О концептуальном подходе кафедры к теоретической категории «экономическая безопасность» icon

О концептуальном подходе кафедры к теоретической категории «экономическая безопасность»


Смотрите также:
Экономическая безопасность внешнеторговой сферы россии в условиях глобализации экономики...
Специальные действия в военном искусстве советского времени...
Программа высшего профессионального образования По специальности 080101...
I. теоретико-методологические основы анализа влияния глобализационных процессов на экономическую...
Тематика рефератов для сдачи экзамена кандидатского минимума по истории и философии науки...
Отчет кафедры теоретической и вычислительной физики по итогам 2005/2006 учебного года...
Экономическая психология...
Учебно-методический комплекс дисциплины управление безопасностью и безопасность бизнеса...
Методические рекомендации для выполнения курсовой работы по курсу «экономическая теория»...
1. Экономическая сущность налогов Налог как экономическая категория...
Учебно-методический комплекс...
Учебно-методический комплекс...



Загрузка...
скачать
О КОНЦЕПТУАЛЬНОМ ПОДХОДЕ КАФЕДРЫ К ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ «ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ»


Настоящим мы представляем обобщенный доклад о взгляде кафедры на трактовку категории «экономическая безопасность» и связанных с ней (логически и семантически) терминологических понятий. Мы будем признательны всем коллегам, конкурентам и другим заинтересованным лицам за критические замечания, которые мы рады будем получить на нашей электронной почте ecoseq@mail.ru.


1.1 Общие положения

При разработке категориально-понятийного аппарата мы исходим из теоретического принципа, что введение в оборот новой категории требует ее качественных отличий от предыдущей.

Исходной точкой для построения категориально-понятийного аппарата нами взята категория «потребности». Потребности, на наш взгляд, реализуются через категорию «интересы». Такая логическая цепочка позволяет увязать теоретическую модель с практическими действиями по формированию концепции экономической безопасности субъекта и принятию управленческих решений.

Общепризнанно, что потребности социально-экономических субъектов в самом общем виде можно разделить на две группы: потребности в развитии и потребности в безопасности. Первая потребность означает стремление субъекта к переходу в новое, более совершенное состояние, или улучшение условий жизнедеятельности. Вторая потребность предполагает обеспечение стабильности существования, защиту от опасностей и угроз.

Юридическая формулировка понятия «безопасность» дана в статье 2 Закона «О безопасности»: «безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы - это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность»1. Таким образом, взаимосвязь категорий «интересы» и «безопасность» имеет в России и правовую кодификацию.

В рамках настоящей концепции, определяя категорию «безопасность» и семантически связанные с ней понятия, следует отметить, что в силу своего социального характера безопасность в специальной литературе детерминируется различными формулировками и смысловыми аспектами. Во многом это обусловлено конкретной тематикой (национальная безопасность, экономическая безопасность, безопасность хозяйствующих субъектов, безопасность общества, безопасность личности и т.д.), акцентуацией определенных аспектов безопасности (социальная функция, процесс, система, организационная структура, наука и т.п.) и целевой аудиторией. В отечественной и зарубежной литературе последних лет нами найдено более 50 формулировок; однако в качестве родового понятия, или категории, среди специалистов существует сходная трактовка безопасности, определяемой как такое состояние субъекта, при котором в условиях негативного и деструктивного воздействия внутренних и внешних факторов, посредством предотвращения, минимизации, нейтрализации или ликвидации такого воздействия, обеспечивается поддержание жизнедеятельности, стабильность, а также поступательное развитие этого субъекта.

Семантически связанными с категорией «безопасность» являются понятия опасностей, угроз и рисков. Исторически понятия «опасности» и «угрозы» происходят из военно-политической области (начиная с античных времен), в то время как понятие «риски» в качестве функциональной характеристики появляется в трудах именно экономистов в начале XVIII века (Р. Кантильон, А. Смит). В настоящее время относительно всех трех понятий ведется дискуссия в отечественной и зарубежной литературе, причем наиболее часто встречается их синонимизация. Причина дискуссии о понятиях «риски», «опасности», «угрозы» состоит, на наш взгляд, в том, что неустоявшийся подход к данному категориальному аппарату вызван, во-первых, относительностью самих понятий (например, то, что является угрозой для одного субъекта, не является таковой для другого), во-вторых, сравнительной молодостью явлений и процессов в российской экономике, которые ими описываются и, в-третьих, профессиональным менталитетом («происхождением») самих авторов.

Вынося обзор основных точек зрения на эти понятия и приводимую аргументацию за скобки данного материала на сайте, коллектив кафедры считает целесообразным изложить здесь свое мотивированное мнение на соотношение рассматриваемых категорий.

Нами применяется т.н. «стадиальный» подход, определяющий опасность как возможность при определенных условиях какого-либо явления (предмета, процесса и т.д.) нанести ущерб объекту безопасности, в то время как угроза есть высший уровень опасности, или единство враждебности, способности и готовности нанести ущерб объекту, т.е. опасность, переходящая в практическую плоскость (следовательно, категориально существует широкая и узкая трактовка опасности). Другими словами, угроза всегда более определенна и сопровождается действиями, в то время как опасность носит скорее гипотетический характер.

Данная позиция обусловлена следующими соображениями:

  1. С теоретической точки зрения необходимо (в рамках применяемой методологии восхождения от абстрактного к конкретному) установить логическую взаимосвязь с более абстрактными категориями «конфликт» и «противоречие». «Стадиальный» подход позволяет это сделать, рассматривая опасности как производную противоречий-неконфликтов, а угрозы - как производную конфликтов.

  2. В сфере практического обеспечения безопасности хозяйствующих субъектов действия соответствующих структур (служб безопасности) при наличии опасностей носят исключительно превентивный, профилактический характер, в то время как при отражении угроз предпринимаются усилия по их нейтрализации или ликвидации, обычно сопряженные с введением в действие кризисных планов (программ). Другими словами, на уровне более конкретного (управленческих мероприятий) угрозы могут изменять механизм управления хозяйствующим субъектом (следовательно, имеют собственное качественное содержание как категория).

  3. Терминология нормативных документов, при отсутствии четкого разграничения понятий «опасности» и «угрозы», определяя угрозы, дает перечисление либо негативных явлений как результатов определенных действий, либо деятельности субъектов опасности2. Таким образом, под угрозами понимается процесс или явление в стадии реализации.

Категория «риск», будучи семантически тесно связанной с понятиями «безопасность», «опасности» и «угрозы», в то же время предполагает вероятность неблагоприятного исхода действий предпринимателя в условиях неопределенности среды его функционирования. Следовательно, поскольку риски осознаются предпринимателем, они имеют субъективную природу и могут быть измерены и управляемы. В этом основное отличие рисков от опасностей и угроз, так как последние вызываются также воздействием объективных, в том числе труднопрогнозируемых, факторов.

Риск как неотъемлемый атрибут предпринимательства присутствует в трудах крупнейших исследователей, представляющих различные направления экономической теории: А. Смита, Г. фон Мангольдта, А. Маршалла, Т. Веблена, Й. Шумпетера, Дж. Гэлбрэйта, Ф. Найта и других. К настоящему времени изучение рисков приобрело научное признание в качестве отдельной дисциплины, обычно называемой риск-менеджментом (управлением рисками)3. Этот подход позволяет сделать вывод о том, что управление рисками является сопряженным с менеджментом в сфере безопасности и, соответственно, частью общего менеджмента как более общей научно-практической дисциплины.

Излагаемый концептуально-методологический подход позволяет выстроить логическую схему категориально-понятийного аппарата настоящего исследования (см. Схему №1).

Схема 1.

Категориально-понятийный аппарат




Т^ РОЙСТВЕННАЯ СУЩНОСТЬ:

ЧЕЛОВЕКА

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА




ПОТРЕБНОСТИ

неосознанные осознаваемые




ИНТЕРЕСЫ

классификация интересов, выбор приоритетов,

разработка и/или реализация действий




ПРОТИВОРЕЧИЯ

БЕЗОПАСНОСТЬ конфликт неконфликт РАЗВИТИЕ





реализуемые (угрозы) потенциальные

^ ОПАСНОСТИ РИСКИ







МЕНЕДЖМЕНТ





менеджмент безопасности риск-менеджмент иные виды менеджмента


логическая связь категорий;

логическая связь категорий, проявляемая в социально- экономических отношениях; стрелки показывают направление зависимости.

Приведенная абстрактно-логическая схема иллюстрирует последовательность, субординацию и зависимость (в том числе взаимную) исследуемых категорий, представляющих определенные социально-экономические отношения. Исходным отношением в этом случае являются потребности, основным

- интересы, а остальные - производными, т.е. многообразными конкретными формами проявления основного отношения. Тот факт, что производные отношения есть форма проявления основного, не понижает их значимости и не исключает обратного воздействия как на основное, так и друг на друга.

Недопонимание важности научного выявления субординации категорий прежде их практической интерпретации (принятия решений), в том числе в правовой сфере (принятия нормативных документов), нередко приводит к «логике наоборот» даже в законодательных актах. Например, в «Концепции национальной безопасности» есть такое определение: «Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации <...> является обязательным и непременным условием эффективной защиты национальных интересов» (т.е. категория интересов производна от категории безопасности), а в редакции этого документа 2000 года национальные интересы представлены как «совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства»4. Но обеспечение национальной безопасности, т.е. соответствующее определение целей и применение сил, средств и методов, не может быть осуществлено без предварительного уяснения национальных интересов и вытекающих из них опасностей (их источников и противников; кто противники, чем они располагают и т.д.). Механистическое суммирование интересов субъектов, перечисленных в редакции 2000 года, во-первых, тавтологично, и, во-вторых, не обязательно тождественно национальным интересам. Таким образом, недостаточное осмысление теоретических категорий ведет к путанице понятий в руководящих документах общенационального значения.

Двоякая логическая цепочка взаимосвязей интересов субъекта и его менеджмента безопасности имеет свое четкое отражение на практике. Через классификацию интересов (по их важности, сферам деятельности и т.д.) и оценку возможностей, сил и средств (как собственных, так и вероятных противников) происходит выбор политики достижения поставленных целей, реализуемый в создании и функционировании соответствующей системы обеспечения безопасности; для хозяйствующего субъекта это означает стратегический менеджмент в сфере безопасности. Оценка конкретных противоречий (в том числе конфликтов) и опасностей (в том числе угроз) в целях их минимизации или устранения определяет постановку задач и применение соответствующего комплекса мероприятий (имеющимися в распоряжении субъекта силами и средствами); это повседневная работа систем экономической безопасности хозяйствующих субъектов («тактический» менеджмент).

Двоякий характер взаимосвязи категорий позволяет также сделать вывод о том, что успешная защита интересов выступает, во-первых, как условие (в форме существования системы безопасности) и, во-вторых, как средство (в форме применения системы безопасности) обеспечения безопасности субъекта.

Теоретическая проблема состоит в следующем: находит ли постулируемый категориально-понятийный аппарат отражение во все более конкретных социально-экономических отношениях, явлениях и процессах (разрешении противоречий, минимизации/ликвидации опасностей, действиях менеджмента безопасности)? Существуют ли между этими отношениями жесткие, хотя и опосредованные закономерности? Ответ на эти вопросы может быть дан только в доказательстве существования соответствующих, не противоречащих примененной логике, форм взаимоотношений субъектов в сфере экономической безопасности.



  1. ^ Категория «экономическая безопасность»: сущность и основные характеристики


Наиболее устоявшаяся и продуктивная классификация видов безопасности субъекта осуществляется по критерию опасностей и угроз в различных сферах жизнедеятельности. В этом смысле экономическая безопасность является одним из видов безопасности, представляющая собой защищенность экономической сферы жизнедеятельности субъекта (государства, общества, региона, предприятия, личности и т.д.). Будучи одним из видов (частным случаем) безопасности, категория экономической безопасности сохраняет как разделение по источнику происхождения опасностей и угроз (внутренних, т.е. имманентно присущих субъекту, и внешних, т.е. воздействующих на него извне), так и смысловые значения первого понятия как социального явления. Основные смысловые значения заключаются в ее определении как:

  • потребности и интереса. Данная потребность носит объективный характер в силу уязвимости, независимо от имеющихся ресурсов, любого субъекта, а ее главное отличие от других потребностей - невозможность полного удовлетворения. Осознание потребности в безопасности находит выражение в форме интереса, как об этом уже говорилось выше. Характерно, что в последние годы значение безопасности как ценности для человека и общества возросло;

  • социального отношения и социальной функции. Как социальное отношение безопасность закрепляется правовыми и поведенческими нормами, иными формами общественного договора. Государство, как высшая форма общественного договора, является главным носителем этой социальной функции и основным субъектом обеспечения безопасности5;

  • цели, результата и процесса деятельности. Идеальная модель реализации интересов (цель) предполагает получение продукта, не всегда соответствующего идеальной модели, (результат) посредством определенного механизма, включающего сознательные последовательные действия (процесс). Обеспечение безопасности означает комплексное использование определенных сил, средств, методов и т.д. ради достижения состояния защищенности субъекта;

  • системы, предполагающей наличие организационных структур, способных адекватными средствами и способами достичь намеченных целей, у объектов безопасности;

  • науки и профессии, требующей специальных навыков. Возросшая сложность обеспечения безопасности различных социальных объектов во-первых, привела к появлению нового направления научных исследований - секьюритологии, предметом которой стали закономерности и механизмы деятельности по обеспечению безопасности6; во-вторых, обусловила становление совокупности профессий, представители которых заняты в различных сферах обеспечения безопасности, а также системы подготовки соответствующих специалистов.

Исходя из родового понятия «безопасность» и конкретизируя его, логически экономическую безопасность следует определить как такое состояние субъекта хозяйствования, при котором в условиях негативного и деструктивного воздействия внутренних и внешних факторов, опасностей и угроз, посредством предотвращения, минимизации, нейтрализации или ликвидации такого воздействия, обеспечивается защищенность социально-экономических интересов, стабильность и экономическое развитие этого субъекта.

В нормативных документах экономическая безопасность детерминирована как категория, характеризующая состояние защищенности экономических интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, основанное на независимости, эффективности и конкурентоспособности страны.

Основной недостаток кодифицированного определения представляется в первую очередь в ограничении круга объектов экономической безопасности: отсутствии в нем, например, хозяйствующих субъектов, иных организаций, предпринимателей и т.д. Однако экономическая безопасность, в силу своей непосредственной сопряженности с материальным базисом, т.е. основными потребностями субъектов, является сложным по содержанию видом безопасности, характеризующимся наличием разных уровней, многообразием субъектов, постоянной изменчивостью среды, другим проявлениям.

В отечественной научно-практической литературе используются различные определения понятия «экономическая безопасность». Выделяются два основных концептуальных подхода: первый из них, определяя категорию, не ставит содержание в зависимость от объекта экономической безопасности, в то время как второй подход связывает содержание с принадлежностью объекта к соответствующему уровню. В рамках первого подхода обычно применяется определение, связанное с нормативной формулировкой и характеризующее экономическую безопасность государства (национальную экономическую безопасность). Это может быть признано справедливым, если предметом исследования является экономическая безопасность именно этого объекта, т.е. государства, его национальной экономики. Но как быть в случае, если объектом экономической безопасности выступает регион, предприятие, некоммерческая организация и т.д.? Тождественны ли понятия экономической безопасности государства и хозяйствующего субъекта, например?

Ответ на эти вопросы содержится в концепции уровней системы экономической безопасности. Однако, если наличие уровней признается практически всеми специалистами, то их структура различается. Единственным общим взглядом является включение национальной экономики (во всей совокупности взаимосвязей) в объекты безопасности макроэкономических систем.

Приводим некоторые примеры.

В «Паспорте специальностей ВАК» (специальность 080005, глава 11 - «Экономическая безопасность», п. 11.11) перечислены макро-, мезо- и микро- уровни экономической безопасности без расшифровки содержания этих понятий7.

Коллектив авторов монографии «Управление безопасностью предпринимательской деятельности» предлагает «следующие решения концептуальных проблем экономической безопасности, в рамках которых может рассматриваться и предпринимательская безопасность.

Первое. Концепция экономической безопасности (как и соответствующая теория) может быть подразделена по геополитическому уровню (масштабу) на концепции глобальной экономической безопасности, региональной экономической безопасности и экономической безопасности страны»8. Дефиниций в дальнейшем также не приводится.

А. Г. Шаваев фактически выдвигает и обосновывает концепцию обеспечения экономической безопасности трех уровней: глобального, макро-уровня (уровень национальной и региональной экономики) и микро-уровня (защита «субъектов экономики», т.е. хозяйствующих субъектов)9. В учебном пособии «Экономическая безопасность организации» сказано, что «объектами безопасности на различных иерархических уровнях выступают: экономическая система государства, отрасль народного хозяйства, экономика региона, фирма или предприятие любой организационно-правовой формы как хозяйствующий субъект, домашнее хозяйство, личность»10.

Учебник «Безопасность предпринимательской деятельности» выделяет четыре уровня:

«Объектами безопасности микроэкономических систем являются индивидуальная (частнопредпринимательская) экономическая деятельность, экономика семьи, экономика малых и средних предприятий, фирм, а также экономические взаимосвязи между этими хозяйствующими субъектами.

К объектам безопасности мезоэкономических систем относятся крупные компании и корпорации, отрасли национальной экономики, региональные экономические системы. Объекты безопасности макроэкономических систем - системы национальных финансов и народного хозяйства отдельных стран.

Наконец, объектами безопасности мегаэкономических систем выступают транснациональные компании, международные экономические союзы и организации, мировые экономические системы (валютно-финансовые, банковские, торговые, др.), глобальная экономика в целом»11.

Наш подход к проблеме разграничения уровней системы обеспечения экономической безопасности заключается в следующем:

  1. Признание того факта, что все уровни системы обеспечения экономической безопасности вовсе не изолированы друг от друга, а, напротив, находятся в неразрывном диалектическом единстве и взаимосвязи.

  2. Выделение уровней должно осуществляться, исходя из качественного различия экономических интересов объектов обеспечения безопасности, поскольку именно эти интересы являются исходным отношением для категории «экономическая безопасность». Кроме того, практическая деятельность в сфере экономической безопасности детерминируется опасностями (угрозами), также опосредованно производными от интересов. Поэтому необходимо разрешить два вопроса: во-первых, в чем может заключаться качественная разница в содержании экономических интересов субъекта и, во-вторых, какие объекты экономической безопасности могут быть сгруппированы по этому признаку (и как именно).

  3. Качественная разница содержания интересов субъекта в сфере экономической безопасности может заключаться только в наличии или отсутствии среди них т.н. социальной составляющей. Наличие социальной составляющей означает, что реализация жизненно важных экономических интересов субъекта определяется не только сугубо экономическими показателями стабильности и роста, но и социальными факторами (социальная стабильность, формирование приемлемых условий для жизни и развития личности и т.д.).

  4. Названный критерий позволяет разделить объекты экономической безопасности на две группы: макро- и микро- уровня. К макро-уровню относятся те из них, которые имеют социальную составляющую, а к микро-уровню - те, где она отсутствует. Таким образом, национальная и региональная экономическая безопасность находятся на макро-уровне, а хозяйствующие субъекты - на микро-уровне. Данный подход позволяет, например, преодолеть недостаток концепций, в которых, с одной стороны, на мезо-уровне объединены крупные компании (корпорации) и региональные экономические системы, т.е. субъекты, имеющие качественно различные интересы, а, с другой стороны, на трех разных уровнях находятся субъекты с качественно однородными интересами: малые и средние предприятия (микро-уровень), крупные компании и корпорации (мезо-уровень), транснациональные компании (мега-уровень); в рамках полемики с такими концепциями правомерны также такие вопросы, как: в чем состоит содержательный критерий отнесения компаний к средним (микро-уровень) или крупным (мезо-уровень)? по какому критерию в условиях процессов глобализации экономики следует разделить средние и крупные компании, с одной стороны, и транснациональные (мега-уровень), с другой (например, является ли среднего размера российская строительная компания холдингового типа, имеющая юридические лица и производственные мощности на Украине, транснациональной?)?

  5. В том, что касается межнациональных (транснациональных) и наднациональных образований, предлагаемый подход также применим: если речь идет о хозяйствующих субъектах, то это микроуровень (транснациональные корпорации, независимо от места происхождения капитала, в какой стране они бы ни работали, вовсе не озабочены социальными проблемами: так, сравнительно высокий уровень безработицы в ФРГ в значительной мере вызван переносом германскими компаниями трудоемких производств в те страны, где социальная защищенность работников и, следовательно, издержки бизнеса на рабочую силу существенно ниже); если рассматриваются различного рода межгосударственные соглашения и союзы, то в их рамках учитываются и интересы участников в социальной сфере - это макро-уровень.

  6. Постановка проблемы об экономической безопасности некоммерческих организаций представляется неправомерной в силу отсутствия у них задач экономического развития (роста), т.е. отсутствует объект защиты. Однако следует сказать, что эти организации могут быть объектом защиты систем экономической безопасности других субъектов, в зависимости от того, чьи интересы ими реализуются. В случае, если такая организация финансируется государством (межгосударственными союзами, объединениями и т.п.), она является элементом механизма субъекта макро-уровня. Финансирование со стороны хозяйствующих субъектов, несмотря на разговоры о «социальной ответственности бизнеса» и необходимости благотворительности, со ссылками на «опыт передовых цивилизованных стран» (даже с попытками кодифицировать их в «Методических рекомендациях для российских компаний» по деловой этике, разработанных Ассоциацией независимых директоров и Российским институтом директоров при финансовой поддержке министерства торговли США12), наглядно иллюстрируется в выступлениях перед акционерами У. Баффеттом (США), вторым по размерам состояния человеком в мире13. Примеры из российской практики почти всегда подтверждают отношение У. Баффетта: финансирование субъектами микро-уровня некоммерческих организаций означает удовлетворение интересов первых.

  7. Отрасли национальной экономики также не могут представлять собой единый объект экономической безопасности. В том случае, если в данной отрасли условием поступательного развития является всемерное развитие конкуренции (а ограничительная практика и недобросовестная конкуренция преследуются Федеральной антимонопольной службой в соответствии с действующим законодательством), объектами экономической безопасности становятся хозяйствующие субъекты (т.е. это - микро-уровень). Если отрасль выступает как единое целое для обеспечения конкурентоспособности национальной экономики на мировом рынке, для решения иных общегосударственных задач (естественные монополии, военно-промышленный комплекс и т.п.), то она - объект обеспечения экономической безопасности макро-уровня.

  8. Совокупность и структура критериев экономической безопасности региона практически идентична общегосударственным, наличие социальной составляющей налицо, поэтому обеспечение экономической безопасности регионов - макро-уровень.

  9. Экономическая безопасность личности и семьи (точнее, домашнего хозяйства) находится на микро-уровне, поскольку удовлетворение социальных интересов более крупных общественных организмов не является для них приоритетным собственным интересом.

Важность приведенного методологического обоснования концепции уровней экономической безопасности заключается в следующем:

  • отсутствие четких качественных критериев, равно как и группировка объектов экономической безопасности по сугубо «количественному» признаку, означает не только логическую ошибку в теории (в частности, неточность в определении экономической безопасности как категории), но и выход на недостоверные практические выводы; например, изменение правовых условий хозяйственной деятельности для предприятия может означать угрозу в сфере экономической безопасности, а для государства - нет;

  • исследование проблем экономической безопасности хозяйствующих субъектов (или предпринимательской деятельности, что оценивается автором как синоним), при определении экономической безопасности как родового понятия исходя из кодифицированной формулировки (т.е. относящейся к макро-уровню) с неизбежностью ведет либо к переносу задач обеспечения экономической безопасности общенационального или регионального характера, не свойственных хозяйствующему субъекту (противодействие экономической разведке иностранных государств; финансирование (посредством субсидий или иным образом) убыточных, но жизненно важных для общества и государства, производств; иное расходование средств, имманентно присущее только государству и его органам управления), на уровень последнего; либо к необходимости введения дополнительного определения экономической безопасности, на сей раз с указанием объекта (т.е. к фактическому согласию со вторым концептуальным подходом); либо к неограниченному расширению списка опасностей и угроз, которым противодействует система экономической безопасности хозяйствующего субъекта (с включением в их число обычных недостатков, имманентно присущих современной экономике).

Представляется, что определение экономической безопасности, данное с указанием объекта14, правомерно всегда; использование нормативной формулировки (или ее развития и научного осмысления) без указания объекта правомерно в тех случаях, когда предметом исследования являются соответствующие отношения макро-уровня15; ошибочной является применение нормативной формулировки (или ее интерпретаций) при изложении вопросов, связанных с объектом микро-уровня.

Стремление значительного числа авторов при определении этого понятия следовать в русле нормативной формулировки, независимо от объекта исследования, не является случайным и имеет, на наш взгляд, две группы причин: объективные и субъективные.

1. Объективные. В последние годы в России издается все больше работ, посвященных проблемам экономической безопасности, однако большинство из них посвящены вопросам обеспечения экономической безопасности страны или региона, то есть анализируется макроэкономический уровень. Это не случайно, поскольку:

  • во-первых, проблема экономической безопасности России в постсоветский период постоянно вставала перед политическим руководством страны и регионов, а также руководством хозяйствующих субъектов в разных аспектах;

  • во-вторых, проблемы экономической безопасности хозяйствующего субъекта всегда являются производными от соответствующих проблем макроэкономического уровня. Доказательства этого тезиса лежат на поверхности: например, специфика конкурентной борьбы в России во многом определена макроэкономической ситуацией, когда выгоднее проведение сугубо спекулятивных сделок, работа в теневом секторе, вывоз капитала за рубеж. Очевидно, что такое положение дел не могло не вызвать беспокойство политического руководства страны.

  1. Субъективные. Они заключаются в том, что большинство авторов, исследующих проблемы безопасности (в том числе экономической) являются выходцами из правоохранительных органов и специальных служб. Их профессиональный менталитет, выработанный годами, заключается в том числе и в установлении соответствия тех или иных действий, явлений, процессов существующим нормативным актам. Поэтому первичными ими обычно признаются законодательно прописанные отношения и формулировки, а все остальные - производными от них.

Признавая важность и абсолютную ценность законопослушного поведения любого субъекта (личности или социального организма), необходимо возразить: такая концепция, основанная на нормативных актах, предполагает примат права над экономическими отношениями. Не отрицая взаимозависимости экономических и юридических отношений, следует заметить, что законы и подзаконные акты описывают и корректируют существующие производственные отношения, а не наоборот (когда производственные отношения выстраиваются под умозрительную конструкцию, описанную в заранее составленной нормативной документации). Экономические катаклизмы в последнем случае неизбежны. Роль науки все-таки состоит в объяснении природы явлений и процессов в целях создания более благоприятных, в том числе правовых, условий человеческой жизнедеятельности. В противном случае возможны ситуации, когда признанный исследователь в области государства и права из одноименного института РАН, выступая на «круглом столе», посвященном проблемам теневой экономики и путям ее минимизации, назвал обналичивание денежных средств (т.е. вывод их в «тень» из легального оборота) способом легализации таковых (т.е. возвращением незаконно полученных денежных средств в легальный оборот), мотивируя свою точку зрения нормами подзаконных актов.

Сущность экономической безопасности реализуется в системе критериев (показателей), которые различны на макро- и микро-уровне вследствие отличия целей и интересов соответствующих субъектов.

Так, для государства и региона приоритетными целями являются не только поступательное экономическое развитие, но и его социальная удовлетворительность, а также сохранение единого экономического пространства и т. п., в то время как для хозяйствующего субъекта основными критериями состояния экономической безопасности выступают позитивная динамика показателей финансово-хозяйственной деятельности и абсолютная исполняемость договоренностей с контрагентами.

Для оценки состояния экономической безопасности субъекта принципиальное значение имеют не сами показатели, а их пороговые значения16 и соотношение пороговых и фактических значений. Знание соотношения пороговых и фактических значений позволяет, во-первых, дать количественную, или математическую, оценку состояния экономической безопасности субъекта (т.е. формализовать ее посредством математического аппарата с перспективой управления экономической безопасностью с использованием программных средств) и, во-вторых, определять потенциальные (опасности) и реальные (угрозы) деструктивные факторы и их источники (о наличии опасности свидетельствует близость фактического значения к пороговому или тенденция приближения к нему, а о наличии опасности в форме угрозы - выход фактического значения показателя за пороговую величину).

Нам представляется, что как система критериев экономической безопасности субъекта, так и величина их пороговых значений зависит от всей совокупности общеэкономических показателей субъекта, его взаимоотношений с контрагентами, и поэтому различается не только по макро- и микро-уровню, но и неодинакова для разных государств, регионов и хозяйствующих субъектов. Еще одно важное следствие: эти системы не являются константой для субъекта и подлежат регулярной ревизии в зависимости от структуры и приоритета опасностей (угроз).

По отношению к макро-уровню, особенно к национальной экономике, теория и методология выделения индикаторов состояния экономической безопасности и определения их пороговых значений разработана достаточно глубоко и последовательно.

Оценка состояния экономической безопасности хозяйствующих субъектов, напротив, производится специалистами по-разному: отсутствует единый методологический подход, в ряде случаев наблюдается тенденция к неограниченному расширению числа применяемых показателей.

Содержание экономической безопасности как экономической категории включает классификацию опасностей (угроз). Она также различается в работах разных авторов, при этом характерным является расширение критериев за счет, например, природных, генетических, сырьевых и иных факторов, не относящихся к социально-экономическим отношениям. Нам такое расширительное толкование представляется неправомерным, поскольку «размывается» сам предмет экономической безопасности. Теория безопасности в самом общем виде проводит классификацию опасностей (угроз) по следующим критериям:

  • по объектам (персонал, материальные и финансовые ценности, информация);

  • по субъектам (контрагенты, криминал, государственные органы в случае совершения ими неправомерных действий);

  • по ущербу (моральный или материальный) и его величине;

  • по отношению к объекту (внешние или внутренние);

  • по вероятности возникновения - маловероятные, вероятные и весьма вероятные;

  • по характеру воздействия (активные или пассивные);

  • по причинам появления (преднамеренные или случайные).

В заключение отметим еще одну деталь. Деятельность в сфере безопасности хозяйствующих субъектов требует в первую очередь не конкретных действий по верификации угроз и их отражению, а классификации собственных интересов: во-первых, по степени их важности и, во-вторых, по величине конфликтного потенциала. Под конфликтным потенциалом на теоретическом уровне нами понимается наличие противоречий собственным интересам и степень вероятности перехода количественной и качественной совокупности этих противоречий непосредственно в конфликт.


1 Закон РФ №2446-1 от 5 марта 1992 года «О безопасности» с дополнением, внесенным Законом РФ №4235-1 от 25 декабря 1992 года, с учетом Указа Президента РФ №2288 от 24 декабря 1993 года // Ведомости Советов Народных депутатов. 1992, №15. Ст. 769; 1993, №2. Ст. 77; САПП РФ. 1993, №52. Ст. 5086.

2 См.: Указ Президента РФ №608 от 29 апреля 1996 года «Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения)» // СЗ РФ. 1996, №18. Ст. 2117; Указ Президента РФ №1300 от 17 декабря 1997 года «Концепция национальной безопасности» в редакции Указа Президента РФ №24 от 10 января 2000 года // СЗ РФ. 1997, №52. Ст. 5909

3 См.: Бартон, Т., Шенкир У., Уокер, П. Комплексный подход к риск-менеджменту: стоит ли этим заниматься. М., 2003; Авдийский В. И., Курмашов Ш. Р. Прогнозирование и анализ рисков в деятельности хозяйствующих субъектов. М., 2003; Тэпман Л.Н. Риски в экономике: Учеб. пособие для вузов. М., 2002; Гранатуров В. М. Экономический риск: сущность, методы измерения, пути снижения. Учеб. пособие. М., 2002; Brown G., D. Chew (ed.). Corporate Risk: Strategies and Management. L., 1999; Davis S., Meyer C. Futures Wealth. Boston, 2000; DeLoach J. W. Enterprise-wide Risk Management: Strategies for Linking Risk and Opportunity. L., 2000 и др.

4 Указ Президента РФ №1300 от 17 декабря 1997 года «Концепция национальной безопасности» в редакции Указа Президента РФ №24 от 10 января 2000 года // СЗ РФ. 1997, №52. Ст. 5909


5 См. ст. 2 Закона РФ №2446-1 от 5 марта 1992 года «О безопасности» с дополнением, внесенным Законом РФ №4235-1 от 25 декабря 1992 года, с учетом Указа Президента РФ №2288 от 24 декабря 1993 года // Ведомости Советов Народных депутатов. 1992, №15. Ст. 769; 1993, №2. Ст. 77; САПП РФ. 1993, №52. Ст. 5086.

6 См.: Ярочкин В.И. Секьюритология - наука о безопасности жизнедеятельности. М., 2000.

7 Паспорт специальностей ВАК (экономические науки). М., 2001. С. 17.

8 Управление безопасностью предпринимательской деятельности / А.А.Кокорев и др. М., 2003. С. 25.

9 Шаваев А.Г. Концептуальные основы обеспечения безопасности негосударственных объектов экономики. М., 1994; Шаваев А. Г. Система борьбы с экономической разведкой. М., 2000. С. 3-4.

10 Грунин О. А., Грунин С. О. Экономическая безопасность организации: Учеб. пособие. - СПб., 2002. С. 12-13.

11 Безопасность предпринимательской деятельности: Учебник / Под общей ред. Шарый Л. Д. - М., 2005. С. 30-31.

12 См.: Журнал для акцiонеровъ. 2004, №4. С. 31.

13 См.: Баффетт, У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями. М., 2005. С. 62-64. Приведем здесь пространную цитату, характеризующую официальное отношение к благотворительности и финансированию некоммерческих организаций У. Баффетта: «пожертвования, кроме тех, что приносят компании очевидную прямую выгоду в виде льгот, должны осуществляться согласно пожеланиям собственников, а не должностных лиц и членов совета директоров. <...> В компаниях с большим числом акционеров пожертвования на благотворительность устанавливаются руководителями, акционеры не принимают в этом участия. При этом пожертвования можно разделить на две категории:

  • пожертвования, которые должны принести прямые льготы корпорации в размере, равном расходам на благотворительность;

  • пожертвования, которые должны принести компании косвенные льготы в виде не поддающейся измерению, неопределенной по времени обратной связи.

Я и другие руководители Berkshire (крупнейший актив У. Баффетта - П. Г.) предпочитали и предпочитаем благотворительные взносы, относящиеся к первой категории. <...> Благотворительные пожертвования второй категории в компании Berkshire практически равнялись нулю, потому что обычная корпоративная практика меня не устраивает и я не вижу альтернативы ей. Что беспокоит меня в обычной благотворительной деятельности корпораций, это то, что в основном пожертвования осуществляются по принципу «кто сколько попросит» и насколько объективно оценят руководители корпорации деятельность благотворительной организации. Общественные условности зачастую перевешивают здравый смысл (курсив везде наш – кафедра АР и ЭБ.)».

14 См.: Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К.Сенчагова. М., 2005. С. 72, 738-739; Шаваев А.Г. Концептуальные основы обеспечения безопасности негосударственных объектов экономики. М., 1994; Гуськов Н. С., Зенякин В. Е., Крюков В. В. Экономическая безопасность регионов России. - М., 2000. С. 47; Шаваев А. Г. Система борьбы с экономической разведкой. М., 2000. С. 4-5; Судоплатов А. П., Лекарев С. В. Безопасность предпринимательской деятельности: Практическое пособие. - М., 2001. С. 3-4. Мак-Мак В. П. Служба безопасности предприятия: Учеб. пособие. - М., 2003. С. 11; Ярочкин В. И. Система безопасности фирмы. - М., 2003. С. 10; и др.

15 См.: Экономическая безопасность. Производство - Финансы - Банки / Под ред. Сенчагова В. К. - М., 1998. С. 12; Экономическая безопасность Российской Федерации: Учебник для вузов / Под ред. Степашина С. В. В 2-х тт. - М., 2002; и др.

16 Пороговые значения - это предельные величины, несоблюдение которых препятствует нормальному ходу процессов воспроизводства и развития, приводит к формированию деструктивных, разрушительных тенденций в жизнедеятельности субъекта.







Скачать 266,12 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер266,12 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх