План лекции: Политико-правовые учения в Голландии в ХVII веке. Политические и правовые учения в Англии в ХVII веке icon

План лекции: Политико-правовые учения в Голландии в ХVII веке. Политические и правовые учения в Англии в ХVII веке


2 чел. помогло.
Смотрите также:
3. политические учения в древней греции...
Курс: История политических и правовых учений Тема Политические и правовые учения в Новейшее...
Лекция предмет и метод истории политических и правовых учений...
Лекция 1-2
Контрольная работа была проведена в 10-м классе по теме «Русь во второй половине Х v -ХVII веке»...
Методические материалы Планы семинарских занятий Занятие политические и правовые учения в...
Преподаватель: д ф. н. Зотов Виктор Дмитриевич...
Курсовая работа Философско-математические учения нового времени...
Учебник / Под ред. О. Э. Лейста. М.: Юридическая литература, 1997...
Учебник / Под ред. О. Э. Лейста. М.: Юридическая литература, 1997...
Курс: История политических и правовых учений Тема Политико-правовые учения в Европе и США в...
Литература XVII века...



Загрузка...
скачать

МОСКОВВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ




Кафедра государственно-правовых дисциплин


Курс:

История политических и правовых учений


Тема 2. Политико-правовые учения средневековья и

ранних антифеодальных революций


Лекция 6. Западноевропейские политико-правовые идеи

периода ранних антифеодальных революций.


План лекции:


  1. Политико-правовые учения в Голландии в ХVII веке.




  1. Политические и правовые учения в Англии в ХVII веке.



Москва 2003


1. Политико-правовые идеи в Голландии в ХVII веке.


В XVII веке в Западной Европе началось революционное низвержение сословно-феодального строя. От начала революции в Англии исчисляется Новое время — период истории, сменивший Средневековье.

Идеологическим знаменем антифеодальных движений в Голландии, Англии и в других странах было протестантство. На основе кальвинизма сформировался особый тип личности — носитель новой, протестантской этики, предписывающей личный аскетизм, трудолюбие и деловую честность.

Первой страной, успешно осуществившей революцию, была Голландия (Нидерланды, Республика Соединенных провинций), выдержавшая многолетнюю (1565—1609 гг.) освободительную войну против феодальной Испании, пытавшейся мечом и огнем искоренить распространившийся в Нидерландах кальвинизм. Вторая революция произошла в Англии ("Великий мятеж" 1640—1649 гг. и «Славная революция» 1688—1689 гг.). Их концептуальным выражением и итогом стали теории естественного права и общественного договора, основанные на рационализме.

Рационализм, т.е. оценка общественных отношений с позиций «здравого разума», применение к ним правил логики (типа: если все люди равны по природе, в чем смысл и оправдание сословных привилегий?) были могучим орудием критики феодальных отношений, несправедливость которых становилась очевидной, когда к ним прилагалась мерка природного равенства людей.

Социальной основой революций XVII в. были горожане и угнетённое феодалами крестьянство.

Теория естественного права явилась стала складываться в XVII в. и сразу же получила широкое распространение. Она основана на признании всех людей равными (от природы) и наделёнными (природой же) естественными страстями, стремлением, разумом. Законы природы определяют предписания естественного права, которому должно соответствовать положительное (позитивное, волеустановленное) право. Антифеодальный характер теории естественного права состоял уже в том, что все люди признавались равными, и это (естественное равенство людей) было возведено в обязательный принцип положительного, т.е. действующего права.

а) Учение Гроция о государстве и праве

Первым крупным теоретиком школы естественного права, выдающимся юристом и политическим мыслителем, одним из основателей раннебуржуазного учения о государстве и праве, рацио­налистической доктрины естественного и международного права Нового времени был нидерландский учёный Гуго Гроций (1583—1645).

Гроций был энциклопедически образованным и плодо­витым автором, создавшим более 90 произведений по ис­тории и теории государства и права, проблематике войны и мира, международного, естественного и канонического права. Его основной труд — это фундаментальное произ­ведение "О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а так­же принципы публичного права" (1625).

Обосновывая свой юридический подход, Гроций под­черкивал, что предмет юриспруденции — это вопросы права и справедливости, а предмет политической наукицелесообразность и польза.

Для того чтобы придать юриспруденции "научную форму", согласно Гроцию, необходимо тщательно отде­лить то, "что возникло путем установления, от того, что вытекает из самой природы", ибо в научную форму может быть приведено лишь то, что вытекает из природы вещи и всегда пребывает тождественным самому себе (т. е. есте­ственное право), тогда как то, что возникло путем уста­новления, из­менчиво во времени, различно в разных местах и, подоб­но всем остальным единичным вещам, лишено какой-либо научной системы. Поэтому, отмечал Гроций, в юриспру­денции следует различать "естественную, неизменную часть" и "то, что имеет своим источником волю".

^ 1) Деление права. В соответствии с таким пониманием предмета юрис­пруденции существенное значение Гроций придавал предложенному еще Аристотелем делению права на естествен­ное и волеустановленное.

Естественное право при этом определяется им как "предписание здравого разума". Согласно этому предпи­санию то или иное действие — в зависимости от его соот­ветствия или противоречия разумной природе человека — признается либо морально позорным, либо морально не­обходимым. Естественное право, таким образом, выступа­ет в качестве основания и критерия для различения долж­ного (дозволенного) и недолжного (недозволенного) по са­мой своей природе, а не в силу какого-либо волеустановленного (людьми или богом) предписания (дозволения или запрета).

Источником естественного права, которое и есть справедливость, является,

по Гроцию, вовсе не чья-либо выгода, интерес или воля, а сама разумная природа

человека, которому присуще стремление к общению.

Характеризуя естественное право как право в соб­ственном смысле слова, Гроций отмечает, что право в более широком смысле (т. е. формы волеустановленного права) является правом постольку поскольку не противоречит разумной человеческой природе и естественному праву.

^ 2) О системе права. На основе своей концепции естественного права (и соответствующего ему волеустановленного права) Гроций стремился создать такую нормативно значимую, аксиома­тическую систему юриспруденции, общие начала и поло­жения которой можно было бы легко применить к конк­ретным реальным ситуациям внутри отдельных государств и к отношениям между государствами.

Возражая против представлений о том, что справед­ливость — это лишь польза сильных, что право создается силой, что именно страх побудил людей изобрести право, чтобы избежать насилия и т. д., Гроций в своей договорной концепции стремился показать, что происхождение госу­дарства и внутригосударственного права (законов) явля­ется логически неизбежным следствием бытия естествен­ного права.

Из трактовки Гроцием проблем возникновения внут­ригосударственного права, перехода от "естественного состояния" к "гражданскому обществу" и государству сле­дует, что в сфере политики к правовому принципу спра­ведливости присоединяется политический принцип пользы (и целесообразности). При этом в качестве исходной и оп­ределяющей причины возникновения и бытия политичес­ких явлений (государства и государственных законов) вы­ступает естественное право (и справедливость), а польза и целесообразность — лишь как повод.

^ 3) О международном праве. По существу, такова же и логика происхождения международного права, которое как форму волеустановленного права Гроций в работе "О праве войны и мира" отличает от пра­ва естественного. Подобно тому, как законы любого государства преследуют его особую пользу, так и известные права, возникающие путем взаимного соглашения между всеми государствами или большинством государств, воз­никают в интересах обширной совокупности всех таких сообществ, а не каждого сообщества (государства) в от­дельности. Это право и является, по Грецию, правом на­родов.

^ 4) Право и сила. Проблема соотношения права и силы — это в концеп­ции Гроция прежде всего проблема связи естественного права (т. е. права в собственном, тесном смысле слова) с проистекающими из него волеустановленными формами права, образованными путем добровольного соглашения гражданскими властями и государственными институтами. И в этом смысле сила в принципе трактуется Гроцием в качестве средства практической реализации требований естественного права во внутригосударственной жизни и в международном общении.

^ 5) Государство. Присущая человеческой природе разумная общитель­ность, а также проистекающее из требований естественного права соче­тание в волеустановленных формах права справедливос­ти и пользы (права и силы) находят свое необходимое выражение в государстве, которое в учении Гроция как бы дедуктивным путем выводится в качестве следствия из начал естественного права.

Такое определение государства, находящееся под за­метным влиянием идей Аристотеля (государство как выс­шая и совершенная форма общения свободных людей) и Цицерона (государство как правовое общение и форма защиты общей пользы), вместе с тем выражает концеп­цию договорного происхождения государства.

Догосударственная стадия жизни людей характери­зуется Гроцием как "естественное состояние". В целом государство является, по Грецию, чисто человеческим ус­тановлением, хотя оно и было потом одобрено богом как благодетельное для человечества. По своему социальному смыслу государство в трак­товке Гроция выступает как соглашение большинства про­тив меньшинства, как союз слабых и угнетенных против сильных и могущественных, а не как "заговор богачей" (Т. Мор) против бедных и слабых.

^ 6) Верховная власть. Сущность верховной власти состоит, по Гроцию, в том, что это — власть, действия которой не подчинены ника­кой другой власти и не могут быть отменены по усмотре­нию чужой власти. Под верховной властью, таким обра­зом, имеется в виду суверенная власть. Общим носителем верховной власти (т. е. суверенитета) является государство в целом (как "совершенный союз"), носителем же власти в собственном смысле может быть одно или несколько лиц — сообразно законам и нравам того или иного народа. Суверенитет, следовательно, составляет отличительный признак государства вообще.

^ 7) Формы правления. Рассматривая классификацию форм правления, дан­ную различными авторами (Аристотелем, Цицероном, Се­некой и др.), Гроций упоминает царскую (единодержав­ную) власть, власть знатнейших вельмож, свободную граж­данскую общину, демократическую республику и т. д. Форма правления, по его оценке, не имеет существенного зна­чения. Вместе с тем очевидны как его отрица­тельное отношение к тирании (которое основано на наси­лии и где отсутствует правопорядок), так и предпочтение, отдаваемое единоличной и аристократической формам правления. Хотя по своим политическим убеждениям он был аристократически ориентированным буржуазным мыс­лителем и сторонником правления представителей торго­во-промышленной верхушки голландского общества, од­нако он не отвергал и демократическую форму правления.

Не отрицая саму возможность суверенитета народа (принадлежности ему верховной власти), Гроций вместе с тем приложил много усилий для опровержения мнения, будто "верховная власть всюду и без изъятия принадле­жит народу, так что государей, которые злоупотребляют своей властью, следует низлагать и карать".

^ 8) О праве сопротивления властям. Специальное внимание Гроций уделяет вопросу о праве подданных сопротивляться верховной власти или подчиненным органам, действующим по уполномочию вер­ховной власти. В целом он считал, что собственные права и свободы подданных (во всяком случае те из них, кото­рые связаны с действиями по сопротивлению властям) прекращаются с заключением соглашения об учреждении государства и гражданской власти. При этом праву под­данных на сопротивление властям он противопоставляет "закон о непротивлении", отступления от которого допус­тимы лишь в случае крайней необходимости и при усло­вии, если вооруженное сопротивление подданных наси­лию начальствующих лиц не причинит величайшего по­трясения государству или не приведет к гибели многих неповинных.

^ 9) О войне и мире. Политико-правовое учение Гроция как во внутриго­сударственных, так и в международных отношениях наце­лено на утверждение правовых начал и достижение мира. Вслед за Тацитом Гроций считал, что "на самом деле наи­большую важность представляет вопрос о том, что пред­почтительнее — свобода или мир". И, судя по позиции Гроция, несомненное предпочтение при конфликте этих ценностей он отдает миру.

Обосновывая необходимость правового оформления и регулирования международных отношений и прежде все­го проблем войны и мира, Гроций критиковал распростра­ненное мнение, что война совершенно несовместима с пра­вом. Война как таковая, согласно Гроцию, не противоре­чит естественному праву. Не запрещена война также божественными законами и пра­вом народов. Но это вовсе не означает, что все войны справедливы. Различая войны справедливые и несправед­ливые, Гроций в духе своего юридического подхода к дан­ной проблематике подчеркивал, что "справедливой при­чиной начала войны может быть не что иное, как право­нарушение". К справедливым он, в частности, относил вой­ны оборонительные, войны для сохранения целостности государства, защиты имущества.

Несправедливые войны (войны захватнические, вой­ны в целях овладения чужим имуществом, покорения дру­гих народов) представляют собой противоправное состоя­ние (нарушение требований естественного права, боже­ственных законов, положений права народов). Зачинщики несправедливой войны, ответственны за все то, чем сопровождается война, и за ее последствия.

В целом для всего учения Гроция о войне и мире весь­ма характерен миротворческий пафос. Показательны в этой связи и его суждения о том, что "войны ведутся ради зак­лючения мира" и что мир является "конечной целью войны".

Учение Гроция о праве войны и мира было ориенти­ровано на формирование нового типа мирового сообще­ства, основанного на рационально-правовых принципах равенства, сотрудничества и взаимности в отношениях между всеми людьми, народами и государствами, на идее единого международного правопорядка, добровольно ус­танавливаемого и последовательно соблюдаемого суверен­ными государствами.

За огромный вклад Гроция в разработку новой светской доктрины права международного общения его называют "отцом международного права".

Существенное влияние на последующее развитие политико-правовой мысли и формирование теоретических основ нового светского "юридического мировоззрения" оказало учение Гроция о естественном праве, о договорном происхождении государства и волеустановленных форм права.

б) Политическое и правовое учение Спинозы

Новый рационалистический подход к проблемам об­щества, государства и права получил свое дальнейшее развитие в творчестве великого голландского философа и политического мыслителя Баруха (Бенедикта) Спинозы (1632—1677). Его политико-правовые взгляды изложены в "Богословско-политическом трактате" (1670), "Этике, доказан­ной геометрическим методом" (1675) и "Политическом трак­тате" (1677).

^ 1) О законах природы и праве. Законы природы он характеризовал как "решения Бога, открытые естественным светом", т. е. раскрытые че­ловеческим разумом, а не данные в божественном откро­вении. Вместе с тем законы и правила природы, по кото­рым извечно все происходит, это "сила и могущество дей­ствия" самой природы. На таком понимании законов природы строится и трактовка Спинозой естественного права, поскольку чело­век — это частичка природы и на него, как и на всю ос­тальную природу, распространяются все естественные за­кономерности и необходимости.

Однако в естественном состоянии, где отсутствует какое-либо общее для всех право, самосохранение людей, достижение ими своих желаний и безопасного существования не могут быть обеспечены. Но чтобы перейти к жизни по законам разума, т. е. к жизни в мире, безопасности и вообще наилучшим образом, люди должны были догово­риться об этом.

^ 2) О верховной власти. Отличительный признак гражданского состояния — наличие верховной власти (imperium), совокупное тело которой и есть, согласно Спинозе, государство (civitas). Под верховной властью (и верховным правом, поскольку право — это сила, мощь, власть) при этом, по существу, имеется в виду суверенитет государства.

Верховная власть, согласно Спинозе, не связывает­ся никаким законом, но все должны ей во всем повино­ваться; все "обязаны безусловно исполнять все приказа­ния верховной власти, хотя бы она повелевала исполнять величайшую нелепость".

Обосновывая приказной характер отношения государ­ства к подданным, Спиноза вместе с тем возражает про­тив возможных обвинений его в том, что он превращает подданных в рабов: раб подчиняется приказаниям госпо­дина, имеющего в виду свою пользу, а подданный по при­казанию верховной власти делает то, что полезно обще­ству, а следовательно, и ему.

^ 3) О государстве и подданных. При рассмотрении вопроса о пределах полномочий государства в его взаимоотношениях с подданными Спи­ноза отмечает, что высказанное им положение о полном переносе естественных прав каждого на верховную власть и ее праве на все, хотя отчасти и согласуется с действи­тельностью, но "во многом неизбежно остается чисто те­оретическим", ибо невозможно перенести на другого всю свою мощь (свое право), не перестав быть человеком. И никогда не будет существовать такая верховная власть, которая могла бы делать все так, как хочет, не считаясь с законами человеческой природы.

Спиноза в принципе отвергал право подданных (по гражданскому праву) на сопротивление властям, измене­ние, толкование или нарушение этих учредительных (конституирующих государство) договоров и законов. Нарушение же их властями ведет к тому, что общий страх боль­шинства граждан превращается в негодование против вла­стей. Иначе говоря, для подобной ситуации нару­шения государственными властями условий договора Спи­ноза признает естественное право народа на восстание.

Спиноза был защитником свободы совести и веротер­пимости.

^ 4) О формах государства. Спиноза выделяет и освещает три формы государства (верховной власти) — монархию, аристократию и демокра­тию. Критически упоминаемая им тирания в числе форм го­сударства не фигурирует. Отвергает он и всякую иную вер­ховную власть, установленную путем завоевания и порабо­щения народа.

При своих явных симпатиях к демократическому го­сударству Спиноза с учетом политических реалий своей эпохи признает приемлемость и некоторые достоинства и таких форм (при их надлежащем устройстве), как монар­хия и аристократия.

^ 5) О войне и мире. При освещении проблем межгосударственных отноше­ний Спиноза отмечает, что государства в своих взаимоот­ношениях находятся в естественном состоянии и "два госу­дарства — по природе враги". Право войны, таким обра­зом, принадлежит каждому государству в отдельности, право же мира — это право по меньшей мере двух госу­дарств, именуемых союзными.

В историю политической и правовой мысли Спиноза вошел как прогрессивный мыслитель-гуманист, критик теологических политико-правовых идей, один из творцов светской доктрины государства и права.


^ 2. Политические и правовые учения в Англии в ХVII веке.

а) Политико-правовое учение Гоббса

Томас Гоббс (1588—1679) — один из наиболее выдаю­щихся английских мыслителей. Политико-юридическая док­трина Т. Гоббса содержится прежде всего в его трудах: "Философское начало учения о гражданине" (1642), "Ле­виафан, или Материя, форма и власть государства цер­ковного и гражданского" (1651).

^ 1) О природе индивида и общества. В основу своей теории государства и права Т. Гоббс кладет определенное представление о природе индивида. Он считает, что изначально все люди созданы равными в отношении физических и умственных способностей и каж­дый из них имеет одинаковое с другими "право на все". Однако человек еще и существо глубоко эгоистическое, обуреваемое жадностью, страхом и честолюбием. Окружа­ют его лишь завистники, соперники, враги. "Человек че­ловеку — волк". Отсюда фатальная неизбежность в обще­стве "войны всех против всех". Иметь "право на все" в условиях такой войны — значит фактически не иметь ни­какого права ни на что. Это бедственное положение Т. Гоббс называет "естественным состоянием рода человеческого".

^ 2) О первых трёх естественных законах. Но присущий людям инстинкт самосохранения сооб­щает первый импульс процессу преодоления естественно­го состояния, а естественный разум подсказывает людям, на каких условиях они могут данный процесс осуществить. Эти условия (их и выражают предписания естественного разума) суть естественные законы.

Главный, самый фундаментальный естественный за­кон гласит: необходимо стремиться к миру и следовать ему. Все прочее должно использоваться лишь в качестве средств достижения мира. Важнейшим среди них является отказ каждого от своих прав в той мере, в какой этого требуют интересы мира и самозащиты (второй естествен­ный закон). Отказ от права совершается большей частью перенесением его по договору на определенное лицо или на некоторую группу лип. Из второго естественного закона вытекает третий: люди обязаны выполнять заключенные ими соглашения; в противном случае последние не будут иметь никакого значения. В третьем естественном законе содержится источник и начало справедливости.

Кроме указанных трех, есть еще ^ 16 естественных (неизменных и вечных) законов. Все они резюмируются в одном общем правиле: не делай другому того, чего бы ты не желал, чтобы было сделано по отношению к тебе.

^ 3) О государстве. Государство учреждается людьми для того, чтобы с его помощью покончить с "войной всех против всех", из­бавиться от страха незащищенности и постоянной угрозы насильственной смерти — спутников "разнузданного со­стояния безвластия". Путем взаимной договоренности между собой (каждый соглашается с каждым) индивиды доверя­ют единому лицу (отдельному человеку или собранию лю­дей) верховную власть над собой. Государство и есть это лицо, использующее силу и средства всех людей так, как оно считает необходимым для их мира и общей защиты. Носитель такого лица — суверен. Суверен обладает вер­ховной властью, а всякий другой является его подданным. Таким изображает Т. Гоббс возникновение государства.

^ 4) О народе и верховной власти. Заключив однажды общественный договор и перейдя в гражданское состояние, индивиды утрачивают возмож­ность изменить избранную форму правления, высвободить­ся из-под действия верховной власти. Им запрещается про­тестовать против решений суверена, осуждать его акции и т. п. Прерогативы же суверена относительно подданных чрезвычайно обширны. Все это усугубляется еще и тем, что обладатель верховной власти никаким договором со своим народом не связан и потому ответственности перед ним в принципе не несет.

^ 5) О типах государств. Т. Гоббс называет государства, возникающие в резуль­тате добровольного соглашения, основанными на установ­лении, политическими государствами (впоследствии тер­мин "политическое государство" получил широкое хожде­ние в западноевропейских доктринах государства). Госу­дарства, появляющиеся на свет с помощью физической силы, мыслитель относит к основанным на приобретении; к ним он особого расположения не выказывает. И в этой классификации государств также просматривается неприязнь Т. Гоббса к английским дореволюционным феодально-монархическим порядкам.

^ 6) Суверен. О каких бы разновидностях и формах государства ни шла речь, власть, по Т. Гоббсу, суверена в нем, всегда абсолютна, т. е. безгранична: обширна настолько, на­сколько это вообще можно себе представить. Тот, кому вручена (передана) верховная власть, не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан. Суве­рен сам издает и отменяет законы, объявляет войну и заключает мир, разбирает и разрешает споры, назначает всех должностных лиц и т. д. Прерогативы суверена неделимы и не передаваемы никому. Власть суверена есть факти­чески его монополия на жизнь и смерть подвластных; при­чем все, что бы верховный представитель ни сделал по отношению к подданному под каким бы то ни было пред­логом, не может считаться несправедливостью или безза­конием в собственном смысле. Подданные же по отноше­нию к верховной власти прав не имеют, и потому она не может быть по праву уничтожена людьми, согласившими­ся ее установить.

В произведениях Т. Гоббса говорится "об обязанностях суверена". Все они, как считает мыслитель, содержатся в одном положении: благо народа — высший закон. Долг су­верена, по Т. Гоббсу, — хорошо управлять народом, ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Эти формулы исполнены политической мудрости и гуманизма. Но в рамках учения Т. Гоббса о государстве они выглядят скорее как декоративные вставки – прекраснодушные и в практическом плане ничего не значащие фразы.

^ 7) О государстве и подданных. Наделенное абсолютной властью государство должно выполнять, по Т. Гоббсу, не одни только полицейско-охранительные функции. Его задача: поощрять всякого рода промыслы: судоходство, земледелие, рыболовство, и все отрасли промышленности; силой принуждать к труду физически здоровых людей, отлынивающих от работы. Ему надлежит заниматься воспитательно-просветительской деятельностью (в особенно­сти внушением подданным, сколь безгранична власть суве­рена и сколь безусловны их обязанности перед ним).

Государство гарантирует своим подданным свободу, которая является (у Т. Гоббса) правом делать все то, что не запрещено гражданским законом. Такая трак­товка свободы имела для Англии середины XVII в. (пожа­луй, и для всей тогдашней Западной Европы) пробуржуазный и исторически прогрессивный социальный смысл.

^ 8) О формах государственности. В качестве теоретика политического абсолютизма, ратовавшего за неограниченную власть государства как такового, Т. Гоббс не уделял большого внимания проблеме государственных форм. Согласно Т. Гоббсу, может быть лишь три формы государ­ства: монархия, демократия (народоправство) и аристо­кратия. Отличаются они друг от друга не природой и со­держанием воплощенной в них верховной власти, а разли­чиями в пригодности к осуществлению той цели, для кото­рой они были установлены. И все же глубинные симпатии Т. Гоббса — на стороне монархии.

^ 9) О праве народа на самозащиту. Целиком подчиняя индивида абсолютной власти госу­дарства, Т. Гоббс тем не менее оставляет ему возможность воспротивиться воле суверена. Эта возможность — право на восстание. Она открывается лишь тогда, когда суверен, вопреки естественным законам, обязывает индивида уби­вать или калечить самого себя либо запрещает защищать­ся от нападения врагов. Защита своей собственной жизни опирается на высший закон всей природы — закон само­сохранения. Закон этот не вправе преступать и суверен. Иначе он рискует потерять власть.

б) Учение Локка о государстве и нраве

Джон Локк (1632—1704) — один из классиков раннебуржуазного либерализма. Его политико-правовые взгля­ды изложены в труде "Два трактата о государственном правлении" (1690).

^ 1) О причинах образования государства. По Дж. Локку, до возникновения государства люди пребывают в естественном состоянии. В предгосударственном общежитии нет "войны всех против всех". Индивиды, не испрашивая ничьего разрешения и не завися ни от чьей воли, свободно распоряжаются своей личностью и своей собственностью. Господствует равенство. Чтобы нормы (законы) общежития, действующие в естественном состоянии, соблюдались, природа наделила каждого возможностью судить престу­пивших закон и подвергать их соответствующим наказа­ниям. Однако в естественном состоянии отсутствуют орга­ны, которые могли бы беспристрастно решать споры меж­ду людьми, осуществлять надлежащее наказание винов­ных в нарушении естественных законов и т. д. Все это порождает обстановку неуверенности, дестабилизирует обычную размеренную жизнь. В целях надежного обеспе­чения естественных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое сообщество, учредить государство.

^ 2) О государстве. Государство представляет собой, по Дж. Локку, со­вокупность людей, соединившихся в одно целое под эги­дой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений, хозяй­ственных единиц) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т. е. право во имя общественного блага создавать законы (предусматриваю­щие различные санкции) для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу сообщества для исполнения этих законов и защиты государства от на­падения извне.

^ 3) О границах власти. Строя государство добровольно, прислушиваясь тут только к голосу разума, люди предельно точно (можно даже сказать, скупо) отмеряют тот объем полномочий, который они затем передают государству. О каком-либо полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства, что имело место, например, в учении Т. Гоббса, у Дж. Локка нет и речи. Право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство человек не отчуждает ни кому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности – окончательные границы власти и действия государства, преступить которые ему заказано.

Государство получает от образовавших его людей ровно столько власти, сколько необходимо и достаточно для достижения главной цели политического сообщества. Заключается же она в том, чтобы все (и каждый) могли обеспечивать, сохранять и реализовывать своп гражданс­кие интересы: жизнь, здоровье, свободу и собственность.

^ 4) О законах. На закон и законность Дж, Локк возлагал очень боль­шие надежды. В установленном людьми общем законе, признанном ими и допущенном по их общему согласию в качестве меры добра и зла для разрешения всех колли­зий, он усматривал первый конституирующий государство признак. Закон в подлинном смысле — отнюдь не любое предписание, исходящее от гражданского общества в це­лом или от установленного людьми законодательного органа. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает ра­зумному существу поведение, соответствующее его соб­ственным интересам и служащее общему благу. Если та­кой нормы-указания предписание в себе не содержит, оно не может считаться законом. Кроме того, по Дж, Локку, закону обязательно должны быть присущи стабильность и долговременность действия.

Ратуя за режим законности, он считал, что законы тогда способствуют достижению "главной и великой цели" государства, когда их все знают и все выполняют. В государстве абсолютно никто, никакой орган не может быть изъят из подчинения его законам. Такая позиция Дж. Локка определенно предвосхищала идею "правового государства», обстоятельно развитую в буржуазной политико-юридической литературе ХVIII – ХIХ вв.

Высокий престиж закона проистекает из того, что он, по Дж. Локку, решающий инструмент сохранения и расширения свободы личности, который также гарантирует индивида от произвола и деспотической воли других лиц. Функция индивидуальной свободы не исчерпывается первостатейной её значимостью для жизни отдельного человека, ибо она является еще и неотъемлемой частью общего блага целостного политического организма. Вот почему нельзя достичь блага всех, если не обеспечить посредством зако­нов свободы каждому. Эти идеи Дж. Локка поднимали ев­ропейскую науку о государстве и праве на новый уровень политико-юридической культуры, стимулируя разработку одной из центральных проблем данной науки ("государ­ство—личность") в духе гуманизма.

Как все иные политические установления, как само государство, позитивные законы создаются по воле и ре­шению большинства. Дж. Локк поясняет, что все соверша­емое каким-либо сообществом (единым целым) делается исключительно с одобрения входящих в него лиц. Всякое такое образование должно двигаться в одном направле­нии. Отсюда заключение: каждый человек, согласив­шись вместе с другими образовать единый политический организм, подвластный одному правительству, берет на себя "обязательство подчиняться решению большинства и считать его окончательным". Тем самым Дж. Локк суще­ственно скорректировал под углом зрения демократизма индивидуалистическое начало, которое присутствовало в его учении о государстве и праве.

^ 5) О разделе правомочий. Поддержание режима свободы, реализация "главной и великой цели" политического сообщества непременно требуют, по Дж. Локку, чтобы публично-властные право­мочия государства были четко разграничены и поделены между разными его органами. Правомочие принимать за­коны (законодательная власть) полагается только представительному учреждению всей нации — парламенту. Ком­петенция претворять законы в жизнь (исполнительная власть) подобает монарху и кабинету министров. Их дело ведать также сношениями с иностранными государствами (отправлять федеративную власть). Дж. Локк, однако, при­внес в политическую теорию нечто гораздо большее, чем просто мысль о необходимости "уравновесить власть пра­вительства, вложив отдельные ее части в разные руки".

Имея в виду не допускать узурпации кем-либо всей полноты государственной власти, предотвратить возмож­ность деспотического использования этой власти, он наме­тил принципы связи и взаимодействия "отдельных ее час­тей". Соответствующие типы публично-властной деятель­ности располагаются им в иерархическом порядке. Первое место отводится власти законодательной как верховной (но не абсолютной!) в стране. Иные власти должны подчиняться ей. Вместе с тем они вовсе не являются пассивными при­датками законодательной власти и оказывают на нее (в частности, власть исполнительная) довольно активное вли­яние.

^ 6) О форме государства. Вопрос о государственной форме, традиционный для европейской политической мысли со времен Аристотеля, тоже интересовал Дж. Локка. Правда, он не отдавал какого-то особого предпочтения ни одной из уже известных или могущих возникнуть форм правления; им лишь кате­горически отвергалось абсолютистски-монархическое уст­ройство власти. Личные его симпатии склонялись скорее к той ограниченной, конституционной монархии, реаль­ным прообразом которой являлась английская государствен­ность, какой она стала после 1688 г.

^ 7) О праве народа на восстание. В отношении правителей, которые осуществляют над своим народом деспотическую власть, у людей остается лишь одна возможность — "воззвать к небесам", приме­нить силу "против несправедливой и незаконной силы". По закону, "изначальному и превосходящему все людские законы", народ "обладает правом судить о том, имеется ли у него достаточный повод обратиться к небесам". Суве­ренитет народа, по Дж. Локку, в конечном счете выше, зна­чительнее суверенитета созданного им государства. Если большинство народа решает положить предел наглости нарушивших общественный договор правителей, то воо­руженное народное восстание с целью вернуть государ­ство на путь свободы, закона, движения к общему благу будет совершенно правомерным. Тезис о праве народа на восстание — не случайный в либерально-буржуазной док­трине Дж. Локка. Провозглашая его, мыслитель как бы ре­абилитировал уже произведенную государственным пере­воротом 1688 г. смену формы правления и прямо предосте­регал королевскую власть на будущее от посягательств на завоевания английской революции.

Учение Дж. Локка о государстве и праве явилось клас­сическим выражением идеологии раннебуржуазных рево­люций со всеми ее сильными и слабыми сторонами. Оно вобрало в себя многие достижения политико-юридическо­го знания и передовой научной мысли XVII в. В нем эти достижения были не просто собраны, но углублены и пе­реработаны с учетом исторического опыта, который дала революция в Англии. Таким образом, они стали пригодны­ми для того, чтобы ответить на высокие практические и теоретические запросы политико-правовой жизни следу­ющего, XVIII столетия — столетия Просвещения и двух крупнейших буржуазных революций нового времени на Западе: французской и американской.


Главным итогом XVII в. в идеологии Западной Европы стало формирование теории естественного права, выразившей основные принципы гражданского общества. В теории естественного права получили развитие идеи XVI в. о природе человека, его страстях и разуме как об основе и движущих силах политики. Существенное достижение и основа теории естественного права XVII в. — идея все­общего естественного равенства людей.

Впервые в многовековой истории человечества было выдвину­то и широко обосновано представление о всеобщем правовом равен­стве людей независимо от их социального положения и происхож­дения. Этим теория естественного права Нового времени существенно отличалась от идей "права природы" античных философов и полити­ческих мыслителей.

В противоположность христианским авторам Средневековья, традиционно видевшим в "свободной воле людей" источник и при­чину греха и зла в мире, теоретики естественного права считали свободу воли, направляемой разумом, основой общежития, отноше­ний между людьми, каждый из которых свободен в поступках, в выборе вариантов поведения и потому должен нести ответственность за свои действия.

Рационалистический подход к государству, попытки использо­вать категории частного права для объяснения причин его возникновения и существования ввели в содержание политико-правовых теорий не только главную идею общественного договора, но и категорию естественного состояния, перспективную для последующего исследования догосударственной истории человечества, а также проблему взаимных прав и обязательств власти и народа.

В политико-правовой идеологии Западной Европы XVII в. по существу была сформирована и теоретически обоснована модель гражданского общества, практическое осуществление которой заняло несколько веков и в масштабах человечества далеко не завершено.

В конце XVII века был обоснован перечень естественных прав и свобод человека, ставший классическим для последующей эпохи. Тогда же были теоретически обозначены основные пути реализа­ции этих прав и свобод в гражданском обществе. Разработка про­блемы защиты человека от государственной власти вела к идее правового и демократического государства, постановка вопроса о ма­териальных гарантиях прав и свобод, защиты человека от голода и нищеты порождала мысль о социальном государстве.

XVII век стал громадным шагом вперед в развитии учений о праве и государстве. В процессе преодоления теологического миро­воззрения рушились догмы средневековой схоластики; рационали­стически ставились и решались проблемы соотношения личности, права и государства, обсуждались вопросы о происхождении, зада­чах и функциях государства и права, об их роли в общественной жизни. Взгляд на человека с его потребностями и социальными ка­чествами как на исходный пункт учений о праве и государстве обус­ловил ярко выраженный аксиологический аспект доктрин естествен­ного права XVII—XVIII вв., непререкаемое положение о ценности личности, о подчиненности права и государства земным интересам людей.

Бурный событиями XVII век породил ряд вариантов идеи пре­одоления политического отчуждения. Исходным пунктом большин­ства этих вариантов была теоретически богатая, хотя и умеренная по программным выводам концепция Греция. Гроций первым обо­сновал взгляд на право как на право человека, разумное право, без чего вообще нет человека.

Из пессимистических взглядов Гоббса на природу человека логически выводилась принципиальная отчужденность государства от народа. Однако в его концепции не только считались естественными и закономерными самые, казалось бы, антисоциальные стра­сти людей, но и в рамках полного политического отчуждения лич­ности за последней признавались достоинство, свобода и равенство в отношениях с себе подобными. Ради этого достаточно содержатель­ного гражданского равенства (отнюдь не равенства нулей, как в деспотическом государстве!) и возводилось в принцип само это по­литическое отчуждение. По существу, Гоббсом описано гражданс­кое общество, охраняемое авторитарной властью (Стюартов или Кромвеля). В этой теории нет противоречий, хотя противоречивой часто становилась государственно-правовая практика, считающая источником права произвольную волю суверена, но пытавшаяся предписать этой воле правила естественных законов. Нередко ответом суверена на эти попытки были деяния и суждения: "Лучше капля силы, чем мешок права". Стремление преодолеть такое чисто практическое противоречие заметно в теории Спинозы, отождеств­лявшего право и силу, а также в концепции Локка, согласно кото­рой свобода и равенство граждан предписаны государству самой при­родой.

Локком был обозначен тот вариант преодоления политическо­го отчуждения, который состоит в замене традиционной суверен­ной власти государства над обществом и народом суверенитетом права. Как необходимое средство обеспечения верховенства зако­на, основанного на данных природой правах человека, обосновыва­лось ослабление самого государства (разделение властей). В резуль­тате государство оказывалось подчиненным незыблемым принци­пам права, а само право из велений власти превращалось в стабиль­ную основу общества равных перед законом и свободных собствен­ников.

Иной вариант преодоления политического отчуждения был предложен Спинозой: коль скоро государство порождено противо­речием между страстями и разумом людей, то вся задача — в том, чтобы и людьми, и государством руководил разум. Это достигается демократическим устройством государства, при котором оно фак­тически сливается с народом и, оставаясь обособленной от общества силой, воплощающей разумную общую волю, перестает быть чуж­дым и опасным для общества и народа.

В процессе революционных событий в Англии разрабатывался также революционный вариант преодоления политического отчуж­дения. Левеллеры и диггеры отстаивали идею революционно-демо­кратической власти, подготавливающей условия для максимально­го развития демократии на основе институтов англосаксонского са­моуправления и парламентаризма.




Скачать 271.06 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер271.06 Kb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх