанова, И.А.Стернина, В.Н.Телия, З.Х.Бижевой, А.И.Геляевой и многих других.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Эмоциональные концепты - специфическая разновидность лингвокультурных концептов, эксплицирующих фрагменты языковой картины мира, отражающие эмоциональную когницию действительности.

2. Концепты «любовь» и «ненависть» представляют собой бинарную оппозицию, так как их взаимодетерминированность отражена на разных уровнях репрезентации в лингвокультурной традиции.

3. Концептуализация любви и ненависти в русском, английском и кабардино-черкесском языках подтверждает как универсальность их репрезентации в соответствующих языковых картинах мира, так и специфичность, предопределенную особенностями этнического языкового сознания.

^ Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были изложены на региональной научной конференции «Проблемы развития языков и литератур народов Северного Кавказа» (Нальчик, 2004), в сборнике научных трудов молодых ученых (Нальчик, 2005), межвузовском сборнике научных трудов, посвященном 130-летию Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета «Технологии совершенствования подготовки педагогических кадров: Теория и практика» (Казань, 2006), межвузовском сборнике научных трудов «Научно-методическое обеспечение преподавания иностранных языков на неязыковых факультетах в свете теории и практики межкультурной коммуникации» (Майкоп, 2007), в научном журнале «Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН» (Нальчик, 2008). В том числе опубликована статья в Вестнике Адыгейского государственного университета, который включен в перечень ведущих научных изданий, рекомендованных ВАК (Майкоп, 2008). Отдельные этапы и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры истории языка и сравнительного славянского языкознания и лингвистического семинара Института филологии Кабардино-Балкарского государственного университета. По материалам диссертации опубликовано 6 работ.

^ Структура работы предопределена целью и содержанием исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списка словарей и источников, а также списка сокращений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении определяются объект, предмет, цель и задачи диссертационного исследования, обосновываются актуальность и научная новизна работы, определяются положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, а также дается описание материала и методов исследования.

В первой главе - «Теоретические основы исследования лингвокультуры» - излагаются теоретические и методологические положения, на которых построено исследование. В ней рассматриваются проблемы изучения взаимоотношения языка и культуры, основные понятия лингвокультурологии: языковая картина мира, концепт.

Язык является конститутивным признаком человека и этноса в целом. Он тесно связан с культурой: он происходит из нее и выражает ее. Более того, язык является орудием создания, развития и хранения культуры (в виде текстов) и вместе с тем - ее частью. На основе этой идеи на рубеже тысячелетий возникает новая наука - лингвокультурология.

Лингвокультурология - это комплексная научная дисциплина, которая исследует взаимодетерминированность языка и культуры в процессе их функционирования. Она изучает национально-культурную семантику языковых единиц во всей полноте их содержания, в степени, максимально приближенной к их пониманию носителями данного языка и данной культуры.

Объект исследования лингвокультурологии - взаимодействие языка, который передает культурную информацию, и человека, который создает эту культуру с помощью языка; предмет исследования - часть объекта в виде языковых единиц, обобщающих результаты человеческого сознания, запечатленных в легендах, мифах, фольклорных и религиозных дискурсах. Целью лингвокультурологии является изучение способов, которыми язык воплощает, хранит и передает культуру.

Задача лингвокультурологии - исследование взаимосвязи языка и культуры, языка и этноса, языка и менталитета.

Являясь продуктом антропоцентрической парадигмы, лингвокультурология исследует мыслительные, культурные и психические особенности языковых личностей представителей разных этносов. Именно это позволяет выявить особенности культурных ценностей, специфику духовного, внутреннего мира представителей определенного этноса, менталитета этноса в целом.

Язык, культура и этнос неразрывно связаны между собой. При этом язык, являясь главной формой отражения и выражения этнической культуры, служит важнейшим орудием познания духовной культуры нации. Язык есть ценнейший источник формирования и проявления ментальности народа, через него культура сохраняется и передается другим поколениям. Взаимосвязь языка и культуры является неразрывной и многообразной. Их взаимоотношения следует рассматривать как отношения части и целого. Естественный язык - и компонент культуры и ее орудие.

Конкретный естественный язык по-своему членит мир, т.е. у каждого языка свой способ концептуализации мира. Иначе говоря, у каждого языка есть своя особая картина мира. В этом и проявляется специфически человеческое восприятие мира, которое запечатлено в языке.

В этническом языковом сознании отражается соответствующая картина мира. В главе излагаются теоретические подходы к рассмотрению языковой картины мира - одного из базовых понятий лингвокультурологии.

Языковая картина мира есть образ, который запечатлен в семантических единицах языка и речи, соотносительный с теми представлениями о мире, которые характеризуют все добытые тем или иным способом знания и опыт взаимодействия человека с ними. Таким образом, языковая картина мира является способом представления, закрепления, хранения всей информации о мире, которой располагает тот или иной народ-носитель языка.

В данной главе нам представляется целесообразным выделение понятий «языковая картина мира» (ЯКМ) и «концептуальная картина мира» (ККМ), т.к. ЯКМ выражает ККМ языковыми средствами (вербально). ККМ представляет собой гораздо более широкое понятие, чем ЯКМ, так как в ее формировании участвуют разные типы мышления, в том числе и невербальные.

В ЯКМ менталитет этноса актуализируется в «ключевых» культурных концептах, вербализованных в символических образах, которые отражают ментальное представление носителей языка об окружающем мире.

Лингвокультурный подход к пониманию концепта заключается в том, что концепт признается базовой единицей культуры, ее концентратом.

Достаточно долгое время термин «концепт» используется учеными, которые работают в русле когнитивной лингвистики (А.Вежбицкая, Ю.С.Степанов и др.). Но до настоящего времени этот термин не получил единого определения. В работе предпринимается попытка представить и проанализировать подходы некоторых лингвистов к изучению концепта, который, являясь ментальной единицей, содержит языковые и культурные знания, представления, оценки. Концепт постоянно претерпевает изменения: в его сферу могут входить все новые фоновые концепты, может изменяться стандартный набор ситуации.

В настоящей главе термины «концепт» и «понятие» разграничиваются, так как являются терминологическими элементами разных наук. Понятие относится к мыслительной, интеллектуальной человеческой деятельности; оно характеризуется опосредованным и обобщенным отражением реальности. Концепт же, включая в себя эмоции, чувства, ощущения, символы, образы, может появляться, минуя мыслительные логические операции.

Обобщая точки зрения на концепт, мы можем констатировать, что он понимается нами как единица коллективного сознания (отправляющая к высшим духовным ценностям), имеющая выражение в языке и отмеченная этнокультурной спецификой.

Вторая глава - «Эмоциональный аспект картины мира» - посвящена эмоциональным концептам, которые являются специфической разновидностью лингвокультурных концептов, эксплицирующих фрагменты языковой картины мира, отражающие эмоциональную когницию действительности.

Исследование эмоций занимает значимое место как в психологии, так и в лингвистике. В качестве предмета исследования лингвистики эмоции рассматриваются в работах В.И.Шаховского, Ю.Д.Апресяна, В.Ю.Апресяна, Л.Е.Вильмса, Л.Г.Бабенко, Н.А.Красавского, A.Foolen, R.Dirven, M.Osmond и др., которые указывают на сложность изучения чувственной сферы языкового пространства, обусловленную нечеткостью вербализации ее фрагментов.

В ходе изучения различных взглядов лингвокультурологов на концепт и эмоциональный концепт в частности мы приняли следующее определение ЭК: это высокоабстрагированная единица языкового сознания, которая выполняет функцию метапсихической регуляции и отражает опыт интроспекции этноса в виде представлений об эмоциональных переживаниях.

Классификация эмоций - одна из сложнейших проблем современной общей психологии, которая до настоящего времени остается не до конца решенной. Эмоции концептуализируются языком как первичные, базисные и вторичные. Отечественные и зарубежные ученые называют разное количество базисных эмоций, но почти все они причисляют к ним страх, радость, печаль, гнев, злость. Нам представляется уместным отнести к этому списку и рассматриваемые в диссертации эмоции.

В данной главе осуществляется также анализ концептов «любовь» и «ненависть» в историко-культурном и философском аспектах.

Современная философия определяет такое глубокое чувство, как любовь в контексте интимной устремленности на другую личность, человеческую общность или идею. Сложность этого явления определяется тем, что в нем пересеклись противоположности биологического и духовного, интимного и общезначимого, личностного и социального.

Античная типология видов любви, до сих пор считающаяся классической, выделяет такие виды любви, как эрос (любовь-страсть), филиа (любовь-дружба), агапэ (любовь к ближнему), сторгэ (любовь-привязанность, особенно семейная).

Как можно видеть из небольшого экскурса в историю древних цивилизаций, в разные эпохи было различное понимание природы эмоционального концепта «любовь». В античности предпочтение отдавалось духовной (душевной) любви; римляне культивировали физическую любовь; христианство усмотрело в любви сущность своего Бога; в средние века любовь приближает человека к познанию Бога (Бог есть любовь); в эпоху Возрождения любовь понимается как гармоничное единство природного и божественного; в конце XVIII в. зарождается романтическая любовь, которой преодолевается страстная любовь. По И.Канту, любовь является моральной обязанностью и потому выступает как категория аксеологии. Для Шелера любовь - принципиальное ценностное основание бытия человека. В дальнейшем намечается очевидная тенденция к биофизиологизации (З.Фрейд). Любовь, по В.С.Соловьеву, - это отношение полного взаимодействия и общения, отношение полного и постоянного обмена, утверждения себя в другом. П.А.Флоренский отрицал существование любви вне Бога. В современную эпоху глобализации на смену романтической любви приходит так называемая конфлюентная любовь, т.е. текучая, преходящая (Э.Гидденс).

Анализ различных направлений философской мысли о понятии любви позволил выделить следующие параллели, которые определяют основные идеологические направления в понимании любви:

1. Любовь-Бог, где любовь есть Божественное благо, чувство, которое связано с духовной организацией человека; любовь понимается как святыня.

2. Любовь-Семья, где любовь играет воспитательную роль, помогает осознать свою личность, способствует развитию ее духовного мира. Это сочетание прочно связано с первым, поскольку в христианской культуре семейные отношения являются главной духовной и социальной ценностью.

3. Любовь-Страсть, где любовь предстает как интимная связь, как более «плотское», «физиологическое» чувство, не подчиненное рассудку и разуму; любовь есть влечение, которое не освящено духовными запросами.

4. Любовь-Свобода. Эта семантическая параллель противопоставляет любовь обществу, браку и семье; любовь осмысляется как свобода, таинство, индивидуальность, основа любого творчества, уход от устоявшегося.

5. Любовь-Смерть. Связь любви и смерти является характерной ассоциативно-смысловой особенностью русского менталитета и культуры.

Концепт «ненависть» не имеет глубокой теоретической традиции, но Х.Ортега-и-Гассет рассматривает его во взаимосвязи с концептом «любовь». Он определяет ненависть как неприятие чего-то злого, как разногласие, абсолютную несовместимость с предметом ненависти. Ненависть - это истребление, убийство в мыслях. Ненавидеть кого-либо означает не принимать сам факт его существования.

Таким образом, чувство любви и чувство ненависти видоизменяются в соответствии со сменой исторических эпох, т.е. они эволюционируют.

В третьей главе - «Языковая концептуализация любви и ненависти в русской, английской и адыгской лингвокультурах» - представлен этимологический анализ концептов «любовь» и «ненависть», проведен лексико-семантический, а также лингвокультурологический анализ структуры рассматриваемых концептов в исследуемых языках.

^ 3.1. Этимологический анализ концептов «любовь» и «ненависть»

Анализ этимологии является неотъемлемой частью лингвокультурологического описания. В данном разделе рассматривается происхождение слов, использующихся для обозначения любви и ненависти в рассматриваемых языках.

Происхождение слова «любить» объясняется общеславянской формой, которая образована при помощи суффикса -ити от той же основы, что и любъ - «любый, любимый, желанный, любой».

В английском языке слову love предшествовало древнеанглийское lufu «любовь, чувство близости, привязанность, дружелюбие».

Результаты этимологического анализа показывают, что слово «любовь» изначально могло обозначать определенные желания, стремления человека или эмоциональное отношение к людям.

Анализ этимологии слова «ненавидеть» в русском языке показал, что данное слово заимствовано из старославянского языка и образовано с помощью приставки не- от навидети - «охотно смотреть», от префиксального производного к видети.

Слово hate в английском языке восходит к древнеанглийскому hatian «ненавидеть». Данное слово связано с общегерманским *khatojanan, старо-скандинавским haton, немецким hassen, готским hatan «ненавидеть», обще-индоевропейской основой *kedes- «чувствовать сильно», греческим kedos «забота, беда, горе», уэльским cas «боль, злоба».

Концепты любви и ненависти в кабардино-черкесском языке не имеют этимологического пояснения в словарях. Но у данных слов имеется одинаковая основа: фIыуэ лъагъун - «любить» (букв. видеть хорошо/хорошим); теплъэ мыхъун, лъагъу мыхъун «ненавидеть» (букв. невозможно, нежелательно смотреть; не могут видеть). Как видно, у обоих эмоциональных концептов общая основа, а именно зрительное восприятие. Здесь можно провести параллель с русским словом «ненавидеть», который также имеет основу «видеть».

^ 3.2. Семантика концептов «любовь» и «ненависть»

Так как результаты познавательной деятельности человека находят свое отражение в первую очередь в словаре, мы использовали словарное толкование для выявления когнитивной семантики анализируемых концептов. На лексико-семантическом уровне в значении концепта «любовь» во всех трех языках выявлены следующие семантические признаки: чувство глубокой привязанности, преданности к кому-, чему-либо; влечение к кому-либо; чувство влюбленности; внутреннее стремление, склонность к чему-либо. В английском языке в отдельную статью также выделяются такие признаки, как любовь в форме глубокой и сильной привязанности к друзьям и родственникам (deep and strong affection for a friend or relative) и любовь как приношение в жертву чего-либо, отдача чего-либо, которая имеет более религиозный смысл (a sacrificial commitment, especially in religious experience).

Основным выделяемым семантическим признаком концепта «ненависть» в русском, английском и кабардино-черкесском языках является интенсивность ненависти как эмоции. Ненависть также предполагает полное неприятие объекта субъектом. В английском и русском языках совпали такие признаки, как желание зла по отношению к объекту ненависти, сопоставление ненависти с враждой. В русском языке присутствует также сема отвращения, имеющая физиологическую основу.

Лексические единицы, связанные с концептом любви, содержат один из следующих смысловых признаков:

1) восхищение объектом любви (обожание; to dote - любить до безумия; хуэнэхъуеиншэн - чрезмерно, трепетно любить кого-либо; души не чаять в ком-либо);

2) признак положительных эмоций (kindness - любовь, привязанность, нежное чувство; хуабагъ - душевная теплота, доброта, сердечность).

3) любовь может быть мимолетной, недолговечной, поверхностной (увлечение, интрига, флирт, шашни, шуры-муры; to flirt - флиртовать, ухаживать, affair - роман, связь, amour - тайная любовная связь, любовная интрига; зыкъыпегъэхын - флиртовать, ухаживать);

4) страсть как одна из форм проявления любви (страсть, желание; passion - страсть; infatuation - страстное увлечение, безрассудная страсть);

5) физиологический признак любви (влечение; intimate - интимный, сердечный; erotic - любовный; эротический; чувственный);

6) воздействие на объект с намерением вызвать то или иное отношение (покорить, пленить; to enamour - возбуждать любовь, очаровывать; къыдэхьэхын - очаровывать, покорять).

В русском и кабардино-черкесском словарях отмечен также признак страдания (страдать, сохнуть; къытелIэн - умирать, страдать по кому-либо от любви).

Понятие «любовь» иногда передается суффиксами -фильство, -мания, -любие (библиофильство, балетомания, человеколюбие, свободолюбие). Соответственно в английском языке -phile, -mania (anglomania, anglophile). Здесь можно найти противопоставление -фобство, -ненавистничество (женофобка, мужененавистничество). В кабардино-черкесском языке подобные суффиксы отсутствуют.

Лексические единицы, выражающие концепт «ненависть», содержат один из следующих смысловых признаков:

1) признак отрицательных эмоций (отвращение, омерзение; aversion - отвращение; disgust - отвращение, омерзение; щымэхъэшэн - брезгать, гнушаться кем-, чем-либо; Iумпэмыгъэ - брезгливость).

2) презрение к объекту ненависти (презрение, опротиветь; contempt, scorn - презрение; despite - злоба, презрение; to loathe - чувствовать, испытывать отвращение; ягу зэщыкIын - питать отвращение, неприязнь друг к другу);

3) признак неприятия объекта ненависти (антипатия; antipathy - глубокая антипатия; dislike - нерасположение; неприязнь, антипатия; зэрыдэмыгъэсын - не выносить друг друга; не уживаться друг с другом);

4) конфликтные межличностные отношения, ведущие к проявлению крайних форм агрессии (вражда; hostility - враждебность; enemy - враг, недруг, противник; зэрыгъэбиин - враждовать между собой; жагъуэгъу - недруг, недоброжелатель, враг).

Кроме того, можно выделить в отдельную группу так называемый «цветовой признак», который обнаружен в кабардино-черкесском языке: фIыцIэ «ненавистный» (букв. черный) (ДищI илъ сщIэжыныр къалэн сщIауэ изох бий фIыцIэм удын гуащIэ - Взяв на себя долг отомстить за родную землю, наношу ненавистному врагу сокрушительный удар). В русском и английском языках символика черного цвета не ярко выражена: черный - злостный, низкий, коварный (черная зависть, черная измена); black «злой, злобный».

^ 3.3. Любовь и ненависть во фразеологическом пространстве русской, английской и адыгской ЯКМ

Фразеологические данные помогают выявить дополнительные характеристики рассматриваемых концептов, т.к. фразеологический компонент языка создает в некотором роде постоянный и никогда не исчезающий фон, предваряющий любое чувственное восприятие. На его основе последнее может приобрести статус образа, свойственный данной культуре. Исследование этого фона является актуальной задачей лингвокультурологии.

Как известно, любовь и ненависть - явления, которые вызывают и положительные эмоции, и отрицательные. Человек в первую очередь воспринимает другого человека зрительно. При этом глаза являются больше органом-транслятором впечатления, а не органом-источником чувства (глаз не оторвать, любо дорого глядеть, смотреть тошно, оскорблять глаз своим видом).

Во внутреннем мире человека можно выделить ментальную сферу, в которой представление о любви в ЯКМ можно выразить через образ потери контроля головы или ума: любить до безумия; потерять голову; сходить с ума от кого-либо.

Сердце и душа являются местом локализации любви (войти в сердце; покорять сердце; не чаять души в ком-либо; любить всей душой). Образ души можно выделить и во фразеологизмах, выражающих концепт «ненависть»: с души воротит, душа не лежит.

Животные являются одним из источников образных номинаций. Так, состояние влюбленности выражается через образ кошки (влюбляться, влюбчивая, как кошка), а в ФЕ ворковать, как голубки данный образ отображает ситуацию взаимной любви и нежности.

Любви присуща мгновенность, внезапность возникновения (любовь с первого взгляда).

Одну из групп, выражающих концепт «ненависть», представляют фразеологизмы с компонентом холодного оружия: принимать в штыки, быть на ножах. В данных словосочетаниях можно выделить образ колкого и болезненного.

В следующих фразеологизмах, выражающих ненависть, можно выделить соматический элемент: мерить глазами, точить зубы, воротить нос, не по ноздре, всеми печенками.

Во ФЕ английского языка можно выделить оппозицию «зарождение / угасание чувства»: be in love (быть влюбленным) - be out of love (не любить; чувствовать отвращение); fall in love (влюбиться) - fall out of love (разлюбить, перестать любить).

Любовь отождествляется с огнем, пламенем: be on fire - загореться любовью (букв.: быть в огне); an old flame - старая любовь, прежнее увлечение (букв.: старое пламя).

Большое количество ФЕ в английском языке содержат элемент «сердце», который является местом локализации любви: to have a corner in smbs heart - быть любимым, вызывать нежные чувства у кого-либо (букв.: иметь уголок в чьем-либо сердце); to lose ones heart to somebody - отдать свое сердце кому-либо, полюбить кого-либо, воспылать любовью к кому-либо; to steal somebodys heart - похитить чье-либо сердце.

Совсем немногочисленны ФЕ, где при репрезентации любви и ненависти используется образ животных: calf-love - ребяческая любовь, юношеское увлечение (букв.: телячья любовь), to have a crow to pluck with somebody - иметь счеты с кем-либо; иметь зуб против кого-либо (букв.: иметь ворону, чтобы ощипывать).

В английском языке можно выделить такую группу ФЕ, в основании которых лежит зрительный орган: love at first sight - любовь с первого взгляда; to change eyes - бросать друг на друга влюбленные взгляды (букв.: обмениваться глазами); to have ones eyes glued on somebody - не отрывать взгляда от кого-либо, любоваться (букв.: иметь глаза, приклеенные к кому-либо). Следующие фразеологизмы содержат соматический образ: to be head over ears in love - по уши влюбиться; to be up to the ears in love - по уши влюбиться.

В английском языке присутствуют также фразеологизмы-парафразы, содержащие концепт «любовь», которые являются метафорическими и метонимическими переносами: City of Brotherly Love - «город братской любви» (г. Филадельфия); the Queen of love - богиня любви, Афродита; Венера.

Соматический компонент лежит в основании следующих фразеологизмов, выражающих концепт «ненависть»: to show ones teeth - проявлять неприязнь, обнаруживать враждебность (букв.: показывать чьи-либо зубы); to hate somebodys guts - смертельно ненавидеть кого-либо (букв.: ненавидеть чьи-либо кишки, внутренности).

Как и в русском языке, английские ФЕ, выражающие концепт «ненависть», содержат компонент неживых предметов, в том числе и холодного оружия: to get ones knife into somebody - воспылать злобой к кому-либо, точить нож против кого-либо (букв.: вставить нож в кого-либо); to look daggers - смотреть со злобой, ненавистью; смотреть волком (букв.: смотреть кинжалами). В данных фразеологических единицах присутствует образ колких предметов, которые причиняют сильную боль.

Анализ кабардино-черкесских фразеологизмов позволил выделить следующие элементы, которые лежат в основании единиц, выражающих концепты любви и ненависти:

1) Компонент «сердце»: [я] гур зэкIэрыпщIэн - любить друг друга (букв.: (их) сердца склеились); гухэлъ хуэщIын - влюбиться в кого-либо; гум темыхуэн - очень не любить, не переносить кого-, что-либо (букв.: на сердце не помещается); гур щыкIын - испытывать чувство отвращения к кому-, чему-либо, ненавидеть кого-, что-либо.

При этом сердце является «контейнером» для любви. Чувство любви «входит» в него: гум дыхьэн (понравиться, прийтись по душе; букв.: войти в сердце); «делается» в нем: гу хуэщIын (полюбить кого-либо; букв.: делать сердце). Любовь находится внутри сердца.

Ненависть, в свою очередь, может сделать сердце «черным»: гур гъэуфIыцIын (вымотать душу кому-либо, разозлить, взбесить; букв.: сделать сердце черным); «трясти» его: гузэрыдзэ зэхуэщIын (опротиветь друг другу из-за чего-либо, охладеть; букв.: потрясти сердце); «раскалять» его: гур хуэплъын (иметь зуб на кого-либо, букв.: сердце раскаляется); сердце может «двигаться»: гур бгъэдэкIын (испытывать отвращение к кому-либо, охладеть; букв.: сердце отошло).

2) Псэ («душа») является средоточием любви. Душа, так же, как и сердце, является вместилищем данного чувства: псэм кIэрыпщIэн - всей душой полюбить кого-либо, привязаться к кому-либо (букв.: приклеиться к душе); псэм хэлъмэ хэмыхын - очень сильно любить (букв.: в душе если находится, не вынимать из нее).

Душа также выступает как один из элементов концептосферы ненависти: псэм темыхуэн - не выносить кого-, что-либо, не любить (букв.: на душе не помещается).

3) Зрительный орган встречается во ФЕ, выражающих как концепт «любовь», так и концепт «ненависть»: нэр дэхьэхын - увлечь, глазам казаться красивыми (букв.: увлечь глаза); мафIэр нэм къыщIихын - гореть ненавистью (о глазах) (букв.: огонь из глаз полыхает).

В основании некоторых фразеологизмов в кабардино-черкесском языке лежат зоонимы: я кум хьэ къарэ дэжын (возненавидеть друг друга; букв.: между ними черная собака пробежала).

Соматический образ лежит в основе следующих фразеологизмов: щIыбагъыр зэхуэгъэзэн (стать врагами; букв.: повернуть друг другу спины), Iум ису къехьэкIын (любить, хорошо относиться к кому-либо; букв.: носить у себя во рту).

Таким образом, основными общими элементами во фразеологических единицах, репрезентирующих концепты «любовь» и «ненависть» в рассматриваемых лингвокультурах, являются: 1) компонент «сердце»; 2) образ души; 3) зрительный орган; 4) соматический признак; 5) образ животных. В русском языке выделяются такие признаки любви, как потеря контроля головы и поведенческая характеристика любви. В английских ФЕ, выражающих концепт «любовь», присутствует компонент смерти, указывающий на интенсивность чувства любви, а также любовь отождествляется с огнем. В кабардино-черкесском языке выделяется «температурный» признак ненависти, где данное чувство сравнивается с холодом. По нашим наблюдениям, фразеологический пласт русского языка, репрезентирующий любовь и ненависть, не так богат, как в английском и кабардино-черкесском языках.

^ 3.4. Концепты «любовь» и «ненависть» в паремиях

Для выявления этнокультурной специфики исследуемых концептов не менее важными в настоящем исследовании являются результаты анализа русских, английских и кабардино-черкесских пословиц и поговорок, т.к. именно на уровне паремий наиболее ярко проявляется познавательный и эмоциональный опыт этноса, особенности его культуры.

По данным русских паремий можно заключить, что любовь - это чувство, которое может быть источником счастья или несчастья, она непредсказуема (Любовь зла, полюбишь и козла), противоречива (Не видишь - душа мрет, увидишь - с души прет), приносит страдание (Где любовь, там и напасть), ради нее можно все вытерпеть (Оттого терплю, что больше всех люблю), любовь нельзя навязать (Насильно мил не будешь; Крестом любви не свяжешь), она может быть безответной, неразделенной (Одно сердце страдает, другое не знает), любовь не знает расстояний (К милому и семь верст не околица). Любовь актуализируется через внешность, чаще всего через глаза (Глазами влюбляются; Любовь входит через глаза, а выходит боком; Любовь начинается с глаз). Любовь связана с разлукой; очевидно, большое количество паремий с этим признаком связано с тем, что, по русскому менталитету, любовь проверяется именно разлукой (Без тебя, мой друг, постеля холодна, одеялочко заиндевело; Не мил и свет, когда милого нет).

Анализ пословиц русского языка показывает крайнюю противоречивость чувства любви, которая имеет противоположные оценки: ее можно никогда не забыть, но в то же время она быстро приедается (Старая любовь помнится - Был милый, стал постылый); любовь может быть слепа, но может все видеть (Любовь ни зги не видит - Любовь не глядит, а все видит); она добро и зло (Нет того любее, как люди людям любы - В любви добра не живет); она не имеет ценности, но она меркантильна (Любовь за деньги не купишь - С деньгами мил, без денег постыл); и с ней плохо, и без нее плохо (Не мил и свет, когда милого нет - Полюбив, нагорюешься).

Обзор словарей пословиц и поговорок выявляет небольшое количество паремий, репрезентирующих концепт «ненависть». Очевидно, это является свидетельством того, что в русском сознании чувство любви преобладает над чувством ненависти (Не люблю я тебя, что ненастье; Противна, как нищему гривна). Чувство ненависти чаще всего выражается иронически через пословицы о любви: Любит, как волк овцу; Люблю клопа в углу: где увижу, тут и задавлю; Люблю, как черта в углу; Люб, как свекровин кулак.

Анализ пословиц английского языка позволил выделить следующие признаки любви: любовь - это сильная эмоция, которая является неотъемлемой частью жизни человека (It is better to have loved and lost, than never to have loved at all - букв.: лучше полюбить и потерять, чем никогда не любить совсем); она может преодолеть любые препятствия (Love will creep where it may not go - Для любви нет преград, любовь все побеждает; букв.: любовь проползет там, где она не сможет пройти); любовь нельзя скрыть (Love and cough cannot be hid - Любовь да кашля не утаишь); любовь - это болезнь (Love is a malady without cure - букв.: любовь - это болезнь, которую нельзя излечить); любовь крепче на расстоянии (Men are best loved farthest off - На расстоянии любишь сильнее). Любовь бескорыстна, но в то же время она может быть меркантильной (Love in a cottage - С милым рай и в шалаше; When poverty comes in at the door, love flies out at the window - Когда бедность входит в дверь, любовь вылетает в окно); разлука может как укрепить любовь, так и разрушить ее (Absence makes the heart grow fonder - Разлука заставляет сердце любить сильнее; Long absent, soon forgotten - С глаз долой, из сердца вон; букв.: долго отсутствующий вскоре забыт). Любовь - высшая сила (It is love that makes the world go around - Любовь движет миром), она бесценна (Love is neither bought nor sold - Любовь не купишь, не продашь).

Обзор паремиологических представлений о ненависти показывает, что ненависть, как и любовь, - чувство, отличающееся высокой степенью интенсивности. Она может быть между близкими людьми (The hatred of the nearest relatives is the most bitter - букв.: ненависть между ближайшими родственниками - самая сильная). Ненависть губительна (Hate is burning fire that may consume the one who hates - букв.: ненависть - горящий огонь, который может уничтожить того, кто ненавидит), она может возникнуть в результате зависти (Men always hate most what they envy most - букв.: люди всегда ненавидят больше то, чему они завидуют больше). Ненависть порождает ненависть (Hate from hate is sure to grow - букв.: ненависть от ненависти наверняка растет). Также можно выделить группу пословиц, в которых прослеживается связь любви и ненависти (The greatest hate comes from the greatest love - букв.: великая ненависть идет от великой любви).

Для адыгского языкового сознания любовь характеризуется как серьезное чувство (^ Лъагъуныгъэр джэгукъым, уджэгуу иумыгъажьэ - Любовь не играет, не начинай, играя). Любовь причиняет страдания, боль (ФIыуэ плъагъум къуищIэ гуауэрщ гуауэ дыдэр - Горе, которое причиняет тебе любимый, и есть настоящее горе); ради нее идут на жертвы (ФIыуэ слъагъум хуэзмыщIэнур сремыIэ - Пусть у меня не будет того, что я не смогу сделать для любимого); она приводит к слепому восхищению объектом любви (Уи насып зыхэлъым дыщэхъ тепхъуауэ уолъагъу - Любовь слепа; букв.: свою судьбу видишь покрытой золотым).

В некоторых пословицах прослеживается связь влюбленности с красотой, но следует отметить, что эта красота не внешняя: ^ Уигу ирихьыр IэфIщ, фIыуэ плъагъур дахэщ - То, что нравится сердцу - сладко, то, что ты любишь - красиво; Лъагъуныгъэр дахагъэ-Iеягъэкъым - Любовь не зависит от красоты или уродства.

Признаком влюбленности является частое употребление имени объекта любви: ФIыуэ плъагъум зыкъебгъэщIэнумэ, и цIэр куэдрэ жыIэ - Если хочешь, чтобы любимый тобой человек узнал о твоих чувствах, часто повторяй его имя. Для адыгов не характерно было напрямую говорить о любви, поэтому на первоначальном этапе отношений они часто произносили имя объекта любви, чтобы обнаружить свои чувства.

Следует отметить, что в кабардино-черкесском языке концепт ненависти выражается большей частью через чувство нелюбви. Выделяется ряд пословиц, где представлена взаимосвязь любви и нелюбви: Узижагъуэм уегъэдыхьэшх, узищIасэм уегъагъ - Тот, кого ты не любишь, заставляет тебя смеяться, а кого любишь - плакать; Узижагъуэм уеуб, узищIасэр къыпщотхъу - Тот, кто тебя не любит, обсуждает тебя (сплетничает о тебе), а кто любит - хвалит.

Таким образом, общими признаками любви для русской, английской и адыгской лингвокультур являются следующие: 1) интенсивность чувства; 2) сопутствование страдания и счастья; 3) зрительное восприятие предмета любви; 4) динамизм любовного чувства; 5) идеализация предмета любви; 6) жертвенность. Основные различия в отношении к любви в рассматриваемых лингвокультурах таковы: в русском и английском языках ревность сопровождает любовь, что не отмечено в кабардино-черкесских паремиях; русские и английские пословицы о любви свидетельствуют о крайней противоречивости данного чувства и имеют противоположные оценки; в русской ЯКМ большое количество пословиц, выражающих концепты «любовь» и «ненависть», содержит образы животных; кабардино-черкесский пословичный фонд актуализирует любовь как проявление патриотизма.


^ 3.5. Образная составляющая концептов «любовь» и «ненависть»

Для описания содержания концептов «любовь» и «ненависть» мы также привлекли художественные тексты, которые участвуют в формировании кругозора, мировоззрения, культуры чувств носителей рассматриваемых языков.

В текстах рассматриваемых ЯКМ концепты «любовь» и «ненависть» получают разнообразные характеристики. Общим для концепта «любовь» в сравниваемых лингвокультурах является следующее: 1) сердце и душа являются «контейнерами» для любви, которые крайне чувствительны к происходящему: - Ах, для чего обольстила ты глаза прекрасного Святослава? Для чего вложила мне в душу безнадежную любовь? (Жуковский. Три пояса); Нафисэт и псэр Хьэлахъуэ кIэрыпщIат (Iуащхьэмахуэ) - Нафисат всей душой полюбила Халахо (псэр кIэрыпщIэн - букв.: приклеиться душой); 2) любовь отождествляется с болезнью, которая оказывается неизлечимой: Любовь - болезнь… она овладевает человеком без спроса, внезапно, против его воли - ни дать, ни взять - холера или лихорадка… (И.С.Тургенев. Переписка); 3) любовь - безумие, она лишает разума: [Хлестаков:] Я влюблен. …Я могу от любви свихнуть с ума (Гоголь. Ревизор); Who loves, raves (Byron. Childe Harold’s Pilgrimage) - букв.: Кто любит, беснуется; Лъагъуныгъэм и махуитI: утелIэу къыщIедзэри уIурылIыкIыу еух (Бейтуганов) - В мире любви безумие - ее начало, здравый рассудок - конец; 4) любовь сравнивается с огнем, который горит, пылает, загорается: Огонь любви в очах ее пылал (Рылеев. Счастливая перемена); 5) отмечается персонификация любви, то есть наделение любви деятельными признаками, которые характерны для человека: … любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни (Л.Толстой. Война и мир); He began to wonder how far her affection for him would carry her (Th.Dreiser. Sister Carry) - букв.: Ему стало интересно, как далеко ее любовь к нему унесет ее; Хьэмэрэ лъагъуныгъэ гугъапIэншэр - къыхуепсыхауэ ара? (КIэрашэ Тембот. Шу Закъуэ) - букв.: Или безнадежная любовь спустилась к нему?

В текстах русского и английского языков присутствует «животная» метафора любви (^ Теперь они наверное там вдвоем… воркуют, счастливы, поди-ка, смеются себе да коронуют оленьими рогами на простор-то… (Вс.Крестовский. Вне закона)); чувство любви вызывает страдания (all announce the man who will love and suffer later on (B.Shaw. Man and Superman) - букв.: … все говорит о человеке, который будет любить и страдать позже). В английском и кабардино-черкесском языках реконструируется ослепление любовью (Had I been in love, I could not have been more wretchedly blind (Jane Austen. Pride and Prejudice) - Если бы я даже влюбилась, я и тогда не оказалась бы столь слепой). В русских и кабардино-черкесских текстах прослеживается связь любви с красотой (ШейтIанри зи IупэфIэгъумкIэ лъагъугъуафIэщ (Бейтуганов) - Даже шайтан для любящего красив), а также любовь отождествляется с ядом («Сын мой, бойся женской любви, бойся этого счастья, этой отравы» - Тургенев. Первая любовь). Кроме того, в русских текстах встречаются примеры, где актуализируется кратковременность чувства любви, жертвенность любви, любовь сравнивается с терпением, тайной, привычкой, а также подчеркивается всесильность любви. В текстах английского языка отмечается гендерный признак любви, любовь является наградой за страдания и переживания, любовь - возвышенное, чистое чувство, она сравнивается с преданностью, верностью. Для текстов кабардино-черкесского языка характерно сравнение любви с войной, колдовством, энергией, которая омолаживает; любовь является высшей ценностью; у нее есть возраст.

Анализ концепта ненависти в текстах русского, английского и кабардино-черкесского языков показал, что при репрезентации ненависти присутствует зрительный орган: - Какая ненависть в глазах!.. Погодите, он еще всем вам покажет свои коготки! (Вересаев. К жизни); Бэрокъуэ Адэлбий къэгубжьауэ и нэм мафIэр къыщIихырт (Теунэ Хьэчим) - Адалби Бароков был рассержен, и его глаза горели ненавистью. Сердце и душа являются вместилищем для данного чувства: Now I am well aware that pettiness and grandeur, malice and charity, hatred and love, can find place side by side in the same human heart (W.S.Maugham) - Теперь-то я знаю, что мелочность и широта, злоба и милосердие, ненависть и любовь легко уживаются в душе человека. Спутниками ненависти являются злоба, наглость, жалость, позор, предательство: the malice, insolence, and hatred, he revealed; …though perfectly consistent with the experience I had of him, at first took even me by surprise, who had known him so long, and disliked him so heartily (Ch.Dickens. David Copperfield) - … злоба, наглость и ненависть, которые в нем обнаружились … все это, правда, соответствовало моему представлению о нем, но в первый момент поразило даже меня, который так давно его знал и так искренне ненавидел; ЛъхукъуэлI Iуэхум епцIыжауэ къащыхъунщи, нэ жагъуэкIэ къеплъынщ (КIэрашэ Тембот. Шу Закъуэ) - букв.: Им покажется, что он предал дело рода, и начнут презирать.

Общим для исследованных концептов во всех трех лингвокультурах является то, что сердце и душа являются средоточием противоположных эмоций - любви и ненависти; глаза являются отражением данных эмоций, которые трудно скрыть; по метафорическому переносу любовь и ненависть могут производить различные физические действия.

В Заключении диссертации подведены итоги исследования, которые сводятся к следующему.

Обозначение концептов «любовь» и «ненависть» в русском и английском языковых сознаниях характеризуется более высокой номинативной плотностью и этнокультурной спецификой по сравнению с адыгским. Это наиболее ярко прослеживается на уровне лексической семантики.

Анализ рассматриваемых концептов показал, что во всех трех лингвокультурах сердце и душа являются средоточием противоположных эмоций - любви и ненависти; глаза являются отражением данных эмоций; по метафорическому переносу любовь и ненависть могут производить различные физические действия. Любовь и ненависть - чувства, которые отличаются высокой степенью интенсивности. В исследуемых лингвокультурных традициях прослеживается экспликация взаимосвязи любви и ненависти. Однако, несмотря на универсальность данных признаков, следует отметить, что в адыгской ЯКМ для воплощения рассматриваемой бинарной оппозиции «сердце», «душа» и «глаза» занимают ключевое положение, так как они, прежде всего, являются вместилищем данных эмоций.

Таким образом, любовь и ненависть предстают как крайне противоречивые чувства, которые находятся на полюсах шкалы эмоциональных отношений. Они оцениваются как источники положительных или отрицательных эмоций и состояний, которые являются причинами счастья и несчастья. Любовь и ненависть являются чувствами, которые определяют смысл человеческого существования.

Набор признаков, которые отражают структуру концептов «любовь» и «ненависть», позволяет констатировать универсальность и этническую специфичность любви и ненависти в русском, английском и кабардино-черкесском языках.

Результаты проведённого анализа в своей совокупности указывают на принадлежность любви и ненависти к эмоциональным концептам. Это проявляется прежде в различном количестве и семантическом содержании средств их объективации в разных лингвокультурах, а также в особенностях их внутренней формы, фразеологической, паремиологической и метафорической интерпретации.

Таким образом, предложенное исследование способов концептуализации любви и ненависти на материале трех языков - русского, английского и кабардино-черкесского - подтверждает тезис о том, что рассматриваемые концепты представляют собой бинарную оппозицию, так как их взаимодетерминированность эксплицирована на разных уровнях репрезентации рассмотренных концептов, являющихся значимыми для русского, английского и адыгского языковых сознаний. Они обладают эмоциональной, рациональной и оценочной характеристиками. Концепты «любовь» и «ненависть» представляют собой сложные ментальные образования, которые обладают универсальными и этноспецифическими характеристиками.

Перспективу дальнейшего исследования диссертационной проблематики мы видим в продолжении изучения языковой концептуализации данной оппозиции путем опроса информантов, а также на материале текстов различных жанров, что позволит более глубоко исследовать их национально-культурную специфику. Кроме того, лингвокультурологическое исследование рассматриваемых концептов будет существенно расширено и при привлечении теологического аспекта данной проблематики и невербальных способов выражения соответствующих эмоций. В задачу же настоящего диссертационного исследования входило рассмотрение лишь их языковой концептуализации.




^ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ

В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:


Статья в ведущем рецензируемом журнале, рекомендованном ВАК РФ

1. Хутова Э.Р. Концепты любовь и ненависть в русском и английском языках // Вестник Адыгейского государственного университета. - Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. - С. 151-155.

Статьи, опубликованные в других изданиях

2. Хутова Э.Р. К вопросу об эмоциональных концептах // Проблемы развития языков и литератур народов Северного Кавказа. Материалы региональной научной конференции (23-24 октября 2004 г.). - Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2004. - С. 86-88.

3. Хутова Э.Р. Лексикографический анализ концепта «любовь» (на материале английского, русского и кабардино-черкесского языков) // Сборник научных трудов молодых ученых. - Нальчик: КБГУ, 2005. - С. 28-31.

4. Хутова Э.Р. Этимология и структурная семантика концепта любви в английском и русском языках // Межвузовский сборник научных трудов, посвященный 130-летию Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета «Технологии совершенствования подготовки педагогических кадров: Теория и практика». Вып.9. – Казань: Изд-во Татар.гуманитарно-пед.ун-та, 2006. – С. 213-217.

5. Хутова Э.Р. К вопросу о лингвокультурологии // Научно-методическое обеспечение преподавания иностранных языков на неязыковых факультетах в свете теории и практики межкультурной коммуникации. - № 3.- Майкоп, 2007. - С. 151-153.

6. Хутова Э.Р., Бижева З.Х. Лингвокультурный аспект адыгских языков // Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН. - № 2(22). - Нальчик, 2008. - С. 170-176.




Скачать 404,85 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер404,85 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх