Положение Усть-Большерецкого муниципального района в системе расселения Камчатского края. 23 Природно-ресурсный потенциал Усть-Большерецкого муниципального района. 35 icon

Положение Усть-Большерецкого муниципального района в системе расселения Камчатского края. 23 Природно-ресурсный потенциал Усть-Большерецкого муниципального района. 35


1 чел. помогло.
Смотрите также:
О проведении открытого конкурса на право заключения концессионного соглашения в отношении...
Региональная служба по тарифам и ценам камчатского края...
Информационный вестник совета и администрации муниципального района...
Постановление
Постановление
Решение
Территориальная избирательная комиссия Усть-Абаканского района сообщает...
Конкурс проводится...
Конкурс проводится...
Конкурс проводится...
Конкурс проводится...
Доклад главы муниципального района «Усть-Цилемский»...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
скачать
Общество с ограниченной ответственностью

«Научно-проектная организация

«Южный градостроительный центр»

(ООО «НПО «ЮРГЦ»)


Арх.№______________



Заказ: 1/83 от 6.07.2009


Заказчик:

Администрация

Усть-Большерецкого муниципального района

Камчатского края



СХЕМА

ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

УСТЬ-БОЛЬШЕРЕЦКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА

КАМЧАТСКОГО КРАЯ


Раздел III. ^ МАТЕРИАЛЫ ПО ОБОСНОВАНИЮ

СХЕМЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ.


ТОМ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.


Директор

ООО «НПО «ЮРГЦ» Ю.Н. Трухачёв


Ростов-на-Дону

2009г.


Содержание тома 1:



Введение. 3

1. Исторический очерк расселения. 7

^ 2. Анализ градостроительной документации, стратегических и программных документов, действующих на территории района. 20

3. Положение Усть-Большерецкого муниципального района в системе расселения Камчатского края. 23

^ 4. Природно-ресурсный потенциал Усть-Большерецкого муниципального района. 35

4.1.Климат. 35

4.2.Геоморфология. 37

4.3.Почвы 41

4.4.Экзогенные геологические процессы 55

4.5.Водные ресурсы. 63

4.6.Минерально-сырьевые ресурсы. 80

4.7.Природно-экологический каркас. Система особо охраняемых природных территорий 91



Введение.


Схема территориального планирования Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края разрабатывается Обществом с ограниченной ответственностью «Научно-проектной организацией «Южный градостроительный центр» в соответствии с муниципальным контрактом № 1/83 от 6.07.2009 2009 года.

Основанием для разработки настоящей схемы послужили:

  • положения статьи 9 Градостроительного кодекса РФ (ФЗ-190 от 29.12.2004 г.).

Для настоящей схемы территориального планирования Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края установлены следующие этапы проектирования:

Исходный год 2008 г.

Первая очередь реализации схемы 2013 г.

Расчётный срок 2018 г.

В составе схемы также даны предложения на отдалённую перспективу – до 2028 г.

Территориальное планирование – это планирование развития территории исходя из совокупности социальных, экономических, экологических и иных факторов, в целях обеспечения устойчивого развития территорий, интересов граждан и их объединений, Российской Федерации, субъектов федерации, муниципальных образований.

Целью данного проекта является пространственная организация территории Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края в соответствии с поставленными стратегическими целями – устойчивое развитие территории до 2018 года.

Для обеспечения устойчивого развития территории необходима стратегическая ориентация на решение следующих задач:

  • обеспечение существенного прогресса в развитии основных секторов экономики Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края;

  • повышение инвестиционной привлекательности территорий;

  • повышение уровня жизни и условий проживания населения;

  • развитие социальной сферы: доступное образование, современное медицинское обслуживание, новое жилищное строительство и реконструкция жилого фонда;

  • модернизация и развитие транспортной и инженерной инфраструктур, современных средств связи;

  • экологическая безопасность, сохранение и рациональное развитие природных ресурсов;

  • охрана объектов культурного наследия;

  • развитие сферы отдыха и туризма.

Схема территориального планирования Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края разрабатывается в соответствии с решениями Схемы районной планировки Камчатской области («Ленгипрогор», 1994г.), а также с учётом стратегий и программ, принятых на территории Камчатского края и Усть-Большерецкого муниципального района.

При подготовке проекта схемы территориального планирования Усть-Большерецкого муниципального района Камчатского края используются отчётные и аналитические материалы территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Камчатскому краю, фондовые материалы отдельных органов государственного управления Камчатского края, прочих организаций, данные, предоставленные администрацией Усть-Боьшерецкого муниципального района, прочие источники.

Показатели развития хозяйства, закладываемые в проекте, не являются самостоятельной разработкой схемы, а обобщают прогнозы, предложения, и плановые намётки различных организаций. Проект Схемы не является директивным документом по развитию района, но представляет собой модель развития событий по различным сценариям.

Руководитель ООО «НПО «ЮРГЦ» - заслуженный архитектор РФ Ю.Н.Трухачёв, главный архитектор проекта – Е.Ю. Батунова.

Содержание и состав работы определяется положениями Градостроительного кодекса Российской Федерации, заданием на проектирование.

Настоящая работа подразделяется на два крупных блока – утверждаемую часть и материалы по обоснованию.


Графические материалы схемы разработаны с использованием ГИС «Object Land 2.6.3.» Проведение вспомогательных операций с графическими материалами осуществлялось с использованием САПР «IntelliCAD», графического редактора «Corel Draw», «Photoshop».

При анализе территории использовались космические снимки.

Создание и обработка текстовых материалов проводилась с использованием пакетов программ «Microsoft Office Small Business-2003», «Open Office.org. Professional. 2.0.1.»

При подготовке данного проекта использовано исключительно лицензионное программное обеспечение, являющееся собственностью ООО «НПО «ЮРГЦ».

Материалы, входящие в состав настоящего проекта, не содержат сведений, отнесённых законодательством к категории государственной тайны.


^ Авторский коллектив схемы территориального планирования:


Трухачёв Юрий Николаевич – руководитель авторского коллектива, директор ООО «НПО «ЮРГЦ», заслуженный архитектор РФ, советник РААСН.

^ Батунова Елена Юрьевна – главный архитектор проекта;

Богачёв Иван Викторович – главный специалист по социально-экономическому блоку;

Грошев Аркадий Иванович – автор раздела «Природно-ресурсный потенциал».

Федоренко Павел Константинович – автор инженерных разделов.

^ Ивачёва Надежда Владимировна – руководитель группы;

Коноваленко Оксана Владимировна – архитектор;

Шандулина Анна Владимировна – архитектор;


Графическая часть проекта подготовлена архитекторами А.В. Шандулиной, О.В. Коноваленко, Т.З. Калинец, Н.Е. Неляпиной, инженерами Ивачёвой Н.В., Рева Е.В., Федоренко П.К., техниками-проектировщиками Кривошлыковым В.А., Новиковой А.С., Даньшиной Т.А., Пригодиной Е.А. Корректура – Титовой Л.А. Техническое обеспечение проекта – инженер-программист М.Ю. Трухачёв.


  1. ^

    Исторический очерк расселения.


Первое заселение человеком территории района произошло порядка 40 тысяч лет тому назад палеоазиатами.

Впоследствии, с развитием производительных сил в условиях каменного века началось постепенное разложение их первобытнообщинных отношений. Так, например, у кочевых коряков-оленеводов наряду с общинной собственностью на пастбища и охотничьи угодья появилась частная собственность на табуны оленей и орудия производства, укрепилась моногамная семья во главе с мужчиной. Такая же тенденция разложения первобытнообщинных отношений прослеживалась и у ительменов.

Со второй половины II тысячелетия н.э. обитатели Камчатки вступили в бурную пору междоусобиц и войн, характерную для разлагающихся родовых отношений.

В начале XVIII века, в первые годы после открытия Камчатки В.Атласовым, в пределах территории Усть-Большерецкого муниципального района было не менее 27 поселений ительменов, из которых: на Курильском озере — 4, по рекам Озерная — 2, Явинская —2, Кошегочек— 1, Голыгино — 4, Опала — 2, Большая, Быстрая и Плотникова — 6, Амчагача — 1, Утка — 2 и Кихчик — 3.

Можно предположить, что всего населения было порядка трех тысяч человек.

В каждом поселении была своя община из нескольких семей. Глава общины — старшина (местный князек). Русские называли их по-якутски тойонами.

Ительмены поклонялись богу Кутху, которого считали своим родоначальником, а непонятные природные явления связывали с добрыми и злыми духами. Жили в земляных юртах, летом — в балаганах на высоких столбах.

Традиционные занятия их — рыболовство и охота. Железо плавить не умели и орудия труда и быта делали из камня, кости и дерева.

В XVI-XVIII веках новой эры, Курильские острова заселяются айнами, которые до этого были вытеснены японцами с островов Хоккайдо и Хонсю.

В результате контактов южных ительменов с айнами на сопредельной территории этих двух народов — мысе Лопатка, население южной Камчатки стало носить признаки кровного родства, материальной культуры, языка и обычаев этих двух народов. Видимо по этим причинам русские землепроходцы и первые исследователи называли Большерецкую землю (от реки Опалы, иногда от реки Большой, и до мыса Лопатка) «Курильской землицей», озеро — «Курильским», мыс Лопатка — «Курильской лопаткой», а народы, населявшие эту территорию, — «ближними курильцами» или «курильскими мужиками».

Несмотря на двуязыкость «ближних курильцев» их принято считать ительменами (Т. М. Дикова).

Приказчик Анадырьского острога, казачий пятидесятник Владимир Атласов предпринял поход на Камчатку с отрядом казаков в 60 человек и столькими же подданными России - юкагирами.

Продвигаясь с севера на юг по побережью Охотского моря, Атласов в сентябре — октябре 1697 года прошел по современной территории Усть-Большерецкого муниципального района до реки Голыгино и возвратился на реку Ича, для зимовки.

В пути Владимир Атласов привел мирное население «под высокую государеву руку» и к «ясашному платежу», что являлось важным государственным актом, означающим в то время присоединение свободной от другой государственной принадлежности Большерецкой земли, как и всей Камчатки в тот год, к Российскому государству, а также приведения населения в подданство России. Этот факт открытия Большерецкой земли русскими и присоединения ее к России в 1697 году, подтверждается историческими документами — «скасками» В. Атласова (его отчетами о походе) и в географических названиях многих рек, гор и озер, данных землепроходцами и сохранившихся до настоящего времени: реки Кихчик, Мухина, Утка, Митога, Амчагача, Большая, Быстрая, Голыгино, Гольцовка, Опала; горы Опала, Голыгинские горы; озера Большое и Малое.

Им даны сходные с современными названия, и упоминались они впоследствии другими землепроходцами и исследователями.

Владимир Атласов также явился и первооткрывателем Курильских островов. С побережья Усть-Большерецкого муниципального района он наблюдал остров Алаид, о чем докладывал в своей «скаске».

1 октября 1697г по новому стилю можно было бы отмечать в Усть-Большерецком районе как день присоединения Большерецкой земли - Усть-Большерецкого муниципального района к России, вместе с днём основания первого русского поселения на территории района-Большерецка.

6 августа 1703 года приказчик Камчатки служивый Михайло Зиновьев отправил из Верхне-Камчатского острога 15 человек служивых на реку Большую для строительства острога.

Так основанный в 1703 году Большерецкий острог стал форпостом русских владений на Камчатке.

И все же из всех трех острогов Камчатки — Верхне-Камчатского, основанного В. Атласовым в 1698 году, Нижне-Камчатского и Большерецкого, построенных в 1703 году, Большерецкий был самым слабо укрепленным, возможно потому, что в его укреплении не было особой нужды, так как считалось, что коренное население - ительмены и «ближние курильцы», подчиненные этому острогу, были мирны.

Поселение служивых «по разным островам» - буграм, не затапливаемым в половодье, уже при Витусе Беринге (1727) называлось Большерецк, а в самой крепости располагались административные и служебные помещения.

Территория Камчатки, контролируемая Большерецким острогом, называлась «Большерецким присудом». В нее входила вся южная часть Камчатки от реки Воровской, верховий реки Быстрой, Ганальской тундры, реки Авача и Авачинской губы на севере и востоке, до мыса Лопатки на юге. Это было первое административное районирование Камчатки.

В настоящее время место этого первого поселения русских на Большерецкой земле - Большерецка находится по другим ориентирам, так как за прошедшие почти 260 лет после С. П. Крашенинникова произошли существенные изменения в гидрографии некоторых упомянутых им рек.

С учетом этих изменений место этого древнего поселения можно найти на правом северном берегу реки Гольцовки (часть русла бывшей реки Большой. Есть и другое название этой части русла, данное, видимо, после отступления главного русла Большой к левым протокам — протока Манакова) около одного километра выше ее устья, между впадающими справа в Гольцовку ручьями Паранчиновским, Мостовым и небольшой проточкой Поперечной.

Участившиеся наводнения от прорыва вод реки Быстрой через протоку Поперечную вынудили с 1927 по 1931 годы переселиться на восемь километров ниже по течению реки Большой - протоку Кавалерскую и основать там новое поселение — село Кавалерское.

В ночь с 6 на 7 июня 1706 года при заказчике Дмитрии Ярыгине большерецкие камчадалы напали на Большерецкий острог, сожгли его дотла, и всех служивых перебили.

Следы этого пожара сохранились до нашего времени в виде прослойки черного пепла в один сантиметр на глубине 20—22 сантиметров по всей территории бывшего острога.

Причинами такого бунта камчадалов было закабаление их поборами в виде «чащины», то есть сверх ясака, которая шла на обогащение всех причастных к ее сбору. Эта «чащина» иногда превышала основной ясак в три-четыре раза, а то и больше.

Это действовало угнетающе на коренных жителей, привыкших к вольной и независимой жизни.

К этому времени участились нападения на сборщиков ясака и в других районах Камчатки. Но казаки других острогов из-за своей малочисленности не могли привести к покорности большерецких камчадалов и оставили их в покое.

Такая обстановка привела к резкому уменьшению поступления ясака в государственную казну.

Чтобы выправить положение, якутские власти направили на Камчатку приказчиком В. Атласова, освободив его досрочно из заключения (23 мая 1702 года В. Атласов в Якутске был арестован за набег на дощаник московского гостя купца Л. Добрынина на реке Ангаре и за учиненный им и его полчанами погром в Илимске, а позднее — в Киренске. — В. П. Полевой, 1997), а затем Петра Чирикова и Осипа Миронова. Но и они положения не выправили, а вызвали только обиды казаков своей грубостью, жестокостью и издевательством над ними.

Определенную роль на настроение казаков оказал и неудачный поход Ивана Харитонова с 40 служивыми на усмирение большерецких камчадалов, когда этот отряд был почти разбит, многие поранены, а оставшиеся в живых четыре недели сидели в осаде, изголодались и спаслись только бегством.

Тогда служивые все больше стали выходить из подчинения приказчику и другим командирам. И в декабре 1710 года в Верхне-Камчатском остроге вспыхнул казачий бунт, а через некоторое время к восставшим казакам присоединилась и часть служивых Нижне-Камчатского острога.

В январе 1711 года все три приказчика Камчатки - Осип Миронов и находящиеся не у дел и не выехавшие с Камчатки Владимир Атласов и Петр Чириков были убиты бунтующими казаками «за свои обиды».

Чтобы загладить свою вину перед якутскими властями за убийство трех приказчиков, атаман бунтовавших казаков Данила Анциферов и его помощник, возведенный им в чин есаула Иван Петрович Козыревский, со своим отрядом в 75 человек весной 1711 года пошли на реку Большую «сожженный Большерецкий острог строить».

23 мая бунтующие служивые выдержали трудный бой почти с трехтысячным войском мятежных камчадалов и победили их. Эта победа привела к новому угнетению большерецких камчадалов, которые «стали ясак давать по-прежнему».

Но в феврале 1712 года атаман Данила Анциферов, предприняв поход на авачинских мятежных камчадалов, сам был ими убит.

Якутские власти, получив известие о происходящем, направили на Камчатку дворянина Василия Колесова для проведения следствия и наказания виновных казачьего бунта.

В результате в 1712 году были казнены убийцы трех приказчиков — Харитон Березин и Григорий Шибанько, а преждевременная гибель атамана бунтовщиков Данилы Анциферова опередила его казнь.

Другие причастные к бунту были «оштрафованы», то есть подвержены телесным наказаниям.

Есаул Иван Козыревский, помощник атамана Данилы Анциферова, за участие в заговоре был разжалован в рядовые и бит батогами. От казни его спасло знание дороги на Курильские острова, куда он ходил с Данилой Анциферовым в конце лета 1711 года.

Так закончилась история с казачьими бунтами, но еще долго продолжалась с волнениями и непокорностью коренных жителей, вплоть до I большого камчатского бунта - восстания камчадалов в 1731 году за свое избавление от закабаления, ясака и поборов со стороны сборщиков и местной администрации.

В апреле 1713 года упомянутый выше приказчик Василий Колесов отправил в Большерецкий острог Ивана Козыревского, дав ему 55 служивых и 11 человек из мирных камчадалов, чтобы там «...небольшие суда построить и заслуживать вины свои в приискивании морских островов и проведывании японского царства».

Иван Козыревский прибыв в Большерецк, строительство которого было им начато сразу после победы бунтующих казаков над мятежными камчадалами, построил небольшое судно (первое морское судно на Камчатке!), на котором с приданными ему людьми отправился на Курильские острова, побывал на некоторых из них, описал быт населения и погодные условия этих островов и собрав с курильцев ясак, благополучно возвратился в Большерецк.

На составленном им впоследствии «Чертеже Камчадальского носу и морским островам» были изображены 22 острова Курильской гряды.

Таким образом, открытие Курильских островов Иваном Козыревским и его людьми и нача­ло их присоединения к России было сделано с территории Усть-Большерецкого муниципального района и относится к 1713 году.

Год 1716: открытие морского пути на Камчатку.

В исполнение наказа Петра I губернатору Сибири князю Гагарину, на построенной в Охотске лодке Козьма Соколов с сотоварищами пересек Охотское море в северной его части, достиг Камчатки и пройдя вдоль западного берега на юг, остановился на зимовку в устье реки Колпаковой..

В декабре 1716 года, Козьма Соколов со своими людьми добрался на собачьих упряжках до Большерецка, затем до Верхнего и Нижнего Камчатских острогов, откуда поступали жалобы на жестокость и алчность бывшего там приказчика Камчатки Петриловского.

Прибыв в Нижне-Камчатский острог, Козьма Соколов арестовал Петриловского и отстранил от должности, а на его место казаки Нижнего избрали Козьму Выжлецова — якутского посадского человека.

Таким же путем Козьма Соколов возвратился в устье реки Колпаковой, а весной 1717 года на своей лодке благополучно прибыл в Охотск.

После открытия морского пути на Камчатку сухопутный путь от Якутска через Нижне-Колымск и Анадырь, как наиболее длинный и сопряженный с трудностями и опасностями, потерял свое значение. Уже последующие суда избрали самым удобным местом захода устье реки Большой, которое стало первым морским портом Камчатки.

В то время устье реки Большой было в районе 11 километра, считая от мыса Левашова на юг. А там, где сейчас ее русло идет на юг мимо поселка Октябрьского, текла в обратном направлении (на север) совсем другая речка, названная в то время Озерной, которая брала начало из Большого и Малого озер и окрестных тундр, впадая в реку Большую перед самым ее устьем.

Для судов того времени устье реки Большой имело достаточную глубину, которая достигала в прилив 9 футов.

Другое удобство этого первого порта заключалось в том, что перед устьем Большой в нее впадала небольшая тундровая речка Чекавина (есть она и в настоящее время), названная по имени ительмена Чекавы, жившего на ней, в которую в прилив заходили морские суда, а в отлив обсыхали там, и можно было осмотреть или отремонтировать их подводную часть. Это был естественный сухой док.

До прихода первых парусников устье реки Галыгино уже было заселено. К западу от устья реки Озерная летом обыкновенно устанавливалось до10 барабор (балаганов) большерецких служивых людей, где они промышляли рыбу. Еще больше строилось барабор на северной стороне Большой реки, в полутора километрах от ее устья.

За время Первой Камчатской экспедиции В. Беринга в 1727 году, его шитик «Фортуна» зимовал на Чекавиной речке, а уже при Второй эк­спедиции в 1738—1739 годах на Чекавиной зи­мовали три корабля, «чего ради там и казарма для караульных, и кладовые анбары от Камчатской экспедиции построены», а на южной стороне устья реки Большой был поставлен первый на Камчатке маяк для прохода морских судов по фарватеру.

1731г. В этот период происходил процесс сближения коренного национального и русского населения Камчатки в области социальной жизни, быта и духовной культуры.

Родовые казаки, как и ительмены, относились к низшему сословию населения. Казаки облагались подушным окладом, а ительмены — ясаком. Те и другие эксплуатировались местной администрацией и купцами, а за провинности наказывались батогами и плетьми.

Переселенцы крестьяне-землепашцы вообще были на положении крепостных, так как весь урожай обязаны были сдавать в казну и работали по принуждению.

Многие казаки годами не получали денежного жалования, не снабжались хлебом и вынуждены были, как ительмены, заниматься рыболовством, охотой и сбором съестных растений, то есть вести такой же образ жизни, как и аборигены.

Часть казаков селилась в ительменских поселениях или вблизи их, женились на ительменках, и таким образом, русские уже имели кровное родство с ительменами.

Сходство социального положения, хозяйственной деятельности, брачные связи, деловые контакты на протяжении многих десятков лет послужили основой для сближения и взаимовлияния русской и ительменской культур.

Изменения в жизни ительменов, прежде всего, коснулись сферы быта: их традиционных земляных жилищ, одежды и пищи. Переняв приемы пользования металлическими орудиями труда, ительмены по примеру русских начали строить деревянные избы, а впоследствии и скотные дворы, погреба, бани. Они также переняли у русских ношение европейской одежды и пользование предметами быта, а с развитием огородничества и скотоводства изменился и их пищевой рацион.

В свою очередь русские казаки и крестьяне, занимаясь рыболовством, для сушки юколы строили ительменские балаганы, стали носить ительменскую одежду (парки, кухлянки, торбаза), рыба для них стала основным продуктом питания.

К началу XX века в результате многолетнего сближения русских и ительменов образ жизни их стал почти одинаков. Ботаник В. Л. Комаров, будущий президент Академии наук СССР, путешествуя по Камчатке в 1908—1909 годах, писал в своей работе «О русском населении Камчатки»:

«Теперь далеко не всегда скажешь, кого видишь перед собой, камчадала или русского —... настолько одинаковы их образ жизни, одежда и утварь».

Но самую яркую картину изменений в быту ительменов дает С. П. Крашенинников:

«Во многих местах не токмо у тайонов, но и у простых людей построены избы и горницы по российскому обыкновению...»; и описывая старинную ительменскую женскую одежду: «...ныне все отменилось, ибо как женщины, так и девки по-российски убираются. Носят телогреи и юпки, носят рубахи с монжетами, носят кокошники, чепцы и золотые ленты, а своим токмо те не гнушаются, которым по 80лет от роду».

Существенное сближение ительменов с русскими произошло в области духовной культуры.

В результате хозяйственно-бытовых контактов ительмены овладевали русским языком. По переписи населения 1897 года около 60 процентов камчадалов и ительменов своим родным языком считали русский. А через 30 лет, по хозяйственной переписи Приполярного Севера СССР, в 1926—1927 годы, число камчадалов, говорящих по-русски, составляло уже более 80 про­центов (И. Огрызко).

В свою очередь и русский язык казаков и крестьян испытывал влияние ительменского языка.

Немаловажным фактором сближения ительменов с русской культурой явилась проводимая церковью через миссионеров насильственная христианизация.

Для укрепления этого процесса правительством предоставлялись льготы в виде освобождения новокрещенных от уплаты ясака: с 1720года - на три года, а с 1731 года - на десять лет.

С 1705 по 1731 год по Камчатке было крещено 100 ительменов и коряков, а с 1731 по 1745 — ещё 5067 человек, что составляло уже более половины всего коренного населения полуострова. И последующие два года обращено в христианство еще 2964 человека, и к 1749 году процесс христианизации был в основном закончен, кроме кочевников. При этом новокрещённым давались русские имена и фамилии, а противившихся крещению наказывали плетьми.

Приобщение ительменов и коряков к русскому языку происходило и через местные школы.

Первая на Камчатке школа была образована г. Стеллером в Большерецке в 1741 году.

В последующие годы школы были открыты в Верхнекамчатске, Нижнекамчатске и Тигиле, а через 20 лет их было уже четырнадцать.

По указанию Синода миссионеры должны были «обучать…малых отроков российской грамоте, букваря с истолкованием божественных заповедей катехизиса».

О религиозном укладе этих школ свидетельствует и подборка учебников. Так, в 1745 году в Большерецкой школе было азбук — 95, часословов — 49, псалтырей — 49, катехизисов — 100, букварей — 28, «чтимых книжиц» — 5.

Архимандрит Иосиф Хотунцевский доносил Синоду: «Зело на Камчатке быть школам нужно: 1) для твердости веры, чтобы юность углубила в себе догматы благочестия... 2) для необходимых церковных потреб... 3) для совершеннейшего уничтожения грубых обычаев». При этом под «церковными потребами» Хотунцевский имел в виду подготовку церковнослужителей из коренного населения (И. Огрызко).

Но после завершения крещения основной массы ительменов у правительства и церкви понизился интерес к школам, и большинство из них были закрыты. И все же грамотность, как «побочный продукт» христианизации, оказала положительное влияние на процесс сближения коренного населения с русскими.

Землепашцы-переселенцы

С целью развития землепашества на Камчатку правительство России стало принудительно направлять переселенцев. В 1741 году несколько семей со скотом было расселено близ Большерецка. Пять семей поселили около Трапезниковой заимки, при устье реки Быстрой. Две семьи — при Карымайском острожке и еще две — при Большерецком остроге. Такое же принудительное заселение «пашенными» крестьянами было предпринято и в долине реки Камчатки.

Крестьяне, которых разместили на Трапезниковой, Карымае и Большерецке «хлебопашеству прилежные опыты чинили», но в течение 12 лет хлеб «вызябал». Хлебопашцы, видя тщетность своих усилий, стали жить «праздно», а через 17 лет (в 1758 году) были «переведены с расплодившимся скотом на речку Милькову».

Описывая сохранившиеся около Большерецка следы камчатского земледелия, академик Ко­маров говорит: «Все это сохранилось, но почва этих участков, поросшая низкой неважной травой, ясно говорит о том, что земля до сих пор не оправилась от непосильной для нее задачи выращивать хлеба. Масса труда затрачена на эти пашни, кроме лишних страданий ничего они людям не дали».

В 1744— 1745 годах на Камчатку прибыло еще несколько семей, обосновавшихся в тех же местах. Но с 1750 года дальнейшие партии переселенцев поселялись только на реке Камчатке.

Скотоводство также дало незначительные результаты. Поголовье скота росло крайне медленно, удойность коров была очень низка. Причиной тому явилась примитивность ведения хозяйства: содержание скота круглый год на подножном корму, вольная пастьба приводившая к частой гибели скота, отсутствие специальных построек, плохой уход и т. д.

В Большерецке рост поголовья скота с 1853 до 1 896 года, т. е. за 43 года, составил с 30 до 89 голов, а в Апаче, соответственно, с 40 до 94 голов. По Камчатке за этот период поголовье скота возросло с 595 до 786 голов.

Численность населения в прошлом сравнительно многолюдной Камчатки со временем значительно сократилась. В 1768—1769 годах территорию полуострова охватила эпидемия оспы. Погибли от болезни более 6000 жителей, большая часть пришлась на коренное население. Были вспышки массовых заболеваний в 1799—1801 годах, когда погибли 2000 человек.

По переписи П. И. Рикорда, русского мореплавателя и географа, в 1809—1810 годах на Камчатке насчитывалось 4100 человек.

Рождаемость коренного населения была ничтожной, а переселение крестьян в прежних условиях, правительство сочло бесперспективным.

В 1785 году, административный центр Камчатки был переведён в Усть-Камчатск. Большерецк из центра событий и управления постепенно становиться рядовым, отдалённым бездорожьем селом. Из Большерецка в Усть-Камчатск были переведены казаки и промышленники, опустело и устье реки Большой, куда суда стали заходить от случая к случаю

Но во время обороны Петропавловска от англо-французских интервентов Большерецк не ос­тавался в стороне.

В устье реки Большой нашла укрытие от вражеской эскадры винтовая шхуна «Восток», на борту которой были важные депеши и почта, предназначенные для Петропавловска. А когда караван наших военных судов весной 1855 года переходил из Петропавловского порта на укрепление обороны устья Амура, то для связи с материком к устью реки Большой подошел бот «Кодьяк», а от Петропавловска до Большерецка через весь полуостров была выставлена цепь казачьих постов.

В 1875 году Япония в обмен с царским правительством России на Сахалин захватила Курильские острова. Но часть курильцев пожелала перемениться на русскую территорию и была направлена в 1881 году на жительство в село Явино.

Село Явино было самым крупным поселением камчадалов на юге Большерецкого района. В 1902 году в нем было 16 хозяйств, около 100 голов рогатого скота, до 300 собак, 20 лошадей. Через это село проходил путь Петропавловских команд на мыс Лопатка для охраны бобровых лежбищ от хищнического истребления иностранными промышленниками. Роль Явино видна из того, что почти 30 лет жители этого села обеспечивали продуктами питания эти команды, а охотники-камчадалы этого села даже принимали участие в охране бобровых лежбищ.

В русско-японскую войну 1904—1905 годы Явино стало почти центром военных действий на Камчатке. Оборона западного побережья Камчатки возлагалась на местное ополчение.

В мае 1904 года японцы предприняли попытку высадиться в устьях рек Большой, Колпаковой и Облуковиной. Но большерецкие ополченцы и заставы на других реках, возглавляемые прибывшим из Петропавловска для этих целей Максимом Сотниковым, отбили нападение, со­жгли несколько японских шхун, убили более пятидесяти японцев, а часть взяли в плен.

Тогда японцы с новыми силами из 150 флотских резервистов, вооруженных винтовками и пушками, под командованием лейтенанта Гундзи в июле 1904 года высадились в устье реки Озерная, захватили селение Явино (местные жители ушли в сопки) и разграбили его.

Жители Явино и Голыгино объединились в ополчение и, когда подошла дружина из Большерецка, напали на японцев, разбили их отряд, захватили много оружия и пленных.

Так бесславно закончилась для японцев попытка объявить Камчатку «землей Микадо».

Последующие после русско-японской войны годы характеризуются усилением хищничества японцев в камчатских водах, конкуренцией японского капитала с русскими рыбопромышленниками, периодом так называемой «японской рыбной лихорадки на Камчатке». К этому времени уже были подорваны пушные богатства полуострова, промысел котиков и морских бобров из-за истощения запасов был прекращен вовсе.

В этот период на рыболовных участках русских и японских промышленников возникают поселения рыбаков: Запорожье, Кошегочек, Опала, Зуйково, Кихчик — далеко не полный перечень таких поселений, основанных на побережье Большерецкого района.

Для отечественной рыбной промышленности не хватало рабочих рук. Требовались рабочие и на начатом в 1910 году строительстве телеграфной линии из Петропавловска до Тигиля. С целью уменьшения дефицита рабочих кадров Камчатка с 1912 года была открыта для вольного заселения. Но вместе с переселенцами на Камчатку устремились многочисленные рыбопромышленники и кустари.

Однако японские предприниматели в короткий срок развили такую кипучую деятельность по хищническому использованию рыбных богатств полуострова, что конкурировать с ними смогли только такие крупные рыбопромышленники на западном побережье Камчатки, как Грушецкий и Эккерман, и то с помощью английского капитала.

Только на территории нынешнего Усть-Большерецкого муниципального района Грушецкому принадлежали промыслы и консервный завод на реке Озерная, подсобное сельскохозяйственное предприятие в Хайковой пади, а также крупное свиноводческое хозяйство и речные промыслы на реке Большой.

В 1912 году, в первом году вольного заселения, на Камчатку прибыли 127 семей переселенцев, из которых примерно 20 поселились в местности, именуемой Хайковой падью, то есть там, где сейчас стоит современный Усть-Большерецк.

Приезд переселенцев изменил облик Хайковой пади. Еще до революции 1917 года здесь были построены здания почты и земской управы. Это предрешило судьбу селения, как будущего центра Большерецкой волости, и накануне революции Хайково стали называть селом Усть-Большерецк, в отличие от древнего одноименного поселения близ острога Большерецка.


^ Озерновский рыбокомбинат.

4 июня 1927 года на полном государственном капитале было создано Акционерное камчатское общество (АКО).

Рыбокомбинаты в структуре АКО создавались для того, чтобы закрепить население на берегах Камчатки, заняв его в рыбной промышленности. При каждом комбинате строились рабочие поселки, которые входили в административную систему Камчатки своими поселковыми советами.

Озерновекий рыбопромышленный комбинат состоял из трех баз и двух рыбоконсервных заводов.

База № 1 находилась в устье реки Опала. Она имела 4 морских участка, засольный цех, электростанцию.

База № 2, называемая Центральной, располагалась непосредственно в устье реки Озерная. В нее входили 5 рыболовных участков и рыбоконсервный завод № 3.

База №3 находилась на юге от реки Озерная. В ее составе были 5 рыболовных участков и рыбоконсервный завод № 13.

Кроме того, комбинат имел собственную сельскохозяйственную ферму, расположенную в 12 километрах выше по реке Озерная.

В январе 1928 г. была заключена новая советско-японская рыболовная конвенция, по которой приоритетное право на получение участков имели советские государственные предприятия, если они самостоятельно занимаются рыболовством. Японцам, особенно всемогущей компании «Ничиро гёгё», осталось только опять заняться массовым браконьерством. Для АКО всё складывалось как нельзя лучше. В 1930 году к АКО перешел рыбоконсервный завод японской компании «Люри». Он находился в 8 километрах к югу от устья реки Озерной. «Люри» не смогла приобрести там рыболовные участки и уступила завод АКО. Но он нуждался в коренной реконструкции, которая медленно велась два года, после чего завод получил порядковый номер 13 (будущий РКЗ-56) и имел 2 линии «Тройер Фокс», настроенные на плоские фунтовые банки. Общая производительность линий — 180 банок в минуту. В 1933 году завод вошел в строй в составе Озерновского рыбопромышленного района, который 12 июля 1934 года был преобразован в Озерновский рыбопромышленный комбинат.

В 1929 году Озерновскому РКЗ был спущен план по выработке консервов из камчатского краба. Завод стал называться рыбокрабоконсервным — РККЗ № 3. Кроме того, Озерновским промыслам передали Опалинскую рыбную базу, состоящую из двух морских рыболовных участков и засольного чанового хозяйства на берегу.

На промыслы впервые были привезены 325 русских сезонных рабочих и служащих. Японцев наняли 292 человека. Руководство промыслов противилось такому большому количеству русских, так как это значительно удорожало производство, но АКО взяло неуклонную политику постепенно­го вытеснения из своих предприятий японской рабочей силы.

^ Послевоенные годы.

Еще 12 августа 1945, не дожидаясь окончательной победы над Японией, Наркомат рыбной промышленности СССР издал приказ № 22 о принятии в состав АКО (затем Главкамчатрыбпрома) имущества бывших японских рыбоконсервных и рыбозаводов, расположенных на побережьях Камчатки. Озерновскому комбинату надлежало принять в свою структуру бывшие РКЗ компании «Ничиро гёгё кабусики кайша», находящиеся поблизости. Японские заводы получили порядковые номера 31, 32, 33 и 34. В путину 1946 г. Озерновский завод работал уже с этими заводами.

В октябре 1946 произошла новая перенумерация заводов на Камчатке. Рыбозавод №53 получил окончательный номер 55, под которым он известен и в настоящее время. Завод №54 стал заводом № 56 который в 1963 году был ликвидирован.

Усть-Большерецкий муниципальный район, как административно-территориальная единица, был образован 1 апреля 1926 года, из бывших Соболевской и Большерецкой волостей. Он занимает юго-западную часть Камчатского полуострова и протянулся с севера на юг - на 280 км, а с запада на восток - на 120 км. Площадь района составляет 94970,5 га.

Населенный пункт с. Усть-Большерецк Усть-Большерецкого муниципального района образован 1 апреля 1926 года.

Летом 1911 года из Петропавловска к устью реки Большой была проложена просечная дорога, вдоль которой началось строительство радиотелефонной линии, которая должна была протянуться по западному берегу Камчатки, северному и западному побережьям Охотского моря до Николаевска-на-Амуре. Трасса проходила через Хайковую падь, расположенную при впадении ручья Хайковский в реку Амчагача, т.е. там, где сейчас расположился районный центр - село Усть-Большерецк.

В 1911 году здесь была построена почтово-телеграфная станция и несколько домов для техников-строителей линии и службы промыслового надзора Западного побережья.

Руководил работами по строительству телеграфной линии от Петропавловска до Тигиля известный жителям Усть-Большерецкого муниципального района Илларион Васильевич Рябиков, который в 1910 году приехал на Камчатку, в с.Апача Усть-Большерецкого муниципального района и прожил там три года, а в сентябре 1922 года он был зверски убит на военном пароходе «Свирь» в Авачинской бухте. В честь памяти о нем в районном центре у здания МОУ средней школы № 2 стоит памятник.

Еще при посещении исследователя Камчатки С.П.Крашенинникова на этом месте находился острожек, именуемый Коанчхожу, в которм жили «ясашные» камчадалы, занимающиеся охотой и рыболовством, сама река Амчагача называлась Амшигача, по имени тайона (старейший рода), некогда проживающего на ней.

Новое селение к 1914 году насчитывало уже более 20-ти строений, в местном обиходе именовалось как Хайково (Хайковая падь), в официальных документах называлось Усть-Большерецком. Река, на которой расположен населенный пункт Усть-Большерецк, называется Амчагачей.


Населенный пункт Кавалерское Усть-Большерецкого муниципального района образован в 01.10.1928 г., как населенный пункт Кавалерское сельское поселение Усть-Большерецкого муниципального района.

В 1928 году село Большерецк (бывший Большерецкий острог) в связи с частым затоплением из-за паводков было упразднено. Жители переселились к протоке Кавалерской, где было основано одноименное село. А невдалеке от бывшего Большерецкого острога в 1930 году началось строительство совхоза «Большерецкий». Село, где находилась центральная усадьба совхоза в начале 30-х годов, получило название Кавалерское.


Населенный пункт Озерновское Усть-Большерецкого муниципального района образовано в 1907 году.

На южной преустьевой косе реки Озерной рыбопромышленное товарищество «Тихоокеанские морские промыслы С. Грушевский и К» владело промысловыми участками, и построило там рыбоперерабатывающий завод. С этого времени берет свое начало Озерная, возникшее на месте небольшого камчадалского селения, располагающегося на правом берегу реки у лагуны. В официальных документах 1910-1917 гг. село Озерная носит название Унтербергер (Унтербергеровка) - по фамилии приамурского генерала-губернатора П.Ф. Унтербергера. Затем село было перенесено на левый берег реки Озерная, в 1928 году в селе Озерная был построен один из первенцев рыбной индустрии - рыбоконсервный завод «Озерновский». Село Озерная переименовано в поселок Озерновский.

Населенный пункт Октябрьский Усть-Большерецкого муниципального района образовано в 1933 году.

На приустьевой косе, неподалеку от Усть-Большерецка, возник поселок Микояновский, центральная база рыбокомбината им.А.У .Микояна (позднее Октябрьский рыбоконсервный завод). Во 2-ой половине 50-х годов переименован в поселок Октябрьский в честь Великой Октябрьской социалистической революции

Населенный пункт Апача Усть-Большерецкого муниципального района образован 22 июля 1982 года. Решение Усть-Большерецкого районного Совета народных депутатов № 231.

Поселок назван в честь старого поселения, существовавшего в 1909-1910гг.

Населенный пункт Запорожье Усть-Большерецкого муниципального района образован 25 мая 1907 года. Усть-Большерецким райревкомитетом.

В годы первой мировой войны в нескольких километрах выше по течению на берегу реки Озерная выросло село Запорожье, названное так в связи с расположением у порожистого участка реки. Позднее село было перенесено к устью реки Озерной. Ныне - это центральная усадьба рыболовецкой артели «колхоз Красный труженик».

Населенный пункт поселок Паужетка образован в 1951 году. Назван по расположению у реки Паужетка.

Населенный пункт поселок Шумный образован в 1940 году как сельскохозяйственная ферма (Озерновского) рыбокомбината. Назван по расположению на реке Шумной.






  1. оставить комментарий
    страница1/9
    Дата15.10.2011
    Размер1.64 Mb.
    ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
средне
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх