Р. Яцкр. А н. Резников М. Рошаль, Л. Комарова А. Рапопорт Редакция выражает особую благодарность за участие в подготовке книги А. И. Нафтульеву и А. Л. Свенцицкому 6бк 88. 362 icon

Р. Яцкр. А н. Резников М. Рошаль, Л. Комарова А. Рапопорт Редакция выражает особую благодарность за участие в подготовке книги А. И. Нафтульеву и А. Л. Свенцицкому 6бк 88. 362


Смотрите также:
Евстратова, К. Виткова Художник обложки В. Королева Подготовка иллюстраций Н...
Евстратова, К. Виткова Художник обложки В. Королева Подготовка иллюстраций Н...
Т. Р. Багаева (секретарь) акад. М. В. Угрюмов чл корр. Ран д. П. Дворецкий проф., д б. н. Н. Н...
Вступление
Ахинов Г. А. Основы экономики социальной сферы: Курс лекций...
В данной книге представлено 25 статей профессора Юрия Андреевича Абрамова и 75 статей доктора...
В данной книге представлено 25 статей профессора Юрия Андреевича Абрамова и 75 статей доктора...
В данной книге представлено 25 статей профессора Юрия Андреевича Абрамова и 75 статей доктора...
«Летопись Алатырской земли»...
-
Никитомихалковщина-2: ответ оппонентам...
Доклад Дыбовского Андрея Петровича на заседании Русского географического общества...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
вернуться в начало
скачать
мани-, пуляции, состоит в необходимости предостеречь верификатора о риске их интер- 1 претации как признаков обмана Мы обнаружили, что люди, пытающиеся выявить ложь, часто ошибочно принимают правдивого человека за лжеца, потому что тот ? демонстрирует много манипуляций. Манипуляции могут означать, что человек рас­строен, однако это не всегда так. Хотя люди и думают, что возросшее количество манипуляций является надежным признаком обмана, это не соответствует истине.

К манипуляциям относятся все те движения, которыми отряхивают, массиру­ют, потирают, дерэкат, щиплют, ковыряют, чешут другую часть тела или совершают какие-либо иные действия с ней Продолжительность манипуляций может разли­чаться от нескольких мгновений до многих минут Некоторые из кратких манипуля­ций внешне имеют определенную цель поправляют волосы, прочищают ухо, поче­сывают какую-то часть тела. Другие манипуляции, в особенности продолжающие­ся долго, с виду абсолютно бесцельны: это закручивание и раскручивание волос, потирание пальцев, постукивание ногой Обычно манипулируют рукой, а реципи­ентами бывают волосы, уши, нос или промежность Но рука тоже может оказаться реципиентом, как и любая другая часть тела. Манипуляции могут ограничиваться лицом (их можно выполнять, упираясь языком в щеку, слегка покусывая губы) или движениями одной ноги относительно другой. Частью акта манипуляции могут стать какие-то предметы: спичка, Карандаш, скрепка или сигарета

Несмотря на то что приличия предписывают не делать этого публично, многие люди продолжают манипулировать на л.юдях, не замечая собственных действий. И дело здесь не в том, что люди не сознают их Стоит кому-либо увидеть, что кто-то наблюдает за одним из его движений, он сразу же остановится, сделает его менее заметным или попытается как-то замаскировать, прикрыть мимолетный жест дру­гим, более широким Но даже скрывая манипуляции с помощью таких замыслова­тых приемов, люди действуют не вполне сознательно Манипуляции находятся на краю сознания Никакие старания не могут помочь большинству людей отказаться от них надолго. Люди привыкли к манипуляциям

Человек гораздо приличнее ведет себя в качестве наблюдателя, чем в качестве исполнителя. Он дает возможность закончить манипуляцию, даже когда его собе­седник начинает манипулировать прямо посреди разговора. Кто-то смотрит в сторо­ну, пока выполняется манипуляция, и поворачивается обратно, только когда та за­кончена Если манипуляция выражается одним из тех, казалось бы, бесцельных действий, вроде продолжающегося до бесконечности кручения волос, тогда, конеч­но же, не смотрят все время в сторону, а просто не разглядывают это движение в упор Такое вежливое невнимание к манипуляциям является слишком хорошо за-

80

^ Обнаружение обмана по словам, голосу и пластике

ученной привычкой, которой следуют не думая; правила приличия нарушает тот, кто наблюдает акт манипуляции, а не тот, кто его выполняет Наблюдающий как бы подглядывает. Когда два автомобиля тормозят у светофора, приличия нарушает тот водитель, который позволяет себе заглянуть в другой автомобиль, а не тот, который в этот момент энергично прочищает ухо.

Исследователи этого явления, не исключая и меня, задавались вопросом о при­чинах предпочтения тех -или иных манипуляций. Почему кто-то предпочитает че­саться, а не ковырять что-нибудь, пощипывать, а не потирать? И чем можно объяс­нить то, что один предпочитает чесать руку, другой — ухо, а третий — нос? Отчао ти такие предпочтения можно объяснить идиосинкразией. У каждого есть свои особо любимые манипуляции, свойственные именно ему. Один будет крутить коль­цо, другой — ковырять прыщи, третий — закручивать ус. Никто не пытался устано­вить, почему люди предпочитают ту или иную манипуляцию или почему некоторые не имеют особых идиосинкразических манипуляций. Есть информация, дозволяю­щая предположить, что некоторые манипуляции свидетельствуют о дискомфорте. Привычка ковырять,обнаружена у психиатрических больных, скрывающих свой гнев. Больные, испытывающие стыд, обычно прикрывают глаза. Однако э.ти экспе­риментальные данные получены на основе привычного представления, что Диском­форт увеличивает количество манипуляций27.

Обычно считается, что, когда люди чувствуют себя не в своей тарелке или не­рвничают, они ерзают и совершают беспокойные движения, и это довольно хорошо обосновано наукой. Манипуляции почесывания, сдавливания, ковыряния, прочи­щения отверстий и отряхивания становятся более интенсивными по мере увеличе­ния дискомфорта любого вида. Я же думаю, что люди демонстрируют много манипу­ляций в расслабленном состоянии, раскрепостившись и перестав сдерживаться. В компании друзей обычно меньше беспокоишься о приличиях. Есть люди, и вооб­ще более других склонные делать те вещи, от которых большинстве-хотя бы отчасти сдерживается, например рыгать. Если все вышесказанное справедливо, то манипу­ляции являются признаками дискомфорта только в официальных ситуациях и в не очень знакомых компаниях.

Таким образом, манипуляции не являются надежным признаком обмана, пото­му что могут означать диаметрально противоположные состояния — дискомфорт и расслабленность. Кроме того, лжецы знают, что манипуляции нужно подавлять, и периодически большинство из них в этом преуспевают. Никаких специальных зна­ний по этому вопросу лжецы не имеют, просто то, что манипуляции являются при­знаками дискомфорта и нервозности, стало частью общеизвестного фольклора Беспокойное поведение считается верным признаком обмана, поэтому обычно ду­мают, что обманщик непременно будет ерзать. Когда мы спрашивали людей, как они узнают лжецов, первое место по частоте ответов занял такой, лжецы ерзают и прячут глаза. Признаки, известные всем, включающие действия, которые легко

27 Более подробное освещение дискуссии о манипуляциях см Ekman Р , Friesen W V Non­verbal Behavior and Psychopathology / / The Psychology of Depression, Contemporary Theory and Research Ed Friedman R J andKatzM N Washington, D С Winston, 1974

81

.IT

Глава 3

подавить, будут не слишком надежны в случаях, когда ставки высоки, а лжец не хочет быть пойманным.

Студентки-медсестры демонстрировали не больше манипуляций, когда лгали, чем когда говорили правду. Хотя другими исследованиями и было обнаружено уве­личение числа манипуляций при обмане, я думаю, что такие противоречивые ре зультаты объясняются разницей в ставках. Когда ставки высоки, манипуляции мо­гут прерываться, потому что на человека воздействуют противоположные силы.! Высокие ставки заставляют лжеца прослеживать и контролировать столь доступ ные и широко известные признаки обмана, как манипуляции; но те же высокие ставки, вызвав боязнь разоблачения и увеличив испытываемый от этого диском- форт, могут увеличить число манипуляций в поведении. Человек может замечать i участившиеся манипуляции, подавлять их до полного исчезновения или на время, через некоторое время опять замечать (когда они вновь появятся) и снова подав­лять. Так как ставки в нашем опыте были высоки, студентки изо всех сил старались подавить свои манипуляции. В исследованиях, обнаруживших учащение манипу­ляций в процессе лжи, ставки были невелики. Необычность ситуации — не каждый день просят солгать в экспериментальных целях — могла вызвать у участников эк­сперимента дискомфорт, достаточный для увеличения интенсивности манипуля­ций. Но результатом успеха или неудачи этого обмана не могли быть ни значитель­ные приобретения, ни значительные потери, поэтому у лжецов не было особой при­чины тратить силы на прослеживание и подавление манипуляций. Даже если мое объяснение противоречивости полученных результатов неправильно (таким ин­терпретациям постфактум, пока они не подтверждены дальнейшими исследования­ми, нельзя полностью доверять), сама противоречивость результатов исследований является достаточной причиной для осторожной интерпретации манипуляций.

Изучая способность людей выявлять ложь, мы обнаружили, что тех, кто демон­стрирует много манипуляций, считают лжецами. Не имеет значения, правду Гово­рит на самом деле человек или лжет; если манипуляций много, ему навешивают ярлык лжеца. Очень важно сознавать вероятность совершения такой ошибки. Да­вайте рассмотрим многочисленные причины, по которым манипуляции не являют­ся надежным признаком обмана.

1. ^ Люди очень сильно различаются по количеству и типу свойственных им манипуляций. Этой проблемы (капкан Брокау) можно избежать, если вери­фикатор уже в какой-то степени знаком с подозреваемым и может сравни­вать поведение, свойственное последнему обычно, с его поведением в дан­ный момент.

2. ^ Ошибка Отелло также влияет на интерпретацию манипуляций, по­скольку манипуляции становятся интенсивнее, когда люди чувствуют себя неловко. Эта проблема может возникать и в связи с другими признака­ми обмана, но для манипуляций она особенно остра, поскольку они являются признаками не только дискомфорта, но иногда, особенно в дружеской компа­нии, и комфорта.

82

^ Обнаружение обмана по словам, голосу и пластике

3. Все думают, что большое количество манипуляций выдает обман, по­этому лжец с сильной мотивацией будет пытаться подавить их. В отли­чие от выражения лица, которое люди тоже пытаются контролировать, мани­пуляции подавить довольно просто. Если ставки высоки, лжецу удается пода­вить манипуляции, хотя бы на время. ,

Позы (еще один аспект, в котором можно рассматривать тело) изучали многие исследователи, но утечки информации или признаков обмана благодаря им было обнаружено мало. Люди знают, как в какой обстановке следует сидеть или стоять. Поза, подходящая для официальной беседы, отличается от позы при разговоре t приятелем. Обманывая кого-то, человек, по-видимому, хорошо контролирует сйою позу и успешно ею управляет, поскольку ни я, ни другие исследователи лжи не об­наружили различий в позах людей лгущих и говорящих правду .

Конечно, мы не измеряли те характеристики позы, которые являются перемен­ными. Возможно, существует тенденция наклоняться вперед, испытывая интерес или гнев, и отклоняться назад при страхе или отвращении. Лжец с сильной мотива­цией, однако, должен быть способен подавить все признаки этих эмоций, выдавае­мые позой, кроме самых тонких.

Признаки, обусловленные вегетативной нервной системой

До сих пор я обсуждал действия, выполняемые опорно-двигательным аппара­том. Вегетативная нервная система (ВНС) также производит в организме опреде­ленные изменения, заметные в случае возникновения эмоций: изменения Частоты и глубины дыхания, частоты сглатывания, интенсивности потоотделения (Йбуслов ленные ВНС изменения, отражающиеся на лице, такие как краска, заливающая лицо, бледность и расширение зрачков, обсуждаются в следующей гЛаве). Эти Из­менения, сопровождающие возникновение эмоций, происходят непроизвольно, Их очень трудно подавить, и по этой причине они являются вполне надежными Призма» ками обмана.

Детектор лжи замеряет эти изменения в вегетативной нервной системе, не­многие из них видны и без использования специальной аппаратуры. Если лжец »С; пытывает страх, гнев, возбуждение, огорчение, вицу или стыд, это часто сопровоя дается учащением дыхания, вздыманием грудной клетки, частым сглатыванием р пахом пота или выступающей испариной. Десятилетиями психологи спорили о том, существует ли для каждой конкретной эмоции характерный набор изменений ВЙС. Большинство психологов думают, что это не так; они считают, что любые эмоции

28 В одном из исследований лжи обнаружено расхожее мнение, что те, кто часто меняет позу, лгут. Однако фактически доказано, что поза не связана с правдивостью или лживос­тью человека. См.: Kraut R. Е., Рое D. Behavioral Roots of Person Perception: The Deception Judgement of Custom Inspectors and Laymen / / Journal of Personality and Social Psycho­logy 39 (1980), pp. 784-798.

83

)i .K«/ J-

""

Глава 3

вызывают учащенное дыхание, усиленное потоотделение и глотательные движе­ния. Изменения ВНС зависят от силы эмоции, а не от ее характера. Эта точка эре ния противоречит опыту большинства людей. Люди испытывают разные физиче ские ощущения в состоянии, например, испуга и в состоянии гнева. По мнению мно-: гих психологов, это происходит потому, что в разных состояниях они по-разному 1 интерпретируют одни и те же ощущения. Но это не является доказательством того, j что сама деятельность ВНС действительно отличается в случаях страха и гнева29.

Моя самая последняя исследовательская работа, начатая незадолго до оконча ния этой книги, оспаривает такую точку зрения. Если я прав и изменения ВНС не ! всегда одинаковы, а, напротив, специфичны для каждой эмоции, это может оказать-ся очень важным при обнаружении лжи. Благодаря этому верификатор может обна­ружить даже без детектора, руководствуясь лишь зрением и слухом, не только то, испытывает ли подозреваемый эмоции, но и какие именно эмоции он испытывает — страх или гнев, отвращение или грусть. Хотя, как будет изложено в следующей гла­ве, подобную информацию дает и мимика, многие движения лицевых мышц люди в состоянии подавить. Деятельность же ВНС контролировать гораздо труднее.

Мы пока опубликовали только одну работу30, и многие крупные психологи не согласны с тем, что нам удалось обнаружить. Полученные мной данные считаются противоречивыми и недостаточно доказанными; тем не менее они обоснованны и, уверен, со временем будут приняты научным сообществом.

Пытаясь обнаружить убедительные свидетельства различной деятельности ВНС при различных эмоциях, я видел две проблемы и думал, что могу решить обе. Одна проблема состояла в сложности получения чистых образцов эмоций. Чтобы сопоставить изменения ВНС, обусловленные страхом, с соответствующими изме­нениями, обусловленными гневом, ученый должен знать наверняка, когда именно , объект его исследований испытывает каждую из этих эмоций. Поскольку измере­ние изменений ВНС требует сложного оборудования, объект должен воспроизвес­ти образны амаций в лаборатории. И здесь проблема заключается в том, как вы­звать шшимиииые эмоции в стерильных, неестественных условиях. Кроме того, как можно явиутать или рассердить человека, не сделав того и другого одновремен­но? Этот последний вопрос весьма важен — если человека напугать и рассердить одновременно, получится то, что мы называем смесью эмоций. Если эмоции не бу­дут испытывашая По отдельности (то есть образцы не будут чистыми), окажется невозможным зафиксировать различия деятельности ВНС для каждой эмоции. И даже в случае их различия, когда образец гнева содержит некоторое количество страха или образец страха — некоторое количество гнева, в результате покажется, что изменения ВНС одни и те же. Избежать смеси эмоций не просто, как в лабора­тории, так и в жизни; смешанные эмоции встречаются гораздо чаще чистых.

29 Современным представителем этой точки зрения является Джордж Мандлер (см. Mandler G Mind and Body, Psychology of Emotion and Stress. New York: W W. Norton & Co., 1984).

30 Ekman P., Levenson R. W. & Friesen W. F. Autonomic Nervous System Activity Distinguis­hes between Emotions // Science, 1983, vol. 221.

84

^ Обнаружение обмана по словам, голосу и пластике

Самым популярным техническим приемом для сбора образцов эмоций является следующий: объект просят вспомнить или вообразить что-нибудь страшное. Пред­положим, объект воображает, что на него нападает грабитель. Ученый должен быть уверен, что, помимо того, что объект напуган, он не испытывает гнева по отноше­нию к грабителю или к самому себе за свой страх или за то, что попал в такую дурац­кую ситуацию. Другие методики имеют тот же самый недостаток, так как с их помо­щью получение смесей вместо чистых эмоций столь же вероятно. Предположим, ученый показывает объекту страшный фильм, может быть, сцену из фильма ужа­сов, например из «Психо» Альфреда Хичкока, где Тони Перкинс внезапно бросает­ся с ножом на принимающую душ Дженет Ли. Объект может рассердиться на экс­периментатора за то, что тот его пугает, рассердиться на себя за-свой страх, рассер­диться на Тони Перкинса за то, что тот напал на Дженет Ли, почувствовать отвращение при виде Крови, огорчиться, глядя на страдания Дженет Ли, удивиться происходящему действию и так далее. Не так-то просто придумать способ получе­ния образцов чистых эмоций. Большинство ученых, занимавшихся исследованием ВИС, просто принимали за аксиому (я думаю, напрасно), что объекты эксперимен­тов выполняют требуемые действия в нужное время и «предоставляют» им образцы чистых эмоций. Они не предпринимали никаких шагов, чтобы гарантировать отбор действительно чистых эмоций или хотя бы удостовериться в их чистоте. -

Вторая проблема заключалась в необходимости отбора образцов эмоций в лабо- ратории, то есть в использовании различного рода приспособлений. Большинство людей стесняются того, что произойдет с ними в лаборатории. В ходе эксперимента это чувство усиливается. Для измерения деятельности ВНС к различным частям тела прикрепляют провода. Только для того чтобы следить за дыханием, частотой сердечных сокращений, температурой кожи и потоотделением, нужно прикрепить множество проводов. Большинство людей при этом испытывают смущение: ведь когда они подключены к прибору, ученые в мельчайших подробностях наблюдают происходящее внутри организма, а камеры часто еще и записывают любые Видимые изменения. Смущение — это эмоция, и если она вызывает какую-то деятельность ВНС, эти изменения ВНС будут накладываться на каждый образец эмоции, кото­рый пытается получить ученый. Он может думать, что объект в один момент Bcaet минает что-то страшное, а в Другой — заново переживает некогда испытанный гнев, а на самом деле на фоне обоих этих воспоминании объект испытывает еще и смущение. Никто из этих исследователей не предпринимал шагов для уменьшыяЦк1 смущения и не выполнял никаких проверок, чтобы убедиться, что смущение не гар . тит чистоту полученных ими образцов. ,.

Мы с коллегами исключили фактор смущения, выбрав в качестве объектов Ис­следования профессиональных актеров3l. Актеры привыкли к тому, что их разгля­дывают, и наблюдение за каждым их движением не вызывает у них отрицательных эмоций. Им даже понравилась мысль, что к ним подключат провода и будут следить

31 Ekman P., Levenson R. W., Friesen W. F. Autonomic Nervous System Activity Distinguishes between Emotions // Science, 1983, vol. 221, pp. 1208 210.

85

Щ (."I

/ "

Глава 3

за изменениями внутри их организма. Кстати, изучение актеров помогло решить и проблему получения образцов чистых эмоций. Актеры, годами тренировавшиеся в применении системы Станиславского, научились искусно вспоминать и пережи- вать испытанные ранее эмоции. Они практикуют эту технику для .того, чтобы ис­пользовать воспоминания о чувствах в создании различных образов. Подключив кА актерам аппаратуру и направив на их лица видеокамеры, мы просили их вспомнить-и пережить с максимальной интенсивностью наиболее сильное в их жизни чувство t гнева, затем страха, грусти, удивления, счастья и дтвращения. Эта методика ис- пользовалась ранее другими учеными, но мы считали, что наши шансы на успехi выше, потому что, в отличие от них, имели дело не просто с людьми, а с тренирован-; ными профессионалами. Более того, мы не считали само собой разумеющимся, что, объекты эксперимента будут делать именно то, что мы говорим; и удостоверялись,, что получаем не смеси эмоций, а чистые образцы. По ходу эксперимента мы перио­дически просили актеров оценить, насколько сильно они чувствовали требуемую эмоцию и ощущали ли при этом какие-либо другие эмоции. Все образцы, сопровож­давшиеся посторонними эмоциями, толькр приближавшимися по силе к требуе­мой, отбрасывались.

Использование в эксперименте актеров также облегчило нам возможность по- пробовать вторую методику получения образцов чистых эмоций, ранее никогда не использовавшуюся. Мы обнаружили этот новый способ вызывать эмоции случай­но, несколько лет назад, когда занимались другими исследованиями. Мы изучали то, какая мышца за какое выражение лица отвечает. Мы с коллегами систематиче­ски воспроизводили тысячи мимических выражений, снимая их на пленку и затем анализируя изменения внешнего вида, вызываемые каждым сочетанием движений мышц К нашему удивлению, когда мы выполняли движения мышц, связанные с эмоциями, «Ыгвнезапно ощущали в своем теле изменения, обусловленные деятель ностью ВНС У нас не было причин ожидать, что намеренные движения лицевых мускулов могут вызывать непроизвольные изменения в ВНС, но это случалось сно­ва и снова. Правда, мы так и не знаем, различалась ли деятельность ВНС для каждо­го конкретного набора движений. Мы говорили актерам, какими именно лицевыми мышцами двигать, Дав для каждой из шести эмоций свою инструкцию. Актеры не, смущались ни при воспроизведении выражения лица по заказу, ни оттого, что на них в это время смотрят; они делали это умело и с легкостью выполнили больший ство наших просьб. Тем не менее мы снова не принимали полностью на веру то, что они воспроизведут именно нужные нам эмоции. Мы сделали видеозапись их лиц и пользовались полученными результатами только в том случае, если в момент изме-рений набор необходимых лицевых движений был воспроизведен полностью.

В результате этих экспериментов были получены внушительные данные в пользу того, что деятельность ВНС не является одинаковой для всех эмоций Изме­нения скорости сердечных сокращений, температуры кожи и потоотделения (мы измеряли только это) различны при разных эмоциях. Например, когда движения мышц на лицах актеров соответствовали мимике гнева или страха (не забывайте, что их просили не изобразить эти эмоции, а лишь совершить определенные дей-

86


^ Обнаружение обмана по словам, голосу и пластике

ствия мышцами лица), их сердца в обоих случаях бились чаще, но температура кожи изменялась по-разному. Кожа становилась горячей от гнева и холодела от страха. Недавно мы повторили этот эксперимент с другими испытуемыми и получи­ли такие же результаты.

Если при проведении подобных экспериментов в собственных лабораториях такие же результаты получат и другие ученые, это даст возможность принципиаль­но изменить действие детектора лжи. Вместо того чтобы просто пытаться выяс-нить, испытывает ли объект какую-либо эмоцию вообще, оператор детектора смог жет сказать, измерив несколько данных деятельности ВНС, какую именно эмоцию он испытывает. Верификатор же даже невооруженным глазом сможет заметить из­менения в характере дыхания или потоотделения, что может помочь обнаружить наличие конкретных эмоций. Количество ошибок в обнаружении лжи, ведущих к тому, что верят не правдивому человеку, а лжецу, можно было бы сократить, если бы деятельность ВНС, подавить которую очень трудно, позволяла с точностью оп­ределять чувства подозреваемого. Нам пока не известно, можно ли различать эмо­ции только по видимым и слышимым признакам деятельности ВНС, но теперь по­явились причины это выяснить Каким образом могут признаки конкретных эмоций (независимо от того, были они замечены по лицу, телу, голосу, словам или измене­ниям в деятельности ВНС) помочь определить, правду говорит человек или лжет? Какова опасность совершения ошибки в этом случае и как ее избежать, является темой главы 5.

В главе 1 мы говорили, что существуют два основных вида лжи: сокрытие ин­формации и искажение ее До сих пор в этой главе рассматривалось то, как слова, голос или тело выдают скрываемые чувства. Искажение же информации происхо­дит тогда, когда лжец не испытывает никаких эмоций, но демонстрирует их, или когда требуется замаскировать испытываемые чувства Например, человек может принять печальный вид. узнав, что бизнес его шурина потерпел крах. В случае, если ему абсолютно наплевать на своего шурина, фальшивая печаль просто поможет со­блюсти приличия, если же он втайне радуется несчастью последнего, выражение печали поможет скрыть его истинные чувства. Могут ли слова, голос или тело одно­значно разоблачать фальшь таких выражений, показывая, что на самом деле чело» век не испытывает демонстрируемые эмоции, — никому не известно. Промашщц изображении фальшивых эмоций исследовались гораздо меньше, чем утеч№И$г формации при сокрытии эмоций. Я могу вам предложить только свои наблюдения, теории и догадки.

Несмотря на то что слова непосредственно предназначены для передачи инфор­мации, описать эмоции словами трудно любому, как правдивому, так и лжецу. Толь­ко поэт может передать нюансы человеческих переживаний. Причем описать ре­альные чувства ничуть не легче, чем выдуманные. Ни тому ни другому описанию обычно не свойственны ни красноречие, ни изысканность, ни убедительность. Только вербальное описание, при отсутствии голоса, пластики и мимики, не может передать подлинного смысла эмоций. Подозреваю, что большинство людей умеет достаточно хорошо обманывать окружающих, придавая своему голосу интонации,

87

Miyip mijn , 1 «Ч mi

Глава 3

характерные для гнева, страха, горя, счастья, отвращения или удивления. Хотя скрыть характерные для этих эмоций изменения звука голоса очень трудно, изобра­зить их намного легче. Но дурачить людей проще всего при помощи голоса.

Некоторые изменения, вызываемые вегетативной нервной системой, имитиро­вать несложно. Учащенное дыхание или сглатывание трудно скрыть, но не нужно особого искусства, чтобы имитировать их: просто дышать быстрее или сглатывать чаще. Правда, потоотделение труднее как скрыть, так и изобразить. Я думаю, одна­ко, не многие лжецы используют учащенное дыхание и сглатывание, чтобы создать впечатление переживаемой негативной эмоции.

Несмотря на то что обманщик может увеличить количество манипуляций, пы­таясь продемонстрировать, что он «не в своей тарелке», большинство людей, по всей вероятности, не вспомнит вовремя об этой возможности. Эти действия, кото­рые так легко выполнить, могут своим отсутствием выдать лживость убедительных во всех остальных отношениях уверений.

Иллюстрации можно выполнять намеренно (хотя и с малой вероятностью успе­ха) для создания впечатления заинтересованности и энтузиазма, не испытываемых по отношению к предмету разговора на самом деле. Как пишут в газетах, бывшие прези­денты Никсон и Форд работали над своей речью с преподавателем, который рекомендо­вал им увеличивать число иллюстраций. Когда я видел их по телевизору, у меня посто­янно возникала мысль, что именно в результате этих занятий они стали выглядеть так неестественно. Очень трудно правильно совместить иллюстрации со словами, когда делаешь это намеренно; они имеют тенденцию опережать слова, или запаздывать, или передерживаться. Это все равно что, например, катаясь на лыжах, пытаться об­думывать каждое движение — начинаешь выглядеть просто неуклюжим

Я описал встречающиеся в поведении признаки, которые могут свидетельство­вать о наличии скрываемой информации, указывать, что человек плохо продумал линию поведения, или свидетельствовать об эмоциях, которые данной линии пове­дения не соответствуют.

Оговорки языковые и эмблематические, а также тирады могут выдать любую скрытую информацию: эмоции, совершенные поступки, планы, намерения, фанта­зии, идеи и т. д.

Уклончивая речь, паузы, речевые ошибки и снижение количества иллюстраций могут означать, что говорящий высказывается очень осторожно, поскольку не про-, думал линию поведения заранее. Эти признаки могут сопутствовать любым отрица­тельным эмоциям. Снижение количества иллюстраций может происходить также от скуки.

Повышение тона, громкости и темпа речи сопровождают страх, гнев и, возмож­но, возбуждение. Противоположным образом изменяют голос печаль и, быть мо­жет, чувство вины.

Изменения в дыхании и потоотделении, учащенное сглатывание вследствие сильной сухости во рту являются признаками сильных эмоций, и, вероятно, в буду­щем по характеру таких изменений удастся устанавливать, каких именно.

Глава 4

мимические признаки обмана

Лицо является весьма ценным источником информации для верификатора, ибо оно может и лгать, и говорить правду, и делать то и другое одновременно. Обычно лицо несет сразу два сообщения — то, что лжец хочет сказать, и то, что он хотел бы скрыть. Одни выражения лица поддерживают ложь, давая нам неверную информацию, другие же — выдают правду, потому что выглядят фальшиво, и истин­ные чувства просачиваются сквозь все попытки скрыть их. В какой-то момент лицо, будучи лживым, может выглядеть вполне убедительно, однако уже через мгйбв -ние на нем могут проявиться потаенные мысли. А бывает и так, что и искренние и показные эмоции передаются различными частями лица в одно и то же время-. Я думаю, большинство людей не может сразу же раскусить лжеца лишь потому, что не умеет отличать искренние выражения лица от ложных.

Истинные чувства отражаются на нашем лице потому, что мимнншмюжвт быть непроизвольной, неподвластной нашим мыслям и намерениям. Но ляфяшкят И лгать, так как мы в состоянии контролировать свою мимику, не позшйгйя людям увидеть правду и вынуждая их принять ложь. Лицо ведет двойную жизнь, сочетая выражения, которые мы намеренно принимаем, с теми, которые порой появляюп» спонтанно, без нашего ведома. Наряду с непроизвольными и намеренными вир«р1.-ниями существуют еще и некогда заученные нами и теперь появляющиеся aBTOMf» тически, желаем мы того или нет, а порой — даже и вопреки этому и, как правило, без нашего осознавания. Примером тому являются выражения лица, вошедшие В привычку и ставшие «ритуальными»; они довольно часто появляются на нашем лице, особеннокогда мы, например, не можем выразить свой гнев в адрес высокопо­ставленной особы. Однако сейчас нас будут интересовать лишь намеренные, конт­ролируемые, фальшивые выражения, используемые людьми при попытке ввести в заблуждение, и непроизэольные, спонтанные, эмоциональные, которые порой вы дают истинные чувства лжеца вопреки всем его стараниям скрыть их.

89

vi,#rt-


Глава 4

Исследования людей с различными повреждениями головного мозга убедитель« но показывают, что за произвольные и непроизвольные выражения лица ответ ! ственны различные участки мозга. Пациенты, страдающие от повреждений одни! участков, включающих так называемую пирамидальную систему , не могут улыб нуться, если их об этом попросить, но улыбаются в ответ на шутку или от радост Обратная картина наблюдается у пациентов, которые страдают от поражения дру гого участка мозга, не включающего пирамидальную систему ."Они могут улыбатьс намеренно, однако развлекаясь и даже веселясь остаются с каменным лицом. Паци енты с поражениями пирамидальной системы, неспособные произвольно менял выражения лица, не смогли бы скрыть обман, потому что не могут препятствоват проявлению на своем лице истинных эмоций и изображать неискренние чувства,! Напротив, пациенты с поражениями мозга, не затрагивающими пирамидальной си стемы, неспособные выражать истинные чувства, могли бы стать отличными лже­цами, так как им не нужно заботиться о сокрытии своих истинных эмоций2.

Непроизвольное выражение эмоций на лице является результатом эволюции.! Многие выражения человеческого лица подобны тем, что можно видеть и у прима тов. Некоторые эмоциональные выражения — по крайней мере, говорящие о счас- тье, страхе, гневе, отвращении, грусти, горе, а возможно, и о ряде других эмоций универсальны, одинаковы для всех людей, независимо от возраста, пола, расовых и f культурных различий3.

Эти выражения дают нам богатую информацию о чувствах человека, выдавая ма-,( лейшие движения его души. Лицо может передать такие оттенки эмоциональных пе-, реживаний, какие выразить в словах под силу только поэту. Оно может сказать нам:

какие эмоции испытывает человек (гнев, страх, грусть, отвращение, горе, ра- дость, удовлетворение, возбуждение, удивление, презрение) — каждой из этих эмоций соответствует свое определенное выражение лица;

о наложении эмоций — часто человек испытывает сразу две эмоции, и обе частично отражаются на его лице;

о силе испытываемых эмоций — все эмоции имеют различные степени про явления — от легкого раздражения до ярости, от опасения до ужаса и та далее.

1 Основной путь коры головного мозга, передающий импульсы движений.




оставить комментарий
страница6/17
Дата15.10.2011
Размер5.26 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх