Учебное пособие Ярославль 2003 удк 159 : 316. 356. 2 Ббк ю 956 Рецензенты icon

Учебное пособие Ярославль 2003 удк 159 : 316. 356. 2 Ббк ю 956 Рецензенты


Смотрите также:
Учебное пособие Сургут Издательский центр Сургу 2008 удк 316. 77(075. 8) Ббк 60. 56я7...
Учебное пособие удк 159. 9(075) Печатается ббк 88. 2я73 по решению Ученого Совета...
Учебное пособие москва 2003 ббк 86. 2 Удк 2...
Учебное пособие Ярославль 2010 удк 338. 242 (075,8) ббк 65. 9 (2) 21...
Учебное пособие митхт им. М. В. Ломоносова, 2003 г. Ббк 65. 050. 2 Удк ( 338. 2 + 159 ) 075. 8...
Учебное пособие пенза 2007 удк 61: 316. 346. 2(075. 8)...
Учебное пособие ркп «Политехник» Волгоград 2003 удк 621. 316 925 C69...
Учебное пособие Нижний Новгород 2003 удк 69. 003. 121: 519. 6 Ббк 65. 9 (2) 32 5...
Учебное пособие москва-2008 ббк 88. 53 Удк 316...
Учебное пособие Нижний Новгород 2003 удк 502 (075. 8) Ббк 65. 9(2)28...
Учебное пособие Калининград 2000 удк 37. 013. 75: 159. 923 Ббк 374 Г...
Учебное пособие Нижний Новгород 2003 удк ббк к дмитриев М. Н., Иванов А. В...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru




Институт «Открытое Общество»

Российское Психологическое Общество Ярославское региональное отделение

Ю.В. Филиппова Психологические основы работы с семьей

Учебное пособие

Ярославль 2003



УДК 159.9.:316.356.2 ББК Ю 956

Рецензенты: кафедра психологии и социологии Ярославского Института Повышения Квалификации руководящих работников и специалистов; кандидат психологических наук В.К. Солондаев

Филиппова Ю.В. Психологические основы работы с семьей.

Учебное пособие / Институт «Открытое Общество». Российское Пси­хологическое Общество. Ярославль, 2003. 103 с. Библиогр.: 67 назв.

^ Научный редактор - докт. психол. наук, проф. А.В. Карпов.

В пособии рассматриваются основные теоретические проблемы современной психологии семейных отношений, предлагается целост­ный и систематизированный взгляд на современные концепции психо­логической коррекции супружеских и родительско - детских отноше­ний. Широкий комплекс представленных автором проблем позволяет сформировать достаточно глубокое представление о современном со­стоянии данной отрасли психологической науки, как в теоретическом, так и в практическом плане.

Учебное пособие предназначено для студентов психологических факультетов университетов, специализирующихся по направлению педа­гогическая психология, специалистам, работающим с семьей - практиче­ским психологам, педагогам и социальньш работникам. Содержание ма­териала, представленного в пособии полностью соответствует программе спецкурса «Психологические основы работы с семьей».

Выполнено при финансовой поддержке Института «Открытое Общество. Фонд Сороса. Россия в рамках Мегапроекта «Развитие об­разования в России. Высшее образование» (№ проекта HBD-219).

ISBN5-9527-0024-1

© Институт «Открытое Общество»

© РПО, Ярославское региональное отделение

© Филиппова Ю.В.


Содержание

СОДЕРЖАНИЕ---------------------------------------------------------------------3

ГЛАВА I

^ СЕМЬЯ КАК КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН-----------4

1.1. Проблема определения семьи-—---------------------------------------4

1.2. Функции семьи----------------------------------------------———-—6

1.3. Структура семьи------------------------------------------------------10

I. 4. Динамика семьи.——------------------------------------------------18

1.5. Трансформации института современной семьи-----------------25

ГЛАВА II

^ ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ СОВМЕСТИМОСТИ

СУПРУГОВ------------------------------------------------------------------------38

ГЛАВА III

ПРОБЛЕМЫ ДИАГНОСТИКИ СУПРУЖЕСКИХ И

^ РОДИТЕЛЬСКО-ДЕТСКИХ ОТНОШЕНИИ-----------------------------45

ГЛАВА IY

КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ И ПСИХОТЕРАПИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ

СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИИ--------------------------------------------------58

IY.1. Основные виды психологической помощи семье--------------58

IY.2. Этапы семейного консультирования---------------------------« 70

IY.3. Современные подходы к психологическому консультированию семьи.....................................................81

flLITFPATVPA-.»—_—_—————————————— _ _ - 1ПЛ


Литература:

1. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Наука, 1994. 416 с.

2. Айви А-Е., Айви М-Б., Саймон-Даунинг Л. Консультирование и психотерапия. Сочетание методов, теории и практики. Нью-Йорк. 585 с.

3. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие. М: МГУ, 1990.

4. Алешина Ю.Е. Цикл развития семьи: Исследования и проблемы II Психология семьи. Самара.: Бахрах. М, 2002.

5. Алешина Ю.Е. Борисов И.Ю. Половая дифференциация как ком­плексный показатель межличностных отношений супругов// Психология семьи. Самара.: Бахрах. М, 2002.

6. Атватер И. Я Вас слушаю. М.: Экономика, 1988.

7. Белинская Е.П., Стефаненко Т,Г. Этническая социализация под­ростка. М; Изд-во МПСИ. Воронеж: НПО «Модэк», 2000.

8. Бурняшев М.Г. Социально-психологические аспекты полороле-вой дифференциации и системной интеграции семьи. Автореф. дис... канд. психол. наук. Ярославль, 2003.

9. Васильева О.С., Кмарук И.Н. Социально-психологические детер­минанты супружеской верности // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. 2000. Ш 1.

10. Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей. М.: Класс, 1997. 160 с.

11. Витек К. Проблемы супружеского благополучия. М., 1998 .

12. Волкова А.Н. Методические приемы диагностики супружеских затруднений // Вопросы психологии. 1985. №5. С. 110 - 116.

13. Волкова А.Н, Психологическое консультирование семейных кон­фликтов // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилита­ционной работы. 2000. №1.

14. Гозман Л. Я,, Алешина Ю.Е. Социально-психологические иссле­дования семьи; проблемы и перспективы // Вестник МГУ. Серия 14 «Психология». 1985. №4. С. 10-20.

15. Голод СИ. Стабильность семьи: социологические и демографи­ческие аспекты. М.: Наука, 1984.

16. Гунати Л. Психотехнические приемы и методы работы на Теле­фоне Доверия // Психологическая помощь в меняющемся мире: Мат. II Междунар. конф. Пермь, 1995.

17. Гурко Т.Д. Трансформация института современной семьи // Со-цис. 1995. №10. С. 95-99

18. Дружинин В.Н. Психология семьи. М.; КСП, 1996.


101

19. Елизаров А.Н. К проблеме поиска основного интегрирующего фактора семьи // Вестник МГУ. Серия 14 «Психология». 1996. №1. С. 42 -49.

20. Калмыкова Е.С. Психологические проблемы первых трех лет супружеской жизни // Вопросы психологии. 1983. № 3.

21. Карабанова О.А. психология семейных отношений. Самара: 2001. 122 с.

22. Кауненко И.И. К проблеме формирования этнической идентично­сти // Журнал прикладной психологии. 2000. № 1. С. 58 - 60.

23. Клюева Н.В., Свистун М.А. Программы социально-психологического тренинга Ярославль: Содействие, 1992. 68 с.

24. Клюева Н.В. Психолог и семья. Ярославль: Академия развития, 2001.

25. Кобцева Ж,В. Некоторые методические аспекты проведения со­циально — психологического тренинга // Актуальные проблемы в области психологии / Сб. тез. межвуз. научн. конф. студентов, ас­пирантов и молодых преподавателей. Ярославль: ЯрГУ, 1997.

26. Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М.: Медицина, 1991.

27. Кричевский Р.Л. Проблема сплоченности малых групп в зарубеж­ной социальной психологии // Вопросы психологии. 1973. № 3.

28. Кричевский Р.Л. Проблема межличностной совместимости в за­рубежной социальной психологии // Вопросы психологии. 1979. №5.

29. Леш К. Семья - убежище в бессердечном мире // США: Пробле­мы семьи и брака. М.: АН СССР, 1990. С.93 - 102.

30. Мацковский М.С. Социология семьи. М.: Наука, 1989.

31. Меновщиков В.Ю. Введение в психологическое консультирова­ние. М.: Смысл, 2000.

32. Навайтис Г. Семья в психологической консультации М.: НПО «Модэк», 1999.

33. Обозов Н.Н., Обозова А.Н. Диагностика супружеских затрудне­ний//Психологический журнал. Т.З. 1982. №2. С.147- 151.

34. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., 1979.

35. Обозов Н.Н., Обозова А.Н. Три подхода к исследованию психоло­гической совместимости // Психология семьи. Самара: Бахрах-М., 2002.

36. Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы соци­ально-психологического тренинга. М.: Изд-во МГУ, 1982.


102

37. Психология семейных отношений с основами семейного консуль­тирования // Под ред. Е.Г. Силяевой. М.: Издательский центр «Академия», 2002.

38. Рудестам К. Групповая психотерапия, М.: Прогресс, 1993.

39. Сатир В. Как строить себя и свою семью. М.: Педагогика-Пресс, 1992.

40. Сатир В. Психотерапия семьи. СПб.: Ювента, 1999.

41. Сермягина О.С. Эмоциональные отношения в семье. Кишинев: Штиица, 1991.

42. Силласте Г.Г. Эволюция духовных ценностей россиянок в новой социокультурной ситуации// Социс. 1995. № 10. С. 88 - 95.

43. Смелзер Н. Сексуальные роли в Америке // Психология семьи. Самара.: Бахрах - М, 2002.

44. Современная психология // Под ред. В.Н. Дружинина. - М.: ИНФРА-М, 1999.

45. Столин В.В., Бодалев А.А. Семья в психологической консульта­ции. М.: Педагогика, 1989.

46. Торохтий B.C. Внутрисемейная адаптивность и эмоциональная удовлетворенность как значимые показатели психологического здоровья семьи: методика их изучения и оценки // Вестник психо­социальной и коррекционно-реабилитационной работы. 1998. № 3, С. 30 - 50.

47. Филиппова Ю.Ф., Боровицкая Ю.И. Проблема изучения ценност­но-функциональных аспектов жизнедеятельности семьи // Соци­альная психология XXI столетия: Сб. материалов науч. конф, Ярославль, 2002.

48. Филиппова Ю.В. Семейная идентичность и трансформация се­мейных ценностей в современной России // Трансформация иден­тификационных структур в современной России / Под ред. Т.Г. Стефаненко. М., 2001. С. 192-218.

49. Филиппова Ю.В. Социально - психологические механизмы фор­мирования и коррекции личностных изменений у дошкольников с невротическим заиканием. Автореф. дис... канд. психол. наук. Ярославль, 2000.

50. Харчев А.Г. Семья как фактор социально-культурного развития общества // Общественные науки. 1982. Jfe 4. С. 60-73.

51. Харчев АХ. Исследования семьи на пороге нового этапа// Социс. 1986.№З.С.23-33.

52. Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее пробле­мы. М.: Статистика, 1978,


103

53. Хоментаускас Г.Т. Использование детского рисунка для исследо­вания внутрисемейных отношений. // Вопросы психоло­гии. 1986-N2 1. С. 165-170.

54. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка. М: Педагогика, 1989.160 с.

55. Хэмбли Г. Телефонная помощь. Одесса, 1992.

56. Хямяляйнен Ю. Воспитание родителей. М.: Просвещение, 1993. ПО с.

57. Черников А. Генограмма и категории анализа семейной жизни // Психологическая консультация. Вып. 1. 1997.

58. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. М: Апрель -Пресс, Изд-во ЭКСМО - Пресс, 2000. 512 с.

59. Шерман А., Фридман Д. Структурированные техники семейной психотерапии. М.: Владос, 1998. 420 с.

60. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия се­мьи. СПб/. Питер, 1999.

61. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности// Мир России. 1995.T.4.№3-4.C. 158-182.

62. Agnetti G. Facing chronic illness within the family: A system ap­proach. // New Trends Exp. and Clin. Psychiatry. 1997. № 2. P. 133 -139.

63. Bowen M. Familie therapie in clinikal practice. New York, 1978.

64. Haley J., Hoffman L. Tehniques of familie therapie. New York, 1967.

65. Handbook of Marital Therapie // R.P. Libervan, E.G. Wheeler, L.A. de Visser, J. Kuehnel, T. Kuehncl. New York, 1980.

66. Minuhm S. Families and familie therapie. Cambrige, 1974.

67. Rogers С Becaming partners: marriage and its alternatives. New York, 1972.


Психологические основы работы с семьей

Учебное пособие

Составитель: Филиппова Юлия Владимировна

Редактор, корректор Компьютерная верстка

Подписано в печать 18.09.2003. Бумага тип.

Усл. печ. л. 5,8. Уч.-изд. л. 6,5.

Тираж 100 экз. Заказ № 190.

Издательство "Аверс Пресс", г. Ярославль, уя. Советская, 78. Тел. (0859) 97-69-22.


Глава I Семья как культурно-исторический феномен

/./. Проблема определения семьи

Семья как элементарная единица общественной структуры стала центром внимания исследователей различных дисциплин достаточно давно. Еще в конце XIX века в работах Г. Кунов и Л. Моргана (1877), К. Штарке (1888), Э, Вестермарка (1891) были опубликованы первые научные труды, посвященные историческому анализу возникновения института семьи и структуры власти в ней- Однако до настоящего вре­мени в науке не сложилось однозначного определения семьи, и, соот­ветственно, единого представления об ее функциях и ценностях. Неко­торые из существующих определений настолько распространены, что не всегда удается достоверно определить их авторство. Не ставя перед собой задачи предложить новую дефиницию, попытаемся провести теоретический анализ существующих принципов определения семьи, которые могут быть важными для исследования института современ­ной семьи.

В целом, в литературе выделяется два основных направления в разработке проблемы определения понятия «семья»: фактологический и логический. [32]

Фактологический подход фиксирует эмпирически наблюдаемую картину распределения населения по группам, в основе которого ле­жат супружество и родственные связи- В рамках этого подхода Н.Я. Соловьев определяет семью, как «...малую социальную группу, являющуюся важнейшей формой организации личного быта, которая основана на супружеском союзе и родственных связях, т.е. отношени­ях между мужем и женой, родителями и ребенком, братьями и сестра­ми, а также другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство» [60]. В данном определении подчеркиваются две основные характеристики, имеющие ключевое значение для понима­ния особенностей функционирования семьи как социального институ­та. Во-первых, это рассмотрение семьи как малой социальной группы, позволяющее оценить эффективность ее функционирования через ха­рактер разрешения проблем внутригрупповой коммуникации что яв­ляется определяющим не только для теоретического анализа семейной структуры, но и для практического разрешения возникающих в ней проблем. Именно такой подход к пониманию семьи и определяет, по мнению О.А. Карабановой [21], психологический аспект изучения се-


мьи как социальной системы. Вторым ключевым моментом определе­ния Н.Я. Соловьева является подчеркивание аффективной интенсивно­сти отношений между членами семьи, которая во многом определяет эмоциональный тон мироощущения каждого конкретного члена семьи, отдельного человека, личности.

Логический подход ориентирован на выявление специфики со­циального феномена семьи, обладающего совокупностью устойчивых, повторяющихся признаков. С этой точки зрения, семья рассматривает­ся как социальный институт и форма инстигуциализации ответствен­ности, долга и других социальных норм, групповым ядром которой является брачный союз, включающий в себя отношения «мать - ребе­нок» и «отец - ребенок», а отсюда и отношения «мать - отец». Иначе говоря, семья есть результат того, что «в любви участвуют двое и воз­никает третья, новая жизнь» [52],

Обобщая выделенные подходы, можно отметить, что в обоих случаях в качестве единого основания рассмотрения семьи как инсти­тута и как малой социальной группы выступает понятие «брак». Брак, в определении отечественных исследователей, есть «санкционирован­ная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям, включающая в себя вертикальные («муж - же­на») и горизонтальные («родители - дети») связи» [50, с. 62]. Прини­мая во внимание данный подход, мы, тем не менее, не можем согла­ситься с тем, что брак как форма существования семейной структуры является единственной точкой анализа семьи как социального инсти­тута, поскольку далеко не сегодня стали возникать семьи, фактически существующие вне брачных отношений. Так, СИ. Голод, описывая особенности развития и изменения семьи в конце XIX - начале XX века, отмечает, что в этот период в развитии института семьи происхо­дили следующие изменения:

увеличение числа мужчин и женщин, никогда не вступавших в

брак;

снижение рождаемости и рост числа разводов,

широкое распространение сексуальных контактов вне семьи (в том

числе проституции);

отмирание контроля над семьей и семейной жизнью со стороны

религии;

эмансипация женщин вследствие их вовлечения в профессиональ­ную деятельность [15].

Сегодня многие исследователи также отмечают значительный рост числа семей, существующих вне брака, определяя этот факт как


тенденцию разделения институтов брака и семьи. В частности, в ис­следовании Центра Общечеловеческих Ценностей, проведенном в 1995 г., было обнаружено, что около 13% респонденток оценивают свое семейное положение как «фактически я замужем, но не могу (или не хочу) оформить наши отношения» [17]. Можно предположить, что сегодня эта цифра будет еще более высокой. Более того, статистика показывает, что большинство беременностей у ранее не рожавших женщин наступает вне брака - на их долю приходится 61,7% всех зача­тий. В связи с этим для понимания современной семьи и тенденций ее развития необходимо разделить понятия института брака и фактиче­ского супружества Под супружеством в современной психологии и социологии понимается личностное взаимодействие мужчины и жен­щины, регулируемое моральными принципами и поддерживаемое им­манентными ему ценностями [15]. В отличие от брака супружество характеризуется неинституциональным характером связи, а также рав­ноправием и симметричностью нравственных обязательств и привиле­гий супругов.

Таким образом, между понятиями «семья», «брак» и «супруже­ство» существует тесная взаимосвязь. Однако в их содержании есть и немало особенного, специфичного. Так, как было показано, выше фак­тическое супружество может иметь место и без брака, т.е. без инсти-туциализацни отношений между партнерами, а семья в целом пред­ставляет более сложную форму взаимоотношений, нежели брак и суп­ружество. Она, как правило, включает в себя не только супругов и их детей, но также и других родственников или просто близких членам семьи и принимаемых ими людей. При анализе семьи как малой груп­пы и социального института обычно выделяется три основные харак­теристики: ее функции, структура и динамика. Именно они являются определяющими для функционирования данного социального инсти­тута в различные периоды социально-экономического развития обще­ства [48].

/. ^ 2. Функции семьи

Функции семьи призваны реализовывать ее возможности в ка­честве как цели (создание оптимальных условий для формирования социальной идентичности и социализации детей), так и средства удов­летворения общественных, групповых и индивидуальных потребно­стей [52]. При этом сами семейные функции являются формой реали­зации двухсторонней связи. Через них, с одной стороны, семья связана с обществом, а с другой с составляющими ее индивидами. Реализация основных семейных функций удовлетворяет потребности отдельных


членов семьи и системы в целом, в том числе ее потребность в росте и изменении. Однако также как до сегодняшнего дня в науке не обозна­чилось единого определения семьи, так и в многочисленных публика, циях указывается значительное количество ее функций, нередко раз­личающихся между собой, а в некоторых случаях и противоречащих друг другу. По мнению Г.Наваитиса [32] причиной этого является не­достаточно четкое определение потребностей, удовлетворяемых в се­мье.

В частности, А.Г. Харчев и М.С. Мацковский [52], описывая функции семьи, выделяют функцию воспроизводства (именно она, по их мнению, составляет социальную сущность семьи), хозяйственно-бытовую (хозяйственно-экономическую), воспитательную, рекреатив­ную (досуговую) функции и функцию первичного социального кон­троля. Н.Н. Обозов и А.Н. Обозова [35] дополняют данный список функцией представительства и защиты семьи перед более широким социальным окружением. В.И. Зацепин, Л.М. Бучинская и И.Н. Гавриленко в изданном ими словаре «Семья: социально-психологические и этические проблемы» (1989) описывают такие функции как: экономическая, репродуктивная, воспитательная, рекреа­тивная, коммуникативная, регулятивная и фелицитологическая (от итальянского «фелиците» - счастье). Дж. Мевес [32] представляет функции социального и экономического статуса, самовыражения, про­должения рода, постоянства общения и смысла сексуальной связи, а А. Эглите [62] - функции рождения и воспитания детей, удовлетворе­ния духовных потребностей и бытовую. B.R Дружинин [18] выделяет экономическую функцию семьи, функцию передачи социального ста­туса (семьи разных слоев общества имеют различный социальный ста­тус и передают его новым членам семьи - детям), а также функцию поддержания благосостояния членов семьи. Э.Г. ЭЙдемиллер и В.В. Юстицкис [60] предлагают следующий перечень семейных функ­ций: воспитательная, хозяйствекно-бытовая, эмоциональная, духовная, сексуально-эротическая и функция первичного социального контроля.

Нередко список выделяемых функций зависит от задач кон­кретного исследования. Так, Г. Навайтис [32], описывая исследование влияния семьи на нравственное развитие и социализацию ребенка Р, Штерна (1993), отмечает, что автор выделяет такие функции семьи, как подготовка детей к самостоятельной экономической деятельности, ознакомление с религиозными и нравственными ценностями, форми­рование сексуальной ориентации. Таким образом, здесь имеет место дробление такой важнейшей функции семьи как рождение и воспита­ние детей, представленной практически у всех авторов. Очевидно, что


8

в исследовании, посвященном изучению других аспектов жизни семьи все перечисленные функции можно было бы объединить в одну.

Несмотря на достаточно обширный перечень разнообразных функций семьи, выделяется определенный «костяк» потребностей, на которых они основываются, представленный в работах практически всех авторов. Вслед за А.Н. Елизаровым попытаемся представить обобщенный список наиболее часто встречающихся в литературе функций, приписываемых семье (по мере уменьшения частоты их встречаемости в литературе): 1) рождение и воспитание детей; 2) трансляция ценностей из поколения в поколение, аккумулирование и реализация социально-воспитательного потенциала; 3) удовлетворение потребностей в эмоциональном комфорте и психологической под­держке, чувстве безопасности, ощущении ценности и значимости сво­его Я, эмоциональном тепле и любви; 4) создание условий для разви­тия личности всех членов семьи; 5) удовлетворение сексуально-эротических потребностей; 6) удовлетворение потребности в совмест­ном проведении досуга; 7) организация домашнего хозяйства, разделе­ние труда в семье, взаимопомощь; 8) удовлетворение потребностей в отцовстве или материнстве, общение с детьми, их воспитание, само­реализация в детях; 9) удовлетворение потребности человека в обще­нии с близкими людьми, в устойчивых коммуникативных связях с ни­ми; 10) социальный контроль за поведением отдельных членов семьи; 11) организация деятельности по финансовому обеспечейию семьи; 12) охрана здоровья членов семьи, организация их отдыха, снятие стрессов

[19].

Рассматривая представленный выше список, следует еще раз подчеркнуть, что им список функции семьи как социального института далеко не ограничивается. В этом плане можно согласиться с Н,Я. Соловьевым, который считал, что «...функций семьи столько, сколько видов потребностей они удовлетворяют в устойчивых, повто­ряющихся формах» (цит. по [32, с.4]).

Обобщая вышесказанное, можно отметить, что большая часть семейных функций может удовлетворяться вне ее, другими людьми или социальными институтами. Однако важнейшей особенностью функций семьи является их комплексность. Бесспорно, удовлетворяе­мые в семье потребности могут быть реализованы и в других социаль­ных общностях, однако только семья позволяет реализовать их в ком­плексе.

Еще одним аспектом исследования ценностно-функциональной структуры современной семьи, связанным с многочисленными проти­воречиями, является вопрос определения так называемой «ведущей»


семейной функции. Большинство исследователей в качестве ведущей функции семьи выделяют функцию рождения и воспитания детей [15, 19, 51, 60]. Однако на этот счет имеются и другие точки зрения. На­пример, Л.Я. Гозман и Ю.Е. Алешина считают, что основной функци­ей семьи является обеспечение комфорта и психологической поддерж­ки ее членов, а репродуктивная функция - есть частный случай по­требности в эмоциональных контактах, т.к. взрослые члены семьи, прежде всего, ждут от своих детей любви и эмоциональной поддержки [14].

Основной проблемной точкой данной дискуссии является опре­деление критериев сравнительной оценки отдельных сторон семейной жизни и, соответственно семейных функций. По мнению некоторых авторов, например А.Н. Елизарова [19], поиск главной, ведущей функ­ции семьи отражает поиск основного интегрирующего фактора такой социальной группы как семья. На наш взгляд, такой подход не совсем правомерен. Ведущая функция индивидуальна для каждой семьи, и значимость каждой отдельной функции в различных семьях может оцениваться по-разному. Это во многом зависит от того типа семейной структуры, в котором человек хочет жить. Каждая семья создает соб­ственную субкультуру, которая основана на определении значимости ее функций (их ценности), а основополагающие характеристики семьи и брака определяются, прежде всего, тем, насколько успешным счита­ют свой брак сами супруги, насколько они удовлетворены им.

Реализуя свои функции, семья сама по себе определяет значи­мость каждой из них. Обозначенные выше функции, преломляясь в сознании личности, выступают как установки относительно семейных ценностей. Эти ценности образуют иерархическую шкалу: от самых важных до несущественных. Реализации ведущих для себя ценностей человек склонен уделять больше внимания, энергии, времени. Низкое ■ качество реализации членами семьн таких ценностей вызывает у него разочарование в семейной жизни с данным партнером, вследствие чего несовпадение иерархических шкал семейных ценностей супругов мо­жет стать причиной их социально-психологической несовместимости и выступить в качестве основания для возникновения глобальной не­удовлетворенности семейной жизнью [35]. Таким образом, в этом пла­не уместнее было бы говорить не о семейных функциях как таковых, а о ценности этих функций для отдельных членов семьи и всей системы в целом. Данный подход к пониманию семейных функций обозначает­ся в литературе как ценностно-функциональный [47].

Таким образом, каждая из указанных функций имеет свою, внутреннюю ценность для отдельной семьи и конкретного субъекта, и


10

она не является однажды и навсегда сформировавшимся образовани­ем. По сути, семья отражает в себе происходящие в обществе события и трансформации, это не окостеневшая система, а живой социальный организм, который постоянно эволюционирует, развивается и изменя­ется вместе с развитием общества. Таким образом, и система семейных ценностей не может быть постоянной и стабильной, а также подверга­ется временной трансформации. В этом плане ведущую функцию се­мьи можно рассматривать как сохранение, развитие, преобразование и передачу последующим поколениям сложившейся системы ценностей, которые на субъективном уровне выступают как ценностные ориента­ции членов семьи [19]. Результатом этого процесса является формиро­вание идентичности каждого члена семьи с семьей в целом. По мне­нию многих авторов [19, 60], главной характеристикой и основой ста­бильности семьи, а также эмоциональной удовлетворенности членов семьи жизнью в ней является единство целей и ценностей, которые в ней задаются. В этом смысле существование и развитие семьи можно понимать как процесс постепенной идентификации ее членов с этими целями. Принятие человеком ценностей, декларируемых семьей, отра­жает его внутреннюю солидарность с ее устоями и идеалами и тем самым способствует формированию категоризации собственного «Я» и его отождествлению с семейной структурой.{7, 61].

/. ^ 3. Структура семьи

Классификация типов семейной структуры

При анализе семейной структуры рассматриваются такие пока­затели как количество членов семьи, ее состав (прародители, родители, дети и т.п.), а также направленность и характер взаимосвязей и взаи­моотношений между членами семьи. Анализ структуры позволяет от­ветить на следующие вопросы: каким образом в семье реализуются ее основные функции, кто осуществляет руководство, кто исполнение, как распределены права и обязанности В виду сложности семьи как социально-психологического феномена в литературе выделяется не­сколько оснований для классификации типов семейных структур

С точки зрения характера распределения власти выделяют сле­дующие группы семей:

- Семьи, в которых руководство и организация исполнения всех функций сосредоточены в руках одного члена семьи, как правило, ма­тери (матриархальные семьи) или отца (патриархальные семьи). Для данного типа семейной структуры характерна авторитарная система отношений между членами семьи.


11

- Семьи, в которых явно выражено участие в управлении се-мейными делами всех ее членов (и родителей и детей) - биархальные семьи. Власть в такой семье распределена достаточно равномерно, характерная демократическая система взаимоотношений между чле­нами семьи.

С точки зрения структуры преобладающих взаимосвязей, т.е. в зависимости от доминирования определенных осей отношений внутри семьи выделяются родительско-детские, детоцентрические и супруже­ские семьи.

При анализе количества членов семьи рассматривают; нуклеарные семьи, включающие в себя два поколения (родители и дети) при наличии минимального количества детей (1-2 ребенка); трехпоколенные семьи (включают в себя помимо родителей и де­тей также прародителей с одной или обеих сторон); неполные семьи, в которых отсутствуют дети или один из родите­лей.

Следует отметить, что в различных культурах значительно от­личается преобладающая численность членов семьа Например, на Западе практически не распространены трехпоколенные семьи, а для российского общества такой тип семейной структуры на сегодняшний день считается наиболее распространенным.

Относительно количества детей в семье выделяют семьи: малодетные семьи (1-2 ребенка); среднедетные (3-4 ребенка); многодетные (более 4 детей).

Характер взаимоотношений между детьми внутри семьи во многом зависит от порядка рождения детей и их пола Рассматривая характер влияния порядкового номера рождения ребенка на его психо­логическое развитие, Г.Т. Хоментаускас [53J вводит понятие «экология семьи». По его мнению, семья является определенным жизненным пространством для ее членов, которое образует своего рода «экологи­ческую систему». Эта система существует и оптимально функциони­рует, только находясь в состоянии равновесия, в случае согласованно­сти психологических потребностей ее элементов (членов семьи) и спо­собов их удовлетворения. Нарушение этого баланса может привести к распаду семьи или процветанию одного ее члена за счет психологиче­ского благополучия другого. В семейной «экологической системе» каждый член семьи занимает определенную нишу, в рамках которой выполняет необходимые для баланса всей системы функции. С точки зрения психологического развития ребенка его позиция во внутрисе-


^ 12

мейных взаимоотношениях во многом зависит от наличия сиблингов (братьев и сестер) и порядка их появления на свет.

Порядок рождения детей в семье и его влияние па психологическое

развитие личности

По мнению многих авторов [24, 53, 57, 60] важнейшее влияние на всю последующую жизнь человека оказывает порядок его рождения и ролевая позиция. 3. Фрейд одним из первых отметил и описал в сво­их работах данный феномен, в последствие его точка зрения была пе­ресмотрена, дополнена и преобразована в работах А. Адлера. В семье существует достаточно ограниченное число ролевых позиций, которые может занимать ребенок, зависящих от его пола, возраста, а также временным промежутком между рождением старших и младших де­тей. При этом существует несколько основных вариантов подобных позиций - это ролевые позиции первого и второго, старшего, младше­го, среднего и единственного детей. Многое также зависит од поло ребенка, занимающего ту или иную ролевую позицию. Если в семье воспитываются дети разного пола, то, при отсутствии открытого пред­почтения родителями одного из них, создаются дополнительные воз­можности для формирования социального поведения, связанного с половыми особенностями человека Совместная жизнь ребенка со своими братьями и сестрами (особенно если их несколько) создает ему реальные условия для более широкого общения с детьми разных по­лов, что значительно облегчает контакты со сверстниками, способст­вует его социальному развитию и приобретению навыков взаимодей­ствия в детской группе. При этом если разница в возрасте составляет более 5-6 лет, каждый из детей будет приближаться по своим харак­теристикам к позиции единственного ребенка, хотя к ней, безусловно, в той или иной степени будут добавляться качества той ролевой пози­ции, которую он занимал бы при наличии меньшей возрастной разни­цы.

Чаще всего первый ребенок, родившийся в благополучной се­мье, испытывает по отношению к себе со стороны родителей откры­тую любовь и восхищение, получает максимум внимания и заботы. При этом его воспитание идет под знаком неуверенности, т.к. молодые родители не имеют опыта ухода и взаимодействия с маленькими деть­ми. Как правило, первый ребенок хочет появления брата или сестры и с нетерпением ждет этого момента. При этом младший ребенок вос­принимается им как потенциальный партнер для игр, а также как воз­можный объект для проявления собственного авторитета.


13

При появлении же второго ребенка отношение к нему старшего часто изменяется. В семье появляется малыш, привлекающий к себе внимание обоих родителей. Старший ребенок часто остается в сторо­не, начинает чувствовать себя забытым, отверженным и одиноким, говоря языком А. Адлера, он переживает «детронизацию» - свержение с престола всепоглощающей родительской любви Эти чувства могут стать основой для формирования чувства ревности, которая становится основой и фоком негативного взаимодействия сиблингов в будущем. Именно она является основой агрессивных проявлений старшего по отношению к младшему, которые достаточно часто встречаются в психологической практике. В связи с этим, одной из основных воспи­тательных задач родителей в этот период является максимальное сглаживание перехода ребенка с ролевой позиции единственного к позиции старшего. Для этого при консультировании родителей реко­мендуется обсудить с ними возможные приемы привлечения старшего брата или сестры к воспитанию и уходу за младшим, многие из кото­рых можно использовать еще до его рождения К числу таких приемов и рекомендаций могут быть отнесены следующие.

- Заблаговременное объяснение ребенку того, что в доме скоро появится малыш. Желательно, если позволяет возраст рассказать ему, как происходит развитие ребенка до его рождения, сопровождая рас­сказ картинками. Сейчас в магазинах появилось достаточно много ли­тературы, помогающей родителям ответить на извечный вопрос «От­куда берутся дети?». Можно рекомендовать родителям вместе со старшим ребенком посмотреть его младенческие фотографии, объяс­нял ему, что для новорожденного мама и папа будут делать все то же, что когда-то делали и для него самого.

- Необходимо подготовить ребенка к отсутствию дома мамы Дети - дошкольники очень тяжело переживают разлуку с ней. Вре­менную разлуку необходимо представить не как потерю, а как что-то особенное, необычное. Например, можно предложить старшему ре­бенку вместе с папой и бабушкой готовить комнату для малыша, при­влечь его к покупке одежды, игрушек, других необходимых мелочей. Не стоит увозить ребенка к бабушке на время маминого отсутствия, он будет лучше чувствовать себя дома, где он все знает и ощущает себя в безопасности.

- В период отсутствия дома маме необходимо по возможности поддерживать связь со старшим ребенком. Находясь в больнице, она может звонить ему, спрашивать, как у него дела, что нового, чем он сегодня занимался. При этом необходимо рассказать ему о малыше.


14

Желательно, чтобы старший ребенок мог навестить маму и малыша в больнице и познакомиться с ним.

- При появлении в семье младшего ребенка родителям необхо­димо максимально сохранить так называемые «ритуалы любви» (поце­луи, поглаживание, совместное засыпание). Необходимо уделять старшему ребенку больше внимания, стараясь не дать ему возможно­сти почувствовать себя одиноким и чужим в собственном доме

- Желательно привлечь старшего ребенка к уходу и заботе о брате или сестре (естественно учитывая его возможности и способно­сти). Можно давать ему посильные поручения, играя в «Маленького помощника». Задача родителей в этот период времени - дать ребенку понять, что присутствие в доме маленького влечет за собой немало интересного и увлекательного.

- Много обид вызывает у старших детей то, что в первые дни малыш и мама получают много подарков от друзей и родственников, Старший ребенок легко может почувствовать себя обделенным. Мож­но попросить приходящих в дом гостей принести что-нибудь и для него, самим подарить ребенку игрушку или сладости. Это поможет ему понять, что он по-прежнему много значит для родителей, несмот­ря на то, что большую часть времени они уделяют его братику или сестричке.

Однако, как отмечает Г. Хоментаускас [53], формирование нега­тивных чувств, связанных с появлением в семье младшего ребенка имеет и положительное значение, поскольку именно они заставляют старшего искать новые формы поведения в семье. Становясь старшим, ребенок становится более ответственным, трудолюбивым, добросове­стным, он стремится достичь большего, становится более честолюби­вым. Часто он стремится взять на себя часть родительских функций, помогая им и заботясь о младшем ребенке в семье.

Появление второго ребенка обычно вызывает меньше тревоги в семье (родители стали более опытными), и ребенок растет в более спо­койной атмосфере. Мать по отношению к нему, как правило, последо­вательнее и ласковее. Атмосфера уверенности и стабильности делает второго ребенка более уравновешенным. Второй ребенок не пережива­ет ситуации единственного, при этом исследования показывают, что родители с ним меньше разговаривают и занимаются [53, 57]. Этот пробел частично восполняется первым ребенком. Младший ребенок обычно бывает более беззаботен, оптимистичен, он с готовностью принимает чужое покровительство. Сложный момент его психологи­ческого развития состоит в том, что, чувствуя демонстрируемое пре­восходство старшего, он может либо начать подражать его поведению,


15

либо «зафиксировать» в своем сознании чувство собственной непол­ноценности.

Г. Хоментаускас рассматривает несколько вариантов развития взаимодействия старших и младших в семье:

- Между старшим и младшим ребенком устанавливаются сим­волические границы. Они растут вместе, на одной «почве» и каждый из них получает свою долю родительского признания и любви Это самый оптимальный вариант развития отношений между детьми в се­мье.

- Младший ребенок растет «в тени» старшего, но ищет свои пу­ти выхода из нее. Для этого он часто может использовать неадекват­ные средства. Желая привлечь себе внимание, он хулиганит, становит­ся агрессивным, т, е. Как бы ломает установленные в семье «границы».

- Младший ребенок полностью находится «в тени» старшего, который является для него непререкаемым авторитетом «Свет роди­тельского солнца» полностью заслонен для него. Все внимание в семье направлено на старшего. Для психического развития младшего это грозит психологической незащищенностью, потерей самоуважения, формированием чувства собственной неполноценное™.

- Конкурентные отношения между детьми. Младший начинает «подъедать» старшего, стараясь «погубить» его. Это выражается в по­явлении чувства зависти, ябедничестве, открытой вражде. Младший ребенок повышает собственную значимость, дискредитируя старшего в глазах родителей. Открытая вражда может сохраниться между ними на всю жизнь.

- Младший отказывается от «борьбы» за себя, за свою самоцен­ность, теряет надежду почувствовать себя значимым и признанным окружающими. Внутренняя позиция таких детей может быть опреде­лена фразой: «Оставьте меня в покое!». Младший ребенок становится закрытым и необщительным, его интересы очень ограничены.

Таким образом, варианты развития «экологического» взаимо­действия детей в семье могут быть достаточно сложными для обоих детей. Они имеют свои истоки в психологической неподготовленности старшего ребенка к появлению в семье младшего.

При консультировании родителей по проблемам взаимодейст­вия старшего и младшего ребенка необходимо, прежде всего, убедить их в том, что изменение поведения одного практически невозможно без коррекции поведения другого. Если старшему ребенку удастся ощутить свою значимость, у него не будет необходимости провоциро­вать младшего на нежелательное поведение. С другой стороны, если младший ребенок сможет почувствовать равенство собственной роле-


16

вой позиции и позиции брата или сестры, ему не надо будет дискреди­тировать его в глазах родителей, завоевывая «место под солнцем». Конкурентные отношения между детьми в семье часто невольно про­воцируются самими родителями. Именно это обусловливает в созна­нии ребенка восприятие окружающего мира как арены конкурентной борьбы. В этой связи задача родителей, которая обсуждается в процес­се консультативной работе, - это поиск таких форм собственного взаимодействия с детьми, которые позволили бы каждому из них по­чувствовать свою ценность и необходимость не только для родителей, но и друг для друга.

Если второй ребенок остается младшим, сформировавшиеся ра­нее ролевые установки приобретают постоянство. В большинстве слу­чаев сохраняется несколько снисходительное отношение родителей по отношению к нему, вследствие чего он менее включается в жизнь се­мьи. Несмотря на то, что младший ребенок стремится стать самостоя­тельным, это желание непоследовательно, т.к., привыкнув к постоян­ной помощи и поддержке со стороны окружающих, ребенок начинает подсознательно ждать и требовать ее. Если в семье не появляется еще один ребенок, то все описанные установки сохраняются и проявляются даже во взрослой жизни.

В случае появление младшего брата или сестры, ребенок, еще недавно сам занимавший позицию младшего, попадает в достаточно сложную ролевую ситуацию. С одной стороны, он никогда не имел преимуществ старшего, который продолжает оставаться для него не­достижимым идеалом, с другой, выбранная ранее роль «малыша» так­же теряется. Средний ребенок занимает так называемую маргиналь­ную позицию, являясь одновременно и младшим и старшим. Таким образом, смена ролевых позиций среднего ребенка отягощена тем, что сверху него находится старший ребенок, т.е. в семье «уже есть силь­ный и способный», кроме того, есть и «малыш». Это означает, что ос­новные ролевые позиции в семье уже заняты и среднему ребенку при­ходится искать собственную ролевую нишу, что зачастую бывает сде­лать достаточно сложно. Чаще всего ребенок, попавший в ситуацию «среднего» становится тихим и послушным, стремится оказывать ро­дителям всяческие услуги, стараясь тем самым обратить на себя их внимание, он находит свою сферу интересов в семье и вне ее. В этом случае его дальнейшее психологическое развитие проходит достаточ­но благополучно. Если найти себя ему не удается, средний ребенок начинает воспринимать мир злым и несправедливым. Братья и сестры воспринимаются им как конкуренты в получении родительского вни­мания и заботы, В результате, чтобы добиться этого, он начинает пле-


17

сти интриги против своих братьев и сестер, используя все имеющиеся в его арсенале средства борьбы. Возникновение конкурентных отно­шений, провоцируемых средним ребенком, может рассматриваться как сигнал неблагополучности ситуации его психологического и социаль­ного развития в семье и требует особого внимания со стороны родите­лей.

Особая ситуация в развитие ребенка складывается, если первый ребенок продолжает оставаться единственным. В этом случае, особые отношения между родителями и первенцем, описанные выше, сохра­няются в течение всего периода детства, закрепляются и соответст­вующие им ролевые установки переносятся единственным ребенком и во взрослую жизнь. Одной из основных особенностей развития един­ственного ребенка является то, что он имеет меньше возможностей общаться со сверстниками не только в семье, но и вне ее. Родители единственного ребенка склонны больше оберегать его, считая, что контакты с другими детьми могут повредить его здоровью, развитию и т.п. Кроме того, родители единственного ребенка имеют больше воз­можностей и времени для общения с ним, у них нет необходимости распределять свое внимание между несколькими детьми В условиях недостаточности контактов со сверстниками, ребенок имеет меньше возможностей социального сравнения - соотнесения себя со сверстни­ками, старшими и младшими детьми, что ведет к формированию не­адекватно завышенной или заниженной самооценки, Впереди него находятся только недосягаемые взрослые, дотянуться до которых практически невозможно, вследствие чего ребенок может потерять веру в себя, в собственные силы, что становится основой формирова­ния негативного самоотношения.

С другой стороны, не обоснованное восхищение взрослых спо­собностями и умениями своего единственного ребенка, особенно в сочетании со стилем воспитания по типу потворствующей гиперпро­текции, наоборот, может привести к формированию неадекватно за­вышенной самооценки, которая впоследствии может стать основой формирования у единственных детей таких качеств как самонадеян­ность, самовлюбленность, эгоизм, снобизм и т.п. Помошь и внимание родителей воспринимается таким ребенком как нечто само собой ра­зумеющееся, он начинает злоупотреблять их вниманием и заботой, Исследования показывают, что у единственных детей часто возникают внутриличностные конфликты, лежащие в основе истерических невро­зов [26]. Кроме того, отсутствие опыта взаимодействия с братьями и сестрами, а также ограниченность контактов со сверстниками приво­дит к тому, что единственные дети не обладают развитыми коммуни-


18

кативными навыками, вследствие чего, как показывают данные многих авторов [53, 57], они менее популярны в среде сверстников. В этой связи можно привести слова известного американского психология С. Холла, который считал, что «... быть единственным ребенком - это уже болезнь».

Однако, помимо описанных негативных характеристик, воспи­тание по типу единственного ребенка имеет и немало положительных черт. Единственный ребенок испытывает на себе любовь и безуслов­ное принятие со стороны родителей, что создает благоприятную си­туацию для его личностного развития Как правило, родители единст­венных детей уделяют больше внимания (и имеют больше возможно­стей) его развитию и обучению, начиная с самого младшего возраста Установлено, что единственные дети обладают значимо более высо­ким уровнем интеллекта, нежели дети, занимающие иные ролевые по­зиции. По всей видимости, благоприятная психологическая атмосфера и условия, создаваемые родителями для его личностного развития, являются хорошей основой и для развития интеллектуального.

Таким образом, модели поведения человека во многом опреде­ляются тем, был ли он старшим, младшим или единственным ребен­ком в семье, имел ли он братьев или сестер. Данные У. Тоумена [57] показывают, что люди, занимающие одинаковые позиции по порядку рождения в структуре семьи, отличаются весьма близкими психологи­ческими характеристиками. Позиция ребенка в семейной структуре и ее характер с точки зрения количества детей и их полового состава является важным фактором, влияющим на формирование личности взрослого человека. В этой связи в семейном и возрастно-психологи-ческом консультировании необходимо учитывать характер и специфи­ку ролевой позиции, занимаемой конкретным человеком.

^ I. 4. Динамика семьи1

Функции и структура семьи, а также вероятность возникновения различного рода их нарушений значительно изменяются в процессе развития семьи, в ходе прохождения различных стадий ее жизнедея­тельности. Семья - это динамическое образование, в ходе существова­ния которого выделяются качественно различные периоды Периодич­ность изменений, происходящих в семье в зависимости от стажа брака, послужила основанием для введения в исследования семьи понятия цикла развития семьи (жизненного цикла).

1 В тексте параграфа использованы материалы дипломной работы Ю И Габнпуллиной.


19

Этот термин был введен в 1948 г. Э. Дюваль и Р. Хилом на На­циональной обшеамериканской конференции по проблемам семейной жизни, где ими был сделан доклад о динамике семейного взаимодей­ствия [43]. При построении периодизации жизненного цикла семьи эти авторы опирались на идеи Э. Эриксона, предложившего рассматривать в качестве основы периодизации совокупность задач, специфичных для каждого периода развития. В качестве основного признака разгра­ничения стадий, предложенных Э. Дюваль, использовался факт нали­чия или отсутствия детей в семье и их возраст, поскольку считалось, что основной социальной функцией семьи является деторождение и воспитание подрастающего поколения. Согласно предложенной аме­риканскими авторами концепции, на каждом этапе своего развития семья решает определенные задачи, связанные с рождением и воспи­танием детей в соответствии с их возрастом. В отечественной психо­логии аналогичное основание для выделения стадий семейной жизни было положено в основу классификации, представленной в работах А.Н. Волковой и Т.М. Трапезниковой [12]. На основании этой характе­ристики были выделены следующие стадии семейного цикла:

1. Формирующаяся семья, супруги женаты менее пяти лет, де­тей нет.

2. Детородящая семья, возраст старшего ребенка до трех лет.

3. Семья с детьми-дошкольниками.

4. Семья с детьми — школьниками.

5. Семья с детьми - подростками.

6. Семья, «отправляющая детей в жизнь».

7. Супруги зрелого возраста.

8. Стареющая семья, от момента ухода супругов на покой до смерти одного из них.

По мнению современных авторов представленная периодизация имеет целый ряд недостатков: громоздкость, невнимание к таким ха­рактеристикам как стаж брака, возраст супругов и т.п. Именно это по­служило основанием для критики концепции Э. Дюваль и создания новых вариантов периодизации семейного развития В последующие годы появилось большое число различных периодизаций семейного цикла - психологических, социологических, демографических и т.д. Основанием для них служили как различные теоретические соображе­ния, так и результаты эмпирических исследований и консультативная практика. Например, В.А. Сысенко предлагает классификацию браков, в основе которой положена продолжительность супружеской жизни Он выделяет следующие стадии развития семьи:

- О - 4 лет - юные семьи;


20

- 5 - 9 лет - молодые;

• 10 - 19 - семьи среднего возраста;

- 20 к более лет - пожилые (зрелые семьи),

В нашей стране наибольшую известность получила периодиза­ция Э.К. Васильевой, которая выделяет следующие стадии жизненного цикла семьи:

- зарождение семьи (до момента рождения первого ребенка);

- рождение и воспитание детей (до того как первый ребенок не начнет трудовую деятельность);

- окончание выполнения воспитательной функции (до того как все дети не начнут жить и работать самостоятельно);

- жизнь с детьми, не имеющими собственной семьи;

- самостоятельная жизнь супругов*.

По мнению автора, каждый из этих этапов функционирования семьи имеет свои отличительные особенности, на каждом та них могут возникать специфические проблемы и сложности.

^ Зарождение семьи

Данный период жизненного цикла семьи начинается с момента вступления супругов в брак (официального или неофициального) и продолжается до рождения первого ребёнка Этот период определяется в литературе как время взаимной адаптации супругов, распределения прав а обязанностей внутри семьи, становления системы конвенцио­нальных и межличностных ролей, период формирования индивиду­альных стереотипов общения в семье, решение проблем, связанных с ведением общего хозяйства и т.п. Как правило, особенно острыми для молодых супругов являются жилищные и финансовые проблемы, ко­торые еще более осложняются с появлением первого ребенка Практи­ка показывает, что от их решения во многом зависит дальнейшее бла­гополучие молодой семьи. На этом этапе развития семьи формируется психологическая основа взаимоотношений с родителями и родствен­никами супругов.

В целом дальнейшее благополучие молодого брака зависит от успешности решения целого ряд задач, прежде всего, вопросов психо­логической адаптации супругов к условиям семейной жизни в целом и особенностям друг друга. По мнению Э.Г. Эйдемиллера и ВВ. Юстишшса [60], стабильность молодого брака определяется ус-

' В некоторых работах последние три этапа функционирования семьи, предложенные Э.К Васильевой, объединяются и обозначаются как завершающие этапы жизнедеятель­ности семьи


21

полностью прохождения процессов брачной адаптации Выделяют несколько видов адаптации супругов в браке:

- адаптация к брачным ролям;

- адаптация к личности партнера;

- адаптация к потребностям, привычкам, желаниям супруга;

- адаптация к основным ценностям жизни, «жизненной фило­софии» партнера;

- физиологическая адаптация.

Сложный процесс формирования внутрисемейных и внесемей-ных отношений, сближение привычек, представлений, ценностей суп­ругов и других членов семьи протекает в молодом браке весьма интен­сивно и напряжённо. Тяжелой психологической проблемой данной стадии жизненного цикла семьи является проблема обесцвечивания чувств, превращение их в привычку. Такое своеобразное «остывание» любви часто становится причиной решения молодых супругов о рас­торжении брака.

^ Семья с детьми, не начавшими трудовую деятельность

Это основной, центральный этап жизненного цикла, во время которого семья реализует свою воспитательную функцию, время наи­большей хозяйственно-бытовой и профессиональной активности ее членов. Одновременно вследствие наличия маленьких детей в этот период увеличивается длительность и напряжённость домашнего тру­да, появляются трудности, связанные с необходимостью совмещения домашних обязанностей с профессиональной деятельностью, бюджет времени становится очень напряженным, происходит значительное сокращение возможности различного рода развлечений, вследствие чего все больше нарастает физическая усталость. Вместе с тем данном этапе жизненного цикла значительно преобразуются и эмоциональная функция семьи, и функция духовного общения. Перед супругами воз­никает задача сохранить духовную и эмоциональную общность в со­вершенно иных условиях, чем те, в которых она формировалась. Для данного этапа характерны самые различные проблемы и нарушения, в частности: физическая и эмоциональная перегрузка супругов, перена­пряжение сил, необходимость перестройки духовных и эмоциональ­ных отношений в семье. Именно на этом этапе наиболее часто наблю­даются различные проявления эмоционального «остывания» партне­ров друг к другу, которые приводят к супружеским изменам, сексуаль­ным дисгармониям, разводам по причине «разочарования в характере партнёра». Эмпирические данные показывают, что в этот период обна-


22

руживается снижение удовлетворенности в семейной жизни и второй пик разводов [35].

^ Завершающие этапы жизнедеятельности семьи

Момент, когда последний из детей начинает трудовую деятель­ность и далее - создание детьми собственных семей, обусловливает новое качественное изменение в жизни семьи. Семья прекращает вос­питательную деятельность. Постепенное ослабление физических сил неизбежно увеличивает роль восстановительных функций быта, отдых приобретает все более важное значение. Проблемы здоровья супругов выходят на первый план. Завершение жизненного цикла, трудовой деятельности, выход на пенсию, сужение круга возможностей - всё это заостряет потребность в признании, уважении, особенно со стороны детей, поскольку их уход порождает у супругов (особенно женщин) внутреннее чувство пустоты, вследствие чего вновь происходит пере­оценка ценностей, поиск себя в новой жизненной ситуации. Поиск та­кого отношения, обеспечение чувства собственной необходимости, значимости на этом этапе начинает играть особенно заметную роль В России сложности, связанные с уходом из семьи детей, часто компен­сируются (возможно, и в негативном плане) участием пожилых роди­телей в воспитании внуков.

В целом периодизация, предложенная Э.К. Васильевой во мно­гом аналогична градации Э. Дюваль. При этом в отличие от последней, автор пытается ввести в ее основание такие признаки, как наличие де­тей, начало их трудовой деятельности, фактор проживания их совме­стно с родителями или отдельно от их семьи. Вместе с тем в литерату­ре отмечается, что судьба каждого ребенка даже в одной семье скла­дывается далеко не однозначно - один уезжает в юном возрасте в дру­гой город и живет отдельно, а другой проживает с родителями всю свою жизнь. В связи с этим, по мнению многих психологов, подобная классификация хотя и допустима, но мало приемлема для психологи­ческого изучения семьи, так как получается, что разные семьи прожи­вают различное число стадий.

Таким образом, признаков, которые можно и необходимо учи­тывать при выделении стадий цикла развития семьи, очень много. В зависимости от конкретной направленности исследований, националь­ной и демографической характеристик выборки для выделения стадий могут использоваться самые разные показатели. Но использование в различных работах отличающихся показателей приводит к изменению границ стадий. Такая аморфность понятия делает его достаточно уяз­вимым.


23

Долгое время стадии, предложенные Э. Дюваль, были общепри­знанными, и в большинстве работ, посвященных проблеме цикла раз­вития семьи или учитывающих этот параметр, использовалась именно эта периодизация. Однако в последнее время этот подход в связи с вышеназванными причинами был подвергнут серьезной критике, под­крепленной эмпирическими фактами. Так, в работе Г. Спаниера, Р. Сайера н Р. Лацелера было показано, что использование схемы Э. Дюваль приводит к тому, что стадии в значительной мере перекры­ваются друг другом, то есть на разные стадии цикла попадают супруги одинакового возраста, стажа, материального благополучия и т.д. [4].

Более того, ряд исследований продемонстрировал также, что понятие стадии семейного цикла само по себе имеет малую прогно­стическую ценность. Так, в работе С. Хока [43] для определения раз­личных личностных и внутрисемейных характеристик индивида на разных этапах его жизни, использовались 3 типа переменных: стадии семейного цикла, отсутствие или наличие детей в семье, проживаю­щих с родителями в момент исследования, и стаж брака. Наибольшее число значимых связей было получено между различными личност­ными, внутрисемейными и социальными характеристиками и фактом отсутствия - наличия детей, проживающих вместе с родителями. Не­сколько меньше, но также довольно большое число зависимостей было получено между стажем брака и другими характеристиками Наи­меньшее число и наименее интересные в содержательном отношении связи были получены между стадиями семейного цикла и другими пе­ременными. Таким образом, понятие стадии семейного цикла оказа­лось наименее определяющим для формирования личностных и внут­рисемейных характеристик субъекта. Аналогично, в уже упоминав­шемся исследовании, проведенном Г. Спаниером, Р. Сайером и Р. Лацелером, сравнивалась предсказательная и эмпирическая цен­ность 3 переменных: возраст супругов, стаж брака и стадия семейного цикла. Полученные результаты показали, что последняя характеристи­ка наименее значима в эмпирическом плане по сравнению с двумя другими данными [4].

Эти и ряд других работ послужили основанием для того, чтобы понятие «стадии развития семьи» было заменено более простым, та­ким как стаж брака и наличке - отсутствие детей в семье, проживаю­щих вместе с родителями.

При этом в современной науке возможны и другие пути поиска переменных, определяющих периодизацию цикла развития семьи, В течение времени существования семьи меняется характер деятельно­сти супругов. Попытка рассмотреть жизнь семьи с этой точки зрения


24

была осуществлена X. и М. Фелдманами, которые предложили поня­тие «семейная карьера» - совокупность ролей индивида, направленных на реализацию себя в какой-либо из важных сфер жизни, в частности в семье. Ими были выделены 2 типа карьеры: внутрисемейные и внесе-мейные (профессиональная карьера и карьера в сфере досуга). К числу первых были отнесены 4 вида карьеры:

- карьера сексуального опыта;

- карьера супружества;

- родительская карьера;

- карьера отношения родителей и взрослых детей.

Данные типы внутрисемейных карьер характеризуются рядом отличительных признаков: 1) )для их осуществления необходимо пар­ное взаимодействие, то есть в них участвуют оба супруга; 2) в отличие от внесемейных карьер - профессиональной и досуга - особенности реализации их индивидом во многом определяются особенностями его семьи; 3) в ходе осуществления каждой из карьер индивид вступает в тесные взаимоотношения как с людьми, принадлежащими с ним к од­ной возрастной когорте, так и с людьми, принадлежащими к другим возрастным когортам; 4) каждая карьера имеет свои особенности, сро­ки и тенденции развития. Каждый человек может реализовать как од­новременно внутрисемейные и внесемейные карьеры, так и ни оду из них. [43].

Введение этого понятия позволило X и М. Фелдман предло­жить новый подход к изучению цикла развития семьи, основываю­щийся на двух стратегиях исследования: во-первых, это рассмотрение семейных карьер как независимых и зависимых переменных, и, во-вторых, анализ ситуации взаимного пересечения карьер, вмешательст­во одной в протекание другой (например, влияние на супружеские от­ношения появления ребенка, т. е. пересечение супружеской карьеры и родительской). С этой точки зрения, периодизация семейного развития должна осуществляться, прежде всего, с учетом смены или возникно­вения новых семейных карьер, реализуемых индивидом.

Таким образом, проблема периодизации и описание семейного цикла остается далеко не решенной. Исследования последних лет вы­двинули на смену многозначного конструкта «стадии жизненного цик­ла» такие понятия, как стаж брака, возраст супругов, наличие - отсут­ствие детей в семье, «семейная карьера» и т. д.. Обобщая вышесказан­ное, хотелось бы отметить, что, хотя разработка данной проблематики началась за рубежом более полувека назад, до сих пор не существует единой модели цикла развития семьи, достаточно полно охватываю­щей происходящие в ней с течением времени изменения, хотя акту-


25

альность данной проблематики как в практическом, так и в теоретиче­ском плане не вызывает сомнений.

^ L5. Трансформации института современной семьи

Современная семья не является застывшей, устойчивой формой, и, как всякая социальная общность, она подвержена различного рода изменениям. Положение об изменчивости семьи и рассмотрение дан­ного социального института в его историческом контексте является далеко не новым для современной науки. Констатация этого факта дала начало разработке эволюционной концепции развития семьи, на­чало которой было положено в работах, написанных еще в конце XIX века (Л. Морган, Г. Кунов). Новым историческим импульсом развития данной теории стали работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Они показали, что семья в своем развитии прошла большой и сложный путь, верши­ной которого стал моногамный брак. Но и состояние моногамии не­возможно считать окончательной формой ее существования, ибо семья вообще и моногамная семья в частности, находятся как под непосред­ственным, так и под опосредованным воздействием общества, в силу чего она и впредь будет изменяться вместе с ним. В этом состоит ис­торическая конкретность развития института семьи: семья меняется со временем, приспосабливается к меняющимся общественным отноше­ниям.

По мнению СИ. Голода [15], семья как социальная общность представляет собой одну из разновидностей открытой эволюциони­рующей системы, т.к. включает в себя определенным образом взаимо­действующие составные части, и одновременно сама, как целое, нахо­дится во взаимодействии с другими социальными объектами как часть целого уже более высокого порядка, т.е. общества. Таким образом, признание эволюции семьи естественно породило новую проблему -проблему определения возможных трансформаций развития данного социального института [15, 18, 32, 51, 52].. С особой остротой этот вопрос встает в России современный период времени - период корен­ных социальных и экономических преобразований, различного рода социальных инверсий и трансформаций.

Происходящие общественные преобразования не могли не ока­зать воздействия на развитие института семьи, семейные отношения, мораль, принципы воспитания. Сегодня практически каждая россий­ская семья прошла через экономический кризис, который одни смогли преодолеть и адаптироваться к жизни в новых социальных условиях, вышли из него преобразованными, с новыми правилами, системой ценностей, другие же потеряли и то немногое, чем владели. Исследо-


26

вание этих социально-психологических процессов позволит решить вопрос о дальнейшем направлении развития семьи, а также определить последствия проживания кризиса ее членами, что даст основание для разработки новых направлений психологической помощи отдельно взятому человеку и семье в целом.

Как неоднократно отмечалось в литературе, переживание чело­веком социального кризиса влечет за собой, прежде всего, изменение системы его социальной идентичности, ломку сложившихся иденти­фикационных структур и поиск новых оснований для самоотождеств­ления. В эпоху нестабильности человек теряет определенность своей жизни, перестает отождествлять себя с макросоциальной общностью, являвшейся ранее главным основанием для: поиска идентичности, ис­чезает сложившееся ценностно-ориентационное единство с ней. При этом, как отмечает B.C. Агеев [3], в случае, когда существующая при­надлежность к общности перестает удовлетворять субъекта, он стре­мится либо покинуть группу, с которой себя соотносит, либо сделать так, чтобы в его восприятии эта группа стала позитивно отличной от других. При этом человек нуждается в самоидентификации, дающей ему некоторые ориентиры своей социальной жизни. В этих условиях начинается поиск общности, которая позволила бы человеку восстано­вить базовые ценностные основания, защитить от трудностей и пре­вратностей жизни.

На этом фоне вследствие разрушения прежней и отсутствия но­вой общественной идеологии, способствующей сплочению людей, у человека возникает и усиливается потребность в различных иллюзия^ чудесах, сектах, с помощью которых он может почувствовать себя уверенным и защищенным, ощутить свою принадлежность к некой социальной общности. Как справедливо отмечают Е.П. Белинская и Т.Г. Стефаненко [7], в последние годы в России образовалось огром­ное количество групп, претендующих на реализацию ценностно-ориентационной и защитной функций. Это и многочисленные религи­озные организации, и разнообразные политические партии, а также получившие массовое распространение неформальные и творческие объединения. Но в большинстве своем они не могут стать основанием для формирования новой социальной идентичности, поскольку сами по себе не способны создать такую систему норм и ценностей, которая • удовлетворила бы большую часть народонаселения России. Более то­го, многие из этих групп вообще не имеют определенной идеологии существования и основываются лишь на ряде формальных признаков (специфическая одежда, прическа, стиль общения, символика), на ос­новании чего их можно считать лишь инсценировками групп. В силу


27

этих обстоятельств, подобные группы не могут удовлетворить потреб­ность субъекта в восстановлении социальной целостности и упорядо­ченности, защиты и ценностной ориентации,

Тем не менее, человеку необходимо иметь устойчивые группо­вые связи, он испытывает острую потребность в отождествлении себя с некоторой стабильной социальной группой. Как и в других странах, переживающих эпоху острой социальной нестабильности, в России такими группами становятся, прежде всего, межпоколенные общности - семья и этнос, которые выступают в период кризиса как «аварийные группы поддержки» [7, 22]. Во многом это связано с тем, что, как от­мечает Т.Д. Гурко [17], в отличие от стабильного, кризисное общество обладает ограниченными макросоциальными ресурсами для формиро­вания идентичности (личностной или социальной), вследствие чего происходит обращение к микросоциальным основам функционирова­ния общественной системы.

При этом, если принадлежность к этносу может быть достаточ­но условной, то семья является той общностью, к которой непосредст­венно принадлежит человек, в которой он живет и существует, на ко­торую ориентируется в выборе своих действий. На фоне снижения общего уровня жизни, изменения привычной социальной среды, роста конкурентных отношений в профессиональной сфере, потребность человека в принадлежности к семейной группе и отождествлении себя с ней неизбежно возрастает. Исследования последних лет наглядно демонстрируют значительное увеличение рангового места различных форм семейной идентичности в структуре социальных идектичностей личности. Семья сегодня становится зачастую единственной общно­стью, в которой человек получает психологическую поддержку и при­знание, в которой он может чувствовать себя уверенно и безопасно. По мнению К. Леша, в бездушном, раздираемом противоречиями общест­ве «семья стала олицетворять собой единственный источник эмоцио­нальной опоры для ее членов», именно она дает человеку основание для формирования новой идентичности, устойчивых оснований своей социальной жизни». [29, с.95].

Таким образом, одной из наиболее ярких трансформаций се­мейной структуре, проявившейся в последние несколько лет, является изменевие семейной идентичности личности и ее роли в формирова­нии системы социальных идентификаций человека В связи с этим, на сегодняшний день с особой актуальностью встает проблема исследо­вания механизмов формирования семейной идентичности, поскольку, как это не парадоксально, данный вопрос в современной психологиче­ской литературе практически не освещается.


28

Помимо этого из актуальных моментов исследования современ­ных трансформаций семьи является изучение динамики семейных функций и ценностей. Это связано, прежде всего, с тем, что семья яв­ляется ие просто микросредой существования человека, а представляет собой своего рода «социальный микрокосм, повторяющий в своей структуре наиболее близкую к оригиналу модель структуры общест­венной» [51, с. 67], соответственно и семейные функции, представ­ляющие ту или иную степень ценности должны находиться в соответ­ствии с ценностями общественной, социальной жизни. В определен­ной степени здесь образуется замкнутый круг. Как уже отмечалось выше, потерявшее устойчивость государство утратило возможность оставаться центральной точкой определения социальной идентичности для своих граждан, в силу чего, определился сдвиг установления иден­тичности с межпоколенными общностями (прежде всего с семьей). При этом устойчивое отождествление себя с некоторой большой или малой социальной группой требует принятия системы ее норм и цен­ностей, а в условиях нестабильного общества эта система не только подвергается трансформации, но и не всегда четко определяется. Имебнно это является причиной наблюдаемой сегодня динамики усто­явшейся ранее ценностной значимости отдельных семейных функций, В частности, Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкис отмечают трансфор­мацию сексуально-эротической функции, которая ранее считалась второстепенной, а в новых социальных условиях, в связи с изменением общественного сознания, выходит на первый план. Качественное из­менение претерпела и функция первичного социального контроля се­мьи - повысился уровень терпимости к супружеским изменам, рожде­нию внебрачных детей [60]. В качестве тенденции отмечается также изменение традиционных тендерных стереотипов распределения се­мейных ролей [8,48].

В работах отечественных и зарубежных психологов, философов и социологов (А.Г. Харчев; СИ. Голод; Н.Н. Обозов; С. Кратохвил; Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкис; Г.Г. Силласте; Ю.Л. Василевский и др.) были предприняты попытки соотнесения базовой структуры се­мейных ценностей на различных этапах развития семьи и общества

Так А.Г. Харчев [5 J ] фиксирует существенные изменения се­мейных ценностей в 1970-80-е гг. по сравнению с дореволюционной Россией, Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкис, определяя отличительные признаки современной российской семьи, пишут: «Ранее сложившаяся идеология тоталитарного общества сформировала жесткую систему принуждения и долженствования. Из-за этого семейный быт, поведе­ние, ценности напоминали эпохи, когда человек забывал о существо-


29

вании собственного «Я», строя свое поведение так, чтобы оно было угодно государству (богу, феодалу и т.п.)» [60, с. 8]. Г.Г. Силласте [42] в исследовании эволюции духовных ценностей российских женщин обнаружила общее увеличение значимости нравственных ценностей, связанных с семейно-бытовой сферой (сравнивались данные получен­ные в 1990 и 1994 гг.). Ю,Л. Василевский на основании результатов проведенного им исследования изменения ценностей россиян в по­сткризисный период (имеется в виду августовский кризис 1998 г.) кон­статирует, что в отличие от других, кризис мало повлиял на оценку людьми таких ценностей как семья и взаимоотношения в ней, общение с друзьями и близкими, желание обрести стабильное будущее, стрем­ление к духовному самосовершенствованию. После кризиса люди ста­ли придавать большее значение материальному достатку, обеспечению своей семьи, при этом прослеживается общая тенденция усиления же­лания социального самоутверждения, получения признания и уваже­ния окружающих. Обнаружилось, что и мужчины и женщины стали уделять больше внимания своим детям, их образованию и обеспече­нию их благополучного будущего. Усилилось внимание к общечело­веческим, нравственным ценностям, повысилось значение ценности самой жизни как таковой*. Таким образом, налицо явная тенденция трансформации отдельных семейных функций и ценностей, связанных с семейной жизнью. В этой связи данный вектор может рассматри­ваться сегодня как второе значимое направление трансформации со­временной российской семьи.

Еще одним направлением трансформации является изменение структуры семьи. При этом не только традиционная моногамная структура претерпевает сегодня качественные изменения, но появля­ются и новые, нетрадиционные (альтернативные) виды семейных структур.

В последние годы в России отмечается значительный рост числа неполных семей. К этой категории относятся те, в которых одного или нескольких детей воспитывает один из родителей. Выделяют 3 типа неполных семей:

- один ш родителей ушел или умер, а второй не вступил в по­вторный брак;

- одинокий человек официально усыновил ребенка;

- незамужняя женщина воспитывает ребенка одна вне брака Специфическим видом неполных являются смешанные семьи, в

которых воспитываются приемные или усыновленные дети. Главное

на наш взгляд автор достаточно широко трактует понятие «ценности», не давая ему в работе однозначного определения


30

отличие данных семейных структур состоит в том, что в смешанных присутствуют оба родителя, но по крайне мере один из них является не родным ребенку. Статистика показывает, что в современном обществе таких семей становится все больше. По данным 1998 г. на 1000 регист­рации браков в ЗАГСах РФ приходилось 361 мужчина а 338 женщин, вступающих в брак повторно [58].

Выделяются следующие типы смешанных семей:

- женщина с детьми выходит замуж за мужчину без детей;

- мужчина с детьми женится на женщине без детей;

- и мужчина, и женщина имеют детей от предыдущих браков.

Одной из наиболее распространенных проблем смешанных се­мей является проблема взаимодействия детей и неродных родителей (мачех и отчимов). По данным Л.Е. Шнейдер, отчимы оценивают себя в роли отца несколько ниже, чем отцы по крови, они занимают более пассивную позицию по отношению к ребенку, считая его менее счаст­ливым, чем другие дети. Исследования, посвященные изучению поло­жения мачехи в семье, в литературе практически не представлены, хотя эта ситуации брачно - семейных отношений достаточно известна и описана в фольклоре (злая мачеха и безвольный отец во многих рус­ских и зарубежных сказках), накладывающем определенный отпечаток современную на общественную оценку социальной позиции мачехи.

Семьи, основанные на повторных браках, отличаются некото­рыми особенностями. Так, В. Сатир [39, 40] подчеркивает, что в таких семьях присутствует подсознательная установка на то, что новый суп­руг должен быть лучше предыдущего. Ее формирование связано с уже пережитым однажды разочарованием, которое в больше или меньшей степени обусловило развитие недоверия к противоположному полу. Женщина с детьми, выходящая замуж повторно часто считает, что де­ти - ее собственность. С ее точки зрения, она не может навязывать детей новому мужу, т.к. у него никогда не будет с ними таких отноше­ний как с ней самой. При этом и сам мужчина не всегда готов сразу принять на себя роль отца

Новые мужья часто сталкиваются с тем, что женщина хочет, чтобы отчим продемонстрировал «твердую мужскую руку», проявил силу и авторитет, который, он естественно, в глазах детей пока еще не имеет. В этом плане мужья часто пытаются соответствовать ожидани­ям жены, но, как правило, такое поведение, не основанное на реальном уважении и принятии, ведет к развитию тяжелых затяжных конфлик­тов, которые бывают наиболее острыми, если ребенок находится в подростковом возрасте.


31

Чтобы избежать подобных проблем супруги, вновь вступающие в брак, должны пересмотреть свои родительские позиции. Им необхо­димо быть готовым воспитывать собственных детей и детей своего партнера, никем из них не пренебрегая и никого не обманывая. Все дети, входящие в новую семью, должны восприниматься и принимать­ся родителями как собственные.

Помимо увеличения количества неполных и смешанных семей, в России появляются также и альтернативные формы брачно-семей-ных взаимоотношений. Некоторые из них сформировались достаточно давно, другие же появились н открыто проявили себя только в послед­ние десятилетия, сформировавшись в странах Запада и некоторых скандинавских государствах, имеюших более свободные сексуальные традиции и взгляды. Л.Б. Шнейдер [58] выделяет целый ряд подобных альтернативных форм.

Одиночество

Эту категорию семей составляют люди, которые никогда не со­стояли в браке, т.е. существующие в моноварианте. Выбор данного варианта собственной жизни определяется рядом факторов:

1. Рост уровня образования женщин, определяющий ее взгляды относительно самореализации. Женщина начинает искать возможно­сти реализации себя в профессиональной сфере, в духовных исканиях, в области увлечений Эти установки «уводят» женщину от обремени­тельных, по ее мнению семейных уз. Кроме того, получение хорошего образования требует времени и женщина иногда просто «пропускает» детородный период.

2. Преобладающее число женщин в брачном возрасте, одной из причин которой является более высокая смертность мужского населе­ния, в том числе в результате аварий, убийств, военных действий. В связи с этим неминуемо определенное количество женщин все равно останется в безбрачном состоянии, вследствие чего увеличивается число женщин, изначально отказывающихся от поисков партнера, ис-пользу4юя данную позицию как своего рода защитный механизм.

3. Распространение точки зрения, о том, что в современных ус­ловиях легче прожить одному. Выгоды от психологического комфорта проживания в семье перекрываются в данном случае социально - эко­номическими издержками.

Эмпирически установлено, что женщины переносят одиночест­во значительно легче, чем мужчины. При этом образовательный уро-


32

вень, карьера, психическое здоровье, домашний быт одиноких женщин выше, чем одиноких мужчин. Следует отметить, что одинокие мужчи­ны и женщины могут находиться в более или менее длительных и по­стоянных сексуальных связях, не теряя при этом своей автономии. Ус­тановка на одиночество может не быть пожизненной. Замечено, что у женщин она чаще всего изменяется в 30-35, а у мужчин в 40-45 лет, когда активизируются попытки найти спутника жизни. Незарегистрированное сожительство

Эта форма брачно-семейных отношений получила широкое распространение в России под названием «гражданский брак». Сего­дня в литературе активно дискутируется вопрос о том, является ли незарегистрированное сожительство исторической альтернативой брачно-семейным взаимоотношениям. Р.Зидер считает, что эта форма может рассматриваться одновременно как предварительная ступень к последующему браку («пробный брак»), так и как альтернатива тради­ционному браку.

Отношения в незарегистрированном браке дифференцируются на формальные, кратковременные и глубокие, длительные. В случае первых жизнь в браке длится сравнительно недолго, вместе с тем уве­личивается количество сожителей, отличающихся от обычных супру­гов только наличием штампа в паспорте.

В случае незарегистрированного сожительства установка на брак чаще всего не исчезает. 90% мужчин и женщин, состоящих в та­ком браке, отмечают готовность вступить в официальные отношения, причем не обязательно с этим партнером. По мнению Л.Б. Шнейдер [58], за данной установкой кроется неуверенность человека в себе и в партнере, сформировавшаяся в результате перенесенной психотравмы (измена, смерть любимого, вероломство, интимная неудача и т.п.) или страх, связанный с ожиданием возможности ее наступления.

Супруги, проживающие в подобном браке, отмечают следую­щие преимущества незарегистрированного сожительства

- такая форма отношений может рассматриваться как своего рода тренинг супружеской жизни («пробный брак»);

- происходит апробация сил и совместимости партнеров;

- формируются более свободные отношения, отсутствует при­нуждение;

- считается, что такая форма отношений обеспечивает больше духовности и удовлетворенности, что, по нашему мнению, является достаточно спорным.

В литературе описаны особенности людей, склонных к незаре­гистрированному сожительству. Для них характерны более либераль-


33

ные установки на жизнь, меньшая религиозность, высокая степень ан-дрогинностн, низкие школьные успехи в период детства и отрочества, меньшая социальная успешность, при том, что эти люди происходят из достаточно социально-успешных семей. «Экспериментальные» формы совместной жизни требуют более высокого уровня рефлексии и спо­собности к общению, а также наличия психологических сил, позво­ляющих противостоять давлению общественных норм. Их распростра­нение не зависит от уровня образования и социальной принадлежности партнеров. Помимо психологических, существуют и социально-эко­номические причины выбора незарегистрированного сожительства В России это жилищные проблемы, вопросы прописки, возможность получения детских пособий в качестве матери-одиночки и т.п. Сознательно бездетный брак

По статистике сознательно не хотят иметь детей 10% женщин в индустриально развитых странах, для которых характерна массовая стерилизация, и 1% в России, где более часто используются массовые аборты.

В качестве первичных факторов регулирования рождаемости исследователи выделяют социальные и социально - экономические факторы (общее положение дел в стране в экономике, процессы урба­низации, безработица, неопределенность будущего, военные конфлик­ты и т.п.). К вторичным относятся культурные и демографические факторы (охрана материнства и детства, своевременность выплаты и размеры детских пособий, пенсионное обеспечение, экономическая самостоятельность женщины, снижение обшей и детской смертности и т.д.).

В литературе представлена точка зрения, что в человеческой популяции отсутствуют биологические законы, заставляющие челове­ка иметь детей. Половое влечение человека трансформируется и раз­дваивается: за ним, с одной стороны, сохраняется репродуктивная функция, с другой, сексуальная жизнь сама по себе доставляет удо­вольствие (доказано, что кроме человека ни одно существо в животном мире не способно испытывать оргазм). Сегодня второй аспект сексу­альной жизни начал вытеснять первый: партнеры активно используют противозачаточные средства, прерывание беременности, стерилиза­цию и другие средства, ограничивающие деторождение. Таким обра­зом, в человеческом обществе рождаемость в большей степени регу­лируется социальными законами

Инициатором отказа от деторождения в браке может выступать как мужчина, так и женщина. При принятии такого решения субъект демонстрирует не только свою ограниченную потребность в детях, но


34

и стремление удовлетворить какие-то иные социально-психологические потребности. Поэтому в данном случае уместно го­ворить скорее не о наличии или отсутствии потребности в детях, а о силе конкурирующих потребностей.

В литературе представлено описание социально - психологиче­ских особенностей женщин, не желающих иметь детей. Для них харак­терен поздний возраст вступления в брак, часто пережитый развод, высокий уровень образования, стремление к интеллектуальному и творческому труду, наличие хорошей, высокооплачиваемой работы. Исследования показывают, что чаще всего они сами были старшими или единственными детьми в семье, причем их появление на свет нега­тивно сказалось на браке их родителей. Также для таких женщин ха­рактерна высокая психологическая устойчивость, выраженная андро-гинность.

Бездетные семьи испытывают сильное общественное давление. При этом сам человек, если он осознанно сделал свой выбор и несет за него ответственность чаше всего не испытывает психологического дискомфорта и мучений.

^ Открытый брак

Одной из основных проблем традиционного брака является не­возможность или, по крайней мере, значительные трудности сочетания близости и личной автономии, свободного личностного роста. В от­крытом же браке супруги живут вместе, но относительно независимо друг от друга, каждый из них, помимо семьи, имеет право на личную жизнь. Целью такого брака является увеличение'открытости, самовы­ражения и аутентичности отношений, повышение толерантности парт­неров по отношению друг к другу. Каждый партнер в открытом браке имеет право на собственную личную жизнь, его личное, психологиче­ское пространство закрыто от вмешательства партнера Фактически открытый брак узаконивает супружеские измены: Возникает вопрос, можно ли в таком случае признать подобные отношения семейно -брачными? Главной особенностью этой формы отношений, отличаю­щей ее, например, от соседства и т.п., на основании которой она при­знаётся в качестве брака, является наличие негласного или озвученно­го договора о совместной жизни и ведении общего хозяйства

Считается, что данная форма брака возникает на почве протеста против способов поведения в семейных отношениях предыдущих по­колений. В открытом браке каждый из супругов свободен и волен де­лать то, что он хочет. Его сторонники считают, что, если брак сущест­вует только на чувстве долга, то он, по сути, исчерпывает себя.


35

С. Кратохвял [26] определяя основные принципы открытого брака, относит к ним: желание строить жизнь исходя hi настоящего и на основе реалистических желаний; уважение к личной жизни партне­ра; открытость, подвижность и гибкость ролевого обшения; открытое партнерство (право на свои интересы, свой круг друзей и т.п.); равно­правие супругов и доверие по отношению друг к другу.

Распространение открытых форм брака основывалось на про­возглашении тезиса о полигамности человеческой природы и отказе от традиционного моногамного брака На сегодняшний день эта дискус­сия также ведется, в т.ч. и в научных кругах, однако доказательств природной полигамии человека на сегодняшний день обнаружена Внебрачный секс и интимная дружба

Данная форма отношений основана на внебрачной связи интим­ного характера. При этом допускается некоторое участие супругов (или одного из них) в совместном ведении хозяйства, также возможно появление внебрачных детей. По статистике в России в 1980 г. вне брака рождалось 10,8% детей, в 1990 - 14,6%, в 1991 - 15,1%, в 1992 -16,6%, в 1993 - 18,4% [46, 58]. Таким образом, налицо явная тенденция увеличения количества детей, рожденных вне официальных брачных отношений. Можно предположить, что статистика последних лет даст еще более высокие цифры.

Как правило, внебрачные интимные связи не являются продол­жительными: они либо перерастают в брак (или какую - либо его раз­новидность), либо становятся обузой для человека и достаточно быст­ро прекращаются. Каждый из партнеров по внебрачному сексу может иметь первичную, исходную семью. Интимная дружба не всегда угро­жает стабильности первичного брака, иногда (хотя и нечасто) она мо­жет длиться достаточно долго, причем в сочетании с достаточно высо­ким уровнем близости и доверия в первичной паре.

Свингерство

Свингерство - достаточно новая форма семейных отношений, которая предполагает обмен брачными партнерами Обмен брачными партнерами зародился в 1970-е гг. в Скандинавии, поэтому иногда та­кой вариант брачного взаимодействия называют «шведская семья». В настоящее время подобный вариант отношений характерен для 2% населения США. Исследования показывают, что партнеры, практи­кующие свингерство, характеризуются меньшей связью с родителями в детском возрасте, и сами демонстрируют практически полное отсут­ствие контакта с собственными детьми. Инициаторами свингерских отношений чаще выступают мужчины. Отмечается также высокая са-


36

мооцснка обоих супругов в паре, использующей данную форму отно­шений.

^ Гомосексуальные пары

В основе гомосексуальных браков лежит однополая любовь. Исследования показывают, что ее психофизиологические предпосылки идентичны гетеросексуальной, а итоговое соотношение того и другого определяется только в процессе развития. Истоки и формы гомосексу­альности разнообразны. Несмотря на возможную генетическую пред­расположенность, в целом она строится на основе индивидуального опыта и научения. Гомосексуальные пары в процессе развития семей­ных взаимоотношений сталкиваются с теми же проблемами, что и ге­теросексуальные: измены, ревность, монотония, несоответствие роле­вых установок и ожиданий и т.п.

Имеющиеся исследовательские данные об особенностях лично­стного и психосексуального развития гомосексуалистов немногочис­ленны и противоречивы. В абсолютном большинстве они получены на мужской выборке. По данным некоторых исследователей жизненный путь и личностные особенности гомосексуалистов специфичны, в ча­стности, их отличает дефицит мужского влияния в детстве, негативные отношения с отцами, особое отношение матерей, обладавших пури­танским характером, у которых сыновья были любимцами и они (ма­тери) хотели быть в центре их внимания, ранние гомосексуальные контакты с братьями и сверстниками и т.п. По другим данных разли­чий в особенностях воспитания и личности обнаружено не было.

Отношение к гомосексуальным парам в обществе различное, но, как правило, всегда ярко выраженное от смертной казни (Мавритания, Тунис, арабские страны) до официального признания такой пары семь­ей с юридической легализацией отношений (Дания).

^ Групповой брак

По мнению Л.Б. Шнейдер, активная критика социальных функ­ций семьи, развернувшаяся в обществе в начале 1970-х гг. породила попытки противопоставить ей альтернативу в виде группового брака [58]. Изначально эта форма отношений носила радикальный и даже политический характер, ее связывали с наркотическими оргиями, групповым сексом и терроризмом. Сегодня групповой брак трансфор­мировался в жилые сообщества и коммуны. В. Сатир использует для их обозначения термин «коллективная семья» [40].

С точки зрения структуры отношений выделяют следующие ви­ды жилых сообществ;

- жилые сообщества из нескольких пар;

37

- жилые сообщества из нескольких лиц, не связанных парными отношениями;

- смешанные формы.

Нередко жилые сообщества включают и детей. В их рамках од­на группа редко остается неизменной, т.е. имеется тенденция к смене партнеров и шменению структуры сообщества В этом смысле жилые сообщества в большей степени удовлетворяют требованиям гибкости и мобильности. В сообществах присутствует высокая степень матери­альной защищенности для отдельного лица, т.к. в моменты отсутствия заработка солидарность группы оберегает личность от нравственного и физического упадка. Коллективное право собственности снижает не­обходимость и значимость личной собственности. Личные потребно­сти в значительной степени находятся под контролем группы

Следует отметить, что в России жилые сообщества как форма брачно-семейных взаимоотношений практически не распространены

На сегодняшний день альтернативные формы брака поддержи­ваются меньшинством населения. Сильным аргументом в пользу тра­диционных отношений являются интересы детей. Тем не менее, уве­личение терпимости общества к альтернативным формам и расши­рившиеся возможности расторжения традиционного моногамного бра­ка усиливают тенденцию увеличения их распространенности. Тради­ционные формы начинают восприниматься сегодня (особенно моло­дыми людьми) как менее прочные, менее безальтернативные и менее само собой разумеющиеся. Толерантность в отношении меньшинства, придерживающегося альтернативных форм значительно возрастает. Вместе с этим повышаются требования к качеству собственной семей­ной и супружеской жизни у большинства людей, придерживающихся традиционных форм брака [40, 58, 61] Описанная тенденция, наряду с вышеперечисленными, является еще одной формой трансформации семейной структуры в современном обществе, определяющей пер­спективы ее развития и изменения.






оставить комментарий
страница1/5
Дата15.10.2011
Размер1,57 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх