На промышленном предприятии icon

На промышленном предприятии



Смотрите также:
Издательства, журнала (№, год)...
Реферат (один на всех) «Экологизация механизации сельского хозяйства»...
Планирование материального обеспечения производства Возрастание роли закупок в современных...
Внедрение систем экологического менеджмента...
2. 2 Управление конфликтной ситуацией стр...
Курс лекций Преподаватель Г. Н. Аштаев Рыбинск 2000 Задачи курса...
Формирование и развитие системы управления прогностической деятельностью на промышленном...
"учет основных средств"...
Указ президента российской федерации об утверждении Положения о федеральном горном и...
Как известно, хозяйственная деятельность промышленного предприятия складывается из трех...
Учебная программа для специальности: 1-25 01 07 Экономика и управление на предприятии...
Планирование на предприятии учебно-методический комплекс...



скачать
ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СТРАТЕГИИ "ИССЛЕДОВАНИЕ СЛУЧАЯ" (CASE STUDY) ПРИ ИЗУЧЕНИИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

НА ПРОМЫШЛЕННОМ ПРЕДПРИЯТИИ


И.М. Козина

(Самара)

В статье рассмотрены познавательные возможности изучения случая как исследовательской стратегии, тяготеющей к качествен­ной социологии. Эвристика case study показана на материалах российско-английского проекта "Перестройка управления и трудо­вых отношений на предприятиях России". Предлагается описание и анализ опыта реализации стратегии case study на поисковом и ос­новном этапах исследования на предприятиях города Самары. Ана­лизируется логика обоснования методических решений формирования эмпирического объекта и проблемы репрезентативности, при выборе источников информации, методов сбора данных.

Ключевые слова: исследовательская стратегия, обоснование управ­ленческих решений, исследование случая, моног­рафический подход, case study, свободное ин­тервью, неструктурированное наблюдение, группо­вое интервью, респондент, интервьюер, полевое исследование.

^ CASE STUDY - ПОНЯТИЕ О МЕТОДЕ

В современной западной литературе по методам социологи­ческих исследований используются различные термины

для обозна­чения метода исследования случая. Знакомство с литературой поз­волило выявить следующий круг понятий: метод случая (case met­hod), изучение случая (case study), монографическое изучение (monographic study), монографический подход (monographic appro­ach), включенное наблюдение, этнография, полевая работа.

При всем разнообразии терминов авторы, их употребляющие, имеют в виду примерно одно и то же. Сущность такого исследова­ния заключается в том, чтобы, детально изучив один или несколь­ко случаев, раскрыть содержание глубинных процессов, протекаю­щих в обществе. На наш взгляд, при всем разнообразии теорети­ческих определений и практических исследований в настоящее вре­мя можно выделить, по крайней мере, два различных подхода к по­ниманию этого метода.

Первый подход определяет case study как самостоятельный тип исследования, как самостоятельную исследовательскую страте­гию. Второй подход определяет case study только как совокуп­ность методов, применяемых на отдельных стадиях социологическо­го исследования.

Разница между этими пониманиями принципиальная. Case stu­dy как самостоятельная исследовательская стратегия предполагает получение специфического типа социологической информации, кото­рую нельзя получить другими методами исследования. Во втором случае case study идентифицируется с качественными методами сбора эмпирических данных (чаще всего с включенным наблюдени­ем).

В задачу данной статьи не входит детальный анализ специ­фики каждого из этих подходов или обзор множества существующих точек зрения. В ней будет рассмотрен опыт реализации case study как исследовательской стратегии в традициях качественной социо­логии. Этот методический опыт связан с выполнением российс­ко-английского исследовательского проекта "Перестройка управле­ния и трудовых отношений на предприятиях России", который бази­ровался на стратегии множественных case study на предприятиях Москвы, Кемерово,

Самары и Сыктывкара. Общее научное и органи­зационное руководство проектом осуществлялось Саймоном Кларком и Питером Файбразером (группа исследований проблем труда, отде­ление социологии, университет Уорвик, Великобритания).

Употребляемый здесь применительно к нашему исследованию термин case study более соответствует тому определению, кото­рое дает Robert Yin: "Case study - это эмпирическое исследова­ние, которое изучает современный феномен в его реально сущест­вующем контексте, когда границы между феноменом и контекстом не очевидны и в котором используется множество разноплановых ис­точников информации". [3, p.23.]

В данном случае case study - исследовательская стратегия, предусматривающая применение самых различных методов, и даже необязательно качественных. В методологическом плане работа исследователя, применяющего case study, больше всего похожа на действия исследователя-историка, которому каким-то чудесным об­разом удалось присутствовать самому при интересующем его исто­рическом событии. Его действия будут заключаться в том, чтобы охватить как можно больше источников информации, собрать как можно больше фактов и доказательств, понять при этом, что в действительности произошло, и попытаться объяснить происходящее с помощью научного, а не обыденного сознания.

К недостаткам этого метода можно отнести: неизбежную из­быточность информации, субъективность исследовательского подхо­да, сомнения по поводу возможных рамок обобщения. Однако не­достатки, как известно, присущи любому методу, и выбор той или иной стратегии зависит от поставленных целей и возможностей исследователей.

Если коротко суммировать особенности нашего варианта case study, то в теоретическом плане это, во-первых, наличие прог­раммы (проекта) исследования; во-вторых, четкая постановка пер­воначальных исследовательских вопросов при отсутствии жестких привязок к какой-либо теоретической модели;

в-третьих, возмож­ность менять фокусы исследования в зависимости от полученного материала. Практически это означает постоянную коррекцию гипо­тез и задач исследования, гибкость исследовательского подхода.

В методическом плане особенности применения case study заключались в использовании множества источников информации и методов ее сбора, среди которых предпочтение отдавалось качест­венным методам.

Весь ход работы условно можно разделить на три этапа: 1) предварительный, 2) основной (на каждом из них проводился весь цикл исследовательских процедур: проектирование, сбор и анализ данных) и 3) этап подготовки материалов к публикации. Последний этап еще не закончен, поэтому в данной работе он не освещается.

^ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель предварительного этапа (апрель - июнь 1992 года) можно сформулировать двояко: с одной стороны, изучение контекс­та проблем для ПОНИМАНИЯ происходящих на предприятиях социаль­ных процессов и выявления основных болевых точек, которые могут привести и приводят к производственным конфликтам; коррекция на основании этого обозначенных ранее задач и исследовательских вопросов.

С другой стороны, выбор тех конкретных предприятий, кото­рые представляются наиболее интересными, с точки зрения наших задач, для проведения дальнейшего case study. Стратегию этого этапа можно определить как разведывательное case ctudy. Этот период работы отличался широким охватом проблем, попадающих в сферу интересов исследователей и интенсивным сбором информации. Около 70 свободных интервью касались деятельности различных промышленных предприятий города, из них: 8 предприятий воен­но-промышленного комплекса (ВПК) и несколько предприятий и ор­ганизаций,

которые проявили себя наиболее конфликтными в то время. Кроме того, круг наших исследовательских интересов зат­рагивал информацию по общей ситуации в городе: занятость, уро­вень заработной платы различных категорий работающих на различ­ных предприятиях и в разных отраслях, взаимоотношения предприя­тий с местными властями, коммерческими структурами и пр.

^ Методы сбор информации

На предварительном этапе для поиска информации применя­лись различные методы, в том числе:

1.Традиционный "понимающий" анализ публикаций в местной прессе о конфликтных проявлениях в сфере производственных отно­шений, который дополнялся свободными беседами с авторами этих материалов, а затем с инициаторами и лидерами забастовок, с людьми, вовлеченными и не вовлеченными в конфликты.

2. Неформализованные беседы со знакомыми, работающими на различных предприятиях города и знакомыми знакомых, так ска­зать, "интервью по протекции". Сведения, полученные из этих ис­точников, оказались довольно ценной предварительной информаци­ей. С теми людьми, которых рекомендовали знакомые, или с кото­рыми интервьюер был знаком лично, чаще возникал эмоциональный контакт. Соответственно такие респонденты, хотя и могли быть в отдельных случаях недостаточно осведомлены, зато практически были всегда вполне откровенны. Кроме того, не будучи, как пра­вило, непосредственно втянутыми в конфликт, они достаточно неп­редвзято описывали и оценивали ситуацию.

3.Неформализованные беседы с официальными лицами, по сво­ему служебному положению или общественному статусу владеющими информацией по интересующей нас теме. В их число входили: представители администрации промышленных предприятий, предста­вители городской администрации и

городского комитета по прива­тизации, депутаты горсовета, лидеры "официальных" профсоюзов, председатели СТК, рабочие активисты (имеются в виду лидеры но­вых политических движений и организационных структур, имеющих отношение к рабочему движению, активные участники забастовок, люди, вступившие в конфликт с администрацией предприятий по по­воду защиты прав работающих).

Все эти беседы можно отнести к классу неформализованных интервью с путеводителем, или интервью по предварительному пла­ну, включающему основные исследовательские вопросы, при этом ни формулировки вопросов, ни их последовательность не имели жест­кой фиксации в процессе беседы.

В ходе разговора практически всегда возникали новые име­на. В конце беседы интервьюер просил порекомендовать ему людей, с которыми можно поговорить на интересующую его тему. Таким об­разом, новые респонденты находились по методу "снежного кома".

На втором этапе, когда произошла коррекция исследователь­ских вопросов и были выбраны конкретные предприятия для прове­дения case study, круг респондентов сузился. Ими стали, в ос­новном, работники предприятия: представители "штабной" адми­нистрации, линейные руководители и специалисты отделов и служб, основные и вспомогательные рабочие и т.д. После того как иссле­дование "спустилось" на уровень отдельных участков и цехов, бы­ли определены ключевые информаторы, которые отличались от рес­пондентов тем, что с ними поддерживался постоянный, а не разо­вый контакт. Эти люди имели различный должностной статус, обра­зование, возраст, но объединяло их то, что с ними установился хороший эмоциональный контакт, основанный на взаимном доверии и заинтересованности в результатах работы. Как правило, они поль­зовались уважением в своем коллективе, были социально активны­ми, достаточно осведомленными, думающими, наблюдательными, об­щительными. Среди них были активные участники конфликтов, как, например, лидер независимого профсоюза,

профорг цеха; и нейт­ральные, например, начальник одного из передовых цехов, "любим­чик" заводской администрации.

^ Выбор объекта исследования

Объектами детального описания были выбраны несколько про­мышленных предприятий, причем каждое рассматривалось как от­дельный СЛУЧАЙ проявления тех процессов изменений производс­твенных отношений, которые происходят в период перехода к ры­ночной экономике ( во всяком случае к тому состоянию, которое у нас принято так называть).

Выбор конкретных предприятий нельзя назвать в полной мере случайным. Хотя на каждом из них невозможно репрезентировать все те проявления социальной действительности, которые являлись предметом нашего интереса, мы определили некоторые условия, при которых выбор тех или иных предприятий наиболее оптимально со­ответствовал целям исследования.

Этих условий было три.

1. Наличие на предприятиях явных (наблюдаемых) изменений. К таким изменениям мы относили проявление рабочей активности как в виде стихийных выступлений, так и в виде появления новых организационных форм рабочего движения. К наблюдаемым изменени­ям мы относили также активность управленческого аппарата, кото­рая могла проявляться в различного рода нововведениях, таких как изменения в управленческой структуре, форме собственности предприятия и пр. В большинстве случаев эти изменения сопровож­дались явными или скрытыми производственными конфликтами, хотя и были исключения.

2. Предприятия должны быть характерными для промышленнос­ти города (в Самаре, в частности, это крупные предприятия во­енно-промышленного комплекса, на которых работает около полови­ны жителей города). Такие предприятия, с большой численностью работающих, с высококвалифицированным

персоналом, имеющие об­ширную социально-бытовую сферу, поставленные перед необходи­мостью конверсии, в настоящее время испытывают наибольшие труд­ности. Мы выбирали из них предприятия с разными проявлениями наблюдаемых изменений и с различным, по ряду причин, экономи­ческим положением: сравнительно благополучные и стоящие на гра­ни разорения.

3. Возможность доступа к информации. Основное затруднение было вызвано тем, что подобные предприятия всегда были строго засекреченной "военкой", однако на ряде предприятий в тот мо­мент (очень недолгий!) возникло положение, когда военная тайна уже не соблюдалась, а коммерческая еще не появилась. Это дало возможность исследователям пользоваться разными источниками ин­формации: внутризаводскими документами, включая статистику (правда не в полном объеме), непосредственным наблюдением, бесе­дами с персоналом.

В конечном итоге возможность доступа к информации, а это фактически означает получение временного пропуска для беспре­пятственного прохождения на территорию предприятия, послужила причиной выбора двух предприятий из нескольких, отобранных нами по первым двум критериям.

По результатам анализа собранного материала были сделаны предварительные выводы, сгруппированные по определенным темам, где внимание уже фокусируется на тех моментах, в которых наибо­лее ярко проявляются конфликты:

1. управленческие стратегии администрации предприятий в новых условиях;

2. занятость, развитие ситуации на местном рынке труда;

3. определение заработков на местных предприятиях;

4. приватизация промышленных предприятий;

5. существующие в городе социальные институты защиты прав рабочих:

а) официальные профсоюзы;

б) "новые" профсоюзы;

в) совет рабочих;

г) городской стачком.

^ ВТОРОЙ (ОСНОВНОЙ) ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ

Второй этап исследования характеризовался использованием стратегии описательного и объяснительного case study и заклю­чался в углубленном изучении сначала деятельности всего предп­риятия, включая анализ статистики, экономического и финансового положения, управленческой структуры, кадровой политики, взаимо­отношений с внешними организациями, и далее - в подробном исс­ледовании отдельных производственных подразделений - сначала одного из цехов, затем производственного участка. В центре вни­мания был вопрос: как проявляются изменения в деятельности предприятия на уровне непосредственного производства и непос­редственного межличностного общения? Применение детального эт­нографического изучения небольшого объекта (производственного участка) - "глубокого" интервьюирования - дало возможность вы­явления, а вернее, уточнения ряда проблем, на которых и сфоку­сировалось дальнейшее исследование. Это те сферы жизни предпри­ятий, где, по-нашему мнению, в настоящее время наиболее ярко проявились изменения:

- приватизация и конфликты, связанные с ходом приватиза­ции;

- изменение роли и значения тех или иных профессиональных групп;

- соотношение формальных и неформальных взаимоотношений в процессе производства;

- политика занятости;

- изменение положения женщин в процессе производства.

^ МЕТОДЫ СБОРА ИНФОРМАЦИИ

В исследовании использовался следующий набор методов:

1. Локализованное изучение каждодневных конфликтов и свя­занных с ними событий на предприятии или в цехах предприятия с использованием интервью, дневниковых записей, наблюдений и сбо­ром документального материала.

2. Серия структурированных интервью с ключевыми информа­торами, в частности, с директором предприятия, начальником це­ха, председателем СТК, председателем профкома.

3. Неструктурированное интервью с лидерами рабочих орга­низаций.

4. Неструктурированное интервью с рабочими.

5. Неструктурированное интервью с ключевыми информаторами регионального и других уровней.

Преимущественно использовались неформализованные, так на­зываемые мягкие, или качественные методы сбора информации: сво­бодное (неструктурированное) интервью, групповая беседа, нест­руктурированное наблюдение. Кроме того, довольно широко исполь­зовались методы анализа документов, включая анализ статистики, прессы, должностных инструкций и т.д. Некоторые из этих методов в case study имеют, на наш взгляд, определенную специфику.

^ Специфика применения свободного интервью

Основным методом сбора данных было свободное или неформа­лизованное интервью. Свободные интервью как бы расширяли воз­можности нашей работы, позволяя использовать не только наши собственные наблюдения и заключения, но и опыт людей, непос­редственно связанных с предметом исследования, их впечатления, мнения и оценки. "Специфика метода интервью заключается в том, что исследование социальной

реальности осуществляется не прямо, а опосредованно личностью опрашиваемого. С точки зрения ин­тервьюера респондент - это включенный наблюдатель, или "первич­ный исследователь", изучивший и осмысливший (нередко с удиви­тельной глубиной и точностью) ту социальную действительность, с которой он определенную часть жизни находился в непосредствен­ном контакте." [1, стр.7]

В ходе свободного общения исследователь мог получить ин­формацию различного рода: факты, оценки, объяснительную мотива­цию, систему аргументации. В процессе беседы интервьюер просил респондентов подкреплять свои высказывания фактами, что прида­вало высказываниям более обоснованный характер. В процессе не­формализованного интервью, хотя тема его задана заранее, люди оказываются более свободными в выборе формы выражения своих чувств и мыслей относительно этой заданной темы. Таким образом реализуется основное преимущество интервью перед анкетой - об­щение, помогающее интервьюируемому расшифровать и донести смысл, содержащийся в предмете беседы.

В начале беседы, как правило, задавались полностью нест­руктурированные, свободные вопросы: "Что изменилось на Вашем предприятии, в Вашей работе?", "Как был организован Ваш профсо­юз, стачком?", "Расскажите, пожалуйста, как начиналась забас­товка?"

Неструктурированный вопрос не фиксирует внимание на ка­кой-то конкретной стороне, "он является как бы чистой страни­цей, которую следует заполнить интервьюируемому". [2, стр.34] Такие вопросы направлены на то, чтобы респондент в большей сте­пени, чем интервьюер, определил фокус внимания. Его выбор сво­боден. Ему предоставляется возможность говорить о любом аспекте стимульной ситуации. Заранее задавались только общая тематика беседы и определенный круг открытых вопросов. Их содержание за­висело от характера информированности респондента. Были разра­ботаны примерные вопросы

для различных групп респондентов: для лидеров официальных профсоюзов, для начальников цехов и т.д.

Свободные интервью в настоящее время используются доволь­но широко, но нам хотелось бы остановиться на некоторых особен­ностях применения его в рамках нашего case study. Мы обратили внимание на то, что зачастую, когда устанавливался хороший эмо­циональный контакт с собеседником, в интервью фиксировалась ка­чественно новая информация. Посчитав это важным, мы назвали та­кого рода беседы "доверительным" интервью. Появление этой раз­новидности интервью обусловлено, на наш взгляд, спецификой стратегии case study, которая предполагает определенную гиб­кость исследовательского подхода. Социолог должен избегать жестких рамок каких-либо теорий, которые могли бы склонить его подбирать факты или оценки согласно собственным субъективным представлениям, стараться идти от жизни, а не от теории. Эта теоретическая посылка определенным образом отражается на мето­дике интервьюирования как на основном методе сбора информации.

Одной из особенностей "доверительного" интервью является то, что в ходе разговора могут возникнуть новые вопросы, а предмет разговора может обрести иные очертания, чем предполага­лось заранее, то есть может происходить как конкретизация, так и коррекция первоначального плана интервью. Такой подход дает возможность интервьюируемому высказываться по важнейшим для не­го проблемам, а не по тем проблемам, которые кажутся важными интервьюеру. В результате мы получаем эмоционально окрашенную информацию о том, что в рамках интересующих нас проблем более актуализировано в сознании респондента. Таким образом, задачей "доверительного" интервью является еще и воссоздание реальной иерархии ценностей интервьюируемого (в сфере обозначенных проб­лем всего исследования). С каждым новым интервью происходит коррекция представлений о

происходящих процессах, конструирует­ся живая и реальная картина, наиболее приближенная к действи­тельности.

Вторая особенность "доверительного" интервью так же опре­деляется спецификой стратегии case study, при которой неизбежно накапливается большое количество разнообразной информации. Большой объем информации, полученной из многих источников, то, что она перемешана, порой противоречива, конечно, затрудняет анализ. Встает вопрос о достоверности той или иной полученной информации. Отсюда вторая задача "доверительного" интервью: оп­ределение степени доверия респонденту. В ходе "доверительного" интервью желательно не только получить информацию об интересую­щем нас явлении, но и отчасти оценить ее достоверность путем оценки респондента как своего рода источника информации. Необ­ходимо понять: в какую сторону искажена информация, почему рес­пондент дает именно такую информацию, касается ли она его лично и т.д.

Специфика поведения интервьюера в "доверительном" ин­тервью заключается в том, что порой он сам рассказывает собе­седнику ту информацию, которую знает, а от него получает лишь оценки. Знания, полученные из других источников, помогают исс­ледователю понять, какой информации можно доверять, а какой - нет, определить роль респондента в тех процессах, которые мы наблюдаем.

"Доверительное" интервью в нашей работе встречалось до­вольно часто. Порой ничего не надо было спрашивать, достаточно представиться и выслушать человека. Люди выплескивали все, что наболело. Для многих - это редкая возможность быть услышанными, получить сочувствующего и понимающего слушателя, причем по тем вопросам, которые для них близки и актуальны.

^ Дополнительная информация, полученная от интервьюеров

Одним из основных условий работы нашей группы была необходимость оформления своих полевых записей каждым исследовате­лем, по возможности сразу после беседы или наблюдения како­го-либо события, что называется "по свежим следам". Это требо­вание выдерживалось довольно строго, и отчеты представлялись каждую неделю. Была разработана примерная структура отчета, ко­торая приводится ниже.

1. Фактографическая информация о респонденте: биографи­ческая справка, примерный возраст, должность; описание ситуа­ции, в которой проводилось интервью (помещение, наличие посто­ронних лиц, наличие других отвлекающих факторов, время проведе­ния интервью).

2. Оценка поведения и психологического состояния респон­дента. Тут необходимо оговорить, что все интервьюеры, работаю­щие в проекте, являются профессиональными социологами и практи­чески совмещали функции сбора данных (исполнителя интервью) и аналитика-исследователя. Имеется в виду не только ситуация ин­тервью ( наблюдение за ситуацией, анализ поведения респондента, отчет о результатах анализа), но и вся последующая аналитичес­кая работа, включающая участие в составлении итогового отчета.

Вся эмпирическая информация о ситуации интервью собира­лась с помощью отчетов интервьюеров в виде свободного описания, прилагаемого к тексту самого интервью. Неформализованная форма отчета интервьюера более соответствует самой сути используемой стратегии. Свободная форма изложения давала возможность сакцен­тировать внимание на различных аспектах ситуации, осознанно или неосознанно привлекающих внимание интервьюера. Учитывая ограни­ченные возможности статьи, приведем только два примера из отче­тов интервьюеров

для того, чтобы дать представление о том раз­нообразии информации, которую они содержат1:

"Председатель профкома НИИ ПО, 50 лет, из них 38 лет на заводе, на общественной работе с 1989 года. Время: 24.04.1992, запись на диктофон. Перед началом беседы рес­пондент поинтересовался, каким образом мы на него вышли и какие вопросы собираемся ему задавать. Затем покинул по­мещение и возвратился с документами, которые пригодятся для беседы, одновременно проверив правильность нашего от­вета. Несколько стушевался, увидев диктофон, но быстро согласился, заявив, что все, что он будет говорить,- это его личная точка зрения, другие думают иначе, и вообще более подробно вы можете узнать об этом из газеты "Труд" от 11.04.92. В ходе разговора несколько раз подчеркивал свою значимость, что он достаточно известная фигура в го­роде и на заводе. Очень доброжелателен, рассудителен, глубоко вникает в работу и ситуацию на заводе, аналити­ческий склад ума. Можно использовать в качестве эксперта по вопросам профсоюзной работы на предприятии."

"Т", водитель троллейбуса, 32-36 лет. Под диктофон гово­рить отказалась: "...Не надо. Что я вам скажу? Лучше умных людей послушайте,"- но говорила свободно, без комплексов, по ходу разговора развернула обед и стала обедать."

Описание обстановки во многих случаях давало ключ к пони­манию исследуемого социального феномена. Например, описание контекста интервью с представителями одного из "новых, незави­симых" профсоюзов:

"Помещение профсоюза представляет из себя комнату, на дверях которой прикреплен бумажный лист с надписью от ру­ки - "ПРОФСОЮЗ", расположенную в коммерческой лавке, за столом приемщицы товаров на комиссию. Когда я зашел и представился, в комнате находилось трое - двое мужчин и женщина, которая разговаривала с чернобородым человеком лет 45, разложив перед ним какие-то бумаги. Женщина быст­ро собрала бумаги и ушла, я сел к столу чернобородого и снова объяснил цель своего визита. Последовали продолжи­тельные расспросы, включая вопросы о возрасте, организа­ции, телефонах и т.д... Чернобородый оказался председате­лем профсоюза "В", а второй - его заместитель "П". Речь обоих сбивчива, перескакивают с одного на другое, переби­вают друг друга. Кроме того, страшно подозрительны, осо­бенно "В", который постоянно перебивал своего партнера, чтобы он не сказал лишнего, и в течение разговора два ра­за произнес фразу: "А Вы мне никакую пакость не подложи­те?" Старательно обходили вопросы, связанные с личностью: "Да зачем Вам это?", и разговор переводился на другое. Часто были попытки уйти в сторону и заняться обсуждением посторонних вопросов. "А Вы чем мне можете помочь? Нам, чтобы начать хорошо работать, нужен коммерческий директор

- найдете? А может сами пойдете?" Долго искали программ­ные документы, переругиваясь друг с другом о том, что все раздали и опять надо ехать в Москву, нет ни одного эк­земпляра. Категорически запретили включать диктофон, строго следили за тем, что я записываю: "Ну, это не надо записывать... это потом запишете, не надо сейчас..." и т.д."

3. Текст беседы, приведенный дословно, в форме "воп­рос-ответ" с сохранением лексики респондента. Это было осущест­вимо, поскольку практически все интервью записывались на дикто­фон.

4. Замечания по содержанию полученной информации, включая вопросы, возникшие в ходе интервью, на которые респондент не дал ответа по той или иной причине, либо вопросы, возникшие уже после непосредственного контакта с респондентом при чтении за­писей или предварительном анализе информации.

Например:

"Выяснить:

1. Обращались ли к коммерческим структурам (биржам, коо­перативам, посредникам) для решения проблем снабжения за­вода материалом после разрыва связей с поставщиками из других республик? 2. Размер нынешних налогов на предприя­тии. 3. Отношение к цеховым стачкомам, поддерживает ли их кто-нибудь? 4. Взаимоотношения администрации и малого предприятия "Спектор", располагающегося на территории за­вода."

5. Краткое резюме по поводу полученной в ходе беседы ин­формации, если она касалась какого-либо определенного события или организации, к которым предполагалось обращаться в дальней­шем. При этом подчеркивалось, что это мнение респондента. Здесь большое значение играли, например, ключевые фразы респондента, выделенные интервьюером.

"Во всех случаях областной комитет по приватизации под­держивает интересы заводской, торговой и т.д. номенклату­ры против интересов трудового коллектива. Если кто-то не хочет кормить чиновников, а хочет самостоятельно распоря­жаться прибылью и строить производство,

то это немедленно пресекается, даже если это предприятие муниципальное, по­дачей параллельной заявки в областной комитет, который быстро удовлетворяет просьбу руководства, не особенно за­ботясь о соответствии закону. Однако, если интересы но­менклатуры связаны, наоборот, с коммерциализацией, то тогда поддерживается коммерциализация. Ключевая фраза: "Городской комитет всегда будет защищать права производи­телей... Но то, что происходит сейчас - это грабеж!"

6. Краткое резюме по поводу собственных впечатлений, сво­его рода предварительный содержательный анализ полученной ин­формации. Это стимулировало возникновение объяснительных гипо­тез, носящих предварительный и частный характер на этом этапе, в дальнейшем они могли быть развернуты, уточнены или отвергну­ты. В этом случае не требовалось приведения строгих доказатель­ств сделанных выводов, это осуществлялось, в дальнейшем, на еженедельных групповых обсуждениях.
^

ГРУППОВЫЕ БЕСЕДЫ


Необходимость в групповых или коллективных беседах воз­никла лишь на втором этапе работы, когда мы приступили к де­тальному изучению непосредственного производства (цеха и участ­ка).

Целью групповых бесед было выяснение восприятия работни­ками тех или иных процессов, происходящих на предприятии, ха­рактер протекания которых нам был не совсем ясен. Групповые бе­седы были более сфокусированы на выяснении отношения к одной проблеме или к одному явлению. Собеседники как бы дополняли и уточняли аргументацию друг друга. Беседы проводились в знакомой для работников обстановке, как правило, на рабочем месте, во время обеденного перерыва или вынужденного простоя. Участниками беседы

были работники одного подразделения, хорошо знакомые друг с другом.

В отличие от индивидуального интервью, в групповой беседе наши собеседники чаще были раскрепощены, как правило, откровен­ны, так как им предоставлялась возможность высказаться от лица коллектива. Характерно, что в такого рода беседах респонденты употребляют чаще местоимение ОНИ, чем Я или МЫ.

Использование такого метода давало возможность более глу­бокого понимания многих процессов. В групповых беседах, так же как и в "доверительных" интервью, фокус проблемы мог измениться самым неожиданным образом. Например, при выяснении отношения рабочих к проходившему на предприятии акционированию, мы, изу­чив протоколы собраний и проведя несколько свободных интервью, заранее определили ряд предположительных причин активного учас­тия рабочих в процессах подписки на акции. В результате нес­кольких групповых интервью с рабочими наши гипотезы не подтвер­дились. Одной из основных причин такой активности оказался страх потерять работу. Этот момент мы не смогли проследить в индивидуальных беседах, а в групповых беседах он был постоян­ным. Вот, например, фрагмент записи групповой беседы с рабочими одного из цехов предприятия "ПРОКАТ":

"- В цехе началась предварительная подписка на акции, как

вы относитесь к приватизации?

Заполнили корешки, положенное количество акций выкупят лишь некоторые, так как нужны дополнительные ваучеры. По­купать их и вкладывать в предприятие они не хотят. Неиз­вестно, что из этого получится и получится ли вообще. Ес­ли что-то выйдет, то не скоро, так зачем себя ужимать, от­рывать от семьи, в долги лезть? Вот и выкупают минимум акций - это 11 штук, нужен всего лишь один ваучер.

- ^ А может вообще не стоит покупать акции?

Некоторые может и не стали бы покупать, но ведь опять бу­дет сокращение, вот и будут те, кто не выкупил эти акции, первыми претендентами на сокращение.

- ^ Вам об этом кто-нибудь говорил?

Нет, об этом не говорили и говорить не надо, так все яс­но. Раз ты не вложил средства - скатертью дорога. А сок­ращать еще будут. Лишнего народу полно, в отпусках 50%, многие в строительной группе работают.

(Коллективная беседа с прессовщиками, молодежная бригада, пролет Х, цех Y, в беседе принимали участие 6 человек)."

Таким образом, информация, полученная в результате при­менения другого метода, в очередной раз сместила фокус исследо­вания и заставила обратить более пристальное внимание на поли­тику занятости, проводимую администрацией предприятия.

Групповые беседы в рамках case study тесно связаны с не­посредственным наблюдением с учетом места и роли новых участни­ков изучаемых процессов в общей картине производственных отно­шений. Отчет о групповом интервью включал характеристики участ­ников беседы, представленные в свободной форме, и описание си­туации, в которой она проходила, по тем же принципам, что и в индивидуальном свободном интервью.

НАБЛЮДЕНИЕ


Специфика использования этого метода заключалась в том, что наблюдение постоянно присутствовало и при применении

других методов: и в индивидуальном и групповом интервьюировании, и в детальном описании контекста тех или иных событий и явлений.

Собственно наблюдение большей частью было включенным, но­сило открытый характер. В основном срабатывал эффект "фонарного столба", так как социологи постоянно находились на предприятии, и на них практически перестали обращать внимание, воспринимая их присутствие как нечто обычное, не нарушающее течения повсед­невной жизни. Результаты оформлялись в виде протоколов наблюде­ний за некими событиями: производственные и профсоюзные собра­ния, забастовки и т.д. Кроме этого, проводились наблюдения за работой мастера, начальника цеха и за работой производственных участков.

Протоколы наблюдений за событиями оформлялись в свободной форме и носили характер естественной истории, практически не отличаясь от полевых заметок социолога-наблюдателя. Основным требованием к наблюдателю было как можно более детальное описа­ние происходящих действий, поэтому тексты протоколов наблюдения напоминают порой сценарий фильма или пьесы:

"Собрание проходило в помещении Дворца культуры. Присутс­твовали представители администрации, цехов, бригад - все весьма солидно одетые, при галстуках. Собрание шло с пе­рерывом, интерес к началу перерыва заметно ослаб, он и так был невелик, создавалось впечатление, что многие это уже слышали, тема поднадоела и не особенно актуальна. После перерыва зал покинуло более трети состава собрания. Неожиданно острый интерес - затихли все разговоры, все обратились в слух - незапланированное выступление гене­рального директора."

Излагается выступление, одновременно фиксируется разговор в зале:

"...уходим, переходим - совсем разваливаем профсоюз. Он слабый сейчас, да и в руководстве черт знает, кто сидит. Вот недавно в "Волжской Заре" статья была критическая. Профсоюз "Солидарность" пишет, что в обкоме профсоюзов одни бывшие члены обкома КПСС..."

Свободные описания наблюдаемого явления помогают восста­новить живую картину событий, обратить внимание на, возможно, упущенные моменты при дальнейшем анализе событий и сравнении с информацией, полученной из других источников.

Кроме того, по результатам наблюдения, как и при оформле­нии отчета об интервью, наблюдатель анализировал и высказывал свои гипотезы по поводу наблюдаемых событий, что называется "по горячим следам":

Обобщающие отчеты по результатам наблюдения за работой производственного участка представляют собой детальное описание объекта, полученное не только с помощью наблюдения, но и в ре­зультате использования информации из других, самых разных ис­точников. Такие отчеты дают представление о контексте, о том, каковы характеристики места действия, в которых разворачиваются события. Как правило, они организованы тематически. В качестве примера приведем структуру этнографического отчета. Общая ха­рактеристика участка: кадровый состав; технология; снабжение и сбыт; зарплата; насущные проблемы; сменность и ритмичность ра­боты; качество; связь с цеховыми службами; рабочий день сменно­го мастера; рабочий день старшего мастера; отчетность; персона­лии.
^

АНАЛИЗ ДАННЫХ


В работе качественными методами деление на этапы сбора и анализа данных достаточно условно, поскольку аналитическая ра­бота идет практически одновременно с процессом

сбора информа­ции. Это обусловлено тем, что качественные методы, применяемые в case study, "работают" на понимание глубинных причин­но-следственных связей между явлениями и соответственно пред­полагают индивидуальную манеру общения и субъективный подход к пониманию исследуемых феноменов каждым из участников проекта. Кроме того, большой объем информации, полученной из множества различных источников, требует постоянной текущей работы по оценке и отбору тех или иных фактов и гипотез. Как уже говори­лось выше, сама методика проведения и оформления интервью предполагала предварительный анализ полученной информации.

Наиболее эффективным методом последующего анализа явля­лись еженедельные групповые обсуждения полученных материалов всем составом исследовательской группы (в группе семь человек). В ходе этих обсуждений постепенно уточнялись неясные моменты, проводились обобщения, проверялась информация. Обсуждения были построены по принципу ознакомления с собранной информацией за неделю, причем короткий доклад делал каждый участник исследова­ния. В конце обсуждения подводились итоги, касающиеся содержа­тельной и методической части, намечалась программа работы на следующую неделю. Вся информация, вызывающая сомнения, дополни­тельно проверялась из других источников, другими участниками исследования.

На еженедельных обсуждениях не только ставились вопросы, касающиеся организации исследования, методов сбора информации и оформления материалов, но и обсуждались исследовательские гипо­тезы и предварительные, мини-объяснительные теории. На каждом обсуждении ставились вопросы: "Что появилось нового? Что изме­нилось? Каковы общие моменты в жизни всех изучаемых предприя­тий? Что является уникальным?". Гипотезы подвергались перек­рестному обсуждению, и таким образом вырабатывался единый под­ход к исследовательским методам, к форме анализа, к формирова­нию логики дальнейшего исследования. Однако единого мнения достигнуть

удавалось далеко не всегда. Наилучшим способом уст­ранения противоречий внутри исследовательского коллектива явля­лось выделение индивидуальных исследовательских тем для более глубокого изучения и понимания тех или иных явлений.

Собранная первоначально информация только описывалась, с накоплением эмпирического материала стало возможным делать не­которые общие выводы и, согласно им, планировать дальнейшую ра­боту.
^
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ

Приступая к исследованию, мы, признаться честно, не очень ориентировались в тех проблемах, которые следовало изучить. По­этому на первом этапе мы пошли по пути наименьшего сопротивле­ния - закрепили за каждым участником исследования различные ис­точники информации: группы респондентов, журналисты местных га­зет, руководители предприятий, профсоюзные лидеры и т.д. От­дельные люди занимались анализом прессы.

На втором этапе, когда началась работа на двух конкретных предприятиях, все участники исследования разделились соответс­твенно на две группы, каждая из них занималась одним из предп­риятий. Работа на предприятиях строилась по принципам триангу­ляции2. Этот способ обеспечивал вместе со сбором проверку дос­товерности данных. Исследовательская триангуляция выражалась в том, что каждую ситуацию, каждый факт описывало несколько исс­ледователей. В нашем случае такую возможность перепроверить информацию имели

по три человека на каждом предприятии. Иссле­довательская триангуляция очень важна при использовании ка­чественных методов, так как социально-психологические особен­ности личности каждого из исследователей, конечно, оказывали достаточно заметное влияние на восприятие любой ситуации исс­ледования.

Методологическая триангуляция означала использование раз­ных методов в описании одной и той же ситуации. Например, в це­хе применялось, если это было возможно, включенное наблюдение и интервью с участниками. Если событие описывалось ретроспектив­но, когда никто из исследователей не смог присутствовать при нем, мы старались восстановить картину, используя как можно бо­лее разнообразные источники информации. Например, широко из­вестная в городе забастовка в одном из цехов предприятия "Коль­цо" была описана с привлечением материала из восьми источников: интервью с руководителем забастовки, с участниками забастовки, с главным инженером предприятия, на котором она происходила, с председателем завкома, с председателем того цехкома, который не поддержал забастовку, с лидерами Союза рабочих города, с предс­тавителями предприятий города, которые выступили в поддержку бастующих, с представителем прокуратуры, который занимался су­дебным процессом. Такой подход позволил осветить ситуацию с разных сторон и оценить ее с разных точек зрения.

На втором этапе применялись различные стратегии описания предприятия. 1. Стратегия "сверху": исследование начинается с изучения общей статистики предприятия и интервьюирования руко­водителей и главных специалистов, на следующем этапе оно спус­кается на уровень цеха и отдельного подразделения. 2. Стратегия "снизу", исследование проводится непосредственно в цехе, а за­тем переходит на уровень руководства предприятием.

Каждые три месяца проводились общие семинары для российс­ких участников данного проекта. Основная цель этих

встреч - об­мен информацией и опытом организации работы над эмпирическими данными, что необходимо в условиях, когда много исследователей из разных регионов пользуются общим материалом. Работа над ма­териалом на этих семинарах обеспечивала пространственную триан­гуляцию данных, путем сравнения собранных фактов на предприяти­ях различных регионов России, в которых проводилось исследова­ние.

Любой метод, любая исследовательская стратегия имеют ог­раниченные возможности получения научных результатов. Неправо­мерное расширение возможностей метода ведет к существенным просчетам. Главной целью case study является обнаружение образ­цов социальных явлений и отношений, а также детальное феномено­логическое описание их структур. При этом научно значимым явля­ется уже сам факт обнаружения того или иного механизма, даже если он носит единичный характер. Такая цель снимает упреки в нерепрезентативности данных и в нетипичности явлений. Наиболее веским аргументом, подтверждающим наличие исследуемого факта, является его этнографическое описание. Выявление степени расп­ространенности изучаемой модели социальных отношений - это важ­ная задача научного исследования, но это уже иная задача, реше­ние которой возможно лишь при помощи иных методов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Использовались выдержки из текстов интервью, отчетов о групповых беседах, протоколов наблюдения (интервьюеры-исследо­ватели: Алашеев С., Лапшова Е., Металина Т., Романов П., Тарта­ковская И.- Самара. Борисов В.-Москва).

2 Подробнее об этом способе сбора и проверки достовернос­ти данных см.: Robert G. Burgess. In The Field. An Introduction to Field Research,7. Multtipe in Field Research. London, Unwin Yyman.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Белановский С.А. Свободное интервью как метод социологичес­кого исследования//Социология 4М, #2, 1991.

  2. Мертон Р., Фиске М., Кендалл П. Фокусированное ин­тервью.-М.:Институт молодежи, 1991.

  3. Yin Robert K. Case Study Research: Desing and Method, Appli­ed Social Research Methods Series, vol.5, Sage Publikations, 1989.





Скачать 273,53 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер273,53 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх