План лекции: Предмет истории политических и правовых учений как самостоятельной юридической дисциплины. Методологические проблемы истории политических и правовых учений icon

План лекции: Предмет истории политических и правовых учений как самостоятельной юридической дисциплины. Методологические проблемы истории политических и правовых учений


Смотрите также:
Тема предмет истории политических и правовых учений...
Предмет, методология и периодизация истории политических и правовых учений...
Вопросы: Что является предметом истории политических и правовых учений?...
Учебно-методический комплекс дисциплины (опд. Ф...
Рабочая учебная программа Дисциплина: История политических и правовых учений Специальность...
Етодическое пособие по дисциплине «История политических и правовых учений» по специальности...
Учебная программа дисциплины «история политических и правовых учений» по специальности 03050165...
План семинарских занятий по дисциплине «история правовых и политических учений» для студентов...
Рабочая программа учебной дисциплины (модуля) История политических и правовых учений Б. 3+...
Пояснительная записка Задачи курса: Усвоение общих представлений о науке вообще и юридической...
ПРограмма по дисциплине «история политических и правовых учений» для студентов 4 курса д/о...
ПРограмма по дисциплине «история политических и правовых учений» для студентов 4 курса д/о...



Загрузка...
скачать
МОСКОВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ


Кафедра государственно-правовых дисциплин


Курс:

История политических и правовых учений


Введение.


Лекция 1. Предмет и методология истории политических и правовых

учений


План лекции:


1. Предмет истории политических и правовых учений как самостоятельной

юридической дисциплины.


2. Методологические проблемы истории политических и правовых учений.


Москва 2003

  1. Предмет истории политических и правовых учений

как самостоятельной юридической дисциплины.


а) ИППУ в системе юридических дисциплин.

История политических и правовых учений является самостоятельной научной и учебной историко-теоретической дисциплиной, т.е. одновременно исторического и теоретического профилей. В соотношении с общетеоретическими юридическими науками она выступает по преимуществу как историческая дисциплина, по своему предмету сориентированная на изучение истории политико-правовых теорий, закономерностей исторического процесса возникновения и развития теоретических знаний о государстве, праве, политике, законодательстве. Изучение её так же важно для подготовки высококвалифицированных правоведов, как для философов истории философии, для экономистов – истории экономических учений, для медиков – истории медицины.

Очевидна взаимосвязь и взаимовлияние истории политико-правовых идей и учений, с одной стороны, и истории государственно-правовых форм, учреждений, институтов – с другой. Без знания истории государства и права так же невозможно уяснить конкретное содержание соответствующих политико-правовых теорий, как и без соответствующих теоретических положений и концепций невозможно научно осветить исторически развивающуюся политико-правовую реальность. Поэтому история политических и правовых учений изучается после того, как обучаемые изучили историю государства и права.

В то же время, у истории политических и правовых учений есть своеобразие по сравнению с предметами других юридических дисциплин теоретического (теория государства и права) и исторического (история государства и права зарубежных стран, история отечественного государства и права) профилей.

б) Понятие и структура ППД.

В рамках этой юридической дисциплины исследуется и освещается специфический предмет: история возникновения и развития теоретических знаний о государстве, праве, политике и законодательстве, история политических и правовых теорий, соответствующих форм их теоретического познания.

В связи с этим главной учебной задачей этой дисциплины является ознакомление обучаемых с содержанием и историей наиболее значительных теоретических концепций (учений, доктрин) государства и права прошлых эпох.

При этом необходимо отметить, что политико-правовая доктрина включает три компонента:

1) Логико-теоретическую, философскую или иную (например, религиозную) основу.

Она связана с другими формами общественного сознания, с мировоззрением эпохи. Так, политические учения Древнего мира опирались преимущественно на религиозные (в государствах Древнего Востока) и на философские (Древняя Греция и Древний Рим) обоснования. А мировоззрение средних веков было религиозным, теологическим. Но уже в новое время методом мышления стал рационализм. Однако неспособность его познать и объяснить ряд явлений общественного и политического развития подготовила почву для возникновения и развития в новейшее время социологии, политологии и других общественных наук, изучающих государство и право.

2) Выраженные в виде понятийно-категориального аппарата содержа-тельные решения вопросов о происхождении государства и права, закономерностях их развития, о форме, социальном назначении и принципах устройства государства, об основных принципах права, его соотношении с государством, личностью, обществом и др.

К традиционному кругу вопросов, решение которых образует содержание политического и правового учения, относятся вопросы о происхождении государства и права, об их связи с обществом, с личностью, с отношениями собственности, о формах государства, его задачах, методах политической деятельности, связи государства и права, об основных принципах и формах (источниках) права, о правах личности и др.

В предмет истории политических и правовых учений включаются только учения, содержащие решения общих проблем теории государства и права.

К взглядам мыслителей прошлого на решения проблем отраслевых юридических наук история политических и правовых учений обращается только тогда, когда эти решения неразрывно связаны с общетеоретической концепцией, являются формой её выражения.

3) Программные положения – оценки существующего государства и права, политические цели и задачи.

Они придают доктрине социально значимый характер, налагают отпечаток на содержание её теоретической части и нередко предопределяют выбор методологической основы самой доктрины. В программных положениях наиболее чётко и ясно выражен идеологический характер доктрины; через них политико-правовое учение связано с практикой политической и идеологической борьбы. Программная часть учения непосредственно выражает интересы и идеалы определённых классов, сословий, иных социальных групп, их отношение к государству и праву.

Из трёх компонентов политико-правовой доктрины именно программа является цементирующим, связующим воедино её элементы началом, придающим политико-правовой доктрине монолитность.

Наиболее обширной часть политико-правовых доктрин является их теоретическое содержание. Оно всегда связано со способом обоснования политико-правовой программы, логически построенным в духе мировоззрения эпохи. Связь содержания политико-правовой доктрины с логико-теоретической основой и с программными положениями зачастую сложна и опосредованна. Решение ряда проблем теории государства и права допускает разные варианты в пределах единого мировоззрения и идеологической направленности.

Теоретическое содержание политико-правовых доктрин разнообразно и зависит от объёма познаний мыслителя, идейных влияний, жизненных условий и других факторов.

в) Содержание ИППУ.

История политических и правовых учении представляет собой процесс развития соответствующей формы общественного сознания, подчиненный определенным связям и закономерностям.

Связь политических и правовых учений разных эпох обусловлена уже влиянием созданного идеологами предшествующих эпох запаса теоретических представлений на последующее развитие политико-правовой идеологии. Такая связь (преемственность) особенно заметна в те эпохи и периоды истории, в которые воспроизводятся философия и иные формы сознания предыдущих эпох и решаются политико-правовые проблемы, в чем-то аналогичные тем, которые решались в предшествующие времена.

Так, в Западной Европе борьба с господством католической церкви и с феодальными монархиями вызвала широкое воспроизведение в политико-правовых трактатах XVI — XVII вв. идей и методологии античных авторов, не знавших христианства и обосновывавших республиканский строй. В борьбе против католической церкви и феодального неравенства использовались идеи первоначального христианства; в периоды революционных событий вспоминались демократические идеи античных авторов, республиканские доблести политических деятелей Древней Греции и Древнего Рима.

Важно, что сходные исторические условия могут порождать и порождают аналогичные и даже одинаковые идеи и теории без обязательных идейных связей и влияний. Не случаен и выбор каким-либо идеологом политико-правового учения, если оно берется за образец, поскольку каждая страна и каждая эпоха имеют несколько значительных политико-правовых теорий, и выбор одной из них (или идей нескольких теорий) опять же обусловлен, в конечном счете, социально-историческими причинами. Наконец, влияние и воспроизведение далеко не одно и то же: доктрина, сложившаяся под влиянием других доктрин, чем-то отличается от них (иначе это та же самая доктрина, которая просто воспроизводится); новая теория со­глашается с одними идеями, отвергает другие, вносит изменения в наличный запас представлений.

В новых исторических условиях прежние идеи и термины мо­гут приобретать совершенно другое содержание и толкование. Так, термин "право природы" (естественное право) возник еще в Древ­нем мире; этим термином, например, пользовались философы Гре­ции V в. до н.э. В XVII в. возникла теория естественного права, на­правленная против сословного неравенства и феодального строя. При сходстве терминологии суть доктрин противоположна по той при­чине, что если теоретики естественного права XVII—XVIII вв. тре­бовали соответствия положительного права (т.е. законов государства) праву естественному (люди равны от природы и т.д.), то именно этого требования не было у античных мыслителей.

Реальная история политических и правовых учений — это не чередование идей, не воспроизведение их в различных сочетаниях и комбинациях, а отражение в терминах и понятиях теории права и государства меняющихся исторических условий, интересов и иде­алов различных классов и социальных групп. В истории возникало много различных идей, теорий, концепций, рассуждений о государстве, праве, политике, но распростра­нялись и включались в историю политических и правовых учений лишь те из них, которые совпадали с интересами какой-либо соци­альной группы из-за новизны и остроты постановки и решения проблем государства, права, политики в связи с обоснованием соот­ветствующего общественного идеала.

Политико-правовые доктрины чаще всего являются результа­том индивидуального творчества, но те из них, которые приобрета­ют общественное значение, имеют определенные социальные функ­ции, к которым относятся идеологическое самоопределение (само­сознание) какой-либо социальной группы по проблемам права, го­сударства, политики, а также влияние на массовое политическое и правовое сознание, на политику государства и развитие права.

Иные функции присущи политической науке (политологии). Еще в прошлом веке возникновение социологии и развитие других общественных наук породило стремление ряда ученых создать науку о политике и госу­дарстве. Результатом этого стремления стало возникновение так называе­мой политической науки (политологии). Концепции политической науки опираются на достижения истории политических и правовых учений, но отличаются от политико-правовых доктрин отсутствием программной час­ти, содержащей оценочные положения. В то же время современная политология так же не сво­бодна от идеологических влияний, как и всякая другая общественная дисциплина.

Самосознание класса (социальной группы) имеет разные уров­ни и формы выражения. На теоретическом уровне такой формой яв­ляются учения, доктрины, представляющие собой преимуществен­но результаты творчества и достояние интеллигенции. На обыден­ном, массовом уровне распространены отдельные идеи, оценки права и государства, призывы к их изменению или к сохранению, поли­тико-правовые требования и лозунги.

Оба уровня самосознания и формы их выражения тесно связа­ны — программная часть доктрины включает оценки государства и права и предъявляемые к ним требования, содержащиеся в обще­ственном сознании, а обыденное сознание ищет и находит подтвер­ждение своих идеалов в теоретической части доктрин. Содержание идеалов определяется не только экономическими интересами социальных общностей, но и религиозными мотивами, нравственными нормами, идеями гуманизма, патриотизма и другими идеологичес­кими построениями.

Политико-правовые идеалы выражают интересы социальных групп, их цели, стремления и надежды, связанные с государством, правом, политикой. На основе идеалов оценивается существующая государственно-правовая реальность и складываются представления о путях и способах ее сохранения или преобразования. Идеалы являются стимулом политической активности и сплочения соци­альных общностей (классов, сословий, партий, народов, наций и др.).

История политических и правовых учений — соревнование мировоззрений, каждое из которых стремится найти опору в общественном мнении, оказать влияние на политическую практику и развитие права, опровергнуть аналогич­ные попытки противостоящей идеологии. Но в то же время она накапливает, аккумулирует и развивает знания о политике, государстве и праве.

Программные положения любой политико-правовой доктрины выражают идеалы, осуществление которых предполагается в буду­щем, даже если речь идет о сохранении настоящего или воссоздании прошлого. Конечно, будущее не является предметом научного исследования, поскольку оно ещё не существует. Но может, а в современных условиях и должно стать объектом научного прогнозирования. Да, идеал выражает не всегда достижимые цели, завышенные социальные ожидания, по­рой несбыточные надежды, не свободные от фантастических пред­ставлений о будущем, воплощающих интересы и чаяния различных социальных групп. При этом правдоподобные, научно обоснованные идеалы всегда были средством сплочения общества или его части в борьбе за преобра­зование настоящего в идеальное будущее. И хотя будущее недоказуемо и потому не может быть объектом научного исследования, оно всё-таки может, а ныне и должно быть объектом научного прогнозирования.

Поэтому политико-правовая идеология, как всякая идеология, определяется в понятиях не гносеологии (истинное — неистинное), а социологии (самосознание социальных групп и классов). К полити­ко-правовым доктринам применяется критерий не истинности, а способности выражать интересы той или иной социальной группы или класса. Развитие этой идеологии ведет к приросту знаний о государ­стве и праве, но политико-правовая теория была и всё-таки во многом остается эмпи­рической, классификационной, описательной наукой.

Значительное влияние на практику имеют те политико-право­вые доктрины и идеи, которые основаны на обобщении, теоретичес­ком осмыслении опыта развития государственных и правовых уч­реждений передовых стран. Теория разделения властей, выразив­шая практику государственного буржуазного развития Англии в XVII в., оказала громадное влияние на конституции США, Франции и других стран. Доктрина прав человека и гражданина, обобщившая практику ре­волюционного перехода от сословного строя к гражданскому (точнее: от феодального – к буржуазному) обще­ству, нашла воплощение в международных пактах и законодатель­стве почти всех государств XX в. С помощью политико-правовых доктрин политический и правовой опыт передовых стран становится достоянием других стран, воспринимающих этот опыт в теоре­тически обобщенном виде.

Однако многие политико-правовые доктрины остались только достоянием умов их приверженцев, но не были внедрены в практику (анархизм, анархо-коммунизм и др.), некоторые же — в процессе осуществления претерпели значитель­ные деформации (например, теория народного суверенитета Руссо) либо дали побочные результаты, которых никто не предвидел и не желал (например, теория государственного социализма).

В то же время вызывает сожаление утверждение некоторых авторов учебников о том, что якобы при современном уровне развития общественных наук ни одна политико-правовая доктрина не может притязать на научное предвидение долговременных результатов преобразования государственных и правовых учреждений какой-либо страны на основе такой доктрины. С этим можно было бы согласиться, если бы автор подчеркнул, что речь идёт лишь о буржуазных и других доктринах для антагонистических обществ. Марксизм уже чётко и ясно высказался по этому поводу и ещё ни один из весьма многочисленных оппонентов этого мировоззрения не сумел научно опровергнуть его положения. Ругани и отрицания – сверхизбыточно, а аргументированных возражений нет как и не было.

При разработке политико-правовых доктрин стимулом теоре­тической деятельности были не только любознательность, стремле­ние постигнуть причины существования и перспективы развития государства и права, но и страстное, эмоционально окрашенное стремление опровергнуть противостоящую политико-правовую иде­ологию, представить государство и право такими, какими их хочет видеть или изобразить идеолог, стремление преобразовать или за­щитить подвергающиеся нападкам государство и право, повлиять на массовое и государственное политико-правовое сознание обще­ства. Основная причина многочисленности, разнообразия и сложно­сти политических и правовых учений — желание каждого из иде­ологов отстоять идеалы своего класса или своей группы и опровер­гнуть идеологию противоположных класса или группы. Именно поэтому развитие политико-правовых учений на современном уровне развития буржуазного общества ведет не к созданию единой научной политической и правовой доктрины, а к увеличению объема сведений и идей о государстве и праве, к возникновению многих школ, направлений, многообразных точек зрения.

История политических и правовых учений, как и любая обще­ственная наука, неотделима от современного исторического и поли­тико-правового сознания, от основных тенденций общественного развития и жгучих проблем современности. С точки зрения идеа­лов буржуазного общества и существующих в нём критериев оценки истории политичес­ких и правовых учений ее содержанием являются возрастание гу­манистических начал политико-правовых доктрин, обоснование значительной частью этих доктрин идей справедливости, свободы, общего блага и других элементарных норм буржуазной нрав­ственности.

В ряде политико-правовых доктрин, выражавших интересы привилегированного меньшинства, эти идеи грубо деформированы, терминологически включены в системы взглядов, направленных на оправдание и укрепление жестокой и несправедливой для большин­ства народа социально-политической реальности. Возможность та­кой деформации зависела от абстрактности, чрезмерной общности понятий и норм, которые могли быть наполнены произвольным со­держанием.

Разумеется, к гуманитарным началам или буржуазным ценностям не относятся чисто пропагандистские, декларативные положения, содержащиеся в программной части ряда политико-правовых доктрин. Стремление получить признание в общественном мнении и воздействовать на него всегда предопределяло апел­ляции политических мыслителей к популярным в их время обще­ственным идеалам. Идеология потому и именуется идеологией, что ориентирована на какой-то идеал, не всегда достижимый, но всегда привлекательный для общества или его значительной части. Подав­ляющее большинство политических мыслителей обосновывало свои доктрины сообразно обстоятельствам и духу своей эпохи, ссылками на "историческую необходимость", "справедливость", "волю наро­да", "общее благо", "интересы отечества" и т.п. Многие из этих ссы­лок были искренни в той мере, в какой идеолог был убежден в ис­тинности и обоснованности своей доктрины, в благодетельности результатов ее осуществления. Но немало было недобросовестных апелляций к "всенародной воле" и "общему благу". Так, в период кризиса Римской республики, борьбы за власть честолюбцев, их партий и группировок (I в. до н.э.), по словам очевидца и историка событий Саллюстия, "всякий, кто приводил государство в смятение, выступал под честным предлогом: одни якобы охраняли права на­рода, другие поднимали как можно выше значение сената — и все, крича об общей пользе, сражались только за собственное влияние". Нынешняя Госдума РФ – ещё один пример этого.

Идеологическим оформлением многих политико-правовых док­трин были также патриотические идеи, ссылки на исторические традиции, на интересы трудящихся масс, на историческую миссию какой-либо нации или класса, на философские или религиозные идеалы, идеи равенства, порядка, справедливости и т.п. Но попытки претворения в практику ряда внешне привлекатель­ных идеалов порой приводили к пагубным для народа и страны результатам.

Для определения того, действительно ли в политико-правовой доктрине речь идет о тех или иных ценностях или же в ней лишь чисто формально используется соответствующая терминоло­гия, необходима конкретизация этих понятий и норм применительно к специфике права и государства.

Так называемые «общечеловеческие ценности» выражены в тех учениях о праве, которые содержат идеи равенства людей перед законом, прав и свобод человека, достаточно конкретно раскрывают их содержание и обосновывают необходимость их гарантий. (Весь вопрос только вот в том, как осуществляется это «равенство перед законом» огромного большинства неимущих или малоимущих слоёв общества и малочисленной, но имущей или очень имущей другой его части, которая к тому же ещё и держит в своих руках всю полноту власти в государстве.) С этими идеями тесно связана мысль о необходимости подчинения праву не только инди­видов, но и самого государства, как продукта того общества, интересы которого оно призвано охранять. В настоящее время наиболее общим критерием оценки программных частей правовых учений могут служить принципы и нормы международных пактов о правах чело­века.

Воплощение общечеловеческих ценностей в учениях о государ­стве более всего связано с проблемой преодоления политического отчуждения.

^ Политическим отчуждением называется процесс и результат превращения государства, возникающего в результате человеческой деятельности, в нечто независимое от общества (но не господствующего класса!) и господствующее над ним. Всякое государство организовано как руководимая единым центром (правящим классом) иерархия государственных органов и должностных лиц, связанных в систему отношениями подчиненности и государствен­ной дисциплины. Эта система содержится за счет общества. Постоян­ная и главная цель государства, его оправдание и легитимация по официальной версии — охрана общества и управление им, а в реальности – принуждение негосподствующих классов трудящихся выполнять волю правящего меньшинства. Государство как особая категория людей, занятых управлением и наделенных властными полномочи­ями, представляет собой обособленную от других не господствующих социальных групп силу, монопольно владеющую правом принятия общеобязательных решений и принуждения к их осуществлению.

Политическое отчуждение имеет различные формы и степени вплоть до превращения самого государства в экономически и поли­тически господствующий класс-сословие. Феномен политического отчуждения уже на ранних этапах истории породил стремление общества идеологически и реально преодолеть это отчуждение. Если защита общества — постоянная задача государства, то и общество стремилось защититься от чрез­мерной самостоятельности государства. Это стремление резко уси­лилось в период становления буржуазного общества, когда в трудах Руссо, Гегеля и других мыслителей была теоретически постав­лена и по-разному решена проблема политического отчуждения.

В наиболее последовательном виде протест против политичес­кого отчуждения выражен идеей отмирания государства, отпадения надобности в политической власти, замены ее общественным само­управлением. Идея общества без власти и подчинения не раз выс­казывалась на всех этапах истории политических и правовых уче­ний. Она содержалась в древних мифах и сказаниях, в произведе­ниях философов, в идеологии ряда религиозных движений, в про­изведениях некоторых социалистов. Ее современной модификацией являются анархизм, анархо-синдикализм и идея отмирания государ­ства, свойственная марксизму и некоторым другим теориям.

Значительно шире распространены демократические теории подчинения государства народу. В этих теориях обосновываются различные формы самоуправления, непосредственная и представи­тельная демократия, выборность и ответственность должностных лиц, широкое осуществление политических прав и свобод. Главное требование демократических теорий — подчинение государственной власти обществу, выработка и осуществление политики непос­редственно народом и через зависимых от народа должностных лиц. Демократические теории возникли еще в Древнем мире; особенное развитие они получили в Новое и Новейшее время.

Уязвимыми звеньями демократического варианта преодоления политического отчуждения стали проблемы стабильности права (при полновластии народных собраний или представительных учрежде­ний нередки решения и об изъятиях из законов, и об изменении самих законов), интересов и прав меньшинства, которое должно либо поступиться своими интересами в пользу большинства, либо защи­щать эти интересы недемократическим путем. Наконец, коренная трудность организации демократии состоит в том, что для нее ну­жен народ как некое социальное единство, объединенное общей целью, общим интересом.

Рядом с демократическими теориями и нередко в сочетании с ними развивались идеи подчинения государства праву. Суть этих идей состояла в том, что людьми должно управлять не государство, а равный для всех закон. Политическое отчуждение в таких теори­ях преодолевалось лишь частично, поскольку государство остава­лось, внешней для общества силой, хотя и подчиненной закону. К тому же в сословно-кастовом обществе господство права на практике ока­зывалось либо тотальным регулированием всех сторон обществен­ной и личной жизни, основанным на закреплении сословного нера- венства, либо узаконением произвола привилегированных сословий. В эпоху антифеодальных революций возникли либеральные теории, поставившие проблему прав человека, не зависящих от государствен­ной власти, а также разработавшие систему гарантий, защищающих эти права и общество в целом от произвольных действий государства.

Реальная связь времен в истории политических и правовых учений более всего основана на возрастании значения в политико-правовых доктринах гуманистических начал. В идеологической борь­бе, обусловливающей развитие политико-правовой мысли, во все исторические эпохи существовали и существуют два противополож­ных направления: одно пытается увековечить политическое отчуж­дение, другое стремится его преодолеть.

Идеями и теориями, оправдывающими политическое отчужде­ние, были и остаются те, которые стремятся обосновать ничтожность личности и народа перед государством, неограниченность государ­ственной власти, необязательность для нее элементарных норм нравственности. С оправданием политического отчуждения связаны не только те доктрины, которые отрицают права человека, но и те, которые видят в праве только "приказ власти". Политико-правовой идеологии преимущественно прогрессивных классов и социальных групп присущи идеи подчинения государства народу, требования обеспечения прав человека, подчинения госу­дарственной власти закону, защиты личности и общества от произ­вола и беззакония.


  1. ^ Методологические проблемы истории

политических и правовых учений.


а) Критерии оценки политико-правовых доктрин.

По соотношению идеалов и исторической действительности политико-правовые учения делятся на реакционные (призывающие к восстановлению прежних порядков), консервативные (направлен­ные на сохранение и укрепление существующего государства и права) и прогрессивные (зовущие к переменам, положительная оцен­ка которых соответствует мировоззрению исследователя).

Составной частью идеала являются предположения о сроках и способах его достижения. По этому основанию различаются политико-правовые учения радикальные (зовущие к быстрой и всесторонней перестройке государства и права), умеренные (ставящие задачу перестраивать не все и не сразу), революционные (стоя­щие за насильственное преобразование существующего строя), ре­формистские (обосновывающие необходимость изменения общества при помощи реформ, проводимых государственной властью).

Определение идеологической направленности и классового со­держания политико-правового учения дает возможность оценить это учение в связи с государственно-правовыми проблемами определен­ного общества, с тенденциями развития конкретной страны, ее пра­вовой системы и государства. На основе классового подхода обосно­ваны решения ряда проблем истории политических и правовых учений.

Классовый подход (принцип партийности) является ос­новным принципом марксистской истории политических и правовых учений, а ее содержанием является отражение классовой борьбы в политико-правовой идеологии. Ныне появились утверждения, что якобы принцип партийности не является универсальным, посколь­ку ряд политико-правовых учений будто бы не имеет определенного классо­вого содержания. В качестве примера приводятся политико-правовые теории и про­граммы декабристов (1825 г.), идеология и движение которых носили чисто идеалистический характер, не выражая интересов ни одного из классов, существовавших в тогдашней Российской империи. Но и здесь, как и во многих позициях буржуазной идеологии, заложена изрядная доля лукавства. Декабристы отражали взгляды и настроения зарождающейся передовой буржуазной интеллигенции на самой ранней стадии её развития. Именно отсюда и идеалистичность их взглядов.

Утверждается так же, что клас­совый подход якобы оказался неспособным объяснить даже и классово-про­летарские основы происхождения самой теории марксизма, так как коммунистические теории появились задолго до возникновения про­летариата, а последний, согласно ряду авторитетных заявлений ве­дущих теоретиков марксизма, вообще не способен разработать вы­ражающую его интересы теорию научного коммунизма, которая создается и развивается представителями совсем других классов (в основном буржуазной интеллигенцией). Ну, как видите, здесь политическая спекуляция уже достигает высшей виртуозности. Да, коммунистические теории появились задолго до появления пролетариата, но они появились как гениальные идеи всеобщей справедливости в умах наиболее образованной и передовой части имущих слоёв человеческого общества. И речь тогда вовсе не шла именно о пролетариате в том понимании, каком он сложился в буржуазную эпоху. Речь шла о по пролетарски обездоленных людях вообще.

Аналогично не состоятельны и попытки утверждать, что якобы содержание истории политических и правовых учений как отражение классовых противоречий и борьбы не привели к созда­нию связной картины развития соответствующих доктрин от древ­ности до наших дней. Апологеты буржуазной идеологии пытаются доказать, что интересы различных классов, существовавших в истории, крайне разнообразны, несопо­ставимы и преходящи. Поэтому классовый подход, основанный на формационной периодизации истории, не смог якобы найти связей между периодами истории политических и правовых учений. В реальности же всё проявилось с точностью до наоборот. Марксизм убедительнейшим образом доказывает, что «история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов».

Вызывает сожаление и то, что в некоторых учебниках есть попытки исказить многие положения марксизма по отношению к истории политических и правовых учений. Говоря о якобы неудачной попытке марксистов разделить историю политичес­ких и правовых учений на две части, на домарксистский и маркси­стский периоды, авторы сначала правильно отмечают, что первый — рассматривался лишь как преддверие второго, содержал только отдельные догадки о государстве и праве, второй же — считался периодом развития единствен­но научного учения о государстве и праве. Но из-за нехватки убедительных аргументов вывод делается топорно и нелепо о том, что якобы это привело к идеологической деформаций курса и породило спорное представление об истории политических и правовых учений как о процессе накопле­ния, развития, аккумуляции знаний о политике, государстве и праве. Увы, но истинно научный подход подтверждает именно такую позицию.

б) Многообразие политико-правовых доктрин.

История политических и правовых учений развивается нерав­номерно. В истории каждой страны или группы стран были эпохи, когда одна за другой возникали новые политические и правовые доктрины, любая из которых отличалась от остальных содержанием и выводами. Эти эпохи сменялись периодами апатии, потери интереса к политико-правовой идеологии, воспроизведением и повторением давно известных идей.

Основной причиной развития политико-правовой идеологии являются исторически возникающая острота проблем государства и права, повышенный интерес общества к этим проблемам и, глав­ное, соревнование ряда общественно-политических идеалов, выра­жающих интересы и цели различных социальных групп. Государ­ственно-организованное общество неоднородно; в нем всегда есть приверженцы и противники существующего права и государства, сторонники их изменения или сохранения. Соревнование, борьба этих групп создают тот комплекс разнообразных политико-правовых взглядов, идей, настроений, который является питательной почвой для теоретических обобщений, формирования политических и пра­вовых доктрин. При этом существование и противостояние ряда политических и правовых доктрин не всегда обусловлены противо­речиями общественно-политических идеалов, на которые они ори­ентированы. Нередко дискуссии по проблемам государства и права ведутся между идеологами одной и той же группы по той причине, что каждый из них современную им государственно-правовую ре­альность видит по-разному и строит свою теорию на отличной от других методологии.

Политические и правовые учения всегда сложнее и многооб­разнее, чем современная им государственно-правовая действитель­ность. В них отражается опыт прошлого и делается попытка пред­сказать будущее, учения разнообразны по программно-оценочному содержанию и решению теоретических вопросов права и государ­ства, неодинаково связаны с философией, религией, этикой, други­ми формами общественного сознания и, наконец, зависят от позна­ний и склада ума создающих их теоретиков. Поэтому государство и право едины, а политико-правовых доктрин может быть много, при­чем между ними ведется порой ожесточенная полемика.

В большой части исторических обществ существовали несколько противостоящих политико-правовых доктрин и соревнование между ними. Однако было немало периодов и эпох, когда в истории по­литических и правовых учений наступали спад, перерыв, застой, когда не создавалось новых доктрин, идей о праве, государстве, по­литике. Нередко это было обусловлено объективными причинами. Общественный интерес к политико-правовой идеологии порой падал из-за монотонности, однообразия государственно-правовой действительности либо полного отчуждения государства от обще­ства и общественных интересов. Особой причиной однообразия политико-правовой идеологии в ряде стран и эпох было насильственное насаждение официальной политической идеологии и искоренение всех иных.

В кастовых, деспотических обществах и госу­дарствах политическая риторика является религиозной, псевдо­демократической или наукообразной. В политико-правовых доктри­нах типичны ссылки на волю бога или народа, на общее благо, на ученость или мудрость правящих лиц. Типичны утверждения, что таким государством правит "божий помазанник", "божественный император", "совет мудрейших", "вождь нации", "мудрый и вели­кий вождь народа", "величайший полководец всех времен и всех народов". Государство именуется "божественным установлением", "народной демократией", "общенародным государством", а право — "воплощением всенародной воли", "божественным правом".

Политико-правовая идеология тоталитаризма не допускает ни свободной мысли, ни открытой дискуссии. Существование в общественном сознании нескольких идеалов, разновидностей каждого из них, а также различных представлений о способах их достижения естественно уже по той причине, что люди по своей природе неспособны мыслить одинаково. В современном гражданском обществе проблемы политики, права и государства существенно затрагивают чувства и интересы миллионов людей. Естественным состоянием идеологии в обществе, где нет гонения на свободную мысль, является многообразие идеа­лов и политико-правовых доктрин.

История политических и правовых учений свидетельствует о том, что важный показатель степени свободы и демократизма того или иного общества и государства — состояние политико-правовой мысли. "Мне ненавистны ваши взгляды, — говорил один из фило­софов-просветителей, — но я готов жизнь отдать за то, чтобы вы их могли свободно высказывать".

Многообразие политических и правовых учений обусловлено закономерностями развития идеологии, отличающимися от тенден­ций развития того общества, в котором она существует. Как извес­тно, организация и жизнь любого общества основываются либо на подавлении одной части общества другой его частью, либо на компромиссах, соглашениях, на увеличении численности среднего класса за счёт низших и высших слоёв общества, на сглаживании общественных антагонизмов и противоречий. В политической и правовой идеологии противостоящие учения не поглощаются новыми доктринами, выражающими социальное равновесие.

Сложность социальных и политических проблем, порожденных развитием государства в современном обществе, рост государствен­ного механизма, усиление государственного регулирования обще­ственной жизни остаются причиной живучести анархизма, давше­го непревзойденную критику феномена власти, который порой су­щественно влияет на психологию лиц, занятых государственной деятельностью, предсказавшего опасности, проистекающие из по­глощения общества государством, подавляющим личность.

В то же время социальная неустроенность больших групп насе­ления, рост преступности, экологический и демографический кри­зисы, другие острые общественные проблемы являются питатель­ной средой для распространения авторитарных и даже тоталитар­ных идей и концепций, зовущих к усилению государственной власти, к расширению вмешательства государства во все сферы обществен­ной жизни.

Растущее многообразие учений о современном государстве пре­допределяется тем, что эти учения по-разному отражают сложнейший по устройству, функциям, общественной роли механизм государства.

В гражданском обществе закономерно и многообразие право­вых концепций, основанных на различных пониманиях права, каж­дое из которых столь же верно, сколь и уязвимо. Юридический позитивизм и разработанная на его основе нормативная концепция права являются основой основ законности правоприменительной практики в правовом государстве. Социологическая концепция права даёт возможность выявлять жизненные интересы и отношения, требующие юридического признания и защиты, но ещё не предусмотренные законом. Только на основе теории естественного права возможны нравственная оценка действующего права и обоснование естественных прав человека, предшествующих закону и практике его применения.

Существование и соревнование в общественном сознании нескольких идеалов и сконструированных в соответствии с ними по­литических и правовых доктрин — важнейшее средство ориента­ции человека в политической жизни буржуазного общества.

в) Периодизация истории политических и правовых учений.

В учебной и научной литературе существует несколько перио­дизаций истории политических и правовых учений.

В то же время выявилось, что пе­риодизация истории политических и правовых учений в соответствии со схемой общественно-экономических формаций неудач­на, поскольку наиболее насыщенными периодами истории этих уче­ний чаще оказываются либо периоды перехода от одной формации к другой (XVI—XVIII вв.), либо периоды острых социально-поли­тических противоречий внутри формации (например, в Греции V— IV вв. до н.э.). Кроме того, смена одной формации другой не всегда сопровождалась переменой общего мировоззрения эпохи, в соответ­ствии с которым всегда строится логико-теоретическая основа по­литико-правовых доктрин. Так, христианство, возникшее в рабовла­дельческом обществе, не претерпело значительных изменений в феодальном обществе средних веков, как и суть эксплуататорских государств.

Для периодизации истории политических и правовых учений более приемлемо классическое деление общей истории на Древний мир, средние века, Новое и Новейшее время. Однако же лежащий в ее основе хронологический принцип не всегда позволя­ет выявить специфику развития политико-правовой идеологии. Между тем любая периодизация должна строиться в соответствии с логикой развития самого предмета, поскольку проблема определения основных периодов истории носит не столько классификационный, сколько теоретический характер.

Закономерностью развития политико-правовой идеологии является то, что любое учение о государстве, праве, политике разра­батывается с учетом современной ему политико-правовой действи­тельности, которая обязательно отражается в самом, казалось бы, абстрактном теоретическом построении. Каждая большая эпоха со­словного и классового обществ имела свои, свойственные ей поли­тико-правовые учреждения, понятия и способы их теоретического объяснения. Поэтому в центре внимания теоретиков государства и права разных исторических эпох были различные политико-право­вые проблемы, связанные с особенностями государственных учреж­дений и принципов права соответствующего исторического типа и вида. Так, в государствах-городах Древней Греции главное внима­ние уделялось устройству государства, проблеме круга лиц, допу­щенных к участию в политической деятельности, государственно-правовым способам укрепления господства свободных над рабами. Этим и были обусловлены повышенное внимание к теоретическому определению и классификации форм государства, поиск причин пе­рехода одной формы правления в другую, стремление определить наилучшую, идеальную форму правления. В средние века основным предметом теоретико-политических дискуссий стал вопрос о соот­ношении государства и церкви. В центре внимания общественно-политической мысли XVII—XVIII вв. стояла уже проблема не столько формы правления, сколько формы политического режима, проблема законности, гарантий равенства перед законом, свободы и прав личности. XIX—XX вв. выдвинули на первый план вопрос о социальных гарантиях прав и свобод человека, а с конца XIX в. про­блема форм правления и политического режима государства была существенно дополнена исследованием его связей с политическими партиями и другими политическими организациями.

Особенности разных исторических эпох предопределяли раз­личное соотношение права и государства в общественной жизни, а тем самым — разную степень внимания, которое в содержании по­литико-правовых доктрин уделялось теоретическим вопросам госу­дарства, политики, права.

Понятие "политико-правовое учение" основано на тесной свя­зи проблем государства и права, но не означает сведения права на уровень надстройки над государством, придатка к нему, "формы политики". В содержании ряда политико-правовых учений на пер­вом месте стояли именно проблемы права, по отношению к которым устройство государства и другие политические проблемы рассматривались как второстепенные. Право занимает ведущее по отношению к государству положение в некоторых религиях (брахманизм, ислам) и потому правовые проблемы являются главными в содержании политико-правовых учений, построенных на идейной основе соответствующей религии.

В истории политико-правовых учений было также немало не связанных с религией проектов детальной регламентации неизменными законами жизни общества, проектов, отводящих государству второстепенную роль хранителя этих зако­нов ("Законы" Платона, "Кодекс природы" Морелли, "Путешествие в землю Офирскую..." Щербатова и др.). Проблемы права по-новому вышли на первый план в эпоху становления буржуазного общества в тех политико-правовых учениях, которые обосновывали юриди­ческое равенство людей, их права и свободы, отводя государству роль гаранта прав человека (Локк, Кант и др.). Вместе с тем в истории было немало политико-правовых учений, уделяющих большее вни­мание проблемам политики и государства (Макиавелли, Боден и др.).

В укрупненном виде типология истории политических и пра­вовых учений включает три больших эпохи, соответствующих глав­ным периодам государственно-организованного общества:

1) политико-правовая идеология сословно-кастового общества;

2) политические и правовые доктрины периода перехода к буржуазному обществу;

3) политико-правовая идеология буржуазного общества.

К первому относится период от возникновения права и госу­дарства примерно до XV—XVI в. По формационной схеме данный период включает азиатский способ производства, рабовладельчес­кое и феодальное общества; по схеме общей истории — это Древ­ний мир и средние века.

Особенность этого периода, который в исторической науке иногда называется "большая феодальная формация", состоит в том, что со­циальная структура общества определялась правом, не равным для разных сословий, а государство (чаще монархическое, чем респуб­ликанское) зависело от высшего, наиболее привилегированного со­словия и стояло на страже общественно-правового неравенства. По­литико-правовая идеология этого периода строго различала людей свободных и несвободных, привилегированных и непривилегирован­ных, "своих" (граждан данного государства, членов касты или сосло­вия, лиц того же племени или расы, приверженцев определенной ре­лигии и церкви, сотоварищей по цеху и т.п.) и "чужих". Даже в наи­более развитых государствах, где имелись зародыши гражданского общества, при определении государства как "дела народного" под народом разумелась лишь малая часть общества (свободные, имею­щие гражданство), а крайне редкие рассуждения некоторых фило­софов V в. до н.э. о том, что все люди по природе равны, до сих пор дают обильную пищу для предположений, что эти рассуждения надо либо толковать ограничительно, в классовом смысле, либо отнести за счёт неверного прочтения или передачи античных источников. Нелишне добавить, что в эпоху попытки теоретического обоснования всеобщего правового равенства людей влекли свирепые репрессии против политических мыслителей в сословных государствах.

Второй период охватывает XVI—XVIII вв. Он вообще не вме­щается в формационную схему, а по общеисторической периодиза­ции к нему относятся позднее Средневековье и начало Нового вре­мени.

Для истории политических и правовых учений этот период имеет исключительно важное значение как эпоха грандиозных сдви­гов, поисков, открытий в области политико-правовой идеологии и вообще духовного развития Европы. Великие потрясения и пере­стройки тех веков обычно обозначаются именами собственными: Возрождение, Реформация, Просвещение. Общая идея и историчес­кий смысл данного периода состояли в признании и утверждении всеобщего равенства людей перед законом. В политико-правовой идеологии этого периода по существу была сформулирована теоре­тическая модель бессословного, гражданского общества равноправ­ных людей, свободно проявляющих свою личность, предприимчи­вость и творческую инициативу, обоснован идеал общества, осво­божденного от сословных границ, лишних запретов и дотошной правовой регламентации.

Результатом политических революций в ряде стран Европы XVII—XVIII вв. стало становление и развитие буржуазного (бес­сословного, промышленного, капиталистического) общества (XIX— XX вв.). Это — третий большой период развития политико-право­вой идеологии, проблематика которой пополняется рядом новых тем, порожденных сложностями развития современного государства и права гражданского общества.

В процессе развития мировой цивилизации одни страны поз­же других вступали в названные эпохи, во второй или в тре­тий периоды развития, в некоторых странах намечался даже и по­пятный процесс. Общая проблематика политико-правовых доктрин по-разному преломлялась в идеологии различных стран, обществен­ный строй, политико-правовые учреждения и духовный мир кото-рых имели свои особенности. Поэтому в учебной программе темы курса определены по хронологическо-региональному принципу с учётом основных направлений политико-правовой идеологии, существовавших в соответствующих странах и регионах.

г) Методология истории политических и правовых учений.

История политических и правовых учений как само­стоятельная юридическая дисциплина вместе с другими юридическими дисциплинами относится к числу гумани­тарных наук. И в ней, как и в других современных гумани­тарных науках, используется — с учетом предметной спе­цифики и особенностей целей и задач научного познания в области истории политических и правовых учений — бога­тый арсенал философских и специально-научных методов, и прежде всего методы формально-логического, диалек­тического, системного, сравнительно-исторического иссле­дования.

Заметным выражением предметной и методологичес­кой специфики истории политических и правовых учений является ведущая роль именно тех принципов, приёмов и способов исследования, которые по своим возможностям в наибольшей мере соответствуют историко-теоретическому содержанию и профилю данной юридической дисциплины. Отсюда и определяющее значение способов и приёмов исторического подхода к политико-правовым учениям прошлого, поскольку без принципа историзма нельзя вообще всерьёз говорить и об истории этих учений.

В области истории политико-правовых учений принцип историзма играет существенную роль в процессе освещения генезиса и последующей жизни той или иной политико-правовой теории в исторической ретроспективе и перспективе. Исторический подход выступает при этом в качестве способа адекватного понимания, интерпретации и оценки политико-правового содержания освещаемых учений в кон­тексте прошлого и современности. Очевидно, что концеп­ции и конструкции того или иного мыслителя прошлого (как взятые в их исходном, "нетронутом" виде и непос­редственном отношении к современной ему действитель­ности, так и рассматриваемые в качестве переработанно­го элемента в политических и правовых учениях более позднего времени) в современных условиях играют вовсе не ту роль и имеют не то значение, которые были им характерны в той, прошлой их "современности". В новой социально-исторической и политико-правовой ситуации, в контексте другой действительности они нередко приобре­тают иное, новое значение.

Отвергая крайности архаизации или модернизации политико-правовых учений прошлого, исторический под­ход позволяет выявить в этих учениях как исторически преходящее, так и пребывающее, остающееся в истории.

Подобно тому как связь политико-правовых идей и учений с последующей практикой не прямолинейна, не непосредственна, а опосредована сложной картиной реаль­ных исторических событий, так и момент их преемствен­ности опосредован всей совокупностью теоретических зна­ний, приобретенных и сформулированных в истории по­литической и правовой мысли.

Адекватная трактовка прошлой современной роли и значения политико-правовых учений требует различения в структуре политико-правового знания, представленного в соответствующем учении, его конкретно-исторической и теоретической сторон. Конкретно-исторический аспект политико-правового содержания учения показывает, какие именно исторически определенные и конкретные взгляды на общество, государство, право, политику и т. п. развиты и обоснованы в данном учении, как эти взгляды соотносились с требованиями определенных социальных групп, слоев и классов, какие интересы и тенденции раз­вития они выражали, какую позицию занимал автор уче­ния в контексте своей эпохи и т. д. Теоретический аспект отражает философские, общеметодологические, познава­тельно-гносеологические моменты учения, показывает, как и каким образом обосновывались конкретные политико-правовые взгляды, в какие теоретические концепции они оформлялись, какие исходные принципы положены в их основу, какие формы, модели и конструкции мысли отра­жены в рассматриваемой доктрине и являются ведущими и определяющими для данного мыслителя или впервые вводятся им в теоретический оборот и т. п.

Внимание к обеим сторонам (конкретно-исторической и общетеоретической) структуры соответствующего поли­тико-правового учения — необходимая база для правомер­ной и корректной его интерпретации и оценки, выявления логики дальнейшей исторической жизни учения, его взаи­моотношений с другими учениями, процессов их интегра­ции и дифференциации, моментов борьбы, преемственно­сти и новизны в их историческом развитии.

Единство и взаимосвязь конкретно-исторической и теоретической сто­рон политико-правового учения не исключают, а, напро­тив, предполагают их относительную самостоятельность, благодаря чему теоретические категории, идеи, формулы и построения того или иного автора прошлого «высвобождаются» из своего конкретно-исторического контекста и входят в теоретико-методологический арсенал развиваю­щегося человеческого познания.

В контексте такой прогрессирующей кумуляции зна­ния и развития политико-правовой культуры в сфере мыс­ли и практики шел процесс формирования в истории по­литических и правовых учений тех сквозных тем и про­блем (так называемых вечных проблем), в разработку которых различные мыслители вносили свой вклад, со­действуя тем самым их исторической преемственности и обогащению теоретического смысла соответствующих кон­цепций. В числе таких проблем можно назвать соотноше­ние морали и политики, права и государства, личности и государства, реформы и революции, власти и насилия, справедливости, равенства и права, права и свободы, права и закона и т. д.

С учетом совмещения в истории политических и пра­вовых учений теоретического и исторического направле­ний исследования освещение материала в данной дисцип­лине проводится на основе сочетания хронологического и проблемно-категориального способов и приемов изложения.

Хронологическое освещение при этом ориентирова­но на характеристику как "портретов" соответствующих мыслителей-классиков (например, Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского, Канта и т. д.), выступивших с обоснова­нием новых концепций государства и права, так и наиболее значительных и влиятельных школ, течений и направлений политико-правовой мысли (например, брахманизма, древ­некитайских легистов, софистов, римских юристов, исто­рической школы права, юридического позитивизма и т. д.). Это позволяет исторически конкретнее и полнее раскрыть последовательность и своеобразие процесса формирования, развития и смены тех или иных концепций, учений и школ, специфику их политико-правовых воззрений, характер их связей с породившей их эпохой и т. д.

Вместе с тем такое хронологически последовательное рассмотрение материала сопровождается теоретическим, проблемно-категориальным освещением затрагиваемых политических и правовых учений, исследованием их кон­цептуального содержания, выяснением присущих им моментов преемственности и новизны. Сочетание хронологического и проблемно-теоретичес­кого подходов позволяет глубже и четче выявить и осве­тить общее и особенное в различных политико-правовых учениях, проследить роль традиций и "скачков" в истории идей.

Значительную роль при этом играют приемы и сред­ства историко-сравнительного исследования. Сопостави­тельный анализ (в синхронном и диахронном плане) раз­личных концепций, конкретизируя наши знания об их об­щих и специфических чертах, вместе с тем содействует выявлению более точных критериев классификации и типологизации политико-правовых учений и, следовательно, более верной оценке их содержания.




Скачать 350,6 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер350,6 Kb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх